Читать онлайн Возвращение лорда Гленрейвена, автора - Бэрбор Энн, Раздел - ГЛАВА ВТОРАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Возвращение лорда Гленрейвена - Бэрбор Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Возвращение лорда Гленрейвена - Бэрбор Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Возвращение лорда Гленрейвена - Бэрбор Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэрбор Энн

Возвращение лорда Гленрейвена

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ВТОРАЯ

Джем повернулся к Джоне. Его лицо выражало полное недоумение.
– Что вы сказали?
Джона ответил ироническим смехом.
– Не надо шутить со мной, милорд. Еще утром у меня возникли подозрения, что это вы. И вскоре я убедился, что прав.
Джем внимательно посмотрел в лицо старику, перед тем как ответить.
– И что же меня выдало? – спросил он наконец.
– О, у вас есть семейное сходство. И потом то, как вы держитесь. Вы всегда вели себя как лорд, даже больше, чем сам лорд. И потом, когда я попросил вас принести упряжь, вы знали, куда идти за ней, хотя вам никто не говорил об этом.
Джем смущенно улыбнулся:
– Надо было мне знать, что тебя не провести, старый дьявол.
На лице Джоны возникло подобие улыбки.
– Да уж, – хмыкнул он.
Лицо Джема стало серьезным.
– Могу я положиться на то, что ты не выдашь меня хотя бы некоторое время?
Улыбка исчезла с лица Джоны.
– Это зависит от того, зачем это вам нужно. Мне не нравится иметь секреты от миссис Кастерс. Вы приехали, чтобы причинить ей зло? – вдруг спросил он.
– Нет! – воскликнул Джем. – Совсем нет. По крайней мере…
Джона проворчал:
– Я спрашиваю лишь о том, зачем вы приехали сюда. Со злыми намерениями?
Джем внимательно посмотрел на старика, думая о том, стоит ли все выкладывать ему. Если он признается во всем Джоне, а тот прямо пойдет к миссис Кастерс и все расскажет ей, поскольку считает себя обязанным ей, то для Джема это будет означать конец всем его замыслам. С другой стороны, союзник внутри усадьбы мог бы здорово ему помочь. Такой человек, который знает о том, какой жизнью живет дом… Он знал, что Джона – честный человек, который всегда был предан своему хозяину и его семье еще со старых добрых времен.
Он глубоко вздохнул:
– Джона, тебе известно о том, что случилось, когда отец…
– День, когда умер старый господин, а поместье перешло в руки Эмануэля Кастерса, был самым черным днем в истории Рейвенкрофта и всех тех, чьи судьбы с ним связаны. – Лицо Джоны стало мрачным. – При всем уважении, я не могу понять, как ваш отец позволил, чтобы это произошло.
– Но, похоже, тебя вполне устраивает молодая вдова.
– Ну, она – это совсем другое дело. Говорили, что старый ублюдок заставил ее выйти за него. Ее отец был должен Кастерсу деньги, так же как и ваш отец, и этот старый блудливый козел положил глаз на миссис Клавдию. Он всегда любил красивых девушек.
Джем удивленно посмотрел на него. Красивых девушек? В его памяти возник образ: бесформенная фигура, облаченная в дешевые, безвкусные одеяния.
– Надо, однако, отдать ей должное, – продолжал Джона, – она достойно сносила его издевательства.
– Да? А я-то думал, она была полностью в его власти.
Грубоватый говорок Джоны мягко звучал в ночи.
– Все так сначала думали. Но эта девушка не из тех, кто долго остается в чьей-то власти. Он было попробовал свои шуточки с ней, как с двумя своими первыми женами. Да, – продолжал он, отвечая на удивленный взгляд Джема, – у него было еще две жены. Первую он взял через две недели после его приезда в Рейвенкрофт. Она умерла через год, а через полгода он женился во второй раз. Эта выдержала дольше, три года терпела…
– А от чего они…
– Ну, ходили разные слуги. Я думаю, что Кастерс убил их обеих, – сказал он прямо. – Ну, может, он это сделал не намеренно, но один раз я видел, как он ударил миссис Джулию, свою первую жену. Говоря по чести, он нередко бил ее. Но однажды это было здесь, в загоне… Она была такой маленькой и, наверное, сделала что-то, что ему не понравилось. В общем, он накинулся на нее с кулаками, и она рухнула, как подкошенная. И ударилась головой о край кормушки.
– О Боже!.. – пробормотал Джем. – И что, никто не мог помочь ей?
Джона ответил коротким смешком.
– Конечно, никто не мог ей помочь, вы прекрасно это знаете. Это дорого стоило бы защитнику, может быть, даже жизни. Через несколько минут она сама поднялась, и казалось, что все нормально, но примерно через неделю она слегла. Доктор назвал это горячкой мозга, и примерно через три дня она умерла.
– А его вторая жена? – прошептал Джем.
– Однажды она убежала из дома. Мы слышали, как он ее избивал. Горничная сказала, что были слышны звуки ударов. Это была холодная ночь, шел проливной дождь. Она убегала все дальше и дальше. Кастерс взял несколько слуг и погнался за ней, но нашли ее только через несколько часов, промокшую до нитки, в церковном дворе. Она заболела воспалением легких и где-то через неделю умерла.
– Я знал, что он был чудовищем, – сдавленным голосом сказал Джем, – но, похоже, не знал и половины. Даже зная его, трудно было представить себе, сколько зла было в его душе.
– Да… – протянул Джона, – здоровый был мужик, прямой и откровенный.
Джем кивнул, давая понять, что помнит.
– Всегда готов был посмеяться и хлопнуть по спине того, – продолжал Джона, – кого считал достойным себя. Все соседи-аристократы обожали его. Они не видели, как он ругает и избивает тех, кто ему служит.
– Но, – прервал его Джем, – ты говоришь, что с миссис Кастерс он обращался по-другому?
– Начал он с ней так же, как и с остальными. Как-то ночью он избил ее в кровь. Но, – Джона почесал свою грязную голову, – больше этого никогда не повторилось. Я не знаю, но казалось, что он сам боится ее. И обращался с ней, ну, можно сказать, с уважением. По крайней мере он стал слушать ее больше, чем кого-либо. И…
– А как умер Кастерс? В деревне говорят, что он упал с лошади.
– Похоже, так оно и было. Как-то вечером он возвращался домой, вроде бы был пьян. С ним был его приятель, и они начали шуметь и распевать песни. Ну, этот второй мужик – Минчин его звали – рассказал, что вдруг лошадь Кастерса испугалась чего-то и понесла. А затем Минчин уже увидел Кастерса в канаве со сломанной шеей. Правда, я не знаю никого, кто бы огорчился, узнав об этом. По крайней мере, никого, кто бы хорошо о нем отозвался.
– Да, я думаю, он был таким же плохим хозяином, как и мужем, – сказал Джем.
– Хуже. Бесился из-за мелочей. Я помню, как он врывался в конюшню с одним из своих списков в руке. Он любил составлять такие списки: кто что должен сделать за день. Обычно эти списки были совершенно бессмысленными, но если что-то не выполнялось, то был шанс узнать, какие тяжелые у него кулаки или даже насколько остры каблуки его ботинок. А на важные вещи он не обращал внимания. Он получил это предприятие из рук вашего отца, – Джона указал рукой на конюшни, сейчас казавшиеся мрачными и темными, – и довел все до разорения. Он продавал все подряд, когда ему хотелось, а потом, когда стало ясно, что дело плохо, он продал почти всех оставшихся животных за гроши – слава Богу, хоть Ворлока оставил. – Джона тяжело вздохнул. – Если бы только ваш отец не отдал ему поместье…
Он впал было в меланхолию, но вздрогнул, услышав слова Джема:
– Мой отец не продавал поместья Кастерсу, Джона. Кастерс украл его.
Джона широко раскрыл рот.
– Что вы хотите сказать? Но… Нам ведь говорили, что ваш отец проиграл…
– А потом ему пришлось отдать поместье Кастерсу за долги. – Джем был спокоен, но его голос громко звенел в тишине. Он стал говорить тише. – Это должно остаться между нами, старый друг. Ты помнишь Джайлса Давентри? – спросил он Джону.
– Да, это племянник сквайра Фейрворти. Обычно он приезжал сюда на лето. Фейрворти уехали отсюда, они потеряли свое поместье лет пять назад. Сказать по правде, мне никогда не нравился молодой Джайлс.
Джем мрачно усмехнулся:
– И мне тоже, Джона, и мне тоже. Но через некоторое время, после того как он уехал отсюда, я столкнулся с ним, и он мне многое рассказал о том, что действительно произошло между Кастерсом и моим отцом.
– О чем он вам рассказал? – спросил изумленный Джона.
– Это долгая история, Но хватит и того, что Эмануэль Кастерс обманом завладел Рейвенкрофтом, а затем убил отца. Потом он сделал жизнь моей матушки сущим адом и заставил ее сбежать ночью со мной и двумя моими сестрами.
Джона открыл рот, но не мог сказать ни слова.
– О Боже, – вымолвил он наконец, – но…
– Ты хочешь сказать, почему бы мне не войти в дом и не заявить всем присутствующим, что Джереми Стендиш, лорд Гленрейвен вернулся, чтобы заявить о своих правах?
– Ну, да…
– Потому что существует еще несколько небольших препятствий. Допустим, для начала все это нужно еще доказать.
– Но я думал, что вы сказали…
– Я сказал, что Джайлс Давентри много знал о том, что произошло. Дело в том, что он сам участвовал в этой махинации Кастерса. И Давентри признался в своем участии, но этого недостаточно. Он сделал заявление, после того как его арестовали за участие в других преступлениях, а эти признания он сделал, надеясь на снисходительность суда в отношении него. Поэтому хороший адвокат может доказать, что его признания носят весьма сомнительный характер. Однако доказательства есть и в самом Рейвенкрофте, и я должен найти их, прежде чем смогу безоговорочно сказать, что поместье принадлежит мне.
– А что будет с миссис Кастерс?
– Да, действительно… – медленно сказал Джем. – Что будет с миссис Кастерс…
– Даже не знаю, чем могу помочь тебе, парень, я хотел сказать, милорд. И если вы хотите избавиться от миссис Кастерс, я вам не помощник. Еще до того, как умер Кастерс, она начала разводить лошадей, то есть попыталась восстановить то, что еще осталось, и она вкладывает в это дело все свое сердце. Это пока еще не золотая жила, но мы двигаемся в нужном направлении. Она использовала те небольшие деньги, что оставил ей Кастерс, для того чтобы купить несколько кобыл для Ворлока. Она не так уж хорошо разбирается в лошадях, но она спрашивает совета у меня, а что касается ее деловых качеств, то здесь ей нет равных…
– Что ей еще остается, как не положиться на тебя, – Джем засмеялся и слегка хлопнул старика по плечу. – Скажи, а овцы все еще являются для вас источником дохода?
Джона засмеялся:
– Не могу вам точно сказать. Кастерс продал часть земли и овец тоже. Постоянного пастуха у нас теперь нет. Думаю, это потому, что и овец у нас осталось не так много. Похоже, миссис Кастерс сама занимается ими. Она особо об этом не распространяется.
Джем тяжело вздохнул:
– Вот ведь как все сложилось…
Помолчав немного, Джона спросил:
– Если вы не возражаете, милорд, я бы хотел спросить: а где вы были, с тех пор как…
Джем рассмеялся:
– Ну, конечно. Я жил в Лондоне. Там я быстро понял, что мне стоит взять псевдоним, что я и сделал в тот же месяц, как приехал. Сначала дела шли ни шатко ни валко, но потом я нашел кое-что и для себя в водовороте столичной жизни.
– И что же это было?
– Ну, сначала просто мелкое жульничество. А затем я научился обращать себе на пользу людскую жадность.
Старик внимательно посмотрел на него.
– Азартные игры, Джона. Эта страсть процветает в Лондоне повсюду – начиная от клубов, где собираются джентльмены, до последних забегаловок. Нет, – улыбнулся он, увидев смятение в глазах Джоны. – Я сам этим не занимался. Скажем так, я научился использовать тех, кто этим занимался, для своей пользы. Я не могу сказать, что богат, но у меня хватит денег, чтобы восстановить благосостояние Рейвенкрофта, и еще останется.
Удивленный, Джона молча покачал головой, а Джем быстро продолжал:
– Возвращаясь к нашей договоренности… Я просто не представляю, что ты еще в настоящий момент можешь предпринять. Я просто очень прошу тебя никому ничего не говорить. – Джем замолчал, будто задумавшись. – Обещаю тебе, что я честно поступлю с миссис Кастерс.
– Не знаю. – Джона покачал головой. – Просто не знаю, что сказать. – Он еще раз взглянул на Джема.
Джем глубоко вздохнул:
– Джона, я понимаю, что ты хочешь защитить миссис Кастерс. Я понимаю, что она в незавидном положении, но ведь я не пытаюсь украсть у нее что-то, что ей принадлежит. Рейвенкрофт – это мой дом, а не ее, я хочу его вернуть. Разве это несправедливо?
– Я этого не говорил…
– Ты прав, я могу пойти в суд с теми документами, которые у меня есть – с заявлением Джайлса Давентри, – а потом дождаться, пока мне разрешат обыскать дом, чтобы найти бумагу, в которой все это подтверждается. Но это займет месяцы. А в это время миссис Кастерс и я будем жить в полном неведении и безысходности.
Джона ответил ему глубоким вздохом.
– Я тебе повторяю еще раз, – терпеливо сказал Джем, – вдова Кастерса ни в чем не будет нуждаться.
– Ну, хорошо, – озабоченно сказал Джона. – Я буду молчать. По крайней мере, некоторое время. Мне надо все это обдумать. – Он отошел от забора и потянулся. – А теперь нам пора спать.
Джем скорее почувствовал, чем увидел, что на лице Джоны появилась ироническая улыбка.
– Разрешите мне показать вам ваши апартаменты, мой господин. Видите вон ту конюшню? Вы будете спать в третьем стойле слева. Оно сейчас свободно, – добавил он мягко. – И выспитесь хорошо, у нас завтра тяжелый день.
Но Джем долго не мог заснуть. Он закутался в старое одеяло, которое Джона бросил на чистую солому, и подложил руки под голову. Он лежал, вглядываясь в темноту, и слушал невнятные звуки ночи и посапывание лошадей, дремавших поблизости.
Джем улыбнулся. Он был дома, хотя и не думал, что его возвращение будет таким. Никто не размахивал флагами и не выкрикивал слова приветствия. Но, конечно, это были лишь мечты мальчугана, который пытался выжить на лондонских улицах.
Сколько ночей он всхлипывал перед сном в бесчисленных ночлежках, разбросанных по лондонским трущобам! Как часто он находил приют на чердаках и в подвалах, а иногда и просто в дверных проходах. И единственное, что заставляло его выжить – было огромное желание отомстить. Он должен вернуться в Рейвенкрофт, чтобы искоренить все то зло, которое причинили его семье. Сколько раз он представлял себе, как Эмануэль Кастерс умирает в агонии от того, что он пронзает его мечом, или как он корчится на земле от изощренного удара хлыстом, который буквально исполосовал его до костей.
Конечно, когда Джем стал старше и начал смотреть на жизнь реалистично, его планы изменились. Он отомстит, но его месть будет более изощренной. Публичный позор, а может быть, и пожизненное заключение. Мальчик вырос, превратился в мужчину и даже стал обеспеченным человеком, потому что даже из мрачной, удушающей бедности можно выбраться, если ты ловок, сметлив и не очень разборчив в средствах.
Он иронически усмехнулся. Наконец исполнились его мечты. В своей неистовой жажде мести он взял из жизни то, что ему было нужно – получил необходимые ему документы и уже приготовился к штурму империи зла во главе с Эмануэлем Кастерсом, и все только для того, чтобы столкнуться с сильной невысокой девушкой с музыкальным голосом, одетой с отвратительным вкусом, которая разрушила все его планы и заставила чистить конюшни. Его рот искривился от ярости: Джем еще негодовал, что Кастерс избежал его мести. Если бы ему не пришлось ждать так долго, пока накажут Давентри за то зло, которое он причинил Джему и другому человеку, который стал для Джема другом.
Он повернулся и зарылся лицом в колючее одеяло. Главное, напомнил себе Джем перед тем как заснуть, – он дома. Он – Джереми Стендиш, лорд Гленрейвен, вернулся домой, чтобы возвратить себе то, что принадлежало ему по праву. Не важно, что сейчас ему принадлежит только этот маленький уголок. Все здесь будет его. В свое время.


Рассвет был ранним, о чем объявило солнце, лучи которого косо падали через окно над его головой, а также другие постояльцы конюшни своим радостным ржанием. Зевая, Джем выбрался во двор и быстро умылся под колонкой. Там он столкнулся с Джоной, который неторопливо выходил из своей комнаты, расположенной над главной конюшней. Через несколько минут появился и Лукас. Миссис Кастерс, однако, видно не было.
– Ну, займемся делом, приятель, – сказал Джона, после того как они поприветствовали друг друга. – Хозяйка хочет, чтобы ты попозже поработал в доме. Кажется, она считает, что от тебя больше прока в качестве дворецкого, чем конюха.
– Это вряд ли, – улыбнулся Джем, – но мне надо быть аккуратным. Негоже встречать гостей, если у тебя все ботинки в навозе.
Лукас презрительно хмыкнул:
– А может быть, ты думаешь, что слишком хорош, чтобы работать на конюшне, теперь, когда тебя взяли прислуживать в доме?
Лукас грубо захохотал и пошел по своим делам, а Джем остался вдвоем с Джоной.
– Мне придется заниматься тем, что делал Морган?
– Думаю, да, – коротко бросил Джон. – Мисс Мелкшам, мисс Августа Мелкшам, тетка миссис Клавдии, все время ворчит, что надо кем-нибудь заменить Моргана. Особенно теперь, когда приезжают ее сестра с мужем.
– А что случилось с Морганом? Он что, умер?
– Да, в прошлом месяце. Ему ведь уже было порядочно…
– Да, я помню. Он был здесь, сколько я себя помню. Отчего он умер?
– Ну, – сказал Джона, – он как бы увял. Те, кто работают в доме, говорят, что он умер от тоски. Он ведь хотел поехать с вашей матерью.
Джем кивнул. Он отчетливо помнил, как в глазах старика стояли слезы, когда мать уводила их из дома, чтобы уже никогда не вернуться.
– Но даже если это и произошло от тоски, то тосковал он довольно долго, – хмыкнул Джона, продолжая рассказывать. – И потом он все-таки присутствовал на похоронах Кастерса. Говорил, что это был самый счастливый день в его жизни. Нет, я думаю, старик Морган просто умер от старости. Все там будем, – добавил он философски.
– А что скажешь о тетке?
– Она приехала сюда, когда умер Кастерс. Миссис Клавдии все-таки было тяжело одной. Она симпатичная старушка. Все время ворчит и жалуется, но у нее доброе сердце.
– А сестра и ее муж?
Джона скривился.
– Их фамилия Реддингер. Роза и Томас Реддингер. Она – самодовольная гусыня, а он – жадный толстый червяк, каких полно под каждым камнем. Пока Кастерс был жив, они сюда и носа не казали, а теперь Томас приезжает чаще, чем почтальон.
– Ах, вот как…
– Люди из дома говорят, что у него толстые руки чешутся оттяпать себе Рейвенкрофт.
– Но разве миссис Кастерс не унаследовала его безо всяких условий? – удивленно спросил Джем.
– Да, но Реддингер думает, что он сможет подчинить ее себе, как он уже сделал со своей женой. Она особо не поддается, но теперь он нашел какого-то парня и хочет, чтобы она вышла за него замуж. Зовут этого парня Флетчер Ботсфорд. Это тощий наглый придурок, который находится в полной зависимости от Реддингера и даже не знает об этом. Если они поженятся, то Рейвенкрофт перейдет к Ботсфорду, а это, как рассуждает Реддингер, все равно что к нему самому. Джем присвистнул.
– Ну и интриги у вас здесь! Так, может, миссис К. даже обрадуется, когда поместье вернется во владение Стендишей?
Джона проворчал что-то и отвернулся.
Мысли о том, как он войдет в дом, не покидали Джема все утро. Он что-то носил, что-то таскал, и подметал, и раскидывал, и помогал Джоне ухаживать за все еще не разродившейся Дженни. И все это время он думал о том, какие изменения он обнаружит, когда, пройдя кухню и судомойню, окажется в главном холле, а потом в других комнатах.
Наконец Джона разрешил ему закончить работу.
– Теперь идите и спросите, что хочет от вас миссис Кастерс. Просто идите на кухню и попросите одну из служанок отвести вас к ней.
Джем дотронулся пальцем до козырька своей кепки и пошел через загон в сад, и вскоре уже разговаривал с молодой девушкой в поношенном одеянии, какие обычно носят горничные. Она с любопытством посмотрела на него.
– Если вы подождете здесь, я скажу миссис Кастерс, что вы пришли.
Легко двигаясь, она выбежала из кухни и вернулась через несколько минут, чтобы сказать ему, что хозяйка дома примет его в большом зале.
Затаив дыхание, Джем проследовал за ней по коридору, который вел в дальние комнаты дома. Он проходил через комнаты, предназначение которых помнил весьма смутно по запахам, которые оттуда исходили: аромат трав и фруктов из кладовой, запах пчелиного воска и мыла из другой маленькой комнатушки.
Они прошли через несколько комнат и оказались в небольшом коридоре, ведущем в элегантно обставленные комнаты. Джем с любопытством осматривал их, пока в его памяти не возник большой зал с куполообразным потолком. Это был большой зал и вход непосредственно в само поместье. Обставлен он был весьма убого, и Джем с удивлением обнаружил, что из него исчезли рыцарские доспехи, большой дубовый стол и древние гравюры, которые были частью его детства.
– Миссис Кастерс сейчас спустится, – сказала горничная и, шелестя юбками, убежала по своим делам.
Джем медленно шагал по каменному полу и наконец остановился около маленького столика на одной ножке. Раньше здесь стояла старая алебарда, которую он один раз попытался поднять и чуть не отрубил голову своей сестре. Он подошел к выложенному камнем камину, куда можно было засунуть целое дерево. Сейчас, летом, камин был пуст, но в его воображении вставал пляшущий огонь и приятный запах елки перед Рождеством.
Как все это могло произойти? Его отец был убит, а матери пришлось бежать из дома украдкой, ночью, так, чтобы Эмануэль Кастерс не увидел ее.
Неожиданно он почувствовал страшную усталость и оперся о камин руками, положив на них голову. Он стоял так некоторое время абсолютно неподвижно, пока какой-то звук за его спиной не заставил его обернуться.
Он тут же выпрямился и широко открыл рот от изумления. По лестнице, одетая в простое кисейное платье, к нему спускалась одна из самых красивых женщин, каких он когда-либо видел.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Возвращение лорда Гленрейвена - Бэрбор Энн


Комментарии к роману "Возвращение лорда Гленрейвена - Бэрбор Энн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100