Читать онлайн Просто совершенство, автора - Бэлоу Мэри, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Просто совершенство - Бэлоу Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.36 (Голосов: 45)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Просто совершенство - Бэлоу Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Просто совершенство - Бэлоу Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэлоу Мэри

Просто совершенство

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

– Помни, о чем мы говорили, – повторил герцог Энбери, пожимая руку сыну Джозефу, маркизу Аттингсборо. Его слова прозвучали как приказ.
– Ну конечно, он будет помнить, Уэбстер, – вмешалась герцогиня, обнимая и целуя сына.
В доме на Ройял-Кресент, где герцог и герцогиня жили во время приездов в Бат, в тот день позавтракали рано. Беспокойство о здоровье отца, а также его недвусмысленный призыв привели сюда Джозефа неделю назад, в разгар весеннего светского сезона. Зимой герцог простудился и так и не оправился от болезни к началу сессии в палате лордов, где ему надлежало присутствовать. Пришлось остаться дома, а потом и поддаться на уговоры жены и отправиться на воды, хотя герцог всегда презрительно отзывался о Бате и о тех, кто принимает ванны и пьет лечебные воды, дабы поправить здоровье.
Джозеф нашел отца окрепшим. Герцогу хватало сил даже на то, чтобы порицать глупость и бессмысленность карточных игр и других курортных развлечений, а также забавляться при виде воодушевления, с которым его встречали повсюду, где бы он ни появлялся, особенно в бювете. Его супруга, напротив, тихо радовалась времяпрепровождению, на заурядность которого сетовал герцог. Джозеф подозревал, что на водах его матери живется привольнее, чем обычно в Лондоне в это же время года.
А между тем герцог упрямо твердил, что он уже не тот, что прежде. В приватной беседе он сообщил сыну, что затяжная простуда отразилась на его сердце, и врач из Бата не спорил с ним, но и не подтверждал его опасения. Так или иначе, герцог принялся приводить дела в порядок.
Первым пунктом в списке его дел значился сын и наследник.
В свои тридцать пять лет Джозеф был не женат. Из первого факта следовал второй, еще более тревожный: сыновей он не имел. Будущее титула казалось неопределенным.
Герцог Энбери предпринял попытку исправить положение. Прежде чем вызвать сына, он пригласил к себе из Лондона лорда Болдерстона и обсудил с ним перспективы многообещающего брака их отпрысков – маркиза Аттингсборо и мисс Порции Хант. Вдвоем старики приняли решение высказать детям свое пожелание – не слишком удачная замена слову «приказ»! – и еще до окончания светского сезона наконец породниться.
Для этого Джозеф и был вызван из Лондона.
– Непременно, сэр, – заверил он, высвободившись из материнских объятий. – Полагаю, лучшей жены, чем мисс Хант, мне не найти.
И он был в этом уверен, пока помнил, что его жене предстоит стать маркизой, будущей герцогиней Энбери и матерью следующего герцога. Родословная Порции безупречна – как и ее облик и манеры. Характер мисс Хант тоже не вызывал у Джозефа особых нареканий. Он даже успел узнать ее поближе после того, как она окончательно порвала с Эджкомом и пыталась доказать всему свету, что ее сердце не разбито. Джозеф наблюдал за ней и восхищался ее силой духа и достоинством. За прошедшие с тех пор несколько лет он часто танцевал с ней на балах и беседовал на званых вечерах. Не прошло и двух или трех недель с тех пор, как Джозеф возил мисс Хант кататься по Гайд-парку. Но до сегодняшнего дня он не собирался всерьез ухаживать за ней.
А теперь, конечно, придется. Он по-прежнему не мог представить себе женщину, на которой хотел бы жениться. Но это еще не довод против женитьбы на мисс Хант: большинство мужчин его круга вступают в брак ради положения и по другим причинам, а не по любви.
В дверях Джозеф обнял отца, еще раз обнял и поцеловал мать и пообещал ей передать все приветы и новости своей сестре Уилме, графине Саттон, не упустив ни единой подробности. Осмотрев экипаж, он убедился, что весь багаж погружен, а камердинер уже сидит на козлах рядом с Джоном, и вскочил на коня, на котором собирался проделать первый отрезок пути до Лондона.
Джозеф помахал на прощание родителям, послал воздушный поцелуй матери и пустился в дорогу.
Нелегко прощаться с близкими. Еще тяжелее осознавать, что отец слабеет с каждым днем. Но мыслями Джозеф был уже далеко и рвался вперед.
Наконец-то он едет домой.
За неделю, проведенную в разлуке с Лиззи, он успел истосковаться по ней. Уже одиннадцать лет она жила в доме, который тринадцать лет назад, еще будучи самодовольным столичным юнцом, он купил для любовницы, рассчитывая навещать ее долгие годы. Увы, эта связь просуществовала всего один год. Его горячие клятвы очень скоро поросли быльем.
В багаже он вез подарки для Лиззи – веер из перьев и флакончик духов, зная, что эти вещицы приведут ее в восторг. Он никогда не отказывал себе в удовольствии привозить ей подарки, чтобы лишний раз увидеть ее сияющую улыбку.
Если бы Джозеф не предложил доставить в Лондон мисс Мартин и двух ее учениц, он поддался бы искушению проделать длинный путь всего за один день. Но о своем предложении он не жалел. Эта любезность не стоила ему почти ничего, кроме разве что лишнего дня, проведенного в дороге. На всякий случай он отправился в путь верхом, действуя в своих же интересах. Длинная поездка в тесной карете со школьной учительницей и двумя ученицами – нешуточное испытание даже для его стальных нервов. Не говоря уже о нервах его попутчиц.
Два дня назад у него сложилось впечатление, что у мисс Мартин он вызвал острую неприязнь, но чем – он не мог даже вообразить. Как правило, он нравился женщинам, возможно, потому, что и они ему нравились. Но мисс Мартин едва сдерживала раздражение еще до того, как он попросил показать ему школу – только потому, что всерьез заинтересовался этим учреждением.
Экипаж и всадник спустились по склону холма к реке, некоторое время двигались вдоль нее, переправились через мост Пултни-Бридж и поспешили к школе.
Вспоминая знакомство с мисс Мартин, Джозеф невольно усмехнулся. Она оказалась зауряднейшей классной дамой и старой девой в одном лице, простое и практичное голубовато-серое платье скрывало ее фигуру от шеи до пят, несмотря на июньскую жару. Правда, каштановые волосы, безжалостно стянутые в узел на затылке, растрепались, словно от тяжелой работы, – должно быть, мисс Мартин и вправду приходилось нелегко. Она не была высока ростом или чрезмерно худа, но безупречно прямая спина создавала впечатление и внушительного роста, и худобы. Умолкая, она плотно сжимала губы, в ее серых глазах светился ум.
Джозеф испытал насмешливое удивление, вспомнив, что об этой женщине Сюзанна отзывалась с неподдельной теплотой и восторгом, как о своей лучшей подруге. Невозможно было представить себе, чтобы миниатюрная, жизнерадостная и прелестная виконтесса преподавала в этой школе. Но какой бы сухой и строгой ни показалась ему директриса, она наверняка знала толк в своем деле: ученицы и учительницы выглядели всем довольными, Джозефу пришлась по душе атмосфера школы. В отличие от многих учебных заведений гнетущей она не была.
На первый взгляд мисс Мартин по возрасту годилась Сюзанне в матери. Но, присмотревшись, Джозеф понял, что ошибся: она никак не могла быть старше его самого.
Тридцать пять лет для наследника герцогского титула – возраст, хуже которого не придумаешь. Необходимость исполнить свой долг, жениться и произвести на свет наследника давно тяготила Джозефа и вызывала тревогу еще до разговора с отцом. Теперь от нее уже не отмахнешься, оттягивать неизбежное дальше некуда. Много лет подряд он решительно сопротивлялся всем попыткам родителей женить его. При всех своих изъянах, а таковых насчитывалось множество, он был однолюбом. Разве он мог жениться, будучи безраздельно преданным любовнице? Но теперь и этот довод утратил смысл.
В дальнем конце Грейт-Пултни-стрит всадник и экипаж сделали крутой поворот и приблизились к воротам школы на Дэниел-стрит. Джозеф сразу понял, что кто-то караулил его приближение, стоя у окна: едва экипаж остановился, покачнувшись на рессорах, как двери школы распахнулись и на улицу высыпала толпа девочек – многочисленная и взбудораженная.
Некоторые визжали – вероятно, потрясенные видом и впрямь великолепной кареты, а может, и коня Джозефа: нанятый в местной конюшне, он не отличался чистотой кровей, но по крайней мере не хромал. А может, восторженный визг вызвал сам всадник – лестная мысль, хотя Джозеф считал, что он уже несколько староват, чтобы внушать романтические чувства школьницам. Несколько девочек то плакали, утирая глаза платочками, то обнимали двух подружек в плащах и шляпках – очевидно, это и были путешественницы. Еще одна девушка – точнее, юная леди тремя-четырьмя годами старше остальных – безуспешно пыталась уговорить учениц построиться парами. Джозеф сделал вывод, что это одна из учительниц.
Престарелый привратник с кислым лицом, в тех же скрипящих сапогах, которые Джозеф видел на нем два дня назад, вынес на крыльцо два саквояжа и впился в кучера Джона взглядом, без слов возлагая на него обязанность погрузить багаж в карету.
Одна из юных путешественниц болтала без умолку со всеми, кто соглашался слушать ее, а таких было немного. Остальные плакали.
Джозеф с добродушной усмешкой наблюдал за этой суматохой.
Наконец из дверей школы вышла мисс Мартин, и шум в толпе утих, только вторая путешественница продолжала всхлипывать. Появившаяся вслед за директрисой учительница обращалась с подопечными гораздо увереннее, чем молоденькая, которой так и не удалось построить девочек парами.
– Девочки, вы ведь упросили мисс Уолтон выпустить вас на улицу и даже вытащили с собой ее. Вы попрощались с Флорой и Эдной за завтраком, не так ли? Значит, теперь вам пора в класс.
– Мы вышли попрощаться с мисс Мартин! – громко объяснила одна смелая и смышленая на вид ученица, и остальные зашумели, поддерживая ее.
– И поступили весьма похвально, – согласилась учительница, глаза которой насмешливо сверкали. – Но мисс Мартин было бы гораздо приятнее увидеть, что вы умеете сами строиться в две шеренги и вести себя, как подобает леди.
Девочки охотно подчинились.
Тем временем мисс Мартин оглядела сначала экипаж, затем лошадь Джозефа и наконец его самого.
– Доброе утро, лорд Аттингсборо, – отрывисто произнесла она.
Она оделась в опрятный, но неприметный серый плащ и скромную шляпку – пожалуй, в самый раз для хмурого, довольно прохладного, несмотря на лето, дня. Привратник вынес за ней один, но довольно большой чемодан, несомненно, принадлежащий ей, дотащил его до кареты и сам попытался бы взвалить на крышу, если бы не решительное вмешательство Джона.
– Доброе утро, мисс Мартин, – отозвался Джозеф, снимая шляпу и склоняя голову. – Вижу, я прибыл не слишком рано.
– В нашей школе не принято спать до полудня, – сообщила она. – Вы намерены скакать верхом до самого Лондона?
– Пожалуй, нет, мэм. Но большую часть пути экипаж будет полностью предоставлен вам и вашим ученицам.
Ее строгое лицо осталось непроницаемым, но Джозеф мог бы поручиться, что она испытала облегчение. Мисс Мартин обернулась к девочкам.
– Эдна, Флора, не будем заставлять его светлость ждать, – сказала она. – Будьте добры, садитесь в карету. Кучер вам поможет.
Она оставила без внимания плач, вновь поднявшийся в ровных шеренгах учениц, и терпеливо дождалась, когда две юные путешественницы обнимутся с каждой по очереди. Пока девочки забирались по ступенькам в карету, мисс Мартин, в свою очередь, прошла вдоль шеренг и одарила каждую ученицу поцелуем в щеку.
– Элинор, – сказала мисс Мартин, решительно направляясь к экипажу, – не забудь, пожалуйста…
Учительница прервала ее.
– Не забуду ни единой мелочи! – пообещала она, весело блеснув глазами. – Как можно? Ты же сама весь вечер диктовала мне список дел. Тебе не о чем беспокоиться, Клодия. Поезжай, отдохни.
Клодия. Имя подходит ей, как ни одно другое – только так и должны звать сильную, неуступчивую женщину, которая способна постоять за себя.
Мисс Клодия Мартин повернулась к ученицам.
– Надеюсь, я получу от мисс Томпсон только хорошие известия о моем старшем классе, – объявила она. – Буду рада узнать, что вы не позволили младшим спалить школу дотла или поднять в Бате уличный бунт.
Девочки рассмеялись, у некоторых на глаза вновь навернулись слезы.
– Ни за что, мисс, – пообещала одна из них.
– Спасибо, – продолжала мисс Мартин, – что вы пришли сюда только ради того, чтобы попрощаться со мной. Я тронута до глубины души. А теперь отправляйтесь в класс вместе с мисс Уолтон и постарайтесь наверстать упущенные минуты урока, но сначала помашите на прощание мне, а заодно и Эдне с Флорой.
Значит, и у нее есть чувство юмора, правда, своеобразное и суховатое, заключил Джозеф, когда мисс Мартин оперлась на предложенную руку Джона, приподняла подол платья и плаща и вошла в экипаж, присоединившись к уже сидящим в нем двум девочкам.
Джон вернулся на козлы, Джозеф кивнул ему, подавая знак трогаться.
Маленькая кавалькада двинулась в сторону Лондона, горстка школьниц махала ей вслед платочками и всхлипывала, опечаленная разлукой с подругами, которым предстояли выход в большой суровый мир и самая настоящая работа – так объяснила Джозефу Сюзанна. Этих девочек учили «из милости» – они не платили за обучение. Таких учениц мисс Мартин принимала в школу каждый год.
Увиденное и позабавило, и растрогало Джозефа. Ему словно открылся совершенно чужой мир, от столкновений с которым он был надежно защищен положением и состоянием родителей.
Позади, возле школы, остались дети, не имевшие ни родителей, ни средств к существованию.


К тому времени как путники остановились на ночлег на постоялом дворе «Белый барашек» в Мальборо, где Клодия предусмотрительно сняла две соседние комнаты – одну для себя, вторую для Эдны и Флоры, – ее не покидали мысли о том, почувствовала ли бы она себя более разбитой и больной, если бы путешествовала в наемном экипаже, как собиралась.
По опыту прошлого Клодия знала, что такое вполне вероятно. В экипаже маркиза Аттингсборо было чисто, рессоры мягко пружинили, пухлая обивка сидений смягчала тряску. В ощущении усталости и боли во всем теле было виновато плачевное состояние дорог, а также долгие часы, проведенные в пути.
Одно утешение: экипаж целый день был предоставлен им троим – Клодии и ее двум подопечным. Маркиз проделал весь путь верхом, меняя верховых лошадей на тех же постоялых дворах, где меняли упряжных. Клодия лишь мельком видела его в окно, во время кратких привалов им было некогда даже перемолвиться словом.
Всякий раз, видя маркиза в окно экипажа, Клодия с досадой отмечала, что в седле он выглядит неотразимо. Его костюм для верховой езды был сшит по последней моде, маркиз держался на коне непринужденно и легко даже после многочасовой поездки. Несомненно, он считал себя подарком небес всему роду человеческому, особенно его прекрасной половине – втайне Клодия признавала, что для таких выводов у нее нет никаких оснований, но даже не попыталась изменить свое мнение. Конечно, маркиз очень любезно предложил ей свой экипаж, но он же сам признался, что сделал это, дабы произвести впечатление на друзей и родных.
Всюду, где они останавливались, услуги им оказывали незамедлительно и со всей старательностью, что и радовало Клодию, и возмущало. Она знала, что путешествие в наемном экипаже – совсем другое дело. Ей и девочкам даже приносили напитки прямо в карету, избавляя от необходимости ждать своей очереди в общем зале, вместе с другими спешащими, толкающимися, неучтивыми путешественниками.
Тем не менее день выдался долгим и утомительным, почти все время в экипаже царило молчание. Поначалу девочки были явно подавлены и не склонны к разговорам, хотя и посматривали на проплывающие за окном пейзажи. После первой остановки, освежившись и немного подкрепившись, они слегка оживились, но изо всех сил старались не опозорить свою директрису, поэтому подавали голос, только когда она обращалась к ним.
Флора провела в школе почти пять лет. Все ее детство прошло в лондонском сиротском приюте, с тринадцати лет она оказалась предоставленной самой себе. Эдна осиротела в одиннадцать: ее родители погибли, пытаясь защитить свою лавку от грабителей, хотя, как оказалось, поживиться в ней было почти нечем. Во всяком случае, их дочь осталась без гроша. К счастью, мистер Хэтчард нашел ее, как в свое время Флору, и отправил учиться в Бат.
В зале «Белого барашка» Клодии пришлось ждать, пока хозяин закончит неспешную беседу о рыбалке с другим постояльцем. Все это время двое других мужчин, недостойных именоваться джентльменами, глазели на Флору и Эдну и перестали скабрезно ухмыляться только после гневного взгляда Клодии.
Она многозначительно уставилась на хозяина постоялого двора, но тот сделал вид, будто не замечает ее. «Подожду еще немного, – решила она, – и заговорю сама».
В этот момент дверь, ведущая в конюшню, отворилась, снова закрылась, и все переменилось, будто по мановению волшебной палочки. Разговор о рыбалке оборвался, словно не имел ровным счетом никакого значения, болтливый постоялец оказался забытым. Хозяин подобострастным жестом потер рука об руку и расплылся в заискивающей улыбке.
Обернувшись, Клодия обнаружила, что чудо совершил не кто иной, как вошедший маркиз Аттингсборо. Даже если бы хозяину постоялого двора не сообщили о прибытии важной персоны – а ему наверняка доложили о ней, – об аристократическом происхождении свидетельствовал весь облик вошедшего, в том числе его самоуверенная надменность, которая так раздражала Клодию.
– Милости просим в «Белый барашек», милорд! – разливался соловьем хозяин. – Наш постоялый двор – самый гостеприимный во всем Мальборо. Чем могу служить?
Вот так гостеприимство! Клодия напомнила о себе взглядом и уже собиралась заговорить, но маркиз опередил ее:
– Если не ошибаюсь, мисс Мартин и ее спутницы пришли первыми.
Хозяин постоялого двора с большим искусством изобразил изумление, словно все три упомянутые дамы только что соткались из воздуха.
Клодию затрясло от возмущения, направленного, как ни странно, прежде всего на маркиза Аттингсборо, невиновного в том, что ее считали ничтожеством, пока не выяснилось, что она знакома с титулованным джентльменом. В чем Клодия не нуждалась, так это в заступниках.
– Мисс Мартин! – с показным радушием заулыбался хозяин. Клодия нахмурилась. – Ваши комнаты готовы. Можете сразу занять их.
– Спасибо… – начала было Клодия.
– Надеюсь, – прервал ее маркиз, – это лучшие комнаты во всем доме?
– Всем нашим гостям обеспечен комфорт, милорд, – заверил хозяин. – Но самые дорогие спальни уже заняли мистер Космен и его кузен.
Маркиз подошел и встал рядом с Клодией. Она не видела его лица, но не сомневалась, что хозяин разглядел его выражение. Маркиз не произнес ни слова, не издал ни звука, но после неловкой заминки хозяин прокашлялся.
– Но два джентльмена, – произнес он, – будут счастливы уступить свои комнаты таким очаровательным дамам, а сами займут другие, выходящие окнами на конюшню.
Только что упомянутые комнаты доставались Клодии всякий раз, когда она останавливалась на этом постоялом дворе. Она прекрасно помнила, как непрестанный шум, конское ржание и свет фонарей, бьющий в окна, мешали ей спать.
– Дамы должны занять комнаты окнами на улицу, – продолжал хозяин, снова улыбаясь Клодии. – Я решительно настаиваю на этом.
Можно подумать, она собиралась возражать! Вместе с тем ее так и подмывало возразить и потребовать неудобные комнаты окнами во двор. Она вовсе не желала быть обязанной за свой комфорт маркизу Аттингсборо. Она независимая женщина и не нуждается в защитниках мужского пола!
– А отдельная столовая у вас есть? – спросил маркиз, прежде чем Клодия успела вставить хоть слово.
У нее дрогнули ноздри. Неужели придется стерпеть новое унижение?
– Но мистер Космен… – забормотал хозяин и осекся, глядя на маркиза. – Разумеется, столовая будет предоставлена в полное распоряжение дам, милорд, ведь все остальные сегодняшние постояльцы – джентльмены.
Клодия прекрасно понимала, что произошло: маркиз Аттингсборо просто-напросто вскинул аристократическую бровь. А хозяин постоялого двора чуть не вылез из кожи вон в припадке услужливости. Гнусность, и это еще мягко сказано. И причиной всему – титул маркиза, его голубая кровь. Он всего-навсего праздный… повеса, а все вокруг кланяются, пресмыкаются перед ним, потому что он носит громкий титул и вдобавок до неприличия богат.
Ну что ж, пусть, а она не станет ни кланяться, ни пресмыкаться. Клодия повернулась к нему. Маркиз обаятельно улыбнулся и вдруг подмигнул.
Ей не померещилось: он в самом деле подмигнул!
Несмотря на целый день, проведенный в седле, он был великолепен. Стоя в непринужденной позе, он похлопывал хлыстиком по своему кожаному ботфорту, выглядел стройным, гибким, мужественным и… Довольно, пора знать меру. Даже пахло от него приятно, по-мужски – хорошим одеколоном и чуть-чуть лошадьми.
Клодия уставилась на него, сжав губы в тонкую линию. Подмигивание на миг выбило ее из колеи, а теперь было уже слишком поздно заявлять, что ей подойдут и тесные комнаты окнами во двор и ужин в общем зале.
Эдна и Флора тоже не сводили с маркиза глаз – точнее, благоговейно таращились на него. Это Клодию не удивило.
– Идемте, девочки, – бросила она. – Мы уходим в наши комнаты, если нам покажут дорогу.
И она шагнула к багажу, стоящему у двери.
– Багаж дам будет доставлен в комнаты без промедления? – осведомился маркиз, явно обращаясь к хозяину.
– Конечно, конечно, милорд, – встрепенулся хозяин и щелкнул пальцами. У Клодии вновь дрогнули ноздри. – Сию секунду распоряжусь.
Не один, а сразу двое слуг возникли словно из-под земли, подхватили чемоданы и саквояжи и понесли их к лестнице.
Клодия зашагала за ними, девочки – за ней.
Как и следовало ожидать, комнаты оказались просторными и уютными, с видом на окраины города и тихие поля за ними. В этом временном пристанище было чисто и светло, так что даже Клодия не нашла, к чему придраться. Девочки завизжали от восторга, бросились к окну, присели у подоконника и засмотрелись вдаль. Клодия ушла в свою комнату и вздохнула: слишком уж бросалась в глаза разница между этими роскошными апартаментами и неудобной каморкой, которую она занимала раньше. Вытянувшись на кровати, она позволила себе расслабиться.
А ведь он и вправду подмигнул ей. Клодия уже не помнила, когда в последний раз сталкивалась с подобными выходками мужчин. Боже мой, такого с ней не случалось с самого детства.
Да как он посмел?!
Но в комнате стояла тишина, постель оказалась удобной, в открытое окно залетал свежий ветер. Неподалеку заливалась какая-то пичужка. Слушая ее, Клодия незаметно задремала.
Проснувшись, она поужинала вместе с девочками в уюте и сравнительной тишине отдельной столовой, куда им подали ростбиф с картофелем и вареной капустой, пудинг с салом, а к чаю – заварной крем. К Клодии вернулись силы, к ее тайной радости, делить комнату с маркизом Аттингсборо им не пришлось. Девочки уже клевали носом. Клодия как раз собиралась предложить им лечь спать пораньше, хотя за окном было еще светло, когда в дверь постучали и в столовую вошел маркиз собственной персоной.
– А-а, мисс Мартин! – улыбнулся он и склонил голову. – Юные леди! Я счастлив, что на этом постоялом дворе нашлась хотя бы одна отдельная столовая. А мне на протяжении всего ужина пришлось обсуждать виды на урожай, охоту и упаковку для товара.
Клодия не сомневалась, что маркиз и не подумал бы завернуть в эту дыру, если бы не вызвался сопровождать ее. Он выбрал бы «Джорджа и пеликана» или «Замок», которые были ей не по карману. Но если он ждет от нее благодарности за привилегию пользоваться лучшей спальней и отдельной столовой, то напрасно. Ее до сих пор бросало в жар при воспоминании о том, как маркиз добился своего, не проронив ни слова, а она чувствовала себя беспомощной неумехой.
Девочки вскочили и сделали книксен. Клодия тоже встала, но ограничилась учтивым кивком.
– Надеюсь, минувший день не принес вам неприятных воспоминаний, – сказал маркиз. – И все кости остались целыми и на прежнем месте.
– О, разумеется, милорд, – заверила Флора. – Я и не думала, что на свете бывают такие удобные экипажи. Хотела бы я путешествовать так целую неделю. Или даже две.
Он усмехнулся, а Эдна, напоминавшая перепуганного кролика, хихикнула.
– Должно быть, вам обеим очень грустно расставаться со школой и подругами, – заметил он. – Начало новой, взрослой жизни и радует, и пугает.
Эдна снова присела в реверансе.
– С некоторыми девочками в школе мы были близки, как сестры, – призналась Флора. – Как подумаю, что больше мы никогда не увидимся, и у меня даже щемит вот здесь. – Она прижала ладонь к левой стороне груди. – Но я готова зарабатывать себе на хлеб, милорд. Нельзя же всю жизнь провести в школе.
Клодия не сводила глаз с маркиза, ожидая, что он будет шокирован невоспитанностью девиц, отважившихся давать не односложные, а подробные ответы. Но он только улыбался.
– И кем же вы будете работать, мисс?..
– Бейнз, милорд, – подсказала Флора. – Я буду гувернанткой. Об этом я всегда мечтала – с тех пор, как в тринадцать лет выучилась читать и писать. По-моему, учить людей грамоте – самое прекрасное, что можно делать в жизни. Вы согласны, милорд?
Видя, как разболталась Флора, Клодия нахмурилась, но с удовольствием отметила, что, несмотря на волнение, ее ученица четко выговаривает слова и правильно строит фразы – совсем не так, как пять лет назад, сразу после прибытия в школу.
– Безусловно, – кивнул маркиз, – но не могу сказать, что в детстве я считал святым гувернера, когда тот учил меня читать. На мой вкус, слишком уж часто он пускал в ход розги!
Эдна захихикала.
– Ну и глупо, – рассудила Флора. – Разве из-под палки чему-нибудь научишься? Хуже того, разве может понравиться такая учеба? Вот так и нас учили шить в сиротском приюте. Шить я до сих пор толком не умею и терпеть не могу. А в школе нас никогда не били, и я ни за что не стану наказывать учеников даже за плохое поведение или ошибки. И своих детей тоже не стану, если они у меня будут.
Клодия поджала губы: Флора и впрямь разошлась. Но ее убеждения заслуживали похвалы.
– Вы будете превосходной гувернанткой, мисс Бейнз, – заявил маркиз. – Вашим ученикам повезло. А вы, мисс?..
Он приподнял брови, обращаясь к Эдне, которая вспыхнула и хихикнула с таким видом, словно отчаянно мечтала сию же секунду провалиться сквозь землю.
– Вуд, ваша светлость, – пролепетала она, – то есть милорд.
– Вы тоже будете гувернанткой, мисс Вуд?
– Да, милорд. То есть ваша светлость.
– Мне кажется, – сказал маркиз, – титулы изобретены только для того, чтобы путать и сбивать нас с толку. Как будто мало нам того, что у каждого есть по меньшей мере имя и фамилия, а при знакомстве и то и другое надо запомнить! Итак, вы будете гувернанткой, мисс Вуд. И наверняка превосходной, ведь вы получили прекрасное образование в школе мисс Мартин.
Он перевел взгляд на Клодию, тем самым подавая Эдне знак, что его замечание вовсе не требует ответа. Клодия не могла не признать, что со стороны маркиза это весьма великодушный и деликатный жест.
– Мисс Мартин, – продолжал он, – я пришел узнать, не пора ли вам вернуться в спальни. Если да, я провожу вас через общую столовую и прослежу, чтобы никто к вам не пристал.
– Спасибо, – кивнула Клодия. – Да, день был долгим, а завтра предстоит еще один такой же.
Но, проводив их всех мимо нескольких компаний громко беседующих мужчин и убедившись, что Флора и Эдна надежно заперлись в своей комнате, маркиз не стал спешить вниз.
– В сущности, еще не так поздно, мисс Мартин, – заметил он. – И как бы меня ни утомила долгая поездка, перед сном я не прочь размять ноги. Возможно, прогулка и глоток свежего воздуха не повредят и вам. Вы не составите мне компанию?
Об этом Клодия не желала даже думать.
Но ужин тяжелым комом лежал в желудке, хотя она старалась не переедать. Да и тело по-прежнему ныло от тряски, а завтра предстояло проделать такой же путь, как сегодня. Клодия жаждала свежего воздуха и размеренной ходьбы.
Но не могла же она разгуливать в одиночку в незнакомом месте, да еще в сумерках.
Маркиз Аттингсборо – друг Сюзанны, напомнила она себе. Сюзанна высокого мнения о нем. Единственная причина для отказа от прогулки с ним – личная неприязнь, но откуда она взялась, если они едва знакомы? Можно отказать на том основании, что он мужчина, но это же смешно. Клодия смирилась со своим одиночеством, но вовсе не собиралась превращаться в старую деву, которая жеманится, заливается румянцем и падает в обморок, стоит только на горизонте показаться мужчине.
– Благодарю, – ответила она, – только схожу за плащом и шляпкой.
– Прекрасно, я буду ждать вас у лестницы.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Просто совершенство - Бэлоу Мэри



Вот очередная старая дева хорошо пристроена. Можно почитать, если некуда время девать.
Просто совершенство - Бэлоу МэриВ.З.-64г.
29.06.2012, 14.55





Не одним малолеткам счастье! И разве это плохо - когда кому-то - ХОРОШО?! На мой взгляд - просто замечательно!
Просто совершенство - Бэлоу МэриKotyana
5.11.2012, 16.58





Понравился роман. Только не пойму от чего же женщину в 35 лет считают чуть ли не древней старухой, да еще и неспособную зачать детей в ее-то возрасте(ведь раньше женщины рожали чуть ли не каждый год практически до климакса, в семьях было по 10-15 детей)? Слава Богу, гг-й разглядел в гг-не молодость, женственность, красоту души.
Просто совершенство - Бэлоу Мэрикуся
23.11.2012, 13.09





очень интересные фильмы могут получиться по романам М.Бэлоу,для домашнего неспешного просмотра с удовольствием. В ежедневной суете мы подчас забываем,что нас всюду окружает любовь,что лучше ценить каждый миг жизни и наслаждаться им,потеснив меркантильные интересы. Роман хороший (серия романов).правда.многовато неженатых герцогов и маркизов бродит по Англии в поисках истинной любви.но кто знает.может так оно и было...
Просто совершенство - Бэлоу МэриЛеди
30.03.2013, 7.26





Прелестно!Всё таки в то былое время выйти замуж или женится по любви ... ой как трудно было, но как приятно что любовь преодолевает такие трудно и как радостно за героев и за малышку, из за которой её папа бросил вызов светскому обществу.
Просто совершенство - Бэлоу МэриАнна.Г
25.11.2014, 22.45





Бред!!!!!
Просто совершенство - Бэлоу МэриМарина
28.12.2014, 4.23





редко у меня книги вызывают слезы, но тут пару раз всплакнула от полноты чувств. Почитать однозначно стоит
Просто совершенство - Бэлоу МэриПервая ласточка
3.04.2015, 15.02





книга понравилась читайте. 10 балов.
Просто совершенство - Бэлоу Мэритатьяна
16.04.2015, 16.08





Главная героиня в каждом абзаце то раздражена, то разгневана. Грубит, вести себя не умеет. В жизни, несмотря на постоянные уверения окружающих, ничего не добилась: без финансовой помощи своей бывшей ученицы (так ею ненавидимой) ее школа не просуществовала бы и месяца. Любви никакой тоже нет. Неудачный образ, неудачный роман.
Просто совершенство - Бэлоу Мэрил.р.
5.05.2015, 1.23





Не плохой роман, хорошое завершение серии..
Просто совершенство - Бэлоу МэриМилена
21.12.2015, 17.28





Завершаю роман в тетралогии "Школа мисс Мартин". История про саму директрису Клодию Мартин. Очень достойная женщина, которой хочется подражать за её несгибаемое упорство, очень симпатичный ГГ, который очень любит свою дочь с физическими особенностями, и красивая история любви. Мелькают герои, о которых уже была речь в книгах автора, приятно прочитать о них. Хороший язык, неплохой перевод. Мне очень понравилось! 10 из 10.
Просто совершенство - Бэлоу МэриКирочка
4.02.2016, 7.55





Завершаю роман в тетралогии "Школа мисс Мартин". История про саму директрису Клодию Мартин. Очень достойная женщина, которой хочется подражать за её несгибаемое упорство, очень симпатичный ГГ, который очень любит свою дочь с физическими особенностями, и красивая история любви. Мелькают герои, о которых уже была речь в книгах автора, приятно прочитать о них. Хороший язык, неплохой перевод. Мне очень понравилось! 10 из 10.
Просто совершенство - Бэлоу МэриКирочка
4.02.2016, 7.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100