Читать онлайн Просто волшебство, автора - Бэлоу Мэри, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Просто волшебство - Бэлоу Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.38 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Просто волшебство - Бэлоу Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Просто волшебство - Бэлоу Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэлоу Мэри

Просто волшебство

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Кроме чайной комнаты, герцогиня Бьюкасл арендовала в Верхних залах Бата, служивших для ассамблей, еще и бальный зал, где могли бы порезвиться дети, пока взрослые будут чинно и благопристойно вести за чаем беседы и слушать поздравительные речи. Но это еще не все. Приехав в назначенный день с Лорен и Китом в Верхние залы прежде других, Питер узнал, что она пригласила и музыкантов. «В конце концов, если бы кому-то пришла охота потанцевать (раз уж бальный зал в нашем распоряжении), а музыкантов при этом не оказалось, это стало бы поистине трагедией», – со смехом объясняла она, в то время как герцог, надменное выражение которого составляло удивительный диссонанс с его серебристыми, полными любви глазами, с обожанием смотрел на свою госпожу и повелительницу.
– Иными словами, ты хочешь сказать, Кристин, – проговорил Бьюкасл и, обвив свои длинные пальцы вокруг ручки монокля, поднял его, но не приблизил к глазу, – что намерена танцевать, если только удастся уговорить Сиднема и миссис Батлер открыть бал?
– Ты слишком хорошо меня знаешь, Вулфрик! – рассмеялась герцогиня.
Питер ждал торжества с несвойственным ему волнением. Наверное, ему не стоило приезжать. Если после нескольких месяцев молчания ему вдруг вздумалось справиться о здоровье Сюзанны – какой чудесный эвфемизм! – то для этого следовало написать ей или явиться в школу. И уж конечно, он должен был известить ее о своем приезде. А в том, что она будет присутствовать на завтраке, Питер почти не сомневался: Лорен сообщила ему, что приглашены коллеги Анны из школы и одна бывшая учительница, а ныне жена графа Эджкома.
Несмотря на тревожные мысли, Питеру внезапно пришло в голову, что их нынешняя встреча вполне может и для него, и для Сюзанны оказаться приятной. Они все-таки были друзьями… до самого последнего момента. Как же он теперь проклинал себя за то, что в тот день накануне ее отъезда не остался с ней в гостиной и не поддержал Эджкома, предложившего прогуляться всем вместе! Тогда они с Сюзанной действительно встретились бы сегодня добрыми друзьями, которых неожиданно снова свела судьба.
Начали один за другим прибывать гости. Питера представили родителям миссис Батлер, ее сестрам и братьям и их супругам, прибывшим из Глостершира, а также лорду и леди Эйдан Бедвин, с которыми он до сих пор не был знаком. Питер раскланялся с ними, а также с многочисленными кузенами Кита и Сиднема, которых уже встречал прежде в Элвесли.
В обычное время он чувствовал бы себя здесь как рыба в воде.
Но сегодня с каждой минутой нараставшее беспокойство так угнетало его, что он обнаружил в себе несвойственное ему равнодушие к собеседникам: вместо того чтобы стараться понравиться им, он то и дело бросал взгляд на дверь. Раз двадцать, если не больше, он подумывал сбежать, но в конце концов понял, что это вряд ли удастся. Даже если б он улизнул сию минуту, ему пришлось бы преодолеть длинный коридор и довольно обширный двор перед зданием. Так что скрыться незамеченным прибывающими гостями он не мог.
Питер неторопливо двинулся к бальному залу и, когда дети Лорен – Эндрю и София – схватили его за руки и с ликованием потащили за собой, требуя поиграть с ними, на некоторое время отвлекся от своих тяжких раздумий. В бальном зале Питера окружила целая орава детей. С шумом и смехом они принялись играть в жмурки.
Лишь услышав оглушительный взрыв аплодисментов и одобрительные возгласы из чайной комнаты, Питер понял, что почетные гости – а стало быть, и все остальные – прибыли.
Но даже тогда искушение улизнуть и надежда, что его отсутствие не будет замечено, не оставляли его.
Однако он не желал столь явной трусостью умножать свои и без того многочисленные проступки. А посему, выбравшись из толпы детей, он устремился к чайной комнате, где встал в темном углу у дверей, чтобы избежать любопытных взглядов.
Как ночной вор, с отвращением подумал Питер.
Сиднем Батлер и дама в розовом – вероятно, его новобрачная – стояли в море лепестков алых роз в дальнем конце комнаты с выражением величайшего удивления и смущения на лицах. Герцогиня Бьюкасл хлопала в ладоши, требуя тишины.
– Ну, мистер и миссис Батлер, – бодрым и приветливым голосом заговорила она, – тайно обвенчавшись несколько недель назад, вы, верно, посчитали, что обвели всех нас вокруг пальца. Но ваши родственники и друзья раскрыли ваш секрет. Добро пожаловать на свадебный завтрак!
Дети, оставшись без развлекавшего их взрослого, ввалились в чайную комнату посмотреть, что там такое, и вскоре уже вносили свою лепту в воцарившуюся там на несколько минут веселую кутерьму – каждый из гостей пытался прорваться к новобрачным, чтобы пожать руку жениху и поцеловать руку невесте.
Но Питер, безмолвно стоявший возле двери, не сделал попытки присоединиться к общему веселью.
Ибо он заметил ее.
Она явилась в аккуратном голубом платье, которое оттеняло ее короткие отливавшие золотом каштановые локоны. Она склонилась, чтобы обнять мальчика, – должно быть, сына миссис Батлер, догадался Питер, – потом обратилась к самой миссис Батлер, и женщины, обнявшись, замерли на несколько секунд. Сюзанна смеялась сквозь слезы, глаза ее сияли, она была прекрасна.
Несколько минут Питер просто стоял и смотрел на нее – бежать от нее больше не хотелось. А ведь он, ей-богу, скучал по ней – и теперь, глядя на нее, более красивую и полную жизни, чем любая из известных ему женщин, упивался своим счастьем.
Она отступила назад, позволяя стоявшим с ней рядом дамам, а именно графине Эджком и еще одной шатенке сурового вида, хотя и вполне интересной, вероятно, мисс Мартин, поздравить новобрачную, а теперь, ожидая своей очереди засвидетельствовать почтение Батлеру, ясными, радостными глазами обводила гостей.
Но вот она увидела его… и улыбка на ее лице застыла, а потом и вовсе исчезла.
Питер тотчас опомнился. Ему снова вспомнилось то досадное обстоятельство, не дававшее ему последнее время покоя, – он обесчестил ее, затем сделал непристойное предложение и уехал, не оглянувшись, – и все это в один день. И вот теперь он снова, когда она празднует свадьбу своей подруги, без предупреждения врывается в ее жизнь.
Ох, не следовало ему приезжать, в очередной раз подумал Питер.
Но теперь, черт возьми, поздно, уже не скроешься.
И Питер решительно направился через всю комнату к Сюзанне, чтобы поговорить с ней. Однако Лорен, раскрасневшаяся и оживленная, поймала его за руку. Взяв Питера под локоть, она подвела его к молодоженам и представила миссис Батлер, которая, как обнаружил Питер, оказалась весьма недурна собой. Склонившись перед ней, он поднес ее руку к губам. Затем, левой рукой пожав левую руку Сиднема и пожелав ему всего наилучшего, он наконец пожал руку мальчику (это был Дэвид Джуэлл).
– Если тебе в ближайшее время захочется удрать отсюда, – с улыбкой подмигнул он Дэвиду, – то в бальном зале ты найдешь целую ораву молодых людей – как только они туда вернутся.
Мальчик улыбнулся в ответ.
– Питер, садись за наш стол, – позвала его Лорен, когда веселый хаос начал упорядочиваться и дети, которых не прельщала скука взрослого чаепития, стали постепенно возвращаться в бальный зал.
– Непременно, Лорен, – пообещал Питер, – но сперва я должен засвидетельствовать свое почтение одной особе.
И он не мешкая, чтобы не усугублять и без того ощущаемой им неловкости, направился к столу, за которым сидели Сюзанна с Эджкомами, лордом и леди Эйдан Бедвин, а также незнакомой ему дамой сурового вида и сестрой герцогини, мисс Томпсон.
– Уитлиф! – Эджком, поднявшись из-за стола, обменялся с ним рукопожатием. – Как приятно снова тебя видеть!
– Ну конечно, – улыбнулась графиня, – вы ведь родственник леди Равенсберг, не так ли? Рада встрече, лорд Уитлиф.
И все же что-то в ее тоне говорило Питеру, что она не очень ему рада. Или просто ему, мучимому угрызениями совести, так показалось.
Питер поклонился ей и мисс Томпсон, которая, как видно, приехала с матерью, когда он играл с детьми, и наконец остановил взгляд на Сюзанне.
– Мисс Осборн! – проговорил он. – Надеюсь, вы здоровы?
– Да, благодарю вас, – невозмутимо, с вежливой улыбкой ответила она, будто они не предавались страсти там, в укромном месте над рекой в Баркли-Корте. – А вы, милорд?
– Слава Богу, – сказал Питер, – благодарю вас.
Боже правый, куда делось его хваленое светское красноречие? Ведь он сейчас так в нем нуждается. Да, оно его покинуло, иначе он бы уж давно нес какую-нибудь совершенную околесицу, вроде того что неземная красота, как видно, непременное условие, чтобы получить место учительницы в школе мисс Мартин для девочек. Что-то подсказывало ему, что в этом обществе подобный комплимент вряд ли будет иметь успех.
– Милорд, – обратилась к нему Сюзанна, прежде чем он успел сбежать к своему столу, позвольте представить вам мисс Мартин. Она хозяйка школы, в которой я преподаю. Познакомься, Клаудия, это виконт Уитлиф. Он жил по соседству с Баркли-Кортом, когда я там гостила.
Суровая незнакомка, которую можно было не представлять, ибо Питер сам уже догадался, кто она такая, наклонила голову, и Питер, отвесив ей поклон, одарил ее самой обаятельной улыбкой, на которую был способен.
– Я долго ждал этого удовольствия, мэм, – сказал он. Произнесенная им фраза была не слишком цветистой, но, посмотрев в неулыбчивые глаза дамы, Питер вдруг почувствовал себя абсолютно голым. Не в буквальном, разумеется, смысле, – ему показалось, что, отбросив все наносное, она разглядела в нем ветреника и бездельника, коим он, по сути, и являлся. Интересно, говорила ли ей о нем Сюзанна, подумал Питер.
– Здравствуйте, лорд Уитлиф, – ответила мисс Мартин.
После этого Питер, стараясь сохранять достоинство, ретировался и, устроившись за своим столом к ним спиной, просидел так все время, пока шло застолье, произносились речи и тосты. Он бы с большим удовольствием провел время, если б не пережитые им только что несколько минут несвойственной ему неловкости. И если б ему удалось убедить себя в том, что его появление здесь совершенно оправданно.
Сюзанна была ему не рада.
– Можете быть уверены, – обращался к собравшимся тем временем Сиднем Батлер, начавший свою речь с выражения их с Анной удивления при виде такого множества гостей, – что мы с Анной как-нибудь зимой на досуге соберемся и обязательно возьмем достойный реванш.
Питер присоединился к общему смеху. Когда и тосты закончились, его привлек разговор за соседним столом.
– Именно здесь мы танцевали с Фреей наш первый вальс, – говорил Холлмер. – Ты помнишь?
Каково, интересно, Сюзанне, подумал Питер, находиться в одной комнате с леди Холлмер, которая однажды отказала ей от места горничной, но, не исключено, выхлопотала ей место в батской школе мисс Мартин. И помнит ли ее леди Холлмер?
– Можно ли забыть такое? – в это время говорила леди. – Ведь именно во время вальса ты предложил мне фиктивный брак с тобой. И мы сами не заметили, как поженились… но отнюдь не фиктивно.
Оба рассмеялись, их смех подхватили все остальные за столом.
Кит, надо думать, слышал этот разговор, потому что тут же обратился к собравшимся.
– Досадно было бы, – заговорил он, возвышая голос и одновременно поднимаясь из-за стола, – пригласить оркестр в самый знаменитый в стране бальный зал и остаться без танцев. Я попрошу музыкантов сыграть вальс. Однако нельзя забывать, что мы празднуем свадьбу.
Открывать бал полагается невесте. Анна, не окажете ли вы мне честь танцевать со мной вальс?
Но тут встал Сиднем.
– Спасибо, Кит, – отчеканил он, – но если обычай не оставляет первый танец за женихом, то грош ему цена! Анна, ты потанцуешь со мной?
«Вот это смело!» – подумал Питер среди последовавшей затем всеобщей суеты – со всех сторон послышался звук отодвигаемых стульев, и гости, встав из-за столов, хлынули в бальный зал, откуда все время, пока длилось чаепитие, долетали звуки музыки. Как можно вальсировать с одной рукой… и с одним глазом?
– Конечно, – ответила миссис Батлер, и в этот миг Питеру стало абсолютно ясно, что они любят друг друга.
Несколько минут спустя он наблюдал, как они, единственные в зале, вальсируют перед гостями – поначалу немного неловко, затем все легче и увереннее. Через какое-то время к ним присоединились Холлмер с маркизой, Кит с Лорен, Эджком с графиней и Бьюкасл с герцогиней. Остальные джентльмены тоже стати приглашать дам.
Это был вальс.
Питер никогда и нигде не упускал случая пройтись в туре вальса. Но сейчас он вспомнил, как танцевал его в последний раз. Никогда в жизни не получал он от танцев такого удовольствия, хотя это была всего-навсего скромная и непритязательная ассамблея. Вместе с тем тот вальс стал своеобразной прелюдией ко всем его дальнейшим страданиям… во всяком случае, к самым мучительным из них. Не будь того вальса, скорее всего не было бы и того поцелуя. А следовательно, не было бы…
Да что говорить!
Поприветствовать ее за чайным столом, наверное, было мало. Это ничуть не исправило положения. Раз уж он приехал сюда, то обязан сделать еще одну попытку выяснить то, зачем, собственно, и явился. Можно ли выбрать более удачное для этого время?
Питер уверенно приблизился к Сюзанне, которая наблюдала за танцующими, находясь между мисс Мартин и мисс Томпсон, очень напоминавшими сейчас, по мнению Питера, суровых ангелов мщения, правда, мисс Мартин смотрела на танцующую пару новобрачных со слезами на глазах, а мисс Томпсон это зрелище, кажется, забавляло.
Питер, поклонившись, нацепил на лицо свою самую искреннюю и обезоруживающую улыбку.
– Мисс Осборн, – обратился он к Сюзанне, – не окажете ли мне честь танцевать со мной?
Он почувствовал, как взгляд директрисы – зоркий, несмотря на слезы, – тотчас переметнулся в его сторону, хотя он смотрел только на Сюзанну, в ее бездонные зеленые глаза.
Ему вдруг показалось, что она собирается ему отказать. Что за унижение, черт побери! Вот уж не ждал, хотя, бесспорно, заслужил это.
– Извольте, – ответила Сюзанна и облизнула пересохшие губы. – Извольте, милорд. Благодарю вас.
Он протянул ей руку, и она положила в нее свою.
В его голове громко и отчетливо вновь прозвучали уже знакомые ему слова: «Вот она». Но сразу за ними он услышал и другие: «Она твоя».
Последнее было неоспоримым фактом, ибо сейчас он держал ее в своих объятиях – и они собирались танцевать вальс.


Два с половиной месяца Сюзанна старалась убедить себя в том, что с ней все в порядке и сердце ее не разбито.
И вот теперь, к ее удовлетворению, ей это наконец удалось.
Виконт Уитлиф вовсе не стоил ее слез, не стоил рожденных ее воображением мучительных фантазий и вызывающих чувство вины воспоминаний о нем, которые она иногда себе позволяла.
Ему не следовало являться сюда вот так, не предупредив ее. Ведь он наверняка знал, что она приглашена на завтрак. Что ему до Анны? Или до ее мужа, пусть даже мистер Батлер действительно деверь виконтессы Равенсберг?..
Когда Сюзанна, обняв Анну, за которую была ужасно рада, – ибо сразу же поняла, что мистер Батлер и в самом деле относится к жене трепетно и что не только Анна, но и Дэвид счастливы, – так вот когда она, обняв Анну, обвела взглядом чайную комнату и заметила в дальнем ее конце, в дверях, почти скрытую полумраком, фигуру виконта Уитлифа, она…
А впрочем, ее сугубо физические ощущения невозможно передать словами. Колени у нее подогнулись, сердце подпрыгнуло и забарабанило в горле и в ушах, ладони стали мокрыми, а дыхание прерывистым. Сознанию, чтобы догнать тело и понять, что произошло, понадобилось на секунду больше.
А уже в следующий момент виконт Уитлиф уверенно прошел в глубь комнаты. На его лице играла улыбка, словно бы говорившая, что его ничто на свете не заботит. Что ж, вполне возможно, так оно и было. Под руку со своей кузиной он с улыбкой обратился к молодым и даже сказал что-то Дэвиду, чтобы, упаси Господь, никто из присутствующих не остался к нему равнодушен – все должны были его обожать. Затем он приблизился к ней и, отдавая дань приличиям, какое-то время постоял у ее стола. Он пустил в ход все свое обаяние, нацеленное в первую очередь на Клаудию… а затем, ретировавшись, сел за свой стол спиной к ним и просидел так все чаепитие.
Вот уж поистине человек, не знающий забот. Он, верно, едва ее помнит.
Клаудия осталась равнодушна к его обаянию.
– Этот джентльмен слишком много о себе возомнил, – сказала она, когда он отошел от их стола.
– А мне кажется, он очень мил, – высказал свое мнение граф Эджком.
– Я всегда находила его жизнерадостным и, без сомнения, очень обходительным, – поддержала его мисс Элинор Томпсон, сестра герцогини.
Сюзанна отмолчалась, хотя неожиданно для себя почувствовала благодарность к графу и мисс Томпсон за добрые слова.
Френсис тоже не произнесла ни слова.
Чаепитие, которого Сюзанна с таким нетерпением ждала целую неделю, было безнадежно испорчено. Она с трудом заставила себя проглотить несколько ложек и никак не могла освободиться от сковывавшего ее напряжения. Оно мешало ей наслаждаться обществом своих милых подруг, с которыми ей снова посчастливилось оказаться рядом, – Френсис и Клаудии, сидевших с ней за одним столом, и Анны, такой счастливой, с горящими щеками, расположившейся неподалеку со своим мужем. Даже радуясь тому удивительному обстоятельству, что они сидят в одном зале с маркизой Холлмер, в которой Сюзанна узнала ту самую девушку, к которой когда-то пришла наниматься горничной, она никак не могла отвлечься.
Ну просто беда!
А сейчас… ах, сейчас он пригласил ее на вальс, и она сказала «да».
Широко улыбаясь, она в компании с Клаудией и мисс Томпсон вошла в бальный зал. Она знала, что ей предстоит стоять у стены и смотреть, как вальсируют Анна с мистером Батлером и Френсис с графом. Ее охватило уныние, даже большее, чем то, что мучило ее с конца августа по сей день, – ведь она знала: он тоже в бальном зале и, наверное, будет танцевать с одной из дам.
А теперь?
Теперь, с улыбкой повернувшись к лорду Уитлифу, она стояла с ним посреди бального зала и, упершись взглядом в его подбородок, решительно ничего не чувствовала. Кроме счастья оттого, что сердце ее, несмотря ни на что, не болит.
Он обнял ее за талию и сжал ее пальцы, она подняла руку ему на плечо.
Сюзанна ощутила уже знакомый запах одеколона.
Вальс зазвучал. И они, не мешкая более, закружились в танце.
Память о том, первом вальсе Сюзанна до сих пор бережно хранила в памяти. И ей не хотелось, чтобы на нее наложились воспоминания об их нынешней встрече. Но теперь, думала она, этого не избежать. Память об их первом вальсе навсегда омрачена.
Ну что за досада! Ему не следовало приезжать. Теперь она будет вспоминать его с неприязнью: ведь он своим появлением здесь проявил неуважение к ее чувствам. Хотя что там! Возможно, он даже не помнит, что между ними произошло нечто, затронувшее ее чувства.
И все же, рассуждала про себя Сюзанна, если бы тот последний день в Баркли-Корте прошел иначе – если б Френсис с графом отправились с ними на прогулку, если б они с виконтом Уитлифом, не останавливаясь на пригорке, перешли бы мост и спустились к водопаду, или она пресекла бы его поползновения, – так вот если б хоть что-то из этого имело место, она была бы счастлива видеть его сегодня и не винила за приезд. Он был бы для нее только дорогим другом.
Кружа в вальсе, Сюзанна заглянула ему в глаза. Он ответил ей улыбкой. Можно ли было не улыбаться? Ведь вокруг гости.
– Сюзанна, – тихо заговорил виконт, – вы, как всегда, очаровательны.
– Стал ли для вас этот летний день с моим появлением еще теплее и ярче? – спросила Сюзанна, не в силах скрыть горечь.
Виконт Уитлиф слегка склонил голову к плечу и посмотрел ей прямо в глаза.
– Вы мне не рады, – произнес он.
– А должна? – огрызнулась Сюзанна.
– Я это предвидел, – признался Питер. – Но здесь, на этом празднике в честь новобрачных, которых я знаю и к которым расположен… Разве я мог устоять перед искушением приехать?
Вся его беда в том, подумала Сюзанна, что он не умеет противостоять своим искушениям и всегда следует туда, куда дует ветер. Она как-то раз ему сказала, что он добрый человек. Но поступил бы добрый человек так, как он? Явился бы сюда лишь потому, что на торжество собралось приятное общество?
– Значит, вы знали, что я приглашена? – спросила Сюзанна.
– Да, – ответил Питер. – Именно поэтому я здесь.
Ну вот, теперь он сам себе противоречит. Неужели он совсем бесхарактерный человек?
– Сюзанна, – заговорил он еще тише, – вы не беременны?
Если б она была беременна, еще не родившееся дитя при этих словах непременно перевернулось бы в утробе. Резко вздохнув, Сюзанна едва не споткнулась, сердце в груди, подпрыгнув, сделало кульбит. Стараясь удержать ее, Питер притянул ее ближе к себе, и она, устояв, снова приноровилась к его шагу.
– Нет, – ответила она.
Он пытливо посмотрел ей в глаза. Сюзанна заметила, что он посерьезнел. Она тоже, но уже в следующее мгновение снова нацепила на лицо дежурную улыбку.
– Я рад, – сказал виконт.
– Не сомневаюсь.
Сюзанна потупилась – она старалась уловить то волшебство, которое чувствовала во время их первого вальса. Она перевела взгляд на танцующие рядом пары: Анна с мистером Батлером, у которого не было правой руки, вальсировали на удивление грациозно. Анна немного располнела, особенно это было заметно ниже завышенной талии ее платья. Герцогиня смеялась, глядя в строгое лицо мужа, которого Клаудия не выносила всеми фибрами своей души. Герцог с невероятным обожанием смотрел на герцогиню своими бледными, отливающими серебром глазами, которые говорили, что под его холодной внешностью аристократа горит пылкое сердце. Френсис кружила в объятиях графа, никого не замечая вокруг.
Казалось, мир полон счастливых влюбленных… лишь она одна.
Что за нелепая жалость к себе!
– Вы злитесь, – заметил виконт Уитлиф.
Неужели? На то у нее как будто не было причин. Он ее не соблазнял. И даже давал ей шанс остановить его. А потом звал с собой и обещал позаботиться о ней даже после того, как между ними все будет кончено. Она отказалась. И они расстались друзьями. Ах, это расставание, эта картина его отъезда так и стояла у нее перед глазами: он поскакал прочь, вниз по дороге и, не обернувшись, скрылся из виду. Это воспоминание мучило ее сильнее, чем боль, ибо Сюзанна думала, что никогда больше его не увидит.
И вот она снова вальсирует с ним в Верхних залах Бата. Она лишь сейчас начала осознавать реальность происходящего.
– Мой ответ – молчание, – сказал Уитлиф. – Что ж, я вас не осуждаю. Сказав, что мне жаль, я был бы неоригинален. Но я не знаю, что еще должен сказать.
– Вы ничего не должны говорить. – Сюзанна снова посмотрела ему в глаза. – И ни о чем не жалеть… по крайней мере не более меня. Нашей дружбе все равно пришел бы конец. Так почему бы не такой?
– А ей пришел конец? – спросил Уитлиф.
Пристально посмотрев на него, Сюзанна кивнула. Конечно. Как можно теперь притворяться друзьями?
– Тогда мне действительно жаль, – сказал виконт Уитлиф. – Вы мне нравились, Сюзанна… вы мне нравитесь. И я полагал, что тоже в конце концов сумел вам понравиться.
Сюзанна сглотнула комок в горле.
– Так и было.
– Было? В прошедшем времени? – переспросил виконт Уитлиф и после паузы спохватился: – Ах, ну да, в прошедшем.
Они на время – пока музыканты, закончив играть, настраивали инструменты для следующего вальса – остановились.
Неужели он ей теперь даже не нравится? И все из-за того, что, явившись сюда сегодня, нарушил ее покой? Он приехал, потому что здесь должна была быть она. Он хотел знать, не беременна ли она.
Но как бы он поступил, получив утвердительный ответ? Опять скрылся бы, на сей раз с еще большей поспешностью, чем сюда прибыл? Сюзанна знала, что это не так.
Они снова закружились в танце, и она снова подняла на него глаза.
– Я не испытываю к вам неприязни, – сказала она.
– Не испытываете?
Он улыбался – без сомнения, напоказ. Сюзанна тоже улыбалась. Они продолжали не отрываясь смотреть друг на друга, и вот их улыбки немного поблекли, но стали более искренними.
– Я пришел к выводу, – признался Питер, – что и для меня – и во многом для вас – было бы гораздо лучше, если б я уехал из Харфорд-Хауса, как и рассчитывал вначале, через два дня после вашего появления в Баркли-Корте. Тогда я бы запомнил вас – если бы вообще запомнил – строгой пуританкой, придирчивой и лишенной чувства юмора школьной учительницей.
– Я показалась вам такой? – удивилась Сюзанна.
– Еще мне показалось, что с вашим появлением и без того великолепный летний день стал намного теплее и ярче. – Он еще стремительнее закружил ее в вальсе, и Сюзанна рассмеялась. – Но тут что-то во мне возмутилось, понуждая узнать вас ближе.
Сюзанна огляделась вокруг – ее улыбка еще не покинула лица. Мистер Хакерби – она заметила – следил за ее ногами: его, без сомнения, интересовало, как точно она выполняет па. Сюзанна перехватила взгляд Клаудии, проносившейся мимо в танце, и улыбнулась ей.
– А вы жалеете, – спросил ее лорд Уитлиф, – что я тогда не уехал, как намеревался вначале?
Жалела ли она об этом? Его отъезд в значительной мере избавил бы ее от душевных мук… но в то же время лишил бы яркого и счастливого эпизода ее жизни.
– Нет, не жалею, – ответила Сюзанна.
– Почему? – Он чуть ближе наклонился к ней.
– Вы как-то признались, что ваше детство прошло в окружении женщин. То же самое могу сказать о себе и я. После двенадцати лет я почти не общалась с мужчинами, поэтому робею в их обществе, не знаю, что говорить, как держаться с ними. Впервые увидев вас, я ужасно струсила: ведь вы красивый, уверенный в себе, знатный аристократ. Но потом я открыла в вас приятного и доброго собеседника, с которым легко, и в итоге прониклась к вам искренней симпатией и каждый день с радостью предвкушала нашу встречу, наши короткие беседы. Вы на время наполнили мою жизнь радостью, и я буду вспоминать эти дни как самые счастливые мгновения своей жизни – поездка в вашем экипаже, гонки на лодках, поход к водопаду, вальс с вами.
«Ваш поцелуй».
«Нашу любовь».
– Я не жалею, что вы остались, – повторила Сюзанна.
– Так, стало быть, мы снова друзья? – спросил Питер. Сюзанна тихо рассмеялась.
– О да, думаю, друзья, – ответила она. – Есть и были ими все время, за исключением того дня.
Она с внезапной остротой осознала, что праздник скоро кончится и она опять вернется в школу, а виконт Уитлиф уедет с Равенсбергами, и это будет конец – на сей раз настоящий.
И снова начнутся ее страдания.
Но с другой стороны, жизни без страданий не бывает. Нет страданий – нет жизни, а значит, и возможности обрести счастье. Ей было дано пережить несколько минут настоящего, незамутненного счастья, и почти все они прошли с виконтом Уитлифом. Она должна помнить их. Непременно. Особенно те два исключительных эпизода, которые подарили ей ощущение абсолютного счастья, которое не могла омрачить никакая беда, – вальс на ассамблее и несколько минут близости там, на пригорке над речкой с мостиком.
Ее первый опыт любви мог бы остаться в ее памяти как самое дурное из того, что с ней когда-либо случалось, ибо он принес ей неимоверные страдания, которых она при желании могла бы избежать. Но на поверку это оказалось самым лучшим, самым ярким эпизодом ее жизни.
Да, это, бесспорно, было так.
И вот теперь она снова танцует вальс – с тем же мужчиной, что и в первый раз, с тем, кто там, на холме, был ее любовником. И если сейчас ее счастье неполно, то лишь оттого, что она позволяет прошлой боли и безрадостному будущему разрушить волшебство настоящего.
А оно действительно волшебно.
– Давайте просто танцевать, – сказала Сюзанна.
Улыбка еще ярче заблестела в глазах виконта Уитлифа.
– Давайте, – согласился он.
Все остальное время они танцевали молча, с улыбкой глядя друг другу в глаза.
Сюзанна в конце концов решила, что, пожалуй, все же рада появлению. Ах, как она была ему рада!
В его присутствии было что-то целительное: ведь он не забыл ее и холм над речкой с мостиком. Сюзанна подумала, что в будущем уже не будет страдать так, как прежде. А может, она себя обманывала. Ведь уже завтра его опять не будет рядом.
Но сегодня она не станет, не желает думать о том, чем обернется завтрашний день.
И она танцевала, наслаждаясь роскошной обстановкой, приятным обществом и музыкой, упиваясь каждым мгновением этого счастья. Она постоянно помнила о том, что танцующий с ней мужчина целовал и ласкал ее, был с ней близок. И она никогда не пожалеет о том, что раз в жизни это с ней случилось.
Один раз, и этого довольно.
Произошло то, что должно было произойти.
Виконт Уитлиф особенно стремительно закружил ее перед музыкантами на хорах, и Сюзанна рассмеялась в ответ.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Просто волшебство - Бэлоу Мэри



Очень мило и обычно.Интересна история отца героини. Дитя страдает за грехи отца. Церковь запрещает брак со вдовой брата. Это инцест. Тем более, что и еще брата убил.
Просто волшебство - Бэлоу МэриВ.З.-64г.
29.06.2012, 14.59





Роман понравился, осталось приятное чувство после прочтения. Гг-и тоже понравились, не смотря на то, что вначале гг-й был явно нерешительным и находился под гнетом любящей матушки. Все и правда мило получилось. И вообще лр Бэлу располагают тем, что акцентируют внимание не на сексе, а на внутреннем мире гг-ев , пресечении этих миров, сначала душевном единении, а потом - физическом.
Просто волшебство - Бэлоу Мэрикуся
15.11.2012, 14.10





С героями романов М. Бэлоу не хочется расставаться,у романа прекрасный слог, читается с удовольствием.с волнением следишь за перипетиями жизни героев. Любовь в высоком понимании этого слова. Завтра начну читать следующий.
Просто волшебство - Бэлоу МэриЛеди
27.03.2013, 20.49





Роман добрый, светлый. По мне, так немного не хватило страсти. Инцеста тут нет ни в какой из ситуаций. Ставлю 8.
Просто волшебство - Бэлоу МэриСанСан
6.04.2014, 7.22





Понравилась вся серия! Приступаю к следующей.
Просто волшебство - Бэлоу МэриНаталья 66
9.05.2014, 10.26





Хороший роман, однако учителям очень повезло,даже не возможно сказать кому повезло больше. С удовольствием прочитаю роман о мисс Мартин....
Просто волшебство - Бэлоу МэриМилена
18.12.2015, 10.10





Как мне нравится из этой серии "Школа мисс Мартин" "Просто любовь", и как же мне не понравилась эта книга...Очень слабый ГГ-й - пустой, постоянно угождающий, ГГ-ня с очень натянутой трагической историей. 6 из 10.
Просто волшебство - Бэлоу МэриКирочка
9.02.2016, 14.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100