Читать онлайн В сетях любви, автора - Бэссо Адриенна, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В сетях любви - Бэссо Адриенна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.73 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В сетях любви - Бэссо Адриенна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В сетях любви - Бэссо Адриенна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэссо Адриенна

В сетях любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Была середина мая, и Алиса уже почти два месяца не видела Моргана. Герцог держал слово и не появлялся в Вестгейт-Мэноре, но Тристан с Каролиной и Присциллой наезжали часто и совещались с мистером Уолшем о ходе работ по обновлению дома. При этом они всегда неукоснительно навещали Алису и, само собою, рассказывали о Моргане.
Каролина восторженно тараторила о дивных вечеринках, куда ее и Тристана приглашали в связи с приближающимся их бракосочетанием, и упоминала о «новой подруге» – Мадлен Дюпоне. Убежденная, что ищущий взгляд герцога окончательно остановился на мадемуазель Дюпоне, Каролина описывала, как красиво смотрится эта пара, и притупившаяся было боль вновь ожила в сердце Алисы. Ей стало невмоготу спокойно выслушивать рассказы о бесконечных раутах и балах, посещаемых герцогом вместе с его «прекрасной Мадлен», и она, дабы не расхвораться по-настоящему, начала избегать Каролину.
Присцилла активно интересовалась всеми нововведениями в поместье, и Алиса зачастую находила спасение в общении с нею. Она без возражений отвечала на бесчисленные вопросы Присциллы, но порою бывала занята и не могла сопровождать гостью, и та выведывала многое сама.
Однако на Алису давило кое-что посильнее, чем ревность к последней пассии Моргана. Пролетели дни, недели без должных признаков месячных, и Алиса запаниковала. Но допустить мысль, что она понесла от Моргана, было выше ее сил. «Все нервы! – решила она. – Сама довела себя своим беспокойством до полного смятения. Судьба не может быть такой жестокой, чтобы навязать невинное дитя женщине, не имеющей средств на его воспитание».
Восстановление дома продвигалось медленнее, чем предсказывал мистер Уолш, и Алиса благодарила судьбу. Днем работа отвлекала от тяжелых дум, хотя ночью, бывало, и приходилось мерить шагами спальню. Пока шел ремонт дома, Алиса чувствовала себя уверенно, ибо работа был единственной надежной опорой разладившейся жизни.
Тристан продолжал бывать в Вестгейт-Мэноре, иногда с Каролиной, иногда один. В присутствии младшего брата Моргана Алиса как-то успокаивалась и потому с нетерпением ждала его визитов. Приветливый, с острым и трезвым умом, он неизменно был в хорошем настроении. И Алиса всегда могла рассчитывать, что в присутствии Триса у нее на душе станет легче.
В то славное весеннее утро Алису поманили к себе ранние розы, распустившиеся в южной стороне сада. Прервав против обыкновения работу, она бродила среди цветов, дивясь чарующим творениям неутомимых рук нового садовника. Вдыхая сладостный, пьянящий аромат, укладывала в корзину цветы, срезанные для букета, который поставит в вазу у себя в спальне. Бархатистые лепестки еще хранили на себе капельки утренней росы. Низко наклонившись к цветку на раскидистом кусте, Алиса вдруг ощутила, как кровь отхлынула от лица, голова закружилась и затошнило. В глазах поплыли желтые пятна, потом все померкло, и, потеряв сознание, она упала.
– Леди Алиса! – закричал в панике Нед, увидев, как она рухнула, и бросился на помощь. – Что с вами?
Алиса с трудом приоткрыла глаза, узрев вихрь цветовой мешанины, из которой, постепенно фокусируясь, появилось встревоженное лицо Неда.
– Ничего, Нед, – дрожащим голосом заверила она. – Нед бережно поднял ее на ноги. – Похоже, потеряла равновесие.
– Правда, ничего? – повторил недоверчиво Нед. – Вы жутко бледная. Давайте доведу вас до дому, и вы полежите!
У застекленных дверей им встретился мистер Уолш.
Господи, что случилось? – воскликнул он, увидев, как Нед ведет Алису, а она, опираясь на его руку, еле переставляет ноги. – Вы поранились, леди Алиса?!
– Благо, нет, мистер Уолш, – сказала Алиса, стараясь представить все как пустяк. – Упала по своей неповоротливости. Спасибо Неду – помог. Благодарю, Нед!
Она осторожно отодвинулась от молодого человека, вцепившись в край стола красного дерева, чтобы не покачнуться, льстя себя надеждой, что они ей поверят и уйдут. Ощутив опять приступ тошноты, молча взмолилась, чтобы они ушли прежде, чем она опозорится, исторгнув скудный свой завтрак. Прикрыв глаза, сделала глубокий вдох, пытаясь сдержать рвотный позыв.
– Я позову Мейвис, – сказал Нед, наблюдавший за Алисой с нарастающей тревогой.
– Не надо, Нед, – запротестовала Алиса.
Но Нед все равно вышел. Не столь решительный мистер Уолш усадил Алису на канапе и налил ей стакан воды. Он бестолково суетился вокруг нее, и она почувствовала, что вот-вот взвоет от его непрошеной помощи. Ее мутило, как при штормовой качке, и сдерживать рвоту стоило таких усилий, что она вся покрылась испариной. Они оба вздохнули с облегчением, когда появилась Мейвис.
– Что такое, отчего ты упала, девочка моя? – бурно включилась Мейвис. – Нед говорит, ты в саду упала в обморок!
– Ничего подобного! – заупрямилась Алиса. – Я просто потеряла равновесие. Не понимаю, зачем вся эта суета! – Алиса простодушно посмотрела на взволнованные лица.
– Похоже, вы ее перегрузили, мистер Уолш, – сделала вывод Мейвис, явно не одобряя, что Алиса побелела как саван, – ни кровинки в лице.
– Уверяю вас, – горячо завозмущался мистер Уолш, – я не перегружал леди Алису. – Наклонившись, он пристально посмотрел на Алису. – Однако, признаться, выглядит она осунувшейся. Наверное, сегодня ей стоит отдохнуть. Думаю, сегодня я справлюсь и без нее.
Алиса открыла было рот, чтобы возразить, но, увидев в глазах Мейвис настойчивый протест, сдержалась.
– Благодарю, мистер Уолш, – нехотя уступила Алиса. – Я тронута вашей заботой. До завтра!
– Надеюсь, вам скоро станет лучше, – сказал мистер Уолш на прощание.
– Если я больше здесь не нужен, то пойду работать, – сказал и Нед. – Прибыла новая карета лорда Тристана, и я должен помочь Хоукинзу почистить ее.
Алиса слегка подосадовала, что Нед не обратил внимания на ее одобрительный кивок и не ушел, пока не получил разрешения от Мейвис.
Когда они остались вдвоем, Алиса почувствовала на себе пытливый взгляд Мейвис.
– Я совершенно здорова, Мейвис, – торопливо заверила она свою старую няню. – Не понимаю, с чего вы все переполошились.
– Но выглядишь-то ты не очень здорово.
– Спасибо, – саркастически откликнулась Алиса.
– Пойду-ка попрошу миссис Стрэттон заварить тебе свежего чайку. Он утихомирит твой желудок.
– А откуда тебе известно, что меня мутит? – спросила Алиса и осеклась, поняв, что сама себя выдала.
Мейвис прищурилась и сжала губы.
– Выходит, самое время поговорить нам серьезно, девочка моя. Ты ведь хочешь о чем-то рассказать мне, разве нет?
– Ох, Мейвис! – и глаза Алисы затуманились. – Я не могу рассказать тебе всю правду.
Мейвис тяжко вздохнула – вот и подтвердились ее худшие подозрения.
– Ну, если не хочешь говорить правду, то вообще ничего не говори, – и она успокаивающе похлопала ладонью по руке Алисы. – Должна сказать, что ты не первая девушка, которая вдруг узнает, что у нее будет ребенок.
– Но как же я с этим справлюсь, Мейвис? – Алиса содрогнулась, стараясь освоиться с этим положением в ее жизни.
– Да, в этом тебе наверняка необходима помощь. Ну, во-первых, у тебя есть я. А во-вторых, посмотрим, что по этому поводу скажет герцог, – закончила проницательная Мейвис.
Алиса взглянула на Мейвис с восхищением – ничего ведь не ускользнет от старушки.
– Я не могу выйти за него, – произнесла Алиса упавшим голосом. И прозвучало это так жалобно, что Мейвис просто не узнала свою сильную, умную Алису.
– Но ты собираешься сообщить ему о ребенке? Или нет? – обеспокоилась Мейвис.
– А у меня есть выбор?
– Нет, – уверенно произнесла Мейвис.
– Значит, сообщу. Сегодня напишу ему. Герцог сказал, чтобы в случае необходимости я писала ему в Рэмзгейт-Касл или в Лондон. – Алиса застенчиво опустила глаза. – Я тебя очень разочаровала, да, Мейвис?
– Ничего подобного! – и старушка крепко обняла Алису.
Разумеется, у Мейвис все внутри перевернулось, когда Алиса спокойно сообщила, что не выйдет замуж за герцога. «Что там между ними было, то было. Может, все еще и наладиться, – решила Мейвис. – Сейчас надо думать о ребенке, который родится». Мейвис, несмотря на скептицизм Алисы, свято верила, что герцог не бросит девушку в беде.
– Ну, хватит плакать! – сказала Мейвис, почувствовав слезы Алисы у себя на плече. – Все образуется! Давай-ка подумаем! Скажи мне, как ты себя чувствуешь последнее время?
– Ужасно! – воскликнула Алиса с признательностью за то, что наконец-то может поведать обо всех симптомах. – Все время устаю, а от запахов стряпни миссис Стрэттон у меня все время позывы к рвоте.
Мейвис понимающе покивала.
– У твоей мамы было то же самое. Не переживай, все это пройдет.
Вынув белоснежный носовой платок, она молча подала его Алисе. Они долго еще говорили и высчитали, что ребенок родится перед Рождеством. Когда Мейвис уходила, Алиса спокойно попивала чай и чувствовала себя намного лучше. От того, что все открылось, на душе стало легче. Напишет герцогу, и они найдут приемлемое решение.
Весь остаток дня Алиса провела, запершись в своей комнате, за письменным столом, пытаясь сочинить письмо герцогу. Но ничего не получалось, ибо она не знала, о чем писать. В конце концов она начеркала краткую записку, в которой спрашивала о его здоровье и просила совета о подходящем свадебном подарке Тристану и Каролине. Написав два экземпляра на лучшей почтовой бумаге с водяными знаками, один адресовала в Рэмзгейт-Касл, а другой – в Лондон, в дом герцога на площади Гроувенор-Сквер. Она не знала, где в данное время живет герцог, и решила не рисковать и отправить письма в оба места. На обоих конвертах она четко вывела «Лично», надеясь, что это сразу привлечет внимание Моргана и он немедленно прискачет в Вестгейт-Мэнор.
Но все это было напрасно. Все ее старания пропали даром, так как герцог никогда не получил ни одного из этих писем.
Анри Дюпонсу нравилось быть шпионом. Он любил и тревожное возбуждение, порождаемое опасностью, и, разумеется, деньги. Он был не из тех, кто шпионит из преданности своей стране или идее. Он шпионил потому, что при этом доходил до предельного возбуждения.
Тот факт, что шпионаж рассматривался как особо тяжкое преступление, караемое смертью, нисколько не заботил Анри. Чтобы казнить кого-то, надо сначала его поймать, как резонно заключил Анри, но он-то не собирался дать себя поймать. Ни за что. Он ведь слишком умен для этих тупых английских властей.
Информацию для французов добывать до смешного легко. Так называемая британская аристократия знает все обо всем, но совершенно не умеет держать язык за зубами. Выпьешь в светском обществе с кем-нибудь пару рюмок, поиграешь с кем-то в карты – и уже представляешь, кто в министерстве обороны располагает нужными сведениями. А дальше – проще: остается только внедрить своего человека, а знать ведь меняет слуг как перчатки. Когда агент внедрен, в дело включается Сокол. Даже после многих месяцев совместной работы Анри продолжал благоговеть перед талантами Сокола. Не было еще случая, чтобы коварный, безжалостный и ловкий Сокол не достал искомых документов. Хотя этого шпиона изначально натаскивал сам Анри, он теперь признавал, что способности Сокола достойно соперничают с его собственными.
В гостиную вошла Мадлен Дюпоне и отвлекла Анри от работы. На ней был тонкий, полупрозрачный, небрежно повязанный поясом пеньюар. Она подошла к Анри сбоку и, робко пробежав пальцами по его волосам, соблазнительно потерлась о него своим гибким телом, привлекая к себе внимание. Они только что провели целый час в постели и, казалось, совершенно иссякли, но ее поведение, напомнившее ему, как он глубоко вонзался в ее алчущую плоть, заставило его снова восстать.
– Пойдем в постель, Анри, – надула губки Мадлен и дразняще выставила груди. – Мне без тебя одиноко.
– Ну и ненасытная же ты сучка! – фыркнул он раздраженно. – Ты же знаешь, что мне надо скопировать эти документы и отдать их обратно Соколу до шести вечера. Их следует вернуть хозяину прежде, чем он обнаружит пропажу.
– Сидишь тут часами, – заныла Мадлен. – Почему так долго?
– Я применил новый код, – признался Анри, – а он очень сложный и требует полного внимания.
– Другой код? Опять? Ну почему Сокол все время настаивает на изменении кода?
– Потому что у нас постоянно меняются курьеры, а Сокол не хочет садиться на скамью подсудимых, если курьера схватят. Разве не разумно?
Мадлен состроила гримасу, показав свое отношение ко всему этому.
– Не знай я тебя лучше, мог бы подумать, что ты ревнуешь меня к Соколу, – подразнил Анри.
– Ха! – отозвалась она и тряхнула длинной гривой своих каштановых волос. – Даже смешно!
Мадлен, вопреки всеобщему мнению, не доводилась ему родной сестрой. Она была его сообщницей и любовницей и дома помыкала им так же, как он притворно ею на публике. Оба они были беспризорными оборванцами и едва выживали на улицах революционного Парижа, когда их подобрал Филипп Лобер. Он удирал с родины, а его сестра заплатила ему большие деньги, чтобы он увез ее двух детей. Он не слишком-то нянчился с малышами, те заболели и умерли. Филипп был очень расстроен этим, ибо дети были ему нужны как предмет опеки, необходимой, чтобы получить доступ к огромному состоянию Дюпонса. И Филипп выдал маленьких тогда Анри и Мадлен за своих племянников. Потом его сестре с мужем отрубили головы на гильотине, и Филипп стал обладателем их банковских вкладов, размещенных за пределами Франции. Беглая троица поселилась в Англии, где была принята с распростертыми объятиями в английском светском обществе: пара сироток и их «дядя», умудрившийся вырвать своих малолетних подопечных из пасти смерти.
В светском обществе первостепенную важность имеют внешний вид и манеры, и Филипп заставил своих подопечных обрести и то, и другое. Филипп был безжалостным, бессовестным типом, лишенным каких бы то ни было моральных устоев, и эти свойства он передал Анри и Мадлен. Эти двое хорошо усвоили его уроки, а дар к обману у них был от природы, и они прекрасно устроились.
– А это что такое? – спросила Мадлен, рывшаяся в бумагах на письменном столе Анри, поднимая два белых конверта из Вестгейт-Мэнора.
– Эти, – Анри небрежно отмахнулся, – я захватил по ошибке. Письма герцогу Джиллингему. Написано «Лично», показались важными. Но там – ничего. Какая-то дура просит совета у герцога о свадебном подарке Тристану с Каролиной.
– Положить их в стопку возврата?
– Не надо. Я взломал на них печати, а восстанавливать нет времени. – Анри продолжал выводить какие-то закорючки на бумаге еще несколько минут, потом отложил перо. – Вот. Закончил, – произнес он с удовлетворением. – Теперь поди ко мне и покажи, как ты соскучилась.
Время шло, а от Моргана вестей не было. Алиса все больше страдала. Мутило ее теперь гораздо сильнее и непредсказуемо. Она уж и не знала, когда ей станет худо и она бросится прочь, зажав рот и задыхаясь от рвотных позывов. Это очень осложняло ее жизнь. Она была уверена, что мистер Уолш считает ее серьезно больной, ибо по два раза на дню, прервав его на полуслове, она вылетала из помещения и ее рвало.
По совету Мейвис Алиса стала носить в карманах платья грубые галеты и грызла их всякий раз, когда ее начинало мутить. Это ей немного помогало, и Алиса была признательна Мейвис, знавшей все, что облегчает страдания будущей матери. Алиса полностью полагалась на ее советы.
Миссис Стрэттон удивлялась внезапному пристрастию Алисы к неаппетитным сухарям, но никаких замечаний не делала. Алиса благодарила судьбу за то, что повариха, занятая по горло переоборудованием кухни, не успевала интересоваться ничем другим. Алисе меньше всего хотелось привлекать к себе излишнее внимание. Ее все раздражало, и настроение у нее менялось слишком непредсказуемым образом, чтобы еще выдерживать и чужое пристальное внимание.
А объем работ удвоился, так как мистер Уолш, покончив с проектом, вознамерился завершить весь ремонт и все переделки дома к осени. Днями Алиса была очень занята, но ночами ее одолевали иные мысли. Сначала добрые – о той крошечной жизни, что набирала силы внутри ее тела, а затем злые – о том мужчине, кто заронил в нее эту жизнь.
Мысли ее метались от восторга к ужасу, когда она пыталась предугадать, как Морган отреагирует на их не родившееся еще дитя. Лежа без сна, она капризно прикидывала, что Морган сделает для нее и ребенка.
Она предполагала, что Морган установит своего рода пособие. Быть может, даже предложит купить им какой-нибудь дом. Она не станет возражать, если их жилище будет в таком месте, где никто ее не знает. Несколько лет назад миссис Стрэттон рассказывала ей о младшей дочери леди Хармон, Анне, которой сломал жизнь, согласно достоверным источникам, уже женатый лорд Алберт Джонсон.
По-видимому, рожать ребенка Анну отправили в Италию, и больше ее никогда не видели. Однако Алиса понимала, что теперь, при том, что творится в Европе, уехать из Англии практически невозможно.
Порою у нее мелькала и робкая мысль о браке, но, зная о резко отрицательном отношении Моргана, она не придерживалась романтического взгляда, что следует настаивать на женитьбе. Но в каком-то крошечном кусочке ее сердца упрямо жила надежда, что герцог женится на ней из искреннего расположения и любви, а не по обязанности. Это была самая дорогая фантазия, хранимая в самой глубине души.
Алиса знала, что, независимо от решения Моргана, она его примет, смирив гордость и не возмущаясь. Она верила, что Морган, несмотря на их разрыв, будет великодушен и сделает все, что в его силах, чтобы помочь ей и ребенку.
Ее первостепенной заботой было защитить трепещущую внутри ее лона маленькую жизнь, которая поначалу ее испугала, потом вызвала негодование, а теперь была дорога. Она укроет дитя свое, защитит его даже ценою своей жизни, не позволит причинить вреда ему.
Алиса решила, что там, где они поселятся, она выдаст себя за вдову и на ребенке не будет позорного клейма незаконнорожденного. Она содрогнулась от одной мысли, что ее ребенка могут злобно осмеять и изгнать из общества.
Одинокое детство оставило глубокие шрамы в душе Алисы, и она преисполнилась решимости вырастить ребенка в обстановке надежной уверенности, чтобы он не стыдился ни своего происхождения, ни своих родителей. Очевидно, невозможно будет наделить его правами, присущими ему по рождению, но она вырастит его в атмосфере всей любви, на какую она способна. Дитя всегда будет чувствовать ее любовь, будет знать, что желанно, и никогда не будет испытывать большей нужды, чем она.
Все окна и двери были распахнуты, чтобы теплый июльский ветерок продувал кухню. Было воскресенье, и в Вестгейт-Мэноре стояла странная тишина – не слышалось ни пил, ни молотков. Алиса, спокойно сидя на обычном своем месте, пила чай в компании Перкинза, миссис Стрэттон, Мейвис, Неда и Люси. Все взоры были обращены на Перкинза, который вслух читал восторженный отзыв о бракосочетании Тристана и Каролины, опубликованный в лондонской газете «Тайме». Хотя этот номер газеты и вышел несколько недель назад, чудные подробности блистательного события, изложенные изящным слогом, радовали слуг, будто в столь знаменательный момент и они принимали участие в личной жизни хозяев.
Алиса, вопреки намерению игнорировать детали, слушала, как все, мысленно представляя красоту церемонии. «Наряд невесты, очаровательное творение из шелка и тафты белого цвета, по вороту и рукавам был отделан тонкими брюссельскими кружевами ручного плетения; корсаж усыпали мелкие жемчужины; в руках невеста держала букет цветов апельсинового дерева. – Перкиз сделал глоток чая и продолжал: – Обеты верности были принесены в церкви Святого Георгия на Гановер-Сквер, на обручении присутствовал сам принц-регент. Рядом с женихом стоял его брат, Морган Эштон, герцог Джиллингем, а невеста опиралась на руку своей сестры, леди Присциллы Огден. Неуловимый герцог и сам привлек к себе повышенное внимание тем, что избрал себе в спутницы на обряде некую Мадлен Дюпоне, сестру графа Анри Дюпонса. Это возбудило многочисленные толки – не быть ли вскорости еще одной свадьбе».
Алиса чуть не поперхнулась чаем, представив себе Моргана с другой женщиной. Решив больше не подвергать себя этим страданиям, она стремительно вышла их кухни. Уже стоя одиноко перед окном в своей спальне, уныло спросила себя: «А эта Мадлен – его любовница?» Слезы потекли по лицу, но тут же Алиса отвлеклась – у нее в животе что-то шевельнулось. Движение было слабое, и Алиса не сразу поняла, в чем дело, но оно повторилось, и слезы полились ручьем. Ребенок зашевелился! Это было так таинственно, но так страшно.
Алиса прижала ладони к животу, словно баюкая его. «Я люблю тебя, малыш! – кричало ее сердце Пусть твой отец и не любит нас с тобой!»
Алиса еще пуще расплакалась, вспомнив о Моргане с Мадлен Дюпоне на бракосочетании.
В дверь постучали, и она перестала плакать.
– Это я, Мейвис, – прозвучало из-за двери. – Пришла проверить, как ты.
Алиса сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться. Вытерла глаза и впустила Мейвис. Затворив дверь, обернулась к старушке.
– Сроки подходят, Мейвис, – сказала Алиса спокойным тоном, – и мне пора начинать действовать.
– А не лучше ли все-таки сначала дождаться приезда герцога? – неуверенно спросила Мейвис.
Алиса твердо посмотрела на нее:
– Он не приедет, Мейвис.
– Откуда тебе это известно? – начала Мейвис.
– Перестань, Мейвис! – перебила ее Алиса. – Прошло уже больше шести недель, как я отправила письма. А от него все никаких вестей. Самое время взглянуть правде в лицо. Герцог окончательно порвал со мной.
– А я уверена, что ты ошибаешься. Напиши ему снова.
– Нет! – горячо возразила Алиса. – Не хочу больше унижаться. Ты же слышала, что написано в газете. У герцога теперь есть новые, более приятные заботы. А я – сама по себе.
– Ты же знаешь, что в газете напечатана пустая трепотня, – продолжала Мейвис, стараясь убедить Алису не терять надежды.
– Я провела много бессонных ночей, пытаясь угадать отношение герцога к тому, что он станет отцом, – грустно призналась Алиса. – Его молчание служит ответом.
– Бедная моя девочка! – произнесла Мейвис с искренним сочувствием.
– Я ощутила, как он шевелится, – прошептала Алиса с нежным благоговением и крепко сжала руки Мейвис. – Нет времени горевать, Мейвис. Я вся нужна ребенку, ведь у него, кроме меня, нет никого. И ради него я должна оставить пустые надежды.
– Так что же мы собираемся делать?
– Сначала найдем, где жить. Я намерена выдавать себя за вдову, поэтому мы не можем поселиться вблизи от Гэмпшира.
– А как с деньгами? – спросила Мейвис. – Нам хватит?
– Я сохранила все, что до сих пор заработала. Это немного, но на еду нам какое-то время хватит. Как думаешь, сколько еще не будет заметно?
Алиса стояла перед зеркалом и критически рассматривала себя, поглаживая руками живот. Поясница ее располнела, груди налились, но старые, выцветшие ее платья еще годились. Она не думала, что кто-то уже заметил изменения в ее фигуре, но если даже и заметил, то вряд ли объяснил это беременностью.
Мейвис придирчиво оглядела ее.
– Через месяц-другой твой живот уже будет бросаться в глаза, – предсказала старая няня.
– Через три недели уедет мистер Уолш. Он полагает, что оставшаяся работа будет проводиться под моим руководством. Если мы останемся до конца ремонта, то доживем здесь до середины сентября. И к тому времени у меня все будет видно?
Мейвис закивала.
– Да, конечно. К тому времени ребенка уже не скроешь.
У Алисы от сокрушения опустились плечи.
– Надо как-то выиграть время. Она зашагала по комнате и принялась размышлять вслух: – Я ведь проверяю проделанную за день работу к вечеру. Если я стану дожидаться, пока все не уйдут, то никто из рабочих меня и видеть не будет. Обо всех недочетах, обнаруженных мною, на следующее утро Перкинз может сообщать соответствующим рабочим. Мистер Уолш уезжает отдыхать; Люси, Молли и Хоукинз уезжают погостить у родных. Слуги не вернутся, пока сюда не въедут Тристан с Каролиной. Останутся Перкинз и, конечно, Нед, но как мне набраться храбрости рассказать им правду о моем положении!
– А как насчет миссис Стрэттон? Алиса расстроено застонала.
– Очень неловко рассказывать все Перкинзу и Неду, но они-то будут хранить мой секрет. Миссис Стрэттон очень хорошо относится ко мне, но, боюсь, никакие добрые чувства не могут сдержать ее язык. Очень опасно доверяться ей.
– Погоди-ка, – перебила ее Мейвис, почувствовав расположение к изложенному замыслу. – Ведь миссис Стрэттон постоянно толкует, что ей очень хочется съездить к двоюродной сестре в Плимут. Если мы убедим ее сделать это через несколько недель, то она не вернется, пока здесь не поселятся Тристан и Каролина, и у нас будет много времени.
– Но нам еще нужно время, чтобы подыскать себе жилье, а не помешало бы еще и заработать за несколько недель, – добавила Алиса.
– У меня теперь есть пенсия от герцога, а пока мы не найдем подходящий домишко, пожить мы можем у моей сестры в Корнуолле.
Алиса совсем забыла о пенсии Мейвис, щедром даре герцога. «Как это он мог быть столь великодушен к едва знакомой ему женщине, и в то же время бросить своего еще не появившегося на свет ребенка?! Его незаконнорожденное дитя», – резко напомнила она себе.
– Ну, что ты об этом скажешь? – спросила Мейвис.
– Остается проблема с Тристаном и Каролиной, – подытожила Алиса. – В последнем письме Тристан сообщил, что они и помыслить не могут о переезде в Вестгейт-Мэнор до Рождества. Дом не будет готов до начала нового бального сезона, а Каролина намерена пребывать в Лондоне и посещать все светские мероприятия. Уверена, он останется при ней и не сможет часто бывать здесь. Я могу писать ему обо всем ходе работ чаще, но когда он приедет, я уж совсем выйду из строя.
– А ты не думаешь, что у него возникнут кое – какие подозрения?
– Возможно. Если так, то мы уедем. Я уповаю только на то, что он слишком увлечен своей новобрачной, чтобы обращать особое внимания на меня или этот дом.
– Значит, решено, – вздохнув, заключила Мейвис.
– Да, – рассеянно согласилась Алиса, продолжая размышлять над денежной проблемой. Она подумала о ненужной мебели, в большом количестве составленной на чердаке. – У меня появились кое – какие соображения, как нам добыть еще немного денег до нашего отъезда.
– Ладно, хватит уже строить планы, – пресекла Мейвис, обеспокоенная усталым видом Алисы. – Ложись-ка да поспи как следует. К обеду я тебя разбужу.
Алиса хотела было запротестовать, но вдруг почувствовала, как она вымоталась. Теперь как никогда прежде очень важно беречь себя. Многое еще предстоит сделать. Сентябрь не за горами, а ей надо подготовиться к отъезду из Вестгейт-Мэнора. Навсегда.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману В сетях любви - Бэссо Адриенна



Хороший роман.
В сетях любви - Бэссо АдриеннаАнна
10.02.2012, 22.18





замечательное произведение. перечитала несколько раз. оптимальное сочетание романтики и эротизма. но почему у автора всего два романа?
В сетях любви - Бэссо Адриеннаольга
27.08.2012, 13.01





Чудовий роман...один з небагатьох,який можна читати до кінця)
В сетях любви - Бэссо АдриеннаЕліза
24.01.2013, 0.24





Занимательно,хотя как-то не верится в быстрое превращение героя из негодяя в верного мужа.
В сетях любви - Бэссо Адриеннанадежда
6.11.2013, 20.33





Отвратительный Главный герой роман не понравился совершенно
В сетях любви - Бэссо АдриеннаOlga
24.05.2014, 17.42





Замечательный роман, гл. герои интересные личности, мне все понравилось.
В сетях любви - Бэссо АдриеннаТаня Д
25.07.2014, 13.09





Супер.
В сетях любви - Бэссо АдриеннаАда
23.01.2015, 15.38





класный роман. 10 балов.
В сетях любви - Бэссо Адриеннататьяна
18.04.2015, 20.25





Мне понравилась гг-я, хотя в свои 24 года могла бы быть более догадлива, когда ей предложили покровительство. 8б.
В сетях любви - Бэссо АдриеннаОльга
1.03.2016, 15.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100