Читать онлайн Рождественская невеста, автора - Бэлоу Мэри, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рождественская невеста - Бэлоу Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.44 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рождественская невеста - Бэлоу Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рождественская невеста - Бэлоу Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэлоу Мэри

Рождественская невеста

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4



По утрам Элен обычно выходила из дома. Ей нравилось утро. Нравились ранние прогулки по парку, когда ей не встречалось никого за исключением немногочисленных торговцев, спешащих на работу, да нескольких горничных, выполняющих поручения или выгуливающих хозяйских собак. Ее собственная многострадальная горничная, семенящая вслед за нею или чаще – грозная фигура Хоббса, слуги, который всюду следовал за нею, превращали такую раннюю прогулку во вполне пристойную. Ей нравилось ходить за покупками на Оксфорд-стрит или Бонд-стрит, или ходить в библиотеку, чтобы полистать газеты или взять почитать книгу. Ей также нравилось посещать галереи.
Утро было лучшим временем суток. Каждое утро мир был чистым и новым, и беспокойство и плохие сны, которые угнетали ее по ночам, оставляли ее в покое. Иногда по утрам ей удавалось наполнить легкие воздухом, а тело – энергией и притвориться, что ее жизнь стоила того чтобы жить.
Но утром после суаре у леди Гринвалд она осталась дома. У нее не было ни сил, ни желания выходить из дома. Она обратила внимание на низкие и тяжелые облака. В любой момент мог начаться дождь. Было холодно и сыро. На самом деле, конечно, она редко позволяла какой бы то ни было погоде помешать ей выйти из дому, если она того хотела. Но этим утром она была утомленной и вялой, и поэтому искала подходящий предлог.
Она могла бы послать за своей тетей, подумала она. Как бы то ни было, тетя Летти любила город больше, чем деревню и была бы очень счастлива, если бы ее пригласили. По сути, она была скорее подругой, чем просто престарелой родственницей, и в этом, возможно, и лежала проблема. У Элен было множество хороших знакомых, и она легко могла бы превратить нескольких из них в близких друзей, если бы того пожелала. Но она не захотела. Друзья, по своей природе, знают друг друга очень близко. Друзьям нужно было бы доверять. Она же предпочитала держать своих знакомых на некотором расстоянии. И уж конечно, ей не нужен был друг у нее дома. Но, как это ни парадоксально, такое одинокое существование иногда становилось невыносимым.
Тем не менее, она все откладывала и откладывала написание письма, которое могло бы привести к ней в дом ее тетю. Она равнодушно стояла возле окна гостиной, пристально вглядываясь в серую, продуваемую ветром улицу. Она стояла там, когда увидела его, уверенными шагами приближающегося к дому, который он покинул не далее как прошлой ночью. Он был одет в теплое пальто, бобровую шапку и высокие сапоги. Он выглядел довольно элегантно и довольно высокомерно, как если бы был герцогом. Но эта решительная походка принадлежала мужчине, который гордился тем, что проложил собственный путь в своем собственном мире и оказался достаточно успешным, богатым и самоуверенным, чтобы вторгнуться в ее мир.
Она возненавидела его. Потому что, увидев его вновь, она ощутила глубокое пронизывающее желание у себя внутри. Как же она допустила это прошлой ночью? Что она наделала? Сегодня утром было очень сложно не обращать на это внимания. Ее руки сжались в кулаки, когда она увидела, как он повернулся и приблизился к ее входной двери. Она едва успела отпрянуть от окна, чтобы он не увидел ее, когда поднял глаза.
Итак, он решил, что приобрел любовницу из высшего общества? Последний, так сказать, штрих в картине его благополучия. Она полагала, что любовница из светского общества могла бы быть более выгодным приобретением, чем даже жена, хотя, возможно, он подумывал заполучить обеих. Грейнджеры не выказывали бы прошлым вечером такого интереса к нему, если бы не услышали от кого-то, что он - доступный и приемлемый кандидат на роль мужа для их дочери.
Вероятно, он решил, что, так как явно доставил ей удовольствие прошлой ночью, она могла бы стать его добровольной рабыней, чтобы получить еще. Она сглотнула, вспомнив о полученном наслаждении. Как это унизительно!
Дверь гостиной открылась и вошел ее дворецкий. Он принес визитку на серебряном подносе. Она взяла и взглянула на нее, хотя это казалось излишним жестом.
Мистер Эдгар Доунс. Эдгар. Она не хотела знать. Она подумала о викингах-завоевателях и средневековых рыцарях. Эдгар.
- Он ожидает внизу? – спросила она. Она очень надеялась, что он просто оставил свою визитку в качестве жеста вежливости, а сам ушел.
- Так точно, миледи, - ответил дворецкий. – Но я сообщил ему, что не уверен, дома ли Вы. Сказать ему, что Вас нет?
Это было очень заманчиво. Именно это она и хотела сказать ему, именно это она намеревалась велеть ему передать, до того, как открыла рот и начала говорить. Но это было не так просто, как казалось. Она открыла новую страницу своей жизни. С этим мужчиной у нее был не просто флирт.
- Пригласите его, - сказала она.
Ожидая, она разглядывала визитку в своих руках. Эдгар. Мистер Эдгар Доунс.
Внезапно ей вновь стало очень страшно. Что она делает? Прошлой ночью как и сегодняшним утром она приняла решение никогда больше с ним не встречаться. Он представлял собой слишком большую угрозу шаткому равновесию ее жизни. Она провела шесть лет, пытаясь обрести независимость и уверенность в себе, убеждая себя, что этого достаточно. Прошлой ночью стеклянный домик, который она выстроила внутри себя, с оглушительным звоном разбился . Чтобы восстановить его заново, требовалось много усилий.
Мистер Эдгар Доунс не сможет ей в этом помочь. Никоим образом.
Она не могла больше отрицать, что желала его. Ее тело пульсировало от болезненной пустоты. Ей вновь хотелось почувствовать его тяжесть, его властность, его запах. Его проникновение. Она хотела, чтобы он заставил ее забыться.
Но она знала - прошлой ночью обнаружила, если у нее когда-нибудь и были какие-то сомнения прежде - что забвение невозможно. Чем больше она пыталась заглушить свои воспоминания, потакая своим прихотям, тем хуже ей становилось. Она не должна была говорить Хоббсу, чтобы тот проводил мистера Доунса к ней. О чем она только думала?! Ей бы следовало покинуть комнату раньше, чем они поднимутся сюда.
Но дверь открылась снова прежде, чем она успела сделать хоть шаг к ней. Она замерла на месте и улыбнулась.

***

Эдгар знал, что в его профессии бывали определенные неприятные задачи, которые должны были быть выполнены, и что было мало проку в том, чтобы пытаться избежать их или отложить их выполнение. Он приучил себя быстро и решительно делать то, что должно было быть сделано.
Было немного труднее так же поступать и в личной жизни. Сегодня утром, например, он предпочел бы пойти куда угодно и делать что угодно, вместо возвращения в дом леди Стэплтон. Но тут его воспитание сослужило ему хорошую службу. Это должно было быть сделано, а, следовательно, это надо было сделать без промедления. Хотя при приближении к ее дому он обнаружил, что надеется, что ее не окажется дома. Глупая надежда. Если бы ее не оказалось дома, ему бы пришлось вернуться сюда в другое время, и, несомненно, тогда это было бы еще тяжелее.
Он понял, что она дома, когда повернул, чтобы подняться по ступенькам к ее двери, и заметил, как она промелькнула у окна, поспешно скрывшись из виду. Она, конечно же, отнюдь не желала вновь увидеть его. Его безрассудные надежды вновь воскресли, когда этот слуга с внешностью боксера, который открыл ему дверь, уведомил его, что не уверен, дома ли леди Стэплтон. Может, она откажется от встречи с ним? Такую возможность он не рассматривал по пути сюда.
Но она была дома и не отказалась встретиться с ним. Он глубоко вздохнул, поднимаясь по лестнице вслед за слугой, и попытался вспомнить свою отрепетированную речь. Как адвокат, он понимал, что отрепетированная речь вряд ли пригодится ему, когда действительно придется говорить.
Этим утром, одетая в бледно-зеленое утреннее платье, она казалась еще более привлекательной. Этот цвет красиво оттенял красноватый оттенок ее волос. Из-за этого она выглядела моложе. Она стояла на небольшом расстоянии от двери, улыбаясь ему. Эта довольно насмешливая улыбка напомнила ему о предыдущем вечере. События ночи казались нереальными.
- Доброе утро, мистер Доунс.
Держа в руке его визитку, она посмотрела поверх его плеча:
- Благодарю Вас, Хоббс. Это все.
Дверь тихо закрылась. Здесь не было никаких признаков присутствия тети или любой другой компаньонки. Хотя глупо обращать на это внимание после событий прошедшей ночи. Он был рад, что здесь не было больше никого, чье присутствие вынудило бы их обсуждать погоду или светскую хронику утренних газет.
- Доброе утро, сударыня.
Он поклонился ей. Ему следовало сразу перейти к делу. Возможно, она была столь же смущена, как и он.
- Я полагаю, что я обязан принести Вам свои извинения.
- В самом деле? – ее брови приподнялись. – Извинения, сэр?
- Я неучтиво обошелся с вами прошлым вечером, - сказал он. Даже в своей отрепетированной речи он оказался неспособен придумать более подходящее и менее дурацкое слово, чтобы описать то, как он с ней обошелся.
- Неучтиво? – казалось, она развеселилась. – Неучтиво, мистер Доунс? Разве в Вашем мире существуют правила этикета для того, что происходит между мужчиной и женщиной в постели? Вы должны были сказать «пожалуйста» и не сделали этого? Вы прощены, сэр.
Она смеялась над ним. Ему не следовало этого говорить. Он почувствовал себя униженным.
- Я воспользовался Вами, - сказал он. – Это было непростительно.
После этих его слов она на самом деле рассмеялась низким гортанным смехом, который он слышал прежде.
- Мистер Доунс, - сказала она, - неужели Вы столь же наивны, как и слова, которые произнесли. Вы не понимаете, когда Вас соблазняют?
Он резко отдернул голову, словно она ударила его по лицу. Неужели она не собиралась позволить ему даже притвориться джентльменом?
- Я с готовностью воспользовался ситуацией в своих интересах, - сказал он. – Я сожалею об этом сейчас. Это не повторится.
- В самом деле?
Ни один из них не сдвинулся с места с тех пор, как он вошел в комнату. Теперь она сделала один шаг по направлению к нему. Глаза ее стали томными, а улыбка – немного более соблазнительной.
– Не повторится? Мне хватило бы и пяти минут, чтобы заставить Вас повторить все, что Вы сделали вчера, мистер Доунс, если бы я так решила.
Он рассердился. Рассердился на нее, потому что, несмотря на обстоятельства ее рождения, положение в обществе и титул, она не была леди. Рассердился на нее, потому что она относилась к нему с презрением. Рассердился на себя самого, потому что все, что она сказала – было очень похоже на правду. Он хотел ее. И, тем не менее, он считал неприемлемым хотеть то, что не мог уважать.
- Не думаю, сударыня, - резко сказал он. – Еще раз благодарю Вас за Вашу щедрость прошлой ночью. И прошу прощения за любое душевные или физические страдания, которые я мог Вам причинить. Я должен просить Вас поверить, что когда бы мы ни встретились вновь, а в ближайшие несколько недель это вполне возможно, если Вы планируете оставаться в городе, я буду обращаться с Вами со всей необходимой вежливостью, с какой должно относиться к леди Вашего положения.
Вот так. В конце концов, он воспользовался частью заготовленной речи.
Она захватила его врасплох. Преодолела расстояние между ними, взяла его за руку обеими руками и увлекла к камину, в котором так уютно потрескивал огонь.
- Вы начинаете меня утомлять, сэр, - сказала она. – Проходите, садитесь и позвольте мне распорядиться, чтобы принесли кофе. Мне необходимо выпить чашечку. Какое сегодня унылое утро. Побеседуйте со мной, мистер Доунс. У меня хандра, потому что мне не с кем поговорить. Визит моей тети в деревню затянулся, и она вернется самое раннее - через два дня. Расскажите мне, зачем бристольскому торговцу приезжать на пару недель в Лондон. Вы здесь по делам или ради удовольствия?
Он обнаружил, что сидит в удобном кресле возле огня и наблюдает, как она вызывает прислугу. Он же намеревался остаться всего на пару минут. Он слегка растерялся. Это чувство было не из тех, которые ему нравились.
- И то, и другое понемногу, сударыня, - сказал он.
- Расскажите мне сначала о деловых причинах, - сказала она. – Я так мало слышу из того, что на самом деле мне интересно, мистер Доунс. Заинтересуйте меня. Расскажите о своем бизнесе. Почему дела привели Вас в Лондон?
Ему пришлось подождать, пока она давала указания кривоносому слуге, а потом она вновь посмотрела на него пытливым взглядом. Вопросы, которые она задала, не были риторическими.
Он рассказал ей о том, что она хотела узнать, и ответил на другие многочисленные вопросы, которые она задавала. Умные, глубокие вопросы. Во время его рассказа принесли и разлили кофе.
- Какое это, должно быть, удовольствие, - сказала она, - иметь цель в жизни, знать, что ты смог чего-то достигнуть. Вы чувствуете, что жить все-таки стоит? Что жизнь в Ваших руках, мистер Доунс? Что она заслуживает продолжения?
Странные вопросы. Он никогда над ними особо не задумывался. Возможно, потому, что ответы на них казались само собой разумеющимися.
- Жизнь – это постоянный вызов, - сказал он. - Но невозможно почувствовать, что ты достиг всего, чего только мог. Кто-то так и не сможет добиться успеха. Главное – двигаться в намеченном направлении. Как грустно было бы, достигнув цели, обнаружить, что тебе больше не к чему стремиться.
- Некоторые люди назвали бы это блаженством, - сказала она. – Не иметь вовсе никакой цели, мистер Доунс, - вот сущий ад. Не так ли?
- Ад, который человек устраивает себе сам, – ответил он. - Ад, которого можно избежать. Это называется лень - никогда пытаться достичь чего-то большего.
- Или правда жизни, - сказала она. – Вы должны признать это, мистер Доунс. Или Вы столь закоснели в деловом практицизме, что не осознаете того, что жизнь, в конечном счете, потеряла свою ценность. Реализм или безысходность.
Он получал удовольствие от их оживленной дискуссии. Он почти забыл, с кем разговаривает или, по крайней мере, почти забыл, что прошлой ночью она была его любовницей, и нынче утром ему было очень нелегко придти к ней. Но ее слова поразили его. Он заметил, что улыбка на ее губах стала горькой. Она рассуждала теоретически? Или говорила о самой себе?
Она не дала ему возможности ответить. Она сделала маленький глоток из своей чашки, и выражение ее лица повеселело.
- Но Вы приехали в город также и ради удовольствия, - сказала она. – Расскажите мне об этом, мистер Доунс. На какого рода удовольствия Вы надеялись, приехав сюда? – Ее улыбка вновь стала насмешливой.
К своей досаде Эдгар почувствовал, что покраснел.
- Моя сестра и зять приехали в город в то же время, что и я, - сказал он. – Они настояли, чтобы я составил им компанию.
- Сколько Вам лет, мистер Доунс? – спросила она.
У нее мастерски получалась выводить его из равновесия. Он ответил, прежде чем смог понять, что делать этого не следовало.
- Мне тридцать шесть, сударыня, - сказал он.
- Столько же, сколько и мне, - сказала она. – Но мы не будем сравнивать даты рождения. В девятнадцать я вышла замуж за пятидесятичетырехлетнего мужчину, мистер Доунс. Я была замужем за ним семь лет. У меня нет желания повторять этот опыт. Я заслужила свою свободу. Но такой опыт необходим каждому, по крайней мере, один раз в жизни. Вы приехали в Лондон в поисках жены?
Он молча уставился на нее. Она действительно ожидала, что он ответит?
Она рассмеялась.
- Это всего лишь догадка, - сказала она. – Сэр Уэбстер Грейнджер и его жена настойчиво оказывали Вам внимание прошлым вечером. Они отчаянно ищут богатого мужа для бедной мисс Грейнджер. Осмелюсь предположить, что Вы, несомненно, очень богаты, ведь так?
Он проигнорировал ее вопрос.
- Бедная мисс Грейнджер? – сказал он. Он вновь ощутил явное раздражение. Как она посмела вот так вот вмешиваться в его личную жизнь? Осмелилась бы она на такое, если бы он был джентльменом? – Вы думаете, что она будет заслуживать жалости, если выйдет за меня замуж, сударыня?
- Очень может быть, - сказала она. - Вы на шестнадцать лет старше ее, сэр. Это не кажется слишком большой разницей в возрасте для нас с Вами. Мы оба знаем, что Вы – энергичный мужчина в самом расцвете сил. Но это выглядело бы огромной разницей в возрасте для очень молодой леди, мистер Доунс. Особенно для той, у которой имеется прежняя привязанность, которую сочли неприемлемой.
Он нахмурился. Она умышленно подстрекала его? Он не мог до конца поверить в то, что беседует с ней на такую тему. Но было ли это правдой? Испытывала ли мисс Грейнджер привязанность к кому-нибудь еще?
- Не стоит притворяться, что вы так уж поражены, мистер Доунс, - сказала она. – Такое часто случается, как Вы понимаете. Молодые леди в светском обществе - всего лишь товар на продажу. Иногда люди совершают ошибку, думая, что они являются личностями, но это не так. Они - предметы для продажи, с помощью которых их отцы могут увеличить или восстановить свое состояние. К сожалению, молодые леди имеют чувства и тревожную тенденцию влюбляться без дополнительных раздумий о положении благосостояния их отцов. Но они быстро учатся на ошибках. Вот единственное, в чем женщины искусны.
«Она, - подумал он, - действительно, ожесточившаяся женщина. И, несомненно, умная женщина. Возможно даже слишком умная, себе во вред».
- Именно это случилось с Вами? – спросил он. – Вы любили другого мужчину?
Она улыбнулась.
- Он сейчас женат, и у него пятеро детей, - сказала она. – Он был достаточно любезен, чтобы предложить мне положение своей любовницы, после того, как я овдовела. Я отказалась. Я не желаю быть ничьей любовницей.
Ее глаза насмехались над ним, бросая ему вызов.
Он поднялся.
- Я отнял слишком много Вашего времени, сударыня, - сказал он. – Благодарю Вас за кофе. Я…
- Если Вы опять собираетесь извиняться за Вашу неучтивость из-за того, что Вы оказались в постели со мной, не сказав «пожалуйста», мистер Доунс, - сказала она, - то я прошу Вас воздержаться от этого. Иначе я почувствую себя обязанной извиниться за то, что соблазнила Вас, а это было бы очень утомительно, так как я не чувствую никакого сожаления. Но Вы не должны бояться, что я сделаю это вновь. Я никогда не соблазняю одного мужчину дважды. Это мое правило. Кроме того, по моему опыту, ни один мужчина не стоит повторного соблазнения.
- Ах, - сказал он, внезапно скорее развеселившись, нежели рассердившись. – Вы всегда оставляете за собой последнее слово, не так ли? Речь была великолепна.
- Я тоже так думаю, - сказала она. – Вы – превосходный любовник, мистер Доунс. Примите этот комплимент от женщины, которая имела в любовных отношениях немалый опыт. Но мне не нужен любовник, даже очень хороший. Наверное, особенно, очень хороший.
Он презирал себя за то удовлетворение, которое получил от этих ее слов.
- Я бы предпочла друга, - сказала она.
- Друга? – он посмотрел на нее.
- Жизнь может быть весьма скучной, - сказала она, - для вдовы, которая предпочитает не обременять своих родственников просьбами погостить, и не обременять себя новым мужем. Вы – интересный мужчина. С Вами много о чем можно поговорить, не ограничиваясь темами здоровья, погоды и лошадей. Многие мужчины не способны беседовать ни о чем, кроме своих лошадей, ружей и охоты. Вы охотитесь, мистер Доунс?
- Я никогда не увлекался приличествующими джентльмену видами спорта, - сказал он.
Она улыбнулась.
- Тогда Вы никогда не будете полностью приняты в моем мире, сэр, - сказала она. - Будем друзьями. Давайте. Вы развеете мою скуку, а я помогу Вам войти в мой мир. Вам нравится ходить по галереям, любуясь живописью. Или – по Британскому музею, изучая историю?
- Я полагаю, сударыня, что я достаточно образованный человек, - сказал он.
Она оценивающе взглянула на него.
- Но, в конце концов, Вы ведь не совершенны? – заметила она. - Вы крайне чувствительны в вопросе о Вашем происхождении. Я не подразумеваю, что Вы – болван, сэр. Но Вы ведь не слишком хорошо знаете Лондон?
- Не слишком - согласился он.
- Возьмете меня завтра куда-нибудь, - сказала она. – До завтра я решу куда именно. Мне будет приятно провести время с умным человеком, с которым можно будет разделить свои наблюдения.
Он почувствовал сильное искушение. Как он мог сказать «нет»? Он должен отказаться.
- Вы беспокоитесь, что Ваши матримониальные планы будут нарушены, - сказала она, правильно догадавшись о причине его колебаний. - Как это провинциально, мистер Доунс. И как буржуазно. В моем мире никого не волнует, если джентльмен сопровождает леди, которая не приходится ему ни женой, ни невестой, даже при условии что существует другая персона, которая является для него таковой. И никого не шокирует, когда женщина позволяет мужчине, который не приходится ей ни мужем, ни братом, ни отцом, быть ее спутником, даже если эта женщина замужем. В моем мире считается дурным тоном – довольствоваться исключительно компанией своего супруга или супруги.
- Тогда, я полагаю, - сказал он, - что моя сестра – очень плохо воспитана. Впрочем, как и ее муж – лорд Фрэнсис Неллер.
- О, эти двое.
Она отмахнулась, поднявшись со стула.
- Я полагаю, что они все еще воображают себя влюбленными, сэр, хотя и состоят в браке уже целую вечность. В светском обществе существуют и такие чудаки, хотя они в явном меньшинстве, уверяю Вас.
- Вы были правы, - сказал он. – Я приехал в Лондон в поисках невесты. Я обещал моему отцу, что сделаю выбор к Рождеству. Я полагаю, что мне следует сосредоточиться именно на этой задаче.
- Значит, мое предложение дружбы отклоняется? – спросила она. – Моя просьба о дружбе? Как это низко. Вы – не джентльмен, сэр.
- Нет, - сказал он с неторопливой четкостью. – Я – не джентльмен, сударыня. В моем мире мужчина не ищет дружбы с одной женщиной, ухаживая за другой.
- В особенности, с женщиной, с которой он переспал, - сказала она.
- Да, - согласился он, – особенно с такой женщиной.
На этот раз ее улыбка была полна презрения.
- Вы были правы минуту или две тому назад, мистер Доунс, - сказала она. – Вы здесь слишком задержались. Я устала от Вашего буржуазного мышления. Вряд ли я нашла бы дружбу с Вами столь же удовлетворительной, каким мне показалось Ваше мастерство любовника. И я вовсе не жажду любовных ласк. Я время от времени использую мужчин для собственного удовольствия, но только очень редко. И никогда не использую одного и того же мужчину дважды. Мужчины необходимы для выполнения определенных функций, сэр, но по существу они скучны.
Ее слова, вид, поведение – все было предназначено, чтобы оскорбить его. Он знал это и чувствовал себя оскорбленным. В то же самое время, он чувствовал, что каким-то образом причинил ей боль. Она предложила ему дружбу, а он отказался. Он отказался, потому что не хотел снова быть соблазненным и, вне всяких сомнений, понимал, что любая дружба с Леди Стэплтон неизбежно привела бы их, в конечном счете, обратно в постель. Она, конечно, тоже должна была понимать это.
Ему не нужна была тридцатишестилетняя любовница. Разумом он не хотел ее. Тело же было с ним не согласно. Он был разумным человеком, и хотел обзавестись женой, которая была бы моложе тридцати лет, женой, которая родила бы ему детей, которые были так нужны ему - наследники Мобли-Эбби.
- Я сожалею, - сказал он.
- Уходите, мистер Доунс, - сказала она. – Меня не будет дома, если Вы вновь нанесете мне визит. Мне следовало так же поступить и сегодня, если бы у меня имеласть хоть толика здравого смысла. Но я полагаю, что Вы здесь больше не появитесь.
- Нет, - сказал он. – Я больше не приду, сударыня.
Она отвернулась от него и подошла к окну. Пока он не покинул комнату, она продолжала смотреть в окно, так же как она смотрела в окно спальни накануне ночью.
Она была странной женщиной, подумал он, когда вышел из ее дома и двинулся вдоль по улице, благодарный воздуху за его прохладу. Самоуверенная, независимая, чуждая условностей, она производила впечатление женщины, чьей главной целью было получать наслаждение и потакать своим прихотям. Другие женщины, должно быть, завидуют ее свободе, богатству и красоте. И все же была в ней какая-то затаенная горечь, которая наводила на мысль о чем угодно, но не о счастье.
«У нее, наверное, был плохой брак, подумал он, который озлобил ее, заставив поверить, что все мужчины похожи на ее мужа»
Видимо, он стал одним из длинной вереницы любовников, которых она использовала только единожды. Это была мрачная и неприятная мысль. Она не делала секрета из своих беспорядочных сексуальных связей. По-видимому, она даже гордилась этим. Его короткая связь с нею была событием, которое ему будет нелегко забыть. Он был очень рад, что это событие осталось в прошлом. Он был доволен, что нашел в себе силы отказаться от ее предложения дружбы. Хотя, конечно, он испытывал искушение согласиться.
Она не была приятной женщиной. Красивая соблазнительница – да, но отнюдь не приятная женщина. Она не нравилась ему.
И, тем не менее, он обнаружил, что сожалеет, что не увидит ее снова, а если и увидит, то должен будет смотреть на нее издали. Возможно, она могла бы стать интересным и умным другом, если бы между ними никогда не было ничего другого.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Рождественская невеста - Бэлоу Мэри



интересный роман о поздней любви разочарованиях в жизни об ошибках молодости и конечно же о прощении когда люди могут простить и понять друг друга зачать новую жизнь и продолжить свою счастливую и прекрасную с любовью в сердцах
Рождественская невеста - Бэлоу Мэринаталия
29.03.2012, 14.12





Я прочитала много книг Мери Белоу. Мне все нравится. В основном книги интересные и читаются очень легко.
Рождественская невеста - Бэлоу МэриМария
22.05.2012, 21.17





мне нравятся все ее романы 10
Рождественская невеста - Бэлоу МэриЛюдмила
18.08.2012, 15.48





Не из лучших у автора, но весьма приятный роман. Не понравилось, что главная героиня простоянно произносит проклятия и посылает к черту главного героя, что он явно не заслужил. Хотелось послать ее также.
Рождественская невеста - Бэлоу МэриВ.З.-64г.
27.09.2012, 14.40





Мне показалось скучновато.
Рождественская невеста - Бэлоу МэриКэт
20.04.2013, 8.33





Не самый притягательный в серии "Идеальная жена", но интереснее, чем о сестре Доусона "Знаменитая героиня". Сначала увлекло, а потом... стало скучно: какие-то непредвиденные страхи, грубость вместо благодарности за оказанный приём и т.п. Не увлекло!
Рождественская невеста - Бэлоу МэриItis
4.08.2013, 17.12





Согласно с Натальей, лучший роман из этой серии...
Рождественская невеста - Бэлоу МэриМилена
31.10.2015, 22.10





Не смогла дочитать до конца... Глупо, скучно и не правдиво. Какая-то пришибленная на себе тетка, не хочет из-за своей эгоистичности и надуманной совестливости жить спокойно сама и другим не дает. Этот муж, бегающий и пытающийся все исправить. Да жил бы он спокойно и не задумывался над тем, что она, по ее словам, не пустит его в свою душу. Да живи ты на здоровье со своей душой. Попыталась совратить пасынка, не удалось, а теперь, на щелчок пальцев, думает найти власть над любым мужиком. А им не нужны старания, кто откажется от предложения переспать? Так глупо. Ей предлагают все, чего она не имела: семью, любовь, счастье, а она себе думает: я решу завтра, вступать мне в эту новую жизнь, или дальше продолжать мучить мужа. Тупо, не понравилось совершенно.
Рождественская невеста - Бэлоу МэриМарина
7.01.2016, 19.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100