Читать онлайн Вернуть прошлое, автора - Бэрбор Энн, Раздел - ГЛАВА 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вернуть прошлое - Бэрбор Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.85 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вернуть прошлое - Бэрбор Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вернуть прошлое - Бэрбор Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэрбор Энн

Вернуть прошлое

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 11

– А в четверг, – сказал Джем Дженуари, – мистер Дэвентри провел почти весь день в Лиммерсе в обществе Чарльза Саммерсби.
– Саммерсби? – переспросил Чад. – Мне незнакома эта фамилия.
Оба они сидели в кабинете Чада на первом этаже арендованного им дома. Чад в изумлении смотрел на своего лакея, с присущей ему элегантностью расположившегося в кресле напротив письменного стола хозяина. И дело было вовсе не в том, что теперь он был одет в темную ливрею камердинера – просто, глядя на него, можно было подумать, что это гость джентльмена, заглянувший мило и непринужденно поболтать за бокалом вина. Его речь волшебным образом трансформировалась, лишившись жаргонных словечек и акцента простонародного наречия, на котором он говорил в день своего появления на Беркли-сквер. Джем объяснял это своим природным талантом к мимикрии.
– Саммерсби, – пояснил Джем, взглянув в потертую записную книжку, которую держал в руках, – это развратная злобная мелкая бестия, которая шныряет, как хорек, по задворкам высшего света. Он холит себя, словно он – дорогой голландский тюльпан, и благодаря своей респектабельной внешности ему иногда удается пролезть в разные престижные щели, но он, несомненно, скверный человек. И опасный. Или, по крайней мере, мог бы быть им, не будь он таким трусом. Его излюбленное лакомство – юнцы с тугими кошельками из провинции, которых он обирает до нитки, но ходит слух, что он готов на что угодно – только заплати. Правда, пока речь не зайдет о насилии. Он закоренелый сплетник, что, безусловно, делает его особенно притягательным для хозяек лондонских домов рангом пониже.
– Сплетник, говоришь… – задумчиво проговорил Чад. Он оперся обоими локтями о стол и сплел пальцы – М-м… Что-нибудь еще?
– Как оказалось, Дэвентри знается с некоторыми из дружков Саммерсби, занимающимися темными делишками. И говорят, он частенько использует их для всяческих неблаговидных поручений в обмен на разные «милости» типа пачек поддельных банкнот – или подкидывает им излишек юнцов, которых у него самого просто не хватает рук обобрать. А недавно, – Джем замолк и нахмурился, – он принимал в высшей степени пикантных посетителей в довольно неурочный час.
– Пикантных? Что ты имеешь в виду?
– Некоторые из них – это слуги, работающие в самых разнообразных лондонских домах. Другие сидят на мелких должностях в Сити – в основном в финансовой сфере. Вот здесь их имена, – Джем указал на свою записную книжку.
Чад откинулся на стуле.
– Чрезвычайно любопытно, – он кивнул в знак согласия. Глаза Чада сузились, и взгляд стал зорче, когда он смотрел на Джема. – Твоя информация просто исчерпывающая. Интересно, как тебе это удалось?
Лицо Джема было непроницаемым.
– У меня есть свои источники, сэр.
– Скорее всего, даже целая сеть. Как тебе удалось раскинуть ее так быстро? Или, может, она существовала и раньше?
Чад был награжден взглядом, полным такого изумления, что чуть не рассмеялся.
– А еще мне пришло в голову, – продолжил он, – что твои знания по поводу Джайлза Дэвентри и стиля его жизни на грани энциклопедических. Я не верю, что такое изобилие информации ты мог добыть всего за несколько дней.
Джем неторопливо встал и положил маленькую книжечку в карман своего жилета. Затем он взглянул на часы из золоченой бронзы, стоявшие на каминной полке, и сказал:
– Посмотрите на часы, сэр. Вам нужно вставать и одеваться к музыкальному вечеру у Вудкроссов.
С этими словами он повернулся и открыл дверь, ожидая Чада. Брови его были приподняты, а поза стала такой горделивой, что это сделало бы честь любому дворецкому в Мэйфэйре. Чад поколебался, но потом, решив не настаивать на этой теме, шутливо и чуть надменно кивнул, как и подобает хозяину, и вышел из комнаты.
Поднявшись в спальню, он позвонил, чтобы ему принесли горячей воды, а сам подошел к окну, выходящему в сад на заднем дворе. Его мысли – как это часто случалось в последнее время – устремились к событию, когда несколько вечеров назад он вот так же посмотрел из окна и увидел Лайзу, сидевшую в полосе лунного света, бледную и неподвижную, как мраморная статуя.
И он, наивный, помчался в сад в погоне за миражом, сотканным прихотливым светом луны! На что он надеялся? Уж ему ли не знать, как он будет реагировать на ее близость. Благоуханная красота сада застала врасплох его чувства, а ее близость довершила их победу. И воспоминание о том, как он держал ее в своих объятиях, о ее нежных губах до сих пор причиняло ему мучительную боль.
И, кажется, она отвечала на его чувство. Всего одно короткое мгновение Лайза прямо-таки таяла от счастья в его руках, такая нежная, женственно-мягкая, прежде чем оттолкнула его. В призрачно-серебристом мерцании лунного света, разлитого вокруг них, гнев блеснул в ее глазах, как острие бритвы.
Он пожал плечами. Чего еще он мог ждать? Он уже давно понял, что ее ярость и презрение не ослабели – они остались прежними, как и в те времена, когда она повернулась к нему спиной. И у него вовсе нет желания вновь стать жертвой ее чар.


В соседнем доме Лайза уже начала готовиться к званому вечеру в доме лорда и леди Вудкросс. Глядя хмуро на платье цвета морской волны, принесенное для нее, она невольно слышала разные звуки, говорившие о том, что все в доме заняты подготовкой всего необходимого для вечернего визита дам семейства Рашлейков. Сегодня лорд и леди Вудкросс устраивали свой ежегодный музыкальный вечер. Леди Вудкросс всегда принимала гостей с размахом и роскошью – давая сто очков вперед любой хозяйке салона в Мэйфэйре по части убранства дома, развлечений и угощения приглашенных. Сегодня ожидались самые сливки высшего общества. И поэтому так много времени и усилий было потрачено на то, что наденут дамы из Рашлейк-хауса на званый ужин. После бесконечных обсуждений и даже споров, поездок к модисткам семейство Рашлейков пришло к согласию.
Однако Лайза оставалась безучастной к всеобщей суете. Казалось, она утратила интерес к светским раутам, которые время от времени устраивались в лондонском Уэст-Энде, подобно взрывам хлопушек на детских праздниках. Но вот в ее горничной Прескотт не было ни тени равнодушия хозяйки.
– Если вы думаете, миледи, – сказала она, слегка фыркнув, – что я позволю вам сделать хоть шаг из этого дома в затрапезной юбке и с такой прической, будто вы продирались сквозь колючий кустарник, то вы очень ошибаетесь. В конце концов, я тоже дорожу своей репутацией.
Лайза вздохнула и сдалась. Бросив на кровать длинные шелковые перчатки, которые машинально вертела в руках, она села у туалетного столика и отдала свои волосы во власть неуемной Прескотт. С невеселыми мыслями смотрела Лайза на свое отражение.
Последние две недели прошли как в угаре. Когда она добежала до своего дома после встречи с Чадом в саду, она упала поперек кровати и целый час пролежала неподвижно, глядя в потолок сухими глазами. Какое же он животное! Она вся раскрылась ему навстречу, сняла всю свою защиту – и вместо того, чтобы прошептать слова нежности ей на ухо, он стал жаловаться на ее власть над ним.
Горе обратилось в гнев, когда она попыталась истолковать его слова. Что же, черт его побери, он имел в виду, говоря «Вы терзаете меня»? Это прозвучало так, будто бы речь идет о каком-то неприятном недуге. Совершенно очевидно, в ней было нечто, что вызывало в нем страсть – и она могла бы чувствовать себя даже польщенной, если бы не тот факт, что подобную эмоцию может без труда возбудить в мужчине любая опытная куртизанка. И когда дело коснулось ее, такие чувства его не обрадовали.
Она позволила Прескотт помочь ей надеть платье цвета морской волны и опять безвольно села, дав возможность горничной закончить ее прическу. Прескотт расчесывала волосы Лайзы, укладывая локоны так и эдак, подбирая и закалывая их шпильками, пока на голове у ее хозяйки не появилось некое чудесное сооружение из изящных локонов, грациозно сбегающих из прихотливого узла на затылке. Несколько очаровательных прядок обрамлями лицо, как золотистые лучики солнца. Застегнув на шее ожерелье из изумрудов и бриллиантов, Лайза встала из-за туалетного столика.
Сойдя вниз, она увидела, что ее мать и Чарити уже ждут ее. Леди Бернселл вся так и мерцала в расшитом серебром платье темно-голубого цвета, по которому были рассыпаны мелкие бриллианты. Оно красиво облегало ее стройную и изящную фигуру.
Чарити была похожа на изысканную хрупкую фарфоровую статуэтку в своем платье-чехле из тонкого шелка персикового цвета, поверх которого парила туника из легчайшего газа кремового оттенка, искрившегося крошечными бриллиантами. К блестящим завиткам ее темных волос было приколото несколько небольших свежераспустившихся роз.
Леди Бернселл быстро обмахивала себя веером.
– Прелестно! Так распогодилось, словно уже наступило лето. Не могу припомнить такого теплого апреля. Но я еще не привыкла к жаре. Пойдемте, девочки, нам пора, – продолжила она, увлекая своих дочерей к входной двери. – Мы и так уже на опасной черте между вежливым легким опозданием и настоящим афронтом.
– Сейчас, – сказала Чарити, беря веер и перчатки. – Думаю, сегодня мы будем только рады страсти леди Вудкросс к свежему воздуху. В такой вечер, как сегодня, каждая дверь и окно в доме будут распахнуты настежь.
Дамы Рашлейк убедились в правоте ее слов, как только вошли в дом Вудкроссов.
– Ух! – воскликнула Чарити, вылавливая мотылька из своего декольте. Она подняла глаза к люстре и увидела порхающий рой этих легких ночных созданий. – Ну и отлично, – сказала она философски. – Хорошо, что еще рано для майских жуков. Терпеть их не могу – большие назойливые мухи! И жужжат, как пила.
Дамы поздоровались с хозяином и хозяйкой дома, а потом разошлись в разные стороны. Лайза обежала глазами комнату, но Чада нигде не было видно. Она резко обернулась, когда Джайлз Дэвентри вынырнул словно из ниоткуда.
– А я думал, вы перебрались за город, – сказал он учтивым тоном, улыбаясь. – Давненько я вас не видел.
Она ответила ему также с улыбкой:
– В последнее время я редко выбираюсь из дома – только неотложные визиты и несколько обедов с друзьями.
– И, конечно, ваши поездки в Сити.
Она кивнула, по-прежнему улыбаясь, но воздержалась от комментариев по поводу этих поездок.
– Но конечно, – игриво продолжал Джайлз, – совершенно недопустимо, что вы не озаряете наше убогое существование ослепительным блеском вашего присутствия. Я считаю своим гражданским долгом проследить, чтобы вы не заточали себя в добровольной ссылке – иначе мы все просто завянем без вашей лучезарной улыбки!
– Это слишком сильно сказано, Джайлз. И цветисто, – ответила Лайза сухим тоном. – Давайте лучше пойдем вместе со всеми в гостиную в конце коридора. Насколько я помню, вечер должен начаться с небольшой поэтической прелюдии.
Немного осаженный, Джайлз прижал руку к сердцу:
– Ради вас, мой ангел, я готов на все, что только вы пожелаете – но неужели вы и впрямь решили приговорить меня к часу карательной скуки? Вы знаете, что свои стихи будет читать не кто иной, как Родди Рембертон?
– О нет! Только не это! – фыркнула она в ответ. – Да-а… Кто еще, кроме леди Вудкросс, решился бы испытывать нервы публики, подсунув ей своего племянника? Но что поделать, мой друг, светский долг превыше всего. Пойдемте.
И она скользнула по направлению к маленькой гостиной, а Джайлз со вздохом последовал за ней.
Поэтическая прелюдия оказалась тяжелым испытанием – как и пророчил Джайлз, и со вздохом облегчения измученные слушатели вернулись час спустя в большой зал, где увидели все увеличивавшуюся толпу гостей, занятых праздными разговорами.
Лайза снова предприняла свои незаметные поиски, и на этот раз она мгновенно обнаружила Чада. Как и прежде, его голова сразу же поднялась, словно она окликнула его по имени, и он стал обегать гостей беспокойным взглядом, пока не увидел ее. Сердце Лайзы забилось, когда она почувствовала, что ее будто пронзают насквозь прекрасные изумрудные глаза. Он направился к ней, но когда его взгляд упал на Джайлза, он остановился, кивнул и отвернулся.
Лайза внезапно почувствовала себя одинокой и брошенной всеми. Инстинктивно она слегка отстранилась от Джайлза. Подняв глаза, она увидела впереди Джона Вэстона. Он искал кого-то и смотрел поверх голов гостей с такой неприкрытой нежностью, что Лайза почувствовала, как ее глаза увлажнились. Она повернула голову, уже зная, кого она там увидит, кто привлек внимание юноши. Конечно же, это была Чарити, стоявшая в центре беззаботно смеющихся друзей. Она густо покраснела, словно Джон протянул руку и коснулся ее щек, а потом обернулась и встретилась с ним взглядом. Чарити опустила глаза. Лицо Чада опять всплыло перед взором Лайзы со всей отчетливостью, и она стала беспокойно ходить туда-сюда по залу. «Господи, – думала она с горькой улыбкой, – это будет вечер, предательски выдающий сокровенные желания и беспокойную тоску!»
Разговоры вертелись по-прежнему вокруг Наполеона и его неожиданного успешного побега. Новости о продвижении его войск были у всех на устах, но, казалось, страх, что корсиканец словно на крыльях прилетит в Англию и сотрет всех в порошок, стал как по мановению чьей-то руки затихать. Теперь это вылилось в разговоры о Веллингтоне, о том, насколько быстро ему удастся разделаться с неприятелем. Скоро они договорятся до того, что будут воспринимать Наполеона чем-то вроде докучливой мухи. Обе темы Лайза считала пустыми и раздражающими.
Во время изысканного ужина Лайза оказалась в обществе баронета средних лет. Она улыбалась ему и очаровывала его до тех пор, пока он не заявил, что она почти похитила его сердце. Она смеялась вместе с друзьями, участвуя в их легкой пикировке с таким искрометным блеском ума, что они поклялись, что никогда еще не видели леди Лайзу в подобном расположении духа. Позже она с облегчением опустилась на вишневое канапе в другой гостиной и приготовилась отдать свои уши на растерзание какой-то модной итальянской примадонне. К ее досаде, Чад вошел в гостиную через несколько минут в сопровождении Кэролайн Пул, которая выбрала стул рядом с ней. Лайза отстраненно приветствовала Кэролайн и переключила свое внимание на певицу, уже начавшую свою первую арию. Все оставшееся время концерта она намеренно не отводила взгляда от примадонны.
После нескольких возвышенных рулад дородная дива взяла последнюю ноту, и Лайза беспокойно встала и поспешно проговорила несколько любезных фраз на прощание даме, с которой она сидела на канапе. Оставив без ответа попытки Кэролайн привлечь ее внимание к себе, она пошла к выходу из комнаты.
– Браво, Лайза, – послышался голос позади нее. – Вы исполнили свой долг гостьи. А теперь пора развлечься по-настоящему. Я приглашаю вас на игру в пикет.
– Ох… Джайлз, – ответила она рассеянно. – Я даже и не знаю…
Через плечо Джайлза она увидела, как рука Чада коснулась оголенных плеч Кэролайн, когда он помогал ей пробраться сквозь толпу гостей. Лайза одарила Джайлза ослепительной улыбкой.
– Мой сердечный друг, – сказала она, скользнув по его руке своими пальцами, затянутыми в перчатки. Ее неожиданно затуманившиеся аметистовые глаза заставили Джайлза резко остановиться, и взгляд его стал зорче. Он ничего не сказал, но приблизился к ней совсем вплотную и зашел так далеко, что приподнял ее волосы и запечатлел легкий поцелуй на ее шее. Залившись краской, она отстранилась и подняла глаза, чтобы взглянуть на Чада. Она увидела его презрительный взгляд. Резко отвернувшись, она пошла за Джайлзом в еще одну гостиную леди Вудкросс.
– А как ваше пари? – спросил Джайлз осторожно, сдавая карты.
– Что… ах, мое с Чадом пари? Думаю, дела идут прекрасно. Я недавно получила довольно внушительную прибыль.
– А Чад?
Она пожала плечами.
– Понятия не имею. Томас мне не скажет – даже если я попрошу… а уж Чад и подавно. Да у меня и нет, – она усмехнулась, – особого желания знать.
– М-м… – Джайлз взял в руки свои карты и стал их рассматривать с подчеркнутым интересом. – Говорят, он времени даром не теряет.
– Джайлз! Откуда вы знаете о делах Чада?
– А я и не знаю. Я просто повторяю то, что слышал.
– Что вы имеете в виду под «времени даром не теряет»?
Джайлз помедлил, прежде чем ответить, задумчиво сбрасывая карту.
– Как я понял, он много вложил в консоли. Ее лоб перерезала морщинка.
– Это кажется странным. Вряд ли можно получить скорый выигрыш, имея дело с правительством.
– Может, поэтому его дела и идут всего лишь хорошо. Хотя, – продолжил он, – к сожалению, в других вопросах ему повезло еще меньше. Вы слышали о его новой шелковой фабрике?
Лайза покачала головой, молча оценивая все услышанное.
– Вчера сгорела дотла. А ведь она была еще даже не закончена.
Лайза резко подняла голову.
– Но это ужасно! – еле дыша, проговорила она. – Это же огромные убытки.
Почему Чад ей об этом ничего не сказал? Конечно, у него не было причин делать это, но ее сердце чуть не остановилось. Она знала, как много средств он вложил в эту фабрику, такое несчастье могло совсем разорить его!
Джайлз наблюдал бурю чувств на лице Лайзы и рассуждал вслух.
– Кто-то слышал – он привлекает инвесторов, чтобы вместе проложить газопровод на север. Боюсь, теперь он потерял их доверие.
Брови Лайзы решительно сдвинулись.
– Кто-то слишком много слышит в последнее время… Вы шпионите за ним, Джайлз?
Щеки Джайлза залил румянец, и Лайза успела заметить странный блеск, вспыхнувший на мгновение в его глазах, прежде чем он успел наклонить голову.
– Конечно, не могу отрицать – меня до некоторой степени интересуют его дела. Когда в разговоре всплывает его имя, я… я невольно прислушиваюсь.
Лайза в возбуждении быстро обмахивалась веером.
– Я не понимаю, почему вас так интересует Чад Локридж.
Джайлз улыбнулся, но ничего не ответил. Вместо этого он начал шутливо жаловаться на свои карты. Лайза обнаружила, что все ее мысли были теперь заняты бедственным финансовым положением Чада, не давая ей сосредоточиться на игре. Она с досадой отмахнулась от мотылька, кружившего у ее щеки.
– Да-а, это все равно что сидеть в саду. Я знаю, если бы все было закрыто, стояла бы невыносимая духота, но леди Вудкросс нашла компромиссное решение. Одного или двух открытых окон до пола вполне достаточно. Однако, – она встала из-за стола, – настало время для музыки. Как я поняла, гвоздем сегодняшнего вечера леди Вудкросс выбрала молодого мистера Грубера. Я слышала, он очень хороший пианист.
Джайлз пошел вслед за ней из комнаты, и они расстались у входа в зал. Пока Лайза пробиралась сквозь толпу гостей, она с удивлением обнаружила, что Чарити поглощена беседой с Чадом. Оба они как раз входили в дом из сада, и по выражению лица Чада Лайза заключила, что они вели долгий и серьезный разговор. Чарити смотрела ему в лицо широко раскрытыми и умоляющими глазами.
«Господи, а это еще что такое?» – подумала Лайза. Она стала следить за ними, но вскоре они затерялись в толпе, двигающейся по залу, как вода в озере.
Лайза прошла в золоченую гостиную леди Вудкросс и почти упала в удобное кресло. Она сидела, не шелохнувшись, не в силах отогнать мысли о Чаде и его финансовых трудностях, и воспоминание о его презрительном взгляде в ту минуту, когда она позволила Джайлзу поцелуй – да еще и в таком месте, у всех на виду, преследовало ее, причиняя невыносимую боль. Что он мог подумать о ней?
Гости стали постепенно покидать зал, мысли Лайзы потекли в ином направлении. В конце концов, она не сделала ничего плохого. И какая разница, что подумал Чад? Он для нее – ничто. Его мнение ровным счетом ничего не значит. Пусть себе думает, что ему угодно.
Подбодрив себя столь решительными выводами, она встала и вышла из гостиной.
Дойдя до зала, Лайза столкнулась с матерью, мило болтавшей в кругу друзей. Та поманила к себе дочь. С милой улыбкой Лайза присоединилась к ним, и несколько минут пролетели в оживленном обсуждении самых свежих слухов. Незаметно обежав зал взглядом, она не выявила никаких признаков Чада и почти с облегчением подумала, что он уже уехал домой. Она слушала со скучающим видом, слегка забавляясь скандальной историей, которую рассказывал им один из друзей матери, когда почувствовала легкое прикосновение к спине, сопровожденное мягким голосом:
– Прошу прощения…
Она оглянулась и, к своему удивлению, увидела Джона Вэстона, пытавшегося пробраться сквозь маленький кружок к небольшому коридору, который вел к целому ряду закрытых комнат.
Вспомнив свой недавний почти язвительный разговор с Чарити, она приветствовала молодого человека с большей теплотой, чем обычно.
Лайза стала вглядываться в темноту коридора.
– Куда вы идете, мистер Вэстон? Если вы ищете комнату для игры в карты, вам нужно идти совсем не сюда. И, как я поняла, шарады разгадывают в маленькой гостиной – внизу, по коридору, слева от статуи Адониса.
– Ах нет!
Удивленная и озадаченная Лайза смотрела, как щеки его заливает густая краска.
– Вообще-то я… я ищу… я имею в виду…
Его несвязное объяснение было прервано странными, быстро заглохшими звуками, донесшимися из-за одной из закрытых дверей, выходивших в темный коридор. Они почти мгновенно возобновились – теперь к ним прибавился еще и высокий женский голос, сопровождавшийся разными непонятными хлопающими звуками, возней, в комнате за этой самой дверью что-то происходило.
Джон заметно побледнел и, когда другие гости столпились неподалеку, в удивлении глядя друг на друга, поспешил в глубь коридора. Лайза, а за нею и ее мать мгновенно устремились за ним; и поэтому, когда он резко распахнул дверь, из-за которой доносились звуки, они ясно увидели причину переполоха. В комнате, уставленной книжными шкафами, было несколько удобных кожаных кресел и кушеток. И на одной из них лежала Чарити – во весь рост. Ее платье было в беспорядке, волосы растрепались и падали на плечи взбитой волной. Поверх нее лежал Чад Локридж.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вернуть прошлое - Бэрбор Энн



пока не дочиталrnа но вроде бы интересно
Вернуть прошлое - Бэрбор Энноля
6.12.2013, 21.00





Наверное Оля так и не дочитала, в принципе роман не плохой, но сразу было понятно, кто отрицательный персонаж, кто положительный, гл. герои хоть и любят друг друга, но все делают назло. 8 баллов. P S секса нет.
Вернуть прошлое - Бэрбор ЭннТаня Д
23.07.2014, 17.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100