Читать онлайн Возвращение лорда Гленрейвена, автора - Бэрбор Энн, Раздел - ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Возвращение лорда Гленрейвена - Бэрбор Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Возвращение лорда Гленрейвена - Бэрбор Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Возвращение лорда Гленрейвена - Бэрбор Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэрбор Энн

Возвращение лорда Гленрейвена

Читать онлайн

Загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

За этим заявлением последовало гробовое молчание. Некоторое время Томас тупо смотрел на нее, Роза замерла с открытым ртом. Тетя Августа, мрачно улыбаясь, сложила руки.
– Ч-что? – наконец спросил Томас, осмелившись взглянуть на Джема, словно тот был существом из потустороннего мира.
Джем озарил его улыбкой и протянул руку. Томас просто уставился на нее. Внезапно он пришел в себя и повернулся к Клавдии:
– Что вы только что сказали?
– Я сказала, что этот джентльмен – лорд Гленрейвен и он вернулся домой, чтобы поселиться здесь насовсем.
– Но… но это чепуха! – Томас так раздулся, что возможность чудовищного взрыва казалась весьма реальной. – Эмануэль Кастерс был владельцем Рейвенкрофта, и он оставил его вам! Вы его владелица!
– Ах, а я уж думала, вы об этом забыли, Томас. Вы, безусловно, правы, но недавно я узнала, что Эмануэль приобрел поместье э… в высшей степени незаконным путем. Лорд Гленрейвен – законный владелец, поэтому я передаю ему поместье.
– Вы шутите! Вы хотите сказать, что отдали наш… ваш дом этому… этому… – Он яростно махнул рукой в сторону Джема. – Этому наглому выскочке только потому, что он сказал вам, будто дом по праву принадлежит ему? – И если до этого Томас был красным, то теперь он столь же сильно побледнел.
Его жена, казалось, была не в состоянии понять, что происходит, и в замешательстве переводила взгляд с одного участника баталии на другого. Флетчер Ботсфорд по-прежнему пребывал в потрясенном состоянии и безмолвствовал.
– Я предлагаю, – мягко сказал Джем, – перейти в Изумрудную гостиную. У нас, кажется, появились слушатели.
И в самом деле, каждая горничная и каждый лакей, все до единого, действительно нашли какое-то срочное дело, которое требовало ее или его незамедлительного присутствия в верхнем холле, и группа, собравшаяся там, оказалась под пристальным наблюдением нескольких пар любопытных глаз. Томас неоднократно открывал и закрывал рот, прилагая усилия, чтобы воздержаться от комментариев, и медленно направился к лестнице.
Тем не менее через некоторое время, когда все участники собрались в Изумрудной гостиной, ему не составило большого труда заговорить вновь:
– Я, должно быть, ослышался, Клавдия. Даже вы не сделали бы такой глупости, как…
Клавдия подняла руку:
– Я повторяю еще раз, Томас. Лорд Гленрейвен представил доказательство того, о чем я давно догадывалась, а именно, что Эмануэль, в сущности, украл Рейвенкрофт. Он обманул отца его светлости, а затем убил его. Убедившись в этом, я не могла не вернуть ему Рейвенкрофт.
– В жизни не слыхал подобной чепухи! – прорычал зять Клавдии. – Конечно же, что вы еще можете сделать, как не передать ему поместье. – Он резко обернулся к Джему. – Я понял, в чем дело. Вы просто хитрый негодяй, пробравшийся сюда под личиной дворецкого и обманувший наивную, легковерную женщину. Что ж, это у вас не пройдет, мерзавец, вор! Сейчас вы имеете дело не с беспомощной вдовой. Нет уж. Теперь вам придется иметь дело с Томасом Реддингером, и если вы хоть на одну секунду воображаете, что я позволю выставить это бедное дитя из ее дома…
Клавдия опять перебила его:
– Томас, ради Бога… Хватит говорить об этом. Вчера я сопровождала лорд Гленрейвена в Глостер, и мы подписали все бумаги. Дело сделано. Рейвенкрофт его.
Томас вновь лишился дара речи. Роза, до которой, по-видимому, дошло, что происходит, тихо застонала.
– Вы подписали бумаги? – не веря своим ушам, выдохнул Томас.
– Да, старина, она подписала, – вступил в разговор Джем. – Ее подпись заверил Уильям Скаддер из адвокатской конторы Скаддера, Уиддикомба и Филлипса, и теперь он заканчивает с оставшимися формальностями, которые завершат сделку.
Глаза Томаса расширились при упоминании имени одного из самых уважаемых в графстве адвокатов, и он вытер рукой рот.
Роза рухнула в зеленое полосатое кресло, прижав к груди дрожащую руку.
– Мне дурно, – пролепетала она. Никто даже не взглянул на нее.
– Понятно. – Было видно, что Томасу ничего не понятно, но его это не смутило. – Тем не менее… старина… я не собираюсь признавать какие-то там доказательства, которые вам удалось состряпать. – Его маленькие глазки горели от гнева.
– Признаете вы это или нет, – очень вежливым тоном произнес Джем, – мне это абсолютно безразлично. И, если не ошибаюсь, миссис Кастерс тоже.
Клавдия с готовностью кивнула в знак согласия. Томас перенес на нее свое внимание.
– Я все еще не могу поверить во все это. Я не в силах понять, как вы позволили этому человеку, этому ловкачу так обдурить вас? Посмотрите на него! Лорд Гленрейвен, в самом деле!
– В самом деле, – промурлыкала Клавдия. – Мистер Скаддер без труда узнал его.
Глаза Томаса вновь расширились, и на этот раз он посмотрел на Джема с выражением, которое невозможно было определить.
– Как угодно, – выпалил он, – но у этого человека нет прав на Рейвенкрофт. Я требую, чтобы мне показали бумаги, которые он представил в доказательство.
Джем легко поднялся с кушетки и подошел к Томасу.
– Реддингер, – мягко сказал он, – это уже просто скучно. Что вы думаете, признаете или требуете, не имеет никакого значения. Как сказала миссис Кастерс, Рейвенкрофт – мой.
Томас тоже поднялся и уставился в серые глаза Джема, которые встретили его взгляд абсолютно безразлично и даже с несколько угрожающей холодностью. Он отступил на шаг. Томас снова попытался прибегнуть к своей агрессивной, самоуверенной манере, но голос его стал визгливым и неуверенным.
– Мы еще посмотрим! – истерично взвизгнул он. – Я тоже могу собрать вокруг себя адвокатов, знаете ли.
– Что ж, давайте, – устало бросил Джем. – Только, пожалуйста, делайте это где-нибудь в другом месте. Вы что-то загостились здесь, Реддингер, с тех пор как, если я не ошибаюсь, ступили сюда ногой. Будьте добры, заберите вашу обморочную жену, вашего глупого друга и ваших отвратительных детей и покиньте мои владения как можно быстрее.
Шея Томаса надулась, как у кобры, готовящейся к нападению.
– Что?! Нет, послушайте, вы же не можете…
– И как можно быстрее, Реддингер, – повторил Джем. Он не повысил голоса, но Томас, подавшись вперед со сжатыми кулаками, внезапно остановился и отступил назад.
– А если я откажусь? – оскалился он.
– Думаю, это было бы неразумно. – В голосе Джема слышалась лишь дружеская забота, но что-то в его тоне заставило Томаса заколебаться.
Резко обернувшись, он рявкнул жене:
– Пойдем, Роза!
Мистеру Ботсфорду он ничего не сказал, но этот джентльмен предусмотрительно решил последовать за ним по направлению к двери.
Уже выходя из комнаты, Томас обернулся еще раз и, указывая пальцем на Клавдию, произнес:
– И не воображайте, что поедете с нами, моя девочка. Вы свили себе гнездышко… – Его лицо исказила отвратительная двусмысленная ухмылка. – И можете сами в нем лежать.
– Но, Томас! – Протестующе воскликнула Роза. – Она же моя сестра! Мы не можем бросить ее умирать в канаве!
– Ничего страшного, Роза, – вмешалась Клавдия и вкратце описала договоренность, к которой пришли они с Джемом.
Роза слабо вскрикнула:
– Не может быть! Ты же не можешь оставаться здесь, в доме этого человека. По крайней мере, как он это утверждает… – Она неловко оборвала фразу.
Томас грубо схватил ее за руку.
– Пусть она делает все, что ей взбредет в голову, – отрезал он. – Я умываю руки.
Он пулей вылетел из комнаты, за ним по пятам следовала всхлипывающая Роза, процессию замыкал Флетчер.
– Так тому и быть, – сказала Клавдия, опускаясь в кресло. Она посмотрела на Джема. – Полагаю, мы относительно неплохо справились с этим, как вы думаете?
– М-м… думаю, да. Хотя я сильно сомневаюсь, что мы окончательно избавились от…
Его оборвал дикий крик, донесшийся из холла. Джем выбежал из комнаты, вслед за ним Клавдия и мисс Мелкшам. В коридоре они обнаружили пронзительно визжавшую Розу. Перед ней стояла Нанни Гремпл, нервно теребя фартук.
– О, мэм! Это правда! Молодой хозяин убился!
При этих словах Роза со стоном повалилась на пол. Флетчер опустился на колени рядом с ней, а Томас схватил Нанни Гремпл за руку, встряхнув ее так, что очки чуть было не соскользнули с ее носа.
– Что ты несешь! – заорал он. – Прекрати это адское хныканье и расскажи, что случилось!
– Дети были в детской, – пролепетала нянька, взмахнув передником. – Они вроде бы делали уроки. Я на секунду отвернулась, пошла в соседнюю комнату за… за штопкой, когда вдруг раздался страшный грохот. – На нее снова напал приступ рыданий, очень сильно напоминающий рев осла. – Я увидела, что маленький него… что мой ненаглядный пытается влезть на стену.
– Куда пытается влезть?! – воскликнули хором Томас и Роза. Роза уже очнулась и, сидя на полу, как зачарованная с ужасом слушала рассказ Нанни Гремпл.
– Да, мэм. Он поспорил с мисс Горацией, что обойдет комнату не касаясь пола, и начал влезать на один из книжных шкафов и уже долез до окна. Он шел по карнизу, когда тот сломался.
Роза снова застонала.
– Ну и где он сейчас? – спросил Томас, голос которого все еще был похож на лай взбесившегося мастифа.
– Я оставила его с Кеттеринг, горничной, – провыла нянька. – Он вопит так, что скоро потолок рухнет.
– Я подумал, ты сказала, что он… Неважно, – сердито закончил Томас, проталкиваясь мимо Розы и няньки, которые вместе с Флетчером Ботсфордом в некотором смятении двигались в том же направлении. Клавдия, Джем и мисс Мелкшам, обменявшись пристальными взглядами, поспешили вслед за группой.
Звуки, свидетельствующие о несчастье, постигшем мастера Джорджа, можно было услышать еще до того, как все они достигли детской. Какофония усугублялась прерывистыми всхлипываниями Кеттеринг и дикими воплями Горации. Но сразу можно было понять, что мастер Джордж находится весьма далеко от порога смерти: с пунцовым лицом он отчаянно визжал и держался за свою ногу, вывернутую под неестественным углом.
Джем сразу же позвал лакея, привлеченного суматохой, и велел ему сходить за доктором. Клавдия же, резко приказав горничной и Нанни Гремпл прекратить стенания, опустилась на колени рядом с мальчиком. Томас, впервые растерявшись, стоял рядом, безуспешно пытаясь успокоить жену.
Клавдия обняла перепуганного ребенка.
– Джордж, я хочу тебе кое-что сказать, – прошептала она, и мальчик тут же прекратил свои бурные рыдания, с интересом повернувшись к ней. – Я знаю, твоя нога ужасно болит, – ласково продолжала она, – и я просто хочу сказать тебе, что не представляю, как ты можешь быть таким сильным. Ты немножко поплакал, а теперь, я вижу, готов остановиться. Не помню, видела ли я когда-нибудь еще такого храброго молодого человека.
Ко всеобщему удивлению, Джордж моментально закрыл рот и, скрипя зубами, заверил ее, что, хотя нога и вправду жутко болит, он совсем не плакса.
– Конечно, нет, – восхищенно ответила Клавдия. Она сделала знак двум лакеям, и те вдвоем подняли Джорджа и отнесли его в другую комнату.
Роза последовала за ними, простирая руки и не прекращая громко причитать. Томас последовал туда же, и Флетчер Ботсфорд, несколько минут неуверенно постояв посреди коридора, отправился вслед за ними. Остальные участники – Джем, Клавдия и мисс Мелкшам – на цыпочках удалились.


Много позднее все трое сидели в бывшем кабинете Клавдии, погруженные в мрачные раздумья.
Мисс Мелкшам язвительно заметила:
– Если бы я не думала, что это абсолютно невозможно, я бы решила, что Томас все подстроил, только бы не уезжать из Рейвенкрофта.
– Разумеется, – сказал Джем. – Не мог же я им приказать уехать, когда Джордж размахивал сломанной ногой, хотя и испытывал большой соблазн сделать это.
– Полагаю, могло быть и хуже, – добавила Клавдия. – Доктор сказал, что за две недели нога должна зажить настолько, что он сможет ехать в карете. А все это время вам придется мириться с присутствием Томаса и Розы.
– Ну, две недели человек может провисеть на руках, – улыбнулся Джем, – по крайней мере, мне так говорили. Хорошо, что нас хотя бы избавили от присутствия мистера Ботсфорда.
Клавдия прыснула:
– Однако не без сопротивления. Никогда не слышала, чтобы мужчина выдвигал столько доводов, чтобы остаться. Все что угодно: отсутствие транспорта, поддержка, в которой нуждается семья, и его ужасное самочувствие после всей этой неразберихи.
– В конце концов, – добавил Джем, – думаю, что лошадь, которую ему предоставили для путешествия, была скромной ценой за его отъезд.
Улыбка Клавдии погасла, когда она ответила:
– Хорошо, что вы послали с ним мальчика, чтобы он привел лошадь обратно, иначе, думаю, вы ее больше никогда не увидели бы.
Мисс Мелкшам кашлянула и осторожно начала:
– Тем временем, ми… э… милорд, полагаю, есть другие дела, которыми вам предстоит заняться?
Джем обернулся к ней, тепло улыбаясь:
– Первым из которых, дорогая мисс Мелкшам, должны быть мои извинения за совершенный мною обман. Прошу вас, поверьте, у меня не было другого выбора.
Мисс Мелкшам всплеснула руками, затянутыми в митенки:
– Ах, это…
– И, надеюсь, вы полностью согласны с договором, который мы заключили с вашей племянницей. Вы сотворили чудеса в Рейвенкрофте, и я не знаю, как бы я без вас справлялся.
Его серые глаза лукаво блестели, и, к удивлению Клавдии, мисс Мелкшам на мгновение вспыхнула, прежде чем вновь принять свойственное ей выражение суровой добродетели.
– Что касается этого, милорд, – строго сказала она, – не могу сказать, что я одобряю данную ситуацию, но убеждена, что, если бы не вы, мы с Клавдией оказались бы в весьма плачевном положении. Вы же слышали Томаса. Я также не думаю, что Уильям, отец Клавдии, был бы более снисходителен. Кроме того, – добавила она, взглянув на племянницу, – вернуться домой для нее было бы примерно то же, что умирать с голоду в канаве.
– Вы очень великодушны, мисс Мелкшам, ибо я очень хорошо отдаю себе отчет в том, что это я вверг вас в столь плачевное положение. Однако… – Джем поднялся и сел рядом с пожилой леди. – Прошу вас, поверьте, я сделаю все, что в моих силах, чтобы обеспечить комфорт вам и вашей племяннице, пока вы остаетесь здесь.
Мисс Мелкшам что-то неразборчиво пробормотала в ответ и, поднявшись, снова откашлялась.
– Возможно, милорд, вы пожелаете объявить о… э… перемене вашего положения слугам. Я взяла на себя смелость собрать всех на кухне через пятнадцать минут.
– Превосходно, мисс Мелкшам. Тогда, возможно, мы с вами могли бы обсудить те улучшения, которые необходимо здесь сделать. Во-первых, я думаю, нужно нанять еще людей.
Клавдия, улыбнувшись про себя, отметила, что тетушка вздрогнула от удовольствия. Лорд Гленрейвен, довольно мрачно подумала она, явно знал, как добиваться того, чего ему хочется. Лесть и угодничество для пожилых дам и нежные поцелуи для молодых. Интересно, какие еще трюки у него в запасе? Впрочем, ей уже не о чем беспокоиться. От нее он уже получил, что хотел, и если у него на уме еще что-нибудь… Сердце ее сжалось, но мысли целеустремленно шли вперед. Если у него на уме еще что-нибудь, она будет начеку.
Остаток дня прошел в беспорядочной, хаотичной деятельности. Слуги встретили новость о внезапном повороте судьбы Джема и о предстоящем расширении штата, выразив удивление, удовлетворение и в не меньшей степени распространяя различные домыслы.
Лукас был отправлен в Лондон с письмами к различным людям касательно пересылки денег, одежды и других личных принадлежностей. Мисс Мелкшам начала осуществлять планы относительно обеда, на который будет приглашена местная знать, дабы приветствовать нового хозяина Рейвенкрофта.
В течение дня Джем почти не видел Клавдию; он знал, что она готовит для него бухгалтерские отчеты. Когда приблизился час обеда, он направился в хозяйские покои, куда невидимые руки перенесли все его вещи. В старом дубовом комоде он обнаружил единственный привезенный с собой парадный костюм, одиноко Лежащий там в своем великолепии. Одна из горничных более чем охотно согласилась извлечь его наряд из свертка, в который он был аккуратно завернут и перевязан, но ясно дала понять, что это занятие значительно выше ее положения. «Когда, – почтительно осведомилась она, – прибудет камердинер вашей светлости?»
Джем усмехнулся, надевая панталоны и сюртук из ткани тончайшей выделки. Их, возможно, не наденешь на званый обед, но они модны и хорошо сшиты. К счастью, они были ему еще впору, и он смог одеться без посторонней помощи. Он вспомнил, как служил камердинером у Чада Локриджа, вспомнил тяжелые времена, когда он выполнял самую черную работу в портняжном заведении. Без сомнения, он мог бы сам быть своим камердинером, за исключением лишь стирки и глажки.
Он тихонько насвистывал, повязывая галстук и закрепив его маленькой изумрудной булавкой, доставшейся ему от отца. Это была одна из немногих драгоценностей, которые его мать увезла из Рейвенкрофта, и он упрямо отказывался продать ее даже в самые тяжелые годы.
Он поклонился своему отражению в зеркале и, взмахнув рукой в небрежном приветствии, покинул покои.
Внизу Клавдия, войдя в Изумрудную гостиную, с облегчением увидела, что она одна. Реддингеры не появились за завтраком, подносы отнесли им в комнаты, но они наверняка спустятся к обеду.
Клавдия вздохнула. Предстоящие дни и так будут достаточно трудными для Гленрейвена – да и для нее самой – и без гнетущего присутствия Томаса и Розы. Впрочем, она не сомневалась в способностях Джема справиться с этой надоедливой парочкой. При мысли о задаче, которая стояла перед ней, сердце ее панически сжалось, хотя в управлении конюшнями его светлости и в будущем не должно быть ничего, что могло бы испугать ее. Она будет всего лишь продолжать то, что с успехом делала почти два года. В любом случае, она, скорее всего, не задержится здесь.
Эта мысль испугала Клавдию. Когда она в первый раз потребовала, чтобы Гленрейвен поставил ее управлять конюшнями, она рассматривала эту должность как синекуру. Ее любовь к Рейвенкрофту все еще была движущей силой ее жизни, и она хотела бы остаться здесь навсегда, если уж не хозяйкой, так хотя бы служащей.
Но теперь… Мысль о продолжительном пребывании в непосредственной близости от Гленрейвена смущала ее, но почему-то мысль о появлении на сцене его будущей невесты наполняла ее сильным желанием оказаться где-нибудь в другом месте. Да, она будет старательно откладывать из щедрого жалованья, которое назначил ей его светлость, и при первой же возможности обзаведется собственными конюшнями – подальше от Глостера и Рейвенкрофта. Не может быть, чтобы в Англии не нашлось такое же красивое, гостеприимное и умиротворяющее место, как Рейвенкрофт.
К своему отчаянию, она почувствовала, как к глазам подступают слезы, и в раздражении смахнула их. Услышав легкий шорох за спиной, она резко обернулась, и сердце подскочило у нее в груди.
На пороге, в небрежно-элегантной позе, стоял самый красивый мужчина, которого когда-либо видела Клавдия.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Возвращение лорда Гленрейвена - Бэрбор Энн


Комментарии к роману "Возвращение лорда Гленрейвена - Бэрбор Энн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100