Читать онлайн Танцуя с Кларой, автора - Бэлоу Мэри, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Танцуя с Кларой - Бэлоу Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.08 (Голосов: 77)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Танцуя с Кларой - Бэлоу Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Танцуя с Кларой - Бэлоу Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэлоу Мэри

Танцуя с Кларой

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 16



Прежде чем нанести визит тёте Саре, виконтессе Йорк и матери графа, он дал себе два дня на то, чтобы достаточно оправиться и привести себя в божеский вид. Он посетил также родителей Малколма. Тетя Сильвия и дядя Пол вместе с детьми, Гассом и Виолой, должны были прибыть со дня на день, а его собственные родители сообщили в письме, что вернутся в город в течение недели и захватят с собой тетю Милли. Клан снова собирался в Примроуз Парке, с той же неотвратимостью, с какой делал это каждое лето, сколько Фредерик себя помнил.
Всех, разумеется, больше всего интересовала его жена, и они задавались вопросом, когда, наконец, смогут ее увидеть. Неужели дорогой Фредди решил тянуть до последнего, и привезет ее в город только к самой свадьбе, дерзкий мальчишка? Из-за травмы его жена чувствует себя комфортнее в деревне, объяснил он. Он надеется, что смог уговорить ее приехать в город на свадьбу, но не уверен, что она действительно сможет сделать это. Она немного застенчива. Эта последняя ложь была сказана в пределах слышимости графа и графини, отчего он тут же ощутил стыд и дискомфорт.
Его отец, конечно, потребует объяснений, если Клара не приедет, подумал Фредерик. От этой мысли у него в очередной раз упало сердце. В последнее время его бедное сердце только и делало, что падало. Удивительно, что ему все еще было куда падать. Его отец будет разочарован в нем – в который раз. А он не в состоянии снова и снова доказывать, что уже вырос, остепенился и способен вести себя как человек, умеющий нести ответственность за совершенные поступки.
Он потерпел неудачу. Да, верно, теперь он мог оставить в прошлом ту историю с Джулией. Он обнаружил, что прощение – это чудо, способное облегчить самые тяжкие муки совести. Но тот эпизод можно было бы назвать всего лишь мелким грешком по сравнению с тем, что он сделал с Кларой. Он погубил собственный брак. Это был полный провал. Он причинил непоправимый вред женщине, которая стала самой важной частью его жизни. Даже более важной, чем он сам.
Именно всепоглощающее чувство неизбежного краха привело его в тот вечер на закрытую вечеринку, где, как он знал, будут карты и высокие ставки. И он не видел никакого смысла избегать этого. Если бы он пропустил тот карточный вечер, то все равно принял бы участие в следующем или в любом другом. У него просто не было силы воли, чтобы изменить привычный образ жизни. Или же ему не хватало целеустремленности. Возможно, именно этого ему всегда и не хватало. Он не видел особого смысла – ни в чем.
Он решил, что мог бы попытаться контролировать себя. Ограничил бы траты. Останавливал бы себя, когда проигрывал определенную сумму. Не то что бы он мог позволить себе потерять какую-то сумму. Он уже потерял ужасающе много с тех пор, как женился. Если он будет недостаточно осторожен, в ближайшее время его снова могут атаковать кредиторы, и ему придется просить о помощи отца или Клару – хотя он скорее умрет, чем обратится к кому-либо из них за одолжением, – или же ему снова будет угрожать опасность оказаться в долговой тюрьме.
Вечер набирал обороты, и он с иронией подумал, что так и не определил ту сумму, которую мог позволить себе выиграть, прежде чем завершить игру и пойти домой. Это был один из тех самых волшебных вечеров. Он почувствовал это с самого начала. Он не мог ошибиться. Даже если бы он попытался проиграть, он не смог бы этого сделать. По крайней мере, все выглядело именно так. Он не пил. Он в полной мере мог наслаждаться своим триумфом.
Как долго он еще сможет играть? Его забавляла мысль, что, должно быть, он уже отыграл все, что успел проиграть с того момента, как вступил в брак. Играть, пока удача не отвернется от него, как это обычно всегда и происходит? Он знал, – все, что легко достается, так же легко и теряется. И теперь, выигрывая, он прилагал столько же усилий, чтобы продолжить игру, сколько обычно затрачивал в тех случаях, когда проигрывал. Еще одна партия, чтобы убедиться, что удача все еще на его стороне, – так он обычно рассуждал. Если что, он остановится. Или, если он начнет проигрывать, он позволит себе еще одну партию, чтобы проверить, а вдруг удача ему снова улыбнется. Если так и происходило, тогда он играл еще партию. В любом случае, его всегда засасывало в эту бездну, этот водоворот, из которого было невозможно выбраться.
Молва о его небывалой удаче распространилась среди присутствующих в обеих комнатах. В итоге, вокруг их стола собралась целая толпа, все застыли в напряженном молчании. Ему хотелось смеяться и ликовать, но проявлять какие-либо эмоции за столом считалось дурным тоном. Он сидел с невозмутимым видом. Все собрались, чтобы стать свидетелями его триумфа.
А потом лорд Арчибальд Уинни тронул его за плечо. Просто прикосновение, без давления, без слов. И все же немой посыл дошел до адресата. Шоры упали с глаз Фредерика. Они собрались здесь не для того, чтобы засвидетельствовать его успех. Разве толпа когда-нибудь собиралась для того, чтобы разделить чье-то счастье? Скорее наоборот. Их цель не в том, чтобы приветствовать его победу, они здесь, чтобы стать свидетелями поражения Хэнкока.
Сэр Питер Хэнкок, молодой, красивый и безрассудный был готов лишиться своего скромного состояния. Впрочем, о будущем речь не шла. Он уже был лишен своего состояния и теперь играл в долг, в ожидании скорого выигрыша. Еще один кандидат в долговую тюрьму. Человек, чей отец умер два года назад, оставив сына заботиться о матери и трех сестрах. Слишком большая ответственность для молодого человека.
Фредерик взглянул на ставку противника, оценил свои карты – у него на руках была беспроигрышная комбинация, поставил все, что у него было на кон, и услышал почти беззвучный вздох, полный сочувствия к бедному Хэнкоку. Когда последний выложил свои менее удачные карты на стол, Фредерик бросил собственные в общую колоду лицевой стороной вниз, и поднялся с разраженным возгласом.
– Вы выиграли, Хэнкок, – сказал он, зевая, в то время как зрители с недоумением взирали на происходящее, а его противник уставился на него с видом человека, с шеи которого только что сняли петлю. – Перед уходом я хотел бы встретиться с вами внизу, друг мой.
Сэр Питер Хэнкок все еще выглядел ошеломленным победой, когда Фредерик привел его в салон, в первую же расположенную внизу комнату, которую он обнаружил открытой. Это была гостиная с расставленными вдоль стен стульями. В центре комнаты было много свободного пространства.
– Сколько женщин зависит от Вас, Хэнкок? – спросил Фредерик. Он не слышал, чтобы какая-то из сестер юноши вышла замуж.
– Четыре, – ответил Хэнкок. – Мать и три сестры.
– Только Вы стоите между ними и нищетой? – спросил Фредерик.
Хэнкок пожал плечами.
– Это было невезением, Салливан, – сказал он. – Ставить весь Ваш выигрыш на кон, я имею в виду. Удача для меня, конечно.
Не успел он произнести последнее слово, как ударился об пол, и, уставившись на мгновение в потолок, не сразу осознал, что причиной, по которой он очутился в таком положении, был кулак. Фредерик склонился над ним, схватил за воротник пальто и поднял на ноги.
– Мы с Вами похожи, как две капли воды, Хэнкок, – сказал он сквозь зубы. – Наверное, я могу наказать себя, превратив в кашу Ваше лицо. Возможно, Вы кое-чему научитесь, отвечая мне и сдирая кожу на костяшках пальцев. А теперь поднимите кулаки, потому что, ей-богу, когда я ввязываюсь в драку, я ожидаю встретить достойного противника.
Хэнкок, разъяренный нанесенным ему оскорблением, поднял кулаки, и какое-то время они дрались отчаянно, упорно, и почти беззвучно.
В конечном итоге Хэнкок оказался на полу. Избитый и побежденный, но в сознании, он с трудом переводил дух. Он поднял руку, поскольку Фредерик все еще нависал над ним с угрожающим видом, сжимая кулаки, готовый к обороне, как только его противник поднимется. Фредерик протянул руку и помог ему встать на ноги.
– Вы хорошо работаете кулаками, – сказал он, поправляя на себе одежду и осторожно дотрагиваясь кончиками пальцев до поврежденной щеки. – Почему я никогда не видел Вас у Джексона, Хэнкок?
Сэр Питер усмехнулся.
– Два года назад я пообещал матери, что никогда не буду заниматься чем-то грубым и опасным, – сказал он. – Бедная мама. Она никогда не умела добиваться правильных обещаний. Она всегда была больше озабочена моей безопасностью, чем своей собственной. Вам повезло, Салливан. Если бы я практиковался, именно Вы сейчас лежали бы на ковре и из Ваших глаз сыпались бы искры. Между прочим, какие карты были у Вас на руках, прежде чем Вы их сбросили?
– Ничего особенного, – ответил Фредерик. – Просто блефовал в надежде, что Вы блефуете еще более опрометчиво. Вы идете со мной?
Сэр Питер кивнул, поправил на себе одежду и покинул дом вместе с Фредериком.
– Я называю это своим личным дьяволом, – сказал он. – К счастью, мне еще никогда не приходилось сталкиваться с противником, которому сопутствовала бы такая невероятная удача – до сегодняшнего вечера. Интересно, как долго продлилась бы эта полоса везения?
– Она прервалась весьма эффектно, – отозвался Фредерик. – Лучше всего было, пока она длилась. Личный дьявол, вот как? Да, подходящее определение. Остается только надеяться, что его можно заменить ангелом.
– Личный ангел, – Хэнкок рассмеялся. – Женщина, я полагаю?
Он не только отвернулся от своего ангела, подумал Фредерик, но еще и причинил ей боль, и попутно жестоко обидел. И к тому же, ему не хватило элементарной вежливости и порядочности предстать перед ней и извиниться. Или попытаться освободить ее. Чтобы летать, ангелы должны быть свободны.
Гарриет отсутствовала – она отправилась на верховую прогулку. Клара сидела в гостиной у камина, не читая и не вышивая. Наступило время для полуденного сна, и все же она не испытывала желания позвонить слуге, чтобы ее отнесли в постель. Она сидела с отрешенным выражением лица и смотрела на огонь, одна рука покоилась на животе, как это обычно бывало в последние дни.
Вместе с Робином она выполнила свои ежедневные оздоровительные упражнения. Ее ноги стали сильными и мускулистыми. Так обманчиво. Второй раз за это утро он поднял ее на ноги, придерживая сильной рукой таким образом, что почти полностью взял на себя ее вес. Он предупредил, что еще некоторое время она не должна пытаться сделать это самостоятельно. Возможно неделю или две. Он не хотел, чтобы она обессилела и потеряла веру в себя.
Но это было так чудесно! Находиться в вертикальном положении. Чувствовать свои ноги на полу, свои лодыжки и колени, на которые она опиралась, чувствовать, что ноги ее держат. Это ощущение было восхитительным, даже, несмотря на то, что она знала, – ее ноги все еще были очень слабы.
– Я хочу танцевать на Рождество, Робин, – сказала она. – Ты будешь танцевать со мной?
– Горский флинг, миссис Салливан? – отозвался он. – Это единственный танец, который я знаю.
Они дружно рассмеялись. Робин не был склонен шутить или смеяться. Но Клара полагала, что обучая ее ходьбе, и видя, как она близка к успеху, Робин и сам ощущал вкус победы. Отказ от мечты всей его жизни - стать боксером-профессионалом - должно быть дался ему тяжело. Несомненно, он с нетерпением ожидал, когда оставит службу у неё. Для него эта работа, в лучшем случае, была скучна.
Клара улыбалась, глядя на пламя. Она не будет жадной. Просто начать ходить – будет уже замечательно. Перемещаться из комнаты в комнату, не прибегая к помощи слуг. Побродить по террасе. Самой прогуляться до беседки. Ах, беседка.
И прокатиться верхом по парку. Но она не будет жадной.
Она не заметила, как заснула. Но внезапно чувство, что она не одна в комнате, охватило её, и Клара медленно повернула голову. Дверь была открыта, он стоял в проеме, подпирая плечом косяк. Она не была уверена, что ей это не снится. Он появился бесшумно, как всегда появлялся в ее мечтах. Она сжала пальцы, обнаружив, что они все еще покоятся на ее животе. И медленно улыбнулась.
– Я приехал, чтобы освободить тебя, – вымолвил он.
Это были странные слова, из тех слов, что можно услышать во сне. Но теперь она была уверена, что не спит и, что он, действительно, стоит в дверном проеме. Что он вернулся домой.
– Привет, Фредди, – отозвалась она.
– К сожалению, в буквальном смысле слова это невозможно выполнить, – продолжил он. – Ты связана со мной на всю жизнь. Но я придумал кое-что получше. Я собираюсь взять тебя с собой в Лондон на свадьбу Малколма и Камиллы. Ты познакомишься с моей семьей – со всеми моими родственниками. Они сердечные люди, Клара. Они станут твоей семьей. Они примут тебя в свой круг и никогда не позволят тебе уйти. Ты никогда больше не будешь одинока. После свадьбы я уеду в Америку, или, может быть, в Канаду, и тебе не придется снова видеть меня.
– Ты не сможешь сделать это, Фредди, – сказала она ему с улыбкой, но глаза ее были печальны. – У меня будет ребенок. Мы оба нуждаемся в тебе.
Она и раньше представляла себе этот разговор с ним, но в своих фантазиях говорила об этом не так открыто и прямо, как сейчас, наяву. Она следила за ним взглядом, откинув голову на спинку стула, в той же позе, в какой она была, когда заснула. Он не двигался, только закусил верхнюю губу, и глаза его наполнились слезами. А потом он судорожно дернул головой и уставился в потолок, и заплакал, неуклюже пытаясь сдерживать слезы.
– О, Боже, Клара, – произнес он, наконец, когда смог говорить, – что я с тобой сделал? Я так сожалею, так сильно сожалею.
– О чём? – её голос звучал мягко, а сердце болело за него. – О том, что мы зачали ребенка, Фредди? Я собираюсь выносить его и родить. Я хочу прижать своего сына или свою дочь к груди. Еще несколько месяцев назад это казалось невозможным, а теперь – это реальность. Благодаря тебе я испытываю чувство полного удовлетворения. Не сожалей.
– Как я могу стать настоящим отцом ребенку? – воскликнул он. – Я ничего не смогу ему предложить. Во мне нет ничего, чем ребенок мог бы гордиться. Будет лучше, если меня здесь не будет, Клара. Будет лучше, если я уеду, как и планировал.
– Фредди. – Она протянула ему руку, хотя и не ждала, что он возьмет ее. – Расскажи мне о своей боли. Когда я встретила тебя в Бате, ты был полон жизни, энергии и шарма. И обмана. В то время я не догадывалась, как ты себя ненавидишь. С тех пор это чувство в тебе только возрастало. Расскажи мне, что произошло в Примроуз Парке.
Он рассмеялся и скрестил на груди руки.
– Почему нет? – отозвался он. – Тебе лучше узнать об этом. Ты сама купишь мне билет в Америку, когда обо всем узнаешь, Клара. Согласно воле моего дяди, Примроуз Парк должен был достаться тому из племянников, кто добьется руки Джулии. Примроуз Парк – процветающее поместье.
– А, – тихо промолвила она.
– Я использовал все свое очарование, чтобы завоевать ее, – сказал он. – Но, конечно, Джули знала меня слишком хорошо, и, кроме того, она влюбилась в Дэна, хотя сама и не осознавала этого. И он в нее тоже. Когда я, наконец, понял, что Джули не собирается выходить за меня замуж, я похитил ее.
Она смотрела на него в ожидании завершения его рассказа.
– Я повез ее в Глостершир, – продолжил он, – обманом заманив в свою карету, где мы оказались наедине. Я решил, что такая прогулка скомпрометирует ее, и этого факта будет достаточно для того, чтобы она сдалась, но Джули, разумеется, сделана из более прочного материала. Окончательный план состоял в том, что я продержу ее вдали от дома в течение ночи, и не оставлю ей иного выбора. Хотя тогда у Джули все еще оставался бы выбор. – Он помолчал, а затем выпалил: – Я собирался ее изнасиловать.
Клара сглотнула.
– Дэниел вовремя нагнал вас? – спросила она.
- Только потому, что мы возвращались обратно, – ответил он. – Видишь ли, я не смог довести это до конца. Бесхребетный злодей.
– Притворный злодей с сердцем и совестью, – сказала она.
Он снова засмеялся.
– Если бы у тебя не было совести, ты бы не страдал, Фредди, – проговорила она.
– Итак, я был должным образом наказан, и сбежал в Бат искать богатых незамужних женщин. В итоге остановил свой выбор на тебе, и снова пустил в ход очарование, чтобы завоевать твою руку и сердце, Клара. Вот уж действительно, человек с сердцем и совестью.
– Ты не обманул меня, и я уже говорила тебе об этом, – возразила она. – Я вышла за тебя замуж, потому что я сама этого хотела, Фредди. Для меня это был брак не по любви, так же как и для тебя. Я не любила тебя, когда выходила за тебя замуж.
– Что ж, – сказал он. – Вскоре ты обнаружила, что сделала неправильный выбор.
– Любовь пришла позднее, – объяснила она. – В ту неделю, что мы провели здесь вдвоем, и во все последующие дни. Ты куда более привлекателен, чем думаешь.
– Мне говорили, что я – красивый мужчина, – отозвался он. – Зеркало подтверждает, что это не тщеславие с моей стороны – верить тому, что все мне твердят. Тебя соблазнил внешний вид, Клара. Ты любишь красивое ничтожество.
– Ты был неизменно добр ко мне в течение той недели, – не согласилась она. – Без сомнения, это была самая замечательная неделя в моей жизни. Если бы мне было не с чем сравнивать, я бы сказала, что моя прежняя жизнь вполне меня устраивала. Я бы верила, что была счастлива. Я знаю, ты изображал любовь, которую на самом деле не испытывал, но ты жил этой воображаемой любовью, Фредди. Ты тратил на меня свое время. Ты подарил мне безумное наслаждение - во время верховых прогулок, и в тот чудесный день в беседке. Ты беседовал со мной и улыбался мне. Благодаря тебе я чувствовала себя почти красивой. И ты занимался со мной любовью. Я не могу описать, насколько это было прекрасно – познать физическую любовь после всех тех долгих лет.
– Клара, – попросил он, – не делай из меня святого. Я покинул тебя. Я вел ужасно распутную жизнь в городе, в то время как ты оставалась здесь.
– Но ты мне писал, – возразила она, – потому что хотел быть уверенным, что со мной все в порядке. И ты нашел доктора Грехема, и приехал за мной, чтобы отвезти меня к нему. Ты хотел дать мне шанс снова начать ходить. Без тебя, Фредди, я никогда бы не узнала, что это возможно. Я не позволю тебе убедить себя, что ты разрушил мою жизнь, в то время как все было совершенно иначе. Ты был для меня воплощением всего чудесного, воплощением самой жизни. А главное, ты помог мне понять, что такое любовь. Не только физическая любовь - любовь в полном смысле этого слова. И возможно, самое лучшее - это то, что ты вдохнул в меня жизнь. Ты дал мне возможность стать настоящей женщиной – женщиной во всех отношениях.
Он стоял неподвижно, все еще прислонившись к дверному косяку. Его глаза были непроницаемы. Она не могла понять, о чем он думает.
– Я знаю, что я всего лишь жалкое существо, – сказала она, – но ты сделал меня счастливой, Фредди. Не думай о себе как о полном неудачнике.
– Жалкое существо! – воскликнул он с нежностью. – Ты – единственная частичка красоты в моей жизни, Клара. Ты стала красивой в моих глазах. Если бы не ты, я, возможно, к этому времени уже погубил бы себя.
Ее глаза были полны слез.
– О, Фредди, – прошептала она. – Я люблю тебя. Ты нужен мне.
– Боюсь, я не в состоянии измениться, – произнес он. – Мне недостает силы воли, чтобы сделать это, Клара. Моя потребность в картах похожа на болезнь. Я добиваюсь других женщин, хотя жажду одну единственную – свою жену. Как я могу предложить тебе себя? Как я могу посвятить себя тебе?
– А ты хочешь, Фредди? – спросила она.
– Да, – ответил он.
– Почему? – Она поморгала, прогоняя слезы, чтобы лучше видеть его.
– Потому что я люблю тебя, – сказал он.
– Тогда позволь мне сказать кое-что еще, – произнесла она. – Кое-что, что в действительности не столь важно, не считая того, что я думаю, что ты должен это услышать. Если ты и причинил мне какое-то зло, Фредди, то, полагаю, ты сделал это, когда пытался обмануть меня в самом начале, и когда стал изменять мне – снова и снова. Да, ты обидел меня. Но я прощаю. И буду и впредь прощать тебя всякий раз, когда ты причинишь мне боль. Потому что я люблю тебя и знаю, что, если ты собьешься с пути, то будешь терзаться угрызениями совести. Не наказывай себя больше. Наказывая себя, ты наказываешь и меня.
– Но возможно ли это? – спросил он. – Совершать попытку за попыткой, терпеть неудачи и снова пытаться? И так раз за разом?
– Не думаю, что существует более легкий путь, Фредди, – сказала она. – Только если день за днем прилагать усилия. Я хочу показать тебе, что это может принести результаты. Обещай мне, что не уедешь.
Он не ответил, а она не стала настаивать. Ее сердце болезненно забилось, внезапно ей захотелось передумать. Если она сейчас потерпит неудачу, все будет потеряно. Возможно, она докажет только то, что длительные и тяжелые усилия приводят лишь к поражению и унижению.
Она положила руки на подлокотники кресла и сильно сжала их. Слегка расставила ноги и, твердо упираясь ими в пол, пододвинула себя ближе к краю стула. Она уставилась в пол в нескольких футах от себя и полностью сконцентрировалась. Постаралась забыть о том, что в комнате присутствует кто-то еще. Постаралась не думать о том, насколько важен был для нее сейчас успех. Она выкинула из головы все предостережения Робина. Медленно подтолкнула себя вверх, перенеся весь вес на руки. И затем, когда ее руки полностью выпрямились, она заставила мускулы ног выполнить свою работу.
И вот она стояла. Прямо и неподвижно. Ее даже не пошатывало. Она медленно повернула голову, так, чтобы не потерять равновесие, и ослепительно улыбнулась ему.
– Я еще не могу ходить, – сказала она. – Предполагается, я даже еще не могу стоять. Робин на меня очень рассердится. И я понятия не имею, как я смогу снова сесть. Пожалуйста, подойди ко мне, Фредди. Ты мне нужен.
Это было его первое движение с того момента, как она проснулась. Он пересек комнату прежде, чем она закончила говорить, и так сильно сжал ее в своих объятиях, что ей не надо было больше прилагать усилия, чтобы удержаться на ногах.
– О, любовь моя, – простонал он, уткнувшись в ее волосы. – Любовь моя, любовь моя, любовь моя.
– И это все твоя вина, – со смехом произнесла она. – Это твоя вина, что я стою на своих ногах, Фредди. И то, что я поправилась. И любима. И счастлива. Всё это - твоя вина. Скажи мне снова. Пожалуйста, скажи мне это ещё раз.
– Что я люблю тебя? – спросил он.
– Да, пожалуйста. – Она слегка откинула голову, чтобы заглянуть в его тёмные глаза.
– Я люблю тебя, – сказал он. – Мои слова делают тебя счастливой, Клара? Это действительно так легко – сделать кого-то счастливым?
– Скажи, что счастлив из-за ребенка, – Она обвила руками его шею и отчаянно ухватилась за него. – Я ужасно хочу родить тебе сына. Или дочь. Здорового ребенка, Фредди. Скажи мне, что ты счастлив.
– Я чувствую слабость в коленях от одной мысли об этом, – признался он. – Неужели так легко сотворить новую жизнь?
– И так радостно. – Она снова рассмеялась. К ней пришло чувство почти безумного счастья. – Не позволяй своим коленям ослабеть, Фредди. Это наша единственная надёжная опора.
– Ты выше, чем я думал, – улыбнулся он. Его сильные руки подхватили её, и он переместился на софу, усадив жену себе на колени. – Клара, любовь моя, я так хочу посвятить свою жизнь тебе и нашему ребенку. Нашим детям. Но как я могу быть уверен, что не встану снова на скользкий путь?
– Ты не можешь быть уверен, Фредди, – ответила она. – И я не могу поклясться, что всегда буду с тобой милой и доброй. Сомневаюсь, что можно стать счастливым, не прилагая к этому никаких усилий. Когда между нами вспыхнет ссора, или произойдет ещё что-то плохое, мы всегда сможем помириться и пролить на наши раны бальзам прощения. Но я не позволю тебе больше чувствовать себя ничтожеством. Для меня ты значишь всё на свете.
По тому, как он прижал её голову к своему плечу и вздохнул, она поняла, что он, наконец, сдался.
– Кроме того, – произнесла она, – я хочу танцевать на Рождество, и именно с тобой, Фредди, поскольку Робин утверждает, что знает только горский флинг. Не думаю, что буду готова к такому испытанию, по крайней мере, на это Рождество.
Они засмеялись, и она подняла к нему свое лицо. Их поцелуй был жадным, глубоким, и в то же время полным сердечного тепла и истинной близости.
– И я хочу кататься верхом вместе с тобой, – призналась она. – Вместе с тобой и рядом с тобой, когда наберусь достаточно храбрости. А когда придёт весна, я хочу лежать в траве у беседки, среди крокусов и подснежников. К тому времени я стану уже тяжёлой. О Фредди, за последние несколько месяцев я так часто мечтала в одиночестве.
– Расскажи мне сейчас о своих мечтах, любовь моя, – попросил он, – и твои мечты станут моими.
– Я хочу все ночи напролёт проводить рядом с тобой в одной постели, – начала она.
– Ммм, – произнес он.
– Я хочу, чтобы ты был здесь, дома, вместе со мной, когда наш ребёнок появится на свет, – продолжала она. – Я хочу сразу же передать его тебе на руки. Я хочу видеть твои глаза, когда ты впервые взглянешь на него.
– Или на неё, – добавил он.
– Или на неё. Я хочу поехать с тобой в Лондон и встретиться с твоей семьей. Я хочу поехать на свадьбу Камиллы. Я хочу посетить Примроуз Парк и увидеть все те места, где ты играл, будучи ребенком. Я хочу, чтобы наши дети тоже время от времени там играли. Вместе с детьми Джулии и Дэниэла. И детьми Камиллы и Малколма.
– Клара, – сказал он, – воротник моей рубашки мокрый. Ты же не плачешь, нет?
– Да, я плачу, Фредди, – ответила она. – Я пыталась сдерживать свои мечты все это время. Теперь они вырвались наружу.
– Глупышка! – произнёс он с нежностью.
Но когда она подняла голову, чтобы взглянуть на него, оказалось, что его глаза тоже увлажнились.
– Пара глупцов, – поправила она. – Поцелуй меня снова, Фредди. Но прежде скажи это еще раз.
– Я люблю тебя, глупышка, – торжественно заявил он. – И мы будем танцевать на Рождество. Это обещание. Мы будем танцевать, танцевать и танцевать.
И он снова поцеловал её.






Внимание!
Текст предназначены только для предварительного ознакомительного чтения.
После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.
Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.






Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Танцуя с Кларой - Бэлоу Мэри



Мне понравился роман!
Танцуя с Кларой - Бэлоу Мэриалина
2.08.2012, 23.28





Роман в принципе неплохой. Только ггерой вызывает негатив, погряз в лжи, распутстве, ненависти к самому себе. Автор наверно хотела показать, как ггерой приходит к переосмыслению ценностей, к раскаянию и исправлению, но это было показано неубедительно. Ггероиня, вроде девушка адекватная, прощает его многочисленные измены словами типа " даже если ты собъешся с пути истинного, ты ж будешь мучаться угрызениями совести"... Наверно любовь таки прощает все.
Танцуя с Кларой - Бэлоу Мэрикуся
23.11.2012, 14.01





Очень понравился роман-неторопливое повествование, полное чувст. Веришь, что лббовь приходит нежданно и творит чудеса!
Танцуя с Кларой - Бэлоу МэриАнна
30.09.2013, 15.27





Грустная история с несчастными героями.
Танцуя с Кларой - Бэлоу МэриКэт
27.12.2013, 0.16





КРАСИВАЯ ИСТОРИЯ,НЕМНОГО НЕРЕАЛЬНАЯ И ГРУСТНАЯ!
Танцуя с Кларой - Бэлоу Мэрикатя
11.02.2014, 12.58





Написан роман красиво и трогательно. Последние аккорды книги очень правдоподобны - он никогда не изменится (хотя будет постоянно к этому пробовать стремится), а она будет его любить потому, что он дал ей надежду и иллюзию призрачной любви. Это вторая книга трилогии, начинать надо с "ухаживая за Джулией",затем этот роман, а тогда "Поверь своему сердцу". Этот роман мне показался самым чувственным и статичным.
Танцуя с Кларой - Бэлоу МэриItis
17.08.2014, 17.33





Мне понравился роман, хотя ГГ слишком вызывает негодование,что раз ты совестишь себя за свои поступки ну так попробуй всё же измениться и всё же как приятно осознать, что медленно и неуверенно он потихоньку влюбляется в свою жену.И какое прекрасное окончание этого романа.
Танцуя с Кларой - Бэлоу МэриАнна Г.
5.11.2014, 21.31





Сначало очень понравилось. Но ГГ просто кошмар! А Клара или очень глупая или слишком влюблена в него.Два жалких и слабохарактерных героя. Одна ставит себя нижэ плинтуса, прощая измены и все остальное. А другой безвольный, ни на что не способный хлыщь. Третий из серии роман лутшэ. Да и первый тожэ.
Танцуя с Кларой - Бэлоу Мэримарианна
25.01.2015, 6.42





Не знаю, про такого мерзкого главного героя, я еще не читала ...
Танцуя с Кларой - Бэлоу МэриМилена
23.11.2015, 8.08





все тут наехали на фредди. что в романе, что в комментах. а мне он не показался абсолютным злом. он искренне старался отработать свои деньги. мог бы повести себя как мудак. нет, он повел себя по-человечески. да, он врал, но он пытался быть добрым по отношению к источнику своего благополучия. ггня время от времени тыкала его мордой в его огрехи. оба знали, что делают. не стоит лишний раз напоминать "за чей счет банкет", если уж ты навострилась на полноценную семью. и история с джулией прям раздута до неимоверных размеров.все на него ополчились. а между тем он одумался и не стал совершать нехороший поступок. уже за одно это он заслуживает снисхождения.
Танцуя с Кларой - Бэлоу Мэрилёлища
31.03.2016, 7.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100