Читать онлайн Рождественская невеста, автора - Бэлоу Мэри, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рождественская невеста - Бэлоу Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.44 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рождественская невеста - Бэлоу Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рождественская невеста - Бэлоу Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэлоу Мэри

Рождественская невеста

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18



На рождественский бал Элен надела свое алое платье. Возможно, это было несколько смело для приема в загородном доме, особенно для замужней женщины тридцати шести лет. Тем более, что она стремительно теряла талию. Но все было вполне прилично, и мягкие сгибы юбки с завышенной талией скрыли небольшую выпуклость, а это подходило ее настроению. Элен чувствовала себя яркой, праздничной.
И отчаянно нежелающей, чтобы день закончился. Он почти уже подходил к концу. Был уже поздний вечер, после ужина.
Завтрашний день тоже Рождественский, но самое главное уже закончится.
Так же, как всегда. Великий миф только поднимал людям настроение, чтобы позже привести их в еще большее, чем прежде, уныние. Что пугало Элен в этом году. Она поклялась не поддаваться этому, но она уступила Рождеству!
Уступив, она взяла бы от праздника все, что могла. И дарила бы, конечно же. Это было важнейшей частью Рождества, дарить. И это было то, чего Элен избегала. Она была напугана. Когда-то давно она верила, что у нее щедрая душа. Несмотря на разочарование в любви в девятнадцать лет, она отдала многое их с Кристианом браку. Элен могла бы погрузиться в несчастье, горечь и отвращение, но не сделала этого. Она намеревалась сделать его счастливым и преуспела в этом, с Божьей помощью. Но она сосредоточила большую часть своего великодушия и симпатию любящего сердца на Джеральде. Она попыталась помочь ему преодолеть последствия ухода матери и неприязни отца, а также приобрести уверенность в себе, понять, что он был мальчиком, достойным уважения и любви.
А затем она сломала его.
Но не навсегда. Вероятно, она переоценила значимость своего поступка. Да, Элен навредила ему. Заставила его страдать, в течении долгого времени. Но он оправился. И она смела полагать, что теперь он счастлив. Он все еще был тем добрым, тихим Джеральдом, но уже в гармонии с собой. Элен не знала всех обстоятельств его странного брака, но без сомнения, он и Присцилла были преданы и отлично подходили друг другу. И их сын, маленький Питер, был просто прелестным.
И сегодня они были еще более счастливы. Питер, должно быть, нуждался в компании других детей и теперь жадно наверстывал упущенное. Присцилла была принята в Мобли так, как будто она никогда не была кем-то, кроме леди. Элен предположила, что ее счастье было важно как ради Джеральда, так и ради нее самой. Он больше не будет чувствовать, что должен отлучаться от общества ради нее. И счастье Джеральда, несомненно, имеет такую же бескорыстную причину. Его жене больше не надо было скрываться от общества ей равных.
Элен смотрела на них, танцующих котильон, в то время как сама танцевала со свекром. Однако они были не единственные, за кем она наблюдала. Эдгар и ее тетя. Дорогая Летти. Она была довольна, не привлекая всеобщего внимания. Наконец-то у нее снова будет собственный дом и муж, который, несомненно, очень любит ее, так же как и она его. И больше никогда она не окажется в зависимости от милости родственников.
Если бы она не вышла замуж за Эдгара, думала Элен, ее тетя не повстречала бы мистера Доунса, и никогда не нашла бы это новое счастье. Впрочем, как и он. Если бы она не вышла замуж за Эдгара, Фанни Грейнджер сейчас не танцевала бы с Джеком Сперлингом и не выглядела бы такой сияющей от счастья, как будто ее свадьба ожидалась в ближайшем месяце. Вместо этого она танцевала бы с Эдгаром и улыбалась через силу. Если бы Элен не вышла замуж за Эдгара, Джеральд и Присцилла были бы в Брукхёрсте, одни со своим сыном, пытаясь убедить себя в том, что совершенно счастливы.
Элен все тщательно обдумала, стараясь не делать поспешных выводов, и поняла, что в последнее время не произошло ничего страшного, в чём она могла бы обвинить себя. За исключением того, что она заставила Эдгара жениться на себе, хотя на самом деле он сам на этом настоял. И Эдгар не казался несчастным, даже утверждал, что любит ее. Он сказал так несколько раз. Она отказывалась слышать, отказывалась реагировать.
Элен боялась верить этому. Она боялась, что это было правдой.
Как будто несколько дней кто-то держал широко открытой дверь, за которой был яркий солнечный свет, пение птиц и благоухание тысячи цветов. Все, что Элен надо было сделать, это перешагнуть порог, и дверь закроется навсегда, отгородив ее от мрака, из которого она вышла.
Но она боялась сделать этот решающий шаг. А если она шагнет, и обнаружит грозовые тучи, закрывающие солнечный свет, заглушающие пение и благоухание? Возможно, она все испортила бы.
Но ведь Элен еще ничего не испортила в это Рождество. Вероятно, ей следует отважиться. Может быть, она сможет сделать этот шаг. Если все обернется несчастьем, то она только снова окажется там, где так или иначе предполагала оказаться. Что ей терять?
Внезапно женщина поняла, что теперь появилось многое, что она могла потерять. Котильон закончился, и свекор поцеловал ее руку, а Эдгар, улыбаясь, склонил голову, чтобы услышать то, что говорила ему Летти.
Кора громко смеялась над чем-то с одним из друзей Эдгара, а Фрэнсис улыбался в некотором изумлении от звука. Герцог Бриджуотер присоединился к Джеральду и Присцилле, разговаривая с последней. Он, должно быть, просит у нее следующий танец. Аромат сосновых веток и остролиста, которыми был украшен бальный зал, перекрывал запахи различных духов гостей. Было очень сильное чувство Рождества.
О, да, она могла многое потерять. Не только солнечный свет, пение птиц и манящие цветы.
Эдгар направился к ней. Следующим танцем должен был быть вальс. Она очень хотела танцевать его с ним. Но внезапно решила, что не на этот раз. Пока нет. Она позже потанцует с ним, если до окончания бала будет еще один вальс. Элен повернулась и поспешно ушла, не глядя на него, так, чтобы он подумал, будто она его не увидела.
- Следующим должен быть вальс, - сказала она без особой надобности, когда присоединилась к герцогу с Джеральдом и Присциллой.
- Да, действительно, - сказал Его светлость. - Леди Стэплтон согласилась танцевать его со мной.
Казалось странным услышать, как другую женщину называют этим именем, понять, что оно больше не принадлежит ей. Элен подумала, что совсем не сожалеет. Миссис Доунс звучало намного более прозаично, чем леди Стэплтон, но это имя, так или иначе, дало ей новую индивидуальность, новый шанс.
- Превосходно, - сказала Элен. - Тогда Вы должны танцевать со мной, Джеральд. Вам никогда не пойдет на пользу быть желтофиольей.
Пасынок смотрел на нее с некоторым удивлением, но она взяла его под руку и одарила
ослепительной улыбкой.
Они не избегали друг друга с той первой встречи в библиотеке за день до этого, но и не искали.
- С превеликим удовольствием, Элен, - ответил он.
И несколько минут они безмолвно вальсировали, улыбаясь друг другу.
- Я рад, что мы приехали, - сказал он натянуто через некоторое время. - Мистер Доунс и Ваш муж были необычайно добры к Присс и ко мне. Как и все остальные. А Питер в восторге.
- Я рада, - сказала Элен. Вдруг она поняла, что у нее на лице натянутая улыбка. Это было то, за что она почти с ужасом цеплялась. Но это было лишним. Она прекратила улыбаться. - Я действительно рада, Джеральд. Она очаровательна и восхитительна. Вы замечательно подходите друг другу.
- Да, - сказал он. - Я мог бы сказать то же самое о Вас, Элен. Ваш муж - человек с сильным характером.
- Да. - Она улыбнулась ему, и на сей раз, это была искренняя улыбка. Он улыбнулся в ответ.
- Джеральд. - Элен встревожилась, когда у нее перед глазами все поплыло. Она крепко зажмурила глаза. - Джеральд, я так сожалею. Я никогда не могла сказать это, потому что считала свой грех непростительным. Я считала, что его последствия неизгладимы и необратимы. Я была неправа, не так ли? Сказать, что я сожалею, это ведь не бессмысленное отпущение грехов.
- Это никогда не было этим, - сказал он. - И никогда не будет, Элен. Нет ничего, что нельзя было бы простить, даже когда последствия необратимы. Все мы делаем ужасные вещи. Все. Задолго до свадьбы я вел себя по отношению к Присс так, будто клеймо ее профессии, полностью отображало ее личность. Если это не очевидный непростительный грех, тогда я не знаю что. Я должен был потерять ее прежде, чем понял, каким драгоценным даром мог бы обладать. Вы не обладаете исключительным правом на низкие поступки.
- Если бы я попросила прощение на похоронах Вашего отца, - спросила она его. - Вы простили бы меня, Джеральд? - Несла ли она ответственность также и за потраченные впустую годы?
Джеральд не отвечал некоторое время. В замысловатом кружении он увлек ее в один из углов зала.
- Я не знаю, - ответил он, наконец. - Возможно, нет. Я чувствовал себя жестоко обманутым. Это чувство усугублялось еще и тем, что я любил Вас больше чем, кого-либо в моей жизни, не считая матери. Но со временем, возможно, это помогло бы мне понять, что Вы, по крайней мере, чувствовали себя виноватой и сожалели о случившемся. До недавнего времени я считал, что Вы не чувствуете за собой вообще никакой вины, хотя Присс всегда утверждала, что это не так. У Присциллы есть дар. Она может заглянуть в душу человека и понять, что происходит у него глубоко внутри, даже если внешне он не подает никаких признаков. А она даже не знала Вас.
- Я очень надеюсь, - сказала Элен, - что смогу подружиться с моей невесткой. Джеральд, если то, что Вы сказали вчера, было сказано серьезно и искренне... Вы действительно сможете простить меня? Простите?
Он улыбнулся. Вся теплота привязанности и доверия, которые она привыкла видеть на его лице, появились снова.
- Присс был права, - сказал он. - Она так часто бывает права. Постоянное чувство обиды на Вас - было единственным изъяном в гармонии с самим собой. Я принял своего отца таким, каким он был, и мне больше не причиняют боль воспоминания о его неприязни. Мне нравится человек, которым я стал, даже если я не такой, каким меня хотел видеть отец. И я вернул воспоминания о моей матери. Она не бросала меня, Элен. Она была выслана моим отцом, и ей было запрещено видеть меня или общаться со мной любым способом. Я посетил своих тетушек и узнал правду от них.
- О, Джеральд! - сказала Элен, чувствуя всю прежнюю боль за его разочарования.
- Когда-нибудь, - сказал он, - возможно, я смогу рассказать Вам всю историю. Она доставила боль, но и принесла окончательную гармонию. Моя мать любила меня. И Вы любили меня. Я думал об этом в эти дни и, наконец, осознал, что это правда. Вы были очень добры ко мне, и не из-за тайных помыслов, как я думал до сих пор. Вы не плели интриг. Вы просто были молодой и одинокой. Но даже если все мои худшие опасения по поводу моей матери и Вас были верны, Элен, они не явились бы причиной моей неудавшейся, несчастной жизни, на которую Вы, по Вашему мнению, обрекли меня. Я человек со своим мнением и собственными желаниями. Все мы должны прожить жизнь с картами, которые нам раздали. Все мы, большинство из нас, имеем шанс построить жизнь так, как мы хотим. Вы не были бы в ответе за мою неудавшуюся жизнь, в ответе был бы я.
- Вы великодушный человек, - сказала она.
- Нет, - покачал он головой. - Всего лишь повзрослел, я надеюсь. Вы действительно отказывали себе в счастье в течение тринадцати лет, Элен?
- Я не заслуживала счастья.
- Вы заслуживаете его. - Он покружил ее снова. - И счастье Ваше, стоит только захотеть, не так ли? Я верю, что Доунс любит Вас, Элен. Я не хотел бы раскрывать тайны, но Вы, так или иначе, должны знать. Он сказал Присс и мне, когда приехал в Брукхёрст, что любит Вас. С самого нашего приезда мы видим, что это правда. Знаете, этот человек подходит Вам. Он сильный и напористый, но вместе с тем тонко чувствующий и любящий. Это - совершенное сочетание. Вы должно быть счастливы, что ждете ребенка? Я помню, как Вы делились со мной своим разочарованием, когда только вышли замуж за отца и чувствовали, что не можете говорить с ним на эту тему. Помню, как Вы хотели ребенка! И насколько Вы были добры с детьми, с которыми сталкивались, включая меня.
- Я начала бояться стать матерью, - сказала она ему.
- Не надо. - Она внезапно поняла, что их роли полностью поменялись. Он стал утешать, убеждать, чтобы она поняла, что была способна любить, и достойна любви. - Все малыши здесь обожают Вас, Элен, включая Питера, который стесняется почти всех взрослых, кроме Присс и меня. Сегодня во время игр, он боролся с остальными детьми за право держать Вас за руку. Вы будете замечательной матерью.
- Но я такая старая, - сказала она, скорчив недовольную мину.
- Бог или, если хотите, природа не делает ошибок, - ответил он. - Если Вы способны стать матерью в Вашем возрасте, тогда Вы не так стары, чтобы быть ею. Наслаждайтесь этим. Быть родителем замечательно, Элен. Изнурительно, устрашающе и замечательно. Как сама жизнь.
- Джеральд, - начала она. Но сказать было больше нечего. Иногда чувства были превыше слов. И в данный момент ее чувства вызывали слезы. - О, Джеральд.
Он улыбнулся.
* * *
- Что ты хочешь сделать?
Эдгар склонил свою голову ближе к жене, хотя услышал ее совершенно ясно. Бал закончился, гости, которые не оставались на ночь, уже разъехались, а остальные направились в свои покои. Слуги были проинструктированы оставить уборку до утра. И Эдгар горел желанием поскорее добраться до постели. Элен сияла весь вечер, особенно после вальса, который он хотел станцевать с ней, но она отдала предпочтение своему пасынку. Она выглядела еще прекраснее, чем обычно. Эдгар определенно был влюблен.
- Я хочу покататься на коньках, - повторила она.
- На коньках? - удивился он. - В час ночи? После головокружительного дня? Пройти милю до озера, и еще одну обратно? В ледяной холод. Когда ты беременна. Ты сошла с ума?
- Эдгар, - сказала Элен, - не будь скучным. Это так буржуазно, чувствовать, что нужно лечь спать просто, потому что поздно, и у человека был трудный день, а снаружи холодно.
- Буржуазно? - переспросил он. - Я заменил бы его словом нормально.
Элен закружилась, привлекая всеобщее внимание, хлопнула в ладоши и подняла руки.
- Это ведь Рождество, - сказала она, - и прекрасная ночь. Бал окончен, но ещё не глубокая ночь. Эдгар и я хотим покататься на коньках. Кто еще пойдет?
Все выглядели такими же ошеломленными, как и Эдгар, когда она впервые упомянула об этом безумии. Но через мгновение он увидел, что идея привлекла всех так же, как и его. Молодежь почти сразу же восторженно приняла ее, потом несколько из старших пар переглянулись с сомнением, робко, вопросительно.
- Это одна из лучших идей, которые я услышал за сегодняшний день, дочка, - сказал мистер Доунс, потирая руки. - Летиция, моя дорогая, как Вы находите идею о прогулке к озеру?
- Я нахожу ее весьма занимательной, Джозеф, - спокойно ответила миссис Кросс. - Но я надеюсь, что будет не только прогулка. Я уже много лет не каталась на коньках и склоняюсь к тому, чтобы попробовать снова.
Так-то вот. Большая часть их компании решила пойти, кроме нескольких пар постарше, достаточно мудрых, чтобы не поддаваться повальному безумию. В час ночи отправиться кататься на коньках!
- Вот видишь, Эдгар? - сказала его жена. - Не все такие же скучные и благоразумные, как ты.
- Или буржуазные, - добавил он. - Я не должен позволять тебе кататься на коньках, Элен, или еще как-то напрягаться сегодня. Ты носишь ребенка. Ты точно умеешь кататься?
- Любимый, - сказала она, - я проводила зимы в Вене. Как ты думаешь, я там развлекалась? Конечно, я умею кататься на коньках. Ты хочешь, чтобы я научила тебя?
Любимый?
- Я провожу тебя наверх, - сказал он, предлагая руку. - Ты переоденешься во что-нибудь теплое. Мы пойдем к озеру спокойным шагом, и ты немного покатаешься на коньках с моей поддержкой. Ты не подвергнешь свое здоровье большему риску, чем это. Ты поняла меня, Элен? Я должно быть сошел с ума, раз согласился на такую авантюру.
- Я сказала, что заставлю тебя побеспокоиться своими забавными капризами, Эдгар, - сказала она, с сияющей улыбкой. - Ключевое слово здесь - забавными. - Она взяла его под руку. - Я не буду рисковать безопасностью твоего наследника, не бойся. Он или она, важнее для меня, чем что-либо еще в жизни. Но я не желаю отпускать Рождество. Возможно, никогда не отпущу. Я буду повсюду носить со мной Рождество, каждый день до конца моей жизни. Веточку остролиста за одним ухом, омелы - за другим.
Она была в странном настроении. Он не знал, что и думать. Единственное, что он мог сделать в настоящее время - согласится с этим. А ведь было что-то необычайно притягательное в том, чтобы пройти одну милю до катка на озере, после часа декабрьской ночи.
- Остролист был бы решительно неудобен, - сказал Эдгар.
- Ты такой реалист, любимый, - ответила Элен. - Но ты мог бы целовать меня за другим ухом, под веточкой омелы всякий раз, когда ты пожелаешь, не опасаясь моего возражения.
Он тихо засмеялся. Любимый, снова? Да, жизнь с Элен собиралась быть действительно интересной. Впрочем, это касалось не только будущего. Она уже была интересной.
* * *
Она вышла замуж за тирана, весело думала Элен. Она так ему и сказала. Поверхность льда, конечно, ухудшилась из-за слоя снега, и в нескольких местах образовались достаточно глубокие сугробы.
Нескольким мужчинам потребовалось десять минут, чтобы снова расчистить каток, в то время как все остальные подбадривали и согревали их настолько, насколько это было возможно в два часа зимней ночи.
Эдгар категорически отказался позволить Элен взять одну из метел. Он даже угрожал на глазах у своего отца и всех присутствующих, что перебросит ее через плечо и понесет в дом, если она собирается продолжить спорить с ним. Она сладко улыбнулась и назвала его тираном на глазах у его отца и всех присутствующих.
А потом, как будто всего этого было недостаточно, он твердо взял ее под руку, когда они ступили на лед, и катался с ней по периметру расчищенного льда так, будто они были степенной парой средних лет. То, что они и были именно такой парой, вообще не имело никакого отношения к ее обвинению в тирании.
- Я так полагаю, - сказал он, когда Элен выразила свое неудовольствие, - ты желаешь выполнить несколько показательных головокружительных вращений и рискованных прыжков.
- Ну, я действительно хотела покататься на коньках, Эдгар, - ответила она ему.
- Ты сможешь сделать это в следующем году, - сказал он ей, - когда малыш будет дома, в своей теплой детской кроватке и в безопасности от безрассудства его матери.
- Или ее матери, - добавила Элен.
- Или ее матери.
- Эдгар, - спросила она, - быть беременной в моем возрасте ужасно вульгарно?
- Ужасно.
- Я стану ещё толще в течение нескольких следующих месяцев. - Сказала она. - А свою талию я уже где-то потеряла.
- Я заметил, - произнес он.
- И, наверное, думаешь, что я похожа на пудинг?
- На самом деле, - ответил Эдгар, - я думаю, что ты выглядишь очень красивой, и чем больше будешь увеличиваться в размерах, тем привлекательнее будешь выглядеть.
- Значит, в нормальном состоянии я не столь красива?
- Элен. - Он заставил ее остановиться, и четыре пары немедленно пронеслись мимо них. - Если ты пытаешься снова поссориться со мной, воздержись. На днях я окажу тебе эту услугу. Я обещаю. Неизбежно, что у нас будут несколько потрясающих ссор в будущем. Но не сегодня. Не этой ночью.
- Хм-м. - Она вздохнула. - Черт бы тебя побрал, Эдгар. Какой ты скучный.
- А еще буржуазный, деспотичный и влюбленный в тебя.
На сей раз, она услышала и обратила внимание. На сей раз, она посмела предположить, что, возможно, это правда. И что, возможно, пришло время ответить тем же. Но она не могла сказать это вот так. Это было что-то, к чему надо было подойти с особой осторожностью, что-то, что подкралось бы и прыгнуло бы так неожиданно, что слова выскочили бы почти по их собственной воле. Кроме того, она была напугана. Ее ноги были подобны желе, и ей не хватало воздуха. Не из-за прогулки или катания на коньках. Она не была настолько нездоровой.
- Если мы не можем кататься на коньках даже черепашьим шагом, Эдгар, - сказала она, - возможно, нам всем следует уйти.
- Я отведу тебя домой, - сказал он. – Ты, наверное, устала.
- Я не хочу идти домой, - возразила она, глядя вверх, где звезды больше не были видны. Надвигались облака. - Скоро будет новый снег. Завтра мы, вероятно, не сможем выйти из дома. Давай найдем дерево, за которым можно уединиться. Я хочу поцеловать тебя. Я хочу, чтобы ты поцеловал меня. Почти греховно.
Он засмеялся.
- Зачем тратить время впустую на распутный поцелуй за деревом, - спросил он, - когда мы были бы только отчасти скрыты? Почему бы не возвратиться домой, где мы можем использовать совершенно удобную и полностью уединенную постель, и заняться большим, чем просто поцелуи?
- Потому что я хочу, чтобы меня поцеловали сейчас, - сказала она, пытаясь высвободиться из его объятий и взять за руку. Она покатилась через центр катка в направлении скамьи. - И потому что я могу растерять свою храбрость во время прогулки назад к дому.
- Храбрость? - удивился он.
Но Элен больше ничего не сказала. Они едва избежали столкновения с Летти и ее свекром. Убрали свои коньки на скамью. И почти выбрали дерево, но оно уже было занято Фанни Грейнджер и Джеком Сперлингом. Наконец они нашли другое, с прекрасным широким стволом, к которому Элен могла прислониться. Она обняла его и подняла к нему лицо.
- Ты совершенно безрассудна, - сказал он жене.
- Ты рад? - прошептала Элен, ее губы слегка касались его. - Скажи мне, что ты рад.
- Я рад.
- Эдгар, - сказала она, - он простил меня.
- Да, любимая, я знаю.
- Я позволила себе любить и быть любимой в эти рождественские дни, - сказал она, - и это никому не принесло несчастья.
- Нет, - сказал он, и она могла видеть блеск его зубов в темноте, поскольку он улыбнулся. - Если конечно, завтра никто не сляжет с простудой.
- Какая страшная угроза, - сказала она. - Только этого от тебя и следовало ожидать.
Он поцеловал ее, крепко и страстно. А потом нежнее и продолжительнее, его язык проник в ее рот, вызывая такой жар, который мог бы побороться с холодом ночи.
- Ты принесла счастье многим людям, - сказал он, в конце концов. - Ты искренне любима. Особенно мной. Я не хочу обременять тебя этим, Элен, и ты никогда не должна волноваться, что твои чувства менее глубоки, чем мои. Но я люблю тебя даже больше, как мне кажется, чем, вообще можно любить женщину. Я не сожалею о том, что случилось, о том, что я женился на тебе. Мне все равно, если ты заставишь меня волноваться из-за твоих «забавных капризов», хотя и надеюсь, что они всегда будут такие же забавные, как этот. Для меня только важно, что ты моя, что я тот человек, которому выпала честь быть твоим мужем до тех пор, пока мы живы. Вот. Я не скажу этого снова, не беспокойся.
- Черт бы тебя побрал, Эдгар, - сказала она. - Если ты будешь отмалчиваться на эту тему хотя бы в течении одной недели, мои капризы будут самыми безрадостными, которые ты когда-либо мог себе вообразить.
Они снова нежно поцеловались.
- Эдгар. - Она держала свои глаза закрытыми, когда поцелуй закончился. - Я лгала тебе.
Он вздохнул и на мгновение прислонился своим лбом к её.
- Я думал, мы пришли сюда, чтобы греховно целоваться...
- Не считая Кристиана, - продолжила Элен, - я никогда ни с кем не была, кроме тебя.
- Что? - Его голос звучал озадачено. Она не открывала глаза, и не видела выражение его лица.
- Но я не могла сказать тебе это. Ты подумал бы, что являешься кем-то особенным для меня. Ты считал бы меня уязвимой.
- Элен, - произнес он мягко.
- Ты был... - Продолжила женщина. - Ты... Я... Проклятие, Эдгар, - произнесла она раздраженно, - я думала, что это мужчины должны затрудняться, когда говорят это.
- Говорят что? - Она увидела, когда осмелилась, прищурившись посмотреть на мужа, что он снова улыбался, практически усмехался. Он прекрасно знал, что она не могла сказать, и это делало его самоуверенным.
- Я-люблю-тебя. - Проговорила она быстро, закрыв глаза. Вот. В конце концов, это было не так уж трудно сказать. И вдруг она услышала громкое, неуклюжее рыдание, и с ужасом поняла, что оно исходило от нее.
- Я люблю тебя, - прорыдала она, когда его руки обхватили ее железным кольцом, и она столкнулась с его массивным телом. - Я люблю тебя. Черт бы тебя побрал, Эдгар. Я люблю тебя.
- Да, любимая, - успокаивал он ее. - Да.
- Я люблю тебя.
- Да, любимая.
- Какая утомительная беседа.
- Да, любимая.
Потом она захихикала и фыркнула в его плечо, и он тихо рассмеялся в ответ, но достаточно, чтобы трястись пока держал ее.
- Но я действительно люблю, - обвинила она его.
- Я знаю.
- И ты не можешь сказать ничего лучшего, чем это?
- Ничего лучшего, - ответил он, слегка отстраняясь, - Кроме осторожного, скучного, буржуазного предложения, что, возможно, пришло время лечь в нашу постель.
- Скучные и буржуазные вещи внезапно стали звучать как очень желанные, - сказала она.
Они медленно улыбнулись друг другу, и могло показаться, что не находили ничего лучшего или подходящего, чем это, в течении целой минуты.
- Чего мы ждем? - спросила она в итоге.
- Тебе показать дорогу? - спросил Эдгар. – Или ты начнешь проклинать и оскорблять меня, решив, что я играю в "супруга и повелителя"?
- О, Эдгар, - сказала она, взяв его под руку. - Пойдем домой, в постель. Займемся любовью. Кому вообще пришла в голову эта глупая идея, прийти сюда?
- Я не собираюсь выяснять это с тридцатифутовой беременной женщиной, - ответил он.
- Мудро с твоей стороны, любимый. - Элен опустила свою голову на плечо мужа, и они пошли в сторону дома.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Рождественская невеста - Бэлоу Мэри



интересный роман о поздней любви разочарованиях в жизни об ошибках молодости и конечно же о прощении когда люди могут простить и понять друг друга зачать новую жизнь и продолжить свою счастливую и прекрасную с любовью в сердцах
Рождественская невеста - Бэлоу Мэринаталия
29.03.2012, 14.12





Я прочитала много книг Мери Белоу. Мне все нравится. В основном книги интересные и читаются очень легко.
Рождественская невеста - Бэлоу МэриМария
22.05.2012, 21.17





мне нравятся все ее романы 10
Рождественская невеста - Бэлоу МэриЛюдмила
18.08.2012, 15.48





Не из лучших у автора, но весьма приятный роман. Не понравилось, что главная героиня простоянно произносит проклятия и посылает к черту главного героя, что он явно не заслужил. Хотелось послать ее также.
Рождественская невеста - Бэлоу МэриВ.З.-64г.
27.09.2012, 14.40





Мне показалось скучновато.
Рождественская невеста - Бэлоу МэриКэт
20.04.2013, 8.33





Не самый притягательный в серии "Идеальная жена", но интереснее, чем о сестре Доусона "Знаменитая героиня". Сначала увлекло, а потом... стало скучно: какие-то непредвиденные страхи, грубость вместо благодарности за оказанный приём и т.п. Не увлекло!
Рождественская невеста - Бэлоу МэриItis
4.08.2013, 17.12





Согласно с Натальей, лучший роман из этой серии...
Рождественская невеста - Бэлоу МэриМилена
31.10.2015, 22.10





Не смогла дочитать до конца... Глупо, скучно и не правдиво. Какая-то пришибленная на себе тетка, не хочет из-за своей эгоистичности и надуманной совестливости жить спокойно сама и другим не дает. Этот муж, бегающий и пытающийся все исправить. Да жил бы он спокойно и не задумывался над тем, что она, по ее словам, не пустит его в свою душу. Да живи ты на здоровье со своей душой. Попыталась совратить пасынка, не удалось, а теперь, на щелчок пальцев, думает найти власть над любым мужиком. А им не нужны старания, кто откажется от предложения переспать? Так глупо. Ей предлагают все, чего она не имела: семью, любовь, счастье, а она себе думает: я решу завтра, вступать мне в эту новую жизнь, или дальше продолжать мучить мужа. Тупо, не понравилось совершенно.
Рождественская невеста - Бэлоу МэриМарина
7.01.2016, 19.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100