Читать онлайн Рождественское обещание, автора - Бэлоу Мэри, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рождественское обещание - Бэлоу Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.13 (Голосов: 79)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рождественское обещание - Бэлоу Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рождественское обещание - Бэлоу Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэлоу Мэри

Рождественское обещание

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Граф Фаллоден, к своему удивлению, обнаружил, что ждет рождественские каникулы. Ранее он не очень любил зимний сезон. Даже мальчиком, когда были еще живы его родители, он не ожидал на Рождество чего-то особенного. У него не было ни братьев, ни сестер, его родители в рождественские праздники предпочитали оставаться дома, а не ездить в гости или приглашать к себе. А когда в доме появлялись гости, это были всегда взрослые люди, и его немедленно отсылали в детскую. В доме бабушки и деда были почти такие же порядки и обычаи.
В последние годы граф принимал все рождественские приглашения, иногда даже в загородные поместья своих друзей, не говоря уж о балах и званых вечерах в Лондоне, но всегда был рад, когда все наконец заканчивалось.
Почему-то в Рождество он особенно остро чувствовал свое одиночество.
Но это Рождество он ждал. Он встретит его в Гресвелл-Парке, где, окинув взглядом поместье и окрестности, почувствует с облегчением, что теперь все по-настоящему принадлежит ему, без каких-либо оговорок и условий. Он может мечтать о том, как со знанием дела благоустроит наконец дом и парк, а также коттеджи арендаторов и воплотит в жизнь все, что задумал. В детстве и в школьные годы он часто проводил каникулы в поместье деда и бабушки, а потом жил в нем, когда один за другим умерли его родители. Ему тогда едва минуло четырнадцать. Он любил Гресвелл-Парк.
Теперь он не жалел, что за неделю до свадьбы, выпив лишку, пригласил гостей. Приедут Берти, лорд Чарльз Райт, виконт Джесон Созерби и достопочтенный мистер Тимоти Бедкомб. Он впервые приглашает к себе гостей на рождественские праздники. Возможно, их присутствие сделает их по-настоящему веселыми.
Странным образом, да, весьма странным, мысль о том, что он проведет это время вместе с Элинор, не показалась ему столь уж неприятной. Между ними установился осторожный мир. Они заключили его в день смерти ее отца. Теперь они не ссорились, не обменивались колкостями и не соревновались в сарказме, разве что изредка, но тут же спешили принести свои извинения.
Между ними по-прежнему не было привязанности, дружбы или какой-либо близости. Но исчезла по крайней мере враждебность или, возможно, была задвинута куда-то в дальний угол. Граф надеялся, что так цивилизованно они проживут этот обязательный год их совместной жизни. А может, и дольше, ибо уже в первый месяц своего брака он сделал обескураживающее открытие и не мог не учитывать изменений, происшедших в это время. Он более не сознавал себя неженатым человеком, и не только из-за присутствия в его доме женщины, считающейся его женой. Она заняла свое место в его сознании тоже.
После похорон тестя он снова стал захаживать по вечерам в клуб. Но вместо того чтобы развлекаться, вдруг понял, что все чаще задумывается о несправедливом отношении к своей жене, которая вынуждена сидеть взаперти дома, потому что он не хочет никуда ее сопровождать. Одинокие вечера, вероятно, кажутся ей тягостными, сказал он себе.
Дважды он бывал у Элис, спал с ней. В свой второй визит сделал ей подарок – гранатовый браслет, который, он знал, должен ей понравиться. Прежде он не мог делать ей такие дорогие подарки. Когда он застегивал браслет на ее запястье, его мучила совесть, что он куплен на деньги, полученные от выгодного брака. По этой же причине Элинор теперь сидит по вечерам одна.
– Это прощальный подарок, – внезапно сказал он Элис, ожидая, что его тут же охватит отчаяние, но этого не произошло. Вместо отчаяния он почувствовал облегчение. Только и всего.
Он еще ни разу не сделал подарка жене. Элинор. Он до сих пор не привык к тому, что у нее есть имя. И ни разу не произнес его.
На Рождество они отправятся в поместье и проведут там некоторое время. Возможно, он приложит усилия, чтобы получше узнать жену, убедиться, что за ее спокойствием и неулыбчивостью есть что-то другое, кроме холодности и язвительности. Может случиться, что он станет жить с ней как с женой, хотя будет непросто снова попасть к ней в постель после столь долгого перерыва, последовавшего за первой ночью.
Если он намерен выполнить слово, данное ее отцу, и прожить с ней год под одной крышей, наверное, следовало бы подумать и о наследнике. И когда она родит ему сына, у них не будет более необходимости в совместной жизни, если они решат, что их брак не удался.
Попробовать не мешает, решил граф. А Рождество – наиболее удобный случай внести немного тепла в их отношения. Он надеялся, что Элинор пригласит своих подруг, одну или двух, иначе ситуация окажется несколько неудобной – пять джентльменов и одна леди.
– На следующей неделе мы уезжаем в Гресвелл-Парк, – сообщил он Элинор, когда вечером после ужина, по заведенному им пять дней назад порядку, они встретились в библиотеке. Такие вечера начинали ему нравиться, несмотря на то что в каждый из них у него неизбежно возникали трудности, как только он пытался найти предмет для легкого и непринужденного разговора. Они не болтали, а беседовали на отвлеченные темы. –Я должен предупредить экономку о том, сколько гостей у нас будет на Рождество.
Элинор оторвалась от книги и слегка вскинула подбородок – жест, ставший знакомым ему еще в первые дни их общения. Тогда это было предвестником того, что далее последует саркастическое замечание или вызов.
– Надеюсь, что вы уже пригласили одну или двух из ваших подруг? – полюбопытствовал граф.
– Одну или двух? – удивленно переспросила Элинор. – Разве вы ограничили их число, милорд?
– Вы пригласили больше? – удивился он. – Что ж, прекрасно.
– Вы не опасаетесь, что вашим друзьям не понравится общество представителей моего сословия? – задала ему вопрос Элинор.
По ее виду и голосу он понял, что она готова к спору. Ни дать ни взять колючка.
– Если такое случится, они будут иметь дело со мной, – решительно заявил граф, прямо глядя ей в глаза. – Вы моя жена.
– Любое оскорбление, нанесенное мне, это оскорбление, нанесенное и вам тоже, – справедливо заметила Элинор. – Я уверена, что заслуживаю уважения.
– Это не подлежит сомнению, – согласился граф.
– Да, не подлежит. – Она снова склонилась над книгой.
– Кого вы пригласили? – спросил граф. – Сколько будет гостей?
– Моя семья, – ответила Элинор, бросив на него взгляд, в котором был вызов, на щеках ее зардел румянец. – Мы всегда встречаем праздники вместе, если это возможно. А это особый праздник, первое Рождество без отца. Я обещала ему, что он будет светлый и счастливый. Но вы, без сомнения, считаете, что неприлично устраивать семейное торжество, когда не прошло и двух месяцев после похорон?
Граф почувствовал раздражение. Сколько таких выдуманных обещаний покойному отцу у нее в запасе на ближайшие недели и месяцы? Видимо, этой женщине не терпится повеселиться, и даже память об отце не станет тому препятствием.
– Мы можем скромно и достойно провести эти праздники, – заметил он.
– Только не с моей семьей, – возразила Элинор. – Это самые шумные и необузданные, даже вульгарные люди, каких только можно себе представить.
Он уже не пытался подавить гнев.
– Сколько же их будет? – спросил он.
Помолчав, Элинор потупила взор. По легкому шевелению ее пальцев и губ он понял, что она подсчитывает количество приглашенных.
– Двадцать, – наконец сказала она, окинув его холодным взглядом, – если считать еще двоих детей кузена Тома. По-вашему, это много, милорд? Следовательно, когда вы сказали, что я могу пригласить столько гостей, сколько хочу, вы имели в виду, что их будет не более четырех?
– Двадцать, – повторил граф. – Боже правый!
– Это невероятно, не так ли? – продолжала она. – Невероятно, чтобы Гросвелл-Парк, родовое поместье графа Фаллодена, заполнили коммерсанты, торговцы, фермеры. Это все равно что пустить стадо в церковь. Но не забывайте, на чьи деньги обеспечивается благополучие Гросвелл-Парка и будет обеспечиваться и далее, милорд. Это деньги торговца.
Граф усилием воли не позволил себе встать с кресла, так как если бы он сделал это, то едва ли смог бы отвечать за свои слова, а возможно, и действия.
– Этого мне не удастся забыть, миледи, – произнес он, еле сдерживаясь. – Мне всегда об этом будет напоминать моя бранчливая жена.
– Что ж, – промолвила Элинор, – вы знаете, где можете спастись и от меня, и от моего злого языка, милорд. Мне говорили, что она весьма изысканная особа. Это будет вам утешением.
– – Кто это изысканная особа? – не удержавшись, спросил он с недобрым прищуром.
– Ваша содержанка, милорд. Женщина, которая услаждает вас.
– Ага, – понял граф. – Кто же это имел честь проинформировать вас?
– Мать девушки, которую вы… любили… и любите, возможно, и сейчас… Но были слишком бедны, чтобы жениться на ней.
– Леди Лавстоун, – догадался граф. – Да, я любил Доротею и женился бы на ней, если бы не обстоятельства. Она красива, нежна и добра. – Его сердце сжалось от тоски по нежности и изяществу той, которая могла бы стать его женой.
– Все то, чего у меня нет, – заметила Элинор.
– Это ваши слова, не мои, – холодно ответил граф.
– Ради нее вы бросили бы любовницу и зажили счастливо, не так ли? – произнесла Элинор. – Какая жалость, что вы мот, милорд, заядлый игрок, которому не повезло! А вот мне повезло. Я никогда бы не получила в мужья дворянина, если бы вы научились жить по средствам.
– Да, вам повезло, – согласился граф и наконец поднялся с кресла. – Вы получили мой титул и все, что вам нужно, и на всю жизнь. Но вам никогда не получить то, что спрятано в самом дальнем уголке моего сердца, а также мою привязанность и уважение! Или мое общество, если это от меня будет зависеть. – Он отвесил ей глубокий поклон. – Торжествуйте вашу победу, миледи. Я надеюсь, Искренне надеюсь, что она доставит вам удовольствие.
– А я надеюсь, – сквозь зубы процедила Элинор, когда он направился к двери, что деньги моего отца не принесут вам ни крупицы счастья, милорд. Я искренне надеюсь.
Граф слышал, как что-то со звоном разбилось в библиотеке, как только он с силой захлопнул за собой дверь. Он догадался, что разъяренная Элинор что-то бросила на пол, скорее всего фарфоровую статуэтку, стоявшую на столике рядом с ее креслом.
– Пальто и шляпу, – коротко сказал он лакею.
– Прикажете подать карету, милорд? – с поклоном спросил лакей.
– Я пройдусь пешком, – ответил граф, еле удержавшись от того, чтобы не нагрубить лакею, который ни в чем не был виноват, и вышел не застегнув пальто, хотя вечер был ветреным и холодным. Он не может пойти к Берти и излить другу душу, всю злость и отчаяние. Элинор – его жена, он женатый человек. Это сугубо личное дело. Подобное не обсуждают даже с друзьями. Он снова вспомнил Доротею и, застегнув пальто, натянул перчатки. Никогда еще ему не было так одиноко.
* * *
До Рождества осталось менее двух недель, напомнила себе Элинор, глядя в окно кареты на незнакомые сельские дали, выглядевшие особенно унылыми под тяжелым, в тучах небом. Ей казалось, что уже сумерки, хотя до вечера было еще далеко. Она не предвкушала близости сочельника, как в былые времена. Раньше в эти дни, взяв с собой горничную, она отправлялась в магазины, да еще не раз в день, и совсем не потому, что не могла сразу купить все, что приглянулось, а скорее потому, что ей нравились предпраздничное многолюдье улиц и переполненные магазины. Особенно любила она вид предрождественской Оксфорд-стрит.
Возможно, ее теперь ничто не радует потому, что умер отец. Да, очевидно, в этом причина ее тоскливого настроения. Думая о нем, она вновь ощутила уже ставшую привычной боль в груди и ком в горле и столь же привычное чувство вины. Она не может скорбеть о нем и даже ни разу не всплакнула. Элинор взглянула на свою голубую бархатную накидку от платья, в котором венчалась. Она оставила все черное, траурное в Лондоне, так же как и граф, но она заметила, что он все же продолжал носить траурную повязку на рукаве. Она же этого не делала. Завтра будет месяц, как умер отец.
Или ей тоскливо и грустно потому, что она совсем недавно замужем и уже несчастлива, подумала Элинор. Они сидели рядом в карете, но с тех пор, как покинули Лондон, едва обмолвились парой слов, да и те были данью вежливости. Ей хотелось спросить о местах, которые они проезжали, ее интересовало поместье графа, далеко ли еще до него. Но спросить его об этом она не решалась. Они почти не разговаривали друг с другом последние пять дней с того вечера, как поссорились.
Ей хотелось извиниться перед ним. Ее поведение непростительно. Граф прав, назвав ее бранчливой. Ведь это она все затеяла, вынуждена была признаться себе Элинор. Его поразило количество приглашенных ею родственников, да и она сама тоже удивилась, подсчитав, но он совсем не собирался возражать ни против числа, ни против того, кто они. Возможно, он что-либо сказал бы по этому поводу, но она не дала ему возможности сделать это, тут же затеяв ссору. Она всегда прибегала к самообороне, когда нервничала или попадала в затруднительное положение.
Элинор должна была извиниться и за разбитую статуэтку, которой так дорожили в доме. Но они с графом почти не виделись все последующие дни, а если виделись, то мимолетно. Он издалека кивком сдержанно здоровался с ней или высокомерно окидывал ее взглядом, а если что-то произносил, то все равно был подчеркнуто холоден и надменен. Элинор отлично помнила причину, почему она в последнюю минуту решила позвать столько гостей и почему ее нервы не выдержали в тот вечер в библиотеке.
У него есть любовница. Он занимается любовью с другой женщиной, хотя у него есть жена. Не то чтобы ее это очень задело. Она совсем не прочь, чтобы он все это проделывал хоть тысячу раз с кем-то другим, а не с ней. Но все эти пять дней она чувствовала себя некрасивой, непривлекательной и одинокой, хотя убеждала себя, что именно так хотела бы жить. Она совсем не собиралась пускать его в свою постель, но ей хотелось иметь ребенка. Все эти пять дней она грустила об Уилфреде, хотя пыталась выбросить его из головы. И еще она почему-то вспоминала хрупкую белокурую Доротею Лавстоун.
Непрерывно размышляя обо всем этом, Элинор ожесточила свое сердце и не попросила у мужа прощения. А теперь уже было поздно. Поздно устанавливать даже мало-мальски вежливые отношения.
Ее печальные мысли были прерваны неожиданным появлением одинокого всадника у края дороги на странно застывшем коне. Он словно ждал их приближения. А что, если это разбойник, подумала она и с тревогой посмотрела на мужа. Но всадник, повернув лошадь, поскакал впереди них. Возможно, муж не очень хорошо знал дорогу к поместью? Как далеко еще до него?
– Через несколько минут мы въедем в деревню, – сказал граф, словно прочел ее мысли, – а оттуда еще десять минут – и мы дома.
Это была самая длинная фраза, которую он произнес за все время пути. Да, пожалуй, и за всю эту неделю. Элинор не отрывала глаз от окна.
– Мы проведем здесь весь наступающий год, – продолжал граф. – Здесь то место и те люди, с которыми вам предстоит близко познакомиться, миледи. Думаю, будет лучше, если мы забудем события этой недели и оставим все позади. Если нам суждено терпеть общество друг друга, лучше делать это в цивилизованной форме.
Она глотнула воздух. Граф снова протягивал ей оливковую ветвь мира.
– На следующей неделе приедут гости. Их будет двадцать четыре, чтобы быть точным. Было бы нехорошо с нашей стороны испортить им Рождество ссорами. Вы согласны со мной?
– Да, – покорно ответила Элинор.
– Прекрасно, – произнес граф. Наступила короткая пауза. – Я прекратил всякие отношения с Элис Фримен за несколько дней до того, как вы заговорили о ней. Прошу простить, что не сделал этого до свадьбы.
Ничего, кроме глубокого стыда, Элинор не испытала. Когда она так грубо напомнила ему о его любовнице, он уже порвал с ней. И теперь он просит у нее прощения, что не сделал этого раньше. Она же только подумывала извиниться за нарушение мирных договоренностей – за неделю, полную молчания и отвратительных ощущений. Элинор лихорадочно искала нужные слова.
Но внезапно что-то отвлекло ее внимание. Колокола? Шум колес и стук копыт не помешали ей узнать колокольный звон.
– О Господи! – воскликнул граф. – Этого я и боялся.
Элинор вопросительно посмотрела на мужа.
– Если вы способны улыбаться, миледи, – промолвил он, – то начинайте уже сейчас. Нам оказывают традиционный в этих местах прием.
– Что? – Она непонимающе смотрела на мужа.
– Граф Фаллоден и его молодая жена возвращаются домой, – пояснил он. – Их надо достойно встретить. Не знаю, откуда им стало известно, что мы приезжаем.
Всадник, вспомнила Элинор. Она чувствовала, как билось ее сердце, когда карета въехала на деревенскую улицу. Все окна и двери были украшены белыми лентами, а жители вышли из домов и приветственно махали платками. У всех на лицах была широкая улыбка.
– Улыбайтесь! – приказал ей граф. – Помашите рукой.
Элинор послушно подчинилась и впервые поняла, как ее брак может изменить всю ее жизнь и что значит быть графиней. При выезде из деревни карета остановилась у постоялого двора с кабачком, и джентльмен в одежде священника поклоном приветствовал Элинор, когда граф представил ее ему. Стоявшая рядом леди присела в реверансе. Преподобный Джеремия Блодел был польщен честью познакомиться с ее светлостью графиней Фаллоден и представить ей свою супругу. Элинор вовремя удержалась от того, чтобы по привычке не протянуть руку, но, как положено, всего лишь кивнула и улыбнулась викарию и миссис Блодел.
Граф, предложив Элинор руку, провел ее через холл, где перед ними в книксене присели две горничные в чепцах, затем вверх по лестнице через парадные залы на балкон, выходивший на улицу. Деревушка была не так уж велика, но Элинор подумала, что все ее жители собрались перед таверной, и ей показалось, что на нее смотрит огромная толпа. Кто-то выкрикнул приветствие, и толпа с энтузиазмом подхватила.
Когда наконец шум утих, граф, взяв Элинор за руку, представил ее жителям деревни как свою супругу и графиню Фаллоден. Снова раздались шумные приветствия, граф поблагодарил всех за теплый прием, а затем преподобный произнес длинную речь, которую взволнованная Элинор не слушала. Еще крики и приветствия. Элинор помахала рукой, и в толпе свистнули в ответ.
Две горничные в чепцах и два лакея то и дело подносили шампанское и сласти в парадные комнаты, куда перешло общество, покинув балкон. Это были почтенные поселяне и богатые арендаторы.
Первые десять минут Элинор не отрывалась от мужа, который то и дело представлял ее огромному количеству людей. Она в отчаянии пыталась запомнить их имена и лица. Этому всегда учил ее отец. В деловых контактах, наставлял он ее, весьма важно помнить имена даже тех, с кем встречался десять лет назад. Это всегда производит впечатление и свидетельствует о том, что такой человек думает не только о сделках и деньгах.
Большинство тех, кто пришел сюда выпить за здоровье графини и ее мужа и отведать закусок и сластей, были люди местные, торговцы или ремесленники: мясник, кузнец, галантерейщик и другие. Элинор понемногу успокоилась и убедилась, что ей нечего бояться их, они же были готовы принять и полюбить ее. Даже если они знали о ее происхождении, это, должно быть, мало их беспокоило. Возможно, даже наоборот: им нравилась графиня более доступная, чем дочь родовитого дворянина.
Элинор, оставив мужа, разговорилась с мясником, фермером и их женами. А вскоре она уже беседовала с дочерью прежнего викария, старой девой и учительницей, а затем с миссис Блодел и еще с кем-то.
Совершенно неожиданно она почувствовала, что счастлива, более того, очень счастлива. Ей казалось, что она вернулась домой, хотя приехала в места совсем незнакомые, в которых никогда ранее не была, и к людям, которых видит впервые. Да и Гресвелл-Парка она еще не видела. Ее теперь даже радовало, что они с мужем проживут здесь весь год, а не вернутся в Лондон сразу же после Рождества. Лондон всегда был ей родным, даже казалось, что она не сможет надолго покинуть его. Но она была так несчастна в нем в этот последний месяц.
Возможно, теперь, думала она с внезапной надеждой, все здесь у нее пойдет по-другому. Элинор нашла глазами мужа. Он весело смеялся, разговаривая с хозяином постоялого двора. Элинор впервые видела мужа смеющимся. Он был как мальчишка – весел, беззаботен и очень красив. Она почувствовала, как что-то дрогнуло в ней, вызвав неожиданную боль.
Но вот они снова в пути, оставив позади деревню. Вскоре карета уже въезжала в массивные каменные ворота со сторожевыми постройками по бокам, а затем покатила по темной вязовой аллее. Опускались сумерки.
– Я должен был бы предупредить вас, – наконец промолвил граф после длительного молчания. – Но я и сам не знал, что старый обычай все еще существует. Последней новобрачной, приехавшей сюда, была моя бабушка. Надеюсь, это вас не очень смутило? Вы вели себя очень достойно.
Опять снисходительность! Неужели он не ожидал от нее этого и ее достойное поведение всегда будет для него сюрпризом?
– Это были люди моего сословия, – объяснила она. Фраза прозвучала с некоторым оттенком сарказма, и она искренне пожалела об этом. – Мне они понравились, милорд. Они были добры ко мне.
– Что ж, хорошо, – сказал он, – но не расслабляйтесь, миледи. Если нам устроили такой прием в деревне, я уверен, что нас ждет нечто подобное и в поместье. Все слуги выстроятся перед вами в холле, и нам надлежит осуществить смотр, останавливаться и кое с кем перекинуться словом. Будут приветствия и аплодисменты. Пока не прячьте улыбку.
Элинор посмотрела на мужа, но увидела лишь его профиль на фоне окна кареты. Он смотрел перед собой, возможно, ждал, когда появится дом. Их будут встречать все слуги? Под ложечкой заныло от страха, но было в этом страхе и предвкушение чего-то нового.
На Мгновение она искренне пожалела, что их брак не настоящий, что граф не может разделить с нею тех чувств, которые она уже испытывала к своему новому дому, даже еще не увидев его. Как было бы прекрасно, взявшись за руки, вместе смотреть на него и улыбаться друг другу!
По крайней мере слова, сказанные графом ранее, позволяют им сохранить разумные отношения. Она должна быть благодарна ему за милосердие.
Теперь она знает, что и любовницы у него больше нет. Он даже извинился перед ней за то, что она у него была еще какое-то время после свадьбы.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Рождественское обещание - Бэлоу Мэри

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16

Ваши комментарии
к роману Рождественское обещание - Бэлоу Мэри



Класс!!!
Рождественское обещание - Бэлоу МэриАнара
29.03.2012, 7.40





Очень понравился роман!
Рождественское обещание - Бэлоу МэриАнастасия
29.03.2012, 13.05





неплохо
Рождественское обещание - Бэлоу Мэриарина
5.04.2012, 15.47





Очень хороший роман. Показано соприкосновение аристократов и простолюдимнов. И как в жизни -чем проще, тем интереснее. Советую почитать.
Рождественское обещание - Бэлоу МэриВ.З.-64г.
29.06.2012, 15.47





На эту же тему есть роман в Картленд, но здесь более жизненно и чувственно представлены герои, нет праздной бравады или легкого решения проблем героев...
Рождественское обещание - Бэлоу МэриItis
15.08.2012, 20.50





Очень милый, трогательный, душевный сентиментальный роман!
Рождественское обещание - Бэлоу Мэрикуся
16.11.2012, 8.15





Мне понравилось. Читайте.
Рождественское обещание - Бэлоу МэриКэт
19.10.2013, 16.41





Неплохо.
Рождественское обещание - Бэлоу МэриКетрин
22.10.2013, 15.57





Тяжеловато читалось. Всё как-то грустно у них началось.
Рождественское обещание - Бэлоу МэриПсихолог
5.11.2013, 11.11





Я уже несколько раз читала этот роман и каждый раз с удовольствием!
Рождественское обещание - Бэлоу Мэрилилия
27.01.2014, 19.47





Хороший и добрый роман.
Рождественское обещание - Бэлоу МэриН. Т.
15.03.2014, 21.23





согласна. хороший и добрый роман. 10 балов.
Рождественское обещание - Бэлоу Мэритатьяна
16.04.2015, 21.19





Душещипательно
Рождественское обещание - Бэлоу МэриElen
21.04.2015, 12.21





Мне больше импонирует гл. герой, героиня постоянно провоцирует ссоры, а он идет на компромисс, и так весь роман, пока он не признается в своих чувствах. Понравились родственники героини, зажигательные, умеющие жизнь наполнить праздником.
Рождественское обещание - Бэлоу МэриТаня Д
31.08.2015, 22.35





Не понравилось-чувства ггероев не понятны,все выглядит серо и уныло...
Рождественское обещание - Бэлоу Мэриелена:-)
3.09.2015, 19.10





Понравился роман. Нет ни серого, ни унылого. Есть два одиночества, которым надо преодолеть гордость, унижение, потерю любимого человека. Им это удалось! И чувства к ним приходят через непонимание, озлобление, примирение. Им опять это удалось! Жаль что молодежь нынче не может прийти к такому пониманию, и браки распадаются.
Рождественское обещание - Бэлоу МэриЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
10.05.2016, 22.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100