Читать онлайн Возвращение лорда Гленрейвена, автора - Бэрбор Энн, Раздел - ГЛАВА СЕДЬМАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Возвращение лорда Гленрейвена - Бэрбор Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Возвращение лорда Гленрейвена - Бэрбор Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Возвращение лорда Гленрейвена - Бэрбор Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэрбор Энн

Возвращение лорда Гленрейвена

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Клавдия остановилась, как только вошла в комнату, и тут же увидела Дженуари, стоявшего у одного из рядов полок. Она заметила, как он вынул какой-то том и поднес его к свече. Она выпустила воздух из легких. Господи, как же она была смешна! Конечно, он пришел сюда только для того, чтобы взять что-нибудь почитать!
Первая книга, которую он выбрал, явно ему не понравилась, поскольку он… Господи, что он делает? Он слегка потряс книгу, а потом засунул палец в отверстие между корешком переплета и обложкой. Он покачал головой, что-то пробормотал, взял другой том и проделал с ним то же самое.
Клавдия похолодела, но отнюдь не из-за сквозняка, который холодил ее босые ноги. Дженуари был здесь не для того, чтобы взять книгу. Он что-то искал. Она не двигалась еще несколько минут, пока дворецкий вынимал другие книги и подвергал их осмотру. Один раз он чихнул, когда на него спустилось облако пыли с верхней полки.
Клавдия попятилась, желая незаметно выйти из комнаты, но потом передумала. Настало время, решила она, узнать о нем больше. Она должна, наконец, выяснить, зачем он приехал. Она выскользнула в коридор и бесшумно закрыла за собой дверь. Потом повернулась и, громко гремя засовом, опять открыла дверь и вошла в библиотеку.
Дженуари обернулся, когда она вошла. Казалось, он не был особенно смущен тем, что его застали здесь в столь поздний час. Он лишь поднял свечу, чтобы выяснить, кто помешал ему.
– Миссис Кастерс, надеюсь, что не разбудил вас?
– Вовсе нет, Дженуари. Я вспомнила, что забыла кое-что сделать для сестры и поэтому встала. А потом я услышала шум и пришла проверить, все ли в порядке. Вы что, не можете заснуть?
Джем наблюдал, как Клавдия скользила по паркету. Ее волосы падали на плечи, а из-под краев сбившейся хлопчатобумажной ночной рубашки были видны голые пальцы ног. Она была похожа на ребенка. Но, когда она подошла поближе к нему, под материей обозначились изгибы, которые доказывали, что перед ним взрослая женщина. Джем сглотнул.
– Да, мадам. Я сегодня так разволновался, что мне трудно было заснуть. Я подумал, что, может быть, книга…
– Ну, конечно, я часто читаю, чтобы заснуть. В конце концов, – и она посмотрела на него из-под опущенных ресниц, – в книгах можно найти такие сокровища, не так ли?
Дворецкий не ответил, и Клавдия подошла поближе.
– Скажите, Дженуари, вам здесь нравится?
Джем почувствовал легкий запах, исходивший от нее. Лавандовая вода, подумал он, и еще что-то сладкое. На ее волосы упал золотой отблеск света от свечи, который осветил и ее плечи, а в ее огромных глазах было что-то таинственное. Она двигалась с естественной чувственной грацией юной феи, вышедшей из глубины леса.
Заметив потухшую свечку в ее руке, он взял ее, и пальцы девушки задрожали, соприкоснувшись с его пальцами. Он зажег ее свечу от своей и поставил их обе на стол. Он указал ей на стул и, когда она села, сел рядом с ней.
– Отвечая на ваш вопрос, мадам, скажу, что мне здесь очень нравится. – Он улыбнулся, и Клавдии показалось, что свет в его глазах не был отражением света свечи, а исходил откуда-то изнутри. – Я думал, что быть дворецким – это скучно, – сказал он, смеясь, – но это совсем не так.
Клавдия тоже улыбнулась:
– Нам бы хотелось, чтобы нашей прислуге нравилось здесь, в Рейвенкрофте. Скажите, мистер Дженуари, а что вы делаете, когда не служите дворецким? И не принимаете роды?
Джем секунду помолчал, сдерживая смех.
– Да всего понемногу, – ответил он.
– И где же вы занимаетесь этим всем понемногу? – Клавдия пыталась, чтобы ее голос звучал спокойно. – Сначала я думала, что вы из графства Глостер, но теперь я в этом не уверена.
– Это верно, – быстро ответил Джем. – Родился я в этих краях, но уехал отсюда много лет назад и вернулся только недавно. – Он недавно понял, что лучший способ лгать заключается в умении говорить правду где только это возможно.
– Ах! – Клавдия обезоруживающе поморщилась. – Вы поехали искать счастья в Лондон?
– В каком-то смысле.
– Но Котсволдс позвал вас назад?
– Да, именно так.
Клавдия почувствовала, что у нее на лбу выступил пот. Все ее усилия сводились к нулю. Неуверенно, но настойчиво она продолжала:
– Но почему вы не вернулись туда, где родились?
Джем не поддался на эту уловку, он лишь поднял брови и заметил:
– Работу найти не так просто, а человек должен есть.
Переменив тему, Клавдия указала на книги, стоявшие вдоль стен:
– А кроме того, человек должен читать. Вы искали какую-то конкретную книгу, Дженуари? У нас здесь богатый выбор.
– Но не такой богатый, как раньше, – ответил Джем, указав на пустые места между книгами. – Как жаль, что некоторых книг уже нет.
– Да, но у нас остались менее ценные копии почти всех книг, которые были проданы. Мне кажется, что главное – это наличие той или иной книги.
– Это верно, – серьезно заметил Джем. – Ценность книги в том, что в ней написано, а не в том, что у нее переплет из марокканской кожи или что это первое издание. Я искал «Тристрама Шенди», но не смог найти. Может быть, эта книга где-нибудь в другом месте?
Клавдия была настолько удивлена, что некоторое время смотрела на него, прежде чем ответить.
– Какие-то книги есть в кабинете. Это в основном руководства по сельскому хозяйству, и вообще по сельской жизни.
– О, меня весьма интересует этот предмет, – сказал Джем с явным интересом.
– Правда? Дайте мне сообразить… – Клавдия встала и подошла к полкам, слегка задев его руку. – Вон там, наверху, – она указала на толстый том, покоившийся на полке прямо над ее головой. – Это книга по сельскому хозяйству, выпущенная в прошлом веке.
Она тщетно попыталась дотянуться до книги, и Джем подошел ближе и встал за ее спиной. Он снял книгу с полки и держал ее так, чтобы они оба смогли прочесть название.
– «О том, как вести хозяйство в Котсволдсе: трактат по сельскому хозяйству, разведению животных и немного по ведению домашнего хозяйства», – прочел Джем. – Ну и ну. Здесь, похоже, все, что мне нужно.
Он стоял очень близко к ней, и Клавдия вздрогнула всем телом, когда почувствовала его дыхание на своей щеке. Господи, как хорошо от него пахло: мылом, его специфическим мужским запахом и немного лошадьми. Он только что вернулся из конюшни? Она нервно засмеялась.
– Да, я ее пролистала год назад, надеясь найти что-нибудь полезное.
– И что вы почерпнули? – Его голос звучал странно и хрипло, и у Клавдии возникло ощущение, будто все, что их окружало, куда-то провалилось и они остались вдвоем, ощущая только теплую близость. Она хотела отодвинуться от него, но была как будто привязана к книжной полке, дворецкому и книге, которую он держал в руках. Клавдия подняла глаза и поймала его взгляд, в котором, как ей показалось, были удивление и нежность.
Она быстро опустила глаза на книгу и ответила голосом, в котором с трудом узнала свой собственный:
– Я нашла кое-что полезное по разведению лошадей, овец и… – Она опять подняла глаза и почувствовала себя кроликом, на которого пристально глядел хищник. Она смотрела в глаза, в которых как будто отражался свет утренней зари.
Медленно и с большой нежностью Джем поднял руку и дотронулся до ее волос, там, где они прикасались к щеке. Она была поражена тем, насколько сильной была ее реакция на его прикосновение, но не могла отстраниться от него. Он нагнулся к ней, и его губы нашли ее рот. Его поцелуй, поначалу нежный, быстро превратился в трепетно страстный.
Она испугалась, потому что ей захотелось прижаться к нему, отдать в его распоряжение все тело, но она отстранилась с резким вздохом, и как только она отклонилась, Дженуари сделал шаг назад.
– Извините. – Его голос звучал хрипло. Его рука вернулась на место, а сам он казался ошарашенным. – Я не хотел…
Но она не стала слушать. Резко повернувшись, она выбежала из комнаты. Спотыкаясь, она бежала в тишине дома и, добравшись наконец до своей спальни, рухнула в кровать.
Что с ней только что произошло? Библиотека, подумала она с отчаянием, была нейтральной территорией. По крайней мере в сравнении с его спальней. Но она была абсолютно уверена, что целоваться со своим дворецким в библиотеке было большим преступлением, чем пить с ним бренди в его спальне.
Конечно, он не был никаким дворецким. Но разве это что-нибудь меняло? Господи, она объявила войну этому человеку и потерпела полное поражение в первом же сражении. И, что еще хуже, ругала она себя, она сама была во всем виновата. Все время, пока она была с ним в комнате, она понимала, что босиком, в одной ночной рубашке, даже без халата, она выглядела совершенно неприлично. Она утешала себя тем, что ночная рубашка была закрытая и из самого грубого хлопка. Но, очевидно, в этом она ошибалась. Господи, она, наверное, выглядела как последняя распутница. Не было ничего удивительного, что он решил проявить к ней внимание таким образом. Так или иначе, он был абсолютно аморален, иначе не явился бы сюда, судя по всему, для того чтобы вышвырнуть практически нищую вдову из ее собственного дома.
«Минуточку, дорогая. Проявил свое внимание таким образом?» – говорил ее внутренний голос, пока она взбивала одну из подушек. Нельзя сказать, что он использовал силу, но если бы она оказала сопротивление, он бы наверняка…
Ох!
Она медленно поднялась с постели и подошла к зеркалу. Зажгла свечу на комоде и несколько минут разглядывала свое отражение.
Нет, она и не думала сопротивляться. Говоря по правде, когда его губы с такой нежностью коснулись ее губ, она приложила всю свою силу воли, чтобы не запустить свои руки в его густые черные волосы и не притянуть его к себе… Она никогда не думала о себе как о «такой» женщине, но после его поцелуя она знала, что хотела бы почувствовать, как все его тело прикасается к ее телу. Она облизала губы – так ей хотелось узнать, какова на вкус эта слегка золотистая кожа.
Но ведь это была лишь страсть. У нее не было никаких нежных чувств к нему. Да она едва его знала! Но была ли эта боль, этот огонь внутри нее лишь результатом так долго сдерживаемой страсти?
Она вспомнила их отвратительные совокупления с Эмануэлем Кастерсом. Когда они в день свадьбы стояли перед алтарем, она вдруг с ужасом осознала, что приближается час, когда ей придется раздеться перед этим человеком, а потом терпеть его объятия, которые, как она уже знала, были лишь потными и мерзкими посягательствами на ее тело. В реальности все оказалось еще хуже.
Она вздрогнула и потуже затянула высокий воротник ночной рубашки вокруг шеи. Воспоминания об Эмануэле Кастерсе не вызвали в ней ничего, кроме ужаса и облегчения от того, что ей уже никогда не придется ему подчиняться. Почему же тогда она реагировала совершенно по-другому, когда к ней прикасались длинные пальцы Джема Дженуари?
Клавдия стремительно загасила свечу, вернулась к постели и упала на нее. Она больше не будет тратить время на размышления о серебристых глазах и черных, как ночь, волосах. С некоторым усилием она стала думать об его ответах или, скорее, о его молчании в ответ на ее вопросы. Он сказал, что был из этих мест. Говорил ли он правду? Но зачем ему было врать? Она думала о том, что сказал Джем, и, к своему изумлению, поняла: единственное, что она смогла вытянуть из него – это место, где он родился. К тому же, она и так знала, что он был из этих мест. Скорее всего, он жил здесь, в Рейвенкрофте, или был самим лордом Гленрейвеном. Лорд Гленрейвен. Она вздрогнула, потому что это имя вызывало у нее чувство страха, которое разлилось по всему телу.
А что он искал в переплетах книг? Что можно спрятать в таком маленьком пространстве? Много разного, решила она. Какую-то маленькую вещь, кусок бумаги, ювелирное изделие или монету. Она вздохнула, понимая, что лишь понапрасну тратит время, время, которое вполне можно было использовать для сна, ведь утро наступит так скоро. Она решительно повернулась на другой бок, но прошло еще немало времени, прежде чем она заснула.
После того как Клавдия убежала, Джем стоял, не двигаясь. Прошло много времени, прежде чем он вернулся в свою спальню и там еще долго стоял посреди комнаты, бессмысленно глядя вокруг, будто не узнавая, где находится.
Он никогда не считал себя любимцем женщин. В его жизни в лондонских трущобах были светлые моменты, эпизоды, связанные с нежностью и удовольствием, но они были краткими и преходящими. Скорее это было утешение, которое давали ему или давал он. Он никогда не любил и, как ему казалось, никогда не был любим. Но он никогда не считал себя обделенным. Как он приметил, именно те, кто был безнадежно влюблен, становились наиболее уязвимыми, лишались остатков самоуважения, часто абсолютно необоснованно. И все это был результат их влюбленности и всепожирающей ревности.
Нельзя сказать, что Дженуари не нравились женщины. Кокетливые улыбки, воркующий голос, удовлетворение и поверхностная влюбленность, которые он находил в их сладких объятиях, были для него удовольствием, которое он принимал с благодарностью и даже дружеским расположением. Однако он никогда не отдавался полностью этим случайным встречам. Он мало что мог отдать, и потом, ему не хотелось слишком увлекаться кем-то. В конце этого пути всегда были разочарование и горе. Он всегда знал, когда остановиться. В такого рода отношениях он сохранял здравый смысл и всегда мог все видеть наперед, что его вполне устраивало.
Тогда что же с ним произошло сегодня? Безусловно, Клавдия была чрезвычайно соблазнительна, и встреча наедине с такой женщиной в освещенной свечами комнате, учитывая также и то, что она была полураздета, должна была привести к флирту. Но несколько первых минут встречи – и сердце его успокоилось, он полностью контролировал себя.
Потом она подошла ближе, и его отчужденность мгновенно исчезла, как будто его ударило молнией. Ее красота, запах лишили его самообладания, и он превратился весь во всепоглощающую страсть. Ему было так трудно сдержаться, чтобы не попробовать, действительно ли ее волосы на ощупь как шелк, и он как бы перестал дышать в это мгновение.
После этого нечего было и ожидать, что он сможет побороть в себе желание попробовать на вкус ее губы, обращенные к нему. То, что произошло дальше, было ни с чем не сравнимо. Через мгновение он совершенно потерял голову от сладости поцелуя и всего, что его сопровождало. Ах, если бы она не отстранилась!..
Н-да…
Действительно ли прекрасная вдова, как ему показалось, ответила на его поцелуй? В ее глазах, перед тем как она выбежала из комнаты, не было гнева, в них, скорее, был испуг. Может быть, она подумала о том, что произойдет, если кто-то застанет ее в объятиях дворецкого? Она, казалось, очень удивлена переменой, произошедшей с ним.
Он сел на стул и вслушался в тишину. Больше этого не должно повториться. В будущем он должен быть начеку и не замечать этих золотистых волос, живущих отдельной жизнью, и этих огромных глаз, в которых было сочетание детской беззащитности и женской мудрости. Больше не будет встреч при свечах. И разговоров за рюмочкой бренди.
Через несколько недель, если все будет хорошо, Клавдия Кастерс покинет этот дом и исчезнет из его жизни. Так же, как и ее ужасные родственники, подумал он, вспоминая сцену, которую наблюдал недавно, произошедшую между Джоной и юным Джорджем.
Ложась спать, он первый раз за много лет почувствовал свое одиночество.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Возвращение лорда Гленрейвена - Бэрбор Энн


Комментарии к роману "Возвращение лорда Гленрейвена - Бэрбор Энн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100