Читать онлайн Вернуть прошлое, автора - Бэрбор Энн, Раздел - ГЛАВА 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вернуть прошлое - Бэрбор Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.85 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вернуть прошлое - Бэрбор Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вернуть прошлое - Бэрбор Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэрбор Энн

Вернуть прошлое

Читать онлайн


Предыдущая страница

ГЛАВА 21

Лайзе стало казаться, что мир поплыл у нее перед глазами. То, что сейчас происходило, не могло быть на самом деле. Она смотрела на Джайлза и видела незнакомца.
– Нелегальный брак? – повторила она одеревеневшими губами.
– Ты заставил нас сегодня побегать, – сказал Чад уже веселым тоном. – Нам потребовался целый день, чтобы понять твой план. Когда мы обнаружили, что ты вытащил из тайника в своей спальне подвеску, мы уже несколько часов знали, что ты нанял дорожный экипаж до Дувра. Позволь мне угадать: подвеску, которая так хорошо всем известна, очень трудно обратить в деньги в этой стране, и поэтому ты намеревался продать ее на континенте – целиком или по частям.
– Какая чепуха, – фыркнул Джайлз.
– Но, – говорил Чад, не обращая внимания на его высказывание, – тебя мгновенно поразила мысль: а зачем путешествовать одному? Лайза тем временем продолжала оставаться неотзывчивой к твоим постоянным декламациям о любви, и ты все больше и больше отчаивался от того, что не сможешь наложить лапы на ее аппетитное состояние.
У Лайзы вырвалось неясное восклицание, и Джайлз посмотрел на нее. Во тьме трудно было прочесть выражение его лица, но ей показалось, что она увидела тревогу, усталость и что-то еще, чего понять не могла.
Какое-то мгновение все думали, что Джайлз будет сохранять негодующую позу, но внезапно он обмяк и всхлипнул, глубоко вздохнув.
– Да, это правда, но, Лайза, я так долго любил тебя – я мог бы сделать тебя моей королевой! Ты не смогла бы найти себе другого мужчину, который бы…
– …торговал рабами, Джайлз, – голос Лайзы растворился в потоке его патетических слов, как кусок льда. – Расскажи мне о торговле рабами.
Джайлз упал на каменную скамейку, он был окончательно сражен.
– И расскажи ей о борделях, Дэвентри, и о тех молодых женщинах, которых ты крал с улиц или из дома, чтобы они там работали.
– Ох… Господи, Джайлз…
Голос Лайзы затих при звуке приближавшихся шагов, и со сдавленным проклятием перед ними очутился мужчина. Он был невысоким и коренастым, в сердитом расположении духа. Он оглядел присутствующих и издал раздраженный рык.
– Ах вот вы где! Я слоняюсь по этому проклятущему месту уже час или больше в поисках вас! О Господи, чтобы мне дважды залепили пощечину и наподдали пинков, я не заметил вас, миледи. Прошу прощения.
Это был Джордж Сергуд. Он быстро посмотрел на Чада, а потом бросил презрительный взгляд в сторону Джайлза.
– Это и есть то дерьмо? Жалкое зрелище, не так ли?
Казалось, Джайлз едва заметил, когда сыщик приблизился к нему, чтобы прочесть список обвинений. Мистер Сергуд еще не закончил свой монолог, а Чарити, Джон Вэстон и леди Бернселл, сопровождаемая сэром Джорджем, появились на дорожке.
– Лайза? – удивленно произнесла леди Бернселл. – Чад? И Джайлз? Ну наконец-то! Мы искали вас повсюду. Что это с вами, Джайлз? И что вы все здесь делаете, в этом укромном месте?
– Лайза! – на этот раз это была Чарити, чей голос стал громким от изумления. – Твоя подвеска? Она вернулась к тебе?! Кто?..
Тут наперебой раздались взволнованные возгласы, но вскоре наступило молчание – когда стал известен виновник.
– Силы небесные! – пророкотал сэр Джордж. – Кто бы мог подумать! Невозможно поверить! – выразил он всеобщее мнение.
– Мистер Дэвентри? Сэр! – раздался голос молодого человека, заглянувшего в открытую дверь в стене. – Уже давно прошел тот час, к которому вы велели приготовить экипаж… Все в…
Его фраза повисла в воздухе неоконченной, когда он заметил коренастую фигуру, вынырнувшую неподалеку от него. К его далеко не приятному удивлению, на незнакомце был красный жилет сыщика с Боу-стрит. Молодой человек поспешно попятился.
– Стеббинс! – Лайза, думавшая, что этот вечер больше не принесет никаких потрясений, чуть не вскрикнула от изумления. – Что ты тут делаешь? Так это ты…
– Не дайте ему уйти! – громко закричал Чад, когда парень пустился во всю прыть. Джон Вэстон, стоявший ближе всех к стене, бросился вперед и удивил себя – как и всех остальных – тем, что свалил наземь бывшего лакея Лайзы метким ударом в челюсть.
– Ох, Джон! – задохнулась от восхищения Чарити, широко раскрыв глаза.
– Отлично сработано! – со смехом одобрил Чад. – А я и не знал, что у вас неотразимый удар левой в числе ваших прочих талантов.
Чад подошел к Лайзе и, заметив ее шоковое состояние, дал знак сыщику, который с помощью Рави Чанда стал поднимать Джайлза на ноги. Индиец уже держал одной рукой злосчастного лакея, прижимая его к себе локтем.
Все оживились, когда из тени вынырнул Джем Дженуари. Он выглядел очень усталым, а карман его подозрительно оттопыривался.
– Ах, мистер Дэвентри, – сказал он с дьявольской усмешкой. – Вижу, вы уже не в одиночестве. Я рад. Только жаль, что я пропустил самое интересное, но у вас на Арлингтон-стрит было столько увлекательных бумаг! Как я мог устоять? Я очень любознателен. Так что, пока я их все собрал, прошло довольно много времени. Между прочим, я с нетерпением жду, когда смогу с вами побеседовать по душам, – он огляделся вокруг, – в более уютной обстановке.
Джайлз смотрел на него с явным изумлением.
– Я вас не знаю, – сказал он безучастно, оглядывая группу людей, окруживших его. – Я не знаю этого человека, – повторил Джайлз, словно этот факт мог благотворно повлиять на его обстоятельства.
– Джем Дженуари, к вашим услугам, сэр, – галатно ответил джентльмен. – И вы меня отлично знаете, правда, мы с вами встречались довольно давно.
Джайлз отвернулся, и после последнего мучительного взгляда на Лайзу его увели Сергуд и Рави Чанд.


Только несколькими часами позже каждый получил удовлетворительный ответ на вопрос, который его интересовал. После того как увели Джайлза и лакея Стеббинса, оставшиеся отправились в дом Чада, где он и объяснил им события этого вечера.
– И я должен не забыть, – заключил он, – поблагодарить союзные войска, благодаря которым Провидение дало мне в руки такой шанс.
Все взгляды обратились к Джему, тот встал и поклонился. Несмотря на свой довольно изможденный и нереспектабельный вид, он выглядел так, что всем было ясно – он совершенно на своем месте в гостиной джентльмена.
Чад рассказал собравшимся о нападении на него неподалеку от Мервэйл-хауса. Лайза побледнела, как мел, и взгляд Чада не отрывался от ее лица, пока он перечислял улики, благодаря которым была доказана виновность Джайлза в поджоге его фабрики и организации взрыва на шахте.
– Боже мой! – прошептала Лайза. Ей казалось, что Чад говорил о ком-то, кого она никогда не знала, – зловещем, порочном незнакомце, который безо всяких причин сеял зло и разрушение как одержимый навязчивой идеей маньяк. Усилием воли она заставила себя отогнать эти мысли. Ей это удалось, и она снова обратила все свое внимание на Чада и его рассказ.
– …А кто нам обещал объяснение причин такого повышенного интереса к курьезной деятельности мистера Дэвентри, мистер… м-м… Дженуари?
Джем повернулся к лицам, глядевшим на него с нетерпеливым любопытством.
– Нет, не Дженуари, как вы сами уже, без сомнения, догадались к этому времени. Я придумал эту фамилию по названию месяца, когда я впервые приехал в Лондон. – Он глубоко вздохнул. – Я должен принести вам свои извинения, мистер Локридж, и всем остальным тоже, что имел честь стать вашим знакомым под фальшивой фамилией. Меня зовут Джереми Стэндиш, и мой дом – в Глостершире.
– Стэндиш… – повторил задумчиво Чад. – Когда-то я знал семью с такой фамилией. Мой отец обычно покупал лошадей у джентльмена по имени Чарльз Стэндиш. Он выращивал самых лучших лошадей во всей стране.
Улыбка зажглась в серых глазах Джема.
– Да, Чарльз Стэндиш – мой отец.
– Но, позвольте… – медленно проговорил Чад. – Он не был мистером Чарльзом Стэндишем; он был лордом Гленрейвеном.
Джем смущенно кашлянул.
– Да, это правда. Мой отец унаследовал скромное баронетство в Глостершире, где моя семья и я жили счастливо, пока эта мразь, это исчадие ада не отняло у нас наш дом. Я не буду утомлять вас подробностями – достаточно сказать, что мы разорены при содействии Джайлза Дэвентри. Из-за него и еще одного типа я оказался один на этом свете – на безжалостных улицах Лондона в возрасте четырнадцати лет. Но я неожиданно выжил и даже преуспевал в районе притонов и игорных домов.
– Господи! – пробормотал Чад.
– …И, – продолжал Джем, – даже заработал достаточную сумму денег – иногда не самым законным способом, должен признаться. И у меня образовалась целая сеть помощников и информаторов.
– Но… простите, если я коснусь этого, – вмешался пораженный сэр Джордж. – Если ваш отец умер, тогда… Господи, значит, вы должны быть лордом Гленрейвеном!
– Ну да… – застенчиво пожал плечами Джем. – Да, я – лорд Гленрейвен, хотя этот титул звучит гораздо внушительнее, чем мои довольно плачевные обстоятельства. И сам его носитель. – Он подождал, пока утихнут изумленные возгласы, прежде чем продолжить: – Во мне все крепло желание исправить несправедливость и зло, причиненные моей семье, а чтобы это осуществить, мне необходимо было составить исчерпывающее досье на мистера Дэвентри и его черные делишки. – Он с усмешкой обернулся к Чаду: – Именно мой интерес к мистеру Дэвентри и привел меня так неожиданно к вам, и это единственная вещь, за которую я ему обязан по гроб жизни. – Неожиданно он опять соскользнул на кокни. – Ва-аще, было так здорово служить у такого джентльмена – у-ух, хозяин! Но теперь, к сожалению, – продолжал он уже другим тоном, – боюсь, я должен откланяться – и довольно надолго. Пришло время… – Он умолк, а потом заключил дрогнувшим голосом: – Пришло время мне вернуться домой.
Чад встал, чтобы пожать ему руку.
– Джем… о, вернее, милорд, знакомство с вами явилось для меня одной из самых больших радостей в жизни. И если я могу что-то сделать для вас, – только скажите.
– Я тоже хочу присоединиться к этим словам, – вставила Лайза. – Мне тоже есть за что вас благодарить.
Джем сделал жест, напоминавший воинское отдание чести.
– Я счастлив, что способствовал возврату вашей собственности, миледи, и я хочу еще пожелать вам всего самого лучшего на будущее… м-м… и успеха в ваших деловых начинаниях.
– Полагаю, – сказал Чад, глядя на толстую пачку бумаг, все еще торчавшую из кармана Джема, – вы хотите немедленно отправиться в Глостершир?
– Да, как только мне удастся организовать беседу с Дэвентри. Остались еще вещи, на которые лишь он сам может пролить свет. А теперь, – Джем повернулся к собравшимся, которые все еще пристально смотрели на него, жадно ловя каждое его слово, – если вы меня извините, мне пора идти. День был тяжелым, и мне, – он указал на бумаги, – нужно еще кое-что прочесть.
Оставшиеся в комнате какое-то время возбужденно делились впечатлениями по поводу удивительного молодого человека, который только что их покинул. Потом леди Бернселл встала и подала руку Джорджу.
– Становится поздно, и, как заметил этот необыкновенный молодой человек, день был трудным. Отведите меня домой, дорогой. Чарити, тебе тоже уже давно пора быть в постели.
Чарити встала и повернулась к Джону, который бережно накинул шарф на ее плечи. Лайза также встала и потянулась к своим вещам, но Чад задержал ее руку.
– Могу ли я сказать вам еще несколько слов, Лайза?
– Ох, но… – начала леди Бернселл. Но потом, глядя на свою старшую дочь, просто добавила: – Не задерживайся слишком долго, дорогая.
Через несколько минут Чад и Лайза остались одни. Чад взял обе ее руки в свои.
– Мне жаль, что все так произошло. Простите меня, Лайза, – произнес он тихим голосом.
– Вы о Джайлзе?
– Да… Я… я знаю, каковы ваши чувства к нему… и мне искренне жаль, что я причинил вам боль… способствовав его аресту. Но, Лайза, я так боялся, что вы выйдете за него замуж, не зная, что он за человек на самом деле. Я не мог позволить вам сделать это.
– Чад, – голос Лайзы стал нежным. – То, что вы рассказали мне сегодня вечером про Джайлза, и то, что он сам выказал своим поведением, конечно, явилось для меня большим потрясением, но я и сама чувствовала себя с ним неуютно в последнее время. Я начала подозревать, что именно он в ответе за лавину сплетен, обрушившуюся на вас и чуть не сломавшую вам жизнь. Я считала его своим другом. Как я могла так ошибаться в нем?
И Лайза сокрушенно покачала головой.
Чад ничего не сказал, но только крепче сжал ее руку. Как и всегда, от его прикосновения у нее сильно забилось сердце, но она не отстранилась от него. Она застенчиво подняла на него глаза.
– Я рада, что вы попросили меня остаться, потому что мне нужно с вами кое о чем поговорить.
Чад изучающе смотрел на нее несколько минут, прежде чем сказать:
– А о чем?
– Срок нашего пари истекает через несколько дней, – начала Лайза, колеблясь.
– Да, – тихо ответил он.
– Я знаю, что к этому времени завтра стоимость правительственных ценных бумаг, которые вы купили на нашу оговоренную тысячу фунтов, возрастет в несколько раз. Может быть, это позволит вам выиграть пари, но я не хочу ждать так долго. Я хочу сдаться.
Этого услышать от нее Чад совершенно не ожидал. Он взглянул на Лайзу, не веря своим ушам.
– Но… почему?
– Потому что… – Она умолкла, но потом продолжила на одном дыхании: – Потому что с самого начала это было нелепое пари, и я согласилась на него только оттого, что я… я всегда хотела, чтобы к вам вернулась подвеска королевы.
Это было одно из тех редких мгновений в его жизни, когда Чад едва не лишился дара речи.
– Я не понимаю, – проговорил он.
Лайза вздохнула.
– Я не уверена, что не говорю глупости, но я всегда чувствовала себя виноватой перед вами. Я была так раздавлена, когда вы покинули Англию. Я почти ненавидела вас за то, что вы бросили меня, я чувствовала себя в ответе… за случившееся с вами потом – ваш поспешный отъезд и зловещие сплетни о краже подвески. И тогда я решила разыскать ее и доказать, что эти слухи были ложью. – Она неловко рассмеялась. – Вы подумаете, что я очень глупа, но я мечтала о том, как я буду отдавать вам подвеску… вот так. – Она положила подвеску ему в ладонь несколько скованным движением. – С благородной речью… прочувствованной, а вы с благодарностью упадете к моим ногам. А потом…
Она прикусила губу, потому что невольно чуть не выговорила: «А потом, я подумала, может, вы опять полюбите меня?»
Господи, она чуть не показала себя перед ним полной идиоткой!
Чаду казалось, что его охватил ураган противоречивых чувств. Стиснув подвеску, он думал только о тех словах, которые его больше всего ранили.
– Я… бросил вас? Да как вы только могли… Если вы помните, леди Лайза, именно вы в буквальном смысле этого слова повернулись ко мне спиной – насколько я помню… вам нужно было послушаться ваших друзей, говоривших, что все эти слухи – правда.
Вся его боль, и ярость, и разбитые иллюзии, так старательно подавляемые, прорвались наружу – он вспомнил ее хрупкую стройную фигурку, ее золотистые волосы, искристым потоком сбегавшие ей на спину.
– Я верил вам… я любил вас. Вы были твердой скалой в океане мутной, грязной воды, в которой я тонул. А под конец вы – вы тоже – предали меня.
Его горящий взгляд пронзал ее, как кинжал. Потом он посмотрел на подвеску.
– Я благодарю вас за этот жест, поистине щедрый и великодушный, но подвеска королевы – слишком ценная вещь, чтобы подкреплять ею ваши слова и ваше состояние, может быть, минутное, возникшее благодаря случайному стечению обстоятельств. Честно говоря, я сам уже давно был не прочь аннулировать наше пари, и я с радостью куплю у вас эту штуку по рыночной цене.
Чад уронил подвеску ей на колени и встал. Потом подошел к окну и устремил свой взор в темный сад. Лайза не отрываясь смотрела ему вслед. Господи, как все могло дойти до такого кошмара и как он мог только подумать, что?.. Она глубоко вздохнула.
– Может, – сказала она жестко, – вы окажете мне в ответ такую же услугу – я имею в виду Брайтспрингс?
Чад немного помолчал, а потом обернулся к Лайзе.
– Продать вам Брайтспрингс? – спросил он со странной дрожью в голосе. – Боюсь, я не смогу этого сделать, потому что я его уже продал.
Лайза просто окаменела. Наверное, она ошиблась? Неправильно расслышала? Неужели он ее ненавидел настолько, что просто дразнил ее, а сам продал Брайтспрингс кому-то другому? Но он не мог этого сделать! Как мог он продать собственность, которая была ставкой в их пари?! Только законченный мерзавец, подлец мог сделать такое, а Чад не такой… Она подняла глаза и увидела, что он стоит прямо перед ней и смотрит на нее в упор.
– Пойдемте, – коротко бросил он. Чувствуя головокружение, Лайза встала и пошла вслед за ним. Он повел ее по небольшому коридору к комнате, которая служила ему кабинетом. Пораженная только что услышанным, она смотрела, как он вытащил листок бумаги из ящика своего письменного стола. Проводив ее внутрь комнаты, Чад протянул ей этот листок.
– Купчая на Брайтспрингс, – сказал он.
– Но… я думала… вы сказали, что вы…
– Да, я продал его, но бумага еще не передана. Вы хотите знать личность покупателя?
«Пусть это будет завершающим ударом», – подумала она. Проглотив резкие слова, которые готовы были сорваться с ее губ, Лайза взяла в руки листок. Она быстро пробежала по нему глазами, пока не дошла до строки внизу под названием Покупатель. Рядом стояло ее собственное имя! Она подняла глаза на Чада.
– Я не понимаю, как…
– Я убедил Томаса действовать в ваших интересах. Вы купите Брайтспрингс – за сумму в одну гинею. Сделка вступает в силу в тот самый день, когда истекает срок нашего пари. Я поступил точно так же, как вы сейчас со своей подвеской, – и по той же причине. Я вложил свою тысячу в правительственные бумаги потому, что не хотел выигрывать это пари.
Ее охватила сильная дрожь.
– И вы так же надеялись на благодарность, мистер Локридж? Если так, боюсь, вы будете сильно разочарованы, потому что… ох, черт побери!
К ее ужасу, слезы, которые давно уже подступили к ее горлу – с тех самых пор, как Чад вернулся из Индии, – выбрали именно этот момент, чтобы хлынуть наружу.
– Лайза! – закричал Чад. – Господи, не надо! – И уже более спокойным голосом он продолжил: – Я никогда не видел, как вы плачете.
Но слезы не хотели останавливаться.
– Это потому, что я не… я никогда не… обычно. П-пожалуйста, н-не обращайте внимания. Ох, как я ненавижу слезливых барышень! – пробормотала она, всхлипывая, когда новый поток слез залил ее щеки. – Ум-моляю, извините меня. Я… мне н-надо идти.
Она быстро повернулась и уже было выбежала из комнаты, но Чад схватил ее за плечи, и она уткнулась лицом в его плечо.
– Лайза, что такое? Я думал, вы будете рады…
– И я тоже думала, что вы будете рады, когда подвеска королевы вернется к вам, но… ох, ради Бога… у вас есть носовой платок?
Чад вытащил желанный предмет из кармана своего жилета, и Лайза окунула в него свой терпящий бедствие нос и вытерла щеки.
– Не знаю, что это со мной случилось. Пожалуйста, извините меня.
– Я обидел вас, Лайза. Мне так жаль… Простите меня за это.
– Вы еще раньше обидели меня – и вы не сожалели об этом, по крайней мере. – слезы опять полились, и Лайза сердито заморгала, проклиная свои глаза. – Как вы могли сказать, что я отвернулась от вас? Может, я что-то и сказала – и могла еще сказать… ну, хорошо, да, я повернулась к вам спиной. Но вы со мной и двух слов не сказали за все те недели после… Я так хотела, чтобы вы… поговорили со мной. – Она едва могла говорить от рыданий, которые сотрясали все ее тело. – Я знаю, это было глупо, но я просто хотела вызвать у вас хоть какую-нибудь реакцию. Меня испугало ваше равнодушие. Я думала, вы обнимете меня и… Но вы н-не сделали-ли этого… Вы просто… О-о-х! – вздохнула она жалобно, плача, как тогда, шесть лет назад, когда она стояла, прижавшись к двери, за которой только что исчез Чад. Что же это с ней? Она просто не может с собой справиться. Да она скоро промочит слезами ковер! Господи, что он о ней подумает?
Лайза быстро повернулась и побежала прочь. Она вихрем промчалась по коридору, выбежала в сад и ни на минуту не останавливалась добежала до спасительного кабинета в своем собственном доме. Лайза подлетела к столу и без сил упала на стоящий рядом стул. И тут она увидела возле себя Чада.
– Что вы здесь делаете? – закричала Лайза, давясь неутихающми слезами. – Я х-хочу побыть одна!
Она пошарила в ящике стола в поисках еще одного носового платка. Вдруг наружу вылетела маленькая деревянная шкатулка и со стуком упала на пол.
– Не в ней ли вы хранили подвеску? – спросил Чад странным тоном.
– Да, – ответила Лайза, все еще пытаясь найти что-нибудь, чем смогла бы вытереть лицо.
– Но… разве вы не отнесли ее на Боу-стрит?
– Боу-ст… нет, конечно нет. Ох! – Она подозрительно взглянула на него. – Откуда вы знаете?..
– Я невольно слышал часть вашего разговора с Джайлзом в саду – в тот день. Просто мне показалось, что вы собрались пойти на Боу-стрит при первой же возможности…
– Чад Локридж, вы – самый глупый человек из всех, кого я только знала!
Ее глаза настолько распухли от слез, что она едва могла его видеть. Лайза стала раздраженно тереть их в отчаянной попытке вернуть себе нормальное зрение.
– Неужели вы и вправду подумали, что я вот так просто возьму и отдам им эту проклятую улику против вас? Я знала, что вы невиновны – несмотря ни на что… Так с чего бы я вдруг изменила себе и бросила на вас подозрение?
Какое-то мгновение Чад молча смотрел на Лайзу. Ему показалось, что внутри него что-то взорвалось и вспыхнуло пламя, осветившее его душу. Он порывисто обнял Лайзу и прижал ее к себе. Она не сопротивлялась, но продолжала что-то говорить в мокрый носовой платок, уткнувшись в плечо Чада. Наконец она успокоилась – лишь редкие всхлипы сотрясали ее тело, но она не поднимала головы.
– Как я мог быть таким глупым, Лайза? – Он приподнял ее подбородок и, улыбнувшись, заглянул в мокрые синие глаза. – И как ты могла быть такой глупой? Мы оба полны ложной гордости… Как мы могли позволить, чтобы колкие разговоры сломали нам жизнь? Вернее, чуть не сломали. – Взяв у нее носовой платок, Чад вытер последние следы ее слез. – Да ты выглядишь сущей дьяволицей, – сказал он ласково.
Лайза нежно улыбнулась в ответ:
– Да-а, ты хорошо знаешь, как успокоить даму.
Его губы едва коснулись ее волос.
– Ты думаешь… ну, я хочу сказать… мы можем вернуть прошлое, Лайза? Я никогда не переставал любить тебя и знаю, что никогда не перестану.
– Чад, я не думаю, что мы когда-нибудь сможем вернуть прошлое, но у нас может быть будущее… потому что я тоже тебя люблю. Я так тебя люблю.
Лайза могла бы еще многое сказать ему, но ей пришлось мгновенно умолкнуть, потому что Чад закрыл ее рот поцелуем. У нее закружилась голова, и она словно растворилась в его объятиях.
– Ох, Чад, мой любимый, – прошептала Лайза несколько мгновений спустя, когда, счастливая и усталая, положила голову ему на плечо. – Может, я была не права, когда сказала, что мы не можем вернуть прошлое, потому что я чувствую себя опять молоденькой влюбленной девочкой.
– Вместо напористой дамочки, которой ты стала? С замашками мужчины? Вот беда! – шутливо посочувствовал Чад. Чтобы опередить возможные протесты, он опять наклонился к ее лицу. После долгого поцелуя Лайза мягко высвободилась из его объятий.
– Думаю, – сказала она, улыбаясь, – что вам лучше отправить вашу персону домой, мистер Локридж, прежде чем вы окончательно подмочите мою репутацию.
– Ох, как это верно замечено, – ответил Чад, прижимая ее к себе опять. – Но должен вас огорчить; тут все в порядке. Многое дозволяется обрученным особам.
– Ах, вот как? Значит, мы обручены?
– Моя замечательная леди! – Он бросил на нее укоряющий взгляд. – Неужели все это время вы просто играли моими чувствами? Или… нет, вы совершенно правы. Я понял, что кое-что я упустил из виду. Леди Элизабет, вы не окажете мне незаслуженную честь стать моей женой?
Вместо ответа она взяла его лицо в свои ладони и, притянув к своему лицу, прижалась губами к его губам. Но на этот раз Чад высвободился из объятий.
– Ты права, – сказал он хрипловатым голосом. – Мне пора уходить – сейчас.
В молчании они прошли сквозь притихший дом. Она вдруг остановилась, словно какая-то мысль поразила ее.
– А новая стоимость твоих недавно купленных правительственных ценных бумаг будет достаточной, чтобы возместить ущерб, который причинил тебе Джайлз?
Чад улыбнулся ей в темноте:
– Есть еще одна вещь, которую я упустил из виду. Конечно, потери были огромными, но это пустяки. Лайза, моя несравненная любовь, я должен сделать тебе еще одно признание. Я очень богат.
– Ох, – проговорила Лайза, прижимаясь к его плечу. – Утром мы первым делом должны известить Томаса, – сказала она; счастье переполняло все ее существо.
– Да, он будет доволен – и, наверное, будет сам себя тайком поздравлять… Мне кажется, последние три месяца он чувствовал себя прирожденной свахой.
– Ну, думаю, это все благодаря моей знаменитой везучести, – ответила Лайза с радостным смехом.
– Ну нет, – мягко возразил Чад. – Думаю, это мне повезло.


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Вернуть прошлое - Бэрбор Энн



пока не дочиталrnа но вроде бы интересно
Вернуть прошлое - Бэрбор Энноля
6.12.2013, 21.00





Наверное Оля так и не дочитала, в принципе роман не плохой, но сразу было понятно, кто отрицательный персонаж, кто положительный, гл. герои хоть и любят друг друга, но все делают назло. 8 баллов. P S секса нет.
Вернуть прошлое - Бэрбор ЭннТаня Д
23.07.2014, 17.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100