Читать онлайн Вернуть прошлое, автора - Бэрбор Энн, Раздел - ГЛАВА 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вернуть прошлое - Бэрбор Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.85 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вернуть прошлое - Бэрбор Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вернуть прошлое - Бэрбор Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэрбор Энн

Вернуть прошлое

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 10

– Ты хочешь сказать, – чуть не задохнулась от изумления Чарити, и брови ее взлетели чуть ли не выше лица, – что Чад– наш Чад – на дружеской ноге с принцем-регентом?
– Вот именно, – ответила со смехом Лайза. – С самого обеда принц просто не выпускал его из виду. А леди Мурхэвен, которая перед этим разве что не фыркнула ему в лицо, стала сама учтивость.
Чарити ответила ей восхищенным смехом. Обе сестры сидели в высоко поднятом над землей фаэтоне Лайзы, мягко катившемся по парку. Час променада был в полном разгаре, и им приходилось без конца обмениваться приветствиями с друзьями и знакомыми, прогуливавшимися верхом, пешком или в модных колясках.
Обе леди Рашлейк, по всеобщему мнению, зыглядели превосходно – настолько прелестно, что могли бы посрамить своей красотой даже саму дышавшую свежестью чаровницу весну, ежели бы она материализовалась в облике живой дамы. Чарити была одета в платье изысканного оттенка своего любимого розового цвета, подчеркивающего ее нежный румянец, а на Лайзе было элегантное платье для прогулок в экипаже из бледно-лимонного твидового шелка, оттенявшее ее золотистые локоны.
Лайза вдруг почувствовала, как у Чарити перехватило дыхание, и, обернувшись по направлению ее взгляда, увидела Джона Вэстона, приближавшегося к ним в скромном двухколесном экипаже. Рядом с ним сидела его сестра Присцилла. Выражение лица Лайзы сразу же стало натянутым, когда он поклонился и приподнял шляпу, приветствуя ее, а потом бросил теплый взгляд на Чарити.
– Добрый день, мистер Вэстон, – сказала Чарити, едва дыша.
– Добрый день, – ответили в один голос брат и сестра.
Лайза молча кивнула, и слабая улыбка дрогнула на ее губах. Джон, казалось, хотел остановиться, но Лайза, все с той же расхолаживающей улыбкой на губах, проехала мимо них с изящной небрежностью.
– Ну как ты можешь, Лайза! – Чарити порывисто повернулась к сестре. – Это же ужасно грубо.
Лайза приподняла брови.
– Джон хотел остановиться и поговорить с нами, – продолжила с негодованием Чарити, – а ты просто умчалась от них. И Присцилла, конечно, тоже, – добавила она.
– Но мы едва знаем мистера Вэстона, – ответила Лайза приятным и рассудительным тоном. – Уверена, улыбки было вполне достаточно.
– Лайза, – процедила Чарити сквозь стиснутые зубы. – Почему ты с ним так свирепа?
Лайза бросила удивленный взгляд на свою сестру.
– Напротив, я всегда очень любезна с ним.
– Ты любезна со всеми– даже с теми сморчками, что ищут твоей руки для танца. Но им ты отвешиваешь такую ослепительную улыбку недвусмысленного равнодушия, что они мгновенно чувствуют себя упавшими с небес в сточную канаву. Именно так ты и обошлась сейчас с Джоном. И… – продолжила она с воинственным блеском в глазах, – и мне это совсем не нравится!
– Чарити! – Лайза пристально посмотрела на сестру. – Я должна понять… ты мне сейчас говоришь, что тебя серьезно интересует Джон Вэстон?
Чарити вовсе не собиралась сказать ничего подобного – по крайней мере не теперь, но при этих словах губы ее сжались в тонкую линию, а блеск в глазах стал еще более дерзким.
– Да, меня очень интересует Джон Вэстон. Он много выше всех этих хлыщей, за которых ты мечтала выдать меня замуж весь этот год. И, если честно, меня изумляет, как ты не чувствуешь его достоинства и… силу его характера, его ум и…
– Чарити! – воскликнула Лайза. Она в ужасе смотрела на сестру, на ее раскрасневшиеся щеки и дрожащие локоны. А как часто вздымалась ее грудь! – Я и понятия не имела! Дорогая моя, так дело не пойдет. У тебя безукоризненное происхождение и воспитание, красота и более чем приличное состояние. Ты же всерьез не думаешь, что можно швырнуть это все в…
– Если ты скажешь еще хоть слово, – взорвалась Чарити, – я выйду и пойду домой пешком!
Быстро оглядевшись, Лайза заметила, что они уже начали привлекать любопытные взгляды прохожих. Она глубоко вздохнула и опять повернулась к Чарити.
– Моя дорогая, я не собираюсь устраивать с тобой перепалку в центре Гайд-парка. И у меня нет желания чернить того, к кому, очевидно, ты прониклась нежными чувствами. В любом случае этот вопрос лучше обсудить дома.
При этих словах она подняла руку, приветствуя проходившего мимо знакомого. Чарити негодующе откинулась на подушки фаэтона и сидела мрачнее тучи несколько минут, пока не стала осознавать, какое зрелище для окружающих она из себя представляет. ПриродНое мягкосердечие пришло ей на помощь, и, поняв, что хандра ни к чему хорошему не приводит, она сменила тон.
– Смотри, Лайза, – сказала она примирительно. – Это лорд Майнивер машет тебе рукой? А кто это рядом с ним? Касси Фредерик?
Лайза улыбнулась, оценив отходчивость Чарити.
– Да, кажется, мать Касси близка к успеху, так долго и упорно подсовывая свою дочь его сиятельству. По-моему, дело в шляпе.
– А вон, смотри, вон Чад! – воскликнула Чарити. – Господи, а это что за разодетое существо рядом с ним?
Руки Лайзы, державшие вожжи, инстинктивно сжались и похолодели, и следующие минуты ушли на то, чтобы успокоить лошадей, слегка испугавшихся ее резкого движения.
– Ее зовут Кэролайн Пул, – сказала она наконец. – Ее отец – сэр Генри Пул. Ты встречалась с ней, я уверена. Она была на балу у Мервэйлов. В сущности, – добавила она с невольной горечью, – у нее удивительная способность поспевать везде.
– О да, теперь я ее припоминаю. Но что это? Похоже, она без ума от Чада.
– Ох? – Лайзе удалось совладать со своим тоном, но пальцы ее опять стиснули вожжи. Она заставила себя отвести взгляд и тут же обнаружила, что смотрит в бледные глаза Джайлза Дэвентри, который, сдержав горячего жеребца, остановился рядом с ними.
– Привет, – сказал он беззаботно. – Кажется, весь свет высыпал сегодня сюда подышать свежим воздухом.
Лайза тепло ответила на его приветствие, но на самом деле она ощутила странную неловкость в присутствии старого друга. Казалось, вчера вечером Джайлз явно смаковал мысль о падении Чада, на радость высшему свету, и был более чем раздосадован приемом, оказанным тому принцем-регентом.
Конечно, подумала она, Джайлз не может желать плохого Чаду. Но все же…
Ее мысли, наверное, было так легко прочитать по ее глазам, что Джайлз с неловкостью рассмеялся.
– Я сегодня у вас в черном списке, прелестная леди Лайза?
Вздрогнув, Лайза бросила взгляд на Чарити, но та смотрела в сторону, болтая с одной из своих подруг.
Лайза ответила прохладно:
– Что заставило вас так подумать? То, что вы решили посвятить весь мир в мои дела?
Глаза ее сузились.
– А кстати, каким образом вы узнали о моем с Чадом пари? Как именно?
Джайлз по-мальчишески рассмеялся:
– А как именно кто-то что-либо узнает в этом городе? Просто какой-нибудь признанный сплетник шепнет вам на ушко.
Их взгляды встретились.
– Я приношу извинения, что поднял эту тему в тот момент, когда вам явно не хотелось ее обсуждать. Это была моя самая непростительная глупость.
– Да, вы правы, – ответила Лайза, но ее улыбка смягчила легкую резкость, с которой это было сказано. – Я оценю, если на будущее вы избавите меня от этих экскурсов в сплетни.
– Конечно, моя дорогая.
А я вовсе не твоя дорогая, Джайлз. Эти слова отчетливо прозвучали у нее в голове, и Лайза удивилась, как в ответ на них она почувствовала злость. Рассердившись на себя, она ответила ему даже еще более теплой улыбкой и положила руку на его рукав.
– В конце концов, пари – это тоже деловая сделка.
– Конечно. Поглядите-ка сюда, – сказал он, когда заметил нечто позади нее. – Легок на помине.
Он кивнул и дотронулся до шляпы, когда показался Чад в своем экипаже: к его руке приникла победоносная мисс Пул.
К смешанному чувству облегчения и отчаяния Лайзы, Чад не остановился, но едва коснулся шляпы и пробормотал приветствие, продолжая ехать дальше.
– Так-так, – проговорил Джайлз, провожая глазами их удалявшуюся коляску. – Пожалуй, мисс Пул – лидирующая лошадь в многообещающем забеге невест Локриджа.
К этому моменту Чарити закончила разговор и повернулась, уловив его слова.
– Чад? – чуть не взвизгнула она в изумлении. – Женится? На этой глупой расфуфыренной кукле? На этом модном манекене?
– Ах, а вы, я вижу, уже знакомы с мисс Пул? – спросил понимающе Джайлз.
– Нет, конечно нет, – отрезала Чарити. – То есть мы встречались, я ее часто видела и слышала, но нас друг другу не представляли. И я вижу, как она вцепилась в Чада – словно он племенной хряк-чемпион, которого она отхватила на ярмарке.
– Может, нарисованная вами картинка не так уж далека от истины, – заметил Джайлз, и глаза его весело поблескивали.
– Ну хватит, Джайлз, – вмешалась Лайза. Она крепко взяла в узду свои чувства, когда заговорила, потому что вид Чада, наклонившегося к Кэролайн Пул, его глаза, смеющиеся прямо в ее глаза, вызвали сначала шок, а потом резкую боль – такую сильную, что она чуть не закричала. Ну конечно, все осталось в прошлом. Ничего уж нет от любви, в которой он ей признавался. Мозг сказал ей это еще тогда, но почему-то в сердце оставалась глупая надежда, что пусть слабая, едва заметная, но все же осталась между ними какая-то ниточка.
Как же она ошибалась!
Джайлз бросил на нее зоркий взгляд, но ее улыбка была безучастной.
– Не забудьте, вы обещали мне поехать сегодня вечером в оперу, моя дорогая. Я заказал места и для вашей матери и леди Чарити, конечно. Каталани поет партию Клары в «Дуэнье», и весь свет будет там. Может, потом мы заедем в «Трильон» на легкий ужин.
Первой реакцией Лайзы было придумать вежливую отговорку, но, прежде чем она успела открыть рот, чтобы выразить свое сожаление по поводу этого отказа, вторая мысль удержала ее язык. «Весь свет», без сомнения, включал в себя и Чада – и, возможно, Кэролайн Пул. Ее отсутствие неизбежно наведет того на мысль, что она теперь решила сидеть дома и киснуть. Она же не собирается доставить ему это удовольствие.
Лайза одарила Джайлза ослепительной улыбкой.
– Жду с нетерпением.
Она царственно кивнула, слегка тронула вожжи, и фаэтон двинулся прочь.
Несколько минут Чарити молчала.
– Как ты думаешь, – сказала она наконец, когда они отъехали достаточно далеко, – это серьезно – насчет Чада и этой мисс Пул?
– Я не только не знаю, но скажу тебе больше: мне это даже и неинтересно, – живо ответила Лайза, ведя экипаж сквозь Стенхоп-гейт на Парк-лейн.
Чарити испытующе взглянула на нее, а потом посмотрела на ее побелевшие от напряжения пальцы.
– Вот увидишь, сегодня в опере все прожужжат друг другу уши насчет них.
– Думаю, так оно и будет, – тон Лайзы был безучастным. – Но что касается меня, мне безразлично, что или кого сплетники выберут темой для своих языков.
Встретившись взглядом с Чарити, она отвела глаза и резко переключила свое внимание на вожжи.
Но, как оказалось, совсем другие разговоры носились по театру этим вечером – потому что весь Лондон был потрясен известием, что ссыльный Бонапарт сбежал с острова Эльба и, как уверяли, приплыл прямо во Францию.
– Я слышала, – сказала, грациозно пожав плечами, Касси Стипплсвэйт, обращаясь к Чарити, – что корсиканское чудовище собирает многотысячную армию на своем пути в Париж.
Мисс Стипплсвэйт задержалась в ложе Джайлза во время первого антракта, чтобы поболтать немного с Чарити. В это же самое время ее мать тихо судачила в углу с леди Бернселл, а сам Джайлз вышел за прохладительными напитками. И Лайзе не оставалось ничего иного, как только сидеть и кивать с улыбкой в знак согласия или качать головой, выражая несогласие, а еще – рассматривать публику. В публике сегодня не было недостатка.
Вопреки желанию Лайзы взгляд ее остановился на некоей ложе, расположенной почти напротив них. Здесь, как и ожидалось, сидел Чад, сиявший весельем, изливавшимся на мисс Пул, чей далеко не мелодичный голосок проносился над залом, как эхо голосов менее преуспевших оперных певцов. Поймав взгляд Лайзы, он коротко кивнул, а затем вновь вернулся к своему бессмысленному диалогу и изучению прелестей мисс Пул, которые, как заметила Лайза, были недвусмысленно явлены миру в безвкусном платье розовато-лилового цвета. От этого цвет лица ее казался землистым.
Лайза намеренно отвернулась.
– Думаю, вряд ли Наполеон уже достиг Парижа, мисс Стипплсвэйт, – сказала она, подключаясь к разговору. – Мне кажется, ему придется сломить значительные силы оппозиции, если он захочет снова стать императором.
– Но все равно это так ужасно, так пугающе, ведь вы согласны? – воскликнула мисс Стипплсвэйт, глаза которой были круглыми, как пенни. – Боже мой, кто знает? Всего можно ждать от Бонапарта. Если чудовище доберется сюда, нас всех прикончат в собственной постели!
– Я так не думаю, – со смехом ответила Лайза. – Конечно, ситуация сложная, но пока еще рано говорить о вторжении.
В этот момент появился Джайлз с лимонадом и миндальным ликером. Бросив тайком последний взгляд на очаровательную жантильную сцену в ложе напротив, Лайза позволила своим губам сложиться в легкую улыбку, когда она брала бокал из рук Джайлза. Когда он скользнул рукой по ее плечам, она слегка откинулась назад, не прерывая его фривольную ласку, и произнесла какую-то любезность насчет вина, что для всех, кому случилось это наблюдать, должно быть означать – леди Лайза Рашлейк окончательно покорена обществом своего поклонника.
Вечер шел своим чередом, и когда она наконец приехала домой, то быстро пожелала Джайлзу доброй ночи и поднялась наверх в свою спальню, чувствуя себя совершенно измотанной. Отпустив горничную, Лайза встала и подошла к длинному окну, выходившему на хорошенький садик, окружавший особняк. Март готовился уступить место апрелю, и ночь была необычно тихой, теплой и полной обещания скорой благоухающей весны. Луна освещала бледным светом едва распустившиеся бутоны цветов, и их тонкий аромат разливался в прозрачном воздухе, и, поддавшись порыву, Лайза тихонько вышла из комнаты. Она побежала вниз по лестнице и выскользнула через дверь кабинета, открывавшуюся в сад. В задумчивости она брела по усыпанной гравием дорожке, пока не села на каменную скамейку под большой вишней. Лайза откинулась на спинку и, глубоко вдыхая сладковатый аромат, погрузилась в тишину и красоту, окружившие ее. Но уже через несколько минут она поняла, что волшебство этой чудесной ночи не смогло развеять ее невеселые мысли. Она протянула руки, как будто черпая ладонями разливавшийся повсюду пьянящий свежестью и благоуханием нежный запах – словно это был магический нектар, дающий забвение. Но вместо покоя на нее сошла вдруг почти непереносимая скорбь, тоска по тому, чего она не смогла бы даже назвать одним словом. И ей так захотелось выплакать слезы, которые, казалось, навечно поселились внутри нее, и только горький комок в горле сдерживал их натиск, не давая им излиться наружу.
Господи, ну какой же нелепой она создана! Она позволила себе опять потерять голову – и из-за кого? Из-за мужчины, который не чувствует к ней ничего, кроме небрежного снисхождения, и который готов гоняться за любой подвернувшейся юбкой. И теперь леди Элизабет Рашлейк, любимица высшего света и одна из самых желанных невест в Англии, сидит в своем саду среди ночи, горюя, как девчонка с разбитым сердцем.
– А вы забыли о коварстве ночного воздуха?
При звуке голоса, донесшегося до нее откуда-то поблизости, Лайза вздрогнула и, вскочив, ударилась головой о низко свисавшую вишневую ветку.
Она порывисто обернулась и увидела очертания фигуры в слабо освещенном окне третьего этажа соседнего дома.
– Чад!
– А между нашими садами есть калитка?
– Нет, – быстро начала Лайза, но потом, к своему ужасу, она услышала, как ее голос продолжил: – То есть да… но она заросла.
Господи Боже, что же на нее нашло, раз она так говорит? Может, россказни о сумасшествии во время полной луны – это правда? Когда она решилась взглянуть опять на окно, он уже исчез. Через несколько минут раздался сильный треск у стены между садами, и в следующую секунду в образовавшемся в зарослях плюща проеме появился Чад.
– Это… это… это страшно предосудительно. Господи, что за бред я несу!
– Раньше вы не были так озабочены соблюдением приличий.
Лайза услышала, как он засмеялся, и почувствовала огромное облегчение, что темнота скрыла краску, густо заливавшую ее щеки. Она так остро ощущала его близость, что даже резко отшатнулась назад, едва не потеряв равновесие. Она опустилась на скамейку, с которой вскочила, когда он приближался к ней.
Лайза была уверена, что он слышит биение ее сердца, и стала лихорадочно искать какую-нибудь нейтральную тему для разговора.
– Вы слышали новости – о Бонапарте? – спросила она, с трудом шевеля пересохшими губами, когда он подошел к ней.
– Да. Интересно, как ему это удалось?
– Не знаю. Я даже не знала, что он сбежал.
– Как я понял, он просто собрал компанию из своих сторонников, а потом взял и уплыл. Наверно, его охрана оставляла желать много лучшего.
– Надеюсь, они снова позовут Веллингтона.
– Я тоже надеюсь, что все будет именно так. А вы знаете, что в лунном свете ваши волосы начинают отливать серебром?
У Лайзы перехватило дыхание.
– Мы говорим о Наполеоне.
– Согласен и думаю, мы уже исчерпали эту тему. Я с гораздо большим удовольствием поговорю о нас.
Он подошел к ней совсем близко, и она вдруг почувствовала тепло его дыхания на своей щеке. Она быстро отодвинулась на краешек скамейки.
– Эта тема будет исчерпана еще быстрее – потому что «мы» больше не существует.
– Уверен, услышь это Джайлз Дэвентри, он бы себе все руки отбил, аплодируя вашим словам.
– Джайлз? – ответила она холодно. – Какое он имеет к этому отношение?
– Никакого – кроме того, что шансы на выигрыш тех, кто уверен, что вы примете его предложение, и тех, кто считает – не примете, давно уже уравнялись и для некоторых даже поползли вверх. Ставки повышаются.
Лайза застыла от ярости.
– А сколько вы поставили на эту перспективу? Сколько получите вы? – она коротко рассмеялась. – Как я понимаю, именно таким образом вы полагаете выиграть наше с вами пари?
– Нет, – спокойно ответил он. – Я на этом не выиграю ничего. Как я уже сказал, для других шансы стали ничтожными. А после вашего сегодняшнего представления они просто перестали существовать.
– Моего представления? – Она резко встала, и ее ярость перешла в бешенство.
Чад тоже встал.
– Вы строили ему глазки, как записная кокетка… и вы позволили ему поглаживать себя, словно вы дорогая вещица, а он – коллекционер, который по-хозяйски вертит в руках то, что почти купил.
Не помня себя, Лайза размахнулась, чтобы влепить ему пощечину, но он быстро схватил ее за запястье. Она молча пристально смотрела на него, задыхаясь от ярости.
– А как насчет вас и Кэролайн Пул? – нанесла ответный удар Лайза. – Вы почти раздевали ее взглядом на виду у всех. Конечно, вам не пришлось бы долго трудиться, потому что ее платье было настоящим позором. Скажите мне, мистер Локридж, что говорят о союзе между вами и мисс Пул?
Какое-то мгновение Чад стоял неподвижно, и даже в темноте Лайза чувствовала, что его взгляд прикован к ее глазам. Она попыталась отстраниться, но он крепко держал ее за руку. Неожиданно он вздохнул.
– Лайза, извините меня. Мне очень жаль. Я пришел сюда не за тем, чтобы ссориться с вами.
– Так зачем же вы пришли сюда?
В ту же секунду, когда эти слова сорвались с ее губ, она бы с радостью откусила себе язык. Чад ничего не ответил, но словно электрический разряд проскочил между ними. У Лайзы перехватило дыхание. И в следующее же мгновение Чад выпустил ее руку только для того, чтоб одной своей рукой обвить ее талию, а другую погрузить в ее беспорядочно сбегавшие на шею локоны. Она издала невнятный возглас протеста, когда он притянул ее к себе. Лайза замолкла, и невольная дрожь счастья пробежала по всему ее телу, когда сильные и ищущие губы прижались к ее губам.
Безотчетно ее руки порхнули вверх, чтобы обнять его, и она всем телом прижалась к нему. Его губы оторвались от ее рта лишь для того, чтобы легче птичьего пера коснуться ее глаз, щек и висков. Лайза едва дышала, и воля ее была сломлена. И когда его рот снова вернулся к ее губам, они с радостью раскрылись ему навстречу.
Опустившись с Лайзой назад на скамейку, он еще теснее прижал ее к себе и прошептал:
– О Господи… – Голос его был почти что стоном. – Ты терзаешь меня, Лайза.
При этих словах Лайза опомнилась – она мгновенно вырвалась из рук Чада. У нее было такое чувство, словно ей дали пощечину. Она вскочила со скамейки и с невнятным возгласом стремглав умчалась домой, оставив Чада смотреть ей вслед.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вернуть прошлое - Бэрбор Энн



пока не дочиталrnа но вроде бы интересно
Вернуть прошлое - Бэрбор Энноля
6.12.2013, 21.00





Наверное Оля так и не дочитала, в принципе роман не плохой, но сразу было понятно, кто отрицательный персонаж, кто положительный, гл. герои хоть и любят друг друга, но все делают назло. 8 баллов. P S секса нет.
Вернуть прошлое - Бэрбор ЭннТаня Д
23.07.2014, 17.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100