Читать онлайн Вернуть прошлое, автора - Бэрбор Энн, Раздел - ГЛАВА 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вернуть прошлое - Бэрбор Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.85 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вернуть прошлое - Бэрбор Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вернуть прошлое - Бэрбор Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэрбор Энн

Вернуть прошлое

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 3

Несколько дней спустя Чад, только что принявший ванну, стоял в своей туалетной комнате, а Рави Чанд протягивал ему белоснежную рубашку.
– Я знаю, вы хотите всех поразить сегодня вечером на балу, сахиб, – проговорил его слуга на своем родном наречии. – Вы наденете турецкий жилет из атласа? С этими… как это… кармашками для часов?
Чад вздохнул. Что и говорить, Рави Чанд был ему просто неоценимым помощником, но как камердинер оставлял желать ох как много лучшего.
– Нет, думаю, лучше узорчатый шелк, – ответил Чад на том же языке. – И с одним-единственным кармашком – вот здесь.
Глядя на выражение лица Чада, индиец нахмурился.
Я вас разочаровал, хозяин. Нет, не нужно. – продолжал он, когда Чад протестующе поднял руку. – Я и сам знаю, что из меня не выйдет камердинер для джентльмена. Вы как-то сказали, что хотели бы кого-нибудь нанять. Вы уже начали присматривать подходящего?
Нет, – Чад усмехнулся. – Но займусь этим непременно.
Он сел за туалетный столик, держа в руке свеженакрахмаленный шейный платок. Оставалось только завязать его вокруг шеи в простой узел галстука. Но Чад медлил. Он сидел неподвижно и озадаченно смотрел в зеркало. Перед его глазами на стекле начал проявляться женский образ – с золотистыми волосами и глазами фиалкового цвета. Свежие полные губы дразнили его в улыбке.
Чад улыбнулся видению с легкой гримасой. Да, давно прошли те времена, когда Лайза Рашлейк стала бы манить его обещающим взглядом. Самое большее, на что он может теперь надеяться, – это светская любезность, да и этот тон она не выдержала до конца во время их встречи несколько дней назад.
Он мигнул, и его собственное отражение подмигнуло в ответ, глядя на него саркастически. Он подумал, будет ли она вечером на балу? Он видел ее лишь однажды после их неожиданной встречи на Беркли-сквер. Оба они одновременно вышли из своих домов, и ее короткое «Доброе утро!», когда она садилась в свой экипаж, прозвучало так, словно он был докучливым незнакомцем.
Он пожал плечами. Чего он мог еще ждать? Если быть честным перед собой, его собственное приветствие тоже не было верхом любезности. Может, оно даже мало чем отличалось от грубости. Но, слава Богу, он увидел ее, по крайней мере не чувствуя ни малейших признаков гнева. А ведь как долго одна мысль о ней могла всколыхнуть в нем целую бурю разных чувств– и боль, и горечь, и тоску, и ярость… Комок желчи подступал к его горлу, как ни старался он совладать с собой, и долгие месяцы после отъезда в Индию лишь пустота изредка приходила на смену оплакиванию его утраченных иллюзий.
Наконец он покончил с галстуком, заколол его изумрудной булавкой и встал, чтобы взять из рук Рави Чанда жилет из темного шелка.


К тому времени, как экипаж Лайзы добрался до Мервэйл-хаус на Парк-лейн, бал, который давали лорд и леди Мервэйл, был заклеймен большинством гостей как провалившийся с треском.
– Прелестно, – заметила леди Бернселл, когда она и ее дочери поднимались по ступенькам. – Наверное, сегодня все театры и клубы опустели… словно сюда съехался весь свет.
Пока они ждали, чтобы войти в зал, Чарити коротала время, отпуская реплики по поводу внешности своих знакомых.
– Ничего себе! – шептала она. – Да вы только посмотрите на Дженни Порлок! Даю голову на отсечение – она промочила свои дурацкие юбки! Она что, по лужам скакала?.. Ой, вон и Присцилла Вэстон! Воображает, что новая прическа ей к лицу. Как бы не так! Вот умора – В ее голосе появилась новая нотка, когда она обронила: – Интересно, ее брат Джон тоже здесь?
Графиня Бернселл посмотрела на дочь неодобрительно.
А если и так, – ответила ей мать, – надеюсь, ты не будешь вести себя как шумная, крикливая девица – так, как это было на балу в Портеби в прошлом месяце. Согласись, мне бы не хотелось, чтобы о дочери графа Бернселла сказали, что она вульгарная особа. К тому же, если б я не успела вовремя, ты бы позволила этому молодому человеку протанцевать с тобой три танца за вечер.
– Ах нет, мама, – в широко раскрытых глазах Чарити не было и тени хитрости или обмана. – Мы ведь просто разговаривали. Мистер Вэстон очень интересуется ботаникой, ты же знаешь, и он мне рассказывал о своих очень интересных экспериментах с… м-м… с кормовой свеклой… это такой вид сахарной свеклы.
Леди Бернселл лишь фыркнула, а Чарити поспешила перевести разговор:
– Смотрите! Смотрите! У мистера Синглтри что, с головой не в порядке, раз он появился в таком виде! Интересно, он долго искал такой отвратительный оттенок бурого цвета? Как вы думаете, он носит корсет? Нет, правда! Я не шучу! Стоит только подойти и заговорить с ним, как обязательно услышишь очень странный скрип!
Лайза слушала вполуха, рассеянно рассматривая толпу сияющих драгоценностями гостей, приветствуя знакомых кивком и улыбкой или взмахом руки. Неожиданно она, очнувшись, услышала восторженный возглас Чарити:
– Господи, да это же Чад!
Лайза резко повернулась туда, куда указывала сестра. Да, это был он. Чад стоял внизу, собираясь подняться по лестнице.
– С чего это ты называешь его так фамильярно? – резко спросила Лайза сестру.
– О-о, да мы теперь с ним лучшие друзья. Я, Мелани и Доротея только вчера были у него в гостях, и он показал нам столько интересного! Ты бы видела его статуэтки из слоновой кости! – Заметив неодобрительный взгляд Лайзы, она поспешно продолжила: – Нет, правда, Лайза, в этом нет ничего удивительного. С нами была мать Мелани. – Она пытливо посмотрела на Лайзу. – Чем он тебе так не нравится, Лайзи?
Услышав имя, каким ее звали в детстве, из уст сестры, Лайза густо покраснела. Но в эту минуту леди Бернселл легонько тронула ее плечо, указывая, что они вплотную приблизились к входу в зал.
– Летиция! – Пухлое лицо леди Мервэйл просияло радушной улыбкой. – Как я счастлива видеть вас сегодня у нас! Как всегда, смотреть на вас доставляет удовольствие. Вы чудесно выглядите, дорогая.
– И к тому же, – подхватил лорд Мервэйл, появляясь из-за спины жены, – вы привели с собой своих очаровательных дочек! Все наши кавалеры будут просто роем виться вокруг, а, разве я не прав? Потому что, разрази меня гром, вы выглядите чертовски соблазнительно!
И он подмигнул Лайзе, на чье изящное платъе-чехол из янтарно-желтого атласа была накинута легчайшая паутинка туники густо-кремового цвета, брызжущая искрами мелких топазов и бриллиантов. Маленькая топазовая диадема поблескивала на ее головке среди есстественно спадавших локонов.
– Если это и так, милорд, – ответила она, засмеявшись, – то только потому, что все рас-цветают в вашем присутствии.
И она отступила в сторону, чтобы дать возможность другим прибывшим гостям поздороваться с хозяевами дома. Как только она обернулась, то буквально натолкнулась на мужчину, стоявшего позади нее.
– Джайлз! – воскликнула она, приятно удивленная. – Вот уж не знала, что вы тоже собирались сюда.
Он улыбнулся ей с высоты своего роста, и его белокурые волосы засеребрились в свете свечей.
– А разве я не должен – так же постоянно и добросовестно, как смена времен года, – появляться на всех светских сборищах, которые имеют надежду быть украшенными вашим присутствием? А в качестве награды за мою стойкость вы теперь просто обязаны подарить мне первый контрданс.
Лайза улыбнулась:
– Ну как я могу отказать в такой галантной просьбе?
Она написала его имя в своей бальной книжечке – как и имя другого джентльмена, пригласившего ее на вальс. Сразу после этого Лайзу начала осаждать привычная свита поклонников, и вскоре вся ее книжечка была уже почти заполненной. Оркестр заиграл веселые переливы хорошо знакомого всем контрданса, и Лайза повернулась, чтобы положить свою руку на почтительно протянутую руку Джайлза. Но прежде чем они смогли присоединиться к другим парам, низкий, грудной голос раздался у нее за спиной.
– Вижу, один танец еще никому не достался, леди Лайза.
Лайза порывисто обернулась, и сердце ее так и замерло.
– Может, вы отдадите его мне? – спросил Чад с теплой улыбкой.
Господи, да она отдала бы все, что есть у нее, или почти все – за благовидный предлог ему отказать, но вместо мозгов у нее в голове было теперь бланманже, и она просто изумленно смотрела на него.
Улыбаясь, он вынул маленький карандашик из ее бальной книжечки и нацарапал свое имя на оставшемся пустом месте. Потом, слегка поклонившись Джайлзу, который, казалось, тоже лишился дара речи, он вложил карандашик в почти бесчувственную руку Лайзы и отошел в сторону, давая им возможность присоединиться к остальным танцующим.
– Каково! – процедил Джайлз в один из тех редких моментов танца, когда они с Лайзой оказались рядом. – Признаться, не ожидал увидеть здесь Локриджа.
Лайза вопросительно приподняла брови, и он продолжил весьма неуверенно:
– Ну, после скандала, способствовавшего его отъезду, вы знаете… – добавил он, видя настороженное выражение лица Лайзы. – …Подвеска королевы. Всем до сих пор интересно…
– Он по-прежнему внук герцога Монклэра. – сухо сказала она, – или я ошибаюсь? И это открывает ему двери во все самые лучшие дома. В самых высоких кругах. И, между прочим, насколько я поняла, подвеска недавно бъявилась, – отрезала она, кивая проходившему мимо знакомому.
– Что?! Подвеска королевы нашлась? Где? У кого? – Глаза Джайлза округлились.
– Ах, Джайлз, ради Бога! – Она прикрыла зевок кончиками пальцев. – Какая разница? Все это было так давно, и я уверена, никто и внимания не обратил на те нелепые слухи, что ходили по Лондону. Во всяком случае, не приняли всерьез.
– Нет, конечно нет, – поспешил согласиться Джайлз. – Рискну предположить, что шушукались потому… ну, все хорошо знали, что его карман тогда так отчаянно нуждался в деньгах… потом это неожиданное исчезновение… а болтунам только дай пищу для сплетен… О-о, я знаю, его отец сказал, что он продал ее… но все шептались, что это только для отвода глаз – чтоб покрыть преступление сына. Ах, я имел в виду… это только раздуло скандал. В конце концов, такая знаменитая вещь… Она хранилась в семье много поколений. Дар королевы Елизаветы одному из предков?
Лайза просто кивнула и перевела разговор на другую, более безопасную и легкую тему.
Когда звуки музыки умолкли и танец закончился, Лайза, к своему смятению, обнаружила, что она и Джайлз стоят всего лишь в нескольких футах от Чада и молодой женщины, в которой Лайза узнала Кэролайн Пул, красивую дочь ничем не приметного баронета. Лайза уже было пошла от них прочь, стараясь выглядеть как можно непринужденнее, но была вскоре остановлена трелями громкого, но далеко не мелодичного голоса Кэролайн.
– Кого я вижу– леди Лайза! Как я рада – и какое изысканное платье! Просто глаз не оторвать. В нем вы выглядите просто королевой.
– Ну что вы, благодарю вас, мисс Пул, – ответила Лайза сухим тоном. Хотя в голосе молодой женщины не было ничего такого, что дало бы повод усмотреть в нем что-то еще, кроме искреннего восхищения, почему-то ее слова заставили Лайзу почувствовать себя огромной и неповоротливой, как средневековая башня. Мисс Пул, напротив, выглядела миниатюрной, легкой и гибкой. Ее глаза, приторного небесно-голубого цвета, были широко распахнуты и сияли ярко и неискренне на лице в форме сердечка, и темные волосы были собраны в пушистые локоны над тонкими бровями и мягко очерченными щеками.
«В начале своей светской карьеры, – подумала с неприязнью Лайза, – Кэролайн видимо, случайно наткнулась на новое для нее словечко – «эфирный» – и сделала его своим девизом». Все ее повадки и жесты были беспокойными и порхающими, и даже ее одежда должна была подчеркивать образ хрупкой и невесомой феи. На ее шее блестела прямо-таки паутина бриллиантов – под стать рассыпанным по глянцевым завиткам волос драгоценностям.
– Ах, – прощебетала она, обмахиваясь веером так, чтобы ее локоны взлетали зазывно и обещающе возле раскрасневшихся щек. – Контрданс так воодушевляет, ведь правда? – Она повернулась к Лайзе. – Дорогая, позвольте мне представить вам Чадвика Локриджа. Он вернулся домой после… – Она запнулась, покраснев в жеманном смущении. – О Боже, я совсем забыла! Вы простите меня, дорогая! Ведь вы уже хорошо знакомы друг с другом, не так ли?
«И ты это отлично знаешь», – со злостью подумала Лайза. Но ответила она с прохладной улыбкой:
– О да, мистер Локридж и я – старинные приятели.
Чад ничего не сказал, но когда Лайза подняла на него взгляд, она увидела, что изумрудно-зеленые глаза его знакомо потемнели, и у нее захватило дух. Но тут, к ее облегчению, подошел новый кавалер, предлагая ей руку для танца, и она скользнула с ним прочь.
Остаток вечера прошел как в тумане, который изредка рассеивали отдельные события, выводя ее из состояния глубокой задумчивости. Она только что протанцевала bouree и еще не успела высвободиться из рук часто красневшего молодого человека в щегольской гусарской форме, когда увидела, что ее мать, находившаяся среди сидящих у стены дам, манит ее едва заметным знаком.
– Лайза! – Шепот леди Бернселл был разъяренным. – Почему ты не вмешиваешься? Я говорю о Чарити.
– Что?
– Только не говори, что ты не замечала! Она весь вечер просто не отходит от молодого Вэстона.
Лайза взглянула туда, куда смотрела мать, – на укромный уголок в дальнем конце залы, и увидела, что там сидела сестра, увлеченная очень серьезной с виду беседой с высоким, светловолосым юношей. Лайза вздохнула и направилась к ним. В самом деле, со стороны Чарити было дурно вести себя так опрометчиво. Из-за смерти лорда Бернселла, два года назад, ее выезд в свет был отложен. Теперь же начало явилось блестящим, и ей уже было сделано два в высшей степени замечательных предложения. Она отвергла кандидатуры обоих джентльменов, но ни Лайза, ни ее мать не хотели принуждать Чарити к браку по расчету. Ее кузен, теперешний граф Бернселл и титулованный глава рода Бернселлов, разделял их мнение, и поэтому Чарити могла без помех оставаться не замужем и сама распоряжаться своей рукой и сердцем. Она не стремилась иметь обожателей, но какое-то время Лайза надеялась, что симпатии ее сестры будут отданы молодому виконту Уэллберну, который был наиболее настойчив в своих исканиях брачного союза с Чарити. Хотя Чарити и предоставлена столь необычная для высшего света свобода, Лайза тем не менее была уверена, что ее младшая сестричка сделает себе блестящую и устраивающую всех партию.
Пара в углу была так поглощена друг другом, что даже не заметила приближения Лайзы, пока та легонько не тронула Чарити за плечо. Девушка вскочила и несколько мгновений отсутствующе смотрела на сестру. Молодой человек смущенно встал.
– Добрый вечер, леди Лайза, – произнес он, покраснев до корней волос. – Чари… о, простите, леди Чарити и я как раз говорим… м-м… о кормовой свекле.
– Да, – охотно согласилась Чарити. – Мистер Вэстон только что рассказал мне о новейших методах улучшения качества семян. Кормовая свекла, как ты знаешь, очень важный и необходимый продукт для нашей страны.
Лайза подавила улыбку при виде горячности и научного энтузиазма сестры, потому что было очень сомнительно, чтобы Чарити могла отличить кормовую свеклу от тутового дерева, или, попросту говоря, шелковицы.
Лайза приняла свой обычный тон улыбающейся светской любезности, расспрашивая Джона о его последних экспериментах. После того как они мило поболтали несколько минут, она сказала:
– Прошу меня простить, если я похищу у вас сестру. – Обернувшись к Чарити, она продолжила: – Мама хочет поговорить с тобой буквально две минуты.
С очередной улыбкой и легким кивком головы Лайза твердо взяла Чарити под локоть и потянула ее прочь от беспомощно смотревшего им вслед мистера Вэстона.
– Ты собиралась провести весь вечер за увлеченной беседой с этим молодым человеком? – заговорила она недовольным тоном.
Чарити взглянула на нее весьма удивленно.
– Но мы ведь просто разговаривали.
– Если ты сама не заметила, могу тебе сообщить – ты «просто разговаривала» с ним почти с той самой минуты, как мы приехали. Но теперь, полагаю, хватит. Бьюсь об заклад, твоя бальная книжечка даже и наполовину не заполнена. И поэтому тебя нужно отвести туда, где кавалеры скажут: «Она снова здесь. И нам пора ее пригласить».
– Но мне и так было хорошо, с Джоном. С ним так легко разговаривать.
Лайза раздраженно улыбнулась:
– Чарити, а есть ли вообще такой мужчина, с которым бы тебе не было легко говорить? Мне бы только хотелось, чтобы ты обратила свои таланты к беседе на более подходящего в мужья кавалера.
В ответ на это рот Чарити сжался в тонкую линию. Вскинув голову, она спросила:
– А чем вас не устраивает Джон? Может, он и не богат, но его происхождение безупречно – и мне он нравится.
Лайза ошеломленно смотрела на сестру. Она и понятия не имела, что дела у Чарити с несомненно милым, но совершенно немыслимым в качестве мужа Джоном Вэстоном зашли так далеко. Он принадлежал к мелкопоместной дворянской семье в Йоркшире, и у него не было ничего, кроме сомнительного пристрастия к ботанике, вернее, к огородничеству, которым ему, скорее всего, и придется зарабатывать себе на жизнь. Она прикусила губу, не дав вылететь наружу отповеди, которая уже была готова сорваться с ее уст. Нельзя позволить Чарити и дальше рассуждать на эту тему – ничего хорошего из этого не выйдет.
– Мне он тоже нравится, – сказала она примирительно. – Джон Вэстон– очень милый молодой человек, но ведь есть еще и другие приятные кавалеры. Не забывай, что мы приехали на бал, танцевать.
Словно в подтверждение ее слов довольно полный джентльмен в весьма броском жилете из расшитого шелка вынырнул из-за плеча Чарити, приглашая ее на еще один контрданс, который вот-вот должен был начаться. С некоторым облегчением Лайза увидела, как ее сестра заскользила с ним к другим парам, а потом отвернулась, намереваясь найти своего собственного партнера.
Пройдя какое-то расстояние, Лайза заметила сестру и подумала: «Слава Богу!» Чарити была надежно окружена кольцом их друзей. И, удовлетворенно вздохнув, Лайза пошла туда, где стояла леди Бернселл, беседуя с Джайлзом и крупным джентльменом в военной форме. Генерал в отставке сэр Джордж Вэрбартон был одним из самых преданных чичисбеев Летиции, сколько помнила себя Лайза. Более того, после смерти отца она иногда думала, не выберет ли его мать своим вторым мужем?
Генерал острил, и вдовствующая графиня смеялась, откинув свою элегантно причесанную головку.
Все четверо мило поболтали несколько минут, а потом сэр Джордж заметил:
– Смотрите, вон идет молодой Локридж. Рад видеть его снова среди нас.
– И уж конечно, – добавил Джайлз, наблюдая, как дорогу Чаду будто невзначай преградило трио красневших дебютанток, – рады расторопные мамаши и их дочки. Я слышал, он неплохо позаботился о себе в Индии.
Лайза подняла глаза, и сердце ее замерло, когда она поняла, что Чад идет, наверное, затем, чтобы напомнить ей о его танце. И впрямь, размышляла она в смятении, нет ничего удивительного в том, что он попал в поле зрения трех новоявленных, но, сразу видно, энергичных красоток. Его обаяние корсара никогда еще не было таким явным, как теперь, особенно когда его густые, оттенка бренди волосы мерцали в свете свечей и удачно расположенных люстр. Его простая, непретенциозная и элегантная вечерняя одежда подчеркивала широкие плечи и крепкие бедра. Как ей повезло, подумала Лайза, пытаясь дышать ровно, что она больше неподвластна его шарму.
Через минуту Чад был уже возле них.
– Ну, как идет охота на домик? – спросил Джайлз после того, как Чад поклонился обеим дамам и пожал руку джентльменам.
Чад улыбнулся:
– Должен признаться, что мало преуспел в этом отношении. Я рассказал моему агенту, Томасу Харкоту, что именно мне бы хотелось, но дело так и не сдвинулось с мертвой точки.
– Харкоту? – Джайлз насторожился. – Разве не так зовут вашего поверенного в делах, Лайза?
– Да, – ответила она с натянутым выражением лица. – Он – мой старый друг, и я представила ему мистера Локриджа много лет назад. Я знаю Томаса с тех пор, как моя семья перебралась из Кента в Бэкингемшир – мне тогда было пятнадцать.
– Тогда, когда ваш отец получил титул?
– Да, – повторила она. – Томас– сын викария, и я была рада подружиться с ним, особенно в тот момент, когда мне было так одиноко. Я очень скучала по Кенту – так, словно я оставила все, что мне дорого, в Брайтспрингсе.
– М-м, да, Брайтспрингс… – проговорил Джайлз. – Харкоту наконец удалось выяснить, кто нынешние владельцы дома?
– Нет, – ответила Лайза, заметно погрустнев. – Этот человек, наверное, затворник, раз его агент не захотел открыть его имя и даже дал понять, что его хозяин вовсе не жаждет видеть меня.
– Да-а, – протянул задумчиво Чад. – Кажется, Томас делает – и будет еще делать – ради вас все, что в его силах. Не удивлюсь, если со временем эта таинственная личность обнаружит себя.
– Лучше не скажешь, – вмешался Джайлз. – Лайзе повезло, что Харкот– ее человек в делах бизнеса. Он творит ради нее чудеса.
Чад улыбнулся.
– Разве ты не слышал о ее наступлении на мир финансов? – продолжал Джайлз.
– Ради Бога, Джайлз, – отрезала Лайза. – А то можно подумать, что я собираюсь делать карьеру– как на сцене. – Она повернулась к Чаду. – Просто меня забавляет «Чэндж-Эллей», и изредка я делаю туда вылазки.
Брови Чада приподнялись.
– И очень успешные – по общему мнению. – Эти слова уже принадлежали Джайлзу, сопроводившему их довольно фривольным жестом – он на секунду обнял ее за талию.
– Как же, как же… – сказал Чад, чей взгляд проследовал за жестом Джайлза. Губы его сложились в некое подобие улыбки. – Я припоминаю интерес леди Лайзы к финансовым делам.
Лайза напряглась, и глаза ее сузились почти в щелки.
– У вас есть очень скверная привычка неправильно истолковывать чужие мотивы, мистер Локридж, – сказала она ровным тоном. – На самом деле деньги как таковые не волнуют меня. Мне просто нравится риск финансовой игры.
– Сказано так, – вставил Джайлз, все еще с улыбкой на лице, – как говорят люди, у кого уже столько денег, что они не знают, куда их девать.
Лайза рассердилась, но игнорировала выпад.
– Как бы там ни было, – продолжил Джайлз уже с неловкой улыбкой, – все согласны, что на ее стороне боги удачи: потому что все ее инвестиции – бесспорно выгодны. Везучая Леди Лайза – так ее называют в наших кругах. И говорят: «Повезло, как леди Лайзе».
Чад ничего не сказал, и Лайза густо покраснела под его взглядом. В этот момент оркестр заиграл вальс. Чад поклонился и предложил ей руку.
– Насколько я помню – это мой танец, Везучая Леди Лайза.
Вальс! Из всех танцев, которые ей бы пришлось с ним танцевать, почему именно вальс? Чувствуя себя скованно, она подняла руку, чтобы положить ему на плечо. Он обнял ее за талию, и от его прикосновения по ее телу пробежала дрожь.
Лайза взглянула на него. Совершенно ясно, что его не взволновала ее близость, потому что глаза Чада обегали вставшие для танца пары. Локридж наклонил голову и посмотрел на нее в упор.
– Вы любите все те же духи, – произнес он невыразительным тоном. – Фиалки, не так ли?
– У вас отличная память, мистер Локридж.
Он вскинул голову и посмотрел на нее с довольной улыбкой.
– Вы не думаете, леди Лайза, что после столь длительного знакомства мы можем вернуться к «Лайзе» и «Чаду»?
Лайза опять внутренне напряглась и глубоко вдохнула. Она вдруг разозлилась. Набрав побольше воздуха, она пристально посмотрела ему прямо в лицо – словно изучающе, но безо всякого интереса.
– Нет, мистер Локридж, – ответила Лайза ледяным тоном. – Я так не думаю.
Но веселость в глазах Чада не исчезла. Уверенно делая с нею сложный поворот, он просто заметил:
– Все та же враждебность, как я погляжу. Я и не знал, что наше… м-м… наше знакомство затронуло вас так глубоко.
Теперь Лайзе казалось, что она вот-вот задохнется, и ей потребовалась вся ее гордость, чтобы сложить губы в холодную улыбку.
– Это не так, мистер Локридж. Дело в том, что мне казалось, я знала вас хорошо… в прежние времена нашего знакомства, но я убедилась, что очень сильно ошибалась. И поэтому, как вы можете понять, мы теперь встретились как незнакомцы, и именно в этом ключе я предпочитаю поддерживать наши светские отношения.
Его зеленые глаза потемнели – как и всегда, когда он был в ярости или взволнован глубоким чувством, и его рука еще крепче обвилась вокруг ее талии.
Она ответила коротким смешком и непроизвольно слегка отстранилась.
– Скажите мне, – начала она непринужденно, в отчаянной попытке повернуть разговор в новое русло, – что привело вас назад в Англию, после стольких лет? Прихоть, быть может? Или у вас есть определенные намерения?
Его голос был тихим и немного хрипловатым, когда он ответил:
– Я преследую вполне определенную цель, миледи.
Лайза подняла на него глаза, широко раскрытые, вопросительные – и немного испуганные.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вернуть прошлое - Бэрбор Энн



пока не дочиталrnа но вроде бы интересно
Вернуть прошлое - Бэрбор Энноля
6.12.2013, 21.00





Наверное Оля так и не дочитала, в принципе роман не плохой, но сразу было понятно, кто отрицательный персонаж, кто положительный, гл. герои хоть и любят друг друга, но все делают назло. 8 баллов. P S секса нет.
Вернуть прошлое - Бэрбор ЭннТаня Д
23.07.2014, 17.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100