Читать онлайн Просто волшебство, автора - Бэлоу Мэри, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Просто волшебство - Бэлоу Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.38 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Просто волшебство - Бэлоу Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Просто волшебство - Бэлоу Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэлоу Мэри

Просто волшебство

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

– Как это мило, дорогой! – Питер пододвинул к камину самое удобное кресло в библиотеке, и мать опустилась в него. – Давай с тобой посидим, потолкуем, ты да я и больше никого. Это нечасто случается.
Питер устроился напротив. Когда гости разошлись по своим комнатам, оставив молодежь развлекаться в музыкальном салоне, он попросил мать зайти к нему в библиотеку.
– Вам не холодно, матушка? – поинтересовался он.
– Нет, – ответила виконтесса. – Однако, душа моя, какая небрежность с твоей стороны нынче утром уехать из дома на целый день развозить приглашения. Впрочем, к мисс Флинн-Поузи ты был очень внимателен. Славная девушка, не правда ли?
– Весьма, – согласился Питер. – И однажды, несомненно, составит счастье какому-нибудь мужчине. Но только не мне.
Подобная категоричность, казалось, слегка удивила мать. Тем не менее она, с удовольствием откинувшись на подушки, улыбнулась.
– Пока они будут гостить у нас, ты можешь еще передумать, – заметила она.
– Я не передумаю, – сказал Питер. – Ибо я уже сделал свой выбор.
Глаза матери загорелись интересом.
– Неужели? – Она, прижав руки к груди, выпрямилась в кресле.
– Вот только не уверен, что смогу добиться от нее согласия, – продолжил Питер.
– Ну конечно же, сможешь! Кто бы она ни была! – воскликнула мать. – Ты для невест богатая добыча…
Питер поднял руку, останавливая ее.
– Это Сюзанна Осборн, матушка, – сказал он.
– Кто-кто? – Мать как будто обмякла и бессильно упала на подушки, оживление тотчас покинуло ее.
– Дочь Уильяма Осборна, – пояснил Питер. – Я люблю ее и хочу, в случае ее согласия, на ней жениться. Мы познакомились этим летом, когда она гостила у графини Эджком неподалеку от Харфорд-Хауса. Потом мы снова встретились – в Бате, когда я приезжал туда с Лорен и Китом на свадебный завтрак по случаю женитьбы Сиднема Батлера. Я виделся с ней и сегодня. Она приехала в Финчем-Мэнор на Рождество. Туда же приехали ее дедушки и бабушка. Все они приглашены к нам на рождественский бал.
Виконтесса облизнула пересохшие губы. Ее пальцы судорожно вцепились в подлокотники.
– Она, верно, тебя завлекла, заставив поверить, что может отказать тебе, – заговорила она. – Питер, не верь – это все просто ее уловки. Ты не можешь серьезно…
– Впервые услышав мое имя, она поначалу меня всячески избегала, – сказал Питер.
Губы виконтессы беззвучно зашевелились.
– Матушка, – Питер набрался храбрости, чтобы задать ей самый трудный вопрос, – что за отношения связывали вас с мистером Осборном?
– Меня?.. – Виконтесса вдруг вскипела. – Ты забываешься, Питер! Я твоя мать! Хоть ты теперь и взрослый, пожалуйста, помни об этом.
– Он был вашим любовником, – сказал Питер.
– Да как ты смеешь! – Глаза матери расширились.
– Он был вашим любовником, как и Грантем, – продолжал Питер. – Вот только в случае с Грантемом вы уверяли меня, будто тот раз, когда я вас застал с ним, после смерти отца был единственным, и то причина тому ваше одиночество. Однако на самом деле ваша связь с Грантемом продолжалась долго. Я застал вас здесь, в моем доме, когда в нем жили Берта с матерью и прочие гости.
– Питер! – Виконтесса побледнела как полотно. Она тогда призналась Питеру лишь в одном своем грехе.
Но Питер от других узнал, что этот грех не единственный. И все же он никогда не заговаривал об этом с матерью. Она была в расстройстве, он тоже переживал. Господи, это же его мать!
– Леди Грантем, без сомнения, знала о вашей связи, – сказал Питер, – но воспитание обязывало ее закрывать на это глаза. Одному Богу известно, какие страдания и унижения ей пришлось испытать. Берте тоже все было известно. Она знала об этом еще до того, как я по своей глупости разболтал ей об увиденной мной сцене. Но она хорошо усвоила уроки матери и принимала неверность отца как должное.
Более того – пока он говорил, Берта непонимающе взирала на него. «Разве не все мужчины таковы?» – спросила она, выслушав Питера до конца. Когда же Питер ее заверил, что лично он не такой и будет хранить верность своей супруге до гробовой доски, Берта, отпрянув от него, сказала, что он еще совсем дитя. И это при том, что он был старше ее на два года! Она сказала Питеру, что, родив ему сына или двух, не намерена сидеть возле него как пришпиленная всю оставшуюся жизнь. Ведь он, разумеется, не настолько наивен, чтобы требовать от нее этого?..
– Дяди тоже знали, – продолжал Питер, – но их огорчило не само происшествие, а то, что вы не потрудились запереть дверь.
Позже дяди недвусмысленно дали ему понять, что пора уж ему принять некоторые явления реальной жизни как данность. Подумать только! Ведь именно они занимались в детстве его воспитанием! Он наивный ребенок, вторили они Берте, а посему лучше ему держать рот на замке, помалкивать об увиденном и готовиться к намеченному на завтра оглашению помолвки. Пора, мол, ему повзрослеть.
Но Питер вместо этого через час собрал всех гостей и объявил, что их с мисс Грантем помолвка не состоится, а посему не будут ли они все так любезны покинуть Сидли до полудня завтрашнего дня?.. Дядьям он объявил, что с настоящего момента они освобождаются от своих обязанностей по отношению к нему, ибо он достиг совершеннолетия и более не нуждается ни в опеке, ни в чьих-либо советах.
Мать он оставил в слезах… и в Сидли. А сам на следующий день после отъезда гостей сбежал.
Он не простил мать. Не поверил ни единому ее слову и понял, что связь с Грантемом тянулась долго. Но, как ему тогда казалось, мать любила Грантема. Теперь он и в этом усомнился. Впрочем, какая сейчас разница? Грантем – женатый человек, с которым они собирались породниться.
Виконтесса по-прежнему сидела, вцепившись в подлокотники кресла, и, широко раскрыв глаза, с негодованием взирала на Питера.
– Однако речь не о Грантеме, – сказал Питер. – Речь об Осборне. Он был вашим любовником, не так ли? Но у вас с ним по какой-то причине произошел разрыв. Я думаю, это именно он порвал с вами. Осборн сам рассказал вам о своем прошлом? Или вы докопались до него иными путями? Как бы то ни было, вы начали угрожать сэру Чарлзу предать дело огласке.
– Питер, – подала голос мать, – если ты слышал это из уст той женщины, то я употреблю все силы, чтобы вырвать тебя из когтей дьявола. Ты всегда был…
– Сюзанна ничего мне не говорила, – возразил Питер. – Лишь пересказала содержание отцовского письма, которое он ей оставил, и того, что предназначалось сэру Чарлзу. Но имени шантажистки она не назвала.
– Уильям оставил ей письмо? – изумилась мать. Питер холодно посмотрел на нее.
– Перед тем как застрелиться, – пояснил он. – Ему казалось, что самоубийство – единственно доступное ему средство уберечь дочь от беды. Останься он в живых, ужасные последствия предъявленного ему обвинения в изнасиловании коснулись бы и его дочери.
Мать отшатнулась.
– Как ты смеешь говорить такие слова матери? – возмутилась она, но в следующую минуту снова бессильно откинулась в кресле и вдруг показалась Питеру маленькой и старой. – Я сказала, что он досаждал мне, только и всего, а не… И это было правдой. Я так и заявила сэру Чарлзу после смерти Уильяма. Я бы никогда… Питер, ты должен мне верить.
Питер вдруг сник: он все-таки вопреки всему надеялся, что ошибся в своих догадках, надеялся, что это не она. Хотя, когда они с Сюзанной ехали из Финчема в Сидли, он вспомнил, что именно после смерти Осборна в отношениях матери с Маркемами наступило охлаждение.
– Я не предполагала, что он пойдет на самоубийство, – сказала виконтесса. – Откуда мне было знать? Как он мог так меня наказать?
– Но ведь вы угрожали и, если б он не покончил с собой, лишили бы его доброго имени и свободы, мама, – отозвался Питер. – Что бы там ни было у него в прошлом, он, без сомнения, давно уже искупил свой грех. У него на руках был ребенок.
– Я пала, – задыхаясь, срывающимся голосом проговорила мать. – Я опустилась до его уровня. А он, когда я как-то приехала к нему в Лондон, дал мне понять, что я там лишняя. А после и вовсе стал избегать меня, даже в Финчеме. Наконец он сказал, что между нами все кончено. Какая наглость! Какое унижение! Ты должен меня понять, Питер. Я любила твоего отца, и без него моя жизнь опустела. Я хотела позволить этому мужчине…
Все те же объяснения, те же слова, которыми она пичкала его пять лет назад, когда он предъявил ей обвинения.
– Вы довели его до самоубийства, – тихо сказал Питер. Он вдруг почувствовал приступ дурноты.
– Он поступил безрассудно! – воскликнула мать. – Он знал, что я была зла на него, но уничтожить его – никогда.
– И тем не менее, – сказал Питер, – когда он открыл сэру Чарлзу свое прошлое, вы начали его преследовать с новыми угрозами.
– Я бы никогда… – забормотала виконтесса.
– Неужели? – перебил ее Питер. – Осборн, очевидно, придерживался иного мнения. Поэтому поставил на карту свою жизнь.
Виконтесса закрыла лицо руками. Питер, не отрываясь, потрясенно смотрел на нее. Сегодня он узнал то, о чем догадался уже раньше и что она теперь подтвердила. Дважды, пытаясь избавиться от одиночества, в угоду своим низменным страстям она была готова разрушить чужие жизни.
Видеть свою мать в таком свете ему было противно.
Быть может, это и есть один из драконов, которых он должен убить? Раз так, то цена в самом деле высока. Теперь уже ничто не станет таким, как прежде. А каким все было прежде? Пять лет назад он многое, так сказать, замел под ковер, но больше не будет этого делать.
– Ты не знаешь, как я страдала, Питер, – сказала мать, заливаясь слезами. Все то же, что и в прошлый раз. – Если он тем самым хотел мне отомстить, то, разумеется, достиг своей цели. Не думаешь ли ты, что я все эти годы не чувствовала себя убийцей? Но это несправедливо, ибо я не желала ему зла. Я относилась к нему с нежностью. Я твоя мать. Понятно, что тебе трудно увидеть в матери женщину. Однако я женщина, и одиночество меня убивало. Мы оба овдовели. Он так же любил покойную жену, как я твоего отца. Смерть жены окончательно разбила его сердце, он не смог ее позабыть, и именно это послужило причиной нашего разрыва. Но некоторое время мы с ним были даже счастливы. Мы никому не мешали.
Питеру стало почти жаль мать. Она совершила чудовищный поступок, но чудовищем, конечно, не была. Самое ужасное в том, что ничего уже не поправишь: Осборна больше нет. Как бы она поступила, останься он жив? Предъявила бы ложные обвинения? Это так и останется тайной, да Питер и не хотел этого знать. Того, что она совершила, было достаточно.
Питеру хотелось встать и, взяв мать за руки, поднять ее с кресла, а потом, прижав к груди, успокоить и отправить спать. Именно так он поступил в прошлый раз, после того как застал ее с Грантемом. Теперь, если ей требовалось прощение, его ей придется вымаливать у собственной совести, а не у него.
Кроме того, он еще не все ей сказал. А покончить со всем Питеру хотелось именно сегодня. Тогда завтра они, Бог даст, смогут начать жизнь с чистого листа.
Однако виконтесса его опередила.
– Пойми, Питер, – заговорила она, – ты не можешь жениться на его дочери. Это была бы какая-то ужасная, противоестественная ситуация.
Питер медленно вдохнул.
– Тогда как мысль о моем браке с Бертой вас почему-то не смущала, верно? – спросил он.
Мать ничего не ответила.
Однако здравый смысл вынуждал Питера отчасти признать ее правоту. Прошлое всегда будет стоять между ним и Сюзанной, и они всегда будут помнить, что их родители были любовниками, а его мать довела ее отца до самоубийства. Гораздо спокойнее было отпустить Сюзанну в Бат, а самому после Рождества отправиться в Лондон и с наступлением светского сезона заняться поисками невесты. В конце концов они с Сюзанной забудут друг друга, а вспомнив, лишь порадуются, что не стали в свое время искушать судьбу.
Однако уже несколько недель, с тех пор как он покинул Бат, никакие доводы здравого смысла не имели на него влияния. Он стремился к счастью и, если оно окажется невозможным, хотел по крайней мере не потерять себя в собственных глазах. Теперь он любые трудности, ниспосланные ему судьбой, готов был встретить с открытым забралом.
Возможно – даже скорее всего – Сюзанна ему откажет, но он не отступится от своего лишь потому, что решил тихонько, на цыпочках обойти своих драконов. Сюзанна уедет, но от себя ему никуда не деться. И он во что бы то ни стало должен был полюбить того, кто живет в его теле.
Ибо в настоящий момент ему не за что было себя уважать.
– Что до мисс Осборн, матушка, то тут только один вопрос, – произнес он, – а именно: захочет ли она в создавшихся обстоятельствах выйти за меня замуж? Она уже раз отклонила мое предложение.
Мать устремила на Питера пронзительный взгляд, в котором странным образом сочетались негодование и надежда.
– Мама, – сказал Питер, снова сделав глубокий вдох, – я хочу, чтобы Сидли наконец стал моим домом.
Виконтесса продолжала, не отрываясь, пристально смотреть на него.
– Он твой, Питер, – ответила она. – Если ты проводишь здесь мало времени, это лишь твоя вина. Ты знаешь, что я постоянно тебя звала.
– Именно потому, что имение всегда было скорее вашим, чем моим, я не приезжал сюда, – сказал Питер.
– Сидли твой по праву с самого детства, – возразила мать. – Я же просто содержала его в порядке для тебя. Я заботилась об уюте и красоте дома. Вот и сейчас решила кое-что обновить – и все для тебя.
– Но вы ни разу не спросили у меня, чего я хочу, – покачал головой Питер.
– Да потому что тебя никогда здесь не бывает! – воскликнула виконтесса.
И она была права.
– Мне следовало взять на себя управление имением сразу же по достижении совершеннолетия, – проговорил Питер, – но я не сделал этого по известным нам обоим причинам, в которые не стоит углубляться. У меня есть свои соображения о том, как нужно вести дела и какой должна быть жизнь в Сидли. Я хочу покороче сойтись с соседями, хочу часто принимать гостей и чтобы гости, получив у меня радушный прием, чувствовали себя здесь как дома. Я намерен тут поселиться.
– Питер… – Мать теперь уже вполне пришла в себя и опять напоминала прежнюю виконтессу. – Это прекрасно! Я распоряжусь…
– Я хочу распоряжаться сам, матушка, – прервал ее Питер, – я хочу, чтобы имение принадлежало моей жене и детям, в том случае если я женюсь.
Мать неуверенно улыбнулась.
– Быть может, – продолжил Питер, – вам захочется навести новый блеск во вдовьем домике и, когда работы будут закончены, переехать туда.
– Во вдовий домик? – Глаза виконтессы расширились от негодования.
– Мне он всегда нравился, – сказал Питер. – Вам там, несомненно, будет удобно.
– Да там всегда жили гувернантки и учителя! – воскликнула она.
– Что ж, тогда мы приищем вам подходящий дом в Лондоне, – предложил Питер. – Там у вас почти круглый год будет общество, множество развлечений и магазинов. Вас везде с радостью будут принимать.
Откинувшись на спинку кресла, виконтесса воззрилась на сына. Питер заметил, как она приподняла подбородок.
– Я всю жизнь прожила здесь, вела все дела и содержала твое имение в порядке, – сказала она. – Ты мой единственный сын. После смерти отца все обязанности по управлению Сидли я взяла на себя и с тех пор ни разу ими не пренебрегла. Я отдала тебе свою жизнь.
Пока она говорила, Питер думал, что еще есть время все исправить.
– Я очень вам благодарен, – произнес он. – У меня было чудесное детство. Я никогда не сомневался, что любим. И рад, что не поспешил жениться, а потому имел возможность после совершеннолетия пожить в свое удовольствие, понять самого себя, выяснить, кто я, что я и чего хочу от жизни. Я никогда не сомневался, что и вы, и мой дом всегда готовы принять меня. Но теперь я достиг той степени зрелости, матушка, когда могу освободить вас от бремени, предоставив вам наслаждаться всеми радостями вашей жизни, по вашему собственному усмотрению. Ведь вам здесь было одиноко.
Питер в чем-то, конечно, лукавил, но правда в его словах, несомненно, была. Он, несмотря ни на что, всегда будет любить свою мать за ту любовь, что она дарила ему в детстве.
– Пожалуй, – отозвалась виконтесса, – я хотела бы жить в Лондоне.
Возможно, она тоже была не совсем искренна. Но Питер подумал, что там ей, наверное, в самом деле будет лучше. Услышав, что она отказалась от вдовьего домика, он вздохнул с облегчением.
– Но все это будет после Рождества, – подвел итог Питер. – Я задержал вас, матушка. Уже поздно. Вам пора спать. Завтра предстоят большие хлопоты.
– Да.
Однако виконтесса не спешила вставать.
– Питер, – обратилась она к нему, – я хочу, чтобы ты знал: я никогда и никого не смогла бы полюбить так, как любила твоего отца. Уильям Осборн, Джордж Грантем… они ничего для меня не значили, хотя мне с ними было хорошо. И я, конечно же, никому из них не желала зла.
– Я знаю.
Увы, Питер этого не знал, но обрушивать на ее голову обвинения не собирался. Он встал и предложил матери руку. Она поднялась за ним – маленькая, хрупкая и до сих пор красивая. Питер поцеловал ее в лоб и в щеку.
– Спокойной ночи, мама, – сказал он.
– Спокойной ночи, Питер, – ответила виконтесса и, не сказав более ни слова, с прямой спиной и легкой, но в то же время твердой поступью вышла из комнаты.
Питер бросил взгляд на графин с бренди, но не притронулся к нему, ибо знал, что, стоит ему сегодня только начать, как он напьется до беспамятства.


Несколько раз за сочельник Сюзанна вспоминала Клаудию, Элинор, Лайлу и девочек – всех, кто остался на Рождество в школе. «Как они там сейчас, сию минуту?» – думала она, пытаясь с помощью этой простой мысли вернуться к реальности, но это ей никак не удавалось. Как не удавалось поверить в реальность творившегося вокруг.
Сюзанне казалось, будто она видит какой-то странный сон.
Ее жизнь, весьма однообразная вплоть до прошлого августа, была предсказуема и скучна. Однако в этой размеренности она все-таки находила удовлетворение и даже была счастлива.
Вчерашний же день абсолютно выпадал из реальности. Неужели это она по своей воле отправилась с виконтом Уитлифом в Сидли-Парк во вдовий домик? Неужели это она легла там с ним в постель, чтобы предаться любви? Причем дважды! И второй раз сама заставила его сделать это…
А сегодня еще недавно совсем чужие люди стали ей почти совсем близкими и даже дорогими родственниками, с которыми она не расставалась ни на минуту с тех пор, как они приехали. Возможно ли почувствовать близкую родственную связь с людьми, о существовании которых она до вчерашнего дня даже не подозревала?
Но дедушка Осборн был так похож на отца в преклонном возрасте, доживи он до этих лет, что она так бы и смотрела на него не отрываясь, если б не бабушка с глазами отца, которая все время держала Сюзанну за руку, ласково похлопывая по ней и завороженно глядя на внучку. А вот у дедушки Клэптона были глаза Сюзанны, правда, выцветшие с годами и теперь скорее сероватые, чем зеленые. Глядя на его редкие седые волосы, Сюзанна предполагала, что когда-то они были золотисто-каштановыми. Дедушка Клэптон в отличие от дедушки и бабушки Осборн почти не участвовал в разговоре и лишь кивал, кротко улыбаясь, чем притягивал к себе взгляд Сюзанны и глубоко трогал ее сердце.
У бабушки и дедушки Осборн никого из детей не осталось, а единственной внучкой была Сюзанна. Пережив двоих сыновей, они с тех пор вели безрадостную жизнь.
Сюзанна чувствовала себя виноватой за то, что, сбежав в детстве, лишила их тем самым счастья общения с единственным близким существом. Но если посмотреть с другой стороны, то ведь они сами выгнали сына. Впрочем, Сюзанна не держала на них за это зла. Уильям Осборн сначала разрушил брак их старшего сына, а после убил его в драке. Сюзанне не терпелось узнать подробности этого несчастья. Была ли эта смерть случайной? Как все произошло? Брат отца, насколько ей известно, упав, ударился головой о камень. Так ли это? Но она не спрашивала.
У дедушки Клэптона же имелись три дочери и, кроме Сюзанны, восемь внуков – ее двоюродные братья и сестры. Так он сказал ей, по своему обыкновению тихо улыбаясь. Старшая дочь замужем за сменившим его в их деревенской церкви священником, а их сын служит викарием в храме неподалеку от них.
Выходит, у нее есть еще и тети, дяди, а также двоюродные братья и сестры.
– Как непохожа сейчас была бы моя жизнь на нынешнюю, если б я тогда не сбежала из Финчема, – сказала Сюзанна.
– И наша тоже. – Бабушка потрепала ее по руке.
– А согласилась бы ты изменить свою судьбу, вернувшись в прошлое, если б такое было возможно? – мягко поинтересовался дедушка Клэптон. – На мой взгляд, человеческие судьбы всегда в итоге складываются как надо, вот только нам не дано знать Божьего промысла, ибо пути Господни неисповедимы и лишь одному Всевышнему с самого начала известно, куда выведет нас наш извилистый и тернистый жизненный путь.
– Ну что от тебя еще ждать, Эмброуз? – с досадой вклинился в разговор дедушка Осборн. – Я на своем веку мало видел людей, у которых судьба сложилась как надо, вокруг одни тернии да извилины. И если за это ответствен Всевышний, то я, встретившись с Ним в день Страшного суда, поспорю.
– Не знаю, готова была бы я изменить ход событий, – улыбнулась Сюзанна, понимая, что дедушки не всегда сходятся во мнениях. – Но я жалею, что не встретилась с вами раньше, и ту пару недель, что провела в Лондоне, вспоминаю с ужасом. Но за это я потом была вознаграждена шестью годами счастья в школе мисс Мартин, а последние пять лет имею любимую работу и горжусь тем, чего достигла в жизни.
Бабушка снова потрепала ее по руке.
– Работать учительницей хорошо женщине без семьи, – сказал дедушка Осборн, – или той, чья семья живет впроголодь. Я не богач, Сюзанна, но и не бедняк, а ты все, что у нас осталось. Пришло время нам воссоединиться. Надо найти тебе хорошего жениха, чтобы заботился о тебе, когда нас не станет.
Бабушка погладила Сюзанну по руке, и та ощутила тыльной стороной ладони распухшие суставы ее подагрических пальцев.
– Думаю, Кларенс, Сюзанна уже его нашла, – сказала она. – Виконт Уитлиф весьма красивый и обаятельный молодой человек. Мне вчера показалось, что он очень высокого мнения о нашей внучке. Он всех нас пригласил на завтрашний бал в Сидли-Парк, но у меня такое чувство, что его главный интерес – Сюзанна, с которой он хочет танцевать.
– Уж точно не со мной, Сэди! – рассмеялся лающим смехом дедушка Осборн. – Но он виконт. А это высокая планка, хотя, может быть, и не слишком. У нас достойная родословная. У Эмброуза тоже.
– Ведь ты полковник как-никак, – напомнила ему бабушка Осборн.
– Хм-м… – протянул дед. – Пожалуй, придется выяснить намерения этого молодого человека.
Сюзанна высвободила руку, которую сжимала бабушка, и прижала ладони к щекам.
– Дедушка! – воскликнула она. – Пожалуйста, ничего не говорите ему, ради Бога!
Она почувствовала, что краснеет, и рассмеялась. Не прошло и суток с момента их знакомства, как дед уже пытается взять ее под свою опеку.
Неужели не прошло и суток? А она уже любит их всех. Так не бывает!
Однако это чудесно!
Должно быть, они не знают, вдруг подумала Сюзанна, какую роль сыграла виконтесса Уитлиф в судьбе ее отца – имя Питера не произвело на них впечатления.
С момента появления в доме родных Сюзанны Маркемы, а также Эдит с мистером Морли были достаточно тактичны, чтобы не мешать их встрече, и умудрялись встречаться с ними лишь за обеденным столом. После обеда Сюзанна с бабушкой прошли за Эдит в детскую посмотреть на Джейми, выбрав время, когда малыш не спал и был особенно весел.
– Мне, конечно же, хочется, – сказала Эдит, – чтобы вы видели его в самом хорошем настроении.
Они пробыли в детской больше часа: восторгались ребенком, передавая его с рук на руки и заставляя его улыбаться. Бабушка Сюзанны, пока они разговаривали, держала мальчика на руках и, когда тот начинал требовать внимания, успокаивала его воркующим голосом.
Именно в это время, как потом выяснилось, на пороге дома в Финчеме появился виконт Уитлиф с двумя своими зятьями и юным Флинн-Поузи.
Во время визита Уитлифа оба деда Сюзанны уединились с виконтом в библиотеке, в то время как все остальные остались в гостиной. Кто стал инициатором встречи, Сюзанне так никто и не сказал, а сама она спрашивать не стала, чтобы никто, не дай Бог, не подумал, что она в нем заинтересована.
Когда Сюзанна спустилась вниз, Питера уже не было.
Но она увидит его завтра на балу, напомнила она себе. И от одной этой мысли ее сердце было готово то ли упасть, то ли воспарить, повергая Сюзанну в полное смятение и расстройство.
Ей нельзя начинать думать, что невозможное может стать возможным.


Правда была такова, что Питер попросил двух почтенных джентльменов, остановившихся в Финчеме, о приватной встрече. С разочарованием узнав, что Сюзанна с Эдит в детской, он в то же время обрадовался: это обстоятельство значительно облегчало его задачу. Он попросил у Тео позволения на несколько минут занять его библиотеку, чтобы кое-что обсудить с полковником Осборном и его преподобием Клэптоном. Тео – с понимающей улыбкой – согласился.
После нескольких обязательных учтивых приветствий Питер перешел к делу. Вернее, полковник, свирепо хмуря брови и угрожающе покашливая в усы, подвел его к самому главному.
– Вы, Уитлиф, как я понимаю, – проговорил он, – вчера днем катали мою внучку в своем экипаже, даже не позаботившись взять с собой хотя бы грума на запятках.
Питеру показалось, что в спину ему уткнулось дуло дробовика.
Второй почтенный джентльмен смотрел на него вполне добродушно, ну разве что с едва заметным стальным блеском в кротких глазах.
– Это так, – признался Питер: лгать, будто у него на запятках был не один, а целых шесть грумов с острым, как у орла, зрением, которые следили за тем, чтобы все было благопристойно, не было смысла. – Завтра на рождественском балу я собираюсь просить руки вашей внучки, господа. А нынче я пришел за вашим благословением.
Накануне вечером ему пришло в голову, что поступить следует именно так. Возможно, Сюзанна отнесется к нему более благосклонно, если он получит благословение ее родных.
Но еще он подумал о том, что имя Уитлиф может оказаться им знакомо, а потому, обращаясь к ним за благословением, он, возможно, обрекает свои надежды на провал.
Его преподобие Клэптон, сидевший в кресле у камина, просиял.
Полковник, стоявший у письменного стола, свирепо нахмурился.
– Почему? – пролаял он. – Почему вы хотите жениться на моей внучке?
– Видите ли, сэр, я питаю к вашей внучке глубокие чувства, – отвечал Питер.
– Несмотря на то что она, когда у вас эти чувства возникли, была бесприданницей? – спросил полковник, и Питеру стало жаль солдат, служивших под его началом: жизнь у них, надо думать, была не сахар.
– Да, сэр, – отрапортовал Питер.
– Ну, значит, вы дурак, Уитлиф, – сказал джентльмен.
Питер изумленно вскинул брови.
– Если вы считаете, что любовь к мисс Осборн делает меня дураком, сэр, – проговорил он, – пусть так.
– И это, Кларенс, нужно признать, – мягко вмешался священник, – в высшей степени достойный ответ. Я склонен дать свое благословение.
– Хм-м… – протянул полковник, и Питер понял, что он очень доволен. – Что ж, Уитлиф, она больше не бесприданница. За ней приличное состояние. Что вы на это скажете?
– С вашей стороны, сэр, это очень благородно по отношению к мисс Осборн, – ответил Питер, – но мои чувства от этого никак не меняются.
– А что вы, молодой человек, можете ей предложить, кроме своих чувств, которые, насколько мне известно, товар ненадежный? – спросил полковник.
И Питер понял, что раз их разговор превратился в брачные переговоры, ему дали добро.
Итак, он заручился поддержкой двух почтенных джентльменов.
Что было, по его понятию, самой простой частью задуманного.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Просто волшебство - Бэлоу Мэри



Очень мило и обычно.Интересна история отца героини. Дитя страдает за грехи отца. Церковь запрещает брак со вдовой брата. Это инцест. Тем более, что и еще брата убил.
Просто волшебство - Бэлоу МэриВ.З.-64г.
29.06.2012, 14.59





Роман понравился, осталось приятное чувство после прочтения. Гг-и тоже понравились, не смотря на то, что вначале гг-й был явно нерешительным и находился под гнетом любящей матушки. Все и правда мило получилось. И вообще лр Бэлу располагают тем, что акцентируют внимание не на сексе, а на внутреннем мире гг-ев , пресечении этих миров, сначала душевном единении, а потом - физическом.
Просто волшебство - Бэлоу Мэрикуся
15.11.2012, 14.10





С героями романов М. Бэлоу не хочется расставаться,у романа прекрасный слог, читается с удовольствием.с волнением следишь за перипетиями жизни героев. Любовь в высоком понимании этого слова. Завтра начну читать следующий.
Просто волшебство - Бэлоу МэриЛеди
27.03.2013, 20.49





Роман добрый, светлый. По мне, так немного не хватило страсти. Инцеста тут нет ни в какой из ситуаций. Ставлю 8.
Просто волшебство - Бэлоу МэриСанСан
6.04.2014, 7.22





Понравилась вся серия! Приступаю к следующей.
Просто волшебство - Бэлоу МэриНаталья 66
9.05.2014, 10.26





Хороший роман, однако учителям очень повезло,даже не возможно сказать кому повезло больше. С удовольствием прочитаю роман о мисс Мартин....
Просто волшебство - Бэлоу МэриМилена
18.12.2015, 10.10





Как мне нравится из этой серии "Школа мисс Мартин" "Просто любовь", и как же мне не понравилась эта книга...Очень слабый ГГ-й - пустой, постоянно угождающий, ГГ-ня с очень натянутой трагической историей. 6 из 10.
Просто волшебство - Бэлоу МэриКирочка
9.02.2016, 14.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100