Читать онлайн Негасимое пламя, автора - Бэннет Марси, Раздел - 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Негасимое пламя - Бэннет Марси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.33 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Негасимое пламя - Бэннет Марси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Негасимое пламя - Бэннет Марси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэннет Марси

Негасимое пламя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4

– Давай закончим этот разговор – Дейдри сказала это, не глядя на Алана. Обойдя его она побрела к машине. Он решил больше не задавать вопросов, понимая: одно неосторожнее слово и Дейдри уйдет от него навсегда.
По дороге в Лондон Алан буквально не, закрывал рта, но говорил о совсем других вещах.
Бросив на Дейдри взгляд, он понял, что она не слушает, и замолчал. До самого дома они ехали в безмолвии. Алан не сомневался, что Дейдри пригласит его к себе, и поэтому вышел из машины вместе с нею. Поколебавшись какую-то долю секунды, она спросила:
– Ты, наверное, хочешь есть? Я не бог весть, какая кухарка, но омлет приготовить сумею.
Алан решил отшутиться:
– Потрясающая идея! Надеюсь до этого дожить.
Из-за того, что квартира Дейдри была под самой крышей, в ней было жарко и душно. Хозяйка немедленно растворила все окна, и в квартиру тут же ворвался ветер и шум автомобилей с близлежащих улиц. Они перекусили, и Алан помог ей убрать со стола, помыть посуду. Потом он устроился на софе со стаканом холодного сока.
– Я рад, что мне удалось вырваться на природу хотя бы ненадолго. – Алан произнес это с демонстративно нейтральным видом. – Немного прошелся, пока ты была занята. Ведь я уже совершенно забыл, как пахнет настоящая трава. Дейдри улыбнулась.
– А свиной навоз пахнет еще посильнее.
– Спасибо, я прекрасно знаю, что и как пахнет и деревне.
– Слушай, Алан, а, по-моему, ты мог бы вполне поверить, что современные фермеры скорее разводят лам и устриц, чем коров и овец.
– Мог бы, мог бы, – добродушно согласился он, – дело в том, что мне больше нравится запах океана, чем коровьих лепешек, а крики чаек я предпочитаю реву скотины. По мне, лучше пройти несколько километров по океанскому побережью, чем десять метров возле свинарника.
Во время разговора Алан держал ее руку в своей и постукивал согнутыми пальцами по ее ладошке.
– Ты, наверное, скучаешь по своему домику в Корнуолле?
– Странно, если бы это было не так.
– Но ведь в Лондоне даже летом происходит столько интересного! Скоро открывается летний фестиваль искусств, в парках идут джазовые концерты.
– Зато в Корнуолле берега покроются цветами, тропинки под сросшимися кронами деревьев станут таинственными, словно монастырские коридоры…
– И на каждом пятачке запаркуются машины, а на пляжах будет клубиться целый рой нудных туристов.
– Но только не в той глуши, где прячусь я. В моей бухте всегда спокойно, – отразил ее натиск Алан.
– В моей бухте! Как это звучит по-мужски – моей!
Он крепче сжал ее руку.
– Если я соберусь в Корнуолл, ты поедешь со мной?
Повернувшись к нему, Дейдри изучающе посмотрела ему в лицо.
– А в каком качестве?
– Друга и любовницы.
– Ах, твоей сожительницы? – В ее голосе четко прозвучала неприязнь.
– Нет, не сожительницы, а любовницы. Это принципиальная разница. Любовница – это равноправный партнер.
Дейдри испытующе глянула на него.
– Равноправный? Ты можешь это гарантировать?
– Конечно же! – Алан произнес это совершенно искренне. – Клянусь тебе в этом.
Поколебавшись несколько мгновений, Дейдри спросила:
– Когда же ты туда собираешься и надолго ли?
– Когда тебе будет удобно и на сколько ты сможешь.
Дейдри мечтательно промурлыкала, что вырваться из Лондона в летнюю жару было бы очень заманчиво.
– Но я ужасно занята подготовкой своей программы, – огорченно добавила она.
– Ну, пять-шесть дней ты могла бы выкроить.
– Ты в этом уверен? – Дейдри внимательно следила за выражением его лица. Девушка таинственно улыбнулась. – Скажи честно, ты не отказался бы от прелюдии? – Алан изумленно поднял брови. Дейдри пояснила. – Ну, всего того, что мы будем там делать.
– А может быть, того, что мы можем сделать и здесь?
Она невинно посмотрела на Алана.
– Ты имеешь в виду прогулки по набережной и все такое прочее?
– Нет, я имею в виду постель и все такое прочее.
Она сделала вид, что не понимает, о чем он ведет речь. Потом неожиданно спросила:
– Так ты подразумеваешь это?
Внезапно Дейдри толкнула его на софу, поцеловала и стала расстегивать рубашку. Ее прохладные пальцы нежно касались его тела. Она слегка ласкала его соски, перебирала густые волосы на груди. Ему были приятны ее прикосновения, и Дейдри поняла это.
– Ага! Вот я и нашла твою ахиллесову пяту.
– Их у меня очень много.
– Правда?
Она слегка навалилась на него, придавив своим телом. Голова ее склонилась так низко, что Дейдри легко могла целовать его шею и твердый подбородок с ямочкой на нем. Алан до сих пор еще мог держать себя в руках, но, когда ее язык мягко прошелся по его груди и пополз все ниже и ниже, к пупку, он страстно застонал и попытался расстегнуть ее блузку. Но она подняла голову и шепнула:
– Нет, сегодня мы занимаемся только тобой!
Послушно опрокинувшись на спину, он отдался ее ласкам. Внутри Алана все кипело, тело его напряглось, по нему волнами пробегала чувственная дрожь, пальцы впились в бедра Дейдри. Она тихонько куснула его. Алан сладострастно застонал. Ее ласки казались ему сладостной пыткой, потому что он был обречен на целомудрие, не имея права на ее тело. Из-за этого всплески страстного возбуждения от ласк Дейдри то и дело сменялись периодами безнадежности и уныния. Он чувствовал себя ее безвольной игрушкой, не имеющей права на собственные чувства и желания. Тем временем Дейдри, подтянувшись вверх, поцеловала его в губы. Не выдержав, Алан притянул ее голову к себе и жарко поцеловал долгим ответным поцелуем. И сквозь этот поцелуй он прошептал:
– Я прошу тебя, давай поедем в Корнуолл. Ты доводишь меня до безумия. Я так хочу тебя, так хочу!
Подняв голову, Дейдри внимательно посмотрела на его искаженное тоской неутоленного желания лицо и просто сказала:
– Хорошо, поедем.
Он обнял ее в порыве радостного возбуждения.
– Когда?
– Скорее, чем ты думаешь.
Алан решил не уходить от нее, пока не сумеет назначить более или менее точную дату их отъезда. Но Дейдри вскоре встала и спросила:
– Хочешь перед уходом выпить чего-нибудь?
Алан просто взвыл:
– Ты меня выгоняешь?
– Мне надо сделать еще кое-какие заметки об интервью, пока я не забыла детали. Решить, как я ими распоряжусь.
Он вздохнул и, поднявшись с софы, стал застегивать рубашку.
– А завтра мы увидимся?
– Увы, нет. Завтра у меня свидание.
– С мужчиной или женщиной?
Дейдри рассмеялась.
– Я же не спрашиваю тебя, с кем ты видишься.
– Нет, не спрашиваешь. А мне очень бы хотелось, чтобы ты спрашивала.
– Почему?
– Мне бы очень хотелось, чтобы ты меня ревновала, сильно ревновала. – Алан произнес это очень прочувствованно.
Возвратившись к нему, Дейдри положила руки на его плечи, потом обняла за шею и стала перебирать пальцами завитки волос.
– Ты считаешь, что у меня есть основания ревновать тебя?
В течение нескольких мгновений он соображал, не соврать ли ей о том, что он случайно встретился со своей старой подружкой и их чувство вспыхнуло вновь. Но Алан тут же отказался от этой мысли, потому что знал: Дейдри ему не поверит.
– Нет. Оснований никаких. И ты прекрасно это знаешь. – Потом он глянул на девушку в упор. – А у меня?
Отодвинувшись от Алана, она сказала холодным тоном:
– Я встречаюсь со старой подругой. Мы вместе работали и стараемся видеться как можно чаще.
– Ты ей уже рассказала обо мне? – На лице Дейдри появилось искреннее удивление. – Почему ты ничего ей не сказала?
Она открыто рассмеялась:
– Не бойся, я все ей расскажу. Я скажу ей, что ты мужчина, а я пытаюсь сделать из тебя цивилизованного человека.
– Понятно. – Как Алан ни старался, в его голосе прорвалась ирония. А после этого он задал ей уже совершенно лишний вопрос: – Скажи, ты в последнее время не виделась с… со своим прежним другом?
– Нет. – Она отрицательно мотнула головой.
– Кто он такой?
– Обычный человек. Ничего из ряда вон выходящего. Спокойной ночи, Алан.
Он понял, что Дейдри не хочет отвечать на этот вопрос. И еще понял, что никогда не узнает, была ли она любовницей того человека, или их отношения так и остались платоническими.
– Что ж, мне жаль его, если он чувствовал к тебе то же, что чувствую я, – не без язвительности протянул Алан.
Голос Дейдри тоже стал жестким.
– Ты хочешь сказать, если он хотел меня так же сильно, как ты?
– Да, именно это.
Дейдри подошла к двери, раскрыла ее и снова произнесла:
– Спокойной ночи, Алан.
Он взял свою куртку, перебросил ее через плечо и пошел мимо нее.
– Так, когда же я тебя снова увижу?
Дейдри пожала плечами.
– Я сейчас очень занята.
Алан задержался и, глядя ей прямо в глаза, мягко, но не без укора произнес:
– Не обвиняй меня, Дейдри, в том, что я так хочу тебя. Ты же знаешь, что это сильнее меня.
Ее глаза потеплели. Она подошла к Алану и дружески поцеловала. Придержав Дейдри, он сказал:
– Ты как-то объявила, что хочешь получше узнать меня. Но о себе ты вообще ничего не рассказываешь. Иногда мне кажется, что ты что-то скрываешь от меня.
Дейдри посмотрела на него отрешенным взглядом, а потом сказала:
– Ты свободен в среду? Если да, я беру тебя с собой.
– Куда?
– Сюрприз.
Он ухмыльнулся.
– Ох уж эти твои сюрпризы!
Возвращаясь домой, Алан едва не пел от радости. Дейдри обещала ему поехать с ним в Корнуолл! Он свято верил в то, что там, в сельском безлюдье, она, наконец, отдаст ему свое тело. А еще он надеялся, что ему удастся добиться ее доверия и, следовательно, она расскажет ему о себе то, что он хотел о ней узнать. Но больше всего его волновала мысль о том, что скоро, возможно, настанет миг, когда он сможет назвать Дейдри своей.
Она тоже думала об этом, пока ехала в такси. Дорога до бара, где она должна была встретиться со Стейси, была неблизкой. Так что времени на размышления было достаточно. Подруги расцеловались и, поболтав сначала о том, о сем, перешли к разговору о грядущих важных изменениях в жизни Стейси. Та уже давно жила со своим другом, но они пока не думали о браке.
– Сколько лет вы уже вместе?
– Скоро два года.
– И что, вы оба и ты, и Нэд – чувствуете себя счастливыми?
Стейси немного колебалась, прежде чем ответить. Потом призналась, что не возражала бы оформить отношения.
– Мне кажется, – сказала она, – что два года срок уже вполне достаточный, чтобы хорошо понять, подходим мы друг другу или нет. И потом, я очень хочу иметь детей.
– Не терпится усесться в курятнике на яйца? – подколола ее Дейдри.?
– Да, не терпится. Моя сестра недавно родила мальчика. Он такой лапочка!
– Ну а как относится к твоим планам Нэд?
В глазах Стейси на миг мелькнуло грустное выражение.
– Он считает, что у нас еще достаточно времени впереди. К тому же он боится влезть в большие расходы – дом, хозяйство и все прочее. Я заверила его, что могу еще поработать, чтобы помочь ему. Даже после рождения ребенка.
Дейдри внимательно посмотрела Стейси в лицо и заметила горькую складку вокруг ее губ.
– Может быть, не стоит торопить события, – тихо заметила она. – Попробуй подождать, пока он сам тебе об этом скажет.
– Да чего там он скажет? Я и так знаю, что он меня любит и хотел бы жениться.
– Возможно, он просто еще морально не готов к браку…
– Но ведь мы и так живем как супруги! Я просто не вижу причины, почему мы не можем узаконить наши отношения.
– Но, с другой стороны, раз вы и так живете одной семьей, что это изменит?
Стейси с удивлением уставилась на подругу.
– Ты слово в слово повторяешь то, что говорил Нэд. Но я все же хотела бы оформить брак до того, как родится наш ребенок.
– Тогда потихоньку убеждай его в том, какая прекрасная штука семейная жизнь, и пусть ему кажется, что он пришел к этой мысли сам.
Дейдри хотелось бы узнать побольше, но тут принесли обед, и им пришлось прервать беседу. А потом вопросы стала задавать уже Стейси.
– С кем ты сейчас? Все с тем же художником?
– Нет, у меня теперь новый друг. Он писатель.
Стейси улыбнулась.
– Похоже, богемщики – это твое вечное хобби. Ну, и что он за человек?
– Он очень милый, но довольно своеобразный.
– Правда? А что ты имеешь в виду, называя его довольно своеобразным? Опиши его.
– Ну, он довольно красивый, в прямом смысле этого слова. Хорошо умеет владеть собой. Отлично сложен, настоящий атлет.
Стейси лукаво улыбнулась.
– И, конечно же, по уши влюблен в тебя? У тебя вечно так.
– Да, он меня хочет, – призналась Дейдри.
– Какой мужчина тебя не захочет? А ты его?
– Должна признаться – да.
Стейси приподняла бровь.
– Вы уже стали любовниками?
– Нет, пока еще нет. Слишком мало прошло времени.
Произнеся это, Дейдри весело рассмеялась. Глаза ее потеплели. Стейси пронзительно посмотрела на нее.
– Смотри, Дейдри, не перестарайся. Если будешь тянуть с этим, рискуешь его потерять. Мужчины не любят ждать слишком долго. Ты его потеряешь, и будешь страдать.
Дейдри нахмурилась.
– Что ты хочешь сказать этим?
– Ты все прекрасно понимаешь и сама. Если он уйдет, не выдержав слишком долгого ожидания, ты получишь серьезный удар.
– Я готова рискнуть! – Дейдри произнесла это самым серьезным тоном, но потом не выдержала и рассмеялась.


Алан не знал, чего ему ожидать, когда Дейдри выполнила свое обещание и повезла его в среду куда-то. Он предвидел, что это будет что-то необычное. Тем больше было его удивление, когда Дейдри доставила его… в цирк. Вокруг шапито громоздилось множество аттракционов. Дейдри настаивала, чтобы Алан попытал счастья на одном из них. Он выбрал тир и, конечно, выиграл приз, тут же предложил его разрумянившейся от удовольствия девушке. Но она оставалась верна себе.
– Где это ты так научился стрелять? – подозрительно спросила она.
Алан освоил стрелковое оружие на Ближнем Востоке. Но он не мог рассказать Дейдри правду. Поэтому пришлось отшутиться.
– Наследие бурно проведенной юности, – ухмыльнулся он. – Ну что, какой берем приз? – На полках стояли белые плюшевые кролики, пушистые медвежата и совершенно очаровательные собачки. Алан засмеялся: – Целый меховой магазин. Выбор хоть куда!
Он ждал, что Дейдри выберет какую-нибудь симпатичную зверюшку, и был поражен, когда она показала на зеленую лягушку с огромным ртом, которую другие посетители вообще не замечали.
– Мне вот ту, – сказала она уверенно. И уже держа свою игрушку в руках, хитро улыбнулась: – Кого-то она мне напоминает…
– Господи! Надеюсь, не меня, – в шутку испугался Алан.
Дейдри громко расхохоталась.
– А кто из них, – она показала на полку, – по твоему мнению, на тебя похож? Медвежонок? А может быть, лев? Или кролик?
Алан прихватил ее за нос и угрожающе рявкнул:
– Ведите себя пристойно, мисс Коннор!
Но Дейдри не сдавалась:
– Не увиливай. Так на кого же ты похож?
– Признайся, ты ведь спишь с плюшевым мишкой?
Теперь уже Дейдри ущипнула его за нос.
Звонок призвал зрителей в цирк, и они поспешили занять места. Когда все уселись, Алан обратил внимание, что цирк заполняют в основном родители с детьми, чаще всего совсем малышами. Интересно, зачем Дейдри угораздило привести меня сюда? – подумал Алан. Цирк для него по воспоминаниям детства всегда ассоциировался со зверями – львами, тиграми в больших клетках, еще должен был быть и дрессировщик с большим кнутом. И слоны, переминавшиеся на своих похожих на столбы ногах.
Но в современном цирке диких животных показывали довольно редко, полому Алан решил, что зрелище будет скучным. Правда, спектакль могло выручить конное шоу. И его надежды оправдались, он остался вполне доволен представлением. Этому немало способствовали и клоуны. Один из них в самом конце представления вынул из шляпы огромный букет цветов и вручил его Дейдри. Приняв дар с широкой улыбкой, она поцеловала свою лягушку и подарила ее клоуну.
Теперь до Алана дошло, кого напоминала ей эта лягушка. Он с удивлением посмотрел на Дейдри, но она в это время зачарованно глядела на арену и хлопала участникам представления. Клоуны уходили последними.
– Твой очередной друг? – поинтересовался Алан, когда они вместе с остальными зрителями медленно двигались к выходу.
– В какой-то мере, да. – Дейдри наклонилась к букету и вдохнула запах цветов. Это были розы нежно-желтого цвета. Они были самыми настоящими, а не искусственными, как показалось ему сначала. Хитро глянув на Алана, она спросила: – Хочешь с ним познакомиться?
Некоторое время Алан колебался. Его вовсе не прельщала перспектива знакомства с ее бывшим любовником, человеком, знавшим ее тело до последнего уголка. Человеком, в глазах которого он мог бы увидеть отражение этого знания. Как бы он смог пожать руку человека, который знал Дейдри так!
– Кто он?
– Клоун, – коротко ответила девушка и добавила: – Я его очень люблю.
На секунду у Алана болезненно сжалось сердце. Но потом здравый смысл подсказал, что она вкладывает в эти слова что-то другое. Ей просто не имело смысла быть с ним такой жестокой. Вряд ли она привезла бы Алана сюда нарочно, чтобы познакомим, его со своим бывшим любовником. Что это, подумал он, одна из тех ловушек, которые она постоянно расставляет на его пути? Овладев собой, он спокойно сказал:
– Пошли, поищем его.
В поисках нужды не было. Дейдри прекрасно знала дорогу. Когда они, наконец, выбрались из-под купола шапито, она повела его мимо конюшен к площадке, где сгрудились вагончики, в которых размещалась труппа. Дейдри постучала в дверь, и та немедленно раскрылась, как будто человек за ней только и ждал их прихода. Он широко раскрыл объятия, подзывая девушку, и при этом улыбался доброй, искренней улыбкой. Алан сразу заметил, что человек этот далеко не молод. Дейдри легко взбежала по ступенькам. Мужчина крепко обнял ее.
Через пару минут, когда хозяин вагончика, наконец, выпустил ее из своих объятий, Дейдри повернулась и, улыбнувшись, позвала Алана:
– Познакомься. Это мой дедушка!
Они пробыли в гостях часа три. Когда же они, наконец, распрощались, дедушка не скрывал сожаления.
– Пожалуйста, приезжай как можно скорей! – потребовал он.
– Конечно, дедушка! – пообещала Дейдри.
Клоун проводил парочку до автомобиля и там, отведя Алана в сторону, попросил:
– Не обижайся на нее. Она сумасбродка, ветер в голове, но прекрасная девушка!
– На нее невозможно обидеться, сэр, – весело улыбнулся Алан. Теперь он мог сердечно пожать руку на прощание новому знакомому.
Пока они ехали в Лондон, Алан попросил:
– Расскажи мне о нем подробнее. Он всю жизнь был клоуном?
– Нет, он был вполне респектабельным бухгалтером, пока ему не перевалило за пятьдесят. Правда, его всегда тянуло в цирк. Он изображал клоуна, чтобы развлечь меня, когда я была маленькой. Постепенно он так вошел в роль, что, добившись ранней пенсии, ушел в цирк. И вот уже десять лет он клоун и по-прежнему страшно увлечен своей работой.
– Он скучает по тебе, это заметно.
Дейдри кивнула.
– Но мы стараемся использовать каждую возможность, чтобы увидеться.
– Он отец твоей матери?
– Да.
– А где твои родители?
– Моя мама умерла, когда мне еще года не было. А мой отец долго работал за границей и остался там. Он женился во второй раз.
– Получается, что тебя воспитывали бабушки и дедушки?
– Да, – ответила с улыбкой Дейдри. – Детство у меня было просто сказочное. Меня безбожно баловали.
– Ну, теперь мне кое-что стало понятно. – Алан протянул руку и провел по ее волосам. – Спасибо тебе.
– За что?
– За то, что ил позволила мне узнать о себе много нового. – Дейдри никак не отозвалась, поэтому он продолжил: – Признайся, у тебя еще много сюрпризов заготовлено?
Дейдри глянула на него не без удивления.
– Можешь не сомневаться!
– Надеюсь, что все они будут такими же приятными, как сегодняшний?
Ей явно понравились слова Алана.
– Расскажи о своих родителях.
Алан пожал плечами.
– Мои родители живут в свое удовольствие на пенсии. Оба – фанатики гольфа. У меня есть брат, сестра и пятеро племянников. Старшему из них уже четырнадцать.
– Вы часто видитесь?
– Не чаще, чем велит чувство долга. Я ушел из дома в семнадцать лет и, должен сознаться, никогда об этом не жалел. Мои родители живут своей жизнью, а я своей. Мы встречаемся по торжественным датам, иногда на Рождество.
– Ты по натуре одиночка?
– Нет, я вовсе не хотел, чтобы у тебя создалось такое впечатление. – Он опять пожал плечами. – Просто так уж получилось.
Дейдри тревожно глянула на него.
– Ты жалеешь об этом?
– Да нет. Понимаешь, если бы я был женат и имел детей, то неизбежно пришлось бы возить их к бабушке и дедушке. Кстати, когда кому-нибудь из родственников надо меня увидеть, они знают, что стоит только позвонить – и я появлюсь.
– Это значит, что с ранней юности ты жил абсолютно самостоятельно и сам воспитал себя?
– Да.
– Может быть, ты и стал таким по этой причине? – Дейдри задала этот вопрос скорее самой себе, чем Алану.
– Что значит «таким»? – Ее фраза заинтересовала Алана.
Она довольно долго молчала. Алан не торопил ее с ответом.
– Я думаю, что точнее всего к тебе подходит определение «загадочный», – наконец сказала она. – Если не касаться чувственной стороны твоей натуры, ты скорее вещь в себе. Ты что-то скрываешь, ты не можешь или не хочешь – от куда я знаю – никому об этом рассказать.
Алан был поражен тем, как она произнесла это. До этого момента казалось, что он удачно ее дурачит. Испугавшись, что Дейдри проникнет еще глубже, он быстро перевел разговор в шутку.
– Но я готов разделить с тобой чувственную сторону моей натуры. Хоть прямо сейчас.
– Алан, прошу тебя, – Дейдри сделала умоляющее лицо, – перестань выступать как примитивный самец.
Он, не удержавшись, рассмеялся.
– Хорошо, для тебя я готов даже стать самкой.
Но эта глупая шутка помогла увести разговор от опасной черты. До самого дома они весело болтали на самые разные темы. Внезапно Дейдри посерьезнела и заявила Алану, что в ближайшую неделю будет очень занята.
– Означает ли это, что мы не сможем видеться?
– Понимаешь, мне действительно надо серьезно поработать над программой. Босс стал все чаще интересоваться, когда мы сможем перейти к съемкам.
Оставшись один, Алан понял, что он вступил на минное иоле. Вдруг Дейдри захочет познакомиться с его семьей? В общем разговоре в любой момент может возникнуть тема его прежней журналистской работы. Алан понимал, что если Дейдри узнает, что он обманывает ее, то уйдет навсегда. Но этого может не случиться, если они станут любовниками до того, как она обо всем узнает. Он должен любой ценой залучить ее в Корнуолл и сделать своей, сделать так, чтобы она нуждалась в нем настолько, что ей будет наплевать на его прошлое.
Он выждал несколько дней, купил морскую раковину и послал ее Дейдри с запиской: «Подержи раковину около своего уха, и ты услышишь тот шум, который каждое утро будит меня в моем коттедже».
Через неделю он послал ей несколько книг, прославляющих на все лады достоинства графства Корнуолл. Он приложил также фотографию старинного домика из серого камня, окруженного заросшим наперстянкой садом. Но Дейдри позвонила ему только в тот день, когда ей доставили посланный им горячий корнуоллский пирог с мясом.
– Ты, кажется, на что-то намекаешь, – невинно прощебетала в трубку Дейдри.
– Угадала.
– Но я действительно очень занята, Алан.
– Ну и как у тебя идут дела?
– Очень хорошо. Я уже переговорила со всеми, с кем хотела. Теперь мне надо составить план съемок.
– А почему бы тебе не взять все свои бумаги в Корнуолл и не поработать там над твоим сценарием в покое и тишине? Никаких телефонных звонков. Никто не будет тебе там мешать, – для пущей убедительности добавил Алан.
– И никто не станет весь день приставать ко мне, пытаясь затащить в постель?
– Ни в коем случае! Только всю ночь, – усмехнулся Алан, сам не веря в эту перспективу.
Дейдри рассмеялась. Он услышал, как она с кем-то заговорила. Потом она снова подошла к телефону.
– Это был мой босс. Он спрашивал, не тот ли ты псих, который прислал корнуоллский пирог, а потом добавил, что если ты собираешься продолжить в том же духе, то он предпочитает взбитые сливки.
– Пообещай ему, что будешь присылать ему их каждый день из Корнуолла. Когда я тебя увижу?
– Почему бы тебе не подъехать к моей конторе сегодня вечером? – предложила Дейдри. – И не пригласить меня выпить чего-нибудь?
Они договорились встретиться в шесть, но Алан еле-еле сумел пробиться через уличные пробки, а потом долго не мог припарковаться. Одним словом, он опоздал. Дейдри стояла у здания, в котором размещалась компания, и разговаривала с каким-то мужчиной. Этот человек, заметив, что подходит Алан, немедленно развернулся и ушел. Что-то в нем показалось Алану подозрительно знакомым. Он переждал время, спрятавшись в магазине, пока тот не исчез из виду. Только потом он подошел к Дейдри.
Она выглядела потрясающе. На ней были темно-зеленый облегающий жакет и совсем коротенькая черная юбка. Алан почувствовал прилив гордости за то, что именно он стоит с ней, он ее повелитель и властелин, которому, правда, до этого времени позволено было совсем немного. Нежно поцеловав девушку, он спросил:
– С кем ты разговаривала? Это был твой коллега?
– Нет, это мой босс.
– О! А как его зовут?
– Найджел Лоутон.
Алан ругнулся про себя, немедленно вспомнив это имя. Лоутон когда-то делал новостную программу для национального телевидения. Они освещали одни и те же события. Если Дейдри как-нибудь назовет Лоутону его имя – это конец! Он, конечно, тут же вспомнит Алана.
– Ты говорила ему обо мне?
Девушка выглядела озадаченной.
– Нет. Моя личная жизнь ни его, ни кого-нибудь другого не касается. Он бы вообще не узнал о твоем существовании, если бы ты не прислал пирог. Кстати, это очень мило с твоей стороны – пирог просто отменный. Не ты ли сам испек его?
– Что заставляет тебя думать, что я не мог сделать этого?
– Ты хочешь сказать, что ко всем талантам ты еще и готовить умеешь?
– Какие таланты ты имеешь в виду?
– Ну, нельзя не признать, что ты красив и очень сексуален…
Алан остановился и обнял Дейдри за талию. Он посмотрел на нее с недоверием.
– Это комплимент?
– Не бойся, я не буду тебя баловать похвалой. Мужчины от этого просто катастрофически глупеют.
– Не предвижу для себя особой опасности с этой стороны, усмехнулся Алан, не отпуская ее талии.
– Так кто же все-таки испек этот пирог?
– Я попросил испечь его мою соседку.
– А кто она и чем занимается?
– Ей еще нет тридцати, она блондинка, с прекрасной фигурой, – быстро ответил Алан.
Дейдри внимательно посмотрела на него, словно сомневаясь, верить или не верить его словам.
– Ты думаешь заставить меня ревновать?
– А что, ты не станешь?
– Нет.
Алан театрально вздохнул.
– Дело в том, что она просто обожает своего мужа и ходит беременная уже в третий раз. На самом деле пирог пекла ее мать, толстуха далеко за пятьдесят.
– Ну, видишь, как я была права, решив тебя не ревновать, – улыбнулась Дейдри.
– А я этим очень разочарован, – пожаловался Алан. – Ты успешно познаешь меня как человека, но когда ты наконец обратишь внимание на меня как на мужчину?
Его последние слова вызвали у нее настоящий приступ хохота.
– Поверь мне, когда такое произойдет, ты совсем не обрадуешься.
– Я не могу знать этого, потому что не имел возможности убедиться. Но, тем не менее, я согласен перетерпеть что угодно.
Она быстро глянула на него, поняла по его виду, что он шутит, и опять рассмеялась.
Выбрав паб, они заняли места за столиком. Вечер стоял очень теплый. Среди посетителей преобладали рабочие, решившие пропустить рюмку до того, как электричкой отправиться к себе в пригород. Как и Алан, большинство мужчин сняли пиджаки и ослабили узлы галстуков. Дейдри тоже сняла свой жакет и бросила его на спинку плетеного кресла. Солнце, попав на ее волосы, зажгло настоящий огненный нимб вокруг головы девушки. Алан подумал, что за время их знакомства она никогда еще не выглядела такой прекрасной. И тут же поймал себя на том, что эта мысль появляется у него каждый раз при встрече с ней.
Глядя на Алана, Дейдри заметила, как в его глазах разгорается желание. Встретив подобный взгляд, она обычно насмешливо поднимала бровь и отворачивалась, но сегодня этого не сделала. Девушка посмотрела ему прямо в лицо, потом провела кончиком языка по губам. Это вышло так эротично, что Алан был готов повалить Дейдри на пыльный пол и овладеть ею тут же, у всех на глазах. Он тяжело выдохнул воздух и с чувством произнес:
– Ах ты шлюха!
А она, состроив вид скромницы, объяснила, что ей страшно хочется пить. Алан встал и пошел за напитками. Дейдри смотрела ему вслед, любуясь его фигурой в обтягивающих джинсах. Перед стойкой клубилась целая толпа. Надо было долго дожидаться своей очереди. Прошло с десять минут. За это время произошло небольшое событие – к столику Дейдри подошел какой-то немолодой человек с кейсом в руках и, не спрашивая разрешения, сел на кресло рядом с девушкой.
– Привет, – сказал он. – Вы, я вижу, скучаете в одиночестве. Меня зовут Чет, а вас?
– Я здесь не одна, – холодно ответила Дейдри.
– Но этот кто-то просто ничтожество, если рискнул привести вас в такое место, как это. Не хотите ли поужинать со мной? Мы можем отправиться куда угодно. Куда только вы пожелаете, цены меня не остановят.
– Спасибо. Меня ваше предложение не интересует. – Дейдри отвернулась от назойливого незнакомца.
Но тот не унимался. Подвинувшись к ней ближе, он фамильярно положил ей на плечо свою руку. Дейдри зло стряхнула ее и уже собралась послать его подальше, но туг услышала голос Алана:
– Убери от нее свои лапы, подонок!
Человек повернулся на голос и побледнел, увидев надвигающуюся на него могучую фигуру Алана. Он быстро вскочил, схватил свой кейс, но, убегая, злобно выкрикнул:
– Лучше следи за своей девкой! А то она уже все глаза обломала, пялясь на мужиков!
Алан поставил на стол стакан, который принес для Дейдри, сделал большой шаг вперед и ухватил незнакомца за ремень. Потом, глядя прямо в его испуганные глаза, медленно вылил большую кружку холодного пива за пояс его брюк.
– Объясняйся теперь со своей супружницей, старый козел!
Мужчина вприпрыжку побежал в сторону, а несколько девушек из-за соседнего стола громкими криками приветствовали подвиг Алана. Он снова уселся рядом с Дейдри.
– Думаю, что на некоторое время это охладит его пыл. – Алан не скрывал своего удовлетворения.
Но реакция Дейдри его просто поразила. Сердито поглядев на Алана, она сказала:
– Кому было нужно твое хамство? Зачем ты так с ним обошелся?
Он в изумлении пробормотал:
– Но ты же хотела отделаться от него? Правда?
– Я вполне могла справиться с этим типом сама. Могу отшить любого, и помощь самцов мне ни к чему!
– А ты ожидала, что я буду стоять рядом и спокойно созерцать, как он тебя лапает?
Глаза Дейдри превратились в ледяные щелочки.
– Но ты-то сам лапаешь меня, причем все время, пока я рядом с тобой.
– Значит, он и я для тебя – одно и то же?
– А какая между вами разница? Может быть, ты предлагаешь мне перенять твой опыт охлаждения страстей и применять его каждый раз, как только сам начнешь распускать лапы?
Алан буквально взвился. Он был готов в этот миг ударить ее.
– Прекрати городить чушь! – гаркнул он. – Это просто смешно.
– Ты так считаешь? Правда? – От гнева на щеках Дейдри загорелись красные пятна. Вскочив, она коротко бросила: – Спасибо за приглашение, Алан. Почему бы тебе не пойти и не купить себе еще пива вместо того, вылитого? Может, выпьешь его вон с теми девицами, которые так тебе аплодировали. Уж они-то не станут вырываться, когда ты вздумаешь их пощупать. – Она метала молнии. – И запомни: я не такая, как они! – Повернувшись на каблуках, она быстро вышла из паба и двинулась в сторону стоянки.
В три огромных прыжка Алан догнал Дейдри и поймал ее за руку. Он был в ярости.
– Черт побери, ты что, белены объелась? Или он тебе понравился, этот старый хрыч?
– Не пори чушь! – Дейдри кричала, не обращая внимания на то, что прохожие с удивлением смотрят на нее.
– Тогда в чем же дело?
– Дело в том, что ты вечно суешь нос, куда не просят!
– Любая другая женщина на твоем месте была бы благодарна…
– Я не любая другая женщина! – резко перебила его Дейдри. – Я – это я! И если ты еще этого не понял своей тупой башкой, то нам лучше распрощаться прямо сейчас!
Алан оборвал ее:
– Не сходи с ума, Дейдри. Неужто из-за такого банального пустяка ты…
– Это совсем не пустяк!
С трудом сдерживаясь, он процедил сквозь зубы:
– Так что же ты все-таки хотела мне сказать?
– Я хотела еще раз попросить тебя не лезть и мою жизнь!
Алан понял, что, если он не сумеет справиться с – собой, все погибло. Дейдри ему этого не простит.
– Но мне же не все равно, что с тобой происходи!
– Я только прошу: не заставляй меня играть по твоим правилам, – похоже, Дейдри стала успокаиваться.
Алан не понимал, почему это обычное, в сущности, происшествие так возмутило Дейдри. Но он также видел, что она в любой момент может опять сорваться, и решил отложить объяснение с ней на другое время. Он несколько театрально всплеснул руками и сказал:
– Ладно. Я прошу меня простить. Больше этого не повторится. Может быть, все-таки вернемся?
Было заметно: Дейдри колеблется, подозреваем, что его извинения просто тактический ход. Однако она все же кивнула и пошла за ним.
Алан в душе проклинал дурацкое происшествие. Он так надеялся, что ему удастся увезти Дейдри в Корнуолл. Но теперь все рухнуло, она наверняка захочет проучить его и, конечно, никуда с ним не поедет. Больше того, она и сегодня будет на него все время дуться. Он судил по опыту отношений с другими женщинами. Но Дейдри еще раз сумела доказать, что она действительно не похожа на прочих. Когда они вернулись обратно к столику, она улыбалась ему, будто ничего не случилось. Они выпили по стаканчику; Алан рассказал ей пару анекдотов. И снова Дейдри так смотрела на него, что Алан чувствовал себя единственным мужчиной в целом мире. Его ничуть не удивляло то, что старый дурак полез к Дейдри, но вот мысль о том, что этот хрыч и он сам для нее чуть ли не одно и то же, доводила его до бешенства.
Алан почувствовал себя на верху блаженства, когда Дейдри пригласила его зайти в ее квартиру и даже приготовила ужин. Они ели при свечах, стол стоял возле окна, и можно было ощутить свежий вечерний воздух. После трапезы он перебрался на диван, а она поудобнее устроилась возле него. Дейдри положила голову ему на плечо, и они стали слушать пластинку с какой-то симфонией. Но эта идиллия продолжалась недолго. Алан приподнял голову и добрался до губ. И сразу же в его крови заполыхало пламя, поцелуи становились все более требовательными и страстными. Пальцы Алана торопливо искали пуговицы ее блузки и, справившись с ними, перешли к застежкам легкого кружевного лифчика.
Каждый раз, дотрагиваясь до Дейдри, он постанывал от страсти, дыхание его стало горячим и сбивчивым. Никогда еще желание не было таким болезненным, никогда прежде он не чувствовал такого голода по женщине. Прихватив губами ее сосок, Алан ощутил желание его сжать. Он готов был расцеловать каждый сантиметр ее тела, обласкать все его укромные уголки. Руки Алана скользнули вниз по ногам девушки, таким красивым, длинным, с ровной, шелковистой кожей. Он гладил ее лодыжки, потом поднялся к коленям и наконец, добрался до бедер. Лицо Алана покрылось бисеринками пота, горячее дыхание обжигало горло и губы. Он сжал ладонями нежные бедра и стал пламенно целовать их, при этом шепотом хрипло повторяя на все лады ее имя:
– Дейдри! Боже мой, Дейдри, как сильно я тебя хочу! Я больше не могу так! Ни секунды! Я схожу с ума по тебе…
Он услышал ее задрожавший голос:
– Алан, я…
Он не стал дожидаться конца фразы.
– Да понимаешь ли ты, что творишь со мной? Понимаешь? – Поймав руку Дейдри, он подтянул ее к тому месту, которое сейчас причиняло ему такие мучения. – Ты не можешь… не должна быть такой жестокой! Не должна!
Ловко освободив свою руку, Дейдри поднесла ее к лицу Алана, заставив посмотреть на ее ладошку. Глаза девушки в полутьме сверкали точно у кошки. С хитрой улыбкой она спросила:
– Ты действительно считаешь меня жестокой?
Алан, простонав, с трудом выговорил:
– Мы знаем друг друга уже два месяца. И если этого времени тебе не хватило, чтобы меня узнать… – Прервав эту фразу, он отчаянно воскликнул: – Что тебе еще надо знать обо мне, Дейдри? Скажи, ради бога!
Буквально скатившись с дивана, она вскочила и пристально посмотрела на него. Распущенные волосы падали ей на плечи и ласкали ее маленькую грудь. Пряди нежно касались розовых сосков. Чтобы удержаться от непреодолимого желания схватить ее и повалить, Алан до крови впился ногтями себе в ладони.
Словно прочитав его мысли, Дейдри коротко хмыкнула и сказала:
– Ладно. – На секунду ему показалось, что она согласна, она уже готова отдаться ему прямо сейчас, на этом диване. Сердце его наполнилось ликованием, но она так закончила фразу: – Ладно. Я поеду с тобой в Корнуолл.
– И там…
Она кивнула. В ее глазах, когда она скользнула взглядом по его джинсам, мелькнуло озорное выражение. Дейдри, дотронувшись до них кончиками пальцев, продолжила:
– И там я решу, что же мы можем сделать с этим…
– Когда?
– Можем поехать в этот уик-энд.
– В пятницу. Она улыбнулась.
– Хорошо, поедем в пятницу.
– Господи, как долго еще ждать до пятницы…
– Целых два дня, – поддразнила она.
– Ты ведьма, Дейдри, настоящая чертовка из ада.
Алан пришел домой, чувствуя, что у него появилась цель в жизни. Утром он первым делом позвонил соседке, которая приглядывала за коттеджем, и попросил ее привести дом в божеский вид к пятничному вечеру.
– Пожалуйста, припасите побольше еды, – умолял он женщину. А чтобы у нее не возникло ненужных вопросов, добавил: – Это на случай, если испортится погода.
Про себя он рассмеялся, потому что синоптики предрекали хорошую теплую погоду еще как минимум на три недели. И только Алан знал, что попытается не только добиться от Дейдри взаимности, но удержать ее у себя как можно дольше.
В пятницу Дейдри явилась к нему с объемистым чемоданом. Через плечо была перекинута внушительных размеров сумка. Увидев, что машина уже наготове, она спросила:
– А это зачем?
Алан объяснил, что на машине они доберутся вдвое быстрее. Подойдя к нему, Дейдри на миг прильнула к его груди. Алан чуть не сошел с ума от этого. А она еще и добавила:
– Я целиком отдаюсь в твои руки.
Если бы Алан знал ее хуже, то мог бы подумать, что она действительно потеряла власть над своими страстями. Конечно, ему очень хотелось в это поверить. Во всяком случае, он надеялся, что это так. Он полагал, что если уж Дейдри, наконец, решится вручить себя ему, то более страстной и чувственной женщины на земле найти будет нельзя.
Они забросили ее чемодан в багажник, а сумку Дейдри поставила на заднее сиденье. Через минуту они уже пробивались сквозь запруженные автомобилями улицы к шоссе. Ехать оставалось еще несколько часов. С величайшим трудом, Алан заставил себя отогнать все мысли о Дейдри и о том, что им предстояло, и сосредоточиться на дороге. Он каждую секунду ощущал, что, протянув руку, может дотронуться до ее коленки. И знал, что, если сделает это, она только улыбнется ему и в ее глазах появится выражение, обещающее незабываемую ночь блаженства. Алан уговаривал себя, что лучше уж потерпеть, чем погибнуть в катастрофе на самом пороге счастья.
Бензина ему должно было хватить до самого Корнуолла. Он не собирался останавливаться для заправки. Они проехали уже почти две трети пути, когда Дейдри внезапно приказала:
– Остановись на минутку.
Алан притормозил у какой-то деревушки. Выскочив из машины, Дейдри побежала к телефону-автомату.
Он терпеливо ждал десять минут, пока она разговаривала. Но лицу Дейдри было заметно, что она взволнована. Алан гадал, что же могло случиться и кому она вдруг ринулась звонить.
Наконец Дейдри положила трубку и решительно зашагала к машине. Забравшись на сиденье, она мрачно поглядела ему в глаза.
– Алан, послушай меня. Мне надо срочно вернуться. Очень срочно.
– Что, опять твоя чертова программа? Ты никуда не поедешь! – приказал Алан. Все в его душе перевернулось. Неужели она опять от него сбежит?
– Нет, не связано с работой. Я позвонила Стейси. Я обещала ей позвонить сегодня и чуть не забыла. Я должна понимаешь, должна – сейчас быть с ней. Ей очень плохо. Нэд ушел от нее…
– Может быть, я скотина и эгоист, но мне на это наплевать. Ты никуда не поедешь! Ты останешься здесь, и мы отправимся в Корнуолл!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Негасимое пламя - Бэннет Марси

Разделы:
12345678

Ваши комментарии
к роману Негасимое пламя - Бэннет Марси


Комментарии к роману "Негасимое пламя - Бэннет Марси" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100