Читать онлайн Возвращение лорда Гленрейвена, автора - Бэрбор Энн, Раздел - ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Возвращение лорда Гленрейвена - Бэрбор Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Возвращение лорда Гленрейвена - Бэрбор Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Возвращение лорда Гленрейвена - Бэрбор Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэрбор Энн

Возвращение лорда Гленрейвена

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Когда руки Джема сомкнулись вокруг нее, Клавдия знала, что ей следовало бы отстраниться. Соприкосновение было неизбежно – коляска так резко накренилась, что она неминуемо упала бы на землю. Но двуколка уже не двигалась, лошадь успокоилась, а Клавдия так и осталась в прежнем положении, глядя в серые глаза, обезоруживающие ее своей близостью.
Конечно, ей надо было бы сразу же освободиться, но она осознавала только бесконечное блаженство этих объятий и, чувствуя, как сердце выпрыгивает из груди, потянулась губами ему навстречу.
Объятие стало крепче, и Клавдия прижалась к нему, словно хотела впитать самое его существо. Она никогда не подозревала, сколько удовольствия может доставить поцелуй, как он может полностью насыщать и в то же время заставлять желать еще и еще. Руки Джема скользили по ее телу, гладя волосы, спину так, что сладкая дрожь пробегала вдоль позвоночника. Когда его губы на миг отоврались от нее, она словно лишилась самого главного и дорогого, но тут же задохнулась от наслаждения, когда он стал покрывать нежными, быстрыми поцелуями ее виски и щеки. Теперь она уже сама крепко обняла его и прижала к себе, руки ее переплелись вокруг его шеи, лаская темный шелк его волос.
Губы их опять встретились, и Клавдия почувствовала, как еще глубже проваливается в удивительное ощущение его близости. Где-то в глубине души она сознавала, что это безумие, но только лишь когда раздался лязг упряжки и стук копыт, оповещающий о приближающемся экипаже, она наконец высвободилась из его объятий.
Джем тоже резко отстранился, и мгновение они, ошеломленные, в замешательстве смотрели друг на друга, с трудом переводя дыхание.
– Я… – начал он и протянул ей руку. Затем, бросив взгляд на экипаж, медленно приближающийся к ним, тряхнул головой и спрыгнул с двуколки.
Через некоторое время он выправил коляску и вывел лошадь на дорогу. Джем снова взобрался на козлы и повернулся к Клавдии. Глаза ее все еще были широко раскрыты, взгляд блуждал.
– Похоже, я снова должен извиниться. – Голос его дрожал. – Обычно я не столь подвержен женским чарам. Мне нечем оправдать себя за то, что произошло, кроме, может быть, не совсем обычных обстоятельств.
– Ваши извинения приняты, милорд. – Клавдия обнаружила, что ей очень трудно справиться с собственным голосом. – Мы оба сегодня много пережили. Тем не менее, подобное не должно повториться. А теперь, – продолжила она, призывая на помощь все свое самообладание, – нам, пожалуй, лучше продолжить наш путь.
Джем какое-то время не отводил от нее взгляда, прежде чем ответить:
– Да, это больше не повторится. – Он натянул поводья, и коляска быстро покатилась вперед.
Когда они добрались до Рейвенкрофта, было уже почти одиннадцать часов, но было еще достаточно светло, и они без труда проехали в каменные ворота. Последнюю часть пути они беседовали как бы ни о чем, перескакивая с одного на другое. Клавдия была в полном изнеможении от тех усилий, которые ей приходилось прилагать для ее поддержания.
Лукас подбежал к коляске, как только они подъехали к каретному двору, и помог Клавдии сойти.
– Благодарю вас, Дженуари, – отчетливо произнесла она. – Сейчас я отправлюсь к себе, но увижу вас завтра утром, и мы обсудим наши планы на завтра.
Джем поклонился и, захватив свертки с покупками, которые сделала Клавдия, проследовал за ней в дом на почтительном расстоянии, пообещав Лукасу немедленно вернуться и помочь поставить лошадь в конюшню.
Добравшись до комнаты, Клавдия, не раздеваясь, бессильно упала на кровать и лежала так, глядя в потолок. Господи, что с ней? Почему она буквально тает от прикосновения этого злосчастного человека? Ради Бога, она же не влюбленная школьница, а опытная женщина! Ну, может быть, не такая уж и опытная, но по крайней мере не сама невинность и наивность. Она очень хорошо знала, чего хотят мужчины от женщин, и отнюдь не собиралась потакать низменным инстинктам милорда. Так же как и своим. Если лорд Гленрейвен думает, что приобрел одновременно и любовницу, и управляющего конюшнями, то он сильно ошибается.
Клавдия молилась, чтобы он задумался о своем браке, ибо, когда он введет в Рейвенкрофт жену, его интересы, вне всякого сомнения, не будут выходить за пределы брачного ложа. Когда его жена будет удовлетворять его запросы и подарит ему наследника, он не станет украдкой срывать поцелуйчики у своей «конюшенной любовницы». Эти размышления не принесли ей облегчения, на которое она рассчитывала, и, несколько раздраженная, она встала с кровати и начала раздеваться. Надев ночную сорочку, она уже было совсем забралась под одеяло, как ее остановил какой-то странный звук, доносившийся снаружи. В следующую секунду дверь отворилась и, подняв свечу, Клавдия, к своему изумлению, увидела Флетчера Ботсфорда, входящего в комнату.
– Мистер Ботсфорд! – воскликнула она. – Что это значит?! – И со стуком поставила свечу.
– О… – явно испуганный, сказал Флетчер, – я думал, вы спите, то есть… я… – Он двинулся к ней, и Клавдия схватила первое, что попалось под руку. Это оказалась щетка для волос. Угрожающе размахивая ею, она отбросила одеяло, спрыгнула с кровати и направилась к непрошеному гостю.
– Флетчер Ботсфорд, – прорычала она, – не знаю, что, по вашему мнению, вы здесь делаете, но следующий звук, который я хочу услышать, это стук двери, которую вам лучше закрыть с обратной стороны.
Флетчер конвульсивно сглотнул, но продолжал идти вперед.
– Сейчас, сейчас, моя дорогая, я же просто хочу поговорить с вами. Вы не представляете, как трудно застать вас одну.
– Нет, представляю, Флетчер, потому что я сделала все, что было в моих силах, чтобы не находиться в вашем обществе, тем более наедине.
Клавдия так распалилась, что злополучному Ботсфорду показалось, что в глазах ее блеск расплавленного металла. Она вновь замахнулась щеткой, он дрогнул, но все же продолжал наступать.
Ботсфорд остановился перед ней и, похоже, не знал, что делать дальше. Он попытался положить руку ей на плечо.
– Ох! – вскрикнул он, так как Клавдия сильно стукнула его щеткой по пальцам. – Дорогая…
– Я вам не «дорогая», мистер Ботсфорд, и если вы сейчас же не уберетесь отсюда, я…
В дверь постучали. Флетчер медленно повернулся, лицо его выражало злорадство, которое тут же исчезло, как только он узрел стоящую в дверном проеме угловатую фигуру мисс Августы Мелкшам. Клавдия с облегчением перевела дух.
– Тетя Гусси! Как я рада, что вы здесь! Не поможете ли вы мне освободить комнату от присутствия в ней милорда Флетчера?
– Разумеется, дитя мое, – строго произнесла пожилая леди. – Я услыхала, как кто-то крадется мимо моей комнаты, и встала посмотреть. И что же это вы задумали, мистер Флетчер?
– Задумал? – Флетчер вытаращил глаза. – Да что вы, что вы, ничего. Я просто… э…
– Боже мой! – пророкотал чей-то голос, и, резко обернувшись, Клавдия увидела облаченного в шелковый турецкий халат Томаса, маячившего в дверях. – Что здесь происходит? – Тон Томаса выражал такое изумление и неодобрение, что Клавдия сразу поняла, что его появление на сцене было отнюдь не случайным. Ее подозрения получили подтверждение, когда через несколько секунд в комнату приковыляла Роза.
– Меня разбудил этот шум и… О мой Бог! – Глаза ее расширились, изображая крайнюю степень удивления. – Мистер Ботсфорд! А вы что тут делаете?
В этот момент тетя Августа, которая до того была наполовину скрыта пологом кровати, обнаружила свое присутствие, и Клавдия чуть не расхохоталась при виде выражения огорчения, отразившегося на лицах Томаса и его жены.
– Похоже, мистер Ботсфорд ошибся дверью, – спокойно сказала Клавдия. – К счастью, тетя Августа услышала, как он проходил по коридору, и пришла проверить. Она вошла практически следом за ним.
– О! – почти в унисон протянули Томас и Роза. – Тем не менее, – продолжал Томас, проталкиваясь в комнату, – присутствие Ботсфорда в вашей комнате среди ночи сильно вас компрометирует. Полагаю, вам следует еще раз обдумать ваш отказ от его предложения, молодая леди.
– Чепуха, – отрезала Клавдия. – Я же вам сказала, что тетя…
– Но, – оборвал он ее многозначительным тоном, – Ботсфорд уже находился здесь… э… неопределенное время.
– Господи, Томас!.. – Клавдия почувствовала прилив раздражения. – Но ведь никто, кроме вас, Розы и тети Августы не знает о «ложном шаге» Флетчера.
Томас понимающе улыбнулся:
– Будьте уверены, дорогая, что к утру новость облетит весь двор. Простолюдины, знаете ли, умеют вынюхивать малейшие признаки скандала. Кстати, о скандале. В котором часу вы вернулись домой? Насколько мне известно, вы сегодня ездили в Глостер в сопровождении только дворецкого. Я поражен, Клавдия, вашим неблагоразумием – столько пищи для скандала!
– Скандала! Мое неблаго… Томас, в самом деле!.. – возмутилась Клавдия.
– И вообще, – продолжал ее зять как ни в чем не бывало, – я считаю, вам следует завтра же позаботиться об оглашении помолвки.
Роза, которая непрерывно хихикала на протяжении всего диалога, услышав эти слова, задохнулась от изумления, и Клавдию снова охватила вспышка гнева, которую она быстро подавила.
Мисс Мелкшам фыркнула и открыла рот, собираясь что-то возразить, но Клавдия опередила ее. Сузив глаза, она вплотную приблизилась к Томасу. Глаза ее сверкали от гнева, и в голосе, когда она заговорила, звенели металлические нотки:
– Томас, если бы вы и все до единого слуги в этом доме, и даже сам викарий пришли сюда и застали меня и Флетчера Ботсфорда голыми в постели, мне по-прежнему и в голову бы не пришло выйти за него замуж. Я понятно выражаюсь? Далее. Я полагаю, что и вы, и Роза, и ваши невоспитанные дети, и мистер Ботсфорд слишком загостились здесь. Я отдам распоряжение слугам, чтобы к утру все было готово для вашего отъезда.
Ее заявление было встречено злорадным смешком тети Августы и коротким писком Розы. Флетчер Ботсфорд, который до этого не произнес ни слова, слабо выдавил:
– Но, послушайте…
Томас молчал. Когда он наконец заговорил, голос его был мягок и нежен:
– Вы не в себе, сестрица. Мы оставим вас сейчас и обсудим это завтра, когда вы придете в себя. Что касается вашего необдуманного высказывания относительно нашего отъезда, я понимаю, что это лишь результат вашего нервного срыва. Да я бы и не смог оставить вас в нынешнем состоянии эмоциональной неустойчивости. Вы ближайшая родственница моей жены, и потому мой долг – следить за вашим состоянием.
Клавдия в ужасе смотрела на него, в ней закипала ярость.
– Как вы смеете… – начала она, но ее прервала мисс Мелкшам, которая подошла к ней и коснулась ее руки.
– Не обращай внимания, Клавдия, – сказала она, многозначительно глядя на племянницу. – Мы разберемся с этим утром. А сейчас тебе лучше немного отдохнуть. Завтра у нас будет трудный день.
Клавдия была в таком состоянии, что ей потребовалась целая минута, чтобы осознать слова тети. Конечно же! Завтра Джем объявит о том, что он тут хозяин, и она посмотрит, в какое бешенство придет Томас. Она тяжело вздохнула и разжала кулаки, которые сжимала с того момента, как Томас вошел в комнату. Она заставила себя дышать медленнее и, повернувшись к зятю, произнесла ледяным тоном:
– Да, завтра мы с этим разберемся, а сейчас вы оставите мою комнату – оба. – Она стрельнула взглядом в Розу, которая опустила глаза. – И заберете с собой вашу марионетку! – закончила она, переведя взгляд на Флетчера Ботсфорда.
Томас открыл рот, словно собираясь что-то сказать, но, определенно решив, что он вышел победителем из этой схватки, ограничился самодовольной улыбкой. Он вытолкал Розу и Ботсфорда из комнаты и с удовлетворением закрыл за собой дверь.
Клавдия опустилась на кровать, а мисс Мелкшам присела рядом. Она положила свою руку на руку молодой женщины.
– О, моя дорогая! Я никогда не думала, что возвращение лорда Гленрейвена в этот дом мне будет очень приятно, но должна признаться, что с нетерпением ожидаю его завтрашнего столкновения с Томасом.
Клавдия слабо улыбнулась:
– Я тоже, тетя. Я тоже.
– Прежде всего я займусь покоями хозяина. Я уверена, его светлость не замедлит переселиться из комнаты дворецкого. О, дорогая, – внезапно осенило ее, – какой ужас! Дженуари был таким образцовым дворецким, а теперь нам придется искать другого!
Клавдия вздохнула и расхохоталась. Мгновением позже к ней присоединилась мисс Мелкшам – так они и сидели, обнявшись, сотрясаемые смехом, в котором нашло выход их напряжение. Немного позже, придя в себя, тетя Августа пожелала спокойной ночи племяннице и удалилась, мягко шелестя юбками.
Наконец-то Клавдия лежала в благословенно тихой спальне, снова разглядывая потолок. Да, завтрашний день будет решающим в их жизни. Интересно, спит ли уже лорд Гленрейвен в своих неприглядных покоях? Думает ли он о переменах, которые скоро обрушатся на него?


Тремя этажами ниже Джем лежал, вглядываясь в темноту. Это, вероятно, его последняя ночь в старой комнате Моргана, ибо завтра для него начнется новая жизнь. Прежний уличный мальчишка, известный как Джем Дженуари, умрет безвестной смертью, а Джереми Стендиш, лорд Гленрейвен, возродится как хозяин Рейвенкрофта.
Какое место будет занимать в его жизни Клавдия? Этот вопрос с момента того волшебного поцелуя он задавал себе уже, наверное, с сотый раз. Он кисло улыбнулся. Джем уже знал ответ на этот вопрос, и ему нужно всего лишь как следует утвердиться в своем решении. Он не должен допустить, чтобы подобное когда-либо повторилось. «Примирись с этим, Джемми, парень, – говорил он себе. – В будущем она должна быть всего лишь ценным служащим». Теперь он жалел, что предоставил ей право управлять домом.
Он очень надеялся, что она не вообразит, будто тогда, в двуколке, за его минутной слабостью стояло нечто серьезное. В любом случае, у него не было желания развивать их отношения. Женщина только усложнит его жизнь, которая и так уже была предельно сложна, и все это закончится тем, что один из них или оба будут страдать. Отныне он должен приложить все усилия, чтобы он и Клавдия Кастерс остались друзьями, сохраняя при этом дистанцию.
Джем наконец заснул, и ему снились смеющиеся карамелевые глаза и шелковистые золотые волосы, скользящие под его пальцами. Во сне он глубоко вздохнул, вспоминая нежные губы, прижавшиеся к его губам, такие теплые и сладкие, каких он не знал никогда прежде.


– Да не может такого быть, парень, то есть, милорд! – Джона уставился на Джема, держа в руках щетку для чистки лошадей. Он чистил Трасти, но, услышав от молодого человека столь поразительные слова, выбрался из стойла на свет Божий. – Она отдала вам Рейвенкрофт? Без борьбы?
Джем кивнул, подтверждая, и Джона потер колючую щеку обратной стороной щетки.
– Что-то это не больно на нее похоже.
– Я говорил тебе, что у нее не хватит духу бороться в суде. Хотя не могу сказать, что она так уж легко сдалась. Ты по-прежнему будешь подчиняться миссис Кастерс, Джона, поскольку я назначил ее управляющей конюшнями.
Щетка выпала из обессилевших пальцев Джоны.
– Да вы что! Чтоб женщина лезла в такие дела?!
– Она занимается этим уже два года, – спокойно ответил Джем.
– Да, но тогда они были ее. А теперь все по-другому.
– Да, по-другому. И теперь ей нужна будет твоя помощь больше, чем когда-либо, потому что она глубоко переживает потерю. Я хочу, чтобы она знала, что это по-прежнему ее дом и что я доверил ей полную власть над конюшнями.
– И что, так оно и есть? – Голос Джоны задрожал от изумления.
– Единственное, что я предложил бы ей изменить, – это нанять еще людей. И вообще, можешь составить список молодых парней из местных, кто мог бы тут работать. Так как я, – с усмешкой сказал Джем, – слагаю с себя полномочия. В самом деле, что подумают посетители, если их будут отправлять в конюшню, где хозяин поместья чистит стойла.
Мелкие морщинки покрыли лицо беззвучно рассмеявшегося Джоны, и Джем вышел, небрежно махнув рукой.
Вернувшись в дом, он встретил взволнованную горничную, которая, задыхаясь, сообщила, что его требуют наверх, прямо «счас и немедля». Гадая, что могло случиться, он поспешил вверх по широкой главной лестнице, слыша шум перебранки, доносившейся со стороны хозяйских покоев.
Завернув за угол, он широким шагом приблизился к группе, собравшейся в коридоре. В центре стояла Клавдия, и в ее волосах отражался свет единственной свечи, все еще мерцавшей в настенном подсвечнике. Рядом с ней костлявым оплотом стояла мисс Мелкшам, а вокруг них толпились Томас, Роза и испуганный Флетчер Ботсфорд.
– Единственное, чего я требую, – воинственно и нараспев говорил Томас, – это простого объяснения. Сегодня утром я проснулся и позвонил, чтобы мне принесли чаю, но никто не ответил. Я велел Крамшоу позвонить, чтобы принесли горячую воду, но никто и не собирался нести ее. Теперь вы и большинство прислуги суетитесь вокруг комнат, которыми уже Бог знает сколько лет никто не пользовался, и я хочу знать, что все это означает? – Томас раздраженно притопывал ногой, возможно злясь оттого, что Клавдия не дрогнула перед его гневом, а спокойно улыбалась ему.
– Дорогой мой Томас, – начала она, – я же сказала, что объясню… – Тут она осеклась, увидев Джема. – Ми… то есть, Джа… э-э… – В конце концов она просто протянула ему руку.
– Ну, что еще?! – воскликнул Томас, а Джем прошел вперед и слегка сжал кончики ее пальцев. – Что здесь делает ваш дворецкий? – Взгляд его подозрительно перелетел с Клавдии на Джема, одетого в темное платье слуги. Глаза Томаса расширились от ужасающего подозрения. – Клавдия! – слова тяжеловесно падали с его крепко сжатых губ. – Я всерьез начинаю подозревать, что здесь что-то происходит. У вас что, в самом деле tendre amour с вашим дворецким?
Джем повернулся и мило улыбнулся Томасу.
– Конечно, нет. Даже если бы это и было так, вас это не касается.
Какое-то мгновение Клавдия думала, что Томаса хватит апоплексический удар. Цвет его лица, с интересом отметила она, в точности совпадал с цветом пурпурной шали, аккуратно разложенной на плечах тети Августы.
Роза взволнованно пискнула и ухватилась за сюртук Томаса, пока Флетчер на заднем плане обеспечивал аккомпанемент из вялых «послушайте» и «клянусь вам».
– Какая наглость! – загремел Томас, как только к нему вернулся дар речи. – Милейший, можете считать себя уволенным с этой минуты – и без всяких рекомендаций. И считайте, что вам повезло, что я не спустил вас с лестницы.
Джем выступил было вперед, но Клавдия остановила его.
– Томас, этого достаточно, – холодно сказала она. – Вы полагаете, что обладаете здесь некоей властью. Но вы сильно ошибаетесь, причем сейчас больше, чем когда-либо. – Она взглянула на Джема, вопросительно подняв брови. Он кивнул, и она снова повернулась к своему зятю. – Боюсь, вы слегка недооцениваете ситуацию. Позвольте мне представить вам Джереми Стендиша, лорда Гленрейвена – теперешнего хозяина Рейвенкрофта, – объявила Клавдия.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Возвращение лорда Гленрейвена - Бэрбор Энн


Комментарии к роману "Возвращение лорда Гленрейвена - Бэрбор Энн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100