Читать онлайн Негасимое пламя, автора - Бэннет Марси, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Негасимое пламя - Бэннет Марси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.33 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Негасимое пламя - Бэннет Марси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Негасимое пламя - Бэннет Марси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэннет Марси

Негасимое пламя

Читать онлайн


Предыдущая страница

8

При этих словах улыбка застыла на губах Алана. Его щеки стали на глазах покрываться мертвенной бледностью.
– Ты что, шутишь?
– Ну что ты! Разве я похожа на человека, который может шутить такими вещами? Разве эта новость тебя не обрадовала?
Убрав ее руку со своего плеча, Алан откинулся назад и внимательно посмотрел на нее. Моргнув пару раз, он произнес с каким-то странным выражением:
– Мне казалось, что ты предохранялась.
– Ты так думал? Нет, ты ошибся.
– Дейдри, ты уверена в этом?
– Вполне.
Алан смотрел на нее, чувствуя себя так, будто его стукнули по голове кузнечным молотом. Он вспомнил, что такое ему довелось не раз пережить в юности, когда подруги ошарашивали его неприятными новостями. Он внимательно вглядывался в лицо Дейдри, пытаясь определить, лжет она или говорит правду. Она тоже смотрела на него, не отрываясь. Алан был совершенно раздавлен неожиданной для себя новостью.
Дрожащим голосом Алан сказал:
– Но еще ведь, наверное, не поздно… избавиться от этого?
– Нет, милый мой. Я же ирландка и католичка, не забывай. Аборта я не сделаю, так и знай. – В голосе Дейдри прозвучало отвращение.
Алан встал и прошелся туда и обратно, пытаясь собраться с мыслями. Он чувствовал себя узником, закрытым в тесной и душной камере. Наконец он сухо заявил:
– Прости меня, но я действительно шокирован твоей новостью. Мне надо все обдумать. Я скоро вернусь.
И он выбежал из квартиры, даже забыв закрыть дверь. Дейдри слышала, как он кубарем скатился по ступенькам. Громко хлопнула дверь парадного, и все стихло.
Итак, все было кончено. Ее план сработал даже эффективнее, чем она надеялась. Подойдя к окну, она увидела, как Алан мелькнул в свете уличного фонаря на углу и скрылся в переулке. Больше она его наверняка не увидит. А он отныне будет жить в вечном страхе, что она предъявит ему претензии на алименты. Она и рассчитывала именно на такое наказание.
Дейдри села на подоконник, с удовлетворением думая о том, что она отмщена. Пусть он помается, ему полезно. Но где-то в глубине души свербело тяжелое ощущение, что кто-то захлопнул у нее перед носом дверь, ведущую в будущее. Будущее, которое обещало быть таким ярким и красивым. Она уткнулась лицом в колени и зарыдала.
Алан вышагивал, не разбирая дороги. Через некоторое время он увидел, что стоит, опираясь на парапет, и смотрит на воду. Когда он шел сегодня к Дейдри, то чувствовал невероятный подъем. Подобного с ним не случалось уже несколько лет. Он хотел рассказать ей о своем сюрпризе – плане совместной работы. А потом была бы постель!
Когда он был вдали от нее, его воображение так ярко и выпукло рисовало картины этой встречи, что ему казалось, будто все это уже произошло.
Алан сел на лавку и уперся локтями в колени. В самых страшных снах ему еще ни разу не привиделось то, что произошло сегодня на квартире у Дейдри. Он стал припоминать все, что знал о том, каково быть родителями: бессонные ночи, мокрые пеленки, полная невозможность в первые месяцы вырваться из дома. Он помнил, как жаловались многие его друзья на то, что их жены неожиданно теряли всякий интерес к сексу после рождения ребенка. К тому же хлопоты и возня с младенцем так изматывают… Боже мой! Какие кошмарные перспективы… Он ощущал, что мир вокруг него рушится, а он теряет главное в жизни – свою свободу. Но, подумав о Дейдри, он вдруг ощутил, что все не так уж страшно. Самое главное – трудности не будут вечными! Как-нибудь все обойдется! Глубоко вздохнув, он повернулся и припустился со всех ног по улице.
Дейдри поставила пластинку на проигрыватель, но совсем не прислушивалась к музыке. Она распахнула окна, чтобы выветрился запах духов, который теперь ее раздражал. Она обещала позвонить Стейси, чтобы рассказать, как все произошло, но ей совсем не хотелось этого делать. Лениво лежа на тахте, она откинулась на вытянутые за головой руки. Настроение у нее сейчас было – хуже некуда. Проклятые мужики, думала она. Все беды от них. Вот несколько месяцев она верила одному из них, и жизнь казалась прекрасной. А теперь она снова получила ушат холодной воды на голову. Выходит, она опять наткнулась не на ту дверь?
Задумавшись, она не услышала, как Алан прошел по лестнице и отворил незапертую дверь. Она поняла, что он возвратился, только увидев его рядом с собой. Глаза Дейдри расширились от изумления. Севшим голосом она задала вопрос:
– Что тебе надо?
– Я хочу поговорить с тобой. – Он взял ее за руку. – Я вовсе не сбежал от тебя, как ты, наверное, подумала. Мне просто надо было побыть какое-то время одному. То, что ты мне рассказала, конечно, для меня было неожиданностью…
Она отняла у него руку, свесила ноги на пол и строго спросила:
– Ну, и что дальше?
– Я хочу знать, какое решение приняла ты. Она подозрительно поинтересовалась:
– А чего, собственно, ты от меня ожидаешь?
– Знаешь, мне не хотелось бы на тебя давить, но…
– Чепуха! Я уверена, ты сразу решил заставить меня сделать аборт. То, с какой скоростью ты сбежал, говорит само за себя. Ты очередной мужчина, который, получив от женщины все, что он хотел, сбегает при первой же трудности. Все было прекрасно до тех пор, пока я не уступила. В постели тебе со мной было хорошо, ведь, правда? И не раз…
Шагнув к ней, Алан быстро сказал:
– Дейдри, пожалуйста, прекрати. Я понимаю, у тебя есть основания чувствовать себя не лучшим образом, но я…
– У меня есть не основания, а право сказать тебе пару ласковых… – Она опять вспомнила об украденных им сведениях.
– Слушай, прости меня. Я знаю, что мне нельзя было уходить. Но ведь я вернулся. Неужели мы не можем поговорить? Я хочу, чтобы ты знала – мы поступим так, как захочешь ты сама. Если ты хочешь ребенка, я буду этому только рад.
Дейдри опять широко раскрыла глаза от удивления.
– Ты хочешь сказать…
– Да. – Голос Алана окреп, но глаза стали вдруг грустными. – Знаешь, самое ужасное, что я совершенно не представляю себя отцом.
Дейдри неуверенно посмотрела на него. Потом ей пришло на ум, что он может ловчить и дурачить ее из-за того, что оставшиеся материалы все еще были в его руках и он нуждался в ее согласии на их использование. Их дальнейший разговор был похож на игру в «холодно-горячо». Так продолжалось до тех пор, пока она не услышала из уст Алана фразу, которая заставила ее застыть на месте.
– Я уже сказал тебе, – начал Алан, – что мы поступим так, как ты сочтешь нужным. Но я очень надеюсь, что у нас будет дом, о котором мы так мечтали. – Сделав паузу, он спокойно продолжил: – Мне очень хочется, чтобы ты была счастлива. Именно этого я хочу больше всего в мире и очень надеюсь, что ты согласишься выйти за меня замуж.
От изумления Дейдри даже вскрикнула:
– Замуж за тебя?
Он спокойно подтвердил:
– Да, именно так. Выйти за меня замуж.
Она долгим взглядом посмотрела на него, потом возбужденно крикнула:
– Нет, нет, этого совсем не нужно!
– А разве кто-нибудь говорил о том, что в этом есть какая-то необходимость? Просто я хочу, чтобы ты стала моей женой. И не только из-за того, что у тебя будет ребенок. Просто я тебя люблю с момента нашей первой встречи.
Чего-чего, но такого оборота событий она не ждала. Она даже разинула рот от удивления.
– Что тебя так поразило в моих словах?
Было видно, что ее одолевают сомнения. Вдруг ей показалось, что она напрасно подозревает его. Но потом она вспомнила, что ее записки были в его руках, и снова обозлилась. Она резко заявила Алану, что считает брак чистым предрассудком, который давно пора выбросить на свалку истории.
Теперь настала его очередь поразиться.
– Как не нужен? Почему? А как же твои ирландско-католические убеждения? Или ты мне тогда солгала?
– Это тут ни при чем. Брак устарел, и все тут, – продолжала упрямо твердить она. – А если мы решим разойтись? Ведь это целая морока…
Алан опять поразился.
– А почему нам надо будет расходиться?
– Да потому что это происходит со всеми, рано или поздно, но происходит.
– Кто это тебе сказал? Вовсе не все разводятся. – Он хотел обнять ее, но Дейдри вывернулась. – Тогда мы с тобой станем исключением из этого правила. У нас с тобой все будет хорошо. Мы идеально подходим друг другу.
– Ты имеешь в виду, что мы подходим друг другу как сексуальные партнеры? – В ее вопросе прозвучала насмешка.
– И это тоже, – мягко согласился Алан. – Но вообще всегда быть вместе уже само по себе великолепно.
– Ты так думаешь?
Слыша в ее голосе горечь, Алан с тревогой спросил:
– Что происходит, Дейдри? Ты сердишься на меня за то, что забеременела?
Она в упор глянула на него:
– Возможно.
– Но это в любом случае обоюдная вина, – мягко заметил Алан.
– Ты обвиняешь только меня.
– При чем тут вина? Раз это произошло, то так тому и быть. И сейчас я даже рад этому обстоятельству. Мне казалось, что ты тоже обрадуешься. Разве не так? – Дейдри отвела глаза, поэтому он добавил: – Я сказал то, что думаю, дорогая. Я люблю тебя и знаю, что мы были бы счастливы вместе.
– Ты вынудил меня сказать тебе, что я тебя люблю.
– Я знаю. Но мне хотелось верить, что ты сделала это сама.
– Это еще почему? – Дейдри издевательски ухмыльнулась.
Алан поморщился, не понимая причин и настроения, но ответил:
– Потому что ты не раз говорила мне, что я особенный.
Не слушая его, она продолжала:
– Я никогда не говорила тебе, что хочу переехать к тебе.
– Мне казалось, что мы обо всем уже договорились.
– Нет, ты сказал о том, что хочешь этого. Но я не говорила, что хочу того же. И уж точно не обещала, что выйду за тебя замуж.
– Но ты и не отказывалась выйти за меня, – с улыбкой добавил Алан.
– Мне хотелось бы, чтобы ты ушел, – бросила Дейдри.
– Не дождавшись твоего ответа?
– Понимаешь, мне тоже надо побыть одной и все обдумать. Ты поразил меня своей новостью не меньше, чем я тебя.
Алан кивнул.
– Ладно, я уйду. Но сначала поклянись мне, что сохранишь нашего ребенка.
– Ага, значит, все-таки ты хочешь на мне жениться из-за ребенка?
– Нет, я хочу жениться на тебе, к какому бы решению ты ни пришла. – Он улыбнулся.
Дейдри вспыхнула и опустила глаза, не зная, верить или нет его словам. Потом она подняла голову и сказала с иронией:
– Обещаю тебе, что ты будешь первым, кто узнает о моем решении.
Подойдя к ней, Алан снова поцеловал ее.
– Знай, дорогая, все будет хорошо. Обязательно будет.
– Правда?
– Да. Я буду заботиться о вас обоих до конца моей жизни.
Когда Алан ушел, Дейдри долго стояла посередине комнаты, тупо глядя на дверь. В ее мыслях царил полный сумбур. Она не могла поверить в то, что он действительно счастлив. Не тот человек Алан Феллоуз, чтобы довольствоваться тихим и скучным существованием добропорядочного отца семейства, совсем не тот… Мужчины такого сорта в жизни больше всего любят свободу, любят женщин, всех женщин. Их не влечет мирная поэзия семейного очага. Дейдри не могла представить себе, что Алан добровольно откажется от вольной жизни. И вообще, такие мужчины просто органически не способны стать хорошими мужьями и отцами. Если они и женятся, то бегают за каждой юбкой, пока у их жен не лопнет терпение, и они не подадут на развод. И так – до глубокой старости. Они просто неисправимы. Кстати, ей самой не раз приходилось отшивать таких вот женатых ловеласов.
Дейдри уже давно пора было лечь, но спать она была не в состоянии. А если Алан действительно хочет на ней жениться? Дейдри поймала себя на том, что сама уже начинает верить в свою беременность. Но ведь это всего лишь вымысел, обман…
Внезапно зазвонил телефон. Это была не Стейси, как подумала Дейдри, а Алан.
– Привет! У тебя все в порядке?
– Естественно. Что могло случиться за час? – И опять он уловил в ее голосе иронию.
– Но я никогда не оставлял тебя в таком положении раньше, дорогая. Ты все еще раздумываешь?
В какой-то момент Дейдри почувствовала себя виноватой. Избрав в качестве защиты холодность, она процедила сквозь зубы:
– Нет, я не этим сейчас занята!
– Понятно. Это не телефонный разговор. Когда мы встретимся?
– Не знаю. У меня много работы.
Наступило молчание. Через несколько минут Алан озадаченно сказал:
– Не могу понять, Дейдри, чего ты все-таки от меня хочешь?
– А тебе не приходит в голову, что я, может быть, не хочу от тебя вообще ничего?
– Да, сегодня вечером мне так и показалось.
– Я вела себя так, потому что ты сбежал от меня как последний трус.
– Я честно все тебе объяснил, Дейдри. Я попросил прощения, большего я сделать не могу.
Она учуяла нотку угрозы в его тоне. Обострять положение было опасно, поэтому она, коротко заявила:
– Давай закончим наш разговор. Я хочу спать.
– Конечно, дорогая. Я желаю тебе спокойной ночи. И помни, что я тебя люблю.
Она медленно опустила трубку, и вдруг ей страшно захотелось, чтобы все это было на самом деле. Как бы это было хорошо, как чудесно… Но Алан предал ее, а она никогда не сможет простить ему этого.
Дейдри выключила свет и легла на спину, откинув голову на подушку. И тут она поняла, что, если бы не ее глупая уверенность в том, что Алан уйдет от нее, как только она скажет ему, что беременна, ей бы никогда не решиться на эту чудовищную ложь. И теперь она не знала, как сможет признаться ему.
На следующее утро Дейдри проснулась поздно, да и то, услышав звонок снизу. Она открыла окно, чтобы посмотреть, кто это. Оказалось, что это фургон местного торговца цветами, который оставил на ступеньках какой-то объемистый пакет. Через некоторое время, когда уже одетая Дейдри спустилась, чтобы отправиться на работу, она нашла на пороге коробку. В ней были две розы – одна в полном цвету, другая еще бутон. Обе ярко-красные. К цветам была приложена записка Алана.
«По одному цветку каждому из вас».
Дейдри смотрела на записку, онемевшая от удивления, тронутая до глубины души. Она задумчиво гладила влажный бутон кончиками пальцев. Как мог бы до этого додуматься предатель и обманщик? Это было выше ее понимания.
Стейси позвонила ей на работу.
– Почему ты мне не позвонила и не рассказала, как все прошло? – застрекотала она в трубку.
– Я сказала ему все, что хотела. – И тут вдруг Дейдри почувствовала невыносимую тяжесть на сердце. Ей совсем не хотелось говорить на эту тему.
– Ну и что дальше? – наступала Стейси. – Я уверена, что ты не позволила ему оправдываться…
– Да, конечно, я ничего ему не позволила, – подхватила Дейдри. – За кого ты меня принимаешь? Слушай, мне неудобно сейчас говорить. Здесь мой босс. – Дейдри прибегла к такой уловке, чтобы прекратить неприятный разговор. – Я перезвоню тебе вечером. Пока.
Опершись локтями на стол, Дейдри пристально смотрела на розы. Она принесла их с собой на работу. Она честно старалась работать, но ее мысли были далеко, там, где сейчас находился Алан. Неожиданно ее осенило. Что бы ни натворил Алан, нельзя продолжать обманывать его, таким поведением она унижает себя. Сняв трубку, она позвонила ему домой.
Алан тут же подошел к телефону.
– Здравствуй, Дейдри. Я ждал твоего звонка.
– Мне хотелось бы увидеться с тобой, – коротко сказала она. – Ты смог бы зайти ко мне сегодня вечером?
– Да, конечно. Принести с собой что-нибудь съестное?
– Нет. Наш разговор не будет долгим. До встречи. – И она положила трубку со вздохом облегчения. Она знала, что разговор предстоит не из приятных и скорее всего, будет последним. Алан не простит ей подобного обмана.
Вечером Алан застал ее в гостиной. Дейдри сидела, скрестив на груди руки, на ее лице было самое решительное выражение. Увидев ее, Алан решил, что сейчас она заявит ему о решении сделать аборт. Его сердце сжалось, он похолодел, будто попал из теплого лета в морозную зиму. Собравшись с духом, он взял ее руку и сказал, глядя в глаза:
– Слушай, в прошлый раз я уверял тебя, что соглашусь с любым твоим решением, но, пожалуйста, заклинаю тебя, десять раз подумай, прежде чем решать. Я знаю, что и ты, и я не очень годимся на роль хороших родителей, но так начинают все. Мы справимся, я уверен. – Последние слова он произнес с подъемом.
Дейдри посмотрела на него странным взглядом.
– Быть родителями – это колоссальная ответственность, – произнесла она коротко.
– Да, я знаю. Но мы с тобой ведь взрослы и самостоятельные люди. Вдвоем мы одолеем все трудности. – Алан ободряюще улыбнулся. – Мы многого сможем добиться.
– О чем это ты?
– Ладно, скажу. Твои великолепные идеи и задумки плюс мой писательский опыт горы свернут.
Она криво ухмыльнулась.
– Значит, идеи мои, опыт твой?..
– Да, я кстати…
Ледяным голосом Дейдри отчеканила:
– Ты имеешь в виду тот опыт, который накопил, работая репортером в разных дрянных газетенках?
Алан резко вздернул голову.
– Откуда ты это знаешь? – спросил он.
– Это было не слишком трудно. – Подойдя к книжной полке, она достала из ящика вырезки из газеты и сунула ему. – Стоило только прочитать вот это.
Алан посмотрел на газету, но не стал ее брать из рук Дейдри. С неприязнью глядя на девушку, он сказал:
– Но там ведь нет моего имени.
– Но это написал именно ты. Не отпирайся, я все знаю. – Ее голос был бесстрастным и бесцветным.
Он кивнул, улыбнувшись странной улыбкой.
– Не отрицаю, но хотел бы узнать, как ты обнаружила это.
Не собираясь выдавать свою приятельницу, Дейдри ядовито заметила:
– Ты украл не только мои заметки, но даже и мои фразы. Я придумала их сама. Эдна не произносила таких слов. Вору следует быть все-таки более осторожным.
– Я не крал твоих мыслей. Это совсем не то. Видишь ли…
Его оборвал приступ истерического хохота Дейдри.
– Ты украл мою работу, напечатал ее в газете и при этом еще имеешь наглость заявлять, что это не воровство. Ты что, считаешь меня полной идиоткой?
– Если ты все же позволишь мне объяснить… – Он попытался взять ее за руку, но она отдернула ладонь.
– А что ты, кстати, имеешь в виду под так называемой «совместной работой»? – Дейдри снова рассмеялась. – Не трудись придумывать очередную ложь. Я прекрасно все понимаю. Ты просто хочешь, чтобы я придумывала для тебя темы, разыскивала материалы, а публиковать статьи станешь ты, под своим именем. Не так ли?
Алан посмотрел на нее долгим грустным взглядом, потом уронил руку.
– Верно, стану.
Несмотря на то, что Дейдри была полностью уверена в своей правоте, она воскликнула в изумлении:
– И ты так просто признаешь это?
– Да, потому что ты не можешь сама продолжать работу над этой программой, а ты бы хотела…
– Не потому что я не могу, а потому что ты отговорил меня от этого. Какой же я дурой была, послушавшись тебя! – Дейдри отпрянула от него, ее лицо исказилось гневом и ненавистью. – Господи, какая я идиотка! – повторила она.
– Дейдри, выслушай меня, пожалуйста. – Алан решительно шагнул к ней.
– А зачем мне тебя слушать? Теперь, когда я знаю, каков ты на самом деле…
– Так каков же я, по-твоему?
– Ты лжец, обманщик и вор! Продолжать дальше?
– Нет. – Лицо Алана помрачнело. – Вполне достаточно и этого. Но ты ошибаешься, Дейдри, и если ты все же согласишься выслушать меня, то я докажу тебе это.
Глаза ее оставались холодными и злыми. Она заявила:
– Я не желаю слушать твою ложь.
Тогда Алан злобно проскрипел сквозь зубы:
– У тебя нет другого выбора. Ведь нас объединяет такой пустячок, как твоя беременность.
– А, вот ты о чем! – Дейдри презрительно взглянула на Алана. – Неужели ты думаешь, что я захочу иметь ребенка от такой свиньи, как ты? Нет, этого не будет. Я наврала тебе. Мне просто хотелось дать тебе понять, каково быть обманутым.
Алан смотрел на нее, не веря своим ушам. Он решил, что Дейдри брякнула это с досады, чтобы сделать ему как можно больнее. Но, когда он увидел в ее глазах настоящее ликование, все надежды, которыми он жил последние сутки, рухнули, словно карточный домик. Поймав руку девушки, он рванул Дейдри к себе.
– Ты, наверное, кажешься себе очень умной и хитрой. Ты расставила мне капкан, словно зверю, и я попал в него. Это ты лгунья, а не я! Что ж, ты получила то, чего добивалась. Ты сделала мне больно.
– Чепуха! Ты решил остаться со мной только для того, чтобы я на тебя ишачила! Ты сам признался в этом.
Алан горько усмехнулся:
– Деточка, да у тебя, кажется, мания величия?
– Не смей оскорблять меня! – Дейдри оттолкнула его и отбежала в угол комнаты. – Хуже всего не то, что ты обманул меня и украл мою работу. Ты думал, что, раз ты затащил меня в постель, я стала твоей покорной рабой? Этого никогда не будет! Я свободная личность и распоряжаюсь собой как хочу. И никакая любовь для меня не может стать важнее моей свободы!
Алан невольно сжал кулаки до хруста в пальцах.
– Это правда? Значит, моя любовь для тебя ничего не значила?
– Ну почему же? Я от души посмеялась над твоими надеждами.
– Это правда?
В запале Дейдри не заметила, с какой подозрительной ласковостью Алан задал свой последний вопрос.
– Да. Ты считаешь, что можно покорить любую женщину, уложив ее с собой в постель. Но, черт возьми, это не так!
– Ты в этом уверена, не так ли? – Он придвинулся поближе к ней. Она слишком поздно почуяла опасность. До того как она успела открыть рот, Алан хитро сказал: – Хорошо, давай проверим на практике, права ли ты.
Ловким движением он поднял Дейдри и кинул на софу. Та попыталась вырваться, но он закрыл ей рот поцелуем, а его руки ловко расстегивали ее блузку. Клокоча от ярости, Дейдри попыталась укусить Алана. Но он был намного сильнее. Ей никогда не приходилось испытывать, каким жестким, и даже жестоким, может быть мужчина, добивающийся своего. Она продолжала бороться, но он придавил ее к дивану. Понося его последними словами, Дейдри пыталась оцарапать ему лицо, но, заглянув в его глаза, неожиданно испуганно стихла. Она ожидала увидеть в них злобу и ярость, но его лицо было каким-то холодным и отрешенным. Тогда она решила ответить ему тем же. Она превратилась в неодушевленную куклу.
Глубоко униженный Дейдри, Алан решил преподать ей хороший урок. Прежде он был с ней нежен и ласков, старался доставить удовольствие, не оскорбить грубостью. Теперь все было наоборот. У него не нашлось для нее ни одного ласкового слова. Он пользовался губами только для того, чтобы будить ее чувственность, животное желание. Алан прекрасно знал все ее самые чувствительные места, знал, как возбудить ее. Он был уверен, что ему удастся преодолеть ее сопротивление и вызвать у нее ответную вспышку страсти.
Оба они были злы друг на друга. Дейдри хотелось бы, чтобы Алан сделал ей больно, ударил ее или ущипнул, что дало бы ей моральное превосходство. Но он не попадался. Зная, как чувствительны мочки ее ушей, он методично покусывал их. Но она лежала словно мертвая. Ее глаза были холодны точно озерный лед. Заглянув в них, Алан цинично усмехнулся. Его руки и губы заскользили вниз по ее телу.
Он спускался все ниже и ниже, пока не раздвинул ее бедра. И, когда он достиг своей цели, горячая волна затопила ее, и она вскрикнула:
– Да, Алан! Да, пожалуйста! – И Дейдри протяжно застонала. Она задергалась в его руках, конвульсивно пытаясь соединиться с ним. Теперь ее глаза были закрыты, она постанывала и улыбалась чему-то.
Просто принять его ласки теперь было для нее мало, она хотела разделить их. Она оттолкнула его руку, чтобы самой расстегнуть рубашку на его груди. Затем ее руки добрались до его пояса, помогли освободиться от брюк. Дейдри кричала от вожделения, лаская его тело. Она обняла его, притянула к себе плотнее и, изогнувшись, приняла его в себя. Она целовала его шею и мускулистые плечи. В порыве страсти она укусила его так, что он даже вскрикнул от боли. Она не ощущала времени, ей хотелось новых и новых ласк, бесконечного наслаждения близостью.
Когда Дейдри начала реагировать на его ласки, когда она в истоме закрыла глаза, Алана наполнило чувство торжества. Он победил. Вначале он хотел уйти, бросив ее жаждущей любви, распаленной желанием, чтобы она испытала горькое унижение. Но все рухнуло, когда она сама стала ласкать его. Легкие пальцы Дейдри, скользя по его телу, разожгли его страсть. Было слишком поздно уходить. Разочарование, гнев, опустошение – все было забыто. Все в мире заслонила Дейдри. Только Дейдри! Алан понял, что они оба побеждены. Победителей в этой схватке не будет.
И эта близость, затеянная из желания отомстить, превратилась в самое острое чувственное переживание в его жизни. Теперь Алан уже не помнил о своих обидах, он хотел одного – доставить ей наслаждение, повести ее за собой по длинной дороге любви. И он знал, что путешествовать по этой дороге отныне он может только с ней… только с Дейдри.
Алан видел, что Дейдри наслаждается так же сильно, как и он сам. Он лег рядом с ней, улыбаясь счастливой удовлетворенной улыбкой. Через некоторое время он повернулся к Дейдри. Она смотрела на него и улыбалась загадочно, точно Мона Лиза. Он знал, что ему все равно надо задать ей несколько вопросов, чтобы все встало на свои места, и они поняли друг друга.
– Дейдри?
Она медленно открыла глаза и посмотрела на него. Ее гнев тоже давно стих.
– Мы не можем завершить все только так. Ты должна позволить мне…
Внезапно его речь прервала трель дверного звонка. Дейдри вскочила, на ходу натягивая халат, и побежала открывать. Через несколько минут Алан услышал возбужденный голос Стейси.
– Привет, дорогуша! Я примчалась к тебе: уж очень мне хотелось поскорее узнать, как все произошло. Ну, скорей расскажи, какая у него была рожа, когда ты ему рассказала правду. Так ему и надо; неповадно будет обманывать бедных женщин! Мы с тобой здорово это придумали! Ну, давай, рассказывай!
Не слушая, что говорит Дейдри, Алан вскочил с кровати и стал, молча одеваться. Минуту спустя на пороге появилась смущенная Дейдри: она с трудом выпроводила подружку. Алан в упор поглядел на нее.
– Значит, вы вместе придумали это… это наказание?
Стягивая на груди халат, Дейдри растерянно ответила:
– Мне казалось, что, узнав о моей лжи, ты уйдешь навсегда, и мы с тобой больше не увидимся. Я не могла представить себе, что все будет по-другому.
– Ну, большое тебе спасибо за такое мнение обо мне! Никогда не суди о других по себе!
Ее голос снова стал холодным.
– Что же, отныне я разрешаю тебе использовать для своих статей мои материалы. Тебе больше не придется прибегать к насилию…
– К насилию? – Он нервно усмехнулся и зашарил босой ногой по полу в поисках ботинка. – О каком насилии ты говоришь? Ты всегда готова к моим услугам.
Тогда Дейдри решила пустить в ход свой последний козырь.
– Я еще раз повторяю, что ты можешь сделать с моими заметками все, что захочешь. Думаю, тебе удастся на них заработать. Ведь, насколько я понимаю, деньги для тебя главное.
Алан резко обернулся. Выражение его лица заставило Дейдри испуганно отшатнуться. Медленным жестом он вынул из кармана пиджака бумажник. В какой-то момент ей показалось, что он сейчас бросит ей в лицо деньги. Но вместо этого Алан вытянул какой-то кусок бумаги и показал ей.
– Это телефон стюардессы, той, которую ты интервьюировала. Да, я получил деньги за статью. На них я привез ее домой, в Англию. Я спрятал ее в безопасном месте и помог найти работу под новым именем. Мне казалось, что и ты хотела именно этого. Но для тебя такая операция была бы слишком опасной. Я взял ее на себя. Вот он, мой сюрприз. – Не удержавшись, он рассмеялся при виде ее ошарашенного выражения. – Я не был уверен, что ты сразу поверишь мне. Думал, что ты перезвонишь ей, чтобы проверить все это. Хотя теперь не исключаю, что ты пришла бы к выводу, что мы сплели гнусный заговор специально, чтобы отнять у тебя славу и деньги. – Он повернулся и пошел к двери.
– Алан!
Но он уже захлопнул за собой дверь.
Прошло больше месяца, прежде чем Алан вновь увиделся с Дейдри. Он бежал в Корнуолл, чтобы спрятаться там, уйти с головой в работу и попытаться забыть о своей любви. Если бы это было, хоть вполовину так же легко сделать, как задумать… Коттедж, пляж, сад были полны воспоминаний. Куда бы он ни посмотрел, всюду перед ним представал образ Дейдри. Она улыбалась, дразнила его, манила за собой. Он старался забыть ее, называл самыми гнусными словами, припоминал все обиды – но тщетно. Так и не написав ни единой строчки, он возвратился в Лондон.
Однажды он бесцельно смотрел в окно, погруженный в свои мысли. И вдруг понял, что видит ее. Дейдри стояла, прислонившись к стене. Она тоже заметила его, но продолжала стоять неподвижно, уставившись в одну точку. Еще несколько минут Алан пытался усидеть в кресле, уговаривая себя не смотреть на нее. Но ноги уже сами бежали вперед, а руки тянулись за пиджаком. Алан кинулся к ней, боясь, что она растворится в тумане.
Его потрясла красота девушки. Конечно, за это время он не успел ее забыть, но мысленный образ уступал оригиналу.
– Привет, Алан. – Она испытующе посмотрела ему в лицо, но он постарался сохранять спокойное и безразличное выражение.
– Чего ты от меня хочешь?
– Мы могли бы пройтись?
Поколебавшись, он пожал плечами.
– Что ж, пошли.
Они брели вдоль реки по пустынной набережной. Она не говорила ни слова. Алан чувствовал, как колотится его сердце, как пересохло горло.
Наконец Дейдри сказала:
– Ты, наверное, считаешь, что я должна извиниться перед тобой. Хорошо, я сделаю это. Но я пришла сюда не затем.
Он ждал, что она будет говорить дальше, но Дейдри замолчала.
– Ты так и не позвонила Эдне, чтобы проверить, правду ли я тебе сказал?
– Нет, я ей не звонила. В этом не было никакой необходимости.
– Почему?
– Я поверила тебе. – Дейдри произнесла это удивительно просто. – Но ты не написал больше, ни одной статьи. Почему?
– Не написал – и все, – отрубил он. Алан не хотел больше ничего объяснять. Дейдри и так знала, что он не прикоснется к ее бумагам после того, что между ними произошло.
– Я о многом размышляла за то время, что мы не виделись, – заметила Дейдри. – О жизни, о том, что вообще в ней происходит.
– Ты пришла поговорить именно об этом?
– Да, отчасти.
– Ну, и до чего же ты додумалась? – Алан произнес это намеренно скучающим тоном.
– Я поняла, что главное в жизни – это любить и быть любимой тем, кого ты любишь. Ради этого только и стоит жить.
– Мысль очень оригинальная, – саркастически прокомментировал Алан.
Она посмотрела на него и усмехнулась.
– Я поняла и другое. Секс, оказывается, – очень важная часть жизни. И важнейшая часть отношений мужчины и женщины. И еще, что между полной, счастливой жизнью и пустой, бесцельной, – огромная пропасть.
– Увы, но не ты первая до этого додумалась.
– Но я имею в виду нас с тобой, – добавила Дейдри задумчиво.
Алан некоторое время молчал. Лицо его сохраняло бесстрастное выражение. Потом он спросил напрямую:
– Куда ты клонишь, Дейдри?
– Ты когда-то сказал, что любишь меня. Даже предлагал выйти за тебя замуж.
– Обстоятельства изменились, – коротко сказал Алан.
– Да, но не все изменилось. Он поморщился.
– Что ты имеешь в виду?
– Я беременна.
Едва не споткнувшись, он повернулся к ней. В его глазах засверкал гнев.
– Если ты думаешь снова сыграть со мной прежнюю шутку, то… – Он осекся, когда увидел выражение лица девушки. В ее глазах стояли слезы. Алан медленно перевел дыхание. – Боже! Так это правда?
– Да.
Его глаза стали холодными.
– Прими мои поздравления. Кто же счастливый отец?
Дейдри искренне рассмеялась.
– Мне кажется, что ты уже знаешь его имя. Да, я хотела сыграть с тобой скверную шутку, считая тебя обычным бессовестным журналистом. Но в итоге наказала сама себя, забыв, что ты – это ты. – Дейдри искоса посмотрела на него. Не обращая внимания на то, что лицо Алана было по-прежнему угрюмым, а губы презрительно поджаты, она продолжила: – Ты помнишь, как захотел отомстить мне и во что все это вылилось? Помнишь?
– Так и было, пока не заявилась твоя распрекрасная Стейси, – уныло пробормотал Алан.
– Да, это была она. Кстати, она нашла нового дружка.
– Прекрасно. Может быть, теперь она перестанет совать нос в чужие дела.
Дейдри весело рассмеялась и кивнула в знак согласия.
– Что? – Алан продолжал с неприязнью думать о Стейси. Он был уверен, что всю интригу затеяла именно она. – Что значит твой кивок? – переспросил он.
– То, что я готова выйти за тебя замуж, причем, не откладывая дело в долгий ящик.
Он нервно сглотнул.
– Ты думаешь…
– Я уверена, что ты по-прежнему хочешь жениться на мне.
Алан изумленно посмотрел на нее и, увидев ее глазах такую уверенность в собственной правоте, что громко расхохотался.
– Да, хочу, – подтвердил он. – Конечно же, хочу.
Он обнял Дейдри и поцеловал ее так, что они оба задохнулись от страсти. Потом он ухмыльнулся.
– Хорошо, хоть на этот раз тебе не удалось полностью обдурить меня. – Алан притянул Дейдри к себе и продолжал: – Знаешь ли ты, что заставило меня понять, как сильно я тебя люблю и как сильно хочу нашего ребенка? – Дейдри отрицательно покачала головой. Тогда он заговорил снова: – Я стал думать обо всех тех ужасах, которые мне рассказывали о младенцах. И я представил себе маленькую девочку, рыженькую и голубоглазую, которая улыбается мне и тянет ко мне свои ручонки. Вот тут я окончательно сломался.
– Я очень рада. – Она потянулась, чтобы поцеловать его. – Я тоже очень скучала по тебе.
– Признайся, пришла бы ты ко мне, если бы не беременность?
Ее ответа он ожидал с некоторым страхом.
– Глупый! Мне просто о многом надо было подумать перед таким решением. Я была наивной дурой, набитой бредовыми теориями. Внушила себе идею о том, что все мужчины – свиньи и угнетатели, а все журналисты – бессовестные негодяи. И твердила об этом как попугай, вместо того чтобы прислушаться к голосу своего сердца.
– Рад слышать это. Лучше прозреть позже, чем никогда.
– Да ну тебя. – Дейдри шутливо замахнулась. – А то еще пожалею, что призналась тебе.
– Обещаю, что тебе ни о чем жалеть не придется. Никогда в жизни, – торжественно произнес Алан.
Он снова поцеловал ее. Дейдри показалось, что она ранним золотым утром вышла из темного подъезда. С удовлетворенным вздохом она твердо закрыла за собой дверь и уверенно шагнула в будущее.


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Негасимое пламя - Бэннет Марси

Разделы:
12345678

Ваши комментарии
к роману Негасимое пламя - Бэннет Марси


Комментарии к роману "Негасимое пламя - Бэннет Марси" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100