Читать онлайн Страсть с повинной, автора - Бэрд Жаклин, Раздел - Бэрд Жаклин в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Страсть с повинной - Бэрд Жаклин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.72 (Голосов: 81)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Страсть с повинной - Бэрд Жаклин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Страсть с повинной - Бэрд Жаклин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэрд Жаклин

Страсть с повинной

Читать онлайн

Аннотация

Она - воплощение чувственной женственности, он - тип сурового мужчины. Казалось бы, противоположности легко сходятся, но не тут-то было. Между героями разыгрывается любовный поединок, весьма драматичный для них самих и необычайно захватывающий - для читателя.


Бэрд Жаклин
Страсть с повинной

Жаклин БЭРД
СТРАСТЬ С ПОВИННОЙ
Анонс
Она - воплощение чувственной женственности, он - тип сурового мужчины. Казалось бы, противоположности легко сходятся, но не тут-то было. Между героями разыгрывается любовный поединок, весьма драматичный для них самих и необычайно захватывающий - для читателя.
Глава 1
Прежде чем занять место в первом ряду, рядом со своим боссом, Ребекка оглядела зал лектория. Он был набит битком.
- Правда ваша, Руперт, тема лекции не очень популярна, - ехидно сказала она своему соседу.
- А я всегда прав, - усмехнулся он. - Тес...
Идет...
Она ответила ему тоже усмешкой. Ребекка пришла на антропологическую лекцию только потому, что на этом настаивал Руперт, ее босс. Он и его жена Мэри учились вместе с Бенедиктом Максвеллом, сегодняшним лектором.
- Добрый вечер, дамы и господа! Мне лестно видеть вас сегодня здесь, и я надеюсь, что плоды моего опыта и открытий за последние семь лет не обманут ваших ожиданий. Если вам наскучат мои рассказы, разрешаю вам покинуть зал.
Наскучат! Один только звук его голоса обладал гипнотической силой. Ребекка подалась вперед, ее широко раскрытые глаза встретились с карими искрящимися глазами докладчика. Задержавшись на Ребекке, взгляд его перебежал на сидящего с ней рядом Руперта. Выступавший, несомненно, обладал чарующим магнетизмом, который совершенно неожиданно нашел отклик в глубине ее женского естества. Дыхание, казалось, замерло, сердце сбилось с ритма - ничего подобного с ней раньше не происходило. Ее большие, цвета фиалки глаза завороженно округлились, и она внутренне ахнула. Она знала этого человека, хотя никогда с ним прежде не встречалась. Нет, это какое-то безумие! Где-то в глубине души она знала его. Все в нем казалось ей знакомым...
Здравый смысл подсказывал ей, что реакция ее смешна, но никогда в жизни она не испытывала такого воздействия мужчины на все ее существо. Тело ее запылало, она встряхнула головой, чтобы сбросить с себя странное наваждение, да куда там! Она чувствовала, как обаяние его излучающей биотоки личности окутывает ее целиком.
Он стоял посреди сцены лектория с такой непринужденностью, какою мало кто обладает. Высокого роста, около шести футов, атлетического телосложения, широкоплечий, длинноногий, тело хоть и крупное, но без малейшего намека на дряблость. Белоснежная манишка, твидовый пиджак и брюки безупречного покроя дополняли его облик.
Ребекка завороженно вслушивалась в рассказ о его приключениях и трудностях. Шесть лет назад он отправился в экспедицию в джунгли Амазонии; через двенадцать месяцев его проводник и носильщики сообщили, что он погиб. Они видели, как его унесло по течению реки в водопад; никто не мог бы уцелеть после такого несчастного случая. Но каким-то чудом он остался жив и вернулся в цивилизованный мир - год тому назад, после четырехлетнего пребывания среди неизвестного до сих пор племени индейцев, где он изучал их жизнь и обычаи. Книга о его скитаниях выйдет в свет на следующей неделе, и Ребекка не сомневалась, что эта работа привлечет читательское внимание гораздо больше, чем обычные антропологические исследования.
Если он пишет так же талантливо, как рассказывает, то в этом нет ни малейшего сомнения, думала она, плененная каждым словом лектора. Он, казалось, живописал голосом, выражением лица, движением губ, подчеркивая то или иное место в своем рассказе.
О нем мало знали в академии, но вот теперь, появившись в лектории, он основательно потряс академическую публику. Некоторые из антропологов-консерваторов завистливо пытались сбить ажиотаж вокруг его выступлений. Но Бенедикт Максвелл хладнокровно занимался своими публичными лекциями; привлекая интерес общественности к бедственному положению южноамериканских индейцев и уничтожению джунглей, он надеялся таким образом заставить правительственные круги мировых держав найти решение проблем, уже ставших критическими.
Ребекка на сто процентов разделяла его идеи, но если б даже думала иначе, сегодняшнее выступление переубедило бы ее и сделало бы пылкой его сторонницей.
Темные завитки довольно длинных его волос спадали на воротник пиджака. Если на то пошло, писаным красавцем он отнюдь не был. Высокий лоб и черные кустистые брови придавали лицу излишнюю жесткость, как и крупный нос с горбинкой и квадратный подбородок. Воплощение силы и решительности. Но вот глаза.., глаза были действительно прекрасными...
Ребекка не заметила, как пролетели два часа. Когда лекция закончилась, она вскочила на ноги и громко зааплодировала. На мгновение взгляд его золотисто-карих глаз остановился на ней; впечатление было такое, будто на нее из гущи джунглей сверкнули глаза какого-то хищника из породы кошачьих, затем он отвел взгляд и нахмурился.
Она обернулась к Руперту:
- Блестящая лекция, просто блестящая. Руперт засмеялся. Полный, небрежно одетый, с густой гривой поседевших волос, он производил впечатление человека, не интересующегося своей внешностью. Когда отец Ребекки заболел, Руперт предложил ей должность ассистентки - с тем чтобы она помогала ему в исследовательской работе. А когда через несколько месяцев отец умер и пришлось продать дом, она стала снимать у Руперта и Мэри жилье.
Руперт положил руку на ее хрупкое плечо и покачал крупной головой:
- И ты туда же. Да вы что, сговорились?.. Сначала Мэри пришла в телячий восторг, когда узнала, что Бен приезжает, а теперь, кажется, и ты заразилась этой болезнью.
Ребекка засмеялась и тряхнула головой, тщетно пытаясь избавиться от головокружительного чувства, которое Бенедикт Максвелл пробудил в ней.
- И не стыдно вам, Руперт, вы же знаете, что Мэри не интересуется никем, кроме вас и, конечно, Джонатана.
- Знаю, знаю. - Самодовольная улыбка озарила его лицо, еще бы - жена неделю назад родила ему мальчика, первого ребенка после десятилетней совместной жизни. Мать и дитя вернулись домой из больницы только вчера. Послушай, иди сейчас к ректору и принеси ему мои извинения за опоздание, скажи, я скоро подойду. Сначала хочу узнать, как там Мэри.
- Конечно, Руперт, и передайте привет, - улыбнулась Ребекка.
Продолжая улыбаться, она пересекла двор и направилась в административный блок. Остановившись у двери в кабинет ректора, она вдруг быстро повернулась и пошла в сторону дамской комнаты. Нервные спазмы в желудке она отнесла к плохому пищеварению, хотя и подозревала, что просто перевозбудилась. Неужели на нее так подействовала встреча с Бенедиктом Максвеллом? Прежде она за собой такой чувствительности не замечала. Возьми себя в руки, девочка, проговорила она и, поставив сумочку на умывальник; стала разглядывать свое отражение в зеркале.
Неужели эта девушка с пылающим лицом и лихорадочно блестящими глазами действительно она? Я веду себя как дурочка. И, ополоснув лицо холодной водой, она насухо вытерлась и аккуратно нанесла немного косметики: слегка подкрасила длинные, густые ресницы, наложила свежий розовый мазок на сочные губы и со вздохом посмотрела на результат своей работы в зеркало.
Результат ее не удовлетворил. Ребекка была образованной, интеллигентной девушкой, хорошо справлялась с работой, будучи ассистенткой профессора Руперта Бэрта, старшего лектора по вопросам права, и комплексовать, даже из-за внешних данных, у нее не было причин. Невысокого роста, с большими фиалковыми глазами и длинными черными волосами, собранными в пучок, мягкие, женственные очертания фигуры. Слишком пышные, поморщилась она. Если уж начистоту, то она похожа на семнадцатилетнюю Лолиту! Отвратительное воспоминание вдруг всплыло у нее в памяти и заставило содрогнуться.
Даже строгий покрой синего шелкового платья не скрадывает ее пышную грудь и бедра, вдобавок подчеркнутые тонкой талией, подумала она со вздохом. Этот великий муж никогда не обратит на такую пухленькую коротышку внимания. А если и обратит, то не отнесется к ней серьезно, с первого взгляда уж точно. Ни один мужчина не воспринимает ее так, как ей хотелось бы...
И вот Ребекка уже стоит в углу богато обставленной приемной и прислушивается к разговорам вокруг, все время ощущая присутствие человека, возвышающегося в центре и окруженного лучшими умами Оксфорда. Она попросила ректора извинить ее шефа за опоздание и не могла не заметить, как секретарша ректора Фиона Гривз, высокая рыжеволосая девица, увивается возле почетного гостя и в полном смысле слова присосалась к нему как пиявка.
Ректор Фостер, между прочим, представил Ребекку Бенедикту Максвеллу. Она словно онемела, а он пробормотал что-то с вежливой официальной улыбкой и вернулся к своему разговору с Фноной. Казалось, он чем-то недоволен.
Ребекка, огорченная его небрежной манерой поведения, незаметно отошла к стене и теперь из своего относительного укрытия наблюдала за мужчиной своей мечты.
- Ребекка, это как-то на тебя не похоже - прятаться по углам. Иди-ка сюда, я представлю тебя Бенедикту.
Она вздрогнула, заслышав голос Руперта, и, поставив стакан с недопитым коктейлем на подоконник, неохотно подошла к шефу, который стоял в компании Бенедикта, Фионы и ректора. Положение было идиотским, она хотела сказать, что их уже познакомили, но Руперт не дал ей такой возможности.
Обняв ее за плечи и втянув в свой узкий круг, он произнес:
- Это Ребекка, мой ассистент. Ты помнишь старину Упыря? Так вот, Ребекка его дочь, и такая же умная, как ее папа.
- Упыря? Руперт! - воскликнула девушка, готовая провалиться сквозь землю. Да еще Бенедикт Максвелл бросил на нее такой странный взгляд! Ощущение было не из приятных.
Руперт захохотал:
- Прости, дитя, мы дали ему такое прозвище. Блэкет-Грин, Упырь и есть!
Ей удалось улыбнуться. Тем временем Бенедикт Максвелл, высвободившись из цепких рук Фионы, остановил свои по-кошачьи сверкающие глаза на Ребекке.
- Это и есть дочь покойного профессора Блэкет-Грина? - Не только удивление, но и еще какое-то другое, непонятное ей чувство окрасило его голос.
- Вы были знакомы с отцом? - спросила она тихо.
- Я посещал его лекции. Вероятно, он умер совсем недавно. - Пряча темные глаза под полуопущенными веками, он добавил:
- Примите мои соболезнования. Я знаю, как тяжело потерять близкого человека.
Она почувствовала искреннее сожаление в тоне его глубокого, мелодичного голоса, и гнетущее беспокойство исчезло; у нее стало тепло на душе, и это отразилось в ее улыбке, когда она взглянула на его суровое лицо.
- Благодарю вас.
Его темные глаза оглядели ее с ног до головы - вне всякого сомнения, с чисто мужским интересом. Он едва обратил на нее внимание, когда их первый раз познакомили, однако теперь воздал ей дань мужского одобрения.
Остаток вечера пролетел для Ребекки будто во сне. Бенедикт настоял, чтобы она выпила бокал шампанского вместе с ним и, как бы случайно, обнял ее за хрупкие плечи. Шел оживленный разговор, а порой и просто веселый, так как Руперт показывал всем и каждому в отдельности фотографии новорожденного сына.
- А где же Мэри? - спросил Бенедикт, на что Руперт с упоением стал излагать подробности о процессе рождения ребенка, со всеми техническими тонкостями, и закончил свое повествование шутливым резюме:
- Мэри полагает, что малыш еще слишком мал, чтобы лишать его источника пропитания. Поэтому меня сопровождает моя помощница, в прошлом году ее жалованье удвоилось в связи с дополнительными обязанностями... - Он погладил Ребекку по голове, что привело ее в бешенство. - Теперь ей надлежит заботиться обо мне, поддерживать в хорошем тонусе. - С этими словами он поднес стакан виски к губам и осушил его.
- Так вы живете вместе с Рупертом? - Вопрос Бенедикта прозвучал явно двусмысленно и неодобрительно.
- Нет... То есть да. - Она запуталась, торопясь объяснить ситуацию. Неужели все женщины становятся такими же жалкими, когда встречают мужчину своей мечты? Она отчаянно старалась произвести на него хорошее впечатление. Я имею в виду, что снимаю жилье у Мэри и Руперта. Я продала дом отца и хочу купить небольшую квартиру, когда как-то определюсь. А пока Мэри попросила меня пожить с ними и помочь с ребенком и хозяйством... - Так она лепетала, голос ее срывался, а фиалковые глаза метались в ловушке у золотисто-карих.
Он улыбался, глядя сверху вниз на ее зардевшееся лицо.
- Я понял, Ребекка.
Она была уверена, что он все понял; и ей вдруг страстно захотелось поцеловать его.
- Спасибо, - пролепетала она, не понимая, за что, собственно, она его благодарит и откуда появились ее эротические фантазии.
Бенедикт нежно прикоснулся пальцем к ее подбородку.
- Здесь довольно много народа, а мне бы хотелось поближе с вами познакомиться, Ребекка Блэкет-Грин, - произнес он, растягивая слова, и не успела она опомниться, как оказалась в углу большого оконного выступа. Поведайте мне, Ребекка, чем собирается заняться молодая девушка, похожая на школьницу, когда окончит курс Оксфорда? Надеюсь, не работать же всю жизнь ассистентом у старика Руперта? - Его черная бровь вопросительно изогнулась.
К своему великому удивлению, Ребекка разоткровенничалась.
- Я собиралась поехать в Ноттингем на год и получить аспирантский диплом, а потом - преподавать. Но тут заболел отец, я осталась дома и ухаживала за ним до его кончины.
Она не сожалела о том, что не уехала, это помогло ей легче перенести смерть отца.
- А что вы намерены делать теперь? - спросил Бенедикт.
- В сентябре собираюсь с опозданием на целый год завершить образование. Надеюсь, что смогу преподавать историю в высшей школе и французский язык.
- Учительство... Не очень-то престижно для девушки с вашими... - он запнулся, - качествами. - Его томный взгляд говорил, что он имеет в виду не только ее академические успехи; его рука, лежавшая на ее плече, обвила ей шею.
Она вздрогнула от этого жаркого прикосновения и сконфуженно покраснела. Ее возмущало, когда о профессии учителя отзывались пренебрежительно, и ей казалось, что Бенедикт не способен на это.
- Ваше отношение к преподавательской деятельности меня удивляет, мистер Максвелл, особенно если учесть ваше собственное образование. Я не одобряю такого отношения, хотя оно, судя по всему, преобладает в нашей стране. Считается, что люди, идущие на педагогическую работу, лишены амбиций. - Она повела плечом, чтобы избавиться от его руки, и при этом заметила выражение интереса, осветившее его суровые черты. - Мне жаль, если моя точка зрения показалась вам нелепой. Однако вы не первый человек, который советует мне выбрать более престижную карьеру. Деловую карьеру. Мне даже предлагали Чейз-Манхэттен в Нью-Йорке... - Она замолчала, так как Бенедикт громко расхохотался.
- Ну хорошо, хорошо, вы меня заинтриговали, Ребекка; вид у вас особы сдержанной и здравомыслящей, а на самом деле вы просто елочная хлопушечка.
Щеки Ребекки вспыхнули гневным румянцем, но рука его все еще обнимала ее тонкую шею, и гнев внезапно исчез. От прикосновения его ладони, казалось, вниз по всему ее позвоночнику пробегали разряды тока.
- Простите, я, должно быть, слишком болтлива. Вам, с вашими свершениями, мои планы, наверное, представляются скучным лепетом, - попыталась она как-то выйти из положения, но голос у нее сорвался.
- Нисколько, Ребекка, и прошу простить меня, если я обидел вас. Я совсем этого не хотел. Я считаю профессию учителя весьма престижной, а что касается скучного лепета, то и тут вы очень ошибаетесь. Все, что связано с вами, невероятно меня интересует.
Она неуверенно взглянула в его лицо; казалось, он был искренен. Его золотисто-карие глаза потемнели, в их глубине появилось странное выражение, когда он посмотрел на ее пылающее лицо, а затем опустил взгляд ниже, где под мягким шелком платья выступала пышная грудь. Она покраснела еще больше и чуть не задохнулась от волнения, какого никогда не испытывала прежде. Прижав руку к горлу, она инстинктивно пыталась скрыть бешеное биение пульса.
- Я думаю, что из вас получится отличный педагог, правда, могут возникнуть проблемы с молодыми людьми.
- Потому что я маленького роста? - спросила она смиренно. Его замечание огорчило ее. Руперт всегда дразнил ее по этому поводу.
- Нет, рост у вас прекрасный, но выглядите вы такой юной, что все учащиеся мужского пола будут в вас влюбляться.
- Мне уже двадцать два! - воскликнула она. Бенедикт положил ей руку на плечо:
- Я не хотел вас обидеть, но, когда человеку уже тридцать четыре года, все, кому еще только двадцать или около того, кажутся юными. - Он притянул ее ближе к себе. - Но не слишком юными, чтобы... Вы меня простили? - пробормотал он хриплым голосом.
Она не могла скрыть дрожь, вызванную их близостью. Ее грудь слегка касалась, его пиджака, и у нее перехватило дыхание. Она взглянула ему в лицо широко раскрытыми глазами и положила руку ему на грудь, не отдавая себе отчета в интимности такого жеста. Кончиками пальцев она почувствовала ровное биение его сердца. Простить? В это мгновение она простила бы ему даже убийство.
- Да, конечно, - прошептала она. Одна часть ее существа отвечала на поставленный им вопрос, в то время как другая - на зов в его потемневшем взгляде.
Бенедикт поймал ее маленькую руку, повернул ладонью вверх и поднес к губам.
- Думаю, мы поняли друг друга, вы и я... Она была околдована, ее фиалковые глаза затуманились, губы приоткрылись. Ей казалось, что она тонет в темно-золотистой глубине его глаз.
- Но лучше поговорить об этом в другое время и в другом месте, Ребекка. Пообедаем завтра вечером вместе. Я зайду за вами в семь.
Ей нравилось, как он произносит ее имя.
- Хорошо, - прошептала она, затаив дыхание, и тут он наклонился и поцеловал ее в губы.
- Пора возвращаться к гостям. От прикосновения его губ кровь бросилась ей в лицо и пламенем побежала по венам.
- А пока до свидания, милая, не забывайте меня. - Он улыбнулся, глядя на ее пылающее лицо. - До завтра. - Сняв руку с ее плеча, он приподнял ей подбородок. - Не беспокойтесь, Ребекка, я уважаю своих дам. - На прощание он усмехнулся и подмигнул ей.
Она не помнила, сколько времени простояла, глупо улыбаясь. Лишь оглядевшись, сообразила наконец, какой занимательный спектакль они, должно быть, разыграли для окружающих. Она заметила понимающие улыбки на лицах нескольких женщин, но ей было все равно. Сегодня вечером она впервые встретила Бенедикта, но была уже без ума от него. Это ясно как дважды два.
- Ну что, дитя, судя по сентиментальному выражению твоего лица, старина Бен тебя покорил? - Голос Руперта вернул ее к реальности.
- Неужели так заметно? - спросила она, отрывая взгляд от того места, где в тесном кольце любопытствующих стоял Бенедикт.
- Боюсь, что да, малышка. Но должен тебя предупредить, Бенедикт не тот мужчина, об которого тебе следует сломать молочные зубки.
- Я не ребенок, я знаю все, что полагается в этих вопросах знать. - Она улыбнулась Руперту. - Бенедикт пригласил меня пообедать с ним завтра. - И слова эти, произнесенные ею вслух, заставили ее затрепетать.
- Ах вот оно что! Прежде чем ты наделаешь глупостей, девочка, советую тебе поговорить с Мэри. Она знает Бена лучше меня. Они дружили еще студентами. Он очень сложный человек и, говоря откровенно, не совсем твоего уровня.
- Благодарю вас, - ответила она сухо. - Вы умеете исподтишка создавать рекламу.
Руперт с растерянным видом запустил пятерню в полуседую гриву:
- Ах, черт возьми, Бекки, пойми меня правильно и будь осторожна. А теперь пошли отсюда.
Ребекка оглядела комнату, ища глазами человека, о котором они только что говорили, и Руперт заметил, как эти двое обменялись горящими взглядами.
Бенедикт повел плечом, а она произнесла одними губами "Завтра" и с улыбкой кивнула.
Оглянувшись в последний раз, Ребекка позволила Руперту вывести ее через запруженный людьми зал вниз по лестнице, во двор. Они шли под руку по улицам Оксфорда. Ребекке казалось, что город никогда еще не был таким прекрасным. В начале июня студенческие экзамены почти закончились, и теперь дышащий стариной город звенел от юных голосов, напоенных восторгом и чувством облегчения.
Древние камни знаменитых колледжей отливали серебром в угасающем свете, и сердце Ребекки пело от необъяснимой радости. Ей казалось, что она летит на крыльях, и они дошли до дома за каких-нибудь десять минут.
Сидя напротив Мэри за кухонным столом и потягивая какао, она пыталась сохранить спокойствие, когда Мэри попросила рассказать, о чем же была лекция Максвелла.
Допив какао и поставив свою чашку на стол, Мэри оглядела Ребекку внимательными голубыми глазами.
- Конечно, высокие идеалы спасения мира - прежде всего, но теперь расскажи-ка мне, что на самом деле случилось.
Ребекка с улыбкой вскинулась: неужели все так заметно? Даже Мэри, поглощенная новой для нее ролью матери, что-то углядела.
- Случился Бенедикт Максвелл, - ответила она напрямик, притворство было не в ее духе.
- Ага! Значит, это Бен превратил тебя из просто красавицы в красавицу сияющую. Мне следовало самой догадаться. Он даже в студенческие годы производил потрясающее впечатление на женский пол.
- Жаль, что я не знала его тогда, - заметила Ребекка; мысль о том, что Бенедикт был ребенком, а потом юношей, что до того, как они встретились, он жил какой-то своей жизнью, поразила ее. Что это, ревность? Нет, конечно же, нет. Это просто жажда, жажда знать мельчайшие подробности о жизни человека, который внезапно покорил ее сердце.
- Расскажи мне о нем, Мэри. - Она взглянула на подругу, и страшная мысль вдруг ужаснула ее: может быть, Мэри была одной из его женщин? Она ведь очень хорошенькая, высокого роста, шатенка с веселыми голубыми глазами, подходящая ему пара. Может, Бенедикт был ее любовником...
- Нет, он не был моим парнем, - хмыкнула Мэри, как бы прочитав ее мысли. Но мы все варились в одном котле. Что же рассказать тебе о нем, право, не знаю. Если не считать рождественских открыток, мы с ним не общались после колледжа. Должно быть, он сильно изменился с тех пор, уже не тот застенчивый молодой человек, какого я знала.
- Застенчивый? - воскликнула Ребекка: это определение никак не подходило к образу Бенедикта.
- Да. Ну, может быть, "застенчивый" не совсем то слово, лучше сказать сдержанный. - Мэри широко улыбнулась. - Я вспоминаю один случай, в конце экзаменов за второй курс. Мы устроили вечеринку, и, по-моему, тогда Бен первый и последний раз напился. Мы проболтали всю ночь. Я узнала, что отец у него умер, когда ему было десять лет, и через месяц его мать снова вышла замуж. Бена поместили в школу-интернат, а когда ему исполнилось двенадцать лет, у него появился братишка.
Сердце Ребекки сжалось при мысли о мальчике, потерявшем отца и отправленном в интернат. Она ведь тоже потеряла мать, когда ей было девять лет, и могла понять, как Бенедикт страдал от одиночества.
А Мэри продолжала рассказывать:
- У него был комплекс. Он объяснял замужество матери тем, что она слабая женщина и нуждается в опоре. Казалось, он ощущал себя виноватым за то, что был слишком молод, чтобы оказать ей поддержку. - Мэри вздохнула. - Какая наивность! Женщине, наверное, нужен был мужчина в постели... Во всяком случае, в дальнейшем Бенедикт никогда не обсуждал свою личную жизнь. Больше ничего не могу тебе рассказать, но он мне нравится.
- Ты уже и так многое мне рассказала. Тебе, наверное, покажется, что я преувеличиваю, но даже говорить о нем мне доставляет радость. - Ребекка усмехнулась, и в ее глазах блеснул озорной огонек. - Я увижусь с ним завтра вечером и произведу собственное расследование; не могу дождаться.
- Я понимаю, тебя интересует его блестящий интеллект, а уж никак не его телосложение, - поддразнила ее Мэри, и они обе расхохотались. Потом Мэри, посерьезнев, потянулась к ней через стол и взяла за руку. - Пойми меня правильно, я знаю, что ты умница, но ведь речь идет о сердечных делах, а тут у тебя не так уж много опыта. Бенедикт намного старше, и я не хочу, чтобы тебя обидели. Прежде чем ты наделаешь глупостей, убедись, что с твоей стороны это не просто преклонение перед героем.
Ребекка благодарно сжала ей пальцы и с наивной честностью ответила:
- Никогда прежде я не испытывала такого чувства к мужчине. Я знаю, он создан для меня, и даже если придется страдать, пусть так и будет.
Много позже она поняла всю горькую правду своих слов.
Глава 2
Ребекка посмотрела на беспорядочно разложенную на кровати одежду и вздохнула. Через полчаса заедет Бенедикт, а она стоит в одном кружевном белье и никак не может решить, во что одеться.
Сама виновата. Могла бы купить новое платье, если бы большую часть субботы не провела за мытьем головы, маникюром, а большей частью в мечтах - о встрече с Бенедиктом, о том, что ждет ее впереди, причем мечтала она, лежа в ванне. И вот наконец она привела себя в порядок. Теперь - дезодорант, немного туши на ресницы, но ее смущал весьма скудный гардероб: все платья были куплены еще в студенческие годы и лишь немногое она приобрела в прошлом году.
Наконец она добралась до самого последнего костюма. Он был еще в пластиковой упаковке. Розовый шелковый костюм, который она купила совсем недавно, чтобы надеть на крестины Джонатана. Была не была. Для крестин куплю что-нибудь другое, решила она и аккуратно вынула костюм из упаковки.
Сужающаяся книзу юбка облегала ей бедра и доходила до колен. Лиф со шнуровкой, того же цвета, что и юбка, делал ненужным бюстгальтер. Поверх него жакет с короткими рукавами. Жакет был двубортным и застегивался на две пуговицы, подчеркивая тонкую талию. Взглянув на себя в зеркало, она осталась довольна. Пока жакет на ней - все прекрасно.
Она нанесла слой нежно-розовой помады на полные губы, затем, повертевшись перед большим зеркалом и в сотый раз пожелав себе быть повыше ростом, надела темно-синие босоножки на среднем каблуке. Было бы неплохо надеть туфли на высоких каблуках, но однажды ей такой опыт стоил растянутой лодыжки.
Неважно, Бенедикт ведь говорил, что любит женщин не очень высокого роста, успокаивала она себя. Прическа тоже выглядела не совсем так, как хотелось бы. Зачесанные вверх волосы с двух сторон придерживались золочеными гребенками, позволявшими длинным черным прядям ниспадать на спину блестящей волной. Может быть, стоит собрать их в пучок, вид у нее был бы постарше, и она потянулась к гребню...
Но тут раздался звонок, и сердце ее бешено заколотилось.
Слишком поздно... Положив губную помаду в маленькую темно-синюю сумочку, она выбежала из комнаты.
Не пори горячку, внушала она себе и замедлила шаг. До нее долетели восклицание Мэри и ее смех, а затем более спокойные интонации - они с Бенедиктом обсуждали обстоятельства своего возобновившегося знакомства.
Она уже почти спустилась с лестницы, когда увидела Бенедикта; у нее перехватило дыхание, и с оставшихся ступенек она почти что слетела.
Он метнулся навстречу и схватил ее за руку.
- Осторожно, Ребекка!
У нее появилось ощущение, что в присутствии этого человека она никогда не будет осторожной, даже через миллион лет, и в первый раз с момента их встречи ее напугала сила чувства, которое она испытывала к нему.
На нем был серебристо-серый костюм безупречного покроя и бледно-голубая рубашка. Серый в синюю полоску галстук оттенял загорелую шею. Она подняла голову и увидела, как он жадно оглядывает ее.
- Здравствуйте, Бенедикт... - Это было все, что она смогла произнести, завороженно уставясь ему в глаза.
- Вы прекрасно выглядите, Ребекка. По мне, так вам надо всегда ходить с распущенными волосами. - Он прикоснулся к густой лавине ее волос и перекинул несколько прядей вперед, при этом пальцы его скользнули по ее груди, посылая волну неизведанного чувства всему ее телу...
- А вот и третий лишний! Развлекайтесь, дети. - Голос Мэри нарушил очарование их встречи. - И, пожалуйста, не гуляйте всю ночь напролет, добавила она, обращаясь к Бенедикту.
- Не беспокойся, Мэри, я не то что другие кавалеры, доставлю ее домой в целости и сохранности.
Что он имеет в виду? - подумала Ребекка, не зная, как ей отнестись к цинизму его тона. Однако, как только Бенедикт обнял ее за талию и повел к ожидавшей их машине, неприятный осадок как-то сразу из головы улетучился. Она скользнула на сиденье и откинулась на мягкую кожаную обивку, стараясь освободиться от нервной дрожи. Вид автомобиля поразил ее; немного придя в себя, она догадалась, что это последняя модель "мерседеса". Оклады британских академиков не могли им позволить такую роскошь.
- Наконец-то мы одни. - Усмехнувшись, Бенедикт сел за руль, и машина тронулась. - Я уж было думал, что мои похождения в автомобиле давным-давно закончились, но теперь у меня появились серьезные подозрения, что, пока вы живете в доме Руперта и Мэри, я обречен на автомобильный роман. - Обернувшись к ней, он весело сверкнул золотисто-карими глазами. - Если, конечно, не удастся уговорить вас переехать ко мне, - пошутил он.
- А я бы переехала, если б знала, где вы живете, - небрежно ответила Ребекка; она понимала, что это всего лишь флирт. Но при мысли о том, что она могла бы жить с ним в одном доме, что этот неотразимый мужчина всегда принадлежал бы ей, сердце у нее бешено заколотилось.
- У меня есть хижина в джунглях Амазонии и квартира в Лондоне. Что вы предпочитаете? Она усмехнулась:
- Отгадайте.
Беззаботное поддразнивание Бенедикта задало тон всему вечеру. Они выехали из Оксфорда и остановились у небольшой придорожной гостиницы, похожей на вид с почтовой открытки: дом был сложен из старых бревен и покрыт соломой.
За простым ленчем, состоявшим из бифштекса с салатом, за которым последовали сыр и бисквиты, Ребекка наконец расслабилась. Помогла бутылка отличного красного вина. Удивительно, как много общего отыскалось у них. Разговор шел о театре, музыке, о политике и, по настоянию Ребекки, о том времени, которое Бенедикт провел в джунглях. И хотя он старался описывать свою жизнь в джунглях в анекдотических красках, она понимала, что ему пришлось несладко. Он был тяжело искалечен, когда индейцы нашли его, и только через год здоровье его восстановилось, а еще через три года он смог самым невероятным образом вернуться в цивилизованный мир.
- Я почетный член племени, и у меня там есть собственная хижина. Может быть, вы соблазнитесь разделить ее со мной? - усмехнулся он.
- Вероятно, вождь племени отдал вам в жены свою дочь? Обычно так и бывает? - поддержала она его шутливый тон.
- Да, такое предложение было сделано. Но, к сожалению, все незамужние девушки были не старше четырнадцати лет, и у меня не хватило духу сожительствовать с ребенком. Предпочел холостяцкий образ жизни. - Глаза его потемнели, и ее поразило странное их выражение. - Но теперь, когда я встретил вас, все может измениться. Вы не производите впечатления женщины, которая отказывает себе в земных радостях, - уверенно заключил он.
- Кофе, пожалуйста, - прервал официант последовавшее напряженное молчание.
Ребекка не знала, как ей отнестись к его словам. Что это, оскорбление или комплимент? И, чтобы скрыть свое замешательство, она выпалила первое, что ей пришло в голову:
- Безумец, вы предпочитаете женщин, увлекающихся земными радостями?
Он смотрел на нее не отрываясь и, протянув через стол руку, сжал ее маленькую ладонь.
- Да, я сошел с ума из-за вас. Мне страшно нравится, когда вы вот так с придыханием произносите мое имя. - Он поднес ее руку к губам и поцеловал запястье, там, где бился учащенный пульс.
По телу ее пробежала дрожь; ей казалось, что не только он, но и все вокруг видят ее волнение, и она попыталась высвободить свою руку.
- Нет-Нет, Ребекка, не уклоняйтесь; ваша искренность - это первое, что привлекло меня к вам. - Он еще крепче сжал ее руку. - Разве вы не видите, что нас с вами неудержимо тянет друг к другу? - требовательно спросил он.
Ребекка проглотила комок, сжимавший ей горло. Ей казалось, что сердце ее куда-то падает. Значит, он тоже почувствовал некую связь между ними. Она пыталась внушить себе, что любви с первого взгляда не бывает. Нет, бывает, возражало что-то внутри. Ее широко раскрытые глаза искали ответ в его суровых чертах.
- Если вы будете так на меня смотреть, Ребекка, я ухвачу вас за ваши роскошные волосы и увезу отсюда куда-нибудь за автостоянку.
Она покраснела до ушей и потупилась.
- Простите меня... Я ничего не понимаю. - И, вдруг, вскинув голову, призналась:
- Я еще никогда ничего подобного не испытывала. - Она не умела притворяться.
- Я хочу вам верить, Ребекка. Боже, как я хочу вам верить.
На одно мгновение ей показалось, что он потрясен, но, должно быть, она ошиблась, так как он скептически покачал головой.
- Подумать только, такая красивая, интеллигентная женщина должна иметь множество поклонников. Есть у вас сейчас кто-нибудь, о ком мне бы следовало знать?
- Нет, Бенедикт, ни сейчас, ни когда-либо прежде, только вы.
Он резко отпустил ее руку и облокотился на спинку стула, его глаза сузились.
- В это трудно поверить, но я ловлю вас на слове. - Он помолчал. - На данный момент.
Ребекка не поняла, что он имеет в виду, но не успела спросить - он подозвал официанта. Расплатившись, он встал и протянул руку Ребекке:
- Пошли отсюда, тут слишком многолюдно. Когда они снова оказались в машине, Бенедикт наклонился и обнял ее, она поняла, что сейчас он ее поцелует.
- Я тебя хочу, - прошептал он прежде, чем его губы прикоснулись к ее губам.
Она затрепетала в его объятиях, ее охватил жар, исходивший от его тела; поцелуи были долгими, он безжалостно терзал ей губы. Сила его страсти сначала поразила, а затем затянула ее в головокружительный омут. Она отвечала ему со всем пылом юного сердца, пробудившегося для любви. Когда его рука скользнула под жакет и распустила шнуровку лифа, она сжалась от неожиданности, но потом сладкая, дотоль неизведанная отрава затопила ее всю.
- Бенедикт, - пролепетала она, когда он, опустив голову еще ниже, стал покрывать поцелуями ее шею - там, где бился пульс.
В ней вспыхнуло желание, голод, который она не могла и не хотела обуздывать. Кровь пульсировала в ее венах, как неукротимое пламя. Она обняла его за плечи; ее маленькая рука ворошила пряди его черных волос, она прижимала его к себе. Ей не было стыдно; только ради этого мгновения она и появилась на свет...
Бенедикт судорожно вздохнул и откинул голову; осторожно высвободился он из ее объятий и дрожащими руками поправил свою одежду.
- Прекрасно, Ребекка, я чуть было не завладел тобой прямо на автостоянке. Ты оказываешь на меня разлагающее влияние.
- Я рада, - прошептала она горячо, все еще не насытясь его поцелуями. - Я, наверное, влюбилась в тебя, и было бы ужасно, если это любовь без взаимности. - Она неуверенно засмеялась, сознавая, что говорит ему больше, чем следовало бы.
Бенедикт сжал ее лицо ладонями. Его золотисто-карие глаза впились в нее огненными жалами.
- Я не шучу, Ребекка. Я чувствую то же самое, что и ты. Но здесь я не могу тебе это доказать. - Быстро поцеловав ее опухшие губы, он откинулся на сиденье. - Я, пожалуй, отвезу тебя домой, а то Руперт, чего доброго, объявит розыск. Но не сомневайся, это только начало. Обещаю тебе.
Они вернулись в Оксфорд в непринужденном молчании. Бенедикт принял ее приглашение на чашечку кофе, но, к ее досаде, Руперт составил им компанию. Она успокаивала себя тем, что Бенедикт назвал их встречу только началом, и она верила ему. Провожая его до машины, она ждала, что вот-вот он заговорит о следующей встрече. Видимо, ожидание было написано у нее на лице, когда она промурлыкала:
- Спокойной ночи, Бенедикт... - ведь не могла же она его задержать.
- Если ты будешь так на меня смотреть, я посажу тебя в машину и увезу в Лондон, - пошутил он.
- Я бы не возражала, - ответила она полусерьезно.
Он обнял ее и крепко поцеловал.
- В понедельник я читаю лекцию в университете, но связаться со мной можно.
К среде чувство эйфории стало покидать Ребекку. Она почти не выходила из дома, но Бенедикт не звонил. Наконец, по настоянию Мэри, она согласилась пойти на встречу местного исторического общества. Она сидела, едва понимая, о чем идет речь и что за фильм демонстрируется, но самое скверное было то, что дома ее встретила улыбающаяся Мэри и сообщила о звонке Бенедикта.
- О! Какая жалость! Я знала, что мне нужно было остаться дома.
- Глупости, девочка. Он просил передать, что еще позвонит и...
- И что? - нетерпеливо спросила Ребекка.
- Я пригласила его к нам на выходные. Он приедет в субботу, но завтра вечером еще позвонит, чтобы подтвердить время.
Ребекка порывисто обняла Мэри.
- Ты прелесть!
В четверг вечером Ребекка не отходила от телефона. Когда наконец раздался звонок, ее нервное напряжение достигло предела.
- Резиденция профессора Барта, - с замиранием сердца ответила она, моля Бога, чтобы это оказался Бенедикт.
- Ребекка, я уже отчаялся тебя поймать. Чем обязан такому счастью? Тебе надоели молодые красавцы из Оксфорда? - шутовским своим тоном поинтересовался он.
- Бенедикт! - с укоризной воскликнула она. Как он мог представить себе ее с кем-то другим! На мгновение страшная мысль пришла ей в голову: а вдруг до Бенедикта дошли слухи о ее прошлом позоре? Нет, не может быть. Его не было в это время в стране. В любом случае она сможет потом объяснить этот ужасный эпизод. Бенедикт все поймет, но только не теперь. Она боялась чем-либо испортить свою внезапно возникшую любовь. Она торопливо стала объяснять, почему ее не было дома вчера вечером, понимая, что напрасно так волнуется.
- Ладно, Ребекка, я тебе верю, но вернемся к делу. Я приеду около трех в субботу. Не возражаешь?
- Конечно, нет! - воскликнула она, задохнувшись от счастья. Все ее страхи бесследно исчезли.
Прошел июнь, наступил июль, и Ребекка все больше мечтала о близости с Бенедиктом, но он со своей стороны никаких шагов к этому не предпринимал.
Она ожидала его, выглядывая из окна гостиной. Они часто перезванивались, а последние три недели он приезжал в Осксфорд на выходные и проводил время с ней, с Мэри, Рупертом и малышом Джонатаном... Может быть, потому-то они и не сблизились.
Улыбка тронула ее губы - теперь будет по-другому... На этот раз весь дом в ее распоряжении. Руперт увез семью к своим родителям в Дэвон, чтобы показать им внука.
Ребекка места себе не находила от волнения. Она любила Бенедикта и была почти уверена, что он тоже ее любит. Они обедали вместе, ходили на концерты, однажды ясным воскресным днем плавали под парусом по реке, и страстные их поцелуи всякий раз при расставаниях оставляли ее с дрожью в коленях, томили своей неутоленностью.
Она вытерла влажные ладони. На этот раз они будут одни, совершенно одни, целых два дня.., при этой мысли сердце ее забилось, а когда она увидела его машину у подъезда, чуть не выскочило из груди. Она сбежала с лестницы, распахнула дверь и кинулась в его объятия.
- Вот это называется встреча! - воскликнул Бенедикт и, склонившись, поцеловал ее в губы. Разжав свои руки быстрей, чем ей хотелось бы, он пытливо сощурился. - Чем заслужил я такой страстный прием?
Она вглядывалась в его суровые черты жадными глазами, пьянея от его близости.
- Ничем не заслужил. Я просто соскучилась, - пролепетала она в ответ.
- Это чувство мне знакомо, - сказал он. - Но разреши мне все-таки войти в дом. Интеллектуал Руперт не одобрит нас, если мы будем заниматься любовью на пороге его дома.
- Руперт не узнает, - поспешила она его обрадовать. - Весь дом сегодня наш, Барты уехали на выходные к родителям. - Она счастливо улыбнулась и, взяв его за руку, повела в холл. Закрыв за собой дверь, она повернулась к нему. Вот я тебя и поймала, - пошутила она и, встав на цыпочки, обвила руками его шею.
- Ах, вот, оказывается, чего ты хочешь! - Его крупные загорелые руки обхватили ее за тонкую талию и приподняли. - Говоришь, поймала меня? А может, тебе вот так больше понравится? - И, перекинув ее через плечо, как это делают пожарные, он внес Ребекку в распахнутую дверь гостиной.
- Бенедикт, отпусти меня! - отчаянно закричала она. Голова у нее свисала вниз, она пыталась освободиться, но он крепко держал ее, перехватив под коленками. - Ты меня уронишь!
- Ни в коем случае, милая, - заверил он с усмешкой и свалил ее, словно куль, на большой, обитый кожей диван.
Она лежала на спине раскинув ноги, спутанные волосы, обрамляя лицо, рассыпались по плечам. Выглядела она очаровательно: белые шорты едва прикрывали бедра, футболка задралась кверху, обнажая живот.
- По-моему, ты слишком долго прожил с индейцами, дорогой. Мы с тобой как Тарзан и Джейн, да? - и ее фиалковые глаза загорелись детским восторгом.
Взгляд его скользнул по ее румяным щекам и по всему прелестному телу, раскинувшемуся в такой милой позе. Насмешливо сощурясь, он склонился над ней и отбросил пряди волос с лица.
- Не хочешь ли ты сказать, что у такой красавицы, как ты, не было мужчин?
Она перестала улыбаться. Ей почему-то показалось, что он имеет в виду не физическую близость, а нечто совсем другое.
- У меня был папа, - простодушно ответила она.
Бенедикт стоял над нею, черные джинсы облегали его мускулистые ноги и бедра. Она покраснела, поспешно отвела глаза и, задержав свой взгляд на его широкой груди, на темневших у ворота расстегнутой рубашки курчавых волосах, зарделась еще больше.
И вдруг она оробела, ощутив полную их изолированность от всех и вся, и неловко попыталась подняться с дивана.
- Нет, не вставай, - скомандовал он и, слегка отодвинув ее, пристроился рядом. - Что ты имела в виду, когда сказала, что весь дом принадлежит нам? спросил он охрипшим голосом и, опершись одной рукой о спинку дивана, другой прикоснулся к ее губам.
Губы ее сами собой приоткрылись, она протянула к нему руки и обвила за шею. Боже, как она его любит! - думала Ребекка, загипнотизированная темным блеском его удивительных глаз. Волна томления захлестнула ее, мучительно захотелось раствориться в его тепле и могуществе.
Кончиком пальца он нежно погладил ей нижнюю губу и тихо проговорил:
- Я хочу тебя, Ребекка, и мне кажется, что ты тоже хочешь.
- О, Бенедикт! Я тоже, тоже... - Она и не думала сказать "нет".
- Ты меня любишь, Ребекка? Правда любишь?
Луч солнца коснулся его загорелого лица, вспыхнул в черных волосах, и нимб, возникший вокруг его гордой головы, на мгновение скрыл выражение его глаз. Он похож на греческого бога, подумала Ребекка, как же можно не любить его?
- Я люблю тебя, Бенедикт. Мне кажется, что так было всегда, и я знаю, что так будет всегда.
Он склонился над ней, и губы их соединились. Полушутя он стал покусывать ей губы, а когда она прикоснулась к его густым вьющимся волосам на груди, прерывисто вздохнул и, прижав ее к себе, осыпал страстными поцелуями.
Вдруг он оторвался от нее, положив руку ей на грудь и не давая подняться с дивана. Ребекка глядела на него с ошеломленной улыбкой, глаза на круглом румяном лице сияли как две звезды. Но улыбка ее исчезла, вспугнутая гримасой, исказившей его суровые черты.
- Ты, милая, не елочная хлопушка, а настоящий динамит, и если я сейчас же не уйду, то совершу что-нибудь такое, о чем мы оба будем сожалеть.
- Я ни о чем не буду сожалеть, Бенедикт, я обещаю. - И она сделала то, о чем мечтала неделями: обвив одной рукой его могучую шею, скользнула другой в распахнутый ворот рубашки и стала гладить шелковистые волосы на его груди.
Он отбросил ее руку.
- Интересно, скольким мужчинам ты уже все это говорила.
- Никому. Только тебе. - Что это с ним? Ревность или что-то другое? подумала она. Ей был неприятен его тон, словно он сомневался в ней. Все внутри болезненно сжалось... Видно, кто-то ступил на будущую ее могилу...
- Сядь и приведи себя в порядок, хотя бы более-менее.
- Я не ждала такой пощечины, - пробормотала она, оправляя задравшуюся футболку.
Бенедикт, ничего не ответив, достал из заднего кармана брюк маленькую коробочку для ювелирных украшений. Опустив глаза, он задумчиво вертел ее в руках, и густые ресницы затеняли его взгляд.
- Здесь кое-что для тебя, Ребекка. Я думаю, тебе лучше это принять, прежде чем мы пойдем дальше.
Сердце Ребекки неистово забилось, глаза наполнились слезами. Она протянула дрожащую руку. Бенедикт избегал ее взгляда, этот необычный человек, столько испытавший в джунглях Амазонии, был застенчивым. Ее захлестнула такая волна любви, что сердце болезненно заныло.
Он вложил маленькую красную коробочку в ее протянутую руку, и она приподняла крышку. Это был изысканный подарок - фиолетово-красный камень, окруженный маленькими бриллиантами.
- Какая прелесть, Бенедикт! Я самая счастливая на всем белом свете! Пожалуйста, надень мне сам. - Она подала ему левую руку, и дрожь пробежала по ее телу, когда он надевал тонкое колечко ей на палец.
- Тебе нравится? - спросил он, по-прежнему отводя глаза.
- Я его так же полюбила, как тебя, Бенедикт.
- Это звучит, - засмеялся он с грубоватой небрежностью.
Бедняга, он нервничает, подумала она и, сев к нему на колени, обняла одной рукой его за шею, а другую вытянула вперед, расставив пальцы, чтобы получше рассмотреть свое кольцо - чудесный символ обручения.
- Я люблю рубины, - с растроганным вздохом сказала она.
- Это гранат, - поправил он.
- Что бы ни было, - прошептала она, уверенная в его любви, и нежно поцеловала в загорелую шею. - Я буду носить его все годы нашего супружества.
- Я уверен, что будешь, - пробормотал Бенедикт с сарказмом, которого она не уловила. Погладив по щеке, он поцеловал ее в губы. - Прости меня, Ребекка, но я не могу остаться. Я заехал, только чтобы подарить тебе кольцо. Мне нужно немедленно вернуться в Лондон, у меня сегодня вечером выступление по телевидению.
Эта новость погасила огонь счастья в ее глазах.
- А как же мы? Сегодня мы обручились, и ты оставляешь меня одну. Давай хотя бы выпьем, чтоб отметить это событие. - Ей не удалось скрыть разочарования.
- Нет, извини, ведь я за рулем. - Бенедикт снял ее с колен, усадил на диван и поднялся.
- Но ведь мы должны так много обсудить, например, когда свадьба. Произнеся это слово, Ребекка блаженно улыбнулась. Даже если они не будут вместе прямо сейчас, у них вся жизнь впереди, подумала она. Они будут мужем и женой! Она чувствовала себя на седьмом небе: ее казавшаяся несбыточной мечта сбывалась.
- Я пробуду в Англии лишь до конца августа, потом должен лететь в Нью-Йорк. Возможно... - Он помешкал.
Она вскочила с сияющим лицом, не дав ему закончить фразу.
- Свадьба займет не больше двух недель, и тогда я смогу поехать с тобой в Америку.
Ее сердце словно остановилось, когда она увидела, какое выражение появилось в его глазах.
- Неплохая идея. Но есть ряд других соображений. Я все обдумаю, и мы сможем обсудить это на следующей неделе. Спешить нам некуда, и я уверен, что ты прекрасный организатор и, что бы мы ни решили, у тебя все получится, пошутил он.
Ребекка улыбнулась, не заметив издевки.
- Как скажешь, - согласилась она, счастливо вздохнув. Она взглянула на кольцо, и ей показалось, что это символ блестящего будущего с человеком, которого она любит. Ничто не могло Остудить ее эйфорию.
Ребекка действовала импульсивно; в четверг она ринулась в Лондон, надеясь увидеть Бенедикта. Она не могла дождаться субботы, нуждаясь в подтверждении своих грез. Временами ей хотелось ущипнуть себя, чтобы удостовериться, что это не сон. Утром она проснулась с предчувствием рокового развития событий.
Пока такси колесило по улицам Лондона, Ребекка, притулившись на кончике сиденья, сжимала руки, пытаясь умерить волнение. Она так нервничала, что ее мутило. Какие глупости, думала она, но ничего не могла с собой поделать.
Взглянув на колечко, надетое на средний палец левой руки, она глубоко вздохнула.
В конце концов она приехала в Лондон всего лишь за покупками. С момента их обручения, а прошло уже три недели, она виделась с Бенедиктом по выходным дням, и он регулярно ей звонил, но почему-то они никогда не обсуждали день свадьбы.
- Приехали. - Голос водителя заставил ее вздрогнуть; она выпрямилась и пошарила в кошельке.
Протянув шоферу несколько банкнот, она сказала: "Спасибо, сдачи не надо" и, собрав свои свертки, вышла из такси.
Перед нею высился красивый белый дом, массивная железная ограда и монументальные колонны крытой галереи. Дом стоял в ряду таких же зданий, напротив Риджент-Парка. Его жилье выглядело значительно элегантней, чем она ожидала.
А вдруг его нет дома? - панически подумала она. Он дал ей свой лондонский адрес при последней их встрече. Надо полагать, что он не против ее визита. Прижимая к себе свертки наподобие щита, она нажала на медный звонок. В конце концов, он ее жених! Что ей волноваться?..
Дверь отворилась, и она увидела совершенно незнакомого человека, пожилого мужчину в черном костюме.
- Чем могу быть полезен, мадам?
- Я... Я ищу квартиру Бенедикта Максвелла, - пролепетала она, взглянув на клочок бумаги, зажатый в руке.
- Кто это, Джеймс? - послышался голос изнутри.
Нет, она не ошиблась, это его голос.
- Твоя невеста, - отозвалась она.
- Какого черта?.. - В дверях появился Бенедикт. - Вы свободны, Джеймс, я сам разберусь; можете идти наверх, сегодня вы мне больше не нужны.
Ребекка нервно хихикнула: у него есть лакей, которого зовут Джеймс. В это невозможно поверить. Она подняла глаза и взглянула на своего жениха. Его нельзя было узнать. У нее пересохло во рту и заколотилось сердце. На нем был черный костюм безупречного покроя, прекрасно облегавший его широкоплечую фигуру, белоснежная шелковая рубашка выгодно контрастировала с загаром, эффектно оттеняющим суровые черты лица и свидетельствующим о долгих годах, проведенных в жарком климате.
- Заходи уж, Ребекка.
- А я думала, что ты живешь просто в квартире, - проговорила она, когда он, взяв ее за локоть, втащил в холл с мраморным полом и великолепной лестницей в центре.
- Да, в некотором роде так оно и есть. На третьем этаже живет мой лакей, Джеймс, а его жена - моя экономка. - Он взглянул на ее прелестное, перепуганное лицо и, заметив, как она взволнована, почти вежливо спросил:
- Может быть, ты все-таки объяснишь мне, как ты тут оказалась?
Стоило ему только взглянуть на нее, и Ребекка кинулась к нему на грудь, как притянутая магнитом, словно бы прячась в его объятиях от него самого. Ей до смерти хотелось, чтобы он с нежной заботливостью прижал ее к себе, припал к ее губам, хотелось чувствовать прикосновение его сильных рук к ее телу. Сила страсти, которую она испытала, напугала ее. Она не только не узнавала себя, но и, хуже того, не была уверена, что знает Бенедикта.
- Мне надо было кое-что купить, ну и заодно решила сделать тебе сюрприз. Она показала свои свертки; он быстро взял их и положил на стол.
- Не скрою, твой визит для меня неожиданность, дорогая, но, разумеется, приятная. - И прикоснувшись губами к ее лбу, он обнял ее за плечи и повел через двойные двери в красиво обставленную комнату.
- Я надеялась, что ты не будешь против. Подумала, уж если я в Лондоне, то попытаюсь застать тебя дома. Я знаю, что ты приедешь в субботу, но хотелось поговорить... - Она что-то лепетала, лишь бы не молчать.
- Ребекка, подожди. Во-первых, сядь, - скомандовал Бенедикт. - Выпей чего-нибудь и расслабься. Тебе не надо давать объяснения. Ты ведь моя невеста, значит, можешь зайти ко мне в любое время.
Она перевела дух и села на большой, обитый бархатом диван.
- Я только хотела... - Тут она заметила, что он повернулся к ней спиной, подойдя к деревянному полированному бару высотой почти до потолка, стеклянные панели которого были отделаны бронзой.
Она облокотилась на высокую спинку дивана и осмотрелась вокруг с интересом и любопытством. Два широких окна пропускали лучи вечернего солнца, тяжелые темно-зеленые бархатные шторы были схвачены резными бронзовыми кольцами. Мягкие восточные ковры покрывали отполированный паркет. На маленьком столике стоял глобус рядом со стопкой географических журналов - единственный признак некоторой небрежности в этой сверхэлегантной комнате.
Стены были увешаны картинами: одна-две написанные маслом и, несомненно, кистью мастера, несколько акварелей и, что ее удивило, множество карикатур. Среди них последние работы Макса Боксера, которые привлекли ее внимание. Она читала в новостях о безвременной кончине художника от кровоизлияния в мозг и вспомнила его рисунок, напечатанный в одной из воскресных газет.
- Ты о чем-то задумалась; вспомнила другого, не правда ли? - Голос Бенедикта вторгся в ее размышления. Он стоял рядом и протягивал ей почти полный стакан бренди. - Может, бывшего любовника?
- Ради Бога, прекрати, - взмолилась она и взяла стакан в руки. - Я скучала по тебе, - призналась она. "Он ведь все равно знает, как я привязана к нему". В мыслях она снова спросила себя, не глупо ли вот так, сослепу, вручать свое счастье в руки другому человеку, но тут же отбросила свои сомнения.
Она взглянула в его темные глаза, и где-то внутри у нее похолодело, казалось, его напряженный взгляд мог проникать в ее мысли и читать в них все. Внезапная его реплика о бывшем любовнике заставила ее задуматься, не слыхал ли он что-нибудь о старой скандальной истории.
Ей бы следовало все ему рассказать, но как-то не было подходящего момента.
- Итак, - произнес он тихо, - ты не могла дождаться нашей встречи. Я польщен, моя милая, и прошу извинить меня, если я встретил тебя не слишком любезно, но постараюсь искупить свою вину, пригласив тебя пообедать со мной. Ну как?
Он стоял перед ней, заслоняя свет широкими плечами. Она предпочла бы, чтобы он был одет проще; в вечернем костюме он казался ей менее доступным. Его могучий торс излучал биотоки, чего она не замечала в других мужчинах. Да и сам он уловил мгновенную реакцию чувств, которые она не умела скрывать, да и не хотела...
- Я бродила по Лондону несколько часов, к тому же не одета для выхода. Она оглядела свое слегка помятое летнее платье, а затем перевела взгляд на его вечерний костюм. И только тут ей стала понятна вся неуместность ее вторжения. - Извини, мне, конечно, следовало сначала позвонить. Ты, видимо, куда-то собрался? - Иначе зачем бы он стал надевать этот костюм, подумала она с неловкостью и, выпив стакан бренди одним махом, поставила его на маленький столик.
Отвернувшись, Бенедикт отступил на шаг, выражение его лица было скрыто от нее, но почему-то ее пробрал озноб. Она посмотрела в окно: может быть, солнце село? Нет, но уже седьмой час, и стало прохладнее. Должно быть, поэтому...
- Нет, ты ошибаешься. Я только что вернулся домой. Ты ведь знаешь, как это бывает: средства массовой информации дорвались до модной темы об окружающей среде, и я ни с того ни с сего сделался гвоздем программы. Только что был на записи для Би-Би-Си, по этому случаю и принарядился. Если разрешишь, я переоденусь. - Обернувшись к ней, он улыбнулся. - Хорошо?
Словно гора свалилась с плеч Ребекки, к ней снова вернулась уверенность.
- Тогда я провожу тебя. Хочется осмотреть дом. Правда, я уже потрясена великолепием твоего жилища. Не предполагала, что антропология такая выгодная профессия.
Она не заметила его саркастической улыбки, когда он протянул ей руку и помог встать.
- Совсем не выгодная. Это дом моего отца, а теперь он мой, и я с удовольствием тебе его покажу. Ты можешь остаться на ночь. - Золотисто-карие его глаза встретились с ее фиалковыми, и, казалось, электрическая искра разрядилась между ними.
Как она желала этого...
- Твое молчание - красноречивый ответ. - Он с усмешкой поднял бровь. - Или ты предпочитаешь законные узы?
- Нет, - поспешила она с ответом. Незачем объяснять ему свой внезапный девичий страх. Пускай видит лишь одно - она хочет быть в его, объятиях и целоваться до потери сознания.
Все эти недели она убивалась из-за этого человека и, если уж честно, с радостью отдалась бы ему в первый же вечер их знакомства. А вместо этого, не считая страстных поцелуев по выходным дням, они редко оставались одни.
Бенедикт прикоснулся к ее обручальному колечку, и его чувственный рот тронула понимающая улыбка. Он опустил взгляд на мягкую округлость ее груди.
- Мне кажется, я отгадал, о чем ты думаешь, - шутливым тоном сказал он. Ты ведь очень расторопная молодая дама, а я, извини, всего лишь человек, и холостяцкая жизнь не мед...
- О, Бенедикт, - пролепетала она, бросаясь ему на шею, - я пришла просто затем, чтобы тебя увидеть, чтобы ты меня обнимал и чтобы знать - все это не сон и никуда не исчезнет... - Ее полные губы прикоснулись к его губам, и она закрыла глаза.
- Нам следует поговорить... - Он засмеялся с хрипотцой, и она удивленно открыла глаза.
- Да, и поговорить тоже, - ответила она. Сноп солнечных лучей пролег через комнату, осветив голову Бенедикта, и странные тени упали на его мужественное лицо. Вдруг ей показалось, что оно выражает циничное высокомерие, что перед ней другой человек, совсем не тот прямодушный затворник, в которого она влюбилась.
- Ты красавица, Ребекка, и еще не родился на свет такой мужчина, который смог бы устоять перед твоим темпераментом и не пожелал жениться на тебе. - Он произнес эти слова почти сердито, наклонился к ней, и его приоткрытый рот приблизился к ее губам. Его рука обвила ее за талию, а жесткие губы, целуя, причиняли боль. Она, уже не стесняясь, прижималась к нему. Бенедикт глубоко вздохнул; теперь его губы завладели мягким изгибом ее шеи. Она чувствовала, как он напряжен, и его возбуждение было ей приятно.
Его упругие бедра прижались к ней, а рука, погрузившись в ее длинные волосы, обмотала их вокруг запястья.
- Бенедикт, - прошептала она, протестуя, когда он немного отстранился от нее. Его горячее дыхание, тяжелые удары сердца под ее маленькой рукой опьяняли ее. Конечно же, он чувствует то же самое, подумала она. Зачем же он отстранился?
Она попыталась найти ответ в выражении его лица. Его темные глаза, точно пылающие угли, были прикованы к ее распухшим от желания губам.
- Я не хочу овладеть тобой, как умирающий от страсти подросток, на полу гостиной.
- Тогда пойдем наверх, - бесстрашно ответила она. - Я устала сдерживать себя, Бенедикт. Я люблю тебя, и мы помолвлены, - взмолилась она с бесстыдством. Все ее тело ломило от истомы, каждая клеточка отвечала на его прикосновения, на жар, исходивший от него. Ей казалось, что она больше не выдержит.
- Ах, вот оно что! Интересно, - протянул он, заключая ее в объятия.
Ребекка похолодела, пораженная явным цинизмом его интонации: неужели он не верит в ее искренность?
- Да, и всегда буду любить тебя, - просто сказала она, обнимая его за плечи, когда они быстро поднимались по лестнице.
- Следует понимать, что я могу быть уверен в тебе? - пробормотал он, надавив плечом на дверь в спальню.
Ребекка не заметила обстановки этой комнаты. Весь мир заключался для нее в Бенедикте, и она смотрела на него широко раскрытыми восхищенными глазами.
Очарованная, она в каком-то забытьи смотрела, как он сбросил пиджак и стал расстегивать пуговицы на рубашке.
- Сколько мужчин, хотел бы я знать, утонули в глубине этих "анютиных глазок"? Ты невероятно красива. У тебя наверняка были другие увлечения. - Это утверждение скорее походило на вопрос. Его темный взгляд блуждал по ее миниатюрной фигурке, потом остановился на лице.
Ребекка улыбнулась. Он не первый раз спрашивает ее о других. Вероятно, ревнует, ему требуются подтверждения, и, о Боже, ей понятно это чувство. Мысль о том, что Бенедикт обнимает другую женщину, доставила бы ей невыносимую боль...
- Никаких других увлечений, Бенедикт, милый, никакой другой любви, никогда, - прошептала она и протянула к нему руки, как будто этот жест мог убедить его в правде ее слов.
Его взгляд задержался на мгновение на гранатовом кольце.
- Ты говоришь так, что хочется верить, - пробормотал он, снимая рубашку. Но у тебя, разумеется, был друг? Тебе ведь уже двадцать два; какая-нибудь первая любовь? - Глаза у него недобро вспыхнули, но она не заметила этого.
Ее ненасытный взгляд скользил по его обнаженной груди, поросшей волосами; кожа его блестела при мягком вечернем освещении, как коричневый атлас. Словно под гипнозом она следила, как его длинные пальцы расстегнули ремень, и у нее перехватило дыхание, когда он стал снимать брюки.
Он поймал ее взгляд и, ложась рядом с ней, поднял одну бровь и выжидательно улыбнулся:
- Не бойся, дорогая, признавайся, ведь я хочу знать о тебе все. Как только я тебя увидел, тотчас же понял, что судьба велит нам быть вместе. Что бы ты ни рассказала, мое решение не изменится, я обещаю.
Признаться в чем? - подумала она. Ах да, друзья... Его слова успокоили ее; он влюбился в нее с первого взгляда, он чувствовал то же, что и она, а между влюбленными не должно быть тайн, и она начала свой рассказ:
- Был один молодой человек. - Этот скандал расстроил ее отца, но она была уверена, что Бенедикт все правильно поймет. Его рука поглаживала ее колено.
- Когда это было?
- Мне было семнадцать лет.
Его рука поднялась выше, и она затрепетала; все, что она собиралась рассказать, улетучилось, как дым на ветру.
- И что? - потребовал Бенедикт, а пальцы его уже расстегивали пуговицы на ее платье.
- Ничего, - простонала она. - Он умер.
Глава 3
Прошел час или всего несколько мгновении, и вот они оба уже лежат раздетые. Как это произошло, Ребекка не знала, - время, да и все остальное перестало для нее существовать. Бенедикт был единственной реальностью. Ее всегда пугала страсть, которую этот человек пробуждал в ней, но теперь, в его объятиях, страх улетучился.
Она прижалась губами к его шее и прикоснулась языком к загорелой коже; его пульс участился, а мускулистое тело напряглось. Ее удивило то, что он выругался; но остановить он ее не остановил. Соленый вкус его кожи заворожил Ребекку, рука ее скользнула вниз, вдоль груди. Она потерялась в океане ощущений, порабощенная созерцанием его мужской красоты.
И вдруг Ребекка замерла; что-то пробормотав, он застонал и неожиданно опустился на нее. Его губы провели огненный след от шеи до груди, и от потрясения у нее вырвался порывистый вздох. Затем его крупное тело заслонило вечерний свет, и на мгновение она испугалась этой огромной черной тени, которая закрыла собой весь мир. Потом его рука завладела ее грудью.
Тело ее содрогалось от наслаждения, каждый нерв, казалось, болезненно трепетал. Жар его тела опалял.
- Я тебя хочу, ничего не могу поделать, - целуя то одну грудь, то другую, глухо простонал Бенедикт.
Ребекка захлебнулась затопившей ее чувственностью, о существовании которой она и не подозревала. Так уж сложилось, что жизнь до сих пор не подготовила ее для подобного торжества эротики. Ее тонкие пальцы скользили по его бедрам, и она ощущала, как мускулы его сжимаются, не давая плоти окончательно раскрепоститься. Он отстранил ее руку.
- Боже... Прости меня, Гор...
И вдруг ей показалось, что ее пронзило кинжалом. Хрупкое тело Ребекки забилось от неприятия того, что он с нею сделал.
- Нет, нет, я не верю... - прошептал Бенедикт сквозь зубы.
Боль утихла, и Ребекка вновь погрузилась в поток желания. Она обхватила его широкие плечи, не замечая, как впивается ногтями ему в мышцы.
Бенедикт притих, каждый мускул его крупного тела был сжат непереносимым напряжением. Она взглянула в его пылающее лицо и взмолилась:
- Не уходи, пожалуйста...
Ее слова словно прорвали плотину; напор дикой страсти должен был ее испугать, но вместо , этого она устремилась ему навстречу. Вихрь 1 чувств подхватил ее; она прижалась к нему, и ее ; стройные ноги обхватили его торс. Из груди вырвался крик, казалось, тело ее рассекло пополам.
Сквозь слезы она повторяла его имя. Мир вокруг нее взорвался, и ее - их вместе - закружило в безумном круговороте. Тела их слились, как сливаются капли росы, и его дикий гортанный стон опалил ей губы, когда влага жизни соединила их. Теперь она принадлежит ему целиком. Они стали одним существом...
Ребекка когда-то читала о сексе, но ничего из прочитанного не могло сравниться с действительностью. Невозможно вообразить себе, думала она после свершившегося, чтобы какая-то другая пара во вселенной могла переживать то, что случилось с ними, с ней и Бенедиктом. Его голова лежала на ее плече, прерывистое дыхание сотрясало могучее тело. Она протянула руку, чтобы отбросить прядь волос с его влажного лба, и уже собиралась было поведать ему свои мысли.
Он дернул головой и в ярости схватил ее запястье. Все еще тяжело дыша, он с откровенным гневом процедил:
- Ты была девственницей. Черт знает что такое, Ребекка! - И, отвернувшись от нее, уселся на постели.
Неземное ее блаженство мигом улетучилось от этого враждебного тона. Что случилось? Почему он недоволен тем, что она девственница? Совершенно непонятно. Она приподнялась и, протянув руку, робко дотронулась до крепкой его спины.
- Что-нибудь не так? - спросила она со страхом в голосе.
От легкого ее прикосновения он резко вскочил и повернулся к ней лицом; позабыв о своей наготе, он сверлил ее темными враждебными глазами.
- Я был уверен, что ты порочна, но, Боже мой, подумать только. Гордон, бедняга, ушел в могилу, даже не познав женщины. Что ты с ним сделала, душила его поцелуями, пока он не обезумел от желания?
Ребекку сотряс озноб, нет, не от холода, но от леденящего ужаса, который поднимался по позвоночнику, подступая к сердцу.
- Я тебя не понимаю, - прошептала она, попыталась поднять на него глаза и вновь потупилась, ослепленная злобностью его взгляда.
- Тебе стыдно, сука!
Его жестокие слова хлестнули ее словно плетью, но на сей раз она смело подняла голову. Она все еще не понимала, что же такое произошло, но упоминание о Гордоне насторожило ее. Надо объяснить этот печальный эпизод, Бенедикт должен понять, ободряла она себя. Ведь он ее любит, а она не сделала ничего дурного.
- Как там тебя в газетах окрестили? Крошка Лолита! Карманная Венера! - Он смерил взглядом ее обнаженное тело с явным презрением. Ребекка выпрямилась и перебросила копну спутанных волос за спину. От потрясения она не могла говорить. И так ничего и не сказала. Прежде она собиралась объяснить ему все об этом печальном случае, но его близость, их любовь изгнали все посторонние мысли из ее головы. А теперь.., теперь уже поздно.
Его темный взгляд проследил за движением ее рук, затем задержался на груди и снова уставился ей в лицо.
- Я вполне согласен с газетами. Внешне ты отвечаешь всем желаниям мужчины: умна, красива, прекрасно сложена, страстна, но в душе у тебя нет ни капли женственности. Ни тепла, ни сострадания.
Она смотрела на него, на человека, которого любила, которому лишь мгновение назад отдала все, и не узнавала его. Глаза ее вновь и вновь пробегали по его могучему, еще влажному от пота телу; ее руки ласкали это тело, она целовала эти губы. Ребекка встряхнула головой, чтобы сбросить наваждение. Этот высокий нагой мужчина, исходящий злобой, был чужим. Как мог он так обойтись с ней?
- Что, тебе нечего сказать в свою защиту?
- Я не думала, что мне придется обороняться от нападок собственного жениха, - сказала она холодно. - Я полагала, что уж ты-то, Бенедикт, не веришь желтой прессе, во всяком случае, не настолько, чтобы заучивать слово в слово. А ведь с тех пор прошло уже много лет. Мне тогда едва исполнилось восемнадцать. - Интересно, как он это обнаружил? Впрочем, какое это теперь имеет значение? Достаточно того, что он узнал и тут же подумал о ней плохо. Она ожидала лучшего отношения к себе от человека, которого любила. Бенедикт захохотал:
- Газеты, конечно, порой преувеличивают, но моя собственная мать показывала мне дневник Гордона - последнюю запись перед его смертью.
- Твоя мать? - пролепетала, похолодев, Ребекка. Ради всего святого, какое отношение ко всему этому имеет его мать?
- Да, Ребекка, Гордон Браун - мой единоутробный брат, а ты сгубила его, произнес он безжалостно.
Ребекка тихо застонала; теперь все его поведение приобрело по-настоящему зловещий смысл.
- Думаю, что ты начинаешь понимать... Ребекка, - с расстановкой выговорил он ее имя. - Ребекка - это ведь из древнееврейского? Чародейка. Соблазнительница. Расскажи-ка мне, моя любимая, моя невеста, как ты себя чувствуешь, когда сама попала в ловушку? - злорадно протянул он.
Как себя чувствуешь? - прозвучало в ее ушах словно эхо. Ей казалось, что она распадается на миллион частиц. Но она не даст Бенедикту насладиться зрелищем ее полного уничтожения. Она медленно отвернулась от него и спустила дрожащие ноги по другую сторону кровати; ухватив край простыни, она потянула ее на себя и обернула свое обнаженное тело. -Затем невероятным усилием воли встала на ноги. И лишь тогда повернулась к нему лицом - между ними стояла кровать.
- Следователь вынес заключение о случайной смерти, - тихо сказала она. Почему он обвиняет ее? Она абсолютно ни при чем.
- Да, но мы оба знаем, откуда такое заключение: не компрометировать же добропорядочную католическую семью. Мать не показывала при расследовании дневник ее юного сына - с излияниями о безнадежной любви. Ты собиралась бросить его на следующий день и отказалась от предложенного им кольца.
Бенедикт обошел вокруг кровати, схватил ее левую руку и потер большим, пальцем обручальное кольцо, наблюдая за ней. В золотисто-карих глазах блеснул дикий огонь. Она взглянула на их соединенные руки.
- Гордон купил тебе это кольцо много лет назад, но от него ты принять его не пожелала. Не правда ли, ирония судьбы? Ты чуть было не вырвала то же самое кольцо у меня из рук, когда я предложил его тебе, - цинично проговорил он. Но ведь ты меня любишь, это так лестно! - Он приподнял ей подбородок, принуждая взглянуть ему в лицо. - Не правда ли, Ребекка?
Она вспыхнула от чувства униженности.
- Нет, не люблю, - солгала она, впрочем, лишь наполовину. Она любила Бенедикта, но не этого мстительного незнакомца. Как может она любить человека, когда каждый его взгляд излучает ненависть!
Напряжение спало с его мускулов, когда она сказала "Нет", и он отдернул от нее руки, как если бы прикосновение к ней было заразным. Она почти физически ощущала исходящую от него злобу и, покрепче обернув себя простыней, собрав ее складками наподобие малоазийского балахона, с достоинством отступила назад - и чуть было не упала, запутавшись ногами в простыне.
Бенедикт подхватил ее и сжал за плечи, удерживая около себя.
- Поступки говорят громче слов, милая моя, и то, что отвергают губы, жаждет твоя плоть, - проговорил он с грубым триумфом. Его дерзкий взгляд упал на ее полную, с затвердевшими сосками грудь, обрисованную мягким шелком простыни.
С пунцовым от негодования лицом она попыталась оттолкнуть его:
- Нет!
- Пятнадцать минут назад ты молила меня о любви. Теперь, я думаю, ты можешь понять, какие муки испытывал мой брат, когда ты его отвергла, - сказал он злорадно и, подняв ее как перышко, бросил на кровать. - Оставайся здесь и обдумай все, пока я приму душ и оденусь. Тогда мы поговорим. - Последние слова прозвучали угрожающе.
"Обдумай все..." Скорее прочь отсюда! Она вскочила, нашла на полу трусы, бюстгальтер и быстро оделась. Ужас переполнял ее; предчувствие беды заставило ее поехать в Лондон, и предчувствие оправдалось. Она была слишком ошеломлена, чтобы в полной мере оценить случившееся, но понимала, что подставила себя сама.
Бенедикт был прав, когда говорил, что она чуть было не оторвала ему руку вместе с кольцом; воспоминание об этом оскорбляло ее. События последних недель чередой пронеслись в голове. Бенедикт никогда ее не любил, даже их близость была фальшью с его стороны. Она вспомнила, как он сказал: "Прости меня, Боже".., или "Прости меня, Гордон"? Он никогда не хотел обладать ею, это она сама бросилась в его объятия.
Трясущимися руками она застегнула пуговицы на платье и сняла кольцо с руки. С мечтой о любви и замужестве было покончено.
Она подняла голову на звук его шагов. Бенедикт выглядел великолепно. На нем был синий дорожный костюм из хлопчатобумажного велюра; темные волосы, еще влажные после душа, были зачесаны назад, открывая высокий лоб.
Ребекка вспыхнула, у нее засосало под ложечкой при мысли о том, что она его потеряла. Но нет, никаких сожалений! Она подавила в себе непрошеную горечь утраты и хладнокровно посмотрела ему в глаза. На ее протянутой руке лежало кольцо.
- Возьми его обратно. Я все поняла, Бенедикт. - Он жаждал мести и использовал ее любовь для достижения своей цели.
- О Боже, нет, оставь себе эту безделушку, она предназначалась тебе. Если я когда-нибудь и подарю кольцо женщине, оно будет стоить в тысячу раз дороже.
Ребекка вглядывалась в его высокомерное насмешливое лицо. Господи, какая же она была дура! Почему сразу не обнаружила его жестокой, безжалостной натуры? Наверное, потому, что ее ослепила любовь...
Ей было больно смотреть на него. Она отвела взгляд и бесцельно оглядела комнату. Тяжелые шторы, мягкий, кремового цвета ковер и, наконец, огромная кровать. Как и все в доме, обстановка была элегантной и очень дорогой. Сама она не вписывалась в эту обстановку и никогда не впишется. Гордон не говорил ей о кольце, ему и не пришлось бы говорить, когда он узнал... Он не хотел ей причинять боль своим уходом из жизни. Она улыбнулась. Да, он был таким. Прежде всего думал о других.
- Ребекка... - Бенедикт дотронулся до ее плеча.
Вздрогнув, она подняла на него влажные от слез глаза.
- Не прикасайся ко мне... Ты не прав, Бенедикт, в одном: Гордон купил это кольцо с любовью в сердце; какое бы дорогое кольцо ты ни купил, по сравнению с ним оно ничего не стоит. У тебя нет сердца.
Лицо Бенедикта потемнело от нескрываемого гнева, и это хоть немного ее утешило.
- И ты смеешь мне это говорить? Хочешь, я процитирую тебе последнюю запись в его дневнике? - И он продекламировал, придавая словам самую циничную интонацию:
- "Бэкки.., я люблю ее. Милая Бэкки! Но теперь я знаю, она никогда не будет носить мое кольцо. Она сияет, как самая яркая звезда в небесах. Ее ожидает блестящее будущее. А у меня жизнь кончена..." Бедный малый, совсем сдурел из-за тебя, ты убила его точно так, как если б вонзила кинжал ему в грудь. И не говори мне о сердце, - усмехнулся Бенедикт. - Ты не понимаешь значения этого слова. Но, клянусь, я обучу тебя!
- Не думаю, - спокойно ответила она, не желая больше иметь дело с этим человеком. Она обошла его и направилась к двери. Ей казалось, что она видит кошмарный сон. И если сию же минуту не уйдет, то окончательно погибнет. Она шла пошатываясь, словно по краю пропасти.
Открывая дверь, она подумала, что если поспешить, то можно еще успеть на последний поезд в Оксфорд.
- Ты куда? - резко окликнул он ее. - Я еще с тобой не закончил.
Она медленно, в каком-то забытьи, обернулась и посмотрела на него:
- Нет, ты уже закончил.
Он подскочил к ней и, схватив за длинные волосы, повернул к себе.
- Оставь меня, - сухо сказала она, - я должна успеть на поезд.
Его чувственные губы понимающе ухмыльнулись:
- Но ведь ты собиралась ночевать, Ребекка. Ты ведь хочешь меня, и сама знаешь, что хочешь.
Она увернулась от него, а когда он попытался последовать за ней, оглянулась, зло сверкая фиолетовыми глазами.
- Я слышала, что ученые бывают сумасшедшими, но ты побил все рекорды, произнесла она враждебно. - Я бы не пожелала тебя, даже если б ты оставался последним мужчиной на земле.
К ее удивлению, он расхохотался:
- Довольно странно звучит, принимая во внимание, что мы обручены.
Она взглянула ему в лицо: в его золотисто-карих глазах была издевка и еще что-то, чего она не могла понять. Затем весь абсурд ситуации внезапно поразил ее. Обручены? Что за насмешка!
- Ты ведь никогда не думал жениться на мне?!
Он прищурился:
- Фактически я не делал тебе предложения, а ты что думаешь по этому поводу? - В голосе его звучала насмешка.
Посрамленная, она не смогла ничего ответить. Он прав, и, повернувшись, она пересекла холл, спустилась вниз и, машинально собрав свои свертки со стола, бросила на него кольцо. Рука Бенедикта задержала ее уже в подъезде.
- Погоди, ты же не можешь ночью бродить по Лондону. Я отвезу тебя на станцию, - проговорил он довольно вежливо.
Она села в машину подальше от него, готовая криком кричать на весь мир от отчаяния, и непроизвольно , сжала кулаки так крепко, что суставы пальцев побелели. Незачем знать этому бесчувственному животному, какую боль он ей причинил.
- Я отвезу тебя в Оксфорд, - сказал Бенедикт, нарушив ледяное молчание.
- Нет, спасибо. У меня есть обратный билет на поезд.
- Ну и что? На машине быстрее. - Он бросил на нее косой взгляд, мрачная улыбка кривила его губы. - Я люблю сидеть за рулем.
Самодовольное высокомерие этого человека поражало ее.
- Но мне неприятно ехать с тобой, - вырвалось у нее. - Чем быстрее я избавлюсь от твоего злобного присутствия, тем будет лучше для меня.
Его сильные руки сжали руль, и он развернул машину в направлении к станции.
- Вероятно, это твой комментарий к разрыву нашей помолвки? - спросил он, бросив в ее сторону внимательный взгляд.
С горьким сарказмом она ответила ему его же словами:
- А ты что думаешь?
Он остановил машину у вокзала. Ребекка нажала на ручку дверцы.
- Подожди, Ребекка. - Повернувшись на сиденье, он взял ее за плечи; темные глаза изучающе впились ей в лицо. - Я не имел в виду... - Он замялся. Она ни разу не видела его неуверенным и, несмотря на желание уйти, против воли замешкалась. - Я не думал, что все так закончится, и.., если будут какие-нибудь осложнения.., я тебе помогу.
У нее вырвался истерический смешок. Осложнения? Что за чушь? Она будет страдать всю оставшуюся жизнь.
- Нет, спасибо, спасибо.
- Я настаиваю, Ребекка. Если ты будешь беременна, я хочу об этом знать.
Она побелела как полотно. Неужели она так ничего ему и не ответит? Собрав все свое самообладание, она вскинула голову и отчеканила:
- Ты знаешь, Бенедикт, я, вероятно, произвела на тебя впечатление круглой дуры, но это не так. Ты сам однажды заметил, что я великий организатор. Еще неделю назад я начала принимать противозачаточные таблетки. Так что не волнуйся. - Не дожидаясь ответа, она открыла дверцу и вышла из машины.
Бенедикт не пытался ее остановить. Она быстро зашагала прочь, выпрямившись, с высоко поднятой головой, и ни разу не обернулась. О Боже, молилась она, дай мне силы. Мне бы только сесть в поезд и добраться до дому раньше, чем я свалюсь.
Ребекка сидела, съежившись, у окна вагона, глядя в темноту; огни города слепили ей глаза. Она была в шоке, в состоянии оцепенения, но где-то в темных тайниках ее сознания притаилась непереносимая боль. Мысли вернулись в прошлое, и печальная улыбка тронула ее губы. Гордон Браун! Бедный, нежный, заботливый Гордон. Он пришел бы в ужас, если б узнал, как Бенедикт распорядился его кольцом...
Это случилось летом, до того, как она начала слушать курс в университете. Ее отец проводил отпуск дома в Дэвоне. Сидмауз, маленький приморский городок, славился фестивалями народной музыки, а ее отец был поклонником этого жанра.
В середине июля, в первую неделю каникул, Ребекка и повстречала Гордона Брауна. Она шла по берегу, наслаждаясь солнцем и морем, когда ее чуть не сбила стрела ялика, раскачивающаяся во все стороны от ветра; она вовремя пригнулась, но все-таки упала на спину, поскользнувшись на гальке.
Молодой парень, высокий белокурый Адонис, выскочил из воды и помог ей подняться. Вот так они и подружились. Он сказал ей, что учится на первом курсе университета в Эссексе, а когда она скромно призналась, что собирается в сентябре поступить в Оксфорд, назвал ее "гигантом мысли".
В последующие недели они виделись чуть ли не ежедневно. Он учил ее управлять яликом, они гуляли в окрестностях городка, завтракали в маленьких ресторанах в прелестных деревеньках - Ситон и Бир. Им было хорошо вместе. Ее новый приятель гордился своей малолитражной красной автомашиной, в ней они разъезжали по Дартмуру и вокруг него.
Она почти никогда не видела его по вечерам: вечера он проводил с матерью. Раза два он просил Ребекку составить им компанию, но она отказалась. Вечерами она оставалась с отцом.
Он мало рассказывал о своей семье. Она знала лишь, что его мать француженка, но живет в основном в Англии, так как отец у него англичанин. Гордон проводил каникулы с матерью потому, что его отец и старший брат погибли и мать так убивается, что он должен заботиться о ней. Гордон признался, что тоскует по отцу, но со старшим братом, родным по матери, он никогда не был особенно близок, зато мать души в нем не чаяла.
Трагедия произошла в конце августа, на исходе каникул. Вспоминая прошлое, Ребекка теперь сознавала, что уже тогда намечались признаки несчастья, но она была слишком молода, чтобы понять это. В понедельник она не виделась с Гордоном, у него были дела в Лондоне; во вторник они отправились на ялике, и он сильно ударился головой о стрелу.
Она засмеялась и сказала, что нужно быть осторожнее или приобрести ялик побольше, если он хочет сохранить голову в целости. Но он не смеялся. Вместо этого он со всей серьезностью заявил: "Удар по голове ничего не изменит, Бэкки; хуже, чем есть, уже не будет".
Ребекка крайне озадачилась странной его репликой, но с расспросами не приставала. День был превосходный; они привязали лодку в небольшой бухте и устроили на берегу пикник. Затем загорали рядом на подстилке, и Ребекка впервые стала догадываться о том, что Гордон глубоко к ней неравнодушен. Раза два они обменялись поцелуями, вот и все.
Он наклонился к ней, его мальчишеское лицо было нахмуренным, золотисто-карие глаза - печальны.
- Бэкки, я хочу, чтоб ты знала - последние недели были самыми счастливыми в моей жизни, и если бы обстоятельства были иными...
- Гордон, почему такой серьезный тон? - прервала она его признание, не зная, что ему ответить. - Я обещала папе провести завтрашний день с ним. Мы собираемся обшарить Лайм-Реджис, но у нас с тобой до моего отъезда остается еще один день. А потом мы можем переписываться; я уговорю папу приехать сюда на будущий год.
Гордон улыбнулся своей обаятельной улыбкой и нежно поцеловал ее в губы:
- Да, уговори его.
И в этот момент ей показалось, что он выглядит много старше своих лет.
Ребекка вздохнула. Теперь она понимала смысл последней записи в его дневнике. Он знал, что болен, и, вероятно, по здравом размышлении решил, что не должен дарить ей кольцо. Он был слишком добрым, чтобы обременять ее своими проблемами.
Она облокотилась на спинку сиденья и прикрыла глаза. Ритмичное постукивание колес успокаивало. Все это было так давно, она и не вспомнила бы, не случись этот сегодняшний кошмар с Бенедиктом.
Никогда больше она не видела Гордона. Следующий день она провела с отцом. Возвращались они в свое жилище на взморье уже затемно, и по пути к ней пристал совершенно незнакомый человек. Прежде чем она поняла, в чем дело, яркая вспышка осветила ее лицо и противного вида низкорослый мужчина забросал ее вопросами:
- Гордон Браун был вашим другом? Вы с ним поссорились? Видимо, поэтому он был сегодня один? Вы думаете, он нарочно пустил машину со скалы? Это было самоубийство?..
Пораженная Ребекка онемела; вопросы сыпались как пулеметная очередь. Она не помнит, что отвечала; помнит только, что была благодарна отцу, когда он втолкнул ее в дом.
Это была сенсация дня, изобретенная одной из самых низкопробных газетенок. Фотография Ребекки с распущенными волосами, в коротеньких шортах появилась на первой полосе. "Несчастный случай или самоубийство?" - гласил заголовок, а в тексте ей был присвоен титул "крошки Лолиты".
Через неделю состоялось следствие, которое пришло к заключению, что это был несчастный случай, и та же самая газета сообщила об этом на двадцать первой странице.
Бедный Гордон, вспоминала Ребекка с грустью, у него не было надежды на счастье. Ее отец присутствовал на следствии, а затем все ей рассказал. Следователь по уголовным делам дал разъяснения в своем докладе. Гордон обратился в медицинский центр университета еще в мае, жалуясь на головную боль. Обследования обнаружили опухоль в области мозга. В понедельник, перед гибелью, он посетил специалиста в Лондоне, где ему сообщили, что операцию делать нельзя. Он знал, что его ожидает скорая смерть. Патологоанатом обнаружил, что у Гордона произошло обширное кровоизлияние в мозг и, по всей вероятности, он скончался до того, как его машина сорвалась со скалы.
Двое пожилых людей, говоривших с ним за несколько минут до трагедии, сообщили, что он жаловался на головную боль - от перегрева на солнце, как он сказал, - и намеревался ехать домой. Они видели, как он сел в свою малолитражку и, очевидно, собирался дать задний ход - рука его лежала на спинке сиденья и он смотрел назад. Но почему-то передача не сработала, и машина покатилась вперед и сорвалась со скалы.
- Дорогая, что с вами?
Ребекка открыла глаза, смахнула скатившуюся на щеку слезу и увидела, что на нее с сочувствием взирает дама, сидящая напротив.
- Все в порядке, спасибо, - проговорила она, возвращаясь к настоящему.
- Вы уверены? Вы очень бледны.
- Нет, нет, не беспокойтесь, - ответила она, пытаясь улыбнуться. Скорей бы оказаться дома, в своей спальне, но туда еще надо добраться...
Глава 4
Ребекка тихо вошла в дом и на цыпочках поднялась по лестнице. Было уже за полночь, но теперь, когда в доме малыш, Мэри и Руперт могут быть все еще на ногах. Ей смертельно не хотелось с кем-нибудь из них столкнуться.
Она закрыла за собой дверь спальни и прислонилась к косяку; сумочка и свертки упали на пол. Дрожащими руками она расстегнула пуговицы на платье, и оно тоже соскользнуло на пол. Она проковыляла по комнате как старуха и повалилась на узенькую кровать.
Точно раненый зверек, съежилась она в постели, зарывшись под одеяло. Обняв мягкую пуховую подушку, уткнулась в нее лицом и дала волю слезам.
Она все плакала и плакала, хрупкое ее тело содрогалось, а звуки рыданий поглощались подушкой. Проплакала она так до тех пор, пока наконец горло не осипло, а слез больше не осталось; тогда она затихла, но боль внутри не отпускала...
Она повернулась на спину, положив подушку под раскалывавшуюся голову, и стала бездумно глядеть невидящими глазами в потолок.
Бенедикт Максвелл, человек, которого она любила, женой которого надеялась стать, виноват в ее душевных и физических муках. Самое страшное из всего случившегося было то, что он сознательно - с преднамеренной жестокостью, с хладнокровной осмотрительностью - добивался именно такого результата.
Когда она впервые увидела его, то подумала, что встретила человека, уже знакомого ей. Какая же она дура! Конечно, Бенедикт казался знакомым. А почему бы и нет? У него такие же золотистые глаза, как у его младшего брата. Если б она не была так очарована, не проявила бы проклятой доверчивости, ее аналитический ум сумел бы вычислить сходство значительно раньше. Вместо этого она забила себе голову мечтами о любви и вечном счастье.
Ребекка тяжело вздохнула; впервые за все эти ужасные часы она ясно осознала свою глупость. Ведь все было так очевидно. Бенедикт едва заметил ее, когда их познакомили. И лишь когда Руперт назвал ее полным именем, он направил на нее свои мужские чары.
На следующий день Мэри пыталась предупредить ее, а Ребекка самонадеянно заявила: "Я знаю, он создан для меня, и даже если придется страдать, пусть так и будет". Слова оказались пророческими. Когда он пригласил ее в первый раз пообедать с ним, он задал ей вопрос о других поклонниках, на что она весело ответила, что, кроме него, у нее никого нет. Тогда ее еще озадачило, почему он сказал, что верит ей "на данном этапе". Она осознавала с горечью, что он намеренно нагнетал напряжение, чтобы потом побольней ударить ее, и она сама, о небеса, помогла ему в этом. Сколько реплик, которым она не придавала значения, приобрели для нее теперь роковой смысл!
Ребекка беспокойно ворочалась в постели; она хотела забыться сном, чтобы прекратить эти воспоминания, но сон не приходил. Память катила ее, словно по рельсам, от одного эпизода к другому: оживало каждое слово, виделся каждый жест. И что самое печальное - она сокрушалась при мысли, что никогда больше не испытает прикосновения его рук, тепла его губ, не испытает с ним неземного экстаза. Как сможет она существовать без него?
Пусть бы хоть не было этого рокового вечера, подумала она с горечью. Всецело принадлежать ему лишь для того, чтобы узнать, что он к ней равнодушен, что она, собственно, навязалась ему... Эта мысль разрывала ей сердце, смертельно унижала ее.
Когда уже сероватый свет озарил небо, Ребекка припомнила самое для себя унизительное: ведь это частично по ее вине дошло до самого худшего. Бенедикт был не прав насчет ее связи с его братом, не прав в своем к ней отношении. Но одно его замечание было абсолютно справедливым, она не могла не согласиться с ним. Он никогда не просил ее выйти за него замуж. Он подарил ей кольцо, и она тут же внушила себе, что он делает ей предложение. Она даже растрогалась оттого, что он отводил глаза, и решила, что это признак волнения.
Чувство стыда и униженности охватило ее. Теперь понятно, почему он не спешил назначить день свадьбы. Он никогда не намеревался на ней жениться. Он хотел отомстить за своего брата, а она, идиотка, дала ему в руки веревку, чтобы он ее, Ребекку, повесил.
Крик малыша нарушил утреннюю тишину. Ребекка замерла в своей постели. Джонатан требовал к себе внимания. Она взглянула на часы. Какая рань! Малыша кормят каждое утро в шесть тридцать.
Она слышала, как Мэри пересекла холл, и знала, что ей не избежать мучительных расспросов.
Через полчаса она была уже на ногах, потянулась - и тут же поморщилась от боли и опустила руки. Ее мышцы болели в тех местах, где прежде она никогда не знала боли. Просто результат бессонной ночи, заверила она себя, к любовному свиданию это не имеет никакого отношения. Нет, поправилась она: со стороны Бенедикта о любви нет и речи.
Накинув старый махровый халат, она подобрала с пола бюстгальтер, трусы, платье и пошла в ванную. Заперев дверь, встала под душ и, запрокинув лицо под теплые струи, с остервенением стала себя тереть. Убирая длинные черные пряди, свисавшие по спине, она снова и снова намыливала тело, чтобы смыть мучительный, напоминавший Бенедикта запах.
Стук в дверь положил конец неистовому омовению. Она улыбнулась: должно быть, это Руперт. Дом был очаровательный, и супруги собирались его модернизировать, но с осени этого года Руперту предложили место в Гарвардском университете США, и хозяева отложили реконструкцию, так что пока все пользовались одной ванной.
Бенедикт, вероятно, чувствовал себя здесь как в трущобах, когда оставался на ночлег. Воспоминания о его роскошном доме не покидали ее. Но, ночуя здесь, он мирился с неудобствами, лишь бы осуществить свой план и наказать ее.
Горечь подступила к горлу, когда она вдруг с острой болезненностью осознала, как неискренне он вел себя во всем. Поборов тошноту, она быстро вытерлась насухо махровым полотенцем. Пока она одевалась, в душе ее медленно нарастала исцеляющая злоба. Бенедикт использовал все: ее друзей, кольцо, все, что только можно было, лишь бы разбить ей сердце.
Стоя перед зеркалом, Ребекка аккуратно обернула полотенцем мокрые волосы, сделав на голове тюрбан. Она смотрела на свое бледное, с запавшими глазами лицо, отраженное в зеркале. У нее вырвался тихий вздох: ни сам Бенедикт Максвелл и никто другой никогда не узнает, насколько успешно он достиг своей цели. Ей будет тяжело, но ради собственной гордости и уважения к себе она ни взглядом, ни словом не выдаст своих страданий.
Она подумала о покойном отце. Он боролся с тяжелой болезнью силой своего духа; неужели она не сможет побороть несчастную любовь? Самым трудным для нее было признаться в том, что в каком-то смысле она виновна не меньше Бенедикта. Она не очень благоразумно вела себя - и теперь расплачивается.
Ребекка открыла дверь.
- Заходи, Руперт, - сказала она и сбежала вниз по лестнице.
Собираясь с духом, она на какое-то время задержалась перед кухонной дверью. Ну вот, сейчас начнется. Когда она вошла в кухню, Мэри сидела за столом на низеньком стуле и кормила Джонатана. Она подняла голову и улыбнулась, но при виде Ребекки улыбка у нее растаяла.
- Ты бы, Бэкки, лучше полежала, чертовски плохо выглядишь. Когда ты вчера вернулась?
- Все в порядке, Мэри, доброе утро, - пробормотала Ребекка и включила чайник. - Тебе кофе? - спросила она, не оборачиваясь.
- Кофе готов, в кофейнике.
- Спасибо. - Кофейник стоял посередине кухонного стола, а рядом - две чашки. Осторожно, сдерживая дрожь в руках, она налила себе кофе, затем небрежно пододвинула стул и уселась напротив Мэри. - Как аппетит у моего дорогого крестника? - Она с улыбкой взглянула на маленький сверточек на коленях у матери; сверточек с азартом опустошал бутылку с детской смесью. Мэри перестала кормить грудью неделю назад.
- В тысячу раз лучше, чем у тебя. - Голубые глаза Мэри изучающе скользнули по лицу подруги. - Ты выглядишь так, как будто всю ночь не сомкнула глаз. Надеюсь, ничего не случилось?
Ребекка не придумала ничего лучшего, чем выпалить:
- Помолвка расторгнута.
Мэри дернулась, и Джонатан заголосил, выпустив соску изо рта.
- Расторгнута? Что ты имеешь в виду?
- Прости, Мэри, я знаю, что причинила вам массу беспокойства, Бенедикт тут ночевал и все такое, но помолвка... Это была ошибка. - Ей не хотелось вдаваться в подробности, но она должна была как-то объяснить. - Я встретилась с ним в Лондоне вчера, мы долго беседовали и согласились, что мы с ним несовместимы.
- Прямо так запросто и согласились? Но, Ребекка...
- Прости, Мэри, не хочу это обсуждать, - прервала она подругу и, допив кофе, встала из-за стола. - Не возражаешь, если я воспользуюсь телефоном в кабинете? Я, конечно, обещала тебе помочь с малышом, но ты не будешь против, если я на некоторое время перееду? Я бы хотела пожить немного у Джоша и Джоан, если они меня примут.
- Конечно, я не против, Бэкки; тебе бы не мешало взять отпуск. Но не кажется ли тебе, что ты торопишься? Поверь мне, одна ссора еще не означает, что все кончено. Держу пари, что Бенедикт появится с минуты на минуту со своими извинениями.
- Это ни к чему, Мэри, дело решенное. Даю тебе слово.
Может быть, в тоне, которым были сказаны эти слова, прозвучало нечто столь серьезное, что Мэри нахмурилась.
- Я тебе верю. - Она замялась; ее внимательный взгляд изучал лицо Ребекки, стоявшей перед ней с каким-то неживым видом. - Должно быть... Погоди... Ты ведь вчера поздно вернулась?
Ребекка насквозь видела ход ее мыслей, но сочла за лучшее по возможности отмалчиваться. К ее изумлению, Мэри покраснела.
- Я знаю, Ребекка, ты ведь была девушкой, а прошлой ночью ты с Бенедиктом... Теперь покраснела Ребекка.
- Бедная девочка, - всполошилась Мэри. - Ты влюбилась и потеряла осторожность. Разве я не права? Но нет никакой причины для разрыва. Первый раз могут быть всякие неприятные нюансы. Не всякий и не сразу находит нужный подход; некоторым парам требуется время. Не отчаивайся, у Бенедикта хватит такта...
- Мэри, ты не понимаешь... - Она не могла больше слушать. - Я не хочу быть с ним. Разве не ясно? - резко отчеканила она и тут же спохватилась:
- Прости, Мэри, но поверь, я знаю, что делаю. И если ты меня извинишь, я пойду, мне надо сейчас позвонить. - С высоко поднятой головой она вышла из кухни и прошла через холл в кабинет.
Возможно ли, чтобы жизнь человека так круто изменилась за двадцать четыре часа, устало думала Ребекка. Она уселась к обитому кожей столу и, подперев руками голову, сжала виски и невидяще уставилась в пространство.
Если уж по-честному, то у нее была возможность понять, что Бенедикт не собирался связывать с ней свою жизнь. Он не познакомил ее ни с кем из своих многочисленных друзей. Он посещал ее только дома, общался лишь с ее друзьями... И вот теперь она одна, несчастна и унижена...
С трудом встряхнувшись, она набрала номер телефона. Джоан и Джош однокашники из колледжа. Теперь они поженились и живут в Нортумбрии. Они были рады, когда она прошлый раз им звонила и сообщила, что помолвлена. Как они отнесутся к очередной новости - что все кончено? И смогут ли приютить ее на несколько недель? - размышляла она.
Но тревоги ее были напрасны; стоило только поговорить с Джоан, и все было улажено. Со вздохом облегчения она опустила трубку на рычаг. Теперь осталось только сложить вещи - и в путь...
Легкий стук в дверь предвосхитил появление взволнованной Мэри; в руках она держала поднос с чашечкой кофе и печеньем.
- Я подумала, может, тебе, дорогая, что-нибудь нужно, - сказала она, поставив поднос на стол.
Что ей нужно?.. Ей нужно, чтобы машина времени вернула ее на два месяца назад, но, так как это нереально, придется удовольствоваться крепким кофе.
- Спасибо, - пробормотала она, взяв чашку из рук подруги.
- Ты уверена, Ребекка, что поступаешь как надо?
- Вполне. Я не могу тебе сейчас все объяснить, разве что когда-нибудь попозже... Я знаю только, что Бенедикт Максвелл не тот, каким я его себе представляла, не тот, которого я любила. И ты и Руперт были правы - вы меня предупреждали в самом начале, чтобы я была осторожна. Зря я отмахнулась от ваших советов...
Резкий телефонный звонок перебил их тихий разговор.
- Я отвечу. - И Мэри подскочила к аппарату. - С тебя довольно.
Более чем довольно. Сколько еще ей удастся продержаться, достаточно самой малости, и она окончательно сломается. Она напряглась.
- Извини, Бен, но Ребекка говорила по телефону.
Ребекка наклонилась и поставила чашку на пол. Безобидное движение, а на самом деле ее просто согнуло пополам от острой боли, как будто пырнули ножом. С трудом переведя дыхание, она выпрямилась.
- Бэкки, - Мэри протянула ей трубку, - это Бенедикт, он хочет поговорить с тобой.
Толстокожее животное, высокомерное бессердечное животное. Как он смеет звонить ей теперь? Сколько горя он ей принес! - думала она с яростью. За эти несколько часов она перенесла столько унижений, что казалось, вся ее жизнь пущена под откос. Она в бешенстве вскочила на ноги.
- Скажи мистеру Бенедикту Максвеллу, что я не желаю ни говорить с ним, ни видеть его, ни слышать его имя.
- Я полагаю, Бен, что тебе было слышно. Ребекка не знала, да и не хотела знать, что ответил Бенедикт. Она ринулась к двери, слыша за спиной, как Мэри возмущенно говорит:
- Бен, у меня маленький ребенок; он сейчас спит, и я не хотела бы, чтоб ему мешали. Ты не должен названивать днем и ночью.
Ребекка вдруг круто подскочила к столу и выхватила трубку из рук Мэри.
- Слушаю, мистер Максвелл.
- Знаешь ли, Ребекка, мы с тобой не первый день знакомы, особенно после вчерашнего вечера, так что можешь называть меня просто Бенедиктом.
Его насмешливый выпад как нельзя кстати подогрел ее гнев:
- Напротив, мистер Максвелл, вчерашний вечер доказал мне, что я вас совсем не знаю, - произнесла она ледяным тоном, краем глаза видя, как Мэри тихонько закрывает за собой дверь.
- Когда ты лежала обнаженная в моих объятиях, издавая эротические стоны, ты была счастлива называть меня по имени. Я помню, как ты умоляла познать тебя до конца, - проговорил он с издевательской проникновенностью.
Яростно отгоняя от себя чувственные образы, навеянные его словами, она сухо поинтересовалась:
- Вы хотели сказать что-нибудь дельное или вам просто нравится говорить по телефону непристойности? Если последнее верно, то советую вам набрать другой номер, а меня больше не беспокоить.
- Разве я тебя беспокою, Ребекка?
- Теперь уже нет. Кстати, я сообщила Мэри, что наша помолвка расторгнута, может, тебе поместить об этом заметку в "Тайме"? - проговорила она саркастически.
- Я как раз хотел об этом потолковать с тобой, - сказал Бенедикт, и насмешливый тон исчез из его голоса. - Я надеялся застать тебя раньше... Во всяком случае, полагаю, нам не следует разрывать помолвку. Я думал об этом всю прошлую ночь и понял, что, может быть, слегка зарвался.
У нее перехватило дыхание. Он намерен и дальше ломать комедию? Вошел во вкус и в следующем акте будет изображать раскаяние.
- Я понял, что всю вину за смерть Гордона нельзя возлагать только на тебя.
На мгновение сердце Ребекки облегченно встрепенулось: он докопался до правды. Но дальнейшие его рассуждения заставили ее сначала порозоветь, а потом лицо покрыл гневный румянец.
- В конце концов, ты ведь была совсем юная. Молодые девушки любят кокетничать. Ты еще не понимала тогда, что чувствует мужчина в таких обстоятельствах. Ты была невинной девушкой, очень красивой, очень романтичной, даже, наверное, не понимала, какой соблазн...
- Замолчи! - взорвалась Ребекка. Как человек может быть таким толстокожим! У него хватает нервов и снисходительности, чтобы найти ей хоть какое-то оправдание... - Довольно, я уже наслушалась. Все кончено. Капут, финита. А что касается вас... Рекомендую вам вернуться в свою Амазонию вместе с вашими штудиями моей демонической сущности. Можете складировать их там, где обезьяны хранят свои припасы. Лучше бы вы ограничились изучением примитивных племен как говорится, свояк свояка видит издалека.
Услышав его хохот, она от злости сжала кулаки.
- Грубо, Ребекка, грубо... Хотя твой выпад меня нисколько не удивил - ты ведь по натуре елочная хлопушка, а теперь я уже знаю, что ты так же взрываешься в постели. Не могу избавиться от мысли, что мы с тобой могли бы быть прекрасными партнерами, если, конечно, отмести в сторону Гордона.
Вот он себя и показал - во всей своей красе, подумала она с грустью, и весь ее гнев улетучился, точно газ из лопнувшего воздушного шарика. Все его приступы гнева ломаного гроша не стоят, ради похоти готов позабыть о том, что считает ее виновной в смерти брата. В нем нет ни грана порядочности, а сама она - круглая дура, если думала иначе.
- Зачем ты позвонил, Бенедикт? Позлорадствовать? - полуутвердительно спросила она.
То ли ее решительный тон подействовал на Бенедикта, то ли ему надоело ее злить, но он ответил с холодной сдержанностью:
- Нет, Ребекка. Когда ты села в поезд вчера вечером, мне показалось, что ты очень расстроена. И я позвонил, чтобы узнать, как ты добралась домой.
- Благодарю за внимание, но это было излишне, - саркастически хмыкнула она. - Всего хорошего. - И, бросив трубку на рычаг, бессильно оперлась на край стола, свесив голову. Ноги едва держали ее.
Немного придя в себя, она отправилась на поиски Мэри и нашла ее в кухне.
- Я договорилась. Перееду на некоторое время в Корбридж.
- Да, дорогая, думаю, для тебя будет лучше уехать. Но ты знаешь, если тебе понадобится, всегда можешь на нас рассчитывать.
- Спасибо. - Глаза Ребекки налились слезами. Благодарение Богу, что у нее есть такие друзья, как Мэри и Руперт. - Не знаю, что бы я стала делать без вас.
- Послушай, Бэкки, а для чего тогда существуют друзья? Не забудь только навестить нас в последнее воскресенье августа, отпразднуем крестины Джонатана.
- Как будто я могу забыть. - Она улыбнулась сквозь слезы.
Чемодан уже лежал на заднем сиденье, точные инструкции, как добраться до Корбриджа, были получены, и Ребекка уселась за руль "форда", помахала Мэри рукой и завела мотор. Примерно через семь часов езды, вглядываясь затуманенными от головной боли глазами, она увидела вдоль дороги радушные приметы деревеньки.
Вскоре она уже въехала на рыночную площадь. С одной стороны высилась каменная церковь, с трех других теснились жилые дома, магазины и, к счастью, автостоянка.
Джош и Джоан жили в трехэтажном доме, с окнами на площадь. Ребекка только еще собиралась нажать на звонок, как дверь распахнулась и, передавая из одних объятий в другие, ее втащили в дом. Прошел целый год с их последней встречи. Тогда они отмечали окончание учебы в Оксфорде.
Джошу повезло, он нашел работу археолога при административном совете Нортумбрии, а Джоан - в фирме близлежащего городка Хэксам. Они жили в небольшом каменном коттедже у реки Тайн, с садом, спускавшимся вниз террасами к тихо журчащей воде. Казалось, дом их звенел, переполненный смехом, любовью и счастьем. Сначала Ребекка позавидовала своим друзьям. Почти каждое утро она вставала с постели после бессонной ночи. Когда же все-таки удавалось поспать, сны ее были заполнены Бенедиктом: прикосновением его рук, жаром его губ, и все это настолько достоверно, что она просыпалась, сгорая от желания, и требовалось какое-то время, чтобы отделить сон от яви. Увы, это и была ее единственная связь с Бенедиктом.
Но постепенно окружавшие ее тишина и красота начали залечивать сердечные раны. Она объездила все графство, паркуясь в разных местах - вдоль дороги, под стеною Адриана - и часами бродила. Осмотрела Римскую крепость, Хаусстэдз и оттуда прошла несколько миль вдоль стены.
Проникаясь памятью веков, стояла она на стене, сооруженной тысячи лет назад людьми, которые пришли вместе с римскими легионерами, и столетиями возвышавшейся стражем этих диких просторов. Здесь она смогла наконец бесстрастно проанализировать последние месяцы своей жизни. Она пережила несчастную любовь. Ну и что? Среди бескрайней вечной красоты Нортумбрии ей легче было понять, что жизнь слишком коротка, чтобы заниматься угрызениями по поводу прошлых ошибок. Пребывание человека на земле так быстротечно сравнительно с вечностью Вселенной, что она лишь усугубит свои ошибки, если позволит нескольким неделям, проведенным с Бенедиктом, бросить тень на всю ее жизнь.
К тому времени, когда она возвратилась в Оксфорд, к ней в какой-то степени вернулся душевный покой и вера в свои силы. Горечь, которую она по-прежнему ощущала, думая о Бенедикте, вероятно, останется с ней навсегда. Но она была по-своему счастлива. У нее были верные друзья и интересная работа в будущем, а может быть, со временем она встретит настоящего друга...
Вот знакомая дверь, выкрашенная красной краской. Ребекка уже собиралась постучать, но не успела - дверь распахнулась, и она оказалась в дружеских объятиях.
- Ребекка! Как я рада тебя видеть! - воскликнула Мэри и повела ее за руку в гостиную. - Но у меня не очень хорошие новости.
- Джонатан? Он здоров?
- Да, с ним все в порядке, он у нас толстеет. - Мэри взглянула с тревогой на юную подругу. - Но этот простофиля, мой муж, свалял такого дурака, что я готова его задушить.
- Руперт? - спросила Ребекка, опускаясь на потертый диван. Она знала, что Руперт слегка не от мира, сего, но не могла поверить, что он сознательно способен подставить своих домашних. - Что он натворил?
- Вчера позвонил Бенедикт Максвелл... Ребекка сглотнула, стараясь подавить моментальную реакцию на это имя, и с наигранной легкостью произнесла:
- Ну и что?
- Он позвонил, чтобы подтвердить, что он будет крестным отцом Джонатана и приедет завтра на крестины. И этот идиот, Руперт, ответил:
"Прекрасно". И поставил меня в известность всего час тому назад. Прости, дорогая. Я пыталась связаться с Бенедиктом, но пока безуспешно.
- И это все? - Ребекка весело рассмеялась, желая успокоить подругу. Но в душе ее поднялась буря. Она не предполагала, что ей предстоит вновь встретиться с Бенедиктом, и уж во всяком случае - не завтра. Каков наглец! Мэри просила их крестить малыша, но тогда они считались женихом и невестой. В любом случае он мог найти причину и вежливо отказаться. Но нет, ему вздумалось поиздеваться над ней.
- Ребекка, я помню, ты мне сказала, что вы оба решили расстаться, но, дорогая, я знаю тебя уже четыре года и понимаю, что тебе далось это нелегко. Если только я смогу что-нибудь сделать, чтоб Бенедикт не приезжал, я это сделаю.
- Не беспокойся, Мэри, ничего страшного, честно. - Но голос ее прозвучал неубедительно. Возвращение в этот дом вновь вернуло все то, от чего она бежала.
Мэри подошла к ней и села рядом. Ребекка не стала протестовать, когда Мэри взяла ее за руки.
- Иногда, моя милая, нужно выговориться. То ли участие и мягкий голос Мэри, то ли долгое вынужденное молчание сыграли свою роль, но в последующие пятнадцать минут она рассказала все, что случилось у нее с Бенедиктом, а также историю с Гордоном.
- Бедное дитя, - простонала Мэри, обнимая ее за плечи.
На мгновение, поддавшись сочувствию старшей подруги, Ребекка позволила себе расслабиться, затем со вздохом распрямила плечи и сказала:
- Я уже оправилась, Мэри. Каникулы помогли мне разобраться во всем. И насчет завтрашнего дня не беспокойся. На крестинах я буду в форме.
- Конечно, не стоит о нем переживать... Но трудно поверить, что Бен оказался таким дерьмом, хотя в некотором роде я и не удивлена. По правде говоря, я ведь знала его только по колледжу, еще юнцом, тогда он был очень сдержанным. А теперь, через четырнадцать лет, какая-то жесткость в нем и мне бросилась в глаза. Хотя что можно ожидать от человека, прошедшего через такой ад, на долгие годы отрезанного от цивилизации? Но сознательно тебя мучить... Нет слов.
- Я думаю то же самое, Мэри. А теперь было бы неплохо поспать. Завтра нам придется нелегко.
И вот наступил еще один прекрасный летний день; солнце беспечно сияло на голубом небе. Ребекка все утро помогала на кухне, бегала туда-сюда, носилась на задний дворик, где устраивали буфет, прилаживала столики на козлах, бралась за все, лишь бы чем-нибудь себя занять и не думать о предстоящей встрече с Бенедиктом.
Наконец Мэри позвала ее наверх, собираться в церковь:
- Остался всего час. Будь готова.
Наблюдая из окна спальни за подъезжавшими машинами, Ребекка мысленно поблагодарила Господа: родители Руперта и Мэри прибыли первыми. По крайней мере, когда Бенедикт появится, ей не придется занимать его разговорами, пока Мэри будет одевать малыша для короткого путешествия в церковь.
Она разгладила руками розовый шелк юбки на узких бедрах. Да, теперь они стали узкими, даже слишком... Она надевала этот костюм лишь однажды, когда обедала первый раз с Бенедиктом. Глупо придавать значение тряпкам, сказала она себе и застегнула пуговки жакета.
За последние недели она похудела: прежде жакет плотно облегал талию, теперь же сидит на ней свободно, а юбка так просто болтается на бедрах. Но это не очень заметно. Она беспокойно покусывала нижнюю губу. Если ее подозрения оправдаются, скоро потеря веса перестанет быть проблемой. Она бросила последний взгляд в зеркало трюмо, поправила аккуратно завитый пучок на затылке и вышла из спальни.
Быстро взглянув на часы, она понесла поднос с напитками в гостиную. Радостный голос Руперта заглушал дверной звонок. К счастью, его теща вскочила и побежала открывать. Должно быть, Бенедикт. Том и Роза Уилтшир, вторая пара крестных родителей, прибыли раньше.
Ребекка почувствовала, как у нее на затылке зашевелились волосы, сердце сбилось с ритма. Хорошенько себя обругав, сделав глубокий вдох и выдох, она развернулась ему навстречу и, никак не выдавая нервного напряжения, спокойно прошлась по комнате с подносом в руках.
- Виски или херес, мистер Максвелл? - спросила она, избегая его взгляда. Прошу вас.
- Привет, Ребекка.
Ее фиолетовые глаза следили за движением его загорелых рук, обхватывающих пузатый хрустальный стакан.
- Виски, и, пожалуйста, называй меня Бенедиктом.
Она не могла оторвать взгляд от его руки, от черных волос, выбивавшихся из-под манжета белоснежной шелковой рубашки, поверх которой был надет серый шелковый пиджак. Глаза ее проследили за тем, как он подносит стакан к губам, и она непроизвольно облизнула кончиком языка свои губы, мгновенно пересохшие от воспоминания о его поцелуях.
- Пойми, после нашей связи глупо было бы называть меня мистером Максвеллом.
Его слова полоснули ее как ножом. Она наконец взглянула ему прямо в лицо, и на какой-то миг ей показалось, что, кроме них, в комнате никого нет. Его золотистый взгляд был внимательным, в нем и намека не было на торжество, которое могло сопутствовать таким словам.
- На тебе был этот же костюм в день нашего первого свидания. Ты тогда была очень хороша, а теперь еще красивее.
У него хватает духу напоминать ей о прошлом! Фактически он с ней заигрывает. Негодование ее было столь велико, что ей захотелось дать ему пощечину, но она лишь спокойно пожала плечами:
- Неужели? А я и не помню.
- Помнишь. Хотя и делаешь вид, что забыла, впрочем, я так и предполагал. Он склонился к ней. - У тебя все в порядке, Ребекка?
Все ли у нее в порядке? О Боже, если б он только знал! Прошел месяц со дня их последней встречи, и она уже две недели сама не своя. Сомнений почти не осталось, она беременна, хотя еще тешит себя слабой надеждой, что нарушение цикла вызвано пережитым шоком. Но тошнота, которая мучила ее по утрам, подтверждала самое худшее. Однако ничто на свете не заставит ее поделиться своими опасениями с этим человеком...
- У меня все в порядке, спасибо, - вежливо проговорила она. - Извините, мне надо заняться гостями.
Но он не позволил ей так просто отойти:
- Подожди, Ребекка...
- Ах, Бэкки, милая, дай мне чего-нибудь быстренько выпить, и поскорей двинемся, пока Джонатан не устроил нам концерт! - Это Мэри пришла ей на выручку, и Ребекка, с облегчением переведя дух, ускользнула от Бенедикта и постаралась затеряться в толпе гостей, спешащих к своим машинам.
Стоя возле купели в старой церкви, теперь уже снова рядом с Бенедиктом, причем его рукав касался ее плеча, она всем своим существом ощущала его соседство. Улучив момент, она украдкой покосилась на него. Он выглядел чертовски привлекательно. Его довольно длинные темные волосы падали на ворот пиджака. В какое-то мгновение его мускулистое бедро слегка прикоснулось к ней, она дернулась в сторону и едва сумела ответить священнику. К счастью, никто не заметил ее смущения.
За исключением Бенедикта. Он повернулся к ней, и глаза его насмешливо вспыхнули.
- Мы ведь в церкви, Ребекка, ты в полной безопасности... Пока что.
Его шепот вновь возмутил ее, но она ничего не могла поделать. А до чего же хотелось врезать хорошего пинка этому самоуверенному истукану!
Когда они вернулись домой, Ребекка изо всех сил пыталась избегать Бенедикта, но, куда бы она ни направлялась, он возникал перед ней как из-под земли. Оживленно беседуя с гостями, она его в упор не замечала, но его это нимало не конфузило.
- Я тебя все равно достану, Ребекка, - в какой-то из моментов пробормотал он ей на ухо.
Лучше умереть, подумала она с горечью, отпрянув от него, и вздохнула с облегчением, завидев вновь прибывших гостей: Фиону Гривз и ректора с супругой. Фиона тотчас же устремилась к Бенедикту и, с обожанием ухватив его .под руку, стала с ним ворковать.
Ребекка сказала себе, что ей все равно - пусть будет другая женщина. Но взгляд ее постоянно устремлялся туда, где стоял Бенедикт. Присутствие этого сильного, динамичного человека привлекало к себе людей. Бенедикт поднял голову, и глаза их встретились; он подмигнул ей...
Волна отвращения к себе захлестнула Ребекку. Она сделала глубокий вдох, пытаясь успокоиться, - ведь все уже кончено, и она пережила это. Но нервы ее были как натянутая струна.
Расслабиться никак не удавалось.
Может, пойти в дом, там никого нет; постараюсь привести себя в чувство, подумала она и прошла в гостиную. Подарки крестнику были аккуратно выставлены на столе, и от нечего делать она стала читать приложенные к ним карточки; на одной она, посмеиваясь, прочла: "Отправляюсь за набором". Карточка была приложена к серебряному кольцу для салфетки.
- На твоем месте я бы не улыбалась. Фиона! Как это она отцепилась от Бенедикта? - подумала Ребекка и, невольно покосившись на открытую дверь, увидела, что Мэри как раз заводит Бенедикта в кабинет.
- Это почему же? Мне кажется, крестины удались на славу, - ответила Ребекка, делая вид, что не замечает намека Фионы.
- Брось, Ребекка. У тебя был исключительный шанс, и ты его упустила.
- Антрополога нельзя назвать исключительным шансом. Я еще понимаю, если бы он был мультимиллионером, - пошутила Ребекка, надеясь, что Фиона отстанет.
- Так ты не в курсе? Или притворяешься? Хотя вряд ли. - И, откинув назад рыжеволосую голову, Фиона расхохоталась.
Ее резкий фальшивый смех резанул Ребекке по нервам. Нет, она не будет задавать никаких вопросов, хотя Фиона явно этого ожидает.
- Дорогая, Бенедикт Максвелл - миллионер, и даже более того. Ты, конечно, слышала об "М и М", англо-французской фирме, связанной с электроникой? - Фиона сделала паузу, но, не дождавшись от Ребекки никаких проявлений интереса, все-таки пояснила:
- Монтень и Максвелл. Подробности были в телевизионной передаче Джеффа Кейтса, недели две назад. Он брал интервью у Бенедикта и страшно его разозлил, предположив, что никакой он не гениальный антрополог, а его открытие неизвестного племени - всего лишь счастливая случайность.
- Это странно. - Почему-то Ребекке захотелось защитить академические достижения Бенедикта.
- Знаешь, что о нем говорят? Деньги к деньгам, слава к славе и тому подобное. Когда Бенедикт взял себе двухгодичный отпуск в фамильной фирме, а потом пропал и все думали, что он погиб, его дядя, Жерар Монтень, управлял компанией по своему усмотрению. Но Бенедикт вернулся и стал председателем правления.
Ребекка поражение глядела на Фиону. Неужели "М и М" принадлежит Бенедикту? Она слышала об этой фирме. Кто хоть изредка заглядывает в деловую прессу, не может не знать об "М и М". Фирма, взявшая на себя большой объем работ по электронному обеспечению туннеля под Ла-Маншем. Да, конечно, ведь Гордон говорил ей, что его мать француженка. Мать Бенедикта... О Боже! Какая же я идиотка, ахнула про себя Ребекка.
- Ребекка, я хочу поговорить с тобой. - Стальные пальцы схватили ее за руку, и, подняв голову, она увидела смуглое лицо Бенедикта. - Наедине, проговорил он сердито.
Что-то или кто-то неприятно задел этого самонадеянного человека; казалось, в воздухе назревает гроза. Но Ребекка не собиралась играть роль громоотвода. Однажды он уже поступил с ней именно так, но никогда больше...
- Бенедикт, милый, я думала, что вы никогда не вернетесь к нам, заворковала Фиона.
- Оставь, Фиона, я хочу поговорить с бывшей невестой.
Ребекка даже пожалела девушку; ее умело загримированное лицо сделалось пунцовым, и, надменно вздернув голову, она вышла из комнаты.
- Довольно грубо, но, по сути, правильно, - заметила Ребекка хладнокровно. Бенедикт еще крепче сжал ей руку. - Отпусти меня, - сказала она резко.
- После нашей краткой беседы можешь идти ко всем чертям, но сначала я требую объяснения.
Взглянув на него, она позволила отвести себя в кабинет через холл. Она не простит себе никогда, если допустит, чтобы он устроил здесь сцену, да еще в день крещения. Не хватало только этому человеку испортить один из счастливейших дней в жизни Мэри.
Бенедикт явно был на грани бешенства; сжатые губы, злобный блеск в золотистых глазах. Что его так разволновало? Непонятно почему, но, как только дверь кабинета за ними закрылась, по спине у нее пополз страх.
- Ну, Ребекка, отвечай, какого черта ты все рассказала Мэри? Меня никогда в жизни так не оскорбляли. Пять минут тому назад меня поджаривали здесь на углях за мое якобы недостойное поведение. И кто же? Женщина, которую я знаю много лет. Мэри сожалела, что не смогла мне дозвониться, иначе мне было бы отказано стать крестным отцом ее сына. Это твоя работа!
Ребекка вздохнула: как она сразу не догадалась? Мэри справедливый и откровенный человек. И теперь то, что она случайно увидела в открытую дверь, стало ей понятным: Мэри вела Бенедикта в кабинет "на ковер".
- Почему ты так возмущаешься, Бенедикт? Я рассказала не более того, что ты и сам знаешь как участник. - Она старалась выглядеть спокойной, хотя чувствовала себя очень несчастной. Ей не приходило в голову, что Мэри сразится с Бенедиктом...
- Я не ожидал, что меня будут обвинять в изнасиловании, - грубо огрызнулся он, и внезапно руки его метнулись к ее худеньким плечам; он судорожно притянул ее к себе, резко наклонился и, не успела она опомниться, впился поцелуем ей в губы. Его пальцы запутались в копне ее черных волос, растрепав аккуратный пучок.
Ребекка откинулась назад, волосы рассыпались по плечам. По непонятной причине поцелуй смягчил его гнев, и он что-то тихо пробормотал. К своему стыду, она кротко вздохнула, признавая свое поражение. Он выпрямился и, держа ее на расстоянии вытянутой руки, уставился сверкающими глазами на алые опухшие губы и красноречивый румянец на лице.
- Если бы Мэри могла тебя сейчас видеть, она бы поняла, что ты лгунья и тебя следует проучить. Что за насмешка! Ты не могла от меня оторваться, сказал он язвительно.
Все, оказывается, было гораздо хуже, чем Ребекка могла себе представить. Мэри не только предъявила ему претензию по поводу разрыва, но, очевидно, добавила свои собственные домыслы насчет отношения к нему Ребекки.
- Я не лгала Мэри... Она моя подруга и... И я сказала ей правду. - Ребекка говорила заикаясь. Как раз когда она думала, что начинает новую жизнь, все возвратилось к истокам. Бенедикт... Неужели она никогда от него не освободится?..
- Да, ты изложила свою версию. Ведь Гордона нет, чтобы опровергнуть ее.
Она стерпела боль, вызванную упоминанием о Гордоне, и спокойно, стараясь обуздать себя, произнесла:
- Гордон поддержал бы меня. Он был необыкновенно добрым человеком. Это тебе, конечно, неизвестно.
- О Господи! Женщина, ты неповторима!
Когда я гляжу в эти огромные, невинные, фиалковые глаза, даже я могу на мгновение поглупеть. Но теперь-то я знаю, какой разрушительной силой ты обладаешь. Бедняжка Мэри также попалась на твою удочку, как и Гордон. Я знаю ее со школьной скамьи, целую вечность. А тут, за какие-то четыре года, что ты увивалась вокруг нее, ты сумела влезть к ней в доверие и теперь внушила ей, что я изверг и людоед. И вот, погибла наша дружба. - Он раздраженно оттолкнул ее, и Ребекка чуть не упала. - Ты внушаешь мне отвращение! - процедил он с презрением.
Ребекка оцепенело смотрела на него во все глаза. Он стоял неподвижно, выражая всем своим видом надменное высокомерие.
- Что ж, прошлого не воротишь, Ребекка! - Он так проскандировал ее имя, как будто оно тоже было для его слуха оскорбительным.
Тут уж чаша ее терпения переполнилась, и Ребекка с достоинством вскинула голову:
- Ты очень красиво говоришь, Бенедикт. Отец как-то поведал мне, что каждый человек отвечает за свои поступки. Но только не ты, потому что ты трус и обманщик.
- Я еще ни разу не ударил женщину; тебе выпадет честь стать первой, прорычал он, наступая на нее.
- Это меня нисколько не удивит. Теперь меня уже ничего в тебе не удивит. Я наконец разгадала вашу карту, мистер Максвелл. Вам нужен козел отпущения, чтобы сбыть свою вину! Мэри, ваш друг.., кстати, она ведь знала вас лишь по колледжу.., так вот, она рассказала мне, что вы никогда не были возле вашей матери. Гордон - бедняга, как вы любите его называть, - был во сто крат лучшим сыном, чем вы. Где вы были, когда ваша семья нуждалась в вас? Изучали Бразилию.
Ребекка видела, как он побледнел, губы его сжались и побелели от сдерживаемой ярости, но она уже не могла остановиться. Желание причинить ему такую же боль, какую он причинил ей, захватило всю ее целиком.
- Гордон сказал мне, что проводит каникулы с матерью потому, что она в нем нуждается... Вот каким человеком был ваш брат. Он не был эгоистом. Но как вы могли об этом знать? Вы почти не знали этого мальчика.
Бенедикт вздрогнул; она поняла, что попала в точку, вот и хорошо. Теперь ее уже ничто не удержит.
- Он рассказал мне, что ваша мать была в тяжелой депрессии из-за смерти мужа и вашей предполагаемой гибели. Гордон скучал об отце, но так как вас он редко видел, то особенно не убивался по поводу вашего исчезновения. - И тут она перешла на "ты". - Уж если хочешь кого-нибудь обвинить, то обвиняй первым делом себя, истукан несчастный! А прежде чем называть меня лгуньей, советую прочесть материалы вскрытия покойного Гордона. Расследования некоторых так называемых ученых выглядят порой просто смехотворно!
Она направилась к двери, и Бенедикт не шелохнулся, чтобы остановить ее. Она обернулась, держась за дверную ручку, и на прощание выпустила еще один залп:
- Может быть, телевизионщик был прав, мистер Миллионер, успех на Амазонке - это всего лишь счастливый случай... - Ребекка вышла из кабинета, больше не оборачиваясь, киля негодованием.
А если бы обернулась, то увидела бы, как Бенедикт опустился на стул и закрыл лицо руками...
Глава 5
- Мерси. - Ребекка взяла чашечку кофе, которую официант поставил перед ней на стол. Отпила и устроилась в кресле поудобней. Расслабившись, она облегченно вздохнула. Никто так не готовит кофе, как французы. Впервые за последние три дня она наслаждалась одиночеством и покоем.
Морские суда в гавани сверкали под июньским солнцем, парусники покачивались на воде, высокие их мачты поскрипывали под дуновениями бриза. Этот мелодичный звук перекликался с голосами людей, наслаждающихся воскресным отдыхом.
Ее внимание привлек мальчик: уронив мороженое на тротуар, он залился горькими слезами. И она с болью в сердце вспомнила о своем сыне, Даниэле. Впервые она оставила его, доверив Джоан и Джошу, и теперь очень скучала. Но, будучи матерью-одиночкой, приходится думать о карьере.
Взгляд ее остановился на большой яхте, входившей в гавань. Красивое, сверкающее белизной судно не могло войти в узкий проход к якорной стоянке. Высокий темноволосый мужчина появился на палубе. При входе в док яхта почти касалась стен гавани, и мужчина легко перепрыгнул на набережную. Его загорелая кожа блестела под полуденным солнцем. Ребекка не видела лица, но что-то в его облике было очень знакомо, то ли движения гибкого тела, то ли... Но тут ее отвлек громкий крик молодой девушки, бежавшей в направлении кафе.
- Миссис Блэкет-Грин... Миссис Блэкет Грин!
Девушка подбежала к ней, запыхавшись.
- Что случилось, Долорес? - Ребекка оглядела шестнадцатилетнюю, с уже сформировавшейся фигурой девушку и была шокирована ее бикини. - Разве я вам не говорила, что нельзя уходить с пляжа без одежды?
- Да, мисс. Но, пожалуйста, мисс, пойдемте скорее. Доджер заставил мистера Хамфри выйти в море на маленьком ялике, и они попали в беду.
Ребекка вскочила на ноги. Из кармана брюк она достала несколько франков, бросила их на стол и побежала вниз по холму к берегу, не замечая, что высокий темноволосый мужчина, о котором она позабыла, обернулся и наблюдает за ней с напряженным выражением сурового лица.
Поездка во Францию с учениками началась неудачно. В пятницу, когда они отправлялись в путь из Англии, мисс Смит, с которой они по очереди должны были вести автобус, прищемила руку дверью, а ее другой коллега, мистер Хамфри, вообще не водил машину. Ребекке пришлось бессменно сидеть за рулем, что не освобождало ее от ответственности за группу шестнадцатилетних школьников.
О Боже! Какую еще глупость выкинул Хамфри? - спрашивала она себя, спускаясь на пляж. Мисс Смит была на вилле и готовила ужин, однако Ребекка понадеялась, что Хамфри сможет некоторое время справиться один. Но, взглянув на море, она поняла, что ошиблась. Ялик быстро входил в морской рукав, за которым качался на воде "Атлантик". Ветер наполнял белый парус ялика, и две фигурки на нем с каждой секундой становились все меньше и меньше.
- Долорес, собери всех оставшихся ребят, и ждите меня у берега, приказала Ребекка и побежала через песчаный пляж. И тут она с великим облегчением увидела, что две гротескные фигурки на ялике замечены спасателями. Трое мужчин обогнали Ребекку и, прыгнув в моторную лодку, за считанные секунды настигли парусник и взяли его на буксир.
Ребекка облегченно перевела дух, лишь когда лодку пригнали к берегу. Успокоившись, она вновь обрела начальственный вид. Учеников всего было девять: пятеро мальчиков и четыре девочки. А вместе с непоседой Доджером, мистером Хамфри, мисс Смит и ею самой вся компания насчитывала тринадцать человек. Дурная примета...
Она нетерпеливо наблюдала, как спасатели и спасенные вышли на берег; ученики разразились ликующими воплями. Как только к ней вернулась уверенность, что никто не пострадал, чувство облегчения сменилось негодованием.
- Так, все садитесь! Не вы, мистер Хамфри, может быть, вы подготовите спортивный инвентарь, пока я поговорю с ребятами?
Она посмотрела на Хамфри с раздражением. Высокий рыжеволосый парень в очках, он за все четыре года ее работы в школе, расположенной в одном из небогатых районов Лондона, словно пытался доказать, что он самый неподходящий человек, чтоб заниматься ребятами, воспитанными улицей.
- Тихо! - повысила она голос, разглядывая пестрое соцветие уставившихся на нее глаз, пока не нашла виновного. - Итак, Доджер, может быть, ты нам объяснишь свое поведение?
- Я представил себе, что отправляюсь в плавание. Ведь у нас каникулы.
Прошло всего три дня, а она уже успела превратиться в неврастеничку.
- Послушай, и вы все тоже. Если вы не возьметесь за ум, я всех вас завтра же отвезу обратно.
Вероятно, она производила странное впечатление: миниатюрная, хорошо сложенная женщина с черными, коротко остриженными волосами, в открытом, простого покроя платье и поношенных босоножках на изящных ногах... Держит речь перед группой ребят, причем все они выше ее ростом.
- Наша поездка началась с неприятного происшествия, и если б не спасатели, то произошла бы катастрофа. Как ты посмел сделать вид, что умеешь ходить под парусом, Доджер? - Она укоризненно смотрела на виновника. - Когда единственное, что ты умеешь, - это сидеть на веслах в Гайд-парке...
Ее прервали раскаты смеха, и она обескураженно, ничего не подозревая, обернулась. Катастрофа все же произошла - за ее спиной стоял Бенедикт Максвелл. Она мгновенно узнала его, и сердце у нее чуть не выскочило из груди. Прошло пять лет с их последней встречи, и тогда он тоже смеялся. Прежняя горечь подступила к горлу, и в то же время - нечто вроде торжества. Он не сможет больше причинить ей боль.
- Ребекка, Ребекка, - воскликнул он между раскатами хохота, - ты, я вижу, превзошла самое себя. - Его золотистые глаза искрились ухмылкой, подливая масла в охватившее ребят веселье. - Где ты учительствуешь? В школе для юных правонарушителей?
Он стоял всего в нескольких футах от нее, одетый в шорты цвета хаки, его широкие плечи содрогались от беззвучного смеха. Она демонстративно повернулась к нему спиной, не снизойдя до ответа, и продолжала ровным голосом:
- Доджер и Томпкинс, наберите себе по команде и начинайте футбольный матч. Надеюсь, это вас займет на час, а то и на два.
- Мисс, а мисс, парень все еще тут! Отчего вы с ним не поговорите? пропищала Долорес. - Для старика он на вид ничего себе.
Ребекка не хотела не то что разговаривать с Бенедиктом, но даже признавать его присутствие, однако губы ее сами собой произнесли:
"Старик". Ему это должно понравиться...
- От этого старика лучше держаться подальше. Ладно ребята, повеселились, и хватит, футбол так футбол. Пошли.
Ребекка не сразу поняла, что Бенедикт переместился к ней вплотную. Его мощная рука обняла ее за плечи, и она вздрогнула от его прикосновения. Резко поведя плечами, она отшатнулась от него.
- Я уж сама как-нибудь разберусь со своими учениками. Мне ваша помощь не нужна.
- Прости меня, Ребекка. - Усмешка еще играла на его губах, но темный взгляд был устремлен на ее пылающее лицо с серьезной сосредоточенностью. На мгновение ей показалось, что за его словами стоит нечто большее. Но он тут же развеял ее заблуждение, насмешливо заметив:
- Ты, однако, выглядишь так, словно позарез нуждаешься в помощи.
- Вы не тот человек, к кому бы я обратилась за помощью, если б нуждалась в ней, - выпалила она. Каким изощренным капризом судьбы забросило этого человека сюда, на юго-западное побережье Франции, именно в этот день, когда и она здесь? Ей хотелось надеяться, что она навсегда ограждена от встреч с Бенедиктом, и по прошествии пяти лет она уже не сомневалась, что так оно и есть.
- Прекрасно, Ребекка. Приятно видеть, что маленькая елочная хлопушка осталась прежней, такой, какую я знал и любил. - Его губы раздвинулись в волчьей улыбке, обнажая сверкающие зубы.
Лгун. Он никогда не любил ее, и она не собиралась продолжать этот разговор. К счастью, снова раздался визг, и она с радостью переключила внимание на игру ребят.
- Ты была в офсайде, Долорес, - крикнула она, закончив таким образом начавшийся диспут, а затем позвала своего коллегу:
- Мистер Хамфри, я займусь ими, думаю, что вы уже достаточно были на солнце. - Участие в игре помогло бы ей унять дрожь в ногах...
- Куда ты спешишь, Ребекка? - Бенедикт схватил ее за локоть.
Она оглянулась на него. Он стоял слишком близко к ней; она ощущала жар и силу, исходившие от его мускулистого тела, его блестящие глаза приковали ее взгляд.
- Я хочу поговорить с тобой, объясниться. Дай мне такую возможность, заявил он твердо.
Прошло пять лет, и вот ею опять играют. Ее пробрала дрожь - она снова выказала слабость. И этот человек может снова причинить ей боль. Если он когда-нибудь откроет ее тайну...
- Ты все тот же, Бенедикт: "Я хочу". - (Лишь игра желваков на квадратной челюсти выдала его раздражение.) - Тебе надо только пожелать, и все. Это для тебя еще одна проба сил, я нисколько не сомневаюсь, - бросила она с холодной отчужденностью. - И убери руку.
- Твоя взяла, на данном этапе, - сказал он спокойно, отпуская ее руку, когда мистер Хамфри направился к ним. - Я понимаю, Ребекка, сейчас неподходящий момент. Может, пообедаем сегодня вечером?
- Нет, я не хочу, - сказала она резко, уловив в его глазах хищный блеск дикой кошки, мелькнувший и растаявший еще до того, как мистер Хамфри подошел к ним. Спасена, подумала она, повернувшись к коллеге.
- Спасибо, Ребекка, я уже начал обгорать, - молодой человек поморщился. До встречи. - И, помахав рукой, он припустил вниз по берегу.
Ну вот, сейчас начнется новое наступление. Ей бы следовало вообще игнорировать присутствие Бенедикта, но хорошие манеры вынудили ее обернуться и сказать:
- Всего хорошего, мистер Макс...
- Куда ты спешишь? - Он сделал шаг к ней, вся его могучая полуобнаженная фигура устрашала ее. - Почему, Ребекка? - Темная бровь вопросительно изогнулась. - Чего ты боишься?
Если б он только знал... В ней заговорил инстинкт самосохранения. Она подняла на него широко раскрытые фиолетовые глаза:
- Змей боюсь, - мило улыбнулась она, - не вас, разумеется. - Она наблюдала, как его лицо окаменело, когда смысл ее слов дошел до него. Извините, меня ждут мои ученики.
И, повернувшись, она побежала через импровизированное игровое поле. Присоединившись к ребятам, она еще какое-то время чувствовала на себе его горящий взгляд, но заставила себя не замечать его назойливого присутствия, стараясь сосредоточиться на игре.
Наконец, краем глаза увидев, как Бенедикт повернулся и зашагал в сторону дороги, она вздохнула с облегчением. Слава Богу! Он ушел...
Почти к ночи в доме все стихло. День выдался тяжелым. Два дня они провели в Париже, рано утром отправились в Руан и прибыли ко второму завтраку. Ребекка выдохлась. Остановились они в прелестном доме старой постройки, у самой дороги, с видом на взморье. Дом принадлежал мисс Смит. Она купила его за бесценок несколько лет назад, с мыслью о скором уходе на пенсию. И собиралась превратить его в студенческий дом отдыха, с ограниченными фондами. В доме было три больших холла, четыре спальни и ванная комната на втором этаже, другие четыре спальни и ванная находились на третьем этаже. Мальчики расположились на третьем этаже, девочки - на втором.
Ребекка с трудом поднялась в свою каморку, выключая по пути свет. Наконец, добравшись до постели, кое-как разделась и забралась под одеяло, не способная ни о чем думать от усталости. Но прошел целый час, а она так и не уснула. Она уверяла себя, что это от жары, хотя в душе знала истинную причину бессонницы Бенедикт Максвелл.
Она вспомнила их последнюю встречу, пять лет назад. После того как она вылетела пулей из кабинета, ей понадобилось минут десять, чтобы заставить себя вернуться к гостям, и только гордость не позволила ей забиться в слезах куда-нибудь в угол.
Бенедикт вежливо распрощался со всеми, подавив свой гнев. Она как раз спускалась по лестнице; он подошел к ней и громко заявил:
- Как чудесно, что мы снова увиделись, милая, я уверен, что мы навсегда останемся добрыми друзьями. - И затем имел наглость ее поцеловать.
Она непроизвольно отпрянула от него, онемев от злости, а он бесстрастно хохотнул, и хохот этот долго еще звучал в ее ушах. На следующий день она переехала в Ноттингем и сняла там на время комнату, с тем чтобы закончить учительские курсы.
Лекции занимали все ее время, и днем она еще более-менее держалась, но по ночам, в одиночестве, горько плакала. Иногда не могла уснуть до рассвета.
Она еще раз побывала в Оксфорде в октябре, когда Руперт и Мэри устроили прощальный вечер. Вернувшись в Ноттингем, она имела возможность окончательно убедиться в собственном безрассудстве: наконец-то посетила врача и тот подтвердил, что она беременна.
Ребекка сменила свою комнату на двухкомнатную квартиру и, проведя Рождество с Джоан и Джошем, посвятила их в свою тайну. Они оказали ей незаменимую поддержку. Даниэль родился в пасхальные каникулы, и Джоан провела с Ребеккой более месяца.
Все складывалось отлично. Ребекка блестяще сдала выпускные экзамены, после чего предложила свои услуги одной из лондонских школ и была немедленно принята. Остаток лета она провела с малышом и занималась домашним хозяйством...
Ребекка встала и подошла к окну. Взгляд ее блуждал вдоль широкого побережья, уносился в бескрайние морские просторы. Волны с чувственной истомой ласкали берег, а луна озаряла эту сцену серебряным сиянием. Сомнения мучили ее, и предметом ее сомнений был Бенедикт Максвелл... Правильно ли она поступила? Да, конечно, ответила она сама себе и подняла глаза к усыпанному звездами ночному небу, как бы ожидая от небес подтверждения.
Она передернула плечами. Если не быть начеку, ее уютная по-своему жизнь может резко измениться.
- Я пригласила друга, ничего? Ребекка вскочила на ноги, уронив сосиску, которую пыталась подцепить на вилку с жаровни.
- Проклятье! - выругалась она сквозь зубы и, повернув голову, увидела процессию, идущую по саду: возглавляли ее Долорес с сияющим лицом и Бенедикт Максвелл, а за ними тянулась вся группа.
- Мы встретили вашего друга, и я пригласила его к нам на ленч.
- Надеюсь, ты не будешь возражать? - Бенедикт подошел к ней. Его золотистые глаза осмотрели ее едва прикрытое тело с явным одобрением.
Ребекка внутренне содрогнулась, горько пожалев, что не оделась более капитально. Короткие шорты и купальный лиф были плохой защитой от изучающих глаз Бенедикта. Но еще больше ее беспокоил вопрос: что он здесь делает? Мисс Смит повела ребят на экскурсию по городу. Каким образом Долорес спелась с Бенедиктом?
Она неуверенно покосилась на его крупную мужественную фигуру. На нем была черная безрукавка, подчеркивающая мускулатуру грудной клетки, бежевые брюки облегали бедра, на ногах пара легких мокасин.
- Вчера я чуть с ума не сошел, когда увидел, что ты постриглась: сразу вспомнилось, как твои волосы рассыпались по моей подушке, - сказал он тихо. А теперь мне так тоже нравится. - И он провел рукой по ее коротким вьющимся волосам.
Она тряхнула головой, пытаясь избавиться от его прикосновения, а заодно и от воспоминаний, навеянных его словами, и резко проговорила:
- Признаться, не ожидала, что ты будешь приставать к подросткам.
- Не глупи, Ребекка, я зацепил Долорес, чтобы через нее найти тебя.
Она поверила. Вся беда в том, что она хотела быть найденной. Нет слов, опасный он человек, с него станет лишить ее последнего... Она враждебно сощурилась и хотела сказать, что незачем было искать ее, но в это время мисс Смит восторженно заахала:
- Ребекка, представляю себе, какой это для вас сюрприз! Встретить старого друга, мистера Максвелла! Подумать только, ваш папа был одним из его профессоров в университете. Как все-таки тесен мир! Я рассказала вашему другу о моем маленьком несчастье, - и она показала забинтованную руку. - Отгадайте, что он предложил?
Торжество, сквозившее в глазах Бенедикта, подсказало Ребекке, что предложение это ей не понравится.
- Яхта мистера Максвелла простоит здесь несколько дней, в связи с небольшим ремонтом. И мистер Максвелл любезно предложил помочь с вождением автобуса. А в четверг ребята покатаются на его лодке. Здорово, не правда ли?
Подавив тяжелый вздох - все оказалось хуже, чем она предполагала, Ребекка сказала решительно:
- Я не считаю возможным обременять мистера Максвелла таким образом.
- Ерунда, Ребекка, для меня это удовольствие, - благодушно протянул Бенедикт. - Для чего же тогда нужны друзья?
Она окинула его пытливым взглядом; несомненно, он использовал последние два часа, чтобы завоевать доверие ее коллег и ребят. Она представила себе выражение их лиц, если бы она им все рассказала: как он ее соблазнил и сделал матерью... Даниэль. Мысль о сыне охладила ее гнев. Она должна быть начеку. Одно неосторожное слово, и Бенедикт узнает о том, чего не должен знать никогда. Открыто выражать свою ненависть не стоит. Лучше принять его игру. Изображать дружбу, а через несколько дней дороги их разойдутся.
- Ну что ж, если вы уверены, что вас не затруднит. - . - бросила она беззаботно, сама удивляясь своему актерскому таланту. - Помощь с автобусом будет нам весьма кстати. - Детки сведут его с ума в первый же день, так и надо этому истукану, подумала она со злорадством.
- Напротив, Ребекка, мне будет приятно. Это мы еще посмотрим... Наивный человек. Его ждет разочарование. С этой утешающей мыслью она стала накрывать на стол.
К ее неудовольствию, оказалось, что единственное место для нее осталось в конце скамьи, рядом с Бенедиктом. Она села за стол, и его бедро коснулось ее голой ноги; она непроизвольно дернулась.
- Зачем нервничать, Ребекка? В этом нет необходимости. Выпей, - проговорил он мягко и, взяв большую бутылку дешевого вина, наполнил ее стакан. Вообще-то полагается шампанское, чтобы отметить наше воссоединение.
Реплика, произнесенная им с чувственной гортанной интонацией, его дыхание, коснувшееся ее лица, золотистые глаза с нескромным блеском - все это будоражило ее, доказывая, что она до сих пор под его чарами и никогда не сможет излечиться от печального недуга.
- Навряд ли воссоединение, - сказала она осторожно.
Слабая улыбка тронула его жесткие губы.
- О да, Ребекка, и я даже надеюсь на большее, - протянул он, и взгляд его, скользнув с ее лица, остановился на полной груди, вызвав в ней дрожь, что ее очень огорчило. - Я жду не дождусь завтрашнего дня, чтобы сопровождать вас в Коньяк. А в среду, кажется, у вас опыты на природе, ну а в четверг мы идем под парусом;
- Ни к чему все это, - выпалила она, забыв, что решила принять его игру.
- Но, Ребекка, я уверен, что ты во мне нуждаешься.
Она покраснела и отвернулась. Он мне не нужен, мне не нужен никто, упрямо твердила она себе.
- Я имею в виду присмотр за детьми, - иронически уточнил он. - Хотя Долорес говорила, что вы здесь до пятницы, так что, может быть, все-таки пообедаем вместе, - продолжал он свою издевательскую игру.
Дура я, дура, бичевала себя Ребекка. Разумеется, Бенедикт не имел в виду, что она нуждается в нем лично.
- У Долорес большой чувственный рот, - неожиданно для себя пробормотала она.
- Да ты что, Ребекка, при чем тут твои ученики? - с усмешкой ужаснулся Бенедикт.
Она постаралась напустить на себя невозмутимый вид и стала с остервенением расправляться с сосиской, словно разделывалась с Бенедиктом. А что касается Долорес... Она с ней еще поговорит. Кто знает, о чем этой девчонке взбредет в голову с ним болтать. От школьных дел легко перейти на личную жизнь. Она не допустит сплетен. Поднеся к губам пластиковый стакан, она выпила вина, чтобы успокоить нервы. Затем снова взялась за сосиску. Немного успокоившись, она наконец огляделась вокруг себя и, к своему ужасу, обнаружила, что Бенедикт договаривается с мисс Смит и мистером Хамфри о том, чтобы Ребекку отпустили в среду вечером с ним пообедать.
- Нет, - вмешалась она, - я не могу оставить вас вдвоем с детьми.
- Ерунда, Ребекка, ты будешь загружена следующие два дня, надо же хотя бы один вечер провести со старым другом. Я не желаю ничего слышать, - настаивала мисс Смит.
Фиалковые глаза Ребекки сверкали негодованием. Самодовольная ухмылка и явное торжество, сквозившие во взгляде недруга, заставили ее стиснуть зубы, чтобы не выругаться. Несомненно, по части манипулирования обстоятельствами и людьми Бенедикт Максвелл усовершенствовал свое мастерство. Если он решил провести следующие два дня с их группой, а также побыть с ней наедине, должно быть, у него имеется какой-то тайный план. Сейчас для нее самое главное поберечь нервы. Лучше истратить свою энергию на то, чтобы выяснить, что у него на уме...
Склонив голову, она впервые с момента их встречи внимательно оглядела его. Он похудел, складки вокруг рта стали глубже, в черных волосах появилась седина. Ну что ж, ведь ему уже почти сорок. Но не возраст изменил его. Жесткий характер этого человека нашел выражение в чертах лица. Может быть, потому, что она больше не смотрела на него сквозь розовый туман любви, зрение ее прояснилось, и она увидала его таким, каков он на самом деле: опасный человек...
- Ну как, я подхожу? - сухо спросил Бенедикт. - Ты смотришь на меня так, как будто раньше никогда не видела.
Румянец смущения покрыл ей лицо и шею, она готова была убить себя за то, что ее интерес к нему не остался незамеченным. Осторожно подбирая слова, она ответила:
- Пять лет - большой срок, ты мог измениться; но по тому, каким я тебя помню, с трудом верится, что тебе доставит удовольствие тратить свое время на школьников. Думаю, Ривьера больше в твоем стиле.
- Откуда ты знаешь мой стиль, Ребекка? После того как ты разорвала нашу помолвку, я для тебя перестал существовать, - проговорил он с горьким сарказмом.
Она, оказывается, разорвала помолвку!
- А ты ждал чего-то другого? - фыркнула Ребекка. Кто начал с обмана? Неужели у него такая короткая память?
- Да, я ошибался, но я пытался в письме объясниться с тобой, принес извинения. Надеялся, что ты ответишь. А не дождавшись ответа, понял, что таково твое решение, тут уж ничего не поделать. Однако через пять лет ты могла бы меня и простить, - произнес он требовательно, с печалью в голосе.
Все ясно, подумала она. Бенедикт никогда ничего не писал ей.
- Я бы хотел быть твоим другом, Ребекка, отбрось раз и навсегда призрак прошлого. Вчера, когда я увидел тебя в гавани, я не поверил своему счастью. Единственно, чего мне хотелось, так это прояснить наши отношения. Письма не всегда помогают в таких вопросах. - Его глубокий голос звучал убедительно, но Ребекке трудно было поверить в его слова.
Спасибо, что мисс Смит прервала их беседу, сказав вполголоса:
- Если вы поможете убрать со стола, оставшийся день я с ребятами проведу у моря.
Бенедикт отстранение огляделся вокруг, как будто только вспомнил, что они не одни, едва слышно выругался и снова уставился на Ребекку.
- Мы непременно все обговорим. - Голос его прозвучал для ее ушей чуть ли не угрожающе; не дождавшись ответа, он встал и со свойственным ему при желании шармом распрощался, выражая сожаление - дела есть дела. Бросив пронзительный взгляд на Ребекку, он добавил:
- Мисс Смит уже поставила меня в известность, что мы отправляемся завтра в девять утра. До встречи.
- Хорошо, до свидания, - процедила она сквозь зубы, донельзя раздраженная тем, что вынуждена соглашаться, но выбора не было.
Оставшийся день Ребекка беглым взглядом присматривала за учениками, снова и снова возвращаясь мыслями к последним происшествиям и к очередному вторжению Бенедикта Максвелла в ее жизнь.
Могла ли она как-то по-иному распорядиться событиями? - задавала она себе в сотый раз тот же вопрос. Нет, конечно, не могла. Своим неотразимым обаянием он околдовал мисс Смит, а она все-таки старший педагог. Своевольничать Ребекке не пристало. Бесцеремонно отшить либо попытаться надавить на него, чтобы он вошел в ее положение? Бесполезно. Бенедикт, возможно, воспримет это как вызов и станет еще более настойчивым или, хуже того, что-то заподозрит. Пытливый Бенедикт ей совсем ни к чему. Да, она поступила правильно. Перетерпит несколько тяжелых дней, зато потом, в Лондоне, будет в безопасности.
После обеда она позвонила Джошу и Джоан в Корбридж и после разговора с Даниэлем почувствовала себя почти что счастливой. Он играет со своей подружкой Эми и совсем, как ей показалось, не скучает по маме. Затем она немного прогулялась. Появление Бенедикта взволновало ее больше, чем можно было предположить. Даниэль очень похож на своего отца; лишь сегодня она поняла, как они похожи, и эта мысль ее встревожила...
Сидя на переднем месте в автобусе, она поглядывала на водителя. Бенедикт выглядел подтянутым, жизнерадостным, его суровые черты казались умиротворенными. За темными очками она не могла видеть выражения его глаз, но по мягкому изгибу губ можно было судить, что он доволен жизнью.
Ребекка чувствовала облегчение оттого, что теперь у нее есть замена, но не признавалась себе в этом. Хотя сидеть все время за рулем - дело тяжелое.
- Отчего такая мина, Ребекка? - спросил он неожиданно. - Или так уж неприятно находиться в моем обществе?
Ее полные губы тронула улыбка:
- Нет, нисколько; наоборот, я как раз подумала, что нам повезло. Я люблю водить машину, но иногда хочется передохнуть, - откровенно призналась она.
- Жаль, конечно, что мисс Смит поранила руку, но ее невезение обернулось для меня удачей. - Он вновь переключился на дорогу и недовольно добавил:
- Хотя трудно говорить об удаче, сидя за рулем такой колымаги. Ума не приложу, как ты умудрилась добраться на этой развалине из Англии.
- Машина прекрасная, хотя и немного подержанная. Главное - бережное обращение, - почти виновато ответила Ребекка.
Он двусмысленно ухмыльнулся:
- Что я и делаю.
Она отвернулась к окну. Его до боли знакомая ухмылка почему-то не разозлила ее; если так пойдет и дальше, то можно в два счета поддаться его обаянию, а эта дорога ведет в ад, она за это уже дорого заплатила. Я теперь зрелая женщина, сказала она себе, и не повторю роковую ошибку.
Когда они стали приближаться к месту, Бенедикт пустился в рассказ о секретах производства коньяка. Вдоль дороги виднелись виноградники и реклама, зазывающая отведать вина, используемые при изготовлении коньяка. Бренди, который гонят во всем мире, не имеет права называться коньяком, объяснял их новоиспеченный гид.
К тому времени, когда они наконец въехали в центр города, дети были уже всерьез заинтригованы, хотя вначале отнеслись к этой экскурсии без особого интереса. Ребекка должна была признать, что Бенедикт сумел зажечь их воображение; прежде такого таланта она у него не замечала.
- Что ты так странно смотришь, Ребекка? - спросил он, помогая ей выйти из автобуса.
- Я не знала, что ты умеешь разговаривать с детьми, - ответила она.
Не отпуская ее руки, он сказал:
- Я люблю детей и надеюсь когда-нибудь обзавестись собственными. Насмешливая улыбка играла на его красивом лице, когда он снял темные очки и, наклонившись к ней, добавил:
- Как ты, Ребекка, отнесешься к такому делу?
У нее перехватило дыхание; залившись краской, она отдернула руку.
- Отрицательно, - сухо проговорила она и, отвернувшись, стала призывать ребят к порядку.
- Я поражен - женщина с твоим опытом! Почему? - не унимался он, пытаясь заглянуть ей в лицо, которое она усиленно от него отворачивала.
- Ребята, пошли, - сказала она, не удостаивая его ответом.
Бенедикту ничего не оставалось, как двинуться следом, и Ребекка вздохнула с облегчением. Надо быть осторожнее, она ведь чуть не выдала себя.
Винодельческий завод произвел на всех потрясающее впечатление. Но вначале они объехали весь город, не забыв посетить музей крепких напитков, где хранились образцы, относящиеся даже к средним векам. Затем сели на пассажирский катер и переправились через реку, где находились погреба, а в них - миллионы литров хереса в бочонках, которые стояли рядами как свидетели веков, поскольку каждый ряд относился к урожаю одного года.
- О Боже, Бенедикт, эти ароматы одурманят всю мою компанию! - воскликнула Ребекка, когда молодой экскурсовод усадил их в темном помещении склада, чтобы показать фильм.
- Не волнуйся, любовь моя, пока я не пьян, все будет хорошо, - пробормотал он, садясь рядом.
Когда они вышли наконец на солнечный свет, Ребекка была немного одурманена, но, как только Бенедикт обнял ее за плечи, мигом пришла в себя; легкое головокружение, правда, ощущалось, но уже по другой причине.
В холле для посетителей продавали коньяки всех сортов, и, пока Бенедикт разговаривал с экскурсоводом, Ребекка выбрала бутылку "V.S.O.P.". Это будет подарок Джошу и Джоан, что еще могла она им подарить? Их доброту к ней ничем не измерить.
- Ну-ну! Ты, кажется, поддалась здешней атмосфере, - раздался за ее спиной глубокий голос.
- Это для друга, - быстро ответила она.
- Мужского пола?
- Да, - сказала она, питая слабую надежду покончить с его назойливостью.
- Счастливец! - Бенедикт сощурился в усмешке. - А впрочем, еще неизвестно. Его здесь нет, а я - вот он, рядом. - И, наклонившись, он поцеловал ее в лоб. Затем обнял за плечи и притянул к себе. - Ты все купила, что хотела? А то мы задерживаем очередь.
Взволнованная его прикосновением и неожиданным поцелуем, Ребекка поспешно потянулась за своей покупкой. Может быть, не только она ощущает это напряжение? - мелькнуло у нее в голове.
- Да, пойдем, - сказала она сдержанно. Ее вчерашнее решение - принять его правила игры как наиболее легкий выход - стало терять свою привлекательность. Усилия, затрачиваемые на то, чтобы держать его на расстоянии, утомляли ее и действовали на нервы.
Наполнив старинную ванну горячей ароматной водой, Ребекка медленно окунулась в нее, пока нежные пузырьки не коснулись ее подбородка. Ах, какая роскошь! - вздохнула она. Вся женская половина их компании, или шесть человек, пользовалась одной ванной комнатой, и она была благодарна своим ученицам, по настоянию которых по целому часу занимала ванную. Но то, что ее вынуждали обедать с Бенедиктом, было ей неприятно.
Последние два дня он занимал все ее время. С того момента, как они уехали с винодельческого завода - было это во вторник, а сейчас уже на исходе среда, - время пролетело быстро и, нельзя не признать, интересно.
Она расслабленно вспоминала события сегодняшнего дня. Выбравшись за город, они поели в ресторане под названием "Лев", а затем проехали еще несколько миль по лесистой местности, по которой пробегала узкая речушка. В глубине леса стоял деревянный домик, служивший баром, и там же можно было покататься на водных велосипедах. Ребята арендовали их на час, и Бенедикт настоял, чтобы она уселась вместе с ним. Вспомнив один забавный эпизод, она фыркнула: перед ней возникло его напряженное лицо, когда он целых полчаса не мог развернуться на мелком месте.
Сначала они сели на мель носом, потом кормой, а потом сломалась педаль. Томпкинс и Доджер, которые плыли за ними, хохотали во все горло, глядя на бесплодные усилия Бенедикта, а затем довольно язвительно прокомментировали его конфуз:
- Может, рискованно выходить завтра в море на его яхте, если он управляется с нею так же, как и с водным велосипедом? - И они со смехом поплыли дальше.
Когда Бенедикту в конце концов удалось развернуться, он сильно нажал на единственную педаль, отчего все суденышко содрогнулось. Звенящие звуки разнеслись в лесной тишине: вся мелочь, скопившаяся в карманах его шортов, барабаня по жестяным крыльям велосипеда, полетела в воду.
Два дня Ребекка старалась сохранить формально вежливые отношения с Бенедиктом, но в этом его сражении с водной стихией проигравшей оказалась она. Взглянув на его огорченное лицо, она от души расхохоталась.
Его гневный взгляд встретился с ее глазами, затем он усмехнулся и захохотал вместе с ней.
Вспоминая все это с улыбкой, она вышла из ванны, вытерлась насухо и, завернувшись в пляжное полотенце, прошла в свою комнату.
Усевшись перед трюмо, она принялась разглядывать свое румяное, слегка загоревшее лицо. Чувства ее были неопределенными, когда она думала о предстоящем вечере. Она не могла отрицать, что взволнована свиданием с Бенедиктом. А благоразумие подсказывало ей, что такая взбудораженность весьма опасна...
Подошел назначенный час, и вот она уже неловко располагается на мягком, обтянутом кожей сиденье белого "мерседеса". Пальцы ее нервно теребят кромку зеленого шелкового платья, натягивая его на колени. Напрасно она надела это платье. Лиф представлял собой присобранный треугольником шелк, скрепленный сбоку пуговицей, талию схватывал пояс, юбка обтягивала бедра, расходясь двумя складками спереди. Она купила это платье экспромтом на январской распродаже. Должно быть, сошла с ума!
Самое открытое платье из тех, что она носила. Выражение лица у Бенедикта при встрече было весьма красноречивым, причем оно у него менялось, и довольно прихотливо: от дружеской улыбки к очарованное(tm), затем к деланному безразличию и наконец к открытому вожделению.
Уже через десять минут Ребекка почувствовала возникшее между ними молчаливое напряжение. Ее мысли метались между прошлым и настоящим. Они ехали быстро, дорога вилась между сладко пахнущими соснами.
- Я бы не хотела забираться слишком далеко, - выпалила она, нарушив молчание.
- В этом-то платье? - Он искоса оглядел ее, и на губах его заиграла ядовитая усмешка. - Ах ты, лицемерка! Она вспыхнула.
- Я имею в виду, что не хочу уезжать далеко. Несправедливо оставлять надолго коллег с детьми ради собственного развлечения, - объяснила она, постаравшись пропустить мимо ушей его колкость.
- Не волнуйся, Ребекка. Мы уже почти на месте.
Машина резко, со скрежетом развернулась, и Ребекка невольно прислонилась к нему. Но тут же быстро отпрянула на безопасное расстояние. Ей казалось, что ее обнаженная рука горит от соприкосновения с его рукой. Это все из-за жары, внушала она себе. Но после двух дней, проведенных вместе, списывать все на жару было непросто...
- В этой маленькой деревушке довольно необычный ресторан. Я думаю, тебе понравится, так что расслабься и Приготовься наслаждаться жизнью.
Он оказался прав. К ее удивлению, он пересек деревню и поехал в гору, на самую вершину. Припарковались они на площадке с открывающимся видом на море.
- Где же ресторан? - спросила она с сомнением.
- Сейчас все увидишь, поверь мне. - Он вышел из машины, открыл ей дверцу и помог выйти.
Вечерний воздух был напоен запахами цветов и моря. Бенедикт повел ее к маленькой калитке, затем по нескольким ступеням они спустились в грот, где самой природой была высечена терраса, для подстраховки отгороженная от моря стеной. Ресторан представлял собой лабиринт пещерных переходов, тянувшихся внутри скалы.
- Фантастика! - воскликнула она. Небо и море из темной полости отсвечивали чем-то нереальным. - Это похоже на таинственный грот из какой-нибудь сказки. Она подняла на Бенедикта сияющие глаза. - Спасибо, что привез меня сюда. Здесь так красиво!
Он же не смотрел на окружающую природу: его взгляд не отрывался от ее прелестного лица.
- Но ты еще краше, - сказал он вибрирующим голосом.
Она взглянула на него и ощутила желание, которого не испытывала уже несколько лет. Он был воплощением мужского начала, от него веяло опасностью. На нем были бежевые брюки, облегавшие стройные бедра, в расстегнутом вороте шелковой рубашки виднелись черные волосы.
- Ты тоже красив, - выдохнула она и не поверила своим ушам: она произнесла это вслух!
Бенедикт несколько мгновений изучал ее лицо, потом улыбнулся.
- Однажды мы были любовниками. А теперь мне бы хотелось считать, что мы с тобой друзья. Но ничего нет плохого в том, что мы нравимся друг другу. - Его взгляд скользнул вниз, к вырезу на ее платье, а затем вновь остановился на лице. Его золотистые глаза затуманились. - Я должен честно тебя предупредить: ты для меня желанна...
Внутренне замерев, Ребекка невольно отступила от него. Жар охватил ее с головы до ног, и климат здесь ни при чем.
- А мы можем пообедать на воздухе? Над пропастью?.. - защебетала она что-то, лишь бы скрыть, насколько его признание вывело ее из равновесия.
Бенедикт взял ее за запястье и осторожно усадил за стол, откуда был виден морской рукав. - Да, мы можем пообедать здесь. - Усевшись напротив, он отпустил ее руку и рассеянно заглянул в меню. - Ты мне разрешишь сделать заказ? - спросил он, улыбнувшись.
Как это у него выходит? То он выглядит хищным самцом, а то прямо душка. Ребекка облизнула пересохшие губы.
- Конечно, - ответила она, тоже улыбнувшись. Может быть, она ослышалась...
Бенедикт заказал шампанское, и после первого бокала она расслабилась настолько, что ее вдруг охватила бесшабашность. Несколько лет подряд она была сдержанной, ответственной, но в этот вечер ей захотелось раскрепоститься. Только на один вечер. Что тут плохого?
За изысканным обедом, состоявшим из спаржи в сметанном соусе и блюда с дарами моря, разговор шел непринужденно. Бенедикт смеялся над ее рассказами о жизни школы, она отвечала ему тем же, когда он посвятил ее в злоключения своего первого путешествия на яхте.
На десерт им принесли мороженое фантастического вида и пирожное, после чего Бенедикт между прочим спросил:
- Ты видишься с Мэри и Рупертом?
- Руперт работает в Гарвардском университете. Я пытаюсь поддерживать с ними связь, но Мэри не особенно любит писать письма; они прислали мне пару открыток... - она замолчала, вспомнив про выдуманное им письмо.
- Да, я знаю. Я был в Штатах, когда они только туда прибыли; мы встретились за ленчем. Подруга у тебя очень щепетильная - пришлось долго уговаривать, пока она не дала твой новый адрес. Почему ты не ответила на мое письмо? Неужели я так тебя обидел?
Тревожный сигнал зазвенел у нее в голове.
- Я бы выпила кофе, - сказала она, пытаясь переменить тему разговора.
Он иронически поднял бровь, но все-таки обернулся к официанту.
- Два кофе и два коньяка... - проговорил он и вновь перевел на нее пытливый взгляд. Рука его, потянувшись через стол, легла на ее ладонь... Она хотела убрать свою руку, но ее остановило выражение его лица.
Он наблюдал за ней, его умные глаза смотрели на нее с любопытством.
- Почему ты все время уходишь в себя, когда я пытаюсь вспомнить прошлое? Похоже, ты в чем-то себя обвиняешь. Но на самом деле все, что случилось между нами, было по моей вине. Нам нужно поговорить об этом. Я бы хотел объясниться. Тогда, в кабинете, ты была во многом права...
- Прошу тебя, Бенедикт, не порть этот чудесный вечер, - взмолилась Ребекка. - Я не вижу смысла в том, чтобы ворошить потухшую золу. - Он прав, у нее есть причины обвинять себя, и это чувство усугублялось - чем больше времени она проводит с Бенедиктом, тем сильнее одолевают ее неясные сомнения...
- Потухшая? - переспросил он.
Ребекка заставила себя не заметить, с какой нежностью погладил он ей руку, зная, как будоражат ее эти прикосновения. Он ведь очень восприимчив; не зря у него такие успехи на почве бизнеса; остроты ума ему не занимать, да и его увлечение эволюционным развитием человека не пропало даром. Холодок пробежал у нее по спине. Бенедикт - опасный противник для того, кто встанет на его пути.
- Я была совсем юной, когда мы встретились. А теперь я учительница и думаю о своей карьере. Смотрю не в прошлое, а в будущее. - Она заставила себя пожать его руку и улыбнуться. - Это здорово, что мы встретились во Франции; ты так нам помог. Давай забудем о прошлом.
Интересно, поверил ли он ей? - размышляла она, удивляясь своим актерским способностям. А может быть, между ними вовсе не игра?..
Бенедикт глядел несколько мгновений на их соединенные руки, затем поднял на нее глаза с каким-то странным выражением.
- Да.., но, пожалуйста, ответь на один-единственный вопрос: почему мое письмо осталось без ответа?
Какое еще письмо? О каком письме он твердит?
- Я не получала от тебя никакого письма, - сказала она, высвободив свою руку.
- Но ты должна была получить мое письмо. Мэри дала мне твой адрес в Ноттингеме, и я написал тебе еще в ноябре - о том, что знаю о твоей непричастности к гибели Гордона и прошу меня простить.
- В самом деле? - небрежно проговорила она, не веря его словам.
- Ты мне не веришь?
- Это уже не имеет значения. - Кофе и коньяк появились на столе, и она вздохнула с облегчением, но ненадолго. Когда она потянулась за чашкой, Бенедикт опять завладел ее рукой. Другой рукой он взял ее за подбородок, и она была вынуждена встретиться с ним взглядом. Его золотистые глаза обезоруживали.
- Ребекка, после того как мы расстались, я отправился во Францию и сделал то, чем мне следовало бы заняться в самом начале. Я попросил дядю, чтобы он мне рассказал, как погиб Гордон, и он показал мне материалы вскрытия. У него не было сомнений в том, что это несчастный случай. Он присутствовал на следствии. Тогда я спросил у него, почему у моей матери на этот счет другое мнение. Она ведь мне ясно сказала: "Гордон покончил с собой потому, что его бросила девушка, а вердикт "несчастный случай" - всего лишь дань уважения семье католика". Дядя предположил, что моя мать после смерти второго мужа и моей предполагаемой гибели переживала тяжелый душевный надлом. Смерть Гордона ее доконала. Она нашла его дневник и ухватилась за возможность обвинить кого-нибудь в его смерти. Ты...
- Бенедикт, прошу тебя... - взмолилась Ребекка.
Он убрал свою руку с ее подбородка.
- Нет, это я тебя прошу, выслушай меня. Когда мы с тобой встретились, я знал только версию моей матери. Я чувствовал свою вину за то, что мать осталась без моей поддержки, когда умер отчим. И ты была права, когда говорила, что мы с Гордоном не были близки. На самом деле я сорвал на тебе зло и никогда себе этого не прощу. Мной владело какое-то безумие - оттого, что меня не было рядом с Гордоном, когда он во мне нуждался. Но тогда я сам себя не понимал, меня распирало чувство мести. - Он сжал ей руку. - Я встретил тебя, и ты была такая очаровательная, полная жизни... А Гордон был мертв. - Он встряхнул головой, как бы желая прояснить мысли, в глазах его застыло беспомощное отчаяние. - Я хочу, чтобы ты знала, как глубоко я сожалею о своем поведении. Я написал тебе об этом и надеялся, что ты меня простишь. Но ты ничего не ответила, и я это принял за ответ.
Лицо его выражало искреннее раскаяние и грусть, в этом не было никакого сомнения.
- Но я не получила твоего письма! - воскликнула она. Поверив ему, она лихорадочно соображала, как это могло случиться. - Сначала я снимала комнату в Нотгингеме, а потом переехала в двухкомнатную квартиру; может быть, письмо пришло по первому адресу, я не знаю... - Его признание поразило ее, и в душе у нее как будто все перевернулось. Если бы письмо до нее дошло, как бы она поступила? Рассказала бы ему о Даниэле? Его объяснения внезапно раскрыли перед ней ящик Пандоры со всякого рода "если бы да кабы", и на нее лавиной нахлынули сомнения.
- Теперь ты мне веришь?
- Да, конечно, - пробормотала Ребекка. Но ведь уже слишком поздно, думала она, глядя на него. Ее потрясло то, что он пытался связаться с ней, объяснить свою безжалостную игру, но факт остается фактом - он никогда ее не любил...
Бенедикт откинул голову назад, вдыхая свежий вечерний воздух.
- Ну вот, Ребекка, у меня такое чувство, как будто я сбросил камень с плеч.
Она растерянно смотрела в его красивое улыбающееся лицо. Облегчение, которое он испытывал, отразилось в его суровых чертах; беда заключалась в том, что тяжесть легла теперь на ее плечи. Как сказать ему, что у него есть сын? Да и нужно ли?
Она поднесла к губам рюмку с коньяком, надеясь, что обжигающий напиток немного успокоит нервы. Сердце ее уже начало свыкаться с открытиями, сделанными в этот вечер. Присутствие Бенедикта давало теперь ощущение и какой-то защищенности, и угрозы, и нужно было время, чтобы разобраться...
Бенедикт, как будто понимая неопределенность ее чувств, старался быть приятным собеседником.
Когда небо потемнело и появились первые звезды, он принялся подробно рассказывать о той части Франции, где они находились. На террасе, кроме них, никого не было. Темнота окружала их, слышался плеск волн о подножие скалы, и у Ребекки создалось ощущение, что они одни на всем белом свете.
Бенедикт неожиданно встал и, подойдя к ней, приподнял со стула. Ее пробирала дрожь от прохладного ночного воздуха, и жест, которым он обнял ее и привлек к себе, воспринимался вполне естественно. Продолжая держать ее за плечи, он расплатился с официантом и повел ее к машине. Путь назад показался ей намного короче: не успела она собраться с мыслями, как машина остановилась перед виллой.
- Прекрасная ночь! Может быть, прогуляемся по берегу? - предложил он.
Не иначе как сыграл свою роль коньяк - к собственному удивлению, она с легкой душой согласилась.
Как пара подростков, они припустили через дорогу, взявшись за руки, и сбежали к морю. Ребекка сбросила босоножки, а Бенедикт подобрал и понес их в одной руке, другой обнимая ее за плечи.
На возвышении, окруженная песчаными дюнами, раскинулась сосновая роща. Запах сосновой хвои и пьянящая близость Бенедикта, крепко обнимающего ее за плечи, сломали защитную стену, которую она воздвигла вокруг себя. Расслабившись, как во сне, Ребекка ступала босыми ногами по теплому песку. Должна же она хоть на одну ночь дать себе волю! Одна ночь сказки...
- Ребекка, - прошептал Бенедикт, поворачивая ее к себе. - Я разговариваю с тобой, но ты витаешь далеко отсюда; где ты?
- Я здесь. - Она улыбнулась, глядя в его суровое лицо, протянула руку и провела пальцем по его губам. - О чем ты говорил? - спросила она.
Он взял ее руку и положил себе на плечо.
- Я говорил: спасибо, что ты даешь мне еще один шанс, и обещал тебе, что ничего не случится такого, чего ты сама не захочешь; ты ведь меня простила? Он вздохнул и сорвавшимся голосом добавил:
- Впрочем, не знаю, смогу ли выполнить обещание.
Ребекка не была уверена, что собирается дать ему еще один шанс и хочет ли этого. Она размышляла как-то рассеянно - в то время как рука его касалась ее груди, а другая обнимала ее за талию. Он наклонился и поцеловал ее в губы. Вот к чему привели ее игры последних дней! Вот то, чего она так страшилась, мелькнуло где-то в подсознании, но тепло его поцелуя разлилось по всему телу, лишая ее воли.
Она обняла его, зная, что играет с огнем, и его возбуждение передалось ей. Ребекка понимала, что нужно остановиться, но уже не управляла своими чувствами, а они ненасытно требовали все большего и большего.
- Боже мой, тебе хорошо? Ты даже не представляешь себе, что это значит для меня. Я мечтал о встрече все эти годы.
В его голосе звучала страсть, еще мгновение - и оба они оказались на песке. Она обнимала его, и ее губы искали встречи с его губами. Желание с головокружительной стремительностью захватило ее, и она порывисто прильнула к нему, когда рука его коснулась ее груди. Он страстно осыпал ее поцелуями, и она ощутила тяжесть его тела, а потом он отпрянул и пытливо посмотрел на нее. Руки его тем временем распускали пояс и расстегивали единственную пуговицу на ее платье.
- Это проклятое платье сводило меня с ума весь вечер, - пробормотал он. Ты, Ребекка, сложена как богиня: этакое миниатюрное воплощение чувственности!
Лунный свет падал на его лицо, в золотистых глазах, вне всякого сомнения, искрилась страсть. Она улыбнулась улыбкой Евы и расстегнула пуговицы на вороте его рубашки. Он схватил ее за руки и властно прижал их к бокам полуобнаженного ее тела.
Затем склонился над ней и прильнул губами к соскам, приведя ее в исступление. Его длинные пальцы поглаживали ей живот, а потом перебрались ниже.
Ребекка непроизвольно изогнулась и пролепетала:
- Пожалуйста... - Рука ее скользнула вдоль его груди, и пальцы стали теребить пряжку на его ремне.
- Ребекка, любовь моя, я хочу сегодня любить тебя так, как должен был в тот первый раз.
Упоминание о "том первом разе" отрезвило ее, точно холодный душ. Ее тело сжалось, и она стала вырываться, одержимая порывом бежать от него куда глаза глядят.
- Что с тобой, Ребекка? - пораженно воскликнул Бенедикт.
Пытаясь освободиться, она закричала:
- Я не предохранилась! - и вскочила на ноги. Схватив платье, она кое-как натянула его на себя. Бенедикт взял ее за локоть.
- Ничего страшного, у меня кое-что есть, - мягко проговорил он.
Она тяжело дышала, неутоленное желание причиняло ей боль. Но его слова сразу привели ее в чувство.
- Да уж, у тебя кое-что есть! - воскликнула она и, вырвавшись, подхватила босоножки и бросилась бежать вдоль берега. Этот истукан подготовился! Почему же он, подлая душа, не подумал об этом "в тот первый раз"? Хотя, если на то пошло, она ведь любит сына... Но Бенедикт богат, всесилен, получает от жизни все, что хочет, сегодня хочет ее, в этом нет сомнения, - но что будет завтра и всю оставшуюся жизнь?
Нет! С Бенедиктом не может быть будущего. Несколько лет тому назад "что-то могло быть, но не теперь. На ней лежит ответственность. Сейчас слишком поздно... А так ли это?
Она замедлила шаги и поежилась, ночная прохлада остудила разгоряченное тело и голову.
- Ребекка! - Бенедикт, запыхавшись, схватил ее за руку. - В чем дело? Мы же взрослые люди!
- Ты - может быть, а я - нет, - произнесла она с горькой усмешкой.
- Ты думаешь о мужчине, которому купила коньяк? - спросил он.
И тут она решила подыграть:
- Да, именно так.
- Ну тогда извини, мне не следовало быть таким настойчивым.
Его слова обезоружили ее. Она покосилась на него. Он тяжело дышал, еще не опомнившись от всего случившегося.
- Да, тебе не следовало быть таким настойчивым, - согласилась она. Он подхватил:
- Что да, то да, но ведь я тебя предупредил. - И он обнял ее, прижав к сердцу. - Твоя верность делает тебе честь, но ведь нас влечет друг к другу...
- Меня... - она хотела все отрицать.
- Молчи, Ребекка. - Его сильные руки согревали и успокаивали. - Завтра мы проведем день вместе, а потом я навещу тебя в Лондоне.
Она вздохнула:
- Только дети и мистер Хамфри пойдут с тобой на яхте.
Он протестующе прижал ее к себе еще крепче, и она поспешила пояснить:
- Мисс Смит и я будем убирать виллу и укладывать вещи, чтобы в пятницу утром отправиться назад.
- Ты слишком много трудишься, девочка моя, но ты права. Пожалуй, так даже лучше. Ребята вернутся такие усталые, что останутся в последний вечер дома, а ты сможешь поужинать со мной.
Она не это имела в виду, но идея ей понравилась. Такое поведение Бенедикта привлекало ее. А что касается его визита в Лондоне, тут надо подумать... Сразу возникнет куча проблем. Но нет ничего плохого в том, чтобы еще один денек помечтать.
- Хорошо. Завтра вечером ужинаем вместе.
- Спасибо, Ребекка. - Бенедикт взял ее за подбородок и нежно поцеловал в распухшие губы, потом обнял за талию, и они молча пошли назад к вилле.
Улегшись в постель, Ребекка констатировала, что она зрелая, рассудительная женщина, а Бенедикт - разумный мужчина. Может быть, стоит рассказать ему про Даниэля... И они станут просто добрыми друзьями. Больше ее ничего не интересует. Она не смеет...
Глава 6
Воскресный вечер, завтра в школу, все тело ломило от усталости. Ребекка опустилась в кресло и закрыла глаза. Она одна была за рулем три дня подряд. В пятницу - через всю Францию и в Лондон. В субботу - из Лондона в Корбридж, чтоб забрать Даниэля, и сегодня опять в Лондон.
Слава Богу, все позади; последняя неделя была весьма драматичной, но ее тайна осталась тайной. Даниэль спал в соседней комнате, и она могла наконец отдохнуть.
Но совесть не давала ей покоя. Годами она представляла себе Бенедикта как законченного негодяя, который ради мести разбил ей сердце. Но на прошлой неделе он показал себя с другой стороны. Вне всякого сомнения, ему нравилось общение с детьми. Но больше всего ее интересовало то письмо, которое он ей отправил и которое она не получила.
Она была уверена, что он говорил правду. Можно представить себе, как это произошло. Мэри написала ей только на Новый год, в ответ на ее рождественское поздравление, где она сообщила свой новый адрес.
Ребекка задавала себе вопрос, права ли она в том, что считает наилучшим для Даниэля не знать отца; чувство вины и сомнения все-таки тревожили ее. Она устало потерла веки и поворошила черные кудри.
А, какого черта! Все это пустые мысли. Она никогда больше не увидит Бенедикта. К счастью, он аннулировал их свидание в четверг вечером, а ведь она собиралась ему все рассказать и совершила бы, таким образом, непоправимую ошибку. Долорес сообщила ей, что на обратном пути, после морской прогулки, некая мисс Гривз встретила их и Бенедикт ушел с ней.
Очевидно, во Франции он не знал, куда себя девать эти несколько дней, и, встретив ее по чистой случайности, решил скоротать с нею время и заодно принести извинения за неблаговидные поступки, совершенные прежде. Получив ее прощение, он может теперь жить с чистой совестью. Она старалась унять мучительные сожаления о том, как могло бы все обернуться. Слишком поздно, прошло пять лет...
Ребекка оглядела свою уютную гостиную; окна выходили в маленький сад, освещенный вечерним солнцем. Она купила квартиру на втором этаже, когда Даниэлю было четыре месяца. Цена была астрономическая, ушли почти все деньги, вырученные за отцовский дом, но квартира себя оправдала. Даниэль любил играть в саду. Она выбрала Лондон потому, что для матери-одиночки было легче найти место учительницы в столице: учителей не хватало и здесь не стали бы особенно интересоваться ее личной жизнью. В документах она даже значилась как "миссис", хотя никогда не носила обручальное кольцо.
С высоты зрелых лет она признавала, что в двадцать два года, будучи блестящей студенткой, она была не от мира сего. Отец отгородил ее от жизни и привил свои взгляды. Другие девушки, поступив в университет, расставались с домом, тогда как Ребекка продолжала жить с отцом и даже после его смерти переехала в дом к его коллегам - Руперту и Мэри. Фактически она никогда не жила одна, пока не забеременела. И нет ничего удивительного, что ей не хотелось фигурировать в качестве незамужней женщины. Теперь она понимала, что это было ошибкой. Пока все хорошо, но настанет день, когда Даниэль спросит об отце, и она знала, что не сможет солгать сыну...
Пытаясь отвязаться от неприятных мыслей, она встала с кресла. Незачем заранее себя терзать, придет время, тогда и поглядим, а сейчас она очень устала. По пути в спальню она захватила два чемодана из холла. Кровать с красивым покрывалом, с такими же розами, как на шторах и подушках, выглядела весьма заманчиво, но нет, надо еще распаковаться. Затянув пояс короткого махрового халата, она стала разбирать вещи. Завязав в узел то, что следовало постирать, она направилась в кухню.
Ребекка поставила чайник, включила стиральную машину, наполнив ее бельем, засыпала порошок и плотно захлопнула крышку.
Решив немного взбодрить себя, она положила растворимого кофе в кружку, залила кипятком, добавила сахара и, подумав, подлила сливок. Вернувшись в гостиную, она вновь опустилась в кресло и с наслаждением отпила глоток горячего целебного напитка.
Громкий стук в дверь нарушил блаженную тишину. Отодвинув кружку, она встала с недовольной гримасой. Наверное, это миссис Томпсон с первого этажа вдова, которая обожает Даниэля и при необходимости приглядывает за ним. К несчастью, она отличается невероятной болтливостью, а Ребекка сегодня не в состоянии ее слушать.
Она открыла дверь и замерла, потрясенная.
Одетый в строгий костюм, Бенедикт стоял на пороге со свирепым выражением лица.
- Привет, Ребекка, может быть, мне все-таки позволено будет войти? - едко сказал он, и не успела она вымолвить слово, как он прошел мимо нее в гостиную.
- Подожди, минуточку! - наконец воскликнула она и ринулась за ним. - С какой стати ты вламываешься в мой дом?
- Где он, Ребекка?
Краска сбежала с ее лица. Судорожно сжав руки, она сунула их в карманы, чтобы скрыть дрожь. Казалось, Бенедикт заполнил собой всю ее комнатушку.
- Ты о ком? - вызывающе вскинула она голову.
Она была готова к его враждебности, но ледяное бешенство в его золотистых глазах парализовало ее, а слова потрясли своей жестокостью.
- О моем сыне, сука! - прорычал он сквозь зубы. - Я бы тебя задушил собственными руками!
Ребекка без раздумья поверила его словам и невольно отпрянула назад. Она всегда страшилась кошмара наподобие этого, и вот предчувствие ее сбылось; она оцепенела, в голове было пусто.
- Сказать тебе нечего и оправдаться нечем! - Желваки ходуном ходили на его квадратной челюсти. Видимо, он пытался подавить свой гнев. - Это ведь мой ребенок, не правда ли? - требовательно прорычал он. - Даниэль Блэкет-Грин, рожденный...
Поскольку дата рождения Даниэля оказалась ему известна, Ребекка поняла, что повлиять на ситуацию ей не удастся. Единственное, что пришло ей на ум, так это вопрос, как он это выяснил, и она ухватилась за него.
- Кто сказал тебе? - услышала она свой дрожащий до неузнаваемости голос.
- Уж во всяком случае, не ты, черт побери! - огрызнулся он. - Ты объявила его ублюдком, имени отца нет в регистратуре. Как смела ты так поступить с моим ребенком?
Ребекка, вся сжавшись, опустила голову.
- Я.., я не думала... - И она умолкла. Разве удастся передать ему, какую муку, какое отчаяние испытала она в то время, какой страх терзал ее при мысли, что он отнимет ребенка, даже не интересуясь тем, сколько горя причинил ей? Вскинув голову, она отвернулась от него. Разве можно объяснить ему, что он для нее - незаживающая рана? Незачем ему знать, как сильно она его любит, она поклялась себе молчать об этом. И вот она молча стоит напротив него, сложив руки на груди, как бы стараясь защитить себя от напора его слепого гнева.
- Не думала? - Он схватил ее за плечи и встряхнул с такой силой, что они чуть было не стукнулись лбами. - Лгунья, ты все прекрасно продумала. - Глаза его потемнели от ярости. - Ты ведь знала, что ждешь ребенка, когда я писал и просил у тебя прощения, просил о встрече с тобой. Разве не так?
- Я не получила твоего письма, - проговорила она дрожащим голосом. Он прерывисто вздохнул:
- Почему я должен верить твоим словам? Его пальцы с такой силой впились ей в плечи, что она на мгновение испугалась, как бы он в самом деле ее не ударил. По телу у нее пробежала дрожь, и он, заметив это, ослабил свою хватку и грубо расхохотался:
- Тебе следует меня бояться. Я плохо с тобой обошелся, но, видит Бог, ты мне отомстила, лишив меня родного сына на целых четыре года!
- Даниэль - мой сын, - произнесла она одними губами. Но Бенедикт пропустил ее слова мимо ушей.
- Говорят, что месть сладка, я этому верю. Для тебя эти четыре года были сладкими, но грядущие сорок и даже больше ты будешь расплачиваться за них, протянул он таким издевательским тоном, что внутри у нее похолодело.
Она в ужасе уставилась на него:
- Что ты имеешь в виду? Взгляды их скрестились.
- Я хочу, чтобы мой сын был со мной, - ответил он тихо. - Что касается... - он отвел глаза, и теперь они были устремлены на отвороты ее халата, приоткрывавшие грудь, - женитьбы на тебе, это, конечно, осложнит мне жизнь, сказал он почти ласково.
- Ты.., ты с ума сошел?.. - пролепетала она. В глазах Бенедикта вспыхнул злой огонь.
- Да, я сошел с ума, когда узнал, что у меня есть сын, о котором мне ничего не известно. Но, к счастью для тебя, за сорок восемь часов, прошедших с того момента, как я узнал, я освоился с этой новостью. - Он улыбнулся жесткими губами, но совсем не весело. - Мы с тобой поженимся по специальному разрешению через три дня, и на твой следующий вопрос я скажу так: еще никогда в жизни я не говорил столь ответственно, как сейчас.
Ребекка ничего не могла, да и не успела ответить, потому что в этот момент за ними раздался тоненький голосок:
- Мама, дай попить водички.
Бенедикт отпустил ее плечи и резко обернулся. Если б Ребекку не охватила паника, она бы заметила, что глаза Бенедикта повлажнели и в них появилось выражение робкой растерянности.
- Сейчас, дорогой. - И она подбежала к мальчику. Он стоял на пороге комнаты, одетый в пижаму с изображением жука на груди, и маленькими кулачками тер сонные глаза. Достаточно было беглого взгляда, чтобы убедиться, что они с отцом похожи как две капли воды. - Пойдем со мной на кухню. - Она взяла мальчика за руку, но Даниэль с любопытством остановился и стал разглядывать незнакомца.
- Ты кто, мистер Дядя? - спросил он просто.
Бенедикт подошел к нему и встал на колени.
- Я твой папа, Даниэль, - сказал он тихо. Ребекка в ужасе глотнула воздух. Как мог он так сразу брякнуть? И тут она чуть было не задохнулась, увидев личико мальчика.
- Это правда? Ты мой папа, мой дорогой папа?!
- Да, я - твой папа, а ты - мой сын, - подтвердил Бенедикт и отбросил черные кудри со славного заспанного личика. - Давай я принесу тебе попить и уложу снова в постель.
- Да, пожалуйста! - И малыш поднял большие золотисто-карие глаза на Ребекку:
- Он и правда мой папа? Не как Джош, а самый настоящий папа?
От выступивших слез у Ребекки все расплылось перед глазами. Она даже не знала, как ему хотелось иметь отца. Когда ему было два года и они жили летом вместе с друзьями, он спрашивал об отце, и тогда Джош со смехом сказал ему, что будет ему папой - Даниэль может поделить его с Эми. Больше малыш никогда не говорил об отце, а Ребекка боялась затрагивать эту тему.
- Ответь ему, Ребекка, - потребовал Бенедикт, вставая с колен, но продолжая держать малыша за руку.
Мельком взглянув на Бенедикта, она подавила в себе нечто вроде презрения и тихо сказала:
- Да, Даниэль, этот человек - твой папа. Даниэль обвил ручонками ногу Бенедикта и, подняв кверху сияющее счастьем лицо, проговорил:
- Я покажу тебе, где у нас кухня, папа. Ребекка испытала острую, как от удара ножа, боль, когда две пары золотисто-карих глаз улыбнулись друг другу. Ревность пронзила ее насквозь. С самого рождения Даниэль принадлежал ей одной. И вот появился Бенедикт, и ребенок моментально его принял.
- Папочка, папа, у меня есть папа! - восклицал он тоненьким голоском и тащил Бенедикта на кухню, вцепившись в брючину.
Ребекка опустилась на стул и закрыла лицо руками. Вот он появился и перевернул кверху дном ее уютный мир. Она не верила, ей не хотелось верить... Но смех, раздававшийся из кухни, был реальным.
Медленно подняла она голову, глубоко вздохнула и заставила себя выйти из панического шока, в котором пребывала вот уже полчаса. Не надо преувеличивать, решила она про себя. Сильная, зрелая женщина, она к двадцати семи годам заработала немало шишек и все же не сдалась. Сначала смерть Гордона, потом отца, затем история с Бенедиктом и в конце концов нелегкая жизнь матери-одиночки.
Что с того, что Бенедикт захотел теперь Даниэля? Он не сможет отнять у нее ребенка, она ведь его мать... Напрасно она волнуется. Венедикт разумеется, разозлился, когда узнал, что у него есть сын, о существовании которого он и не подозревал. Но когда он успокоится, то все поймет, рассуждала Ребекка. Всего два дня назад он отменил свидание с ней ради некой мисс Гривз; наверняка это Фиона Гривз, которая за ним охотилась еще в Оксфорде. Его наглые слова насчет женитьбы не более чем издевательство. Ей нечего бояться. Она разрешит Бенедикту видеть мальчика раз в месяц и иногда на каникулы...
Спокойствие и уверенность вернулись к ней. Она наблюдала, как Бенедикт вошел в гостиную с Даниэлем на плечах.
- Тебе пора в постель, молодой человек, - весело проговорил Бенедикт.
- Ладно. Мама, пусть папа меня уложит. Он ведь у нас останется, и завтра утром я его увижу.
- Ты... - Она хотела сказать Бенедикту "Не сможешь", но при взгляде на него прикусила губу.
- Мы поговорим потом, а теперь покажи мне, где спальня.
И вот Ребекка стоит у кроватки Даниэля, а Бенедикт, усевшись на край кровати, читает ему сказку. Это всегда было моей заботой, думала она. Бенедикт взглянул на нее, и холодная насмешка в его глазах сказала ей, что он прекрасно понимает ее чувства; она покраснела до корней волос.
- Он заснул; пойдем, нам надо кое-что обсудить.
Она вздрогнула, когда он обнял ее и повел из комнаты. Если он и заметил ее дрожь, то никак не прокомментировал. Ребекка почувствовала тепло его руки сквозь ткань халата. И тут она вспомнила, что почти раздета.
- Извини, пожалуйста, я оденусь.
- Не беспокойся, ты и так хороша. Она покосилась на него. Его атлетическая фигура таила в себе угрозу, и она вдруг ощутила себя маленькой и беззащитной. Сняв его руку с плеча, она решительно направилась в гостиную.
Ребекка присела на диван, настороженно держа Бенедикта в поле зрения. Он снял пиджак и бросил его на кресло, распустил узел галстука и сел рядом с ней, небрежно вытянув ноги.
- Сядь поудобнее, чего уж! - заметила она иронически, стараясь не смущаться его близостью.
- Спасибо, я так и сделаю. - И под изумленным ее взглядом он снял галстук и швырнул его вслед за пиджаком, затем небрежно расстегнул пуговицы белой шелковой рубашки до самого пояса.
- Ты чем это занимаешься? - возмутилась она.
Он прищурился:
- Занимаюсь тем, чем хочу. И, начиная с этого момента, наши взаимоотношения будут продолжены на той же основе. Я буду делать то, что хочу! А ты - то, что я тебе прикажу! Надеюсь, ясно? - протянул он небрежным тоном, соответствующим его виду.
Она проглотила злобный ответ, готовый сорваться с ее губ. Спорить с ним бесполезно; незачем горячиться, борьба идет за ее сына. Отсчитал про себя до десяти, она заодно собралась с мыслями. Сложив руки на коленях, она начала:
- Бенедикт, я понимаю, что нам надо поговорить. Разумеется, встреча с Даниэлем тебя не могла не потрясти, и вполне понятно, что ты хочешь общаться с ним. - Она внимательно изучала свои сложенные на коленях руки, избегая смотреть на него. - Но ведь мы оба взрослые люди, и конечно же, если проявить уступки с обеих сторон, то можно достичь компромисса.
- И какого же ты хочешь компромисса со стороны человека, который четыре года не видел своего сына? - вкрадчиво поинтересовался он.
- Я бы не возражала, если б ты виделся с ним раз в месяц и на каникулы один раз в год. - Она слегка повернула голову, чтобы посмотреть, как он примет ее предложение. Его губы сжались в тонкую линию. - Ну хорошо, можно и раз в две недели, - торопливо уступила она.
- Ты уж лучше скажи: раз в день - и попадешь почти в яблочко, - подсказал он, и в голосе его послышался металл. - Я соглашусь только на безоговорочную капитуляцию. Мы поженимся, как я уже говорил, в течение трех дней.
Ребекку словно прорвало:
- Не смеши, пожалуйста. Я не могу стать твоей женой, и ты не можешь меня заставить. Даниэль - мой сын...
- Наш сын. - Его жесткий взгляд остановился на ее сердитом лице, и он перестал притворяться спокойным. Обхватив одной рукой, он прижал ее к груди, другая его рука притянула ее за шею так, что лица их почти соприкасались. - Ты что же, будешь еще сопротивляться, когда воочию убедилась, что Даниэль и я должны быть вместе! - В его глазах засверкали гневные искры. - Что ты за женщина? Мне бы тебя задушить за твои проделки, но вначале - да, вначале я тебя зацелую до потери сознания, и ты будешь моей, пока не взмолишься о пощаде!
Его рука сжала ей горло, и на мгновение она и впрямь испугалась за свою жизнь - ей не приходилось еще встречаться с такой яростью. Он наклонился к ней и, оставив без внимания предложенный ею компромисс, не позволив вырваться, впился ей в губы.
Она сопротивлялась его дикой страсти, хотя и сознавала; что он уже не владеет собой. Губы ее онемели, и, когда он наконец отпустил ее, она сердито проговорила:
- Ты сделал мне больно!
Его рука опустилась к подолу ее халата.
- Возможно, но мне было очень приятно, - бесцеремонно сказал он, и глаза его потемнели, предвещая новый взрыв безумства, не в пример опасней.
Затрепетав всем телом, она попыталась увернуться, но его руки сжали ее стальным кольцом. Он приподнял ее и положил к себе на колени.
- Подожди, Ребекка, я еще с тобой не покончил, - пробормотал он.
Она была полностью в его власти; ее голова откинулась назад, она глядела в его побагровевшее лицо, фиалковые ее глаза были широко открыты. Совершенно обездвиженная, загипнотизированная его взглядом, жаром его прикосновений, она окончательно лишилась воли.
Он вновь наклонился к ней и поцеловал, но на этот раз нежно, заражая своим чувством. Его руки ласкали ее с ног до головы, и она не могла не ответить ему - рука ее легко скользнула по его обнаженной груди, покрытой волосами.
Он припал лицом к ее шее, и вот она уже лежит плашмя в распахнувшемся халате. Бенедикт склонился над ней, ее руки обвили ему шею, и она ворошит его черные кудри и прижимает его голову к себе.
Его сильные ладони пустились в сладостное путешествие по ее обнаженному телу.
- Бенедикт, - прошептала она, не в силах больше сопротивляться своему желанию. Она жаждала его близости, ей так не хватало его все эти годы.
- Хорошо, хорошо, Ребекка, - пробормотал он, целуя ее грудь. Она вскрикнула, когда он слегка прикусил ей сосок, а он провел рукой по ее животу и глухо прохрипел:
- Здесь зародился наш сын... Ты хочешь, Ребекка? Скажи мне, прошу тебя... - потребовал он.
Дрожь пробежала по ее телу, каждый нерв горел как в огне. Ей казалось, что сердце ее сейчас разорвется.
- Да, Бенедикт, хочу, - пролепетала она. Ей хотелось видеть его тоже обнаженным... Сейчас... Она теряла рассудок; его руки сводили ее с ума...
Вдруг он схватил ее за руку и до боли сжал пальцы. Она вскрикнула. Боль отдалась во всем теле. Зачем он это сделал? Он поднялся и сел.
Она улыбнулась ему распухшими губами, а он наблюдал за ней, стиснув зубы. На лице его играла жестокая улыбка, а глаза победоносно сверкали. Затем он перевел взгляд на ее обнаженное тело.
- Я знаю, чего ты хочешь. Не сегодня, милая, - проговорил он, растягивая слова. - Сначала ты должна будешь выйти за меня замуж...
Она смотрела на него. Над его бровями блестели капельки пота, значит, он так же потрясен, как она. Так почему же?
Сначала ее разум и тело отказывались воспринимать то, что случилось, затем она поняла: он ждет. Внимательно вглядываясь в нее, он предвкушает ее реакцию. Ее бросило в жар, потом она похолодела. За что он ее наказывает? Ему ничего не стоило бы овладеть ею, а он пренебрег ею, жестоко ее отверг. Она покраснела от невыносимого унижения и, как ни печально, разочарования и стала неловко натягивать халат под его злорадным - да-да, злорадным и торжествующим взглядом.
- Постарайся потерпеть еще три дня, - посоветовал он язвительно.
Ребекка спустила ноги на пол и так и осталась сидеть с поникшей головой, до бесконечности медленно завязывая пояс на халате. Она не могла глядеть ему в глаза; боль разочарования съедала ее изнутри, но она изо всех сил старалась не показывать своего отчаяния. Наконец она взяла себя в руки.
- Нет, я не выйду за тебя замуж, - произнесла она спокойно и смело посмотрела ему в глаза.. Он ее ненавидит, это написано на его лице. Надо быть сумасшедшей, чтобы пойти на замужество.
- Ты дуреха, Ребекка. Интересно, твой приятель знает, как ты легко отдаешься другому? - добавил он цинично. - Подумать только, в среду я просил у тебя прощения. Но теперь я, к своему удовольствию, доказал, что ты более чем готова на связь. Ты жаждешь меня... Я могу тебя взять вместе с Даниэлем. Но если ты будешь настаивать, готов взять одного Даниэля.
Ах, вот к чему он клонит! Унизить ее, доказать, что.., и отомстить за то, что она тогда от него отказалась, подумала Ребекка с горечью. Мстительность вот его суть. Теперь это ясно как Божий день.
- Я не позволю, - проговорила она твердо, имея в виду не только Даниэля; она подсознательно заверила себя, что никогда больше не допустит, чтобы этот человек манипулировал ею, используя секс.
- Я бы, конечно, не хотел прибегнуть к судебному разбирательству, но... Он пожал широкими плечами. - У меня есть деньги, связи, если уж на то пошло.
- Нет, ты этого не сделаешь! - в отчаянии воскликнула она, но выражение его красивого лица говорило о том, что он может так поступить и поступит. И самое страшное - это то, что он может выиграть процесс. Кто она такая? Мать-одиночка, вынужденная работать и держать ребенка в детском саду. Может ли она дать сыну то, что даст ему Бенедикт?
- Твое решение, Ребекка? - Он засмеялся. Этот истукан знает, что у нее нет выбора. Она не может рисковать сыном, ведь в нем одном вся ее жизнь. И, приняв решение, она ответила натужным голосом:
- Хорошо, я выйду за тебя замуж. - В его глазах появился победный блеск, а в ее голосе послышалась бессильная злоба, когда она проговорила:
- Но сначала, я думаю, ты мне расскажешь, как узнал про Даниэля.
- Совершенно случайно. В первый же день во Франции я услышал, как твоя ученица на всю гавань кричала: миссис Блэкет-Грин. Я тебя сразу узнал и подумал, что мне просто послышалось "миссис". Я забыл об этом, пока на яхте в четверг Долорес, вероятно думая, что у нас с тобой роман, не сказала мне: какая замечательная женщина миссис Блэкет-Грин! Тут мои подозрения возросли. У тебя необычная фамилия, и маловероятно, чтобы ты вышла замуж за человека с такой же фамилией.
- Ах, болтушка эта Долорес, - вздохнула Ребекка. Такое можно было предположить. Почему она согласилась отпустить ребят на яхту без своего сопровождения?
- Да, она очень разговорчива. Я сумел выведать у нее, что ты то ли вдова, то ли разведенная и у тебя маленький сын. Это меня потрясло. Ведь мы с тобой провели вместе четыре дня, и ты даже не упомянула, что у тебя есть ребенок. В четверг вечером я позвонил в одно лондонское агентство, прося навести справки. И можешь себе представить мое удивление, когда в пятницу вечером я узнал все подробности твоего обмана. Я прибыл в Лондон и стал ждать твоего приезда.
Она разглядывала суровые черты его лица. На мгновение ей показалось, что в глубине его темных глаз притаилось страдание, но уже через секунду она готова была расхохотаться над своей глупостью.
Он сощурил глаза, и по коже у нее пробежали мурашки от того презрения, каким он ее обдал.
- Не надейся, Ребекка, больше ты меня не обманешь. В среду мы поженимся. А пока можешь заняться своими делами. - Он застегнул ворот рубашки, взял пиджак и галстук и, повернувшись к ней, добавил:
- Я не случайно сказал слово "дела". Я имею в виду мужчину по имени Джош, заканчивай с ним... Я никому не позволю заменить отца моему сыну.
- Но Джош...
Он перебил ее, не дав ей объяснить:
- Я не желаю входить в подробности, отделайся от него и всех прочих, с кем ты связана... Понятно?
Интересно, кем он ее себе представляет? Сексуальной психопаткой? Внутренний голос подсказал ей, что у него есть некоторые основания так думать: наверное, она как-то не так вела себя в его объятиях. Ну и что? Ее не интересует его мнение, пусть думает что хочет, она не должна оправдываться. Он ведь заставляет ее выйти замуж из-за сына. Она следила за его движениями, когда он надевал пиджак и повязывал галстук. Взглянув на его лицо, она поняла, что он в бешенстве.
- Ну, ты будешь отвечать, черт тебя возьми! О чем это он? Она порылась в памяти.
- Да, я все понимаю. - С высоко поднятой головой она направилась к двери, распахнула ее и встала в стороне. - А теперь уходи. - Все ее чувства были в таком смятении, что больше она не могла выдержать.
Бенедикт не двигался с места, его лицо горело от ярости, причину которой она не могла понять. Затем взгляд его потух, и он равнодушно посмотрел на ее бледное лицо.
- Я заеду домой, мне надо переодеться, - сказал он ровным голосом. - Дай мне ключ от квартиры, чтоб я мог вернуться.
- Вернуться куда? - спросила она.
- Я обещал Даниэлю, что буду здесь утром. Я выполню свое обещание, но ты не беспокойся, я буду спать на диване.
- Но...
- Ключ! - Бенедикт засмеялся. - Ты измучилась, ложись пораньше спать, а завтра мы проведем день вместе.
Как заведенная кукла, она прошла по комнате, отцепила от чемодана запасной ключ и без единого слова протянула его Бенедикту. Она не могла говорить с этим человеком; казалось, произнеси она хоть один звук - и нервы ее не выдержат.
Он внимательно оглядел ее, затем развернулся на каблуках и вышел. Она слышала его шаги в холле, потом парадная дверь открылась и тихо затворилась.
В тишине раздавались удары ее сердца, ноги дрожали, и она, спотыкаясь, доплелась до стула и упала на него. Смутно она понимала, что потрясение заслонило собой настоящую реакцию. И вдруг нестерпимая боль, притаившаяся где-то на грани сознания, ударила ее с новой силой.
Невероятным усилием она поднялась на ноги и направилась в кухню, где в буфете еще оставалась от Рождества бутылка виски. Она не любила виски, но тут налила себе стакан и осушила его. Тепло разлилось по ее окоченевшему телу, однако в голове царил по-прежнему хаос.
Она налила еще...
Бенедикт снова ворвался в ее жизнь, и все пошло прахом. Она должна была честно признаться себе, что он был в некотором отношении прав. Она ощущала свою вину за то, что решила скрыть от него ребенка. И Бенедикт настоял бы на их браке, если б узнал, что она ждет ребенка. Но тогда она была оскорблена, ее гордость не позволила бы ей выйти замуж за человека, который ее совсем не любит.
А сейчас у нее нет выбора. Если она хочет быть с сыном, то должна выйти замуж за его отца. Все очень просто, и гордость тут ни при чем. Но что ее больше всего раздражало, так это его желание унизить ее и доказать ее слабость. Он расчетливо вызвал в ней плотские чувства, а потом отверг ее.
Ребекку передернуло. Все эти годы она знала о его мстительности, и нынешнее его поведение не должно было оказаться для нее неожиданностью. Он находился в своей привычной форме. Но совсем недавно, во Франции, она решила, что не правильно судила о нем.
Ребекка рассмеялась невеселым смехом. Несколько ласковых слов, улыбка - и она такая же дуреха, как и прежде. Нет, теперь будет по-другому, сказала она себе. Может, он и вызовет у нее опять желание, но она уже никогда не примет это за любовь... Она прошла на кухню, вынула из стиральной машины белье и бросила в сушилку; надо собраться с силами и переделать все необходимые дела. Из шкафа в холле она достала постельное белье и бросила на диван в гостиной. Пусть этот истукан сам стелет себе постель.
А теперь спать. Она выйдет за Бенедикта ради Даниэля. Сыграет роль жены в полной мере, но будет помнить, что о любви тут и речи быть не может. Она слишком себя уважает, чтобы любить человека с такой мстительной натурой, и не позволит причинять ей страдания.
Она заглушила внутренний голос, который нашептывал ей, что всего несколько дней назад, после его объяснений и извинений, она простила его. Ребекка сбросила халат и забралась в постель, не надеясь на сон, но усталость и переживания сделали свое дело, и она уснула. Немного спустя она приоткрыла глаза, разбуженная непривычным шумом. Это, должно быть, Бенедикт, подумала она в забытьи и вновь погрузилась в сон, не успев понять, что подсознательно его присутствие подействовало на нее успокаивающе.
Глава 7
- Мама! - Малыш затормошил ее. Ребекка вскрикнула спросонья.
- Это был не сон, мама, мой папа здесь, он помог мне одеться!
Она снова закрыла глаза. Боже мой, что же я наделала?!
- Ты, мама, уже проснулась? - Малыш тронул пальчиком ее закрытые глаза.
- Да, дорогой, - пробормотала она и взглянула на будильник. Половина восьмого. Ах, черт, она проспала!
- Кофе и тост? - раздался бархатистый голос.
- Папа приготовил завтрак, - гордо сказал Даниэль, спрыгнул с постели и подбежал к отцу. Ребекка взглянула на Бенедикта с удивлением. Он уже успел принять душ и побриться: темные влажные волосы были гладко зачесаны назад, открывая широкий лоб. На нем были коричневые брюки и накрахмаленная хлопчатобумажная рубашка. Она отбросила прочь бесполезные мысли, но все равно напряглась, увидев его с подносом в руках и с вежливой улыбкой.
- Поставь поднос и уйди, я должна одеться, - сказала она тоже вежливо, натягивая простыню до подбородка. Ей было не по себе оттого, что под простыней на ней ничего нет.
- Доброе утро, Ребекка; я не знал, что ты по утрам такая ворчливая, произнес он насмешливо, но подчинился, взяв Даниэля за руку со словами:
- Пойдем, сынок, наша мама хочет побыть одна. Тети вообще смешные в этом отношении люди. - И они вышли. Ей захотелось запустить в него чем-нибудь. Солидарный смех двух существ мужского пола взбесил ее. Но это было только начало.
Она быстро умылась и надела узкую серую юбку и строгую белую блузку; выпила остывший кофе, съела тост и, расправив плечи, вышла в гостиную. Они сидели на диване и беседовали. С ее появлением две пары одинаковых золотисто-карих глаз дружно воззрились на нее.
Она проглотила комок, сдавивший ей горло, и сдержанно сказала:
- Спасибо за помощь, Бенедикт, но мы спешим. К восьми тридцати мне нужно забросить Даниэля в садик и ехать в школу.
Последующий разговор был не из приятных. Бенедикт стал настаивать, чтобы они этот день провели вместе.
- Я должна работать, я не могу ни с того ни с сего отказаться от своих обязанностей, да и люблю свою работу.
- Когда мы поженимся, тебе не нужно будет работать, - заметил он сухо. Два дня не делают погоды, не так ли?
- Что значит "два дня"? Я должна предупредить в начале семестра! воскликнула она с возмущением. Время бежало неумолимо, она уже все равно опаздывала, и вдруг он сдался.
- Хорошо, я отвезу тебя в школу, а Даниэль останется со мной. - И, обернувшись к мальчику, он спросил:
- Ну как, сынок, ты согласен? Покажи мне, что мы возьмем с собой в твой новый дом, и помоги собрать твои вещи.
- Мы будем жить с тобой, папа? Всегда? - воскликнул Даниэль с восторгом.
- Конечно, раз уж я тебя нашел, не отпущу тебя никогда, - заявил Бенедикт растроганно.
Ребекка взглянула на него в бессильной злобе: он не оставлял ей лазейки для отступления.
- И мама тоже? - спросил Даниэль, схватив Ребекку за руку, не уверенный в том, какие перемены произойдут в его жизни.
- Ну разумеется, и мама тоже, - улыбнулся Бенедикт, обнимая Ребекку за плечи, и она вся съежилась, когда он наклонился и демонстративно поцеловал ее в губы. - Мы с твоей мамой поженимся и будем жить одной счастливой семьей. - И он выжидающе заглянул ей в лицо:
- Не правда ли, Ребекка?
Она посмотрела на сына, и при виде его личика, сиявшего надеждой, сердце ее сжалось.
- Да, Даниэль, это правда.
Во время перерыва на ленч, стоя в кабинете директора школы рядом с Бенедиктом и Даниэлем, она стиснула зубы, чтобы не взорваться от возмущения.
Директор поздравил ее с предстоящим браком и с довольным видом сообщил, что с сегодняшнего дня она свободна. Оказывается, Бенедикт подарил школе новый микроавтобус и пожертвовал крупную сумму в школьный фонд. Все это было куда более ценным, чем ее услуги педагога.
- Я из-за тебя потеряла работу. Как ты посмел так поступить? - негодовала она, садясь рядом с ним в голубой "ягуар". На свои деньги он может купить все, включая ее саму...
- Это тебе же на пользу. Даниэль почти всю жизнь провел в садике. Он должен быть иногда со своей матерью, - ответил он язвительно.
Бенедикт знал, какой аргумент бьет безошибочно, и она тут же заняла оборонительную позицию:
- Я провожу с ним все свободное время, но мне нужно зарабатывать на жизнь, да и нравится преподавать.
Он бросил на нее взгляд искоса и снова переключил свое внимание на запруженную машинами лондонскую улицу.
- Я бы не рекомендовал тебе уделять так мало времени сыну, - произнес он спокойно. - Хотя ты заслуживаешь похвалы: он очень славный мальчик и прекрасно воспитан. Но теперь тебе не нужно работать. Позднее, когда Даниэль будет постарше, я не буду возражать, если ты захочешь работать. Ты интеллигентная женщина, и я понимаю твое желание продолжить карьеру, не такой я уж шовинист.
Его слова удивили Ребекку, а неожиданный комплимент заставил ее покраснеть.
- Папа повезет нас в магазин с настоящим рестораном, а потом я получу игрушку, - пропищал Даниэль на заднем сиденье. - За прошлый день рождения.
Ребекка обернулась назад, обрадованная тем, что их разговор прерван. Так недолго и совсем размякнуть.
- А чья это была идея?
- Не беспокойся, мама, ты тоже получишь новые платья. Папа сказал, когда мы были в твоей спальне, что нечего класть в чемодан.
- Я вижу, сегодня утром вы занимались очень интересным делом, - сказала она с ядовитой улыбкой, бросив холодный взгляд на Бенедикта. Минуту назад она испугалась, что смягчается. Но, должно быть, в ее голове уже выросли колючки...
- Успокойся, Ребекка, моя супруга должна соответствовать своему положению. Я заметил, когда был в твоей квартире, что у тебя очень мало личных вещей.
- Да как ты смеешь? - взорвалась она, впав в бешенство при мысли, что он шарил среди ее вещей.
- Ты ссоришься с папой? Ребекка прикусила губу:
- Нет, дорогой, мы просто беседуем. И она замолчала, потому что запас ее нервных сил был полностью истощен.
В ресторан при магазине они все-таки зашли. Там она заставила себя проглотить все, что он заказал, и даже пыталась улыбаться. Не хватило духу испортить Даниэлю этот день. Он был счастлив, не сводил с Бенедикта влюбленных глаз. Наконец они встали из-за стола. Даниэлю не терпелось попасть в отдел игрушек.
- Кого я вижу! Бенедикт! И где - в семейном шопинге! - Фиона Гривз вошла в ресторан со множеством свертков, как раз когда они собирались уходить.
- Ваше зрение вас не подвело, - ответил он с улыбкой. - А вы, я вижу, уже с покупками?
- Да, кое-что купила для вашей свадьбы, - самодовольно заявила Фиона.
Значит, она придет на свадьбу. Ребекка стиснула зубы, чтобы не сказать лишнего.
- Ребекка, ты помнишь Фиону? - Бенедикт изобразил приятную улыбку, и Ребекке захотелось ударить его.
- Конечно, но я не знала, что она работает у тебя, - ответила Ребекка, тоже слащаво улыбаясь. Из них вышла бы прекрасная пара, кисло подумала она. Элегантная рыжеволосая женщина и Бенедикт, в небрежно накинутом замшевом пиджаке, высокий, широкоплечий, темноволосый, мужественный.
- Разве я не говорил тебе, что Фиона - член правления нашей фирмы, уже несколько лет?
У Ребекки возникло ощущение, что ему было приятно сообщить ей эту новость. Она почувствовала себя такой маленькой и незначительной в своей скромной серой юбке. Она поискала глазами Даниэля, ведь только ради него она терпит все это. Но где же он?
- Даниэль! - закричала она взволнованно. На лице у Бенедикта проступило беспокойство.
- Подожди здесь, он не мог далеко уйти, - сказал он и пошел искать сына.
- Что ж, Ребекка, я должна вас поздравить. Наконец-то вы его приручили. Но не легко, мне кажется, быть миссис Максвелл. Бенедикту нужен сын. Как только мальчик подрастет и сможет обходиться без матери, вы станете вчерашним днем.
Ребекка с грустью заметила, что Фиона даже не злилась, ее голубые глаза смеялись.
- Пользуйтесь, пока можете, не упускайте своего. Я бы тоже так поступила, будь я на вашем месте, - добавила она.
Не успела Ребекка ответить, как вернулся Бенедикт с Даниэлем. Ребекка порывисто обняла малыша и, лишь когда Бенедикт дотронулся до ее плеча, подняла на него фиалковые глаза с еще не остывшим выражением тревоги.
- Не волнуйся, милая, как видишь, он жив-здоров, и я только теперь начинаю понимать, как тебе было трудно справляться одной. - Мягкая улыбка тронула его губы, и даже во взгляде появилась нежность. На мгновение между ними возникла невидимая связь. Но тут Фиона громко поздравила их еще раз и, надо отдать ей должное, тотчас ушла.
Ребекку в этот день бросало из огня да в полымя. В отделе игрушек Бенедикт положил глаз на маленький "ягуар", точь-в-точь как его автомобиль. Даниэль тут же уселся за руль, в то время как продавец расписывал достоинства детской модели. Ребекка с ужасом услышала, что они берут эту машину, а ведь она стоит даже не сотни - тысячи фунтов.
- Ты не должен покупать такую дорогую игрушку, - пыталась она отговорить его возле кассы. Даниэль все еще сидел за рулем, а продавец был занят с кредитной карточкой. - Это безумие - тратить так много денег. Идея ведь твоя, а не Даниэля. Ты помешался на автомобилях. Во Франции - "мерседес", здесь "ягуар"... Ты что, их коллекционируешь? Я не хочу, чтобы моего сына баловали; он уже знает цену деньгам, не в пример тебе.
- Это наш сын, Ребекка, - парировал он ледяным тоном. - Ты четыре года скрывала от меня его существование. Один дорогой подарок - ничто по сравнению со всеми днями его рождения, на которых я не присутствовал.
Сияющий продавец помешал им продолжить разговор, но, когда они вышли из отдела игрушек, она не могла сдержать свой гнев:
- Это смешной, бесполезный подарок. Ты хоть подумал, где он будет на нем кататься? У тебя, вероятно, тот же самый дом в Лондоне? Не могу себе представить, как Даниэль будет разъезжать по мраморному полу холла.
- На следующей неделе мы поищем место за городом, так что не беспокойся...
Ничего себе! Она будет жить за городом...
- Я уже записала Даниэля в садик около моей квартиры.
- Ничего, как записала, так и выпишешь. Ты хочешь жить за городом, Даниэль? - спросил он у сияющего мальчика. - Хочешь собаку или пони?
- Очень хочу, папа, и я смогу ездить на машине!
- Подкуп и взятка, - прошептала Ребекка, но счастливое личико Даниэля снова заставило ее замолчать.
В отделе женской одежды Ребекка сдалась... Бенедикт использовал все свои чары, чтобы надолго завладеть вниманием продавщицы. Ребекка, примерив тот или иной туалет, должна была прохаживаться перед обоими мужчинами. Когда она пыталась возражать, Бенедикт обращался за поддержкой к сыну:
- Как тебе нравится мама в этом платье? - Или:
- Это мой самый любимый цвет, а тебе нравится? - И, конечно, Даниэль соглашался со своим папой. Ребекка была поражена тем, с какой быстротой между ними установились товарищеские отношения, без всякой настороженности...
Иногда они оба умирали со смеху, особенно когда она выходила к ним, утопая в слишком просторном наряде. Тут Даниэль, озабоченно оглядывая миниатюрную ее фигурку, спрашивал:
- Как ты думаешь, папа, я тоже буду таким же большим, как ты?
Про себя он, наверное, добавлял: или такой же мелюзгой, как мама? огорченно думала Ребекка. Она слушала, как Бенедикт заверял мальчика, что он будет высоким, и ее уверенность в себе таяла капля за каплей.
Потом они заехали на ее квартиру, чтобы забрать кое-какие вещи: несколько любимых Даниэлем игрушек, медвежонка и пижаму с изображением Супермена. Все туалеты Ребекки поместились в два чемодана.
Бенедикт не разрешил им ночевать в этой квартире, вежливо заявив, что не желает спать на диване, к тому же не намерен выпускать ее до свадьбы из поля зрения.
Прощание с соседкой, миссис Томпсон, не было особенно грустным - Бенедикт употребил все свое обаяние, чтобы оставить миссис Томпсон в полной уверенности относительно безоблачного счастья, гарантированного этой молодой паре.
Ребекка вступила в боковой придел храма Святой Марии под руку с мистером Джеймсом, дворецким Бенедикта. На ней было великолепное шелковое платье кремового цвета. Расшитый жемчугом лиф красиво облегал грудь, талия сужалась треугольником, юбка до колен была слегка присобрана, а плечи прикрывала богато расшитая пелерина. Атласные туфли на высоких каблуках, того же цвета, что и платье, ладно сидели на ее узких ступнях. Маленький букет розовых бутонов был приколот к ее черным кудрям, дополняя собой так же украшенную сумочку, которую она держала дрожащими руками.
Считалось дурной приметой, если жених видел одеяние невесты заранее. Грустная улыбка тронула ей губы: Бенедикт сам выбирал это платье.
Она смутно видела гостей, сидящих вдоль бокового придела. Бенедикт чудесным образом успел заказать церковную службу, на которую прибыли его дядя Жерар Монтень с женой, их дочь с мужем, племянница и двое племянников. Сын Жерара, Жан-Поль, выполнял функции дружки. Присутствовали также несколько друзей, в том числе и Фиона Гривз.
Ребекка не хотела никого приглашать, но Бенедикт настоял на своем. И вот Долорес, в качестве подружки невесты, в голубом платье, ожидала ее у алтаря, держа за руку Даниэля, наряженного в бархатный костюмчик и белую рубашку с галстуком-бабочкой.
Ребекка увидела также миссис Томпсон и невольно улыбнулась. Пожилая дама сидела в первом ряду, и голову ее украшала огромная шляпа.
Ребекка стояла рядом с Бенедиктом, едва улавливая слова священника, пока не настал момент, когда ей потребовалось ответить на его вопрос. Она не в силах была отвечать! Ведь это кощунственно. Повернув голову, она впервые с момента ее вступления в церковь взглянула на Бенедикта. Она уже приоткрыла рот, чтобы произнести слово "нет", но тут Бенедикт крепко сжал ей запястье. Его кошачьи глаза прожгли ее, и на какое-то мгновение паника сама собой исчезла.
Когда он надевал ей на палец простое золотое кольцо, рука ее дрожала. Когда же она стала в ответ надевать такое же кольцо на его палец, затрепетало уже все ее тело.
Позднее, во время банкета в шикарном французском ресторане, Ребекка все старалась понять, что же произошло. Может быть, он ее загипнотизировал? Видит Бог, он всемогущ в полном смысле этого слова!
Она даже не попробовала ни одного из тех изысканных блюд, что стояли на столе, от шума и смеха вокруг у нее разболелась голова. Постоянное внимание со стороны Бенедикта смущало ее. Он улыбался, нежно брал ее за руку, и ни одного колючего замечания не сорвалось с его губ. Она наблюдала за ним, когда он встал, чтобы произнести тост. Он говорил коротко, остроумно и по отношению к ней весьма лестно. Она изучала его лицо, чтобы обнаружить хоть малейший признак лицемерия, но так ничего и не заметила. К чему все это?
Последние три дня отношения между ними были холодно-вежливыми. Присутствие Даниэля исключало враждебность. В понедельник, когда они переехали в дом Бенедикта, Даниэль был так возбужден, что носился по всему помещению точно вихрь. Когда же наконец Ребекка утихомирила его и уложила спать, она сама была как выжатый лимон. Обедали они с Бенедиктом вместе, и он сидел молча, не проронив ни слова. Она пожелала ему спокойной ночи и ушла в одну из комнат для гостей.
Вчера они посетили, по просьбе Даниэля, лондонский Тауэр, и она наблюдала за все возрастающей близостью между отцом и сыном с чувством ревности и обиды. Прошлая ночь была тяжелым испытанием, так как родственники Бенедикта заполонили весь дом.
- Устала, дорогая? Ты даже не улыбаешься, - прозвучал бархатистый голос, и, обняв ее за талию, он поставил ее на ноги.
Внутри у нее все сжалось, и она вынудила себя улыбнуться:
- Прости, дорогой.
Не обратив внимания на натужность ее улыбки, Бенедикт сказал:
- Я тебе говорил, как ты прекрасно выглядела в том платье? - И он наклонился к ней поближе:
- А скоро то, что под платьем, будет моим.
Завитки волос вокруг ее маленького уха зашевелились от его горячего дыхания, и все тело напряглось. Его близость вызывала в ней чувства, которые рассудок должен был подавить. Она опустила глаза, не в силах выдержать его потемневший взгляд. К счастью, его отвлекла тетушка, а с Ребеккой заговорила Долорес:
- Честное слово, мисс, вы выглядите так клево... Никак не подумаешь, что совсем недавно вы были учительницей.
Ребекка с облегчением откликнулась на детскую болтовню.
- Спасибо, Долорес, но я не уверена, что это комплимент, - ответила она, усмехнувшись. Если б не Долорес, она не попала бы в эту переделку, но девочку не за что бранить. Несомненно, Долорес считала эту свадьбу сказочно прекрасной, и у Ребекки не хватило духу ее разочаровывать.
Она втихомолку обошла зал и в конце концов оказалась один на один с Жераром Монтенем.
- Я все надеялся перекинуться с вами хоть словечком, Ребекка, - произнес он с милым французским акцентом.
Она насторожилась; они познакомились вчера вечером, но так и не поговорили.
- Это звучит угрожающе, - пошутила Ребекка.
- Нет, милая, я желаю вам обоим счастья. И должен принести вам извинения. Бенедикт рассказал мне о ваших прежних отношениях.
Последняя фраза неприятно поразила ее, глаза у нее расширились, краска сбежала с лица.
- Ну-ну, не принимайте так близко к сердцу. Я просто хочу, чтобы вы знали...
И Ребекка со стесненным сердцем услыхала от Жерара подтверждение всего того, о чем ей говорил и, по его словам, писал Бенедикт.
- Я ругаю себя за...
- О, прошу вас, не надо, - перебила Ребекка.
- Разрешите старику покаяться. Это нужно не только мне самому, но и вам.
У нее было странное чувство, что Жерар Монтень лучше, чем остальные, понимал причину ее скоропалительного замужества.
- К сожалению, следуя совету врача, мы не придавали значения выдумкам моей сестры, надеясь, что все это скоро пройдет. Когда Бенедикт вернулся, я сказал ему, что с Гордоном произошел несчастный случай. Я не знал, что его мать объяснила случившееся совсем по-другому и он ей поверил. И лишь после разрыва вашей помолвки Бенедикт приехал ко мне и снова стал расспрашивать о Гордоне, и тут уж я изложил все в подробностях, разумеется подтвердив свои слова о несчастном случае. Но разговор наш состоялся слишком поздно - удар был уже нанесен.
- Спасибо, - пролепетала Ребекка. Она была благодарна Жерару, но толку-то - изменить уже ничего нельзя. Бенедикт теперь ненавидит ее за то, что она скрыла от него Даниэля, к тому же он думает, что она получила его письмо и не захотела ответить. Дело даже не в этом:
Бенедикт никогда ее не любил... Брак без любви тогда или теперь, какая разница?..
Как бы что-то почуяв, Бенедикт подошел к ним, с улыбкой переводя взгляд с одного на другую.
- Ухаживаешь за моей невестой? Стыдно, дядя.
Ребекка с Жераром присоединились к его смеху. Даже если смех Ребекки прозвучал невесело, никто этого не заметил.
Настало время расходиться. Появился Даниэль, он дергал Ребекку за подол платья, лицо его разрумянилось, а галстук-бабочка съехал набок.
- Это самый, самый хорошейший день в моей жизни! Теперь у меня есть свои собственные мама и папа. Джош...
- Ладно, сынок, - перебил Бенедикт, - о чем мы с тобой договорились сегодня утром? Никаких слез, поцелуй маму и слушайся дядю.
Ребекка смотрела на них обоих: открытая сияющая мордашка мальчика резко контрастировала с непроницаемым лицом Бенедикта. Благодушный жених-весельчак исчез; все это был спектакль для гостей. Она наклонилась и поцеловала Даниэля, судорожно прижимая к себе, и, лишь когда он начал вырываться, отпустила его.
- Ты оставила его на неделю с любовником, так что несколько дней на взморье в семье моего дяди ему не повредят, - процедил Бенедикт.
Вглядываясь в его потемневшее лицо, Ребекка вдруг подумала: может быть, он ревнует к Джошу? Не это ли причина такой перемены? Нет, не в этом дело. Просто в нем вновь возобладала его желчная, саркастическая натура.
- Даниэль мог бы поехать с нами, - запротестовала она снова, хотя знала, что все бесполезно. Они уже обсуждали это вчера много раз. И тут она вспомнила слова Фионы. Уже начинается: Бенедикт старается перетянуть сына на свою сторону.
Вокруг его подбородка пролегли жесткие складки.
- Нет, хотя бы для вида мы должны несколько дней побыть вдвоем. - Он обнял ее за талию, и еще несколько минут она, мобилизовав все свои запасы радушия, любезно прощалась с гостями.
Наконец Ребекка с облегчением опустилась на обтянутое мягкой кожей сиденье взятого напрокат "роллса" и, откинув голову, закрыла глаза. Слава тебе, Господи! Кончилось это притворство.
Но не тут-то было. Когда "ролле" остановился у дома Бенедикта и она с его помощью, в затянувшемся молчании, вышла из машины, он внезапно подхватил ее на руки и перенес через порог.
- Поставь меня, - безуспешно отбивалась она.
- Этого требуют традиции, - усмехнулся он и стал подниматься по лестнице, неся ее на руках, точно капризного ребенка. Потом плечом распахнул дверь спальни и таким же манером захлопнул ее.
Сердце у нее едва не выскакивало из груди, а Бенедикт, черт бы его побрал, даже не запыхался. Неужели он и впрямь такой силач или это ее страх превратил его в гиганта?
- Зачем эти игры, Бенедикт? Здесь нет никого, кто бы видел твой спектакль, - проговорила она.
Не отрывая от нее глаз, он медленно, дюйм за дюймом, прижимая всем телом к своей груди, опускал ее на пол.
- Ты моя жена и мать моего сына. Так что никакой игры. Это начало реальной жизни. Ты у меня позабудешь о Джоше и всех прочих раз и навсегда. Я заставлю тебя усвоить, кому ты отныне принадлежишь.
Холодная неумолимость его слов потрясла Ребекку. Когда ее ноги коснулись наконец пола, она попыталась высвободиться из его объятий, но он железной хваткой удерживал ее за плечи.
- Да перестань ты дергаться! - прикрикнул он, прижимая ее к себе так близко, что она чувствовала запах шампанского, исходивший от его губ. - Платье сослужило свою службу, а теперь, я думаю, с ним можно расстаться. - И он потянул замок молнии на спине.
- Отстань! - закричала она, но было уже поздно. Бенедикт спустил платье с ее плеч, и оно заструилось шелковым водопадом на ковер. Не успев отбить мгновенную его атаку, она теперь стояла перед ним лишь в кружевном белье и чулках.
Прикрыв грудь руками, она затравленно озиралась по сторонам, мечтая забиться куда-нибудь подальше. Ее взгляд остановился на огромной кровати, и от болезненного воспоминания ее передернуло; подступила тошнота. За пять лет здесь ничего не изменилось, все напоминало об их первой близости, вселяя в нее ужас. До этой минуты она и не представляла себе всех последствий ее скоропалительного замужества.
Она обернулась. Бенедикт снял пиджак, галстук, рубашку, одной рукой он расстегивал молнию на брюках, а другой впился ей в плечо. Взглянув на его жесткое лицо, она поняла, что он готов осуществить свою угрозу.
Не размышляя, она яростно пнула его ногой. Удар пришелся по голени. От неожиданности у него даже дыхание перехватило, но ей уже на все было наплевать. Наклонив голову и оскалив зубы, она хотела укусить его за руку, но он ус-, пел схватить ее за волосы и оттянуть голову назад.
- Ты такая же елочная хлопушка, как прежде, - процедил он насмешливо. - Но никакого эффекта от своей воспламеняемости ты не получишь, не тот случай. Чем тратить свой пыл на борьбу со мной, сохрани его для другого. Ты ведь не можешь рассчитывать на победу.
- А я хочу попробовать! - воскликнула она и ударила его по лицу. Он схватил ее за запястье, и не успела она опомниться, как руки ее были вывернуты за спину, а он, жарко дыша ей сзади в затылок, вкрадчиво шептал на ухо:
- Я думаю, тебе надо успокоиться, моя милая женушка. - И, высвободив одну руку, он погладил ей шею и грудь. - Правда, хорошо?
Она пыталась его лягнуть, но он вставил свою ногу между ее бедер, и положение еще больше осложнилось.
- Отпусти меня, самодур! - Она могла устоять на ногах, только прижавшись к нему спиной. Ребекка в изнеможении закрыла глаза. Ей хотелось визжать от несправедливости происходящего. Он был больше ее, сильнее, и, что самое ужасное, где-то глубоко внутри она уже ощущала нарастающее желание. Легко сказать себе самой, что все это просто похоть, которая ничего не значит, с ней можно справиться, но как быть с изнывающими сердцем и душой?
- Ну ладно, будет тебе, Ребекка, успокойся. Ты устала, - подшучивал он, а тем временем тонкие его пальцы завладевали ее грудью.
Она глубоко вздохнула, нервы ее были истомлены до предела, а он продолжал ее мучить. Положив руку ей на живот, он прижал ее еще ближе к себе, и нестерпимое желание опалило ее.
- Открой глаза, Ребекка. Не отключайся раньше времени, моя милая, зашептал он. - Посмотри вперед, - продолжал он нашептывать, блуждая руками по всему ее телу.
Она открыла глаза, и в зеркале шкафа перед нею предстало, освещенное вечерним солнцем, столь возбуждающее зрелище, что у нее от сладостной истомы едва не подкосились ноги.
- Пожалуйста, пожалуйста, прекрати, - умоляла она и невольно подставляла шею под его поцелуи.
- Но ведь ты же сама этого хочешь, незачем себя обманывать, - шептал он.
Зрачки ее расширились, встретившись с его алчным взглядом. Чувственный изгиб его губ призывал сдаться. Зов природы, так долго остававшийся без ответа, наконец нашел отклик в каждой клеточке ее плоти. Впрочем, разве не всегда она испытывала с ним этот всепоглощающий голод?
- Да, да, - простонала она, когда он наконец повернул ее к себе и жадно впился ей в губы.
Подняв Ребекку на руки и осыпая поцелуями грудь, он понес ее к постели. Его руки лихорадочно освобождали ее от остатков одежды, а губы ласкали самые интимные уголки тела.
- Пожалуйста... - Она не знала, о чем просит: чтобы он продолжал или прекратил. Тело ее изогнулось туго натянутым луком, тонкие руки обнимали его плечи.
В первое мгновение их близости она почувствовала дискомфорт. Но постепенно страх отпустил ее, и всепоглощающее блаженство, о котором она имела лишь смутное представление, захватило ее полностью.
Ритм движения их тел совпадал в извечном эротическом танце жизни. И могучее тело Бенедикта содрогнулось, утонув в мягкой нежности ее тела.
Прошло некоторое время, прежде чем она пришла в себя. Ее сознание не могло воспринять необъятности того, что произошло.
- Тебе хорошо? - спросил он, опираясь на локоть. - Я для тебя тяжеловат. Его взгляд пробежал по ее пылающим щекам, распухшим губам и опустился на грудь. - Ты такая маленькая, такая красавица, моя страстная Венера! - Он улыбнулся улыбкой победителя. Ребекка не увидела никаких других чувств на его лице и закрыла глаза.
- Уйди, - прошептала она, сгорая от стыда при мысли, что он соблазнил ее с такой легкостью. Она вспомнила их отражение в зеркале. Его циничная ставка на ее чувственность возмутила ее. - Я тебя ненавижу, - пробормотала она, отворачиваясь. Взгляд ее упал на часы. Боже, прошел всего лишь час после банкета. Еще светло. Она никогда не простит ему, никогда...
Бенедикт усмехнулся.
- Можешь ненавидеть меня сколько угодно, любимая, - снисходительно пошутил он, целуя ее в шею, - главное, чтобы нежное тело знало, кто его хозяин. - Его ладони прикоснулись к ее груди, и она с ужасом почувствовала, что сейчас последует продолжение.
Руки ее, только что его обнимавшие, теперь стали отталкивать.
- Ты как животное, - воскликнула она, - неужели нельзя подождать?!
- Называй меня как знаешь, ничего от этого не изменится, ты ведь сама меня хочешь. - И он провел рукой по ее бедрам.
- Нет! - прокричала она, задыхаясь, когда он схватил ее руки и завел ей за голову, прижав к подушке. С хищным блеском в глазах он снова опустился на нее, придавив бессильно извивающееся тело. Но вдруг хватка его ослабла, он позволил ей высвободиться и лениво протянул:
- Ты права, Ребекка, я поторопился.
- Да, очень поторопился! - воскликнула она, не веря тому, что он с ней согласен.
- Ага... - Он наклонился и поцеловал ее. Она, слишком ослабела, чтобы оказывать сопротивление, и просто закрыла глаза. - А теперь мы не будем спешить, будем наслаждаться. Как ты думаешь?
...Когда Ребекка вновь открыла глаза, было уже темно. Она утратила чувство времени; все ее тело ломило, она еле дышала. Рядом спал Бенедикт.
Осторожно выбравшись из постели, она отыскала при свете луны ванную комнату, закрыла за собой дверь и с облегчением перевела дух.
Оглядев элегантно обставленную ванную, она покраснела, увидев свое отражение в зеркале. Следы поцелуев пламенели на ее нежной коже. С чувством стыда вспомнила она, каким атакам подверглась только что.
Невероятная интимность их отношений должна была бы привести ее в ужас, но, к своему стыду, она отвечала ему с такой же раскованностью. Ей нравилось его мускулистое тело и доставляло наслаждение слышать его сдавленные стоны.
Она тряхнула головой, освобождаясь от эротических видений, и, повернув позолоченный кран, встала под очищающие струи душа. Ребекка методически омывала каждый сантиметр своей плоти, чтобы смыть воспоминания о близости с мужем...
Как бы ей хотелось тешить себя иллюзией, что он владел только ее телом! В глубине души она понимала, что дело не просто в том, что этот мужчина способен пробуждать в ней вожделение. Она должна простить себе эти вспышки чувственности. Она так долго жила в одиночестве, что, наверное, любой мужчина возбудил бы ее. Нет, не правда. Лишь Бенедикт может одним поцелуем или прикосновением зажечь ее. От него нет защиты и никогда не будет.
Ребекка закрыла глаза, подставляя живительной теплой воде свое измученное тело. И туг дверь в ванную открылась, и мужской голос проворковал:
- Могу я присоединиться?
- Нет! - воскликнула она, второпях выбираясь из-под душа, и оттолкнула его, хотя пульс ее молниеносно отозвался, затрепетав, как магнитная стрелка, на близость его крупного тела.
- А жаль, это было бы занятно, - произнес он с чувством.
Уловив знакомый блеск в его глазах, она покраснела. На нем были короткие черные трусы, грудь покрывали темные волосы; такое мужское соседство было ей внове и пугало.
- Неужели нет? Тогда разреши мне... - И, схватив купальную простыню, он стал вытирать Ребекку досуха, причем руки его были удивительно нежными.
- Я и сама могу, - глухо бормотала она, пока он вытирал ей волосы, прижимая мокрую голову к своей груди. Эта близость удручала ее.
- Зачем, если твой раб всегда к твоим услугам? - сказал он и, бросив простыню на пол, подхватил ее на руки.
Она вновь закрыла глаза, стараясь не расплакаться от жалости к самой себе. Это несправедливо, думала она. Будь она высокого роста, врезала бы ему в нос кулаком, чтоб знал, а так остается только терпеть. Обидно, она так беззащитна. Самостоятельная женщина, привыкшая свободно распоряжаться своей жизнью, вдруг за каких-нибудь несколько дней лишается этого блага полностью.
Бенедикт взял ее за подбородок и, прищурившись, заглянул в ее бледное лицо:
- Тебе хорошо?
Она чувствовала близость его вожделеющего тела, и его возбуждение оскорбляло ее. Слепой гнев охватил Ребекку.
- Нет, мне плохо, - сказала она, и глаза ее наполнились слезами.
- А по-моему, тебе хорошо. Она вырвалась из его объятий.
- А по-моему, ты сексуальный маньяк, - выпалила она, и ее фиалковые глаза источали теперь не слезы, а ярость.
Его губы скривила насмешливая ухмылка. Дотронувшись пальцем до ее губ, что еще больше привело ее в бешенство, он сказал:
- Ты можешь обвинять меня в чем угодно, однако, что касается секса, тут у нас полное взаимопонимание. Ты же не можешь обвинить меня в том, что я мужчина. - Он иронично поднял бровь. - А тебе я бы посоветовал не обвинять себя в том, что ты женщина. - Его взгляд пробежал по ее обнаженному телу и нежной коже, то там, то здесь отмеченной синяками от поцелуев, затем снова остановился на ее пылающем от гнева лице. - Да ты взгляни на себя: следы нашей любви еще не стерлись, моя хлопушечка, не надо притворяться. Если я сексуальный маньяк, то и ты с удовольствием ступила со мной на эту кривую дорожку. - Он отпустил ее руки и поцеловал распухшие губы. - И нечего так распаляться! - усмехнулся он и с надменной улыбкой влез под душ.
Последние его слова и смех оказались каплей, переполнившей чашу ее терпения.
- Что ты мелешь, эгоист, ублюдок! - закричала она, но шум воды заглушил ее слова. Она схватила сухое полотенце, завернулась в него и вылетела пулей из ванной. Пусть даже Бенедикт говорил правду, от этого ей не легче.
Войдя в комнату для гостей, которой пользовалась предыдущие два дня, она еще больше рассвирепела, обнаружив, что всю ее одежду унесли; Ребекка влетела в главную спальню и распахнула шкаф. Да, так и есть: экономка перенесла ее одежду сюда. Проклиная все на свете, она схватила белье и то, что подвернулось под руку из одежды, - хлопчатобумажную синюю блузу и синюю же юбку с кремовой отделкой, один из тех туалетов, что купил Бенедикт. Быстро одевшись, она взглянула на часы. Уже десять, и тут у нее заурчало в желудке. Наверное, проголодалась.
- Куда это ты собралась? Ребекка застыла на месте.
- Спущусь вниз, хочу поесть чего-нибудь, - сказала она и искоса оглядела Бенедикта. Он обвязал полотенцем бедра; больше на нем ничего не было. Обстановка почему-то неприятно поразила ее своей интимностью, и ей захотелось сбежать от него куда глаза глядят.
Бенедикт прищурился.
- Успокойся, Ребекка, я не собираюсь морить тебя голодом. - Он достал из шкафа синий шелковый халат и, сбросив полотенце на пол, словно забыв, что он голый, стал его надевать.
- Это меня воодушевляет, - заметила она, стараясь не обращать внимания на его наготу.
- Вот как? - двусмысленно бросил он, и она выскочила из комнаты, как испуганный кролик.
Кухня была облицована стальной плиткой и оборудована по последнему слову техники. Ребекка, оглядевшись, почувствовала тоску по своей прежней кухне. Туда ей путь заказан - по крайней мере на несколько лет, если Бенедикт будет настаивать на своем.
Вчера она была вынуждена, прибегнув к агенту, поставить свою квартиру в список сдающихся внаем. Ей повезло, что Бенедикт не настаивал на продаже квартиры.
Она вздохнула и открыла холодильник. Кислая улыбка тронула ее губы: миссис Джеймс, экономка Бенедикта, знала свое дело. На верхней полке стоял поднос с холодной закуской, салатом и бутылкой шампанского.
Она захлопнула дверцу холодильника, взяла из корзинки яйцо, включила газ и налила на сковородку масло. Ну и что, если от жареного толстеют? Ей сейчас все безразлично. Заложив в тостер два ломтя хлеба, она разбила яйцо, вылила его на сковородку, и в это время в кухню вошел Бенедикт.
- Яичница? Не слишком романтично для свадебного пира, - улыбнулся он, - Но если это все, что ты умеешь готовить, то пусть будет так.
- Я тебе не прислуга, - огрызнулась она. Ее раздражительность, казалось, развлекала его.
- Каков характерец! Разве твоя мама тебя не учила, что путь к сердцу мужчины лежит через его желудок?
Она слегка обернулась. Он стоял слишком близко, так близко, что она могла различить морщинки вокруг глаз и в глубине их выражение довольства. Последнее обстоятельство вывело ее из себя.
- Ты единственный мужчина из тех, кого я знаю, который меня злит. А что касается пути к твоему сердцу, если б я и нашла его, я изрубила бы твое сердце на кусочки, - выпалила Ребекка.
Взгляды их яростно скрестились Ему удалось скрыть свои мысли, лишь челюсти крепко сжались.
- Я вижу, ты решила продолжить сражение, - заметил он иронически.
Она поглядела на него с вызовом. Он стоял босиком, в синем халате, на груди, между отворотами, виднелись черные волосы. Его мужественный вид действовал на нее убийственно.
Руки ее дрожали, и она злилась сама на себя за свою слабость. Надо переключиться на еду; тост уже подгорел, она подцепила яичницу на лопатку, стараясь не замечать Бенедикта.
- А мне сделай пожиже, - прошептал он ей на ухо.
Подействовал ли на нее его шепот или насмешливый тон, но, так или иначе, будучи в здравом уме и рассудке, она в ярости повернулась и швырнула ему в лицо еще не остывшую яичницу.
Выражение его зловещего лица она запомнит навсегда; его трудно описать. Темные брови сдвинулись, и лопнувший желток потек по широкому лбу и переносице.
Ребекка уже не сдерживала себя. Он выглядел таким смешным, ну как тут было не захохотать!
- Яичница а-ля Бенедикт! - Она продолжала хохотать, увидев расплывшийся на его плече белок и жирные брызги на полу.
Глава 8
- Ребекка!
Смех замер у нее в горле.. Перед ней стоял взбешенный самец. Она огляделась по сторонам, ища укрытия. Бенедикт выключил газ, другой рукой схватил ее за запястье и, вырвав лопатку, швырнул через плечо; звякнув, она упала на пол.
- Нет, Бен... Ax! - Она пронзительно завизжала, когда он схватил ее за плечи и прижал к холодильнику.
- Яичница а-ля Бенедикт, ты сказала, маленькая ведьма? Хорошо, так я заставлю тебя съесть эту яичницу. - Он наклонился, его рот завладел ее губами, а его мускулистое тело вломилось в нее, обдавая одновременно страхом и наслаждением.
Его руки были везде, он терся лицом об ее грудь, расстегнув блузу и зубами разодрав узкую полоску бюстгальтера спереди. Ребекка еле держалась на ногах, колени ее подкосились, когда он поднял ей юбку и разорвал трусы.
Она беспомощно повисла на его плечах. Он приподнял ее и уткнулся лицом в ее грудь.
Она пришла в себя, когда ее ноги коснулись пола. Она чувствовала холод от двери холодильника, а внутри у нее бушевал пожар. Ребекка не верила тому, что случилось: они сблизились в момент ссоры. Как это могло произойти? Если б ей вчера рассказали, что она будет заниматься любовью у холодильника, да еще с такой самозабвенной страстью, она бы от души расхохоталась...
Но теперь, глядя на Бенедикта, ей совсем не хотелось смеяться. Его золотистые глаза были полны раскаяния и еще чего-то, чего она не осмелилась даже про себя назвать.
- Ребекка, прости... - Его грудь вздымалась, и она положила руку на темные завитки; биение сердца сотрясало его.
- Все хорошо... - сказала она дрожащим голосом.
- Ничего хорошего, черт побери! - фыркнул Бенедикт раздраженно. - Клянусь, ни с одной женщиной я не вел себя таким образом. - Он отбросил прядь волос со лба. - Ты устраиваешь такую сумятицу из моих чувств; злишь и бесишь меня, пока я не теряю самообладание. Ты такая очаровательная и такая маленькая! - Он окинул взглядом ее хрупкую и в то же время чувственную фигурку. Насупясь, он начал застегивать ее измятую блузку и поправлять задранную юбку. - Боже, и это называется первая медовая ночь! Прости, Ребекка. Я вел себя.., как кобель. Я, наверное.., сделал тебе больно? Она улыбнулась с нежностью.
- Нет, нет, ты мне не причинил боли. Она хотела погладить его нахмуренный лоб - так она гладила Даниэля, когда на его личике появлялась точно такая же мина - смесь сожаления и вины. Ее фиалковые глаза широко раскрылись от внезапного прозрения. Его любовь не может причинить ей боль. Она любит его... Она больше не может обманывать себя. Это не похоть, не супружеский долг, как она себе внушала, это великая любовь... Она ликовала от своего открытия, сияющими глазами всматриваясь в него, как вдруг в ее сознание вторглись его слова.
- ..Может быть, не сегодня, когда-нибудь, я расскажу, что чувствую к тебе. - Он говорил медленно, невнятно, хрипловатым голосом, как будто делился чем-то сокровенным. - Мне не следовало на тебе жениться. - Он устало потер глаза тыльной стороной ладони.
Ребекка смотрела на него, не в силах оторвать взгляда от его такого привлекательного и в то же время измученного лица. Ее руки вдруг сжались в кулаки, истерический хохот вырвался из горла, когда безнадежность всего происшедшего потрясла ее. Она наконец призналась себе в том, что любит Бенедикта и, наверное, всегда любила, а он как раз в это время пришел к противоположному заключению: он ненавидит ее и не должен был на ней жениться.
- Бенедикт... - простонала она в отчаянии. Его лицо, казалось, снова затянула знакомая непроницаемая маска.
- Можешь пока жить тут, но не бойся, я больше не трону тебя. Я куплю дом в деревне для тебя и Даниэля. Сам останусь жить в городе, но, с твоего разрешения, буду посещать вас иногда.
Ее затрясло, глаза болезненно зажмурились. Он все разложил по полочкам.
- Ты озябла, Ребекка, иди спать. - Он оглядел кухню. - Я наведу здесь порядок... Поговорим завтра. - Его сдержанный тон окатил ее холодом.
Она медленно вышла из кухни, леденящий озноб сковал ее тело. Нетвердыми шагами она поднялась по лестнице в спальню. Поговорим! О чем? Она разделась и умылась, прежде чем лечь в постель, но уснуть не могла.
Глаза застилали слезы. Они были женаты всего несколько коротких сумасшедших часов, и за это время ее чувства претерпели целую гамму изменений. Всего лишь три дня прошло с тех пор, как она в своем уединении, в собственной квартире, грустила о том, что ей придется выйти замуж за Бенедикта, но и утешала себя тем, что никогда не будет его любить, а значит, он уже никогда не сможет причинить ей боль...
Она обольщалась, считая себя трезво мыслящей и интеллигентной женщиной, неспособной дважды повторить одну и ту же ошибку. Считала, что никогда не сможет любить человека с таким жестоким и мстительным характером.
И вот теперь, вопреки всему этому кошмару, лежа в постели, где они только что были вместе, она не может отрицать, что любит его...
Ребекка проснулась оттого, что тяжелая рука опустилась ей на грудь. Она повернула голову и в предрассветной мгле различила рядом с собой очертания лежавшего на спине Бенедикта. Рука его покоилась на ней, не давая подняться.
Она смутно припомнила; как, ложась спать, мучилась оттого, что влюблена в собственного мужа. Наверное, она заснула и не слышала, как он тоже лег в постель.
Она напряженно вслушивалась в его бормотание. Проснулся он или нет? Нет, но он так положил руку, что ей трудно было дышать. Она постаралась оттолкнуть его плечо, и ладонь ее прикоснулась к его телу. Он весь горел, и ей стало ясно, что у него жар. Она услышала, что он сквозь стоны называет ее имя, и пальцы ее невольно стали ласково гладить его плечо. Кожа у него была влажной от испарины...
Нет, это не простой сон; Бенедикт тяжело дышал, гортанно проборматывал какие-то слова, смысла которых она не могла понять. Может быть, это ночной кошмар? Прежде она считала Бенедикта суперменом, но в эту минуту, когда он в забытьи удерживал ее в постели, она осознала, что он так же, как и все люди, подвержен страхам.
Не сумев поднять одной рукой его руку, она осторожно выползла из-под нее и, уже сидя, двумя руками сдвинула ее и встала с постели. Включив ночник, она надела халат и внимательно вгляделась в Бенедикта. Нет, это не просто кошмарный сон, с ним что-то неладно.
Он заметался, одеяло спустилось на бедра. Его грудь вздымалась от неровного дыхания, лицо пылало, а темные волосы, влажные от пота, прилипли ко лбу.
- О, Бенедикт, - прошептала она, сидя на краю постели, и отбросила влажную прядь волос с его лба. У него ужасный жар, наверное, высокая температура, подумала она со страхом.
Она вспомнила, как Даниэль переболел корью, и ее сердце защемило от любви к больному мужу. Он выглядел таким беспомощным! Она прикусила губу. Что она глядит на него, дуреха, надо ведь что-то делать!
Она позвала его, но он не открывал глаза; загнутые ресницы, казалось, были склеены. Может быть, это грипп? - подумала она. В это время по телу у него пробежала дрожь - видимо, его лихорадило. С трудом она натянула на него простыню, и вдруг он поднял голову, широко открыл глаза и схватил ее за руку железной хваткой.
- Ребекка, Ребекка, не покидай меня, пожалуйста. Я... - Его губы беззвучно шевелились.
- Я здесь, я никуда не ухожу, но ты болен... - Кто его лечит? Они ведь теперь муж и жена, спали в одной постели, а она почти ничего о нем не знает. Тебе нужен врач. - Она видела, как судорожно ходит его кадык, ему трудно было глотать.
- Нет, не надо врача... - Его темные глаза блестели лихорадочным блеском. - Врачебный кабинет - ванная комната... - Силы оставили его, он закрыл глаза, голова упала на подушку.
Она поправила одеяло; паника охватывала ее все больше. Это лихорадка! Что за лихорадка? Вероятно, он и раньше страдал от этой болезни.
Но что за болезнь? Еще, несколько минут она просидела возле него. Спит он или без сознания? Но нельзя же так сидеть, ничего не предпринимая!
Вскочив на ноги, она бросилась в ванную комнату, открыла висячий шкаф над умывальником и простонала:
- О нет! - В шкафу стояли самые разные флаконы и, она, дрожа всем телом, стала читать ярлыки. В четырех флаконах были болеутоляющие таблетки. Но вот еще два; она вздохнула с облегчением, когда прочла на обоих фамилию врача.
Спустившись вниз с двумя последними флаконами, она вбежала в кабинет Бенедикта. Записная книжка и личный телефонный справочник лежали на большом, орехового дерева столе. И вот она уже набирает номер доктора Фалькирка.
Ответил низкий сонный голос. Она объяснила положение, и ей сказали, чтобы она нашла один из флаконов, на ярлыке которого написано хлорхинин.
Она вздохнула с облегчением:
- Да, есть.
- Прекрасно. Не волнуйтесь, такое часто бывает. Мистер Максвелл, по обыкновению, забыл принять таблетки, миссис Джеймс. - (Ребекка не стала его поправлять.) - Дайте ему немедленно одну, со стаканом воды. Присмотрите за ним, побольше жидкости, а я буду у вас после утреннего приема.
Она уже было хотела закричать на врача, чтобы он пришел сейчас же, но потом рассудила, что ему виднее. Поднявшись наверх, она наполнила кружку водой и вошла в спальню. Бенедикт лежал неподвижно, в таком же состоянии, в каком она оставила его: болезненный румянец и капли пота на лбу,.. Она подавила рыдания.
- О, Бенедикт, пожалуйста, - прошептала она, - проснись! - Держа таблетку в одной руке, она поставила кружку с водой на тумбочку и попыталась приподнять его голову. На мгновение он открыл глаза, и его лихорадочно блестевший взгляд остановился на ней.
- Ребекка... Ты здесь, - простонал он.
- Тес, молчи, выпей вот это, - она положила таблетку между его губами, он медленно приоткрыл рот. Поддерживая ему голову, она поднесла кружку с водой к его губам:
- Пей, Бенедикт.
Она облегченно вздохнула, увидев, что он пьет крупными глотками. Приподнявшись, он бессильно склонил голову к ней на грудь. Но он не спал, его вспотевшее лицо, искаженное бредом, меняло свое выражение: от раскаяния до злобы. Отрывочные слова и фразы были непонятны Ребекке.
- Гордон, прости... Я предал тебя... Надо проверить... Прости, прости... Ребекка виновата. - Он снова рухнул на постель. - Не единственная причина...
Дыхание его было неровным, он метался из стороны в сторону. Тон, каким он выкрикнул ее имя, вернул ей прежние страхи. В его глазах она была виновата. Наверное, он сожалеет, что женился на ней. О чем еще это могло говорить?
Она склонилась над ним; пусть он ненавидит ее завтра, но сегодня она ему нужна... Это для нее главное, она должна хоть как-то облегчить ему физические страдания. Вдруг он резко повернулся и лег на спину. Ее поразила порывистость, с какой он это сделал, затем он схватил ее руки и прижал к влажной от пота груди. Она ощущала неровное биение его сердца и попыталась сдержать слезы. Его состояние причиняло ей физическую боль.
Он уставился на нее пронзительным взглядом:
- Гордон... Ребекка. Страсть с повинной... Я не имел права. Ты понимаешь... Скажи, ты понимаешь...
Ребекка не понимала, но она не могла переносить этот страдальческий взгляд.
- Я понимаю, Бенедикт, все в порядке; пожалуйста, отдохни. - Она отвернулась, слезы застилали ей глаза.
Бенедикт на мгновение пришел в себя и ясными глазами заглянул в ее милое лицо.
- Ты плачешь... Из-за меня, Ребекка? - Он попытался улыбнуться. - Ты останешься со мной. - И так же внезапно, как проснулся, он вдруг отпустил ее руки и упал на подушку; она надеялась, что это сон, а не беспамятство.
Ребекка поспешила в ванную и вернулась, неся таз с водой, губку и несколько полотенец. Она не знала, как долго просидела возле него, обтирая ему лицо и грудь; постель тоже была влажной. Надо сменить белье. Но как? В то же время она пыталась разобраться в его бормотании.
Что он имел в виду? "Страсть с повинной" и "не единственная причина"... Если расшифровать все это, она бы лучше его понимала. Звонок у входной двери прервал ее беспокойные мысли. Врач! Она встала и поправила на больном простыню. Он не пошевелился, казалось, что он крепко спит. Она сбежала с лестницы и открыла дверь.
- Итак, у мистера Максвелла опять приступ. - Грубоватый шотландский акцент естественно сочетался с коренастым, невысокого роста мужчиной, который прошел мимо Ребекки в холл. Он обернулся:
- Вы ведь не миссис Джеймс? - Его серые глаза неодобрительно взглянули на ее бледное лицо.
- Я миссис Максвелл, жена Бенедикта. - Впервые она произнесла эти слова вслух и почувствовала некоторую гордость. - Миссис Джеймс в отпуске, объяснила она и протянула врачу маленькую руку для рукопожатия.
Доктор Фалькирк просиял и так энергично стал трясти ей руку, что даже ее плечо пришло в движение.
- Вот оно что! Значит, старый черт наконец-то женился. Мои поздравления! Когда же была свадьба?
Ребекка почувствовала, что краснеет.
- Вчера, - ответила она тихо. - Но, пожалуйста, пойдемте наверх, к Бенедикту. - К ее удивлению, врач разразился хохотом и не унимался, поднимаясь следом за ней по лестнице.
- Тогда все понятно, от нервного напряжения тропическая болезнь обострилась. На свете не так много вещей, которые могут травмировать мужчину больше, чем женитьба. Пошли, поглядим на него, и не волнуйтесь. Денька через два он будет как огурчик. - Продолжая посмеиваться, врач вошел в спальню.
Ребекка стояла у кровати, пока он проверял пульс, затем приподнял веки, причем Бенедикт не шелохнулся.
- Да, точно, как я и предполагал. Он подцепил это в Бразилии. Там сотни, а то и тысячи тропических болезней, некоторые из них даже не имеют названий в нашей медицине. Но мы определили его заболевание в первый же год, как он вернулся в Англию; нет причин для волнения. Видимо, в связи со свадебными хлопотами он позабыл принять профилактические меры. Вы уже дали ему хлорхинин?
- Да. - Она взглянула на часы - десять тридцать утра - и только тут сообразила, что на ней всего лишь халат. Боже мой, что подумает о ней доктор? Она покраснела и пробормотала:
- Точно не скажу когда, через десять минут после нашего телефонного разговора.
- Ах так, значит, в шесть тридцать. Пусть поспит, дайте ему две дозы сегодня, а завтра и послезавтра - по одной, и все будет в порядке. Одной таблетки раз в неделю достаточно, чтобы таких историй не было, но, видимо, он опять забыл.
Врач замешкался, его серые глаза оглядели Ребекку с головы до ног, отметив ее хрупкое телосложение и пунцовый румянец.
- Если вы затрудняетесь в уходе за больным, я могу прислать сиделку или поместить его в частную клинику. Правда, это будет в первый раз.
- Нет, о нет! - воскликнула Ребекка. - Я могу сама за ним ухаживать. - Она была нужна Бенедикту, и, может быть, это единственный шанс, когда она смогла бы проявить всю свою любовь и заботу о нем. Она ни за что не позволит чужим людям занять ее место.
- Отлично, - улыбнулся доктор Фалькирк. - Но если у вас будут проблемы, позвоните мне завтра утром. Пусть он полежит в постели или по крайней мере побольше отдыхает, и советую вам, увезите его в свадебное путешествие, подальше от дел и от Бразилии с ее индейцами. Если бы он туда не наведывался, то давно бы уже излечился.
- Я постараюсь, - сказала Ребекка, тоже улыбнувшись.
- Молодожены трудно поддаются убеждениям; но вы так очаровательны, что нужно быть глупцом, чтобы вас не послушать. - Он продолжал посмеиваться, пока она его провожала.
Вернувшись в кабинет, она позвонила в Брайтон, где Даниэль находился со своими вновь обретенными родственниками. Ребекка рассказала в двух словах, как обстоят дела, Жерару Монтеню; его реакция была на удивление спокойной. После короткого разговора с Даниэлем, который отнюдь не скучал, развлекаясь со своими двоюродными братьями, и как раз собирался на пикник, она положила трубку и поспешила наверх.
Бенедикт спал неспокойно. Ребекка смотрела на него некоторое время, затем достала из ящика комода чистое белье, а из гардероба - простое хлопчатобумажное синее платье и направилась в душевую. Она не стала там задерживаться и через пять минут была снова у постели Бенедикта, где и оставалась долгие часы жаркого летнего дня. В два часа ей удалось еще раз дать ему лекарство, а потом с большим трудом она обмыла его пылающее тело, а также сменила постельное белье.
Бенедикт испытывал попеременно то сильный жар, то озноб. В его неразборчивом бормотании часто упоминалось ее имя. Она прижимала к груди его руки, желая ему скорейшего выздоровления; то она чувствовала себя безмерно счастливой оттого, что снова обрела любовь, то вдруг впадала в отчаяние, думая о будущем.
Потом она заставила себя спуститься в кухню и кое-что съесть из холодной закуски и выпить чашку кофе. Наполнив кувшин апельсиновым соком для больного, она вернулась к нему.
Солнце садилось, словно пылающий шар из красного золота, наполняя комнату розовым светом. Бенедикт сидел на кровати с всклокоченными волосами и диким взглядом золотистых глаз.
- Где ты была? - спросил он грубо. Свет вечернего солнца озарял его изнуренное болезнью лицо. - Я думал, что ты меня бросила.
- О, Бенедикт! - воскликнула она, подбегая к нему. Она поставила кувшин на тумбочку и схватила его руку. - Мне и в голову не приходило, что можно оставить тебя одного. Я просто ходила попить. - Она села на край кровати, держа его за руку. - Как ты себя чувствуешь? Я так беспокоилась. - Другой рукой она погладила его небритый подбородок.
- Ребекка... О Боже! Я думал...
На мгновение у нее защемило сердце от той неприкрытой беззащитности, какую она увидела в его глазах, и, не дав ему договорить, она зачастила:
- Молчи, побереги свои силы, кстати, как раз время принимать лекарство. Тебе надо побольше пить. А теперь отдохни, - проговорила она тихим голосом.
Губы Бенедикта скривило нечто подобное улыбке:
- Моя собственная Флоренс Найтингейл. Отвернувшись от него, Ребекка налила сок в кружку. Она его любит, но теперь, когда он пришел в сознание, незачем ему это показывать... Напустив на себя бесстрастность, она протянула ему стакан.
- Выпей соку, а вот твоя таблетка. - Она держала таблетку в другой руке, но, к ее огорчению, Бенедикт был не в силах взять стакан; руки его тряслись, и Ребекка помогла ему поднести стакан к сухим, потрескавшимся губам.
Его голова снова упала на подушку.
- Спасибо... - Он глубоко вздохнул и под ее взглядом погрузился в беспокойный сон.
Ребекка вздрогнула и подняла голову. Она лежала, неловко притулившись на краю постели; шумное дыхание Бенедикта было единственным, что нарушало тишину темной комнаты. Она осторожно протянула руку и зажгла ночник. Был час ночи, и ей стало холодно. Она посмотрела с любовью на больного, лежащего в постели. Видимо, кризис прошел, черты его лица обрели обычное выражение, и казалось, он просто крепко спит. Она поежилась - ее летнее платье не защищало от ночной прохлады.
Бенедикт повернулся, бормоча что-то во сне. Рядом с ним освободилась узкая полоска кровати. Она может осторожно лечь к нему под бок и накрыться одеялом, не потревожив его. Она сбросила платье и туфли, скользнула под одеяло и закрыла глаза. Надо немного передохнуть. Бенедикту явно стало лучше, у него уже нет такого жара, а она очень устала...
Ребекка уютно устроилась, прислонившись щекой к его спине. Ей казалось, что она плывет между сном и бодрствованием. Вдруг она почувствовала прикосновение к своим губам. Бенедикт! Она открыла глаза и попыталась сесть.
Посмеиваясь, он придержал ее возле себя с силой, невероятной для тяжелобольного.
- Добрый день, Ребекка.
- День? - Хороша же из нее сиделка!
- Половина второго. Пятница. - Он опирался на локоть и смотрел на нее ясными глазами, и лишь изможденное лицо и небритый подбородок свидетельствовали о болезни. - Я вернулся к жизни благодаря тебе.
- Лекарство! - в панике вспомнила она.
- С лекарством я могу подождать, но с тобой ждать не могу, - проговорил он, обнимая ее за талию.
- Но врач сказал...
- Я знаю, что он сказал.
- Откуда? Ты был без сознания, когда он приходил. - Она с удивлением уставилась на него. Какая-то бессмыслица, может быть, у него еще жар...
- Неужели? - сказал он сухо. - Мужчина наиболее уязвим, когда болен. Правда, у меня был жар, но я слышал все, что говорилось. А не открывал глаза потому, что не смог бы перенести, если б ты отказалась за мной ухаживать. Я помню, я просил тебя не уходить...
- Ты бредил и не можешь помнить, что говорил. - Его слова ошеломили Ребекку, она не могла поверить своим ушам - он признается ей в своем притворстве.
- Твое благородство смущает меня, Ребекка. - Глаза его потемнели, словно от боли.
- Бенедикт... - Она положила руку ему на грудь, как бы желая его успокоить, и внезапно его живое тепло напомнило ей об их близости. - Я лучше...
- Нет, разреши мне сказать. - Он взял ее за подбородок так, что она волей-неволей глядела ему в лицо. - Я проснулся два часа назад и обнаружил, что ты меня обнимаешь. Ты пристроилась к моей спине, как котенок. Мне даже почудилось, что я умер и нахожусь на небесах.
Она почувствовала, что краснеет под его взглядом. А вдруг он ее любит? Нет, этого не может быть, ответила она сама себе.
- Но ты жив, - заметила она нарочито прозаическим тоном.
Бенедикт не обратил внимания на ее реплику и продолжал:
- Потом вернулось чувство реальности. Мне казалось, что я лежу уже целую вечность, смотрю, как ты спишь, и думаю: что же я тебе скажу?
- Не надо объяснять... - Мысль о том, что он смотрел на нее, когда она спала, беспокоила ее.
- Ребекка, а вдруг я никогда больше не осмелюсь? - Он улыбнулся сухими губами. - Или опять ослабею, так что уж лучше послушай теперь. Я люблю тебя. Я всегда тебя любил и всегда буду...
Глава 9
Ребекка не могла и предположить, что услышит такие слова. Она онемела, сердце у нее бешено заколотилось. В затянувшемся молчании повисло напряжение, которое она не смела разрядить. Можно ли этому... Но как бы она желала, чтобы это было правдой! И где-то в глубине души впервые засветились огоньки надежды.
- Ребекка! - Бенедикт смотрел на нее умоляющим взглядом, какого она не видела прежде. - Я не прошу тебя любить. Я этого не заслужил, я знаю, но.., я думал... - Для такого гордеца он казался сейчас странно неуверенным в себе. Я помню, я говорил, что отправлю тебя с Даниэлем в деревню, но... Может быть, мы решили бы этот вопрос по-другому... Прошлой ночью я был жестоким, но клянусь, этого никогда больше не случится. Мы могли бы стать хорошей супружеской парой. - Он замолчал, и - вот уж совсем невероятно! - лицо его вспыхнуло. Потом суровая решимость вдруг золотистым огнем озарила его глаза. Мне так показалось потому, что ты ухаживала за мной, сменила белье, умыла меня... Ни за что не поверю, чтобы ты все это делала, если меня ненавидишь...
- Бенедикт! - перебила она его. - Ведь это ты возненавидел меня за то, что я скрыла от тебя Даниэля. Ты ведь сам это говорил прошлой ночью...
- Ты что, рехнулась? - ужаснулся он. - То, что я бормотал, было совсем другое. Я пытался объяснить тебе о Гордоне. Я помню, что спрашивал тебя, понимаешь ли ты, и ты ответила - "да".
- Я пошутила. Ведь у тебя был бред.
- Что за черт! Ребекка, ты самая несносная, упрямая женщина, какую я когда-либо встречал в жизни.
Вот такого Бенедикта она знает и любит, мелькнуло у нее в голове, когда он приподнялся на локтях.
- Я думаю, что у тебя все еще жар, - пробормотала она скорее про себя, но он услышал.
- Проклятье, женщина, я не в бреду! Я пытаюсь все объяснить тебе. Я пытался это сделать пять лет тому назад, и на прошлой неделе во Франции, и вновь вчера. Но на этот раз я не выпущу тебя из постели, пока ты не выслушаешь и не уразумеешь глупой своей башкой. Тебе понятно? - взревел он.
- Да, Бенедикт, - ответила она осторожно. Один Бог знает, сколько неясного и ранящего душу лежит между ними! Давно пора поговорить, как это делают цивилизованные люди, подумала она, к тому же не следует забывать о Даниэле. Хотя бы ради него она должна выслушать Бенедикта.
- Во-первых, я должен знать, поверила ли ты мне, когда я на прошлой неделе говорил, что писал тебе?
- Да, конечно, и, даже если бы не поверила, твой дядя Жерар все рассказал мне во время свадебного банкета. Он считает, что частично виновен в том, что ты заблуждался насчет смерти Гордона.
- Спасибо Жерару! Но я должен кое в чем тебе признаться. В том письме я тебе сообщил не всю правду.
Она устало оглядела его печальное лицо, уже не желая слушать продолжения.
- Я, пожалуй, начну сначала, с того момента, когда я увидел тебя в первом ряду на лекции... - Он глубоко вздохнул. - Я загорелся. Маленькая, бесподобно сложенная девушка с кукольной фигуркой, ангельским личиком и огромными глазами, полными жизни, - все в тебе пленило меня, а затем я увидел Руперта. Я знал, что ты не можешь быть его женой, и тут же сделал неверное заключение. Потом, когда нас представили друг другу, я не посмел взглянуть на тебя боялся выставить себя дураком. Ни одна женщина не захватила меня так глубоко. Позднее я не смог отказаться, когда Руперт предложил познакомить нас снова. Когда же он назвал полностью твое имя и фамилию, я был потрясен тем, что судьба сыграла со мной такую злую шутку. Девушка, в которую я влюбился с первого взгляда, принадлежала моему брату.
В душе у Ребекки затеплилась надежда от искренности его тона. Казалось, Бенедикт исповедовался перед самим собой.
- Моя мать рассказала мне о смерти Гордона свою версию, и, как тебе известно, я по глупости поверил ей, хотя Жерар, не входя в подробности, сказал мне, что это был несчастный случай. Так или иначе, прошлого не воротишь, Гордона уже не было на свете четыре года. Но когда я узнал, кто ты такая, я ощутил вину перед ним. Я пожелал возлюбленную моего покойного брата. Я был в замешательстве: мне показалось, что ты и вправду та дьявольская соблазнительница, о которой говорила моя мать. Я использовал Гордона как защиту от своих чувств... Но ты меня околдовала. Я хотел обладать твоим телом и душой. Я пытался избегать тебя, но не смог. У меня не было сомнений, что Гордон попался в твою ловушку: ведь мне самому достаточно было один раз взглянуть на тебя и я был покорен.
Ребекка слушала затаив дыхание, его слова и искренность были убедительными. И ведь то же самое произошло с ней: разве не с первого взгляда она влюбилась? Значит, Бенедикт тоже мог полюбить ее с первого взгляда.
- Невозможно представить тебя покоренным, - сказала она вполголоса. Она невольно протянула руку и погладила вьющиеся волосы на его груди, и тепло его тела передалось ей.
- В то время я тоже не мог себе этого представить. Но, если помнишь, в день свадьбы я говорил тебе, что я твой добровольный раб. - Он поймал ее руку и поцеловал.
Да, она помнила его слова, но в то время она была полна своими обидами и разочарованиями. Смеет ли она поверить ему теперь? Она еще сомневалась, и глаза выдавали ее смятение.
- Я не виню тебя за твои сомнения. Но выслушай меня. Я боролся, одному Богу известно, как я боролся со своими чувствами. Я уверял себя, что годы, проведенные в джунглях, повредили мой рассудок. Я не верил в любовь никогда прежде, да и не поверил бы, если б не твои глаза, которые все во мне перевернули. Я лгал сам себе. И с этой ложью в сердце пытался отомстить за смерть брата. У меня был предлог, тем более что мне казалось: желать женщину, принадлежавшую брату, - это предательство... В ту ночь, когда мы были вместе, здесь, на этой постели... - Его глаза потемнели, он наклонился и поцеловал ее в лоб, как бы желая не потерять с нею при этом воспоминании контакт. - Это был самый необыкновенный, самый потрясающий опыт в моей жизни. Когда я обнаружил, что ты девственница и никогда не принадлежала ни Гордону, ни кому-нибудь другому, я был поражен и смущен, не знал, что и думать. Никогда не прощу себе того, как я обошелся с тобой. То, что я наговорил о тебе и о Гордоне, было всего лишь прикрытием моей собственной страсти, страсти с повинной.
- Но ведь ты не собирался сделать мне предложение, жениться на мне? Возможно, он и желал близости с ней, но ей было больно, даже теперь, оттого, что он не любил ее.
- Нет, я хотел жениться, но не признавался в этом даже себе; остаток ночи я не мог уснуть, все вспоминал подробности того, что произошло между нами. Я подсознательно понимал, что ты не могла совершить того, в чем я тебя обвинял, и не хотел порывать наши отношения. Помолвка с тобой имела для меня большое значение, а женитьба... Почему бы и нет? Это я-то, который не верил в институт брака! Мне казалось, позвони я тебе утром, и все вернется на круги своя. Но было слишком поздно, к тому же моя гордость не позволила мне просить.
Он звонил и предлагал продолжать прежние отношения, вспоминала Ребекка, но довольно-таки небрежным тоном. Потом она вспомнила и еще кое-что странное.
- Ты сказал, что я была грустной, сидя в поезде, однако ты даже не вышел из машины на станции.
- Ты не обернулась, не то заметила бы, как я бежал вдоль платформы. Я видел, как ты села у окна со слезами на глазах, и проклинал себя за свою глупость.
Ей хотелось верить. Может быть, если бы он рассказал все это в свое время, она бы поверила, но годы научили ее осторожности.
- Но ведь не поздно было объясниться откровенно еще на крестинах, - в ее голосе прозвучал вопрос.
- Я собирался это сделать, но ты была так холодна, так сдержанна, что я не решился.
- Ну, вот это уже не правдоподобно. - Она улыбнулась, глядя в его серьезное лицо. - С таким-то ростом - и струсить!
- Ребекка, один твой леденящий взгляд, и я дрожу, как заяц. Ты еще не заметила этого?
Она внимательно посмотрела на него и не обнаружила насмешки; напротив, вид у него был мрачный.
- Кроме того, Мэри меня рассердила, предположив, что я тебя соблазнил. Меня взбесила мысль, что ты обсуждала с ней нашу любовь. Я потерял всякую выдержку.
Она вспомнила их перепалку в кабинете. Не только он потерял выдержку, она тоже высказалась достаточно резко.
- Я пытался сказать тебе прошлой ночью... Нет, позапрошлой, - поправил он себя. - Ты была права на крестинах, когда бросила мне в Лицо обвинение, что я пытаюсь переложить свою вину на тебя, но мне потребовалось немало времени, чтобы понять это. - На мгновение воцарилось молчание - Бенедикт, казалось, подбирает слова для дальнейших объяснений; его золотистые глаза были устремлены в пространство. - Мы никогда не жили одной семьей с матерью и братом, и я, разумеется, не чувствовал своей вины, когда воспользовался двухлетним отпуском в нашей фамильной фирме. Моя мать жила дружно с отчимом, который к тому же был в свое время правой рукой моего отца и вел дела так же хорошо, как отец, если не лучше. Да и Гордона предназначали для бизнеса, плюс еще мой кузен, Жан-Поль; мое присутствие не было уж так необходимо. Но теперь, заглядывая в прошлое, я вижу, что когда я вернулся через четыре года и узнал о смерти отчима и Гордона, то почувствовал себя виноватым. Действительно, я не был возле матери, когда она во мне нуждалась. Поэтому с такой готовностью и поверил ее версии о смерти Гордона. Я чувствовал, что должен поддержать ее, ведь так редко бывал рядом с ней.
Боль в его глазах тронула сердце Ребекки. Она могла понять его рассуждения, хотя и была их жертвой.
- При других обстоятельствах я никогда бы тебя не обвинила в нелюбви к семье: ты ведь так долго отсутствовал. - Она пыталась утешить его. - Я не имела права, но я была в бешенстве, себя не помнила, - заключила она, в то время как рука ее ласково скользнула по его груди. От его признаний душа ее постепенно оттаивала.
- Подожди, - произнес он хриплым голосом, - я хочу вначале все выяснить.
Она покраснела и, как нашкодившая девчонка, отдернула руку. Что же это такое, она совсем над собой не вольна, близость Бенедикта, прикосновение его бедер к ее ногам лишает ее рассудка.
- Ребекка, ради Бога, лежи спокойно! Или ты нарочно меня мучишь?
Их взгляды встретились, и она увидела в золотистой глубине его глаз томительное желание.
- Я говорил... - его рот скривился, - я пытался сказать тебе, что ты была права, я чувствовал за собой вину, страшную вину. С самого первого свидания я ощущал, что ты не можешь быть ответственной за смерть Гордона. Ты вела себя честно, была откровенна в своих чувствах, но я... Я ведь намного старше, и меня пугало то, с какой силой меня тянет к тебе. Я никогда прежде не был по-настоящему влюблен и по недомыслию считал, что надо подавить в себе это чувство, но я так желал тебя... О Господи, как я тебя желал.
Ребекка все еще не доверяла его признаниям, но постепенно склонялась к мысли, что не безразлична ему.
- Ты должна меня понять, Ребекка, у меня было чувство, что я волочусь за любовницей брата. Что из того, что Гордон умер, ведь он тебя любил. Всякий раз, когда я обнимал тебя, целовал, я испытывал страсть вместе с виной. - Лицо его исказилось. - Я был зол на себя и срывал злобу на тебе.
- Не было причины, - сказала она тихо.
- Я знаю это сейчас, но тогда я чувствовал, что предаю брата. Когда я наконец, по здравом размышлении, понял, что мне не в чем себя винить, было уже поздно, ты для меня оказалась потеряна.
Да, в бреду он на самом деле говорил, что она права, и даже упомянул о "страсти с повинной". Но можно ли ему верить? Ребекка, опустив руки ему на плечи, впилась в него глазами. Двухдневная щетина придавала его красивому лицу пиратский вид, но беззащитное выражение обведенных темными кругами глаз тронуло ее сердце.
- Можешь ли ты простить меня и поверить мне снова, как ты верила, когда мы только встретились? - спросил он.
Она обняла его за шею, волна нежности пробежала по всему ее телу, сметя последние остатки боли и гордости - препятствия, которые она сама воздвигла.
- Я могу тебя простить.
Его глаза лучезарно просияли.
- А можешь ли ты простить меня? - тихо спросила она. - Ведь я сознательно лишила тебя сына. Когда он родился, я была зла оттого, что одинока. Я уговаривала себя, что ты мне ненавистен, я никогда не называла тебя его отцом. Я не имела права так поступать, ни по отношению к Даниэлю, ни по отношению к тебе. Последние четыре года я чувствовала себя виновной...
- Это не имеет значения, Ребекка, - перебил он ее и поцеловал в нос. Когда я узнал про Даниэля, то пришел в бешенство, но в то же время почувствовал себя счастливым.
Она вздохнула, ощущая на лице его горячее дыхание.
- Потому, что у тебя сын...
- Да, конечно... Но также и потому, что теперь я смогу уговорить тебя стать моей женой...
- Но если б не Даниэль, я бы, наверное, никогда тебя не увидела, - сказала она уныло, зная, что так оно и есть.
Бенедикт обнял ее за талию; он переместился таким образом, что она оказалась в плену его объятий, свободной рукой он отбросил кудри с ее лба. Его взгляд проникал в глубину ее глаз - нет, в ее душу.
- Почему ты так думаешь? Когда я увидел тебя во Франции на прошлой неделе, я решил, что боги улыбнулись мне. Я следил за тобой, когда ты была с детьми на берегу, и ты выглядела точно такой, какой представлялась мне все эти годы. Я сказал себе тогда: теперь она простит меня за все мои подлые выходки и даст мне еще один шанс... Два дня с детьми дали мне надежду, но ты была настороже. Я не виню тебя за это, к тому же ты охотно приняла мою дружбу, и потом, когда мы вместе обедали, я понял, что мое письмо до тебя не дошло, но все-таки ты выслушала меня. Мне казалось, что ты поверила мне, я был безгранично рад. У меня появилась уверенность, что я смогу вновь завоевать тебя. Я бы все равно на тебе женился, с Даниэлем или без него, не сомневайся, - горячо проговорил он и добавил, мрачно улыбнувшись:
- Разве ты забыла, как я набросился на тебя, словно сексуальный псих, в ту ночь на берегу?
- Нет, не забыла. - Она никогда этого не забудет; секунды отделяли ее от близости с ним; она вспомнила это с содроганием. А теперь его грудь прикасалась к ее груди, и она вновь чувствовала, как он возбужден.
- Я составил план, собирался встретиться с тобой на следующий день, взять адрес и посетить тебя в Лондоне. Я полагал, что если буду за тобой ухаживать как следует, то смогу заставить тебя забыть всех других, начиная с Джоша, которому ты покупала коньяк.
Ребекка заметила, как он напрягся и смотрит на нее вопросительно.
- Джош и Джоан - супружеская пара, я их знаю со студенческих лет. Они живут в Корбридже на Севере Англии, и мы с Даниэлем почти все школьные каникулы проводили с ними. У них есть дочка, Эми, и, когда я отправилась в поездку, они взялись приглядывать за Даниэлем. Вот почему я и купила им коньяк. - Ей следовало бы рассказать все это раньше, но не позволяла гордость.
- О Боже, моей дурости нет конца! - Бенедикт даже застонал. - Во время банкета я пришел в бешенство, когда Даниэль упомянул Джоша. Я притащил тебя сюда и фактически изнасиловал, я с ума сходил от ревности, - сказал он хриплым голосом. - Могу ли я надеяться, что ты простишь меня? Когда Долорес проболталась мне, что у тебя ребенок, я заставил тебя выйти замуж, решив, что упустить такую возможность было бы непростительно.
- Ты считал, что я получила твое письмо и сознательно не ответила, чтобы унизить тебя? Мне было больно при мысли, какого же ты обо мне мнения. - Она и теперь терзалась, когда думала об этом.
Его губы скривила усмешка.
- Я был чертовски зол; два дня слонялся у твоей квартиры и с ума сходил от ревности. Меня преследовали кошмарные видения - как ты проводишь выходные дни с Джошем или еще с каким-нибудь любовником. Наконец я застал тебя дома; я готов был тебя прикончить за то, что мне пришлось пережить. Но, лишь только увидел Даниэля и мы уложили его спать, тут уж мне стало очевидно, что мы должны быть вместе.
- Однако до дела не дошло, - сухо подсказала она. - Ты меня отверг. - Ей вспомнилось, как она тогда оскорбилась.
- Я был дураком. Хотел доказать сам себе, что твое физическое влечение ко мне столь же сильно, как и мое. Я лелеял глупую идею, что если ты будешь обманута в своих желаниях, то захочешь стать моей женой. А вышло так, что ты спала как убитая, а я всю ночь не спал и ворочался на узком и жестком диване.
Ребекка хихикнула:
- Откуда ты знаешь, что я спала как убитая?
- Потому что в четыре утра я решил перейти к тебе, но увидел, что ты сладко спишь, раскинувшись на своей кровати.
Встретившись с ним взглядом, Ребекка широко улыбнулась.
- А жаль, что ты не пришел, - пробормотала она и обняла его за шею. У них оставалось еще много непроясненных вопросов, но она уже больше в нем не сомневалась. Счастье наполняло ее; а сколько времени они потеряли даром! Но ничего, все равно впереди вся жизнь...
Бенедикт наклонился и, поцеловав ее в щеку, прошептал на ухо:
- Я люблю тебя, Ребекка; поверь хотя бы только в это, и я клянусь, что всю оставшуюся жизнь потрачу на то, чтобы завоевать твою любовь, если ты дашь мне такую возможность.
Его губы легко щекотали ее лицо, а слова доходили до самого сердца. Пальцы Ребекки ворошили его темные волосы.
- Тебе придется очень долго воевать. - Она поверила ему, не могла не поверить - просто потому, что любила его.
Бенедикт вскинул голову, его взгляд с болезненной настороженностью впился ей в лицо.
- Ты хочешь сказать...
- Я хочу сказать, что уже люблю тебя.., настолько, что большей любви тебе не завоевать... - Она глубоко вздохнула; теперь она раскрылась перед ним вся до конца. Ее губы потянулись к его губам, она еле справлялась со своими чувствами.
Бенедикт страстно поцеловал ее. В этом поцелуе было все: нежность, любовь, прощение и надежда.
Приподняв голову, она посмотрела на него.
- Ты ведь болен, Бенедикт, тебе вредно такое сейчас. - Да разве он ее послушает... - Будь же благоразумен... - Это было последнее, что она смогла сказать.
Бенедикт целовал ей шею, слегка покусывал грудь...
- Ребекка, возьми меня, - потребовал он, - докажи мне, что я нужен тебе... Пожалуйста...
Он передал инициативу в ее руки, она должна была доказать ему, что сама хочет его близости. И она доказала.
- Я люблю тебя, - наконец проговорил он хриплым, опустошенным от безмерного наслаждения голосом. Она улыбнулась и, тоже вся опустошенная, свернулась клубочком в его объятиях...
Звонок телефона вызвал недовольный возглас Бенедикта. Он протянул руку и взял трубку.
- Да? Бенедикт Максвелл, слушаю. Ребекка слушала тоже, прижавшись к нему. Звонил дядя, справлялся о его здоровье.
- Я хочу поговорить с Даниэлем, - прошептала Ребекка.
- Подожди своей очереди, - усмехнулся Бенедикт.
Она слушала улыбаясь, пока он говорил с сыном. В его голосе звучали любовь и гордость. Она стала поглаживать его живот и нарочно опустила руку ниже, так что он не выдержал и, передавая ей трубку, проворчал:
- Получай свою очередь.
Разговор с сыном был коротким, потому что Бенедикт проделал с ней то же самое, что и она с ним.
Уверившись в том, что Даниэлю хорошо, она передала трубку Бенедикту, так как дядя хотел поговорить с ним еще. На этот раз она отодвинулась от мужа, напомнив себе, что он все-таки болен.
Он взглянул на нее с удивлением, но продолжал разговор.
Они обсуждали дела. Вдруг Ребекка застыла, услышав имя Фионы Гривз. Находясь в объятиях Бенедикта, она совсем забыла об этой женщине.
- Да-да, хорошо. - Бенедикт положил трубку и, повернувшись к ней, проговорил:
- Итак, на чем мы остановились?
- На Фионе Гривз, - ответила Ребекка, придерживая его на расстоянии вытянутой руки.
- А она-то тут при чем? - спросил он, усмехнувшись.
- Почему она работает с тобой?
- Я надеюсь, ты не ревнуешь? - Самодовольная ухмылка озарила его красивое лицо.
- Нисколько, - пробормотала она, краснея. Он откинул голову назад и громко расхохотался:
- Ты страшная лгунья, Ребекка: твой румянец выдает тебя с головой.
- Я встаю, - сказала она обиженным тоном. Бенедикт сразу же посерьезнел и крепко прижал ее к себе.
- Фиона для меня ничего не значит. Три года тому назад она пришла ко мне и спросила, не могу ли я устроить ее на работу за границей. Она была в расстроенных чувствах: после десяти лет в роли любовницы ректора Фостера наконец поняла, что положение ее безнадежно. Он не собирался расходиться из-за нее с женой.
Ребекка глядела на него потрясенная, не веря своим ушам.
- Ты говоришь, что у нее был с ним роман? - воскликнула она. Но, припомнив прошлые годы, поняла, что это вполне возможно. Фиона всегда появлялась вместе с Фостером.
Бенедикт нежно поцеловал ее в лоб.
- Ты, наверное, одна из немногих в Оксфорде, кто не знал об этом. Во всяком случае, мне было ее жаль, а моя подозрительная милая... - Он прижал ее к себе и, поглаживая спину, добавил:
- Вот и все. Я договорился с дядей Жераром о работе в офисе Бордо для Фионы, и она отлично там справляется.
- О... - протянула Ребекка.
- Ты так до сих пор и не поняла, как я тебя люблю? Я не позволю никому и ничему встать между нами.
Она обняла его за шею, и в ее фиалковых глазах было столько любви и счастья и такая прекрасная улыбка озарила ее лицо, что у Бенедикта перехватило дух, и, конечно же, ему захотелось всю ее вновь перецеловать.
Потом они долго плескались под душем и лишь в полночь спустились на кухню, чтобы подкрепиться сандвичами и шампанским, после чего вернулись в постель.
Ребекке почудилось, что бьют в барабан, и она открыла глаза. Рука Бенедикта натянула простыню на ее обнаженную грудь.
- Это зрелище только для меня, - прошептал он с усмешкой. Она покраснела и взглянула на него искоса. Он смеялся, облокотившись на спинку кровати.
- Мама, папа, поглядите, что мне подарил дядя! - И малыш торпедой влетел в комнату. На его шее висел маленький барабан, и он барабанил в него, точно безумный дервиш.
- Извините меня, дядя привез его час тому назад. Я, сколько могла, старалась его развлекать, но ему не терпелось увидеть вас. - Голос миссис Джеймс был еле слышен сквозь невероятный грохот возле кровати.
- Твой дядя, Бенедикт, судя по подарку, ненавидит тебя, - пробормотала Ребекка, переводя взгляд с барабана на красивое лицо мужа.
- Ну и что? Зато ты меня любишь, - заявил он ей на ухо. Его выразительная улыбка объяснила ей, какие доказательства этому он имеет в виду, и она тоже улыбнулась.
Даниэль перестал бить в барабан.
- А папа меня любит?
Бенедикт подхватил Даниэля вместе с барабаном и прижал к груди.
Ребекка заметила, как глаза мужа повлажнели, и последние сомнения покинули ее. Он будет прекрасным отцом.
- Что это папа и мама валяются в постели по утрам? - спросил Даниэль и, заняв место между родителями, снова принялся бить в барабан.
- Да уж, с таким сыном допоздна валяться не придется, - усмехнулся Бенедикт, с медвежьей силой заключая жену и сына в объятия.
Миссис Джеймс удалилась, решив про себя заменить первый завтрак вторым. Концом передника она утерла слезы. Сейчас она им не нужна: у них есть все...




Читать онлайн любовный роман - Страсть с повинной - Бэрд Жаклин

Разделы:
бэрд жаклин

Ваши комментарии
к роману Страсть с повинной - Бэрд Жаклин



неплохо.но могло быть больше эмоций
Страсть с повинной - Бэрд Жаклинкися
13.10.2010, 9.05





НЕПЛОХО
Страсть с повинной - Бэрд ЖаклинОЛЬГА
22.07.2011, 19.03





Этот суровый мужчина вызывает лёгкое недоумение.
Страсть с повинной - Бэрд ЖаклинАлиса
10.02.2012, 22.22





можно провести вечерок за чтением этого чтива
Страсть с повинной - Бэрд Жаклинарина
1.03.2012, 11.00





Мазохистка и садист.Уродские отношения, бездарное метание от ненависти к похоти. Учит сие творение как быть правильно тупой послушной овцой и жить с чудаком на букву м.
Страсть с повинной - Бэрд ЖаклинKat
26.11.2012, 18.34





Абсолютное отсутствие логики в поступках. Все было бы правильно, если бы не 5 летний перерыв. Если человек не ищет, живет спокойно, то это не страсть
Страсть с повинной - Бэрд ЖаклинАся
19.12.2012, 2.31





якось все монотонно.
Страсть с повинной - Бэрд Жаклинтася
5.03.2013, 21.02





Девушки, я ВАМ удивляюсь! Это же любовный роман, вымысел, сказка, не правда. Такого в жизни не существует, что вы так нервничаете. Просто читайте и наслаждайтесь, или не читаете вовсе. А лучше напишите сами что ни будь супер крутое и пришлите ссылку. Ура, товарищи!
Страсть с повинной - Бэрд ЖаклинСалта
19.02.2014, 4.56





Да понятно, что роман читаем, а его 5летнее отсутствие раздражает! Типа весь такой крутяшка-мэн так долго был в печальке ? Это что получается,если бы не увидел её СЛУЧАЙНО во франции, то так бы и жил дальше спокойненько?!?!? 5/10 за то, что автор раздраконила мои нервы. Пойду картланд почитаю:-):-) она меня успокаивает и усыпляет всегда
Страсть с повинной - Бэрд Жаклинольга
19.02.2014, 16.13





8 из 10
Страсть с повинной - Бэрд ЖаклинЛюбовь Владимировна
18.03.2014, 20.43





интересно
Страсть с повинной - Бэрд ЖаклинСвета
1.08.2015, 10.49





Главный герой слишком груб и жесток. Если прослеживалось что ему тяжело так вести себя и он только хочет наказать и отомстить главной героине. А так он ей в любви признается и опять ее обзывает грубо.
Страсть с повинной - Бэрд ЖаклинАнна
1.08.2015, 20.48





Интересный роман.
Страсть с повинной - Бэрд ЖаклинКэт
22.12.2015, 7.26





Красавица и чудовище,бедная учительница и миллионер, трепетная лань и мачо, незапланированная беременность, случайная встреча через 5 лет, в общем романе есть все, кроме любви: 3/10.
Страсть с повинной - Бэрд ЖаклинЯзвочка
22.12.2015, 19.58





Начало немного затянуто но потом читается легко
Страсть с повинной - Бэрд ЖаклинKsuxa
2.01.2016, 17.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100