Читать онлайн Вернуть прошлое, автора - Бэрбор Энн, Раздел - ГЛАВА 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вернуть прошлое - Бэрбор Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.85 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вернуть прошлое - Бэрбор Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вернуть прошлое - Бэрбор Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэрбор Энн

Вернуть прошлое

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 7

– Что ты сказала? – изумилась Лайза.
– Она говорила совершенно жуткие вещи про Чада!
Лайза отвела сестру в маленькую столовую и усадила на стул возле окна.
– Что случилось? – спросила она коротко.
– Я рассказывала Салли, Доротее Уэллез и Трикси Сазерсвэйт, которая тоже была с нами, как Чад проводил меня в кондитерскую Гантера поесть мороженого сегодня утром. Они просто лопались от зависти, особенно Салли, потому что как раз вчера он прислал извинения, что не может прийти к ним на завтрак. Чад имеет успех в свете – он просто гвоздь сезона, ты же знаешь.
– Да, да, – ответила с нетерпением Лайза. – Просто расскажи мне, что сказала Салли про…
Чарити напряглась.
– Салли вскинула голову в своей обычной манере – с видом превосходства – и сказала, что узнала «из достоверного источника», что Чад – не кто иной, как обыкновенный вор, умыкнувший прибыль его хозяев в Индии несколько лет назад. Можешь себе представить? – Щеки ее опять вспыхнули от негодования, и она стукнула по спинке стула, словно ненавистная мисс Джуветт попалась под ее кулачок. – А потом она еще сказала – если ты только сможешь поверить, – что главной причиной отъезда Чада из Англии было то, что его отец поймал его на краже фамильной драгоценности… которую он затем продал, чтобы на эти деньги добраться до Индии.
Чарити бросила короткий быстрый взгляд на Лайзу, прежде чем продолжить:
– И ко всем этим мерзостям Салли прибавила еще– да такую, что просто можно упасть! Она завершила все тем, что заявила: никакого состояния в Индии он себе не сделал, а едва сводит концы с концами, и его козырная карта в том, что он надеется разбогатеть, женившись на тебе. Вот тогда-то, – закончила она, опустив глаза, – я и залепила ей пощечину.
Лайза мерила шагами пол столовой во время монолога Чарити, но, услышав его конец, она быстро подошла и буквально упала на колени возле ее стула, при этом сильно сжав руки сестры.
– О, моя дорогая, я должна была бы отчитать тебя за такое не подобающее леди поведение… но, признаюсь тебе, сама бы я, наверное, поступила точно так же.
Лайза поднялась и села на стул рядом с Чарити. Через минуту она нахмурилась:
– Знаешь, боюсь, Салли просто повторяет слухи, которые, похоже, ходят по всему городу.
Чарити чуть не задохнулась от изумления.
– Но… но как это может?..
– Я не знаю… но то же самое было шесть лет назад.
Какое-то время ее сестра сидела неподвижно и молчала, а потом посмотрела на Лайзу в упор.
– И именно поэтому ты разорвала с ним отношения?
Лайза слегка отпрянула.
– Я не… – начала она, лицо ее страшно побледнело. Она замолкла и несколько минут смотрела на свои руки, прежде чем взглянуть на сестру.
– Это Чад разорвал наши отношения.
Лайза услышала свои слова с удивлением. Она никогда прежде не произносила их вслух. Почти безотчетно она заметила, как выражение сочувствия начинает проступать на лице ее сестры, придавая новую незнакомую черточку взрослости этой быстрой, стремительной девчушке, какой ее знала и любила Лайза.
– В одном ты почти права – это произошло из-за отвратительной паутины лживых, грязных вымыслов, косвенных намеков, мерзких сплетен – таких, какие ты слышала сегодня.
Чарити ничего не сказала– она просто смотрела и ждала.
– Все началось с разговора, – начала Лайза, – похожего на тот, что был у тебя только что с Салли Джуветт.
Она закрыла глаза и почувствовала подступавшую дурноту – она вспомнила свое негодование, когда впервые услышала легкий, но отвратительный намек из уст едва знакомой дамы. «Но, леди Лайза, я говорю с вами чисто по-дружески. Вы и ваши дорогие мама и папа лишь недавно приехали сюда и вступили в высший свет, и вы, без сомнения, не знаете всех подводных камней и ловушек, которые подстерегают новичков. И когда дело касается вашего благополучия вообще, и достатка в частности, я не могу спокойно смотреть, как вы поощряете внимание к себе таких, как Чадвик Локридж. Он просто в отчаянном финансовом положении, вы же знаете, и один наш знакомый слышал…»
Лайза горько улыбнулась Чарити.
– Дама продолжала в том же духе, роняя фразы в самом добром тоне… что слышали, как мистер Локридж хвастался своим друзьям – теперь взошла звезда его удачи, потому что ему удалось обольстить богатую леди Лайзу Рашлейк. Я была так потрясена, что бросилась рассказать Чаду – чтобы предупредить его о мерзостях и травле, которая готовится против него. Я думала, что он будет сражаться против них… но он отказался, сказав только, что друзья знают его характер и они – это все, что для него имеет значение.
Последовавшие после этого недели принесли мне бесконечный назойливый шепот предупреждения, и даже мама и папа смотрели на Чада пристально и вопросительно, когда он приходил нас навестить. Я никогда больше не обсуждала эти мерзости с Чадом. Казалось, единственный человек, с которым я могла отвести душу в своем горе, поговорив о Чаде, был Джайлз – потому что только он один из всех моих друзей не верил этим отвратительным вещам.
Визиты Чада становились все реже, и даже то время, которое мы проводили вместе, было полно неловким молчанием и принужденными изъявлениями преданности. И вскоре облако сомнения, которое повисло над Чадом, окутало и меня, как ядовитый туман.
– Но… – перебила ее Чарити, сидевшая все время на краешке стула, причем глаза ее были прикованы к Лайзе с выражением сочувствия. – Но все же ты хотела выйти за него замуж?
– О да. В сущности, я ждала вечера, когда все – я была уверена – станет опять хорошо. Чад был приглашен – вопреки желанию папы и мамы – на обед в честь повышения по службе, которое ожидалось в тот день. Он работал в Министерстве финансов, ты же знаешь… Это был вечер, который должен был подтвердить стабильность его будущего, и Чад собирался просить у папы моей руки. Когда Чад приехал в тот вечер, оказалось, что место отдали другому. Было ясно без слов – ему больше нельзя доверять. Я спросила Чада, пытался ли он себя защитить перед своим начальством, а он ответил, что это было бы бесполезно.
Лайза всхлипнула.
– Меня так терзала моя собственная боль, что я даже не могла ощутить его боль и говорила как безумная: «Господи, как ты мог так просто принять это? Как ты мог смириться? Разве тебе все равно, что теперь мы можем никогда не пожениться? Да ты никогда не отрицал эту ложь даже передо мной!»
Чад резко повернулся ко мне. Он схватил меня за плечи и голосом, которого я никогда у него не слышала прежде, сказал:
«Приношу свои извинения, леди Лайза. Пожалуйста, примите мои заверения, что я не лжец и не вор. И не охотник за богатыми невестами. Это все, что вам важно?»
«Замолчи! – закричала я. – Я никогда не думала…»
«А что до того, что мы не поженимся, это только к лучшему… если мое положение в свете – и моя репутация – вас так расстраивают».
Я была в такой ярости, что почти кричала на него.
«Как ты можешь так думать? Я говорила о своем отце. Ты же знаешь, он…»
«Я хорошо знаю, что думает обо мне ваш отец. Последнее время я вижу в его глазах презрение– а теперь я вижу его и в ваших глазах».
«Значит, ты читаешь там то, чего нет! – кричала я. К тому времени я позволила своей ярости подняться просто до царственного гнева. – Я защищала тебя много недель– потому что ты сам не хотел себя защищать. И я потеряла столько хороших друзей! Если ты думаешь…»
«Не могу выразить вам, как ваши слова согрели мне сердце, миледи. Я и понятия не имел, что вы сочли необходимым встать на мою сторону», – сказал Чад.
«Замечательно, – отрезала я, больше не думая, какую боль ему причиняю. – Но кто-то ведь должен был, если ты сам не хотел!.. А теперь, смотри, к чему это привело! Но хотя, конечно, – продолжила я, подлив масла в огонь, – ты ведь сказал, что это только к лучшему, если мы не поженимся. И я начинаю думать, что ты прав».
Чарити потрясенно ахнула, и Лайза умолкла, не в силах продолжать. Наконец она заговорила тихим голосом:
– Когда он ничего не сказал, я закричала – не понимая, что творю, просто отчаянно пытаясь заставить его ответить: «Может, мне нужно было послушаться своих друзей! Какой я была тупицей! Все это время я думала, что ты любишь меня! А теперь… мне так больно сознавать, что тебя привлекало лишь мое состояние».
– Ох, Лайза! Как ты могла? – голос Чарити задрожал от слез.
– Как только эти слова сорвались с моих губ, – с трудом продолжала Лайза, – я бы все на свете отдала за то, чтобы их вернуть. Я знала, что зашла слишком далеко, и мне так захотелось, чтобы он стал уверять меня, что его любовь ко мне была чиста и ничто на свете не может ее убить. Понимаешь… я не знаю… но прошло столько времени с тех пор, как он сказал мне, что любит меня… нет, конечно, он говорил это и потом… но все уже было так плохо… и я… мне так нужно было это услышать опять. В тот момент… Глаза его широко раскрылись, и меня словно окатило ледяной водой. Не в силах вынести его взгляд, я отвернулась. Его молчание было хуже самой невыносимой боли, мне хотелось кричать, но после долгой паузы он заговорил очень мягко: «Да, как оказалось, вам нужно было слушать ваших друзей, леди Лайза… но зато как повезло вам теперь, что вы, наконец, разобрались в своих чувствах. Повезло нам обоим – потому что я едва не совершил самую большую ошибку в моей жизни. Пожалуйста, передайте мои извинения вашим родителям».
Словно окаменев, я тщетно пыталась облечь свои мысли в слова. Я обернулась и протянула ему руку, но его уже не было. В следующую минуту я услышала, как хлопнула дверь.
Я думала– он, конечно, вернется… но он не вернулся. Через несколько дней я послала ему записку, в которой просила простить меня, мои необдуманные слова, и звала его прийти ко мне. Тогда я узнала, что он покинул страну. И лишь спустя многие месяцы стало известно, что он уехал в Индию. Ему было настолько все равно, что он даже не думал, как мне может быть больно… и он не пришел, чтобы со мной помириться.
Лайза откинулась на стуле. Чистосердечное признание совершенно лишило ее сил. Чарити изредка поглядывала на сестру. Наконец она тихо сказала:
– И ты никогда не писала ему, чтобы объяснить?..
– Объяснить что? Ведь это он бросил меня, он уехал. Я просто пыталась сказать, что верна ему, а он обратил мои слова против меня. В конце концов, у меня есть гордость.
– Да, да, конечно есть, – ответила Чарити. – Надеюсь, это вполне равноценная замена любви Чада.
Лайза лишь смотрела на сестру, не в силах ничего сказать.


Только через несколько дней Лайза опять увидела Чада. Рано утром она вышла из дома, одетая в еще одно свое строгое платье, специально сшитое для визитов в Сити, – на этот раз оно было из тускло-зеленого бомбазина. Она заметила, что был подан не только ее экипаж – двухколесный экипаж Чада тоже ожидал своего хозяина.
Лайза кивнула Чаду, который как раз выходил из дома, и улыбнулась, когда веселый огонек мелькнул в его зеленых глазах.
– Еще одна вылазка в угодья мамоны? – сардонически спросил он.
– Да, я еду на встречу с Томасом.
Чад колебался какое-то мгновение, а потом подошел к ней.
– У меня тоже назначена с ним встреча. Может, поедем вместе?
Лайза лихорадочно искала причину для отказа. Она чувствовала, что близость зеленоглазого корсара будет выше ее сил. Но то, что сорвалось с ее губ, удивило Лайзу:
– Ну конечно, это будет очень мило. Я предпочитаю ездить в своем закрытом экипаже, когда отправляюсь в гости к мамоне.
Несколькими минутами позже, сидя бок о бок в экипаже Лайзы, они уже ехали по улицам Мэйфэйра, по Сент-Джеймс-стрит, минуя дворец, на Пэлл Мэлл. Каждой клеточкой своего тела она чувствовала близость Чада – даже его дыхание. Она прижалась к стенке экипажа, который казался ей теперь во много раз меньше, чем всегда. И еще было так неприятно жарко. Она нервно подтянула свои желтовато-коричневые лайковые перчатки и стала придумывать какую-нибудь тему для непринужденного разговора. Но вдруг Чад заговорил первым, и его голос показался ей странно громким. От неожиданности Лайза даже вздрогнула.
– Что? – спросила она растерянно.
– Я спросил: как ваш вчерашний поход в Ричмонд?
– Поход… ах… да, – ответила она, понимая, что это похоже на речь помешанного. Она украдкой бросила на него взгляд, гадая, дошли ли до его ушей злобные сплетни, распускаемые Чарли Саммерсби, но выражение его лица было непроницаемым. Она заставила себя улыбнуться и осторожно сказала: – Боюсь, вы были правы. Еще не сезон для таких завтраков. Было холодно и сыро, и, как раз когда мы покидали парк, пошел дождь. Просто чудо, что мы все не простудились.
Чад кивнул:
– Да, весна – такое непредсказуемое время года. Можно ожидать всяких сюрпризов.
– Да, думаю, это так, – ответила она неуверенно, с облегчением заметив, что экипаж въехал на Николас-лейн и остановился возле конторы господ Стэнхоупа, Финча и Харкота.
Встреча Лайзы с Томасом длилась недолго – как и разговор его с Чадом. Она ждала Томаса всего несколько минут в соседнем кабинете, когда услышала мужские голоса в коридоре. Лайза подошла к ним, когда они закончили разговор.
– Мне показалось, вы упомянули Макклесфилд? – спросила она.
– Да, – ответил Чад. – Я думаю построить там шелкопрядильную фабрику. Вы знакомы с этой местностью?
– Не очень хорошо, хотя я знаю, что это центр производства шелка. – Она обернулась к Томасу. – Ты рассказал Чаду о моей заинтересованности в шелковом производстве? – продолжила она и засмеялась, отвечая на свой собственный вопрос. – Я знаю, ты никогда не выдаешь моих секретов другим.
– Вы и впрямь владелица фабрики? – удивленно спросил Чад.
– В очень малой степени. Мне не принадлежит непосредственно фабрика, но я очень заинтересована в двух-трех прядильных фирмах в Спиталфилдзе. Я дала нескольким семьям жаккардовые ткацкие станки, которые купила во Франции. Производство совсем небольшое – это именно то, что вы называете домашним производством. Они изготовляют узорчатый шелк и очень красивые ленты.
Затем оба распрощались с Томасом и покинули здание конторы. Когда они шли к экипажу Лайзы, она с безучастным видом спросила:
– А почему вы интересуетесь производством шелка?
Мне принадлежат пять шелкомотальных фабрик в Индии. Эти фабрики расположены там, где выращивают тутовых шелкопрядов. Шелковые нити получают из коконов на этих фабриках, а потом отправляют морем в разные места – например, в Англию, для дальнейших стадий производства шелка. И мне кажется очень прибыльным иметь здесь фабрику и таким образом обеспечить себе еще больше средств для осуществления моих планов в Мадрасе. В частности, я хочу построить там дома, чтобы мои рабочие жили в нормальных условиях.
Какое-то время Лайза пристально смотрела на него.
– Я и понятия не имела, – медленно проговорила она, – что ваши коммерческие интересы так разнообразны.
Чад помог ей сесть в экипаж. По дороге домой разговор не клеился, и, когда они приехали на Беркли-сквер, Лайза поспешно с ним распрощалась.


Позже, в тот же день, поднимаясь по ступенькам салуна «Джентльмен Джексон'з» на Бонд-стрит, Чад поймал себя на том, что опять перебирает в уме подробности своей поездки с очаровательной леди Лайзой Рашлейк. Как всегда время словно перестало существовать, когда он оказался рядом с ней. Он усмехнулся, вспоминая ее живую улыбку, дрожавшую на губах под ужасной шляпкой. Какая она смешная! Она думает, что платье из унылого бомбазина может спрятать ее, скрыть ее милую красоту. Прядки золотистых волос упрямо выбивались из аккуратной прически, и ему стоило большого труда удержаться от того, чтобы не последовать пальцем за их стремительным бегом вдоль мягкой нежной щеки.
Дьявол! Он стиснул кулак, разозлившись на себя за то, что опять позволил прежним чувствам всколыхнуться в душе. Он должен был это знать, прежде чем предлагать ей ехать в одном экипаже!
– Чад! Я уж и не надеялся увидеть тебя здесь!
Чад поднял глаза.
– Джеми! – он улыбнулся молодому человеку, ждущему его на лестнице. – Извини, что опоздал. Фэйрберн здесь?
– Он в раздевалке. Говорит, что больше не может ждать, – все утро твердит, что сегодня он в ударе. Уверяет, что положил бы на обе лопатки всякого, кто сегодня придет в «Джексон'з».
Рассмеявшись, Чад пошел вслед за своим другом Джеймсом, лордом Уайссенхэмом, в ту часть здания, которая считалась у болельщиков священной. Здесь они неплохо провели зремя, «обрабатывая» друг друга кулаками, как на ринге. Позже, слегка пошатываясь и отирая пот, друзья возвращались назад в раздевалку, возбужденно перебрасываясь шуточками. Чад задержался в дверях, кивнув джентльмену, который уже уходил.
– Селвин! Рад видеть тебя, старина, я и не заметил, что ты приехал.
К его изумлению, джентльмен не остановился– он прошел мимо Чада, словно тот ничего не сказал.
Чад обернулся к Джеми, шедшему рядом.
– Какого черта… – начал он. Но, к его удивлению, Джеми опустил глаза и ничего не ответил.
– Джеми? – спросил Чад с подступающим гневом.
Джеми обменялся взглядом со Стивеном Фэйрберном, подошедшим к ним. Стивен, по-видимому, тоже видел от ворот поворот, который получил Чад, потому что тоже смущенно отвел глаза.
– Может, кто-нибудь из вас объяснит мне, что происходит? – спокойно сказал Чад, но в голосе его чувствовалась стальная нотка.
Стивен Фэйрберн тяжело вздохнул и, бросив еще один взгляд на Джеми, положил свою руку на руку Чада.
– Не можем же мы обсуждать это здесь, старина?
Несколько минут спустя трое мужчин уже сидели за столом в маленькой пивной на Клиффорд-стрит, неподалеку от салуна «Джексон'з».
– Отлично, мы ушли оттуда, – заявил Чад бескомпромиссно. – А теперь выкладывайте мне начистоту– почему человек, которого я знаю еще с Итона, неожиданно отказался меня узнавать.
Наступило минутное молчание, прежде чем Джеми выложил правду:
– Это началось опять, Чад.
– Слухи, – закончил Фэйрберн, когда Чад поднял брови.
– Господи! – воскликнул Чад. Внутри у него все напряглось, и он испытал странное покалывание в плечах, словно множество маленьких стилетов танцуют по низу его шеи. – Ты имеешь в виду?..
– Да, – ответил Джеми очень тихим голосом, с трудом выговаривая слова. – Те же потоки дерьма, как в… прошлый раз. Те же типы распространяют – и те же люди слушают. Выскочки, которых ты даже не знаешь.
– Вот именно, – вставил Фэйрберн. – Те, кто тебя знает, знают и то, что эти слухи – чистейшая галиматья.
– Такие, как Селвин? – спросил Чад с болезненной улыбкой.
– Ох уж этот Селвин! – сказал Джеми, пожимая плечами. – Он тебя просто недолюбливает– с тех самых пор, как ты поколотил его и Эштона-младшего тогда, в третьем классе. Разве ты мог забыть, какая это была парочка настырных, заносчивых болванов?
Улыбка Чада потеплела.
– Насколько я помню тот случай, мне уже приходилось туго, когда откуда-то выпрыгнули вы оба.
Он отпил большой глоток пива из кружки и посмотрел на них долгим, внимательным взглядом.
– Какой именно сорт дерьма на этот раз? Уверен, сейчас меня нельзя обвинить в охоте за приданым?
– Нет, – мрачно согласился Джеми. – Теперь они говорят, что ты – вор. Да, я знаю, – добавил он, увидев, что Чад открыл рот. – Шесть лет назад говорили, что ты украл подвеску королевы, но заявление твоего отца о ее продаже положило что-то вроде конца этой истории… по крайней мере для тех, кто поверил ему.
– А сейчас, – вмешался Фэйрберн, – распускают сплетни, что ты обокрал своего первого патрона в Индии.
– Сэра Уилфреда Бэскомба?
На этот раз и без того приподнятые брови Чада просто взмыли ввысь.
– Да – если так звали человека, который первым нанял тебя на работу в Калькутте.
Чад кивнул.
– Ну… они говорят, что сэр Уилфред – как его – Бэскомб был вынужден тебя выгнать, потому что ты украл у него много наличности и товаров, которые затем продавал. Он не наказал тебя, потому что у него не было доказательств, но он знал, что это сделал именно ты.
– Понимаю, – протянул Чад. – И, соответственно, все, чего я достиг за границей, – это исключительно благодаря воровству.
– Ты попал в точку, – на этот раз голос подал Джеми. – Чего только не приписывают тебе сплетники. Они даже не поскупились на такие тихие и милые занятия, как пиратство и работорговля.
– Господи! – вырвалось у Чада.
– Говорят, что ни один англичанин во всей Индии не подаст тебе руки.
Тут Чад чуть не лишился дара речи.
– Но это же полный абсурд! – сказал он наконец. – Как только могли пойти гулять такие мерзкие выдумки?
– Ты считаешь, старина, – начал довольно натянуто Фэйрберн, – что эти слухи начал распускать кто-то один – намеренно, чтобы тебя дискредитировать?
– Да, именно так, – глухо ответил Чад. Он покачал головой на их вопросительные восклицания. – Так, просто подозрение… Меня вдруг осенило. Одного только не могу понять, – продолжил он задумчиво, – зачем начинать распускать слухи, которые очень легко опровергнуть? Я имею в виду, что каждый, кто переписывается с другом или родственником из Индии, может вскоре обнаружить, что у меня там превосходная репутация, – я вынужден сказать так, как не должен был бы говорить.
– Да-а, – ответил Фэйрберн, – но на это уйдет время. Может, твой враг рассчитывает на молниеносное действие сплетен. В прошлый раз его – или ее – заботами ты потерял повышение в Министерстве финансов. Может, опять что-то в этом роде?
Чад, не мигая, смотрел на него.
– Да, – медленно проговорил он. – Целое наступление… Но на этот раз его цель– не лишить меня повышения, а нечто гораздо большее, как я полагаю. Теперь это…
Внезапно он встал.
– Джентльмены, я должен вас покинуть. Благодарю вас за вашу поддержку.
Какое-то мгновение он колебался.
– Когда я покидал Англию шесть лет назад, я думал, что мне чертовски не повезло на друзей. Однако я ошибался. И, конечно, одной благодарности просто недостаточно – но это все, что я могу вам предложить в данный момент.
– Ах ты плут! – смущенно пробормотал лорд Уайссенхэм.
– Но это ты уж слишком!.. – выпалил мистер Фэйрберн, краснея.
Усмехнувшись, Чад помахал рукой на прощание и поспешно покинул пивную.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вернуть прошлое - Бэрбор Энн



пока не дочиталrnа но вроде бы интересно
Вернуть прошлое - Бэрбор Энноля
6.12.2013, 21.00





Наверное Оля так и не дочитала, в принципе роман не плохой, но сразу было понятно, кто отрицательный персонаж, кто положительный, гл. герои хоть и любят друг друга, но все делают назло. 8 баллов. P S секса нет.
Вернуть прошлое - Бэрбор ЭннТаня Д
23.07.2014, 17.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100