Читать онлайн Просто совершенство, автора - Бэлоу Мэри, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Просто совершенство - Бэлоу Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.36 (Голосов: 45)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Просто совершенство - Бэлоу Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Просто совершенство - Бэлоу Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэлоу Мэри

Просто совершенство

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

День выдался ветреным. Белые тучи неслись по небу, на землю ложились то лучи солнца, то густые тени. Деревья гнулись и качались, цветы кивали головками. Но похолодания не ожидалось. Джозеф, прибывший в Линдси-Холл в середине утра, думал, что этот день может стать самым счастливым в его жизни.
Еще может.
Потому что начался он не самым удачным образом.
Услышав, что Порция сбежала с Маклитом, отец Джозефа затрясся от бешенства. Он ничуть не оправдывал невесту – совсем напротив, но вместе с тем обвинял Джозефа, считая, что именно он толкнул Порцию на столь решительный шаг.
– Ее позор будет тяжким грузом лежать на твоей совести всю жизнь, – заявил герцог сыну. – Конечно, если у тебя есть совесть.
И Джозеф не нашел ничего другого, кроме как заговорить о Клодии Мартин. Поначалу отец просто не поверил своим ушам.
– Та учительница? Старая дева? – переспросил он.
А затем, сообразив, о ком речь, вскипел так, что Джозеф и мать перепугались за него.
Но Джозеф был тверд. И без зазрения совести разыграл припрятанную козырную карту.
– Ее отец, мистер Мартин, был опекуном герцога Маклита. Герцог рос у них в доме с пятилетнего возраста. Он относится к Клодии почти как к сестре.
Сегодня утром отец был не в настроении проявлять благосклонность к Маклиту, но мог признать в нем равного по титулу, пусть даже не английскому, а шотландскому.
Мать Джозефа задала всего один вопрос, волновавший ее:
– Ты любишь мисс Мартин, Джозеф?
– Люблю, мама! – ответил он. – Всем сердцем.
– Мисс Хант не понравилась мне с первого взгляда, – призналась она. – Есть в ней что-то черствое и холодное. Остается лишь надеяться, что она любит герцога Маклита.
– Сэди!
– Нет, Уэбстер, я не стану молчать, когда речь идет о счастье моих детей. Но признаться, я удивлена. Мисс Мартин выглядит слишком старой, непривлекательной и строгой для Джозефа, но если он любит ее, а она его, мне больше нечего желать. Одно я знаю точно: она примет в семью милую Лиззи. Будь мы дома, я пригласила бы их обеих на чай.
– Сэди…
– Но я, увы, в гостях, – заключила он. – Ты собираешься сегодня в Линдси-Холл, Джозеф? Передай мисс Мартин, что я хотела бы повидаться с ней сегодня днем. Надеюсь, Клара Гвен или Лорен составят мне компанию, если твой отец откажется.
– Спасибо, мама. – Джозеф поднес ее руку к губам.
Но перед отъездом в Линдси-Холл предстояла еще встреча с Уилмой. Избежать ее не удалось. Уилма подстерегла брата у дверей библиотеки и чуть ли не силой втолкнула его в дверь соседней маленькой гостиной. Как ни странно, незадачливой Порции достались от нее лишь упреки. Уилма призналась, что до глубины души шокирована вчерашними слухами, которые никто из ее кузин не смог подтвердить или опровергнуть. Впрочем, все было ясно и без слухов.
– Джозеф, ты вальсировал с этой учительницей так, словно в мире нет никого, кроме нее, – сказала Уилма.
– Верно, нет, – согласился он.
– Но это же неприлично. Ты выставил себя на посмешище.
Он улыбнулся.
– А когда вы с ней исчезли вдвоем, это наверняка заметили все, – продолжала Уилма. – К чему эти скандальные выходки? Будь осторожен, иначе она поймает тебя в брачную ловушку. Ты даже представить себе не можешь, на что способны подобные женщины. Она…
– Между прочим, брачную ловушку для нее готовлю я, Уилма, – перебил Джозеф. – Точнее, уговариваю ее выйти за меня. Нелегкая задача, между прочим. Она терпеть не может герцогов, как действительных, так и потенциальных, и не имеет никакого желания становиться герцогиней, хотя, к счастью, дело до этого дойдет не скоро, если мы сумеем позаботиться о папином здоровье. Мало того, она любит своих учениц – в особенности тех, которые учатся из милости, и считает, что несет ответственность за них и за школу, которой успешно управляет уже почти восемнадцать лет.
Уилма уставилась на него, растеряв все слова.
– Ты хочешь… жениться на ней? – наконец выговорила она.
– Если Клодия согласится.
– Еще бы она не согласилась!
– Господи, Уил, только бы ты оказалась права! – воскликнул он.
– «Уил»… – Его сестра смягчилась. – Как давно ты не называл меня так…
Джозеф порывисто обнял ее за плечи.
– Пожелай мне удачи, – попросил он.
– Неужели она и вправду так много значит для тебя? Не понимаю, чем она тебя привлекла.
– А тебе и незачем понимать. Просто пожелай удачи.
– Вряд ли она тебе понадобится, – покачала головой Уилма, но обняла брата в ответ. – Раз так, поезжай к ней. Если с ней ты будешь счастлив, так и быть – я научусь ее терпеть.
– Спасибо, Уил! – Джозеф усмехнулся и разжал объятия.
На лестнице Джозефа догнал и хлопнул по плечу Невилл.
– Ну что, Джо, выжил? Не хочешь излить душу? Может, тебе нужен компаньон, чтобы нестись верхом куда глаза глядят? Или заложить за воротник, невзирая на приличия и время суток? Если так, я тот, кто тебе нужен.
– Я еду в Линдси-Холл, – с усмешкой сообщил Джозеф. – Надеюсь, больше никто из родных не попытается остановить меня.
– Не думаю. – Невилл опустил руку. – Я оставил Лили, Лорен и Гвен в нашей комнате, все они обливались слезами, потому что услышали, как дядя Уэбстер бушевал в библиотеке, и теперь опасаются самого худшего. Но все они убеждены, что милый Джозеф наконец-то будет счастлив, что бы там ни думал дядя Уэбстер. Очевидно, они имеют в виду твою женитьбу на мисс Мартин.
Он снова усмехнулся, хлопнул Джозефа по плечу еще раз и сбежал по лестнице.
В Линдси-Холл Джозеф прибыл, подгоняемый надеждой, хотя и понимал, что окончательное решение еще не принято. Последним и самым трудным препятствием оказалась сама Клодия. Вчера ночью она любила его страстно и самозабвенно, особенно во второй раз, когда оказалась сверху и взяла инициативу в свои руки так, что при воспоминаниях об этом Джозефа до сих пор бросало в дрожь. Ее любовь – не просто стремление к близости, в этом Джозеф не сомневался. Но если она предавалась с ним плотской любви и даже питала к нему самые возвышенные чувства, это еще не значит, что она согласится выйти за него.
Для нее замужество – серьезный шаг, более серьезный, чем для любой другой женщины. Большинство женщин, выйдя замуж, становятся свободными и самостоятельными, начинают вести деятельную и интересную жизнь, искать себя. А Клодия всего этого уже добилась.
Прибыв в поместье, Джозеф послал за Лиззи, и она вышла одна, с собакой на поводке. Шагнув в открытую лакеем дверь, девочка широко улыбнулась.
– Папа? – на всякий случай спросила она.
Джозеф шагнул к ней, обнял и закружил.
– Ну, как дела у моей любимицы? – спросил он.
– Хорошо. Папа, а это правда? Эдна и Флора слышали от одной горничной, которая слышала от другой горничной, которая слышала от одной дамы – кажется, герцогини, я точно не знаю, но все это чистая правда… Значит, мисс Хант уехала?
А-а, вот она о чем.
– Правда.
– И больше не вернется?
– Никогда, – подтвердил он.
– Ох, папа, как я рада! – Лиззи прижала руки к груди и запрокинула голову, словно могла увидеть его лицо.
– И я тоже.
– А правда, что ты женишься вместо нее на мисс Мартин?
Господи!
– Это тоже сказали Флора, Эдна и горничные?
– Да, – кивнула Лиззи.
– А что говорит сама мисс Мартин?
– Ничего… – Девочка вздохнула. – Когда я спросила, она рассердилась и запретила мне слушать сплетни слуг. Потом другие девочки спросили то же самое, и она ужасно рассердилась и пообещала им уроки математики каждое утро, до самого конца каникул, если они не прекратят сейчас же. А мисс Томпсон увела их в парк – всех, кроме Джулии Джонс, которая играет на спинете.
– И кроме тебя.
– Да, я же знала, что ты приедешь, папа, – объяснила Лиззи. – И решила дождаться тебя. Я думала, мисс Мартин спустится вместе со мной, но она отказалась. Сказала, что занята.
– Но не сказала, что у нее есть дела поважнее? – уточнил Джозеф.
– Нет.
По всей вероятности, сегодня Клодия Мартин с самого утра не в настроении. За ночь – точнее, за несколько часов – воспоминания о минувшем вечере не успели выветриться.
– Я подумываю продать лондонский дом, – сообщил Джозеф дочери. – И переселиться с тобой в Уиллоугрин. Это большое поместье с домом и парком. Там с избытком хватит места для тебя, там свежий воздух, цветы, птицы, музыкальные инструменты и…
– И ты, папа?
– И я. Мы сможем все время жить вместе, в одном доме, Лиззи. Тебе больше не придется подолгу ждать, когда я приеду, а мне – выкраивать время и думать, не пренебрегаю ли я другими обязанностями. Каждый день мы будем вместе. У нас появится общий дом.
– И у мисс Мартин?
– Тебе хотелось бы этого? – спросил он.
– Больше всего, папа. Она учит меня разным вещам, и это так интересно! Мне нравится ее голос, рядом с ней мне совсем не страшно. Мне кажется, что я ей нравлюсь – нет, что она меня любит.
– Даже когда сердится? – напомнил Джозеф.
– По-моему, сегодня утром она рассердилась потому, что хочет выйти за тебя, папа.
Эти слова показались Джозефу образцом женской логики.
– Значит, ты не будешь возражать, – заключил он, – если я женюсь на ней?
– Вот глупый! – Лиззи рассмеялась. – Если ты на ней женишься, она будет мне как будто мамой, правда? Я любила маму, честное слово. Я ужасно по ней скучаю. Но хочу, чтобы у меня была новая мама, но только мисс Мартин.
– Не «как будто мамой», – поправил Джозеф. – Она будет тебе мачехой.
– Как будто мачехой, – послушно повторила Лиззи. – А я не… то есть твое дитя любви. Но не настоящая дочка. Так мама говорила.
Джозеф цокнул языком, взял дочь за руку и повел ее из комнаты к лестнице. Пес семенил следом.
Клодию они застали в классной комнате, Джулии Джонс рядом уже не было: закончив урок игры на спинете, она убежала по своим делам.
– Я хотел бы узнать ваше мнение по одному вопросу, – объявил Джозеф, закрывая за собой дверь. Клодия поднялась, сложила руки перед собой, выпрямила спину как по струнке и сжала губы в тонкую линию. – Лиззи говорит, что если вы станете моей женой, то будете приходиться ей «как будто мачехой». Даже не настоящей мачехой, потому что она мне не настоящая дочь, а всего лишь «дитя любви» – щадящая замена выражения «внебрачный ребенок». Она права? Или нет?
Лиззи высвободила руку из его пальцев и поворачивала голову так, словно переводила взгляд с одного на другого.
– О, Лиззи… – Клодия вздохнула, смягчилась и снова превратилась в строгую, выдержанную, но добросердечную учительницу. – Твоей «как будто мачехой» и даже просто мачехой я стану лишь с точки зрения юристов. Даже «как будто мачехой» я не буду – я заменю тебе маму. Буду любить тебя так, как мать любит свое дитя. Ты и в самом деле дитя любви – в лучшем смысле этого слова.
– А если… – Лиззи осеклась. Джозеф смотрел в упор на Клодию, а она не видела вокруг ничего, кроме него. Нет, он несправедлив к Клодии: она смотрела на них с Лиззи. – А если у вас с папой появятся дети? Законные дети?
– Их я тоже буду любить, – щеки Клодии порозовели, – точно так же, как тебя. Не больше и не меньше. Любовь не требуется делить, Лиззи. Ее не становится меньше, когда даришь ее. Наоборот, она лишь растет. Да, весь мир будет отличать тебя от других детей, которые… могут появить ся у нас с твоим папой после свадьбы. Но для меня все вы – любимые дети.
– И для меня, – решительно поддержал Джозеф.
– Мы втроем будем жить в Уиллоугрине, – сообщила Лиззи и шагнула к Клодии, протягивая руки. Клодия обняла ее. – И Хорас с нами. Уиллоугрин – это папино поместье. Вы будете учить меня разным вещам, папа тоже, я научусь записывать сказки, которые сочиняю, так что получится книга. Может, иногда к нам будут приезжать в гости мои подруги, а когда родится малыш, я буду играть с ним, укачивать и…
Румянец на щеках Клодии разгорелся ярче.
– Лиззи, – она пожала пальцы девочки, – мне надо управлять школой в Бате. Там меня ждут девочки и учителя. Там моя прежняя жизнь.
Лиззи запрокинула голову, ее веки затрепетали, губы беззвучно шевелились.
– Значит, эти девочки важнее меня? А учителя – важнее папы? А школа – лучше дома в Уиллоугрине?
Вмешался Джозеф:
– Лиззи, это несправедливо. У мисс Мартин есть свои интересы в жизни. Мы не вправе рассчитывать, что она выйдет за меня и уедет с нами в Уиллоугрин только потому, что нам так захотелось – потому что мы любим ее и не знаем, как без нее жить.
Он перевел взгляд на Клодию, которая была явно расстроена – пока не прозвучали его последние слова и не возмутили ее. Джозеф рискнул усмехнуться.
Лиззи высвободилась из объятий Клодии.
– Вы не любите папу? – спросила она.
Клодия вздохнула:
– Люблю, конечно, но не все в жизни так просто, Лиззи.
– Но почему? – воскликнула девочка. – Так все говорят! Почему жить непросто? Если вы любите меня и папу, а мы – вас, что может быть проще?
– Пожалуй, нам пора на прогулку, – решил Джозеф. – Эти трехсторонние переговоры – несправедливость по отношению к мисс Мартин, Лиззи. Нас двое, а она одна. Мы вернемся к этому разговору, когда останемся с ней вдвоем. Вот, возьми поводок и покажи нам, как ты сама выходишь из дома и без посторонней помощи находишь дорогу к озеру.
– Легко! – Девочка взялась за поводок. – Смотрите.
– Смотрю во все глаза, – заверил Джозеф.
Едва все трое вышли из дома, Лиззи остановилась и наклонила голову набок. Даже сквозь плеск воды в большом фонтане она различила какие-то знакомые звуки. Оказалось, приближаются мисс Томпсон и школьницы. Лиззи вскинула руку и позвала их:
– Молли! Дорис! Агнес!
Подойдя к ней, девочки вежливо поклонились.
– Я пойду с вами, – сказала Лиззи. – Папа хочет остаться с мисс Мартин наедине. Он говорит, несправедливо, что нас двое против нее одной.
Мисс Томпсон поджала губы, глядя на начальницу, но ее глаза весело блестели.
– Значит, сегодня ты не уедешь, Клодия? – спросила она. – Надо сказать Вулфрику. Приятной вам прогулки.
И она повела девочек, в том числе и Лиззи, обратно в дом.
– Вот так! – Джозеф предложил Клодии руку. – Один на один, честная игра, равные шансы. Конечно, если ты готова сыграть. Но я предпочел бы обсудить свадебные планы.
Клодия крепко сцепила пальцы, держа руки на уровне талии, и повернула к озеру. Поля ее старенькой шляпы трепетали на ветру.
Вчера ночью, точнее, сегодня ранним утром, Элинор дождалась ее возвращения. О некоторых событиях минувшего вечера Клодия рассказала ей сама, об остальном Элинор догадалась.
Она вновь предложила заменить подругу на посту директрисы и даже выкупить школу – и призвала Клодию обдумать все как следует, не поддаваться порыву и не ставить обязанности превыше желаний.
– Знаешь, Клодия, призыв следовать зову сердца уже давно стал банальностью, в твоем случае он был бы чрезмерным упрощением, к тому же не мне давать подобные советы, но… Словом, это и вправду не мое дело и мне давно пора спать. Спокойной ночи.
Но, не успев покинуть комнату, она вновь приоткрыла дверь и заглянула в щель.
– И все-таки я это скажу, – предупредила она. – Клодия, глупая, следуй зову сердца, ясно?
Утром оказалось, что вести успели облететь все поместье. Сознавать это было мучительно стыдно.
– Я чувствую себя так, словно стою на сцене театра, а в зале полно публики, – призналась Клодия, шагая к озеру бок о бок с Джозефом.
– И все ждут, когда ты сделаешь вдох и произнесешь финальные реплики? А я не знаю, зритель я или актер. Но если актер, то от репетиций я отлынивал и потому не знаю, каким он будет, этот финал.
Замолчав, они приблизились к берегу озера.
– Это невозможно, – пробормотала она, глядя, как ветер гонит по воде волны с белыми гребешками.
– Напротив – возможно. Я даже сказал бы, вполне вероятно, но полной уверенности у меня нет. И от этой неуверенности сердце колотится у меня в груди, ноги подгибаются, а желудок уже пустился в какую-то дикую пляску.
– Твои родные ни за что не примут меня.
– Мама и сестра уже приняли, – возразил он. – А отец и не подумал лишить меня наследства.
– А он мог?
– Нет. – Джозеф улыбнулся. – Однако он мог доставить мне массу неудобств. Тем не менее ничего подобного не сделал. К своим детям он привязан всей душой, но вряд ли когда-нибудь признается в этом. Как и в том, что он под каблуком у мамы.
– Я не смогу родить тебе детей, – напомнила Клодия.
– Ты точно знаешь это?
– Нет, – поколебавшись, ответила она.
– Это под силу не каждой вчерашней школьнице, если она выйдет замуж. Многие женщины остаются бездетными. А у тебя вполне могут появиться дети. Признаться, я очень на это надеюсь. Дело не только в том, что я обязан обзавестись наследниками: просто я хочу, чтобы у нас с тобой были общие дети. И мечтаю жить с тобой до конца своих дней. Но что бы ни случилось, бездетными мы не останемся – у нас будет Лиззи.
– Из меня не получится маркиза, – упрямо заявила Клодия, – а тем более герцогиня. Я не знаю, что от меня требуется, учиться мне уже поздно. К тому же я все равно этого не хочу. Себе я нравлюсь такой, какая я есть. Звучит самонадеянно, выдает нежелание меняться и развиваться. Но на самом деле я готова и к тому, и к другому, только предпочту выбирать, в какую сторону буду меняться.
– Тогда сделай единственный выбор: найди в своей жизни место для меня, – попросил он. – Пожалуйста, Клодия. Больше я ни о чем не прошу. Если ты не хочешь, чтобы мы с Лиззи поселились с тобой в Бате, тогда перебирайся к нам в Уиллоугрин. Сделай поместье своим домом. Строй свою жизнь, как считаешь нужным. Делай все, что захочешь. Только приезжай. Пожалуйста.
Внезапно Клодия осознала всю нереальность происходящего. Словно отступив на шаг, она увидела Джозефа незнакомцем – как в тот день, когда он впервые появился в школе. Как он хорош собой, какой он элегантный, благородный и уверенный в себе! Неужели он и вправду умоляет ее выйти за него? И может быть, даже любит ее? Он ее любит, это ей известно. Видение не продержалось и нескольких секунд. Перед Клодией вновь был ее любимый Джозеф.
– Думаю, в Уиллоугрине надо устроить подобие моей школы, – заговорила она, – только по-другому. Когда я представляла себе, как буду учить Лиззи, эта задача захватила меня, я поняла, что такое обучение может быть в радость для ребенка. Не понимаю, почему я до сих пор не додумалась принимать в школу детей с физическими недостатками. Возможно, такие ученики появятся в Уиллоугрине. Мы могли бы даже усыновлять некоторых из них – слепых детей, маленьких обладателей физических и умственных недостатков… Энн когда-то была гувернанткой у кузины маркиза Холлмира, которую считали слабоумной. Но несмотря на этот изъян, девушка была очень мила. Она вышла за рыбака, родила ему крепких сыновей, научилась содержать в порядке дом и теперь счастлива, насколько это возможно.
– Мы усыновим дюжину таких детей, – негромко пообещал Джозеф. – В Уиллоугрине они будут и жить, и учиться. Мы полюбим их, Клодия.
Она повернулась к нему и вздохнула:
– Ничего не выйдет. Слишком уж грандиозный план.
– Для этого и дана человеку жизнь, – заметил он, – чтобы мечтать и воплощать мечты в жизнь – с решимостью, упорством и любовью.
Она вгляделась в его глаза.
В этот момент разговор прервали.
Маркиз и маркиза Холлмир с двумя старшими детьми и супруги Росторн с мальчишками вышли из-за деревьев, видимо, возвращаясь с прогулки. Завидев пару, все еще издалека замахали руками, явно не собираясь приближаться. Внезапно маркиза остановилась, отделилась от компании и направилась к озеру. Маркиз последовал за ней, остальные двинулись к дому.
За прошедшую неделю Клодия нехотя признала, что урожденная леди Фрея Бедвин даже в детстве не была чудовищем. Но явная попытка прервать тет-а-тет ее покоробила.
– Мисс Мартин, – заговорила маркиза, удостоив Джозефа кратким кивком, – я слышала, вы собираетесь отдать школу Элинор.
Клодия вскинула брови.
– Отрадно, что вы научились читать мои мысли.
Она заметила, как бесстрастно переглянулись мужчины.
– Хотя этот поступок может показаться странным, особенно теперь, когда финансовая независимость наконец достигнута вами, – продолжала леди Холлмир, – я его одобряю. Я всегда восхищалась вами – с тех пор, как вам хватило смелости покинуть наш дом пешком, в полном одиночестве, но только на прошлой неделе я полюбила вас. Вы заслужили свое счастье.
– Фрея, – маркиз взял ее под локоть, – по-моему, мы помешали. Твои слова только усугубили неловкость.
Но Клодия не слушала его: она смотрела на леди Холлмир в упор.
– Откуда вы знаете, что я только что достигла финансовой независимости? Как узнали, что у меня был покровитель?
Леди Холлмир открыла рот, словно собираясь что-то сказать, закрыла, не нашлась с ответом и пожала плечами.
– Кто же этого не знает? – беспечно произнесла она. Наверное, проболталась Элинор. Или Сюзанна. Или Энн. Или даже Джозеф.
Но Клодия чувствовала себя так, будто ее ударили по голове кувалдой. Правда, у оглушенного человека в голове возникает туман, а ее мысли, наоборот, приобрели кристальную ясность. И она сумела сложить все осколки мозаики.
Она вспомнила, как искала учительницу для своей школы через мистера Хэтчарда и по странному совпадению нашла Энн, жившую неподалеку от дома маркиза Холлмира в Корнуолле.
Вспомнила, как двенадцатилетнюю Сюзанну отправили учиться в школу – после того как она пыталась наняться горничной к леди Фрее.
Как леди Фрея Бедвин однажды утром несколько лет назад побывала в школе. Но откуда она узнала про существование школы и ее адрес?
Клодия задумалась о том, что услышала несколько недель назад от Эдны. Оказывается, леди Фрея знала об убийстве родителей Эдны. Вскоре после этого девочку отправили учиться в Бат.
Энн и Сюзанна долгие годы твердили Клодии, что леди Фрея, нынешняя маркиза Холлмир, давно изменилась и уже не та, какой запомнилась ей.
А когда леди Холлмир и ее невестке понадобились новые гувернантки для детей, они обратились не куда-нибудь, а к ней в школу.
Воспоминания всплывали одно за другим.
Будь истина огромной кувалдой, мелькнуло у Клодии, ее расплющенная голова ушла бы в плечи.
– Так это были вы… – почти шепотом произнесла она. – Это были вы!
Леди Холлмир подняла и без того высокие ниточки бровей.
– Это были вы, – повторила Клодия. – Вы были покровительницей школы.
– О, черт! – выпалил Джозеф.
– Ну вот и все, – насмешливым тоном добавил маркиз Холлмир. – Шило из пословицы проткнуло мешок, Фрея.
– Это вы… – Клодия в ужасе смотрела на бывшую ученицу.
Леди Холлмир пожала плечами:
– Мне не трудно, я очень богата.
– Но когда я открыла школу, вы были еще ребенком.
– Вулф во многих отношениях был невежественным опекуном, – пояснила леди Холлмир, – зато проявлял поразительную дальновидность, когда речь заходила о деньгах. Все мы получили доступ к своему состоянию еще в ранней юности.
– Но зачем вам это понадобилось?
Леди Холлмир похлопала себя ладонью по боку – Клодии показалось, что ее собеседнице в эту минуту недостает хлыстика, – и снова пожала плечами:
– Никто, кроме вас, не умел поставить меня на место, пока я не познакомилась с Джошуа. Конечно, Вулфрик тоже мог, но это совсем другое дело. Он же мой брат. Теперь я понимаю, что злилась на родителей – за то, что они умерли и бросили нас. Мне хотелось привлечь к себе внимание, хотелось, чтобы не только Вулфрику было до меня дело. Вы дали мне это понять, когда ушли от нас. Но вы не умерли, мисс Мартин. Я не могла рассчитаться со своей матерью, зато могла отомстить вам. Вы не представляете себе, какое удовольствие все эти годы доставляла мне мысль, что вы зависите от меня – от той, кого презираете всей душой.
– Но я не…
– Да, да, не отпирайтесь.
– Вы правы. Я вас презирала.
Джозеф закашлялся, маркиз Холлмир почесал в затылке.
– Великолепная получилась месть, – заметила Клодия.
– И мне всегда так казалось, – согласилась леди Холлмир.
Они уставились друг на друга: Клодия – плотно сжав губы, леди Холлмир – неубедительно изображая надменное безразличие.
– Ну что я могу сказать? – наконец произнесла Клодия. Она сгорала от стыда. Перед своей собеседницей она была в огромном долгу. Как и множество учениц, обучающихся бесплатно – и нынешних, и прежних. Если бы не леди Холлмир, жизнь Сюзанны была бы погублена. Энн так и влачила бы жалкое существование вместе с Дэвидом в Корнуолле. Школа погрязла бы в долгах, ее пришлось бы закрыть.
Боже мой, ну почему из всех людей в мире ее благодетельницей оказалась именно леди Холлмир?
Не кто-нибудь, а ее бывшая подопечная Фрея.
– Мисс Мартин, вы уже все сказали в письме, которое передали мистеру Хэтчарду несколько недель назад, – напомнила леди Холлмир. – Я ценю вашу благодарность, хоть и не нуждаюсь в ней. Простите, что несколько минут назад я наговорила лишнего. Если честно, я предпочла бы, чтобы вы ни о чем так и не узнали. И разумеется, вам вовсе незачем чувствовать себя обязанной. Это было бы нелепо. Идем, Джошуа. По-моему, здесь мы лишние.
– Именно это я и пытался объяснить тебе несколько минут назад, милая.
Клодия протянула правую руку. Леди Холлмир посмотрела на нее с невыносимо надменной миной, подумала и подала свою.
Они обменялись рукопожатием.
– Все ясно, – подытожил Джозеф, глядя вслед удаляющейся паре, – этот акт пьесы изобилует неожиданными поворотами сюжета и развязками. Но по-моему, время для финальных реплик все-таки пришло, любимая, и произнести их должна ты. Каковы они?
Клодия повернулась к нему.
– По-моему, независимости как таковой не существует, – сказала она. – Наши представления о ней искажены. Ни один человек не может быть полностью независимым. Все мы нуждаемся друг в друге! – Сердито нахмурившись, она впилась в него взглядом. – Я нужна тебе?
– Да.
– А ты – мне. О, Джозеф, как ты мне нужен! Полностью переменить жизнь в этот раз будет так же сложно, как в мои семнадцать лет, в этом я ничуть не сомневаюсь, но если я справилась с этой задачей, потеряв любовь, то наверняка справлюсь и еще раз – теперь, когда я нашла ее. Я сделаю это. Я выйду за тебя.
Он медленно растянул губы в улыбке.
– Итак, переходим к эпилогу, – сказал он.
Опустившись на колено, он принял живописную, нарочито театральную позу на траве, на фоне озера, и бережно взял Клодию за руку.
– Клодия, моя единственная любовь, – продекламировал он, – ты окажешь мне величайшую честь? Станешь моей женой?
Она разразилась смехом – мелодичным, как журчание воды.
– Вид у тебя ужасно нелепый, – оценила она, – и вместе с тем романтичный. И невозможно притягательный. Ну конечно, стану. Я ведь уже сказала. Вставай, Джозеф. Иначе на колене останется пятно от травы.
– Придется встать на оба колена, – решил он, – так сказать, для симметрии.
Он потянул к себе Клодию, они встали на колени лицом к лицу и обнялись.
– Клодия, – выговорил он, почти касаясь губами ее губ, – неужели можно поверить в такое счастье?
– Разумеется, – заявила она, – придется поверить. Успешную карьеру я готова бросить только ради счастья и любви.
– Безусловно, мэм! – И он поцеловал ее.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Просто совершенство - Бэлоу Мэри



Вот очередная старая дева хорошо пристроена. Можно почитать, если некуда время девать.
Просто совершенство - Бэлоу МэриВ.З.-64г.
29.06.2012, 14.55





Не одним малолеткам счастье! И разве это плохо - когда кому-то - ХОРОШО?! На мой взгляд - просто замечательно!
Просто совершенство - Бэлоу МэриKotyana
5.11.2012, 16.58





Понравился роман. Только не пойму от чего же женщину в 35 лет считают чуть ли не древней старухой, да еще и неспособную зачать детей в ее-то возрасте(ведь раньше женщины рожали чуть ли не каждый год практически до климакса, в семьях было по 10-15 детей)? Слава Богу, гг-й разглядел в гг-не молодость, женственность, красоту души.
Просто совершенство - Бэлоу Мэрикуся
23.11.2012, 13.09





очень интересные фильмы могут получиться по романам М.Бэлоу,для домашнего неспешного просмотра с удовольствием. В ежедневной суете мы подчас забываем,что нас всюду окружает любовь,что лучше ценить каждый миг жизни и наслаждаться им,потеснив меркантильные интересы. Роман хороший (серия романов).правда.многовато неженатых герцогов и маркизов бродит по Англии в поисках истинной любви.но кто знает.может так оно и было...
Просто совершенство - Бэлоу МэриЛеди
30.03.2013, 7.26





Прелестно!Всё таки в то былое время выйти замуж или женится по любви ... ой как трудно было, но как приятно что любовь преодолевает такие трудно и как радостно за героев и за малышку, из за которой её папа бросил вызов светскому обществу.
Просто совершенство - Бэлоу МэриАнна.Г
25.11.2014, 22.45





Бред!!!!!
Просто совершенство - Бэлоу МэриМарина
28.12.2014, 4.23





редко у меня книги вызывают слезы, но тут пару раз всплакнула от полноты чувств. Почитать однозначно стоит
Просто совершенство - Бэлоу МэриПервая ласточка
3.04.2015, 15.02





книга понравилась читайте. 10 балов.
Просто совершенство - Бэлоу Мэритатьяна
16.04.2015, 16.08





Главная героиня в каждом абзаце то раздражена, то разгневана. Грубит, вести себя не умеет. В жизни, несмотря на постоянные уверения окружающих, ничего не добилась: без финансовой помощи своей бывшей ученицы (так ею ненавидимой) ее школа не просуществовала бы и месяца. Любви никакой тоже нет. Неудачный образ, неудачный роман.
Просто совершенство - Бэлоу Мэрил.р.
5.05.2015, 1.23





Не плохой роман, хорошое завершение серии..
Просто совершенство - Бэлоу МэриМилена
21.12.2015, 17.28





Завершаю роман в тетралогии "Школа мисс Мартин". История про саму директрису Клодию Мартин. Очень достойная женщина, которой хочется подражать за её несгибаемое упорство, очень симпатичный ГГ, который очень любит свою дочь с физическими особенностями, и красивая история любви. Мелькают герои, о которых уже была речь в книгах автора, приятно прочитать о них. Хороший язык, неплохой перевод. Мне очень понравилось! 10 из 10.
Просто совершенство - Бэлоу МэриКирочка
4.02.2016, 7.55





Завершаю роман в тетралогии "Школа мисс Мартин". История про саму директрису Клодию Мартин. Очень достойная женщина, которой хочется подражать за её несгибаемое упорство, очень симпатичный ГГ, который очень любит свою дочь с физическими особенностями, и красивая история любви. Мелькают герои, о которых уже была речь в книгах автора, приятно прочитать о них. Хороший язык, неплохой перевод. Мне очень понравилось! 10 из 10.
Просто совершенство - Бэлоу МэриКирочка
4.02.2016, 7.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100