Читать онлайн Негасимое пламя, автора - Бэннет Марси, Раздел - 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Негасимое пламя - Бэннет Марси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.33 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Негасимое пламя - Бэннет Марси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Негасимое пламя - Бэннет Марси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэннет Марси

Негасимое пламя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

3

Несколько следующих недель стали для Алана совершенно необычным периодом. Он не мог припомнить случая, когда ему пришлось так выкладываться, чтобы покорить женщину. Раньше он тратил на самых неуступчивых дам недели две от силы, да и то больше ради приличий. Но зато и продолжался бурный роман совсем недолго. Было в нем что-то, заставлявшее женщин понимать чутьем, что Алан будет выдающимся любовником. Он подтверждал справедливость этого мнения на практике, и, когда приключение подходило к концу, любовники расставались друзьями. С Дейдри, похоже, все будет совсем по-другому.
Когда он был помоложе, то по журналистским делам частенько путешествовал. Ему довелось много работать на Ближнем Востоке, в самых горячих точках. Но в странах суровых мусульманских нравов очень трудно найти женщину, с которой можно было бы просто переспать. Ему приходилось довольствоваться дешевыми проститутками. С годами он стал намного разборчивее, обращал внимание не только на внешнюю привлекательность и молодость, но и на ум, на ответное желание, интерес к себе как человеку. Алан, конечно, встречал женщин, к которым чувствовал сильное влечение. Он ухаживал за ними и чаще всего добивался близости. Но, ни одна из его бывших партнерш не действовала так на его воображение, как эта рыжеволосая чертовка Дейдри.
Алан был готов не расставаться с ней ни на секунду. Но действительность вносила свои коррективы. Не раз за несколько часов до оговоренного свидания она внезапно звонила ему, просила прощения и заявляла, что они не смогут увидеться, потому что у нее срочное интервью. А он стоял по стойке «смирно» с телефонной трубкой в руках и, получив огорчительное известие, говорил, что ничего страшного не произошло. Как ни странно, но и в этих переживаниях он умел находить какое-то странное удовлетворение. Правда, в те вечера, которые он коротал в вынужденном одиночестве, иногда просыпались и выползали на свет мерзкие подозрения, навеянные словами Дэйва. Обычно в присутствии Дейдри все дурные мысли о ней будто испарялись из его головы, но долгими одинокими вечерами они вновь оживали и терзали Алана, несмотря на все его попытки от них избавиться. Однажды, после очередного отмененного ею свидания, он довольно резким тоном спросил, не могла ли Дейдри договориться о другом времени для интервью.
– Это интервью было очень полезным, – с энтузиазмом заявила она в ответ на упреки Алана, было бы просто безумием договариваться о переносе его на другое время.
– Но ведь мы собирались пойти в театр, – напомнил Алан раздраженным тоном.
Дейдри коснулась его руки и посмотрела прямо в лицо.
– Разве я не извинилась, когда позвонила? У тебя было достаточно времени, чтобы либо возвратить билеты в кассу, либо продать их. И даже если они пропали, это ведь не разорило тебя?
– Речь не о деньгах, – отмахнулся Алан. – Важнее то, что ты предпочла работу свиданию со мной.
Дейдри слегка нахмурилась.
– Моя работа, Алан, для меня очень много значит.
Он знал, что сейчас скажет глупость, но не смог удержаться.
– Значит, твоя работа для себя важнее, чем я?
Тут она рассмеялась.
– Ах, какой глубокий вопрос! Не ставь на кон свое счастье, дружок. – Эту фразу Дейдри произнесла, намеренно усилив ирландский выговор.
Алан улыбнулся, в душе благодаря ее за то, что она сумела разрядить обстановку, а вслух изрек:
– Как бы там ни было, я пока вижу с вашей стороны, девушка, только нежелание ответить на мой прямой вопрос.
Во время этого разговора они сидели на высоких табуретках в баре ресторана и ожидали, пока освободится столик. Дейдри, абсолютно не обращая внимания на окружающих, положила ему руку на бедро, потом наклонилась и страстно поцеловала прямо в губы. Это был первый раз, когда она столь неприкрыто проявила свой темперамент на публике. Алан был поражен. Она не вела себя так, даже когда они оставались наедине в ее квартире. Ее страстный поцелуй возбудил его, Дейдри заметила это и, слегка откинув голову, внимательно наблюдала за ним. В глазах у нее прыгали смешинки. Она хотела убрать руку, но Алан не позволил ей сделать этого. Во-первых, ему было приятно ощущать теплоту ее ладони, а во-вторых, он решил слегка наказать ее за легкомыслие.
– Эй, – воскликнула она удивленно, – в чем дело? – Но ее глаза по-прежнему улыбались.
– Поцелуй меня еще раз, – скомандовал Алан.
– А нельзя ли мне было сначала получить свою руку?
– Будешь себя вести плохо, ничего не получишь!
Дейдри опять рассмеялась, и Алан был вознагражден еще одним поцелуем, но на этот раз уже совсем не таким страстным. Позволив ей освободиться, он оглянулся и заметил, что большинство мужчин в баре глядит на него с откровенной завистью. Это тешило самолюбие Алана. Но он с огорчением понял, что Дейдри еще раз провела его.
Шло время, сомнения, и ревность все больше мучили Алана. Хотя Дейдри и говорила ему, что он ей далеко не безразличен и что она хочет получше узнать его, но она не пыталась, ни разу завязать разговор о его прошлых занятиях и увлечениях. Помня ее ненависть к журналистам, сам Алан не решался открыть ей правду. Это могло бы разом разрушить все, что так медленно и трудно строилось. Пришлось придумать себе работу в сфере экспортной торговли. Алан органически не терпел лжи, и ему приходилось нелегко. К тому же он боялся, что обнаружится какой-нибудь общий знакомый, и все его построения тут же развалятся. Но другого выхода в этой ситуации у него просто не было. Во всяком случае, до той поры, пока Дейдри не увлечется им до такой степени, что сможет понять и простить его прошлое. Алан надеялся, что все станет проще, как только они, наконец, станут любовниками.
Алан старался не бывать в тех местах, где могла бы состояться роковая встреча, и предоставлял Дейдри полную свободу выбора. Как правило, ее вкусу соответствовали весьма экзотические заведения.
– Я завтра приглашаю тебя кое-куда. – Дейдри позвонила ему среди ночи, когда он уже давно спал. – И, пожалуйста, оденься во что-нибудь похуже.
– Ты под словом «завтра» имеешь в виду встречу через пару часов или это будет через сутки, тогда я сумею поспать хоть немного? – Алан задал свой вопрос весьма ехидным тоном.
Дейдри, казалось, была удивлена.
– Я надеюсь увидеть тебя уже через пять часов. Спокойной ночи.
– Подожди, не вешай трубку.
– Да?
– Ты не так должна желать мне спокойной ночи!
В ответ она засмеялась.
– И что же ты хотел услышать от меня по такому случаю?
– Не могла бы ты подумать о чем-нибудь хорошем?
– Ты хочешь, чтобы я пофлиртовала с тобой, не так ли?
– Это было бы здорово. Начинай!
– За кого ты меня принимаешь? – Она пыталась изобразить раздражение, но Алан понял, что разговор попросту забавляет ее.
– Могу поспорить, что у тебя это выйдет здорово, если ты постараешься.
– Конечно, я постараюсь. Но вопрос в том, хватит ли тебе денег расплатиться за услугу.
– А что, плата высока?
– Весьма высока.
– Я могу взять кредит.
Снова рассмеявшись, Дейдри предложила ему постараться наконец, уснуть.
– До завтра! – сказала она и положила трубку.
Алан был недоволен. Опять эта чертова девка его провела! Она постоянно навязывает ему свои правила, не желая играть по его законам.
В шесть утра около его дома посигналил желтый автомобиль. Когда Алан высунулся в окно, Дейдри весело помахала ему рукой. Он жил в маленьком домике в Докленде. Кругом стояли новомодные дома, выросшие в годы строительного бума; но он предпочел это строение викторианской эпохи, расположенное на улице, где когда-то жили настоящие докеры с семьями.
Когда Алан впервые увидел свое будущее жилище, домишко был просто в чудовищном состоянии – крыша текла, стекла выбиты, стены ободраны. Купив дом за гроши, он отремонтировал его собственными силами – пристроил сзади кухню, а на втором этаже, рядом со спальней, ухитрился вместить ванную. Домик стал вполне уютным гнездышком, и Алан старался покидать его как можно реже.
Алан не задержал Дейдри. Уже через несколько минут он сидел рядом с ней в машине. Казалось, что Дейдри проспала двенадцать часов, не меньше, потому что выглядела свежей и отдохнувшей. Волосы были уложены в прическу и перетянуты зеленой лентой. На лице не было практически никакой косметики. Поцеловав ее, Алан ощутил прекрасный аромат духов и свежести.
– Куда мы едем? – поинтересовался Алан, заметив, что она одета в джинсы и бледно-голубую рубаху.
– Сюрприз, – загадочно прищурилась Дейдри.
– Ненавижу сюрпризы, – ответил Алан самым суровым голосом, на который только был способен.
– Но против этого ты возражать не станешь.
Воображению Алана представились десятки различных вариантов, но подумать, что она везет его на рыбалку, он не мог.
Они подъехали к какому-то озеру, где их уже ждал ее знакомый, довольно немолодой человек. Дейдри познакомилась с ним, готовя одну из своих передач, и они вскоре подружились. Он проводил их в эллинг, где хранились лодки, и, указав на какой-то странный предмет, сказал:
– Вот она. Уже ждет вас. Оказалось, что она – это не просто лодка, а каноэ, на борту которого могут с трудом разместиться два человека. Каноэ смастерили, по словам знакомого Дейдри, канадские индейцы. Он рассказал, что сам плавал на этом суденышке несколько лет в Канаде, а потом привез его сюда.
Алан с недоверием смотрел на утлое изделие. Знакомый Дейдри был щуплым человечком, совсем небольшого роста, ему здесь места было бы предостаточно. Но что делать на борту этой лодчонки Алану с его богатырским ростом и весом?
– Неужели ты думаешь, что я рискну забраться в это плавучее бревно? – скривился Алан.
– Наши горцы тоже использовали подобные лодки веками, – заметила Дейдри.
– Когда? Двести лет назад? Не забудь, что в те времена люди были на голову ниже и на добрых пятьдесят фунтов легче, чем в наши дни.
– Перестаньте спорить, король, а то подданные могут подумать, что вы просто струсили.
– Нет, мисс Коннор, я совсем не трушу. Просто сегодня у меня не то настроение, чтобы тонуть.
Произнеся свое заявление самым высокопарным тоном, Алан залез в каноэ и пристроился на кормовом сиденье. Он не мог не вздрогнуть, когда Дейдри стремительно прыгнула в каноэ, раскачав его так, что оно едва не перевернулось. Но лодочка не только не перевернулась, но, напротив, смело понеслась вперед. Хозяин суденышка провожал их, широко улыбаясь. Перед этим он вручил парочке удилища и плетеную корзину с крышкой, в которой были припасы для пикника. Он дождался момента, когда Алан выгреб на середину озера, посмотрел, как они забросили удочки, и степенно удалился.
Озеро было большим. Берега его заросли деревьями, а посредине возвышался маленький остров. Алану не раз приходилось плавать и по морю, но в этой «душегубке» было очень трудно сохранять равновесие. Но время одной из попыток забросить удочку он едва не полетел в воду сам. С величайшим трудом, балансируя руками, Алан сохранил равновесие. Дейдри от души смеялась над его ужимками. А когда Алан был вынужден снять промокшую до последней нитки рубашку, она стала бросать на него преувеличенно нежные взгляды, отлично сознавая, что на борту этого плавучего бревна ее неприкосновенность гарантирована.
– А ну-ка напряги свои мышцы! – восхищенным голосом потребовала Дейдри. – Я даже не представляла себе, что ты скрываешь под рубашкой такую красоту.
Со зверским выражением лица Алан черпал пригоршнями воду и брызгал ею на девушку, приговаривая:
– Сейчас и тебе придется раздеться. Вот тогда мы увидим, какие прелести прячешь под рубашкой ты.
– Обманщик! – Дейдри увернулась от потока холодной воды, но в этот миг мокрая рубашка соблазнительно обрисовала ее груди. Она прекрасно осознавала, что бросает ему вызов. – Не стану я раздеваться, сейчас очень жарко и все высохнет прямо на мне.
– Ах ты, хитрая лиса! – Губы Алана внезапно пересохли от накатившего на него безудержного желания.
День был отличный: ласковый плеск воды, солнце и умиротворяющий сельский пейзаж. Он давно уже не был на природе вот так, по-простому, без привычных атрибутов цивилизации. И снова почувствовал себя молодым и довольным жизнью. Точнее, почти довольным. Дейдри была соблазнительно близко к нему, но он не мог даже дотронуться до нее – каноэ сразу угрожающе кренилось. Сблизиться они могли, только очень осторожно придвигаясь, друг к другу по прямой. Он сделал резкое движение – и суденышко едва не перевернулось.
– Ты все это специально подстроил, – захныкала Дейдри.
– Конечно! Мне хочется поцеловать тебя.
– Если ты попытаешься это сделать, то мы оба окажемся в озере.
– Я все равно рискну. – Алан потянулся к ней и только собрался поцеловать, как лодочка завалилась на бок, и ему пришлось тут же выпустить Дейдри из объятий и ретироваться.
– Ты доведешь меня до сумасшедшего дома, – самым серьезным образом заявил Алан. – Пожалуйста, поедем вечером ко мне.
– Хорошо, – просто ответила Дейдри. Он чуть не выпал за борт от удивления.
– Это правда?
– Конечно. Я ведь еще не видела твоей обители.
Алан изловчился поймать пару приличных по размеру рыбин. Пополудни они причалили к берегу островка, развели огонь и зажарили их. Дейдри приготовила сандвичи, заложив жареную рыбу между толстыми ломтями хлеба. Запивая холодным пивом, они быстро расправились со своей добычей. После трапезы Алан полулежал, опершись на ствол дерева. Дейдри присела рядом. Думая о Канаде, она запела популярную там народную песню. Голос у нее оказался чистый, неожиданно тонкий. Алан, не удержавшись, подпел ей. Когда замер последний звук, он притянул девушку к себе, чтобы ей было удобнее отдыхать. Они любовались закатом, игра света на воде была просто непередаваемой. Алан нежно поцеловал ее в шею, а Дейдри, сладко вздохнув, подставила ему для поцелуя губы.
– Мы обязательно должны повторить это. – Алан имел в виду поцелуй. Но она, то ли действительно не поняв, то ли решив поддразнить его, откликнулась:
– Вот видишь! Я же говорила, что тебе понравится мой сюрприз.
Чуть позже они причалили к молу и, надежно закрепив каноэ, не торопясь поехали домой к Алану.
Оказалось, что Дейдри нужно было знать все: как дом выглядел раньше, что ему пришлось сломать и что достроить. С любопытством она разглядывала фотографии, сделанные до ремонта и после него. Он был благодарен ей за искренний интерес к его подвигам, но его мысли были далеки от этой темы. Алан помнил, что их знакомство продолжается уже примерно месяц, а Дейдри обещала ему близость только месяца через три. Но, может быть, она уже передумала… Была ли она уже уверена в нем и в своих чувствах к нему? Алан с удивлением обнаружил, что скрестил пальцы на удачу, и очень испугался: вдруг у него опять ничего не получится.
В его гостиной стояла огромная софа, занимавшая почти все пространство комнаты. Она была намного больше той, что стояла у Дейдри. Алан поставил пластинку с приятной музыкой и стал готовить коктейли. Когда он сел, Дейдри прильнула к нему как ребенок. Они немного поговорили о том, каким прекрасным был сегодняшний день. Потом Алан поцеловал ее нежным долгим поцелуем. Дейдри отставила свой стакан, обняла его за шею и так его поцеловала, что все тело Алана завибрировало, словно натянутая струна. Так она его не целовала еще ни разу. Более того, когда его пальцы полубессознательно стали расстегивать пуговицы на ее рубашке, она не противилась, не пыталась его остановить.
У нее были небольшие грудки совсем юной девушки: им недоставало соблазнительной зрелой пышности, но они были такими крепкими, такими трогательными в своей неразвитости.
Бледные розовые соски поначалу были безучастны к его ласкам, но постепенно стали твердеть под его пальцами. Алан нагнулся и брал их губами по очереди, играл с ними, целовал и ласкал языком. Затем он приник губами к ее шее. Дейдри вздохнула и подняла голову. Она удовлетворенно застонала, когда Алан нежно прикусил мочку её уха. Девушка нежно шептала его имя до тех пор, пока его губы не закрыли ей рот.
К этой минуте Алан уже достиг высшей степени возбуждения, но он не торопил событий. Он был твердо намерен любить ее целую ночь, так что еще было достаточно времени для ласк, для открытия все новых сладких уголков ее тела. Дейдри возвращала ему поцелуи, нежными кончиками пальцев гладила его лицо. Ее поцелуи были очень ласковыми, но не более того. Он почувствовал, что страсть не захватила Дейдри, как его самого, и она не собирается перешагивать последнюю грань. Она его не желала. Поначалу Алан подумал, что она просто намеренно гасит свои чувства, но потом понял, что она действительно не хочет близости. Ее поцелуи были по-сестрински дружелюбны и холодны. Подняв голову, он вопросительно поглядел на Дейдри.
– Это было очаровательно, – спокойно сказала она и стала застегивать пуговицы своей рубашки.
– Очаровательно? – Внезапно разозлившись, он схватил ее за запястье. – И это все? Только «очаровательно»?
Дейдри затихла, внимательно глядя ему в глаза.
– Алан, ты не забыл то, о чем я тебе говорила?
– Черт бы тебя побрал! – в сердцах воскликнул Алан, освободил ее руку и отступил на шаг, кусая губы. – Разве в этом деле могут быть какие-то условия?
На мгновение, отведя глаза, Дейдри твердо посмотрела прямо ему в лицо.
– Для меня – да. И обязательно. Непременно.
Она наглухо застегнула рубашку, спрятав от него все свои прелести.
Алан встал, быстро зашагал к бару, налил себе стакан. Рука его заметно дрожала.
– Ты что, динамистка? – В его голосе сквозило нескрываемое разочарование.
– Кто-кто я?
– Ты прекрасно понимаешь, о чем речь, черт побери! Не строй из себя школьницу! Сначала доведешь мужика до предела, а потом… – Повернувшись к Дейдри, Алан увидел, что она стоит, нахмурив брови и плотно скрестив руки на груди.
– По-твоему, это нечестно?
– А как же иначе?
Неожиданно Дейдри вспылила:
– А то, что ты делаешь, честно? Ты целуешь меня и ласкаешь, прекрасно зная, что я хочу подождать с этим.
Алан уставился на нее с искренним удивлением.
– Да, естественно, я тебя хочу, – продолжала она. – Похоже, до тебя не доходит, что я могу хотеть тебя не меньше, чем ты меня. А я ведь сказала, что отношусь к тебе совсем не так, как к другим.
Отставив свой стакан, Алан подошел к ней и взял за руки. На его лице была немая мольба.
– Тогда объясни мне, почему мы должны ждать, если оба хотим друг друга. Я страдаю из-за тебя, Дейдри. Я…
Она со злобой оттолкнула его руки.
– Нет!.. Мне важно понять, так ли ты относишься ко мне, как того хочу и жду я. Я не желаю новых разочарований. Теперь-то ты меня, наконец, понял?
– Ты хочешь сказать, что в прошлой жизни…
– Да, именно это я и хочу сказать.
– Что же с тобой случилось?
– Ты не имеешь права спрашивать об этом. Ты еще недостаточно хорошо меня знаешь. Я же не спрашиваю тебя о твоих бывших женщинах.
– Это не одно и то же. Мужчина…
– Ах, мужчина?! Мужчины почему-то считают, что они имеют право все знать о нас! Но такого права у них нет! И не думай, что я отступлю от своих убеждений только потому, что ты меня хочешь. Для меня мои убеждения важнее тебя, важнее всего па свете! – Она яростно сверкнула на Алана глазами. – А если ты не согласен, то иди к черту! Я прекрасно проживу и без тебя.
Алан буквально онемел. Он не нашелся что ответить Дейдри, подавленный ее агрессией. Он представил себе только на секунду, что она перестанет быть частью его жизни, что он больше не будет с трепетом ожидать очередной встречи с ней, постоянно думать о ней, желать ее до боли в каждой клеточке тела. Это было невозможно!
– Нет, не смей так говорить! – закричал он. – Умоляю, никогда больше не говори об этом!
– Тогда прекрати делать то, чего я, не желаю!.. Ты должен поступать только так, как хочу я.
Дейдри твердо посмотрела на него, ожидая ответа. Алан тяжело вздохнул.
– Ты не похожа на других женщин, Дейдри. Совсем не похожа…
Она не стала этого отрицать.
– Жизнь заставила меня стать такой.
– И ты намерена по-прежнему мучить меня и себя, заставляя сходить с ума от желания?
В ее глазах появилось изумление.
– Доводить до безумия нас обоих?
Он, молча, кивнул. А она, снова обретя жизнерадостность, шутливо пообещала, что за этим дело не станет. Алан сокрушенно покачал головой.
– Я тебя, похоже, никогда не смогу понять.
– Не знаю. Думаю, со временем поймешь.
– Со временем, – повторил он печальным эхом.
– Все время мира принадлежит нам, – довольно торжественно произнесла Дейдри.
– Надеюсь, что я еще не помру от старческой дряхлости к тому счастливому моменту, когда ты соизволишь наконец, снизойти до меня.
Не выдержав, Дейдри рассмеялась.
– Я постараюсь доказать тебе, что ты совсем не старик. – Она придвинула к нему губы, как бы провоцируя на поцелуй. – Обещаю тебе доказать, что ты еще мужчина хоть куда.
Алан зажмурил глаза, чтобы задушить в зародыше вновь пробудившееся желание. Он пробормотал про себя, что еще никогда в жизни не переживал ничего подобного. Дейдри услышала его бормотание.
– Ты хочешь сказать, что никогда еще не встречал такой девушки, как я?
– Повтори это еще раз, – искренне попросил он Дейдри.
Но повторять она не стала, а, поднявшись на цыпочки, легко поцеловала его.
– Я постараюсь оправдать твои ожидания.
Дейдри уехала, но позвонила из дома сразу же, как только вошла в квартиру.
– Ты уже в постели? – спросила она.
– В постели, – уныло подтвердил Алан, – но не думаю, что буду сегодня хорошо спать.
– Это почему же?
– А то ты не понимаешь почему?
– Я уверена, что ты будешь спать в эту ночь как сурок. Во что ты одет?
– Я привык спать, в чем мать родила.
– Ничего себе! А простыни у тебя шелковые?
– Мне кажется, что кто-то обвинял меня в том, что я задаю вопросы, которые задавать не надо.
– Ничего подобного, мы живем в свободной стране. А какого цвета твои простыни?
– Приезжай, сама увидишь.
– Могу поспорить, что они черные. Шелковые черные простыни…
– Это хорошо для пижонов.
– Понято. А ты, конечно, не пижон.
– Я не пижон.
– Да, ты нечто другое… Но я лучше не буду тебе говорить кто ты.
– Ты такая добрая, что не хочешь огорчать меня. Правда?
– Нет, я вовсе не добрая. Но мне действительно не хочется огорчить тебя так, что ты не сможешь спать целую неделю. Спокойной ночи, Алан!
Раньше ему нравилось, когда Дейдри звонила и они вот так болтали о всякой чепухе. После того как она желала ему спокойной ночи и вешала трубку, он обычно лежал и думал о ней и их отношениях. Но сегодня все было по-другому. К влечению примешивалась горечь неудовлетворенной страсти, подозрение и даже ненависть к этой столь обворожительной, но и такой странной девушке.
Казалось, что она сама устанавливает те правила, по которым живет. Интересно, что произошло в ее жизни, что заставило ее стать такой! Обман, насилие, предательство? Или она просто хитрая, бессовестная лгунья, холодная садистка, наслаждающаяся его страданиями? Вдруг все-таки в словах Дэйва была правда? Он вспомнил, как целовал Дейдри, как она целовала его в ответ, и даже зарычал от бессильной злобы, чуть ли не кусая подушку. Боже мой! Никогда еще он не желал женщину так безудержно. Алан пытался убедить себя, что он может потерпеть еще, чтобы, наконец, заполучить ее. Но сама мысль о том, что она способна так легко управлять своими чувствами, обижала его. Да и были ли они, эти чувства? Она клялась, что да, что желает его не меньше, чем он ее. Но он-то сам этого желания не видел! Почему же он должен верить ей?
Однако он хотел ей верить – вот в чем суть дела. При одной мысли о том, что она может исчезнуть из его жизни, его охватывала паника.


– Прошу прощения, мисс Коннор, но я ничем не могу помочь вам до тех пор, пока вы не вставите новый замок.
Этот разговор состоялся через неделю или чуть позже после того памятного вечера. Дейдри была в бешенстве. Какие-то скверные шутники залили клеем замки гаражей, и никто из жильцов не мог выехать на своем автомобиле. А она должна была в тот день встретиться со служащей одной крупной ближневосточной авиакомпании, интервью с которой должно было стать украшением ее программы. Естественно, тема разговора была все та же – домогательства со стороны босса. Девушка приехала в Лондон всего на пару дней, и Дейдри договорилась, что они встретятся в доме ее сестры, где им никто не помешает. Но дом этот был в поселке довольно далеко от Лондона. А в воскресенье нанять машину для такой поездки было просто нереально.
Дейдри после минутного колебания набрала номер Алана. В двух словах рассказав ему о своей проблеме, она прямо спросила, не мог бы он дать ей свою машину.
Задумавшись о том, что это за важное свидание у нее может быть в воскресенье, Алан быстро ответил, что, конечно, она может взять его автомобиль, однако управлять им ей будет не просто, если она не ездила на вездеходах, – нужен определенный навык.
Дейдри созналась, что опыта в этом деле у нее нет, но удивилась тому, что стиль вождения на них отличается от обычного. Алан пояснил, что проблема состоит в том, что его машина очень старая и капризная, с придурью». И предложил свозить ее сам.
– Это очень благородно с твоей стороны, Алан, – надменно протянула Дейдри, – но я справлюсь и одна.
– Тогда давай сделаем так. Я подъеду, и ты попробуешь взяться за руль сама.
Предложение пришлось ей по душе. Алан подъехал поближе к ее дому, что-то подкрутил под капотом и только тогда появился перед ней. Дейдри выскочила с радостным криком:
– Как это мило с твоей стороны!
– Ты сначала попробуй проехаться на ней, – охладил он ее пыл.
Дейдри буквально запрыгнула на водительское место, желая показать, что она может по-свойски обращаться с любым автомобилем, но, тем не менее, внимательно выслушала все объяснения Алана. Он настаивал на том, что, пока она будет тренироваться, ему лучше сидеть рядом с ней. Она завела двигатель и через несколько секунд, после того как машина тронулась с места, буквально завопила от страха.
– Слушай, как ты можешь ездить на этом уроде! Где у него руль?!
Дейдри изо всех сил нажала на педаль тормоза, которая ушла до пола, но ничего не произошло. Они на всех парах мчались к перекрестку, полному машин и людей. Сбросив ее ногу с педали, Алан подкачал жидкость. Машина в последний момент остановилась. Глаза Дейдри округлились от ужаса.
– Алан, да как ты можешь передвигаться на подобном монстре?
– Я же честно предупредил тебя, что у моего автомобиля свои причуды.
– При чем тут причуды! Было бы честнее сказать, что это просто бомба на колесах.
– Может быть, тебе лучше все же найти другую машину?
Дейдри быстро глянула на часы.
– Увы, у меня просто нет времени для этого. – Она нетерпеливо глянула на него. – Признайся, ты сам-то сможешь управлять ею с гарантией, что мы останемся живы?
– Еще бы! Я привык к ее нраву.
– Тогда, пожалуйста, отвези меня. У меня нет другого выхода – опоздать на это интервью и тем более пропустить его я просто не имею права.
– Конечно. Я ведь предлагал тебе это с самого начала. – Они поменялись местами, и Алан осторожно двинулся вперед. – Куда тебе надо?
Она назвала деревню в графстве Дербишир.
– Чертова даль, – заметил Алан. – Лучше будет заправиться.
У первой же колонки они остановились. Заправившись, он обратился к Дейдри:
– У меня нет карты того района. Попробуй купить в киоске.
Она сразу же побежала за картой. Как только девушка скрылась из виду, Алан поднял капот и поставил в прежнее положение все, что некоторое время назад крутил.
Когда они поехали, машина вела себя вполне прилично, правда, время от времени Алану приходилось изображать борьбу с трудностями, чтобы Дейдри не догадалась о его проделках.
– Ты сказала, что собираешься взять интервью. Для кого? Для той телекомпании, в которой ты работаешь?
– Да. – Дейдри не хотела распространяться на эту тему.
– Но разве для съемки тебе не надо было бы взять с собой оператора и все необходимое оборудование? – Алан задал этот вопрос, считая подобное любопытство вполне уместным.
Дейдри, не скрывая облегчения, ответила ему:
– Конечно, надо было бы их взять. Но сегодня я еду просто побеседовать и выяснить кое-что необходимое для моей исследовательской работы. Сегодня я также должна решить, кого возьму в программу, а кого нет. Кстати, многие люди вообще не хотят показываться на экране, хотя искренне желают мне помочь.
– А как ты поступаешь в таком случае? Закрываешь их лица спецэффектом?
– Да, иногда мы поступаем так. А порой используем их голос за кадром и накладываем его на подсъемки, скажем, их дома или местности, где они живут.
– Очень интересно. Жаль, что я так мало разбираюсь в технологии создания телевизионных передач.
Это было не совсем так, но зато Дейдри сразу попалась на его крючок и начала подробно рассказывать, как все делается на телевидении. В ее рассказе были и серьезные и смешные истории из собственной практики. Алан настолько ими увлекся, что забыл время от времени разыгрывать борьбу со своей машиной. От взора Дейдри это не укрылось. Она посмотрела Алану прямо в лицо и заявила:
– Ты подрегулирован руль, признавайся!
– Мне очень не хотелось, чтобы ты управляла им одна, и потому я… немножко преувеличил его недостатки.
– Тебя бы следовало выпороть за такие штучки!
Искоса поглядев на Дейдри, Алан с облегчением понял, что она вовсе не сердится.
– Ты так считаешь?
– Не только считаю, но и сделала бы это своими руками. Но меня останавливает надежда, что ты получишь от поездки большое удовольствие.
Алан весело рассмеялся и перевел разговор на другие темы. Он стал советоваться с ней по содержанию своей следующей книги. С его стороны это было проявлением наивысшего доверия, Алан знал, что ей нравится обсуждать с ним его будущие работы. А потом он с невинным видом спросил, кто та особа, к которой они спешат.
– Совершенно обыкновенная женщина.
– А какой же интерес представляют для твоей передачи обыкновенные женщины?
Дейдри опять внимательно посмотрела на Алана, но его взгляд был прикован к дороге, а лицо хранило невинно-отрешенное выражение. После долгой паузы она пояснила:
– Они интересны мне, когда в их банальной жизни происходит что-то необычайное.
– Например?
Она не ответила на этот вопрос и сменила тему разговора. Когда они нашли нужный дом, Дейдри выпрыгнула из машины со словами:
– Прости меня, пожалуйста, но я не могу взять тебя с собой. Я обещала ей, что буду одна.
Алан поспешил ее успокоить:
– Я пойду где-нибудь пообедаю. Скажи, когда я должен быть на месте, и я к этому часу обязательно вернусь.
Наградой за его смирение была ослепительная улыбка.
– Спасибо тебе Алан, за помощь и чуткость.
Хитро подняв брови, он не преминул подколоть ее:
– Не думай, что это бескорыстно. В будущем за все это тебе придется расплатиться.
Хотя он произнес эту фразу шутливым тоном, она поджала губы.
– Надеюсь, ты не имеешь в виду это?
Наклонившись вперед, он легонько поцеловал ее.
– Имею, но на твоих условиях.
Ее глаза сразу потеплели. Она положила руку ему на щеку и сама поцеловала в губы. Рот Дейдри был провоцирующе полуоткрыт, губы сложены в чувственную полуулыбку. Тело Алана отреагировало на это немедленно. Она подняла глаза и понимающе улыбнулась ему, вселяя в него ощущение, что он для нее – единственный мужчина на земле.
– Пока! – Она заторопилась к дому и скоро скрылась за густыми деревьями.
Сев в машину, Алан на минуту задумался о том, почему же все-таки Дейдри вызывает в нем столь сильное желание. Ведь в его жизни были женщины и намного красивее ее, и не глупее, если даже и не умнее. Что-то в ней есть особенное…
Девушка, с которой собралась говорить Дейдри, работала стюардессой у человека, имевшего личный самолет, а не служила в крупной компании, как решила сначала Дейдри. Он был невероятно богат и платил ей очень хорошо, но ожидал за свои деньги многого.
– До того как мы заключили контракт, он попросил прислать ему мое фото в полный рост, – рассказала Эдна, так звали эту девушку. – Когда он согласился меня взять, то потребовал подписать с ним контракт сроком на два года. Этот человек из Саудовской Аравии, и я вначале думала, что он потребует от меня чуть ли не надеть паранджу. Но, наоборот, мне пришлось носить супермини. Ладно, подумала я, у меня красивые ноги, и я, в конце концов, привыкла к коротким юбкам. Словом, я не очень беспокоилась на этот предмет. Но он прямо заявил, что в мои обязанности входят и другие услуги, а не только сервировка стола на борту самолета.
– Ну, и что вы решили? – заинтересованно спросила Дейдри.
– Я отказалась и стала искать себе другую работу. Известила его об этом. Но он пригрозил, что мое имя будет занесено в черный список всех авиакомпаний и я никогда не получу в них никакой работы. А вот если я буду покладистой, то жизнь моя станет настоящей сказкой. Он предложил мне роскошный дом в Эр-Рияде и огромную премию по окончании контракта.
– А здесь, в Англии, вы не могли получить работу стюардессы?
– Место стюардессы получить без связей просто нереально. Можно легко устроиться официанткой или приходящей няней. Но это, как говорится, на любителя. А мне не на что было жить. Кроме того, мой хозяин отобрал у меня паспорт, объяснив, что паспорта персонала хранятся у него во время действия контракта.
– А он имел на это право?
Эдна пожала плечами.
– Когда у человека столько денег, сколько у него, он считает, что может делать все, что только пожелает. Получив свое место, я была невероятно счастлива. И это продолжалось до того момента, пока он не заявил мне, что хочет вступить в Клуб высотников.
– Это еще что такое?
– Вы никогда не слышали об этом Клубе? В него попадают только избранные, те, кто поимел женщину в полете, на высоте не менее километра.
– Ничего себе!
– В хвосте его самолета была оборудована спальня. Я должна была проводить там нужное ему время в каждом полете. – Эдна нервно засмеялась. – Он не разрешал мне надевать даже трусики. Под формой я была обязана быть абсолютно обнаженной.
Женщины понимающе посмотрели друг на друга. Эдна продолжила свой рассказ.
– Он задаривал меня – драгоценности, дорогие побрякушки и тряпки сыпались как из рога изобилия. Хозяин намекнул, что если я буду послушна ему, то эти подарки и премия по окончании контракта обеспечат меня до конца жизни.
– И сколько вы проработали на него?
– Двадцать месяцев.
– Значит, вы скоро будете свободны?
– Да. – Но, произнеся это, она посмотрела на Дейдри испуганным взглядом.
– Ну а почему вы решились рассказать все это мне?
Немного поколебавшись, Эдна сказала:
– Иногда у него на борту бывали гости, другие мужчины. Он знал, что мой двухлетний контракт подходит к концу, и решил сыграть со мной грязную шутку. Он сказал мне, что если я не стану делать для других мужчин то, что делала для него, при условии, что он будет наблюдать за этим, то это будет нарушением условий контракта и я не получу ни пенни.
– Ну и сволочь! – взорвалась Дейдри. – Грязная свинья!
Она вся кипела от гнева, когда вышла из дома и села в машину Алана. Он собрался было поинтересоваться, как прошло интервью, но, глянув на Дейдри, решил придержать язык. А та никак не могла успокоиться. Через пару километров Дейдри потребовала остановить машину. Она выпрыгнула, не дождавшись полной остановки, и, подбежав к кромке поля, начала ругаться, как грузчик. Пораженный до глубины души, Алан догнал ее и спросил, что произошло, почему она стоит здесь и громко ругается?
– Все мужики – вонючие, слюнявые скоты! Всех вас давно пора истребить, засунуть в газовую камеру! Я бы всех мальчишек просто душила при рождении! – Дейдри даже взвизгнула на этих словах.
Он смотрел на нее, не решаясь раскрыть рта, потом отважился спросить:
– На меня твое заявление тоже распространяется?
– А как же! Ты ведь тоже из этого свинского рода!
– Стоп! – скомандовал Алан. Он хотел было взять ее за руку, но она с отвращением вырвалась. Теперь пришел черед ему разозлиться. Схватив Дейдри за плечи, он стал трясти ее. – Очнись, Дейдри!
Она внезапно обмякла, точно спущенный воздушный шар. Алан заметил в уголках ее глаз слезы.
– Так ужасно?
– О чем ты?
– О том, как мужчины обращаются с женщинами.
– Это просто бесит меня!
Она повернулась спиной к Алану и стояла, плотно скрестив руки. Понимая, что такое не может быть следствием одного интервью с неизвестной женщиной, Алан подошел к ней сзади и нежно обнял за плечи.
– Расскажи мне все, – мягко сказал он.
– Не могу. Я обещала молчать.
– Не надо меня обманывать. Это не из-за нее.
Она медленно повернулась к нему и посмотрела прямо в лицо. Прекрасные женские глаза были затуманены слезами, и ему передалась ее боль. Алан, тихо позвав ее по имени, раскрыл объятия. Поколебавшись несколько мгновений, Дейдри подошла и осторожно положила голову ему на грудь. Поглаживая ее по спине, он бормотал:
– Ничего, ничего, все будет хорошо.
Вздохнув, Дейдри горестно сказала:
– Как же все-таки гнусно устроен наш мир!
– Не беспокойся, я сумею защитить тебя! – Алан наклонился и поцеловал ее волосы.
Дейдри неприятно засмеялась, отбросив волосы с лица.
– Спасибо, уж в вашей-то защите, господа мужчины, я не нуждаюсь. Я достаточно сильна сама.
Алан обиделся не на шутку.
– Знаешь, – сказал он, – иногда я думаю, что тебе было бы неплохо показаться психиатру. Твои нервы не в порядке.
– А как им быть и порядке, когда вы, сволочи, на каждом шагу унижаете и оплевываете нас, женщин? – зло выкрикнула Дейдри. Слезы были готовы брызнуть из ее глаз.
– А ты думаешь, что наоборот не бывает? Еще как бывает! Но я же не призываю душить всех женщин в колыбели.
Она смотрела на него несколько секунд, потом резко повернулась и пошла. По дороге вырвала с корнем длинный стебель и стала хлестать им с ожесточением по траве. Он пошел следом.
– Все равно, мужчины всегда унижали, и будут унижать женщин. Мне кажется, они только для этого и живут на свете, – сказала Дейдри после долгого молчания.
Алан не ответил. Тогда она, не поднимая головы, рассказала ему неприятную историю из своей жизни. Когда она сразу же после школы поступила в колледж, один преподаватель, уже пожилой человек, имевший внуков, стал к ней приставать. В конце концов, он пригрозил, что если Дейдри не согласится переспать с ним, то ей не сдать ни одного экзамена. Он был наставником группы, в которой она училась, и поэтому им часто приходилось оставаться один на один. И вот однажды этот тип набросился на нее, пытался изнасиловать, но девушка сумела с ним справиться, при этом сильно расцарапала его лицо ногтями. Руководители колледжа не поверили ее рассказу и посоветовали, не создавая шума, перейти в какое-нибудь другое заведение. Но Дейдри не хотела идти на это. Она подняла шум, репутация старого негодяя погибла, и ему пришлось уволиться из колледжа. Но руководство не простило ей публичного скандала. Ее вынудили уйти.
Выслушав ее скорбный рассказ, Алан, преисполнясь справедливого гнева, потребовал:
– Назови его имя, я ему покажу!
Дейдри криво усмехнулась и с сомнением покачала головой.
– Можешь не беспокоиться, я же сказала, что его репутация погибла, а, когда моя передача выйдет в эфир, его просто со света сживут.
Тогда Алан спросил:
– Неужели ты решишься говорить об этом публично?
Дейдри твердо посмотрела ему прямо в глаза.
– Он должен получить все сполна. Он испортил жизнь не только мне, но и еще многим девушкам. После его нападения я очень долго боялась оставаться в одной комнате с мужчинами, даже со стариками. У меня была тяжелая депрессия, я была готова покончить с собой. А ведь есть десятки и сотни совершенно беззащитных женщин, которые годами страдают от подобных типов. Таким скотам пощады быть не может!
Алан присвистнул. Потом он, наконец, решился задать ей вопрос, который уже давно не давал ему покоя.
– Скажи мне все же, о чем будет твоя программа? О том, как мужчины унижают женщин?
Было видно, что Дейдри колеблется, прежде чем решиться на ответ. В ее глазах мелькнуло сожаление по поводу того, что ей не удалось сохранить свою тайну. Потом она коротко кивнула в знак согласия и, вызывающе посмотрев на Алана, произнесла:
– У тебя есть какие-нибудь проблемы в этой сфере?
Алан медленно покачал головой.
– У меня проблем, слава богу, нет. А вот у тебя, скорее всего они имеются.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Негасимое пламя - Бэннет Марси

Разделы:
12345678

Ваши комментарии
к роману Негасимое пламя - Бэннет Марси


Комментарии к роману "Негасимое пламя - Бэннет Марси" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100