Читать онлайн Просто незабываемая, автора - Бэлоу Мэри, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Просто незабываемая - Бэлоу Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.18 (Голосов: 39)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Просто незабываемая - Бэлоу Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Просто незабываемая - Бэлоу Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэлоу Мэри

Просто незабываемая

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Украдкой взглянув в сторону Лусиуса, Фрэнсис отметила, что он совершает ошибку, делая снеговика очень высоким и тонким – ошибку, которую часто допускают новички. Его снеговик был гораздо больше, чем ее, но Лусиусу еще придется повозиться с головой. Даже если ему удастся поднять подходящую голову на такую высоту, она не удержится, а скатится и сведет на нет все его старания, так что неоспоримым победителем будет Фрэнсис.
Ее же снеговик был прочным и приземистым – по ширине больше, чем по высоте. Он...
– Слишком толстый и не пройдет ни в одну дверь, – прокомментировал мистер Маршалл, на минуту оторвавшись от своего занятия. – Даже если его повернуть боком. Для такого толстяка не найдется достаточно широкой и прочной кровати, на которой он мог бы спать. Слишком жирный, чтобы позволить ему питаться хлебом или картошкой в течение следующего года. Он отвратительно толстый.
– Он симпатичный, – склонив набок голову, Фрэнсис обозревала свое незавершенное творение, – и добродушный. Он не такой дохлятина, как некоторые снеговики, которых я видела. Понятно, что его не сдует первым же дуновением ветра. Он...
– Безголовый, как и мой. Давайте вернемся к работе и все-таки закончим начатое.
Ее несчастный снеговик приобрел еще более жалкий вид после того, как она водрузила ему на плечи аккуратную круглую голову. Голова получилась слишком маленькой, и Фрэнсис пыталась облепить ее снегом, но он отваливался кусками и рассыпался по его плечам. В конце концов она удовлетворилась тем, что, выбрав два самых крупных куска угля из тех, что они принесли с собой из кухни, сделала ему два огромных, выразительных глаза. Уголь поменьше послужил ему носом, большая морковка изображала курительную трубку, а несколько совсем маленьких угольков – пуговицы пальто. А в завершение она одним пальцем нарисовала вокруг морковки большой улыбающийся рот.
– Во всяком случае, – объявила она, отступая назад, – он обладает чувством юмора. И у него есть голова на плечах.
Она с самодовольной улыбкой посмотрела вниз на массивную голову, которую Лусиус слепил на земле, украсив ее оттопыренными ушами и кривой ухмылкой.
– Состязание еще не закончено, – сказал он. – Время ведь не было ограничено, верно? Несколько преждевременно отпускать язвительные замечания. В конце концов вы можете остаться в дураках.
Несколько минут Лусиус занимался плечами своего снеговика, создавая углубление для головы, чтобы не дать ей скатиться, но ему еще необходимо было пристроить ее туда. Фрэнсис с интересом наблюдала за ним, когда он наклонился, чтобы поднять эту голову.
Но она не учла его веса и силы мускулистых рук. То, что было совершенно невозможно для нее, для него казалось просто детской игрой. У него даже хватило силы несколько секунд держать голову над туловищем, чтобы определить, как правильно ее повернуть, прежде чем опустить на место. Выбрав по своему вкусу угли и морковку, он воткнул их по местам – правда, морковку он использовал как нос. Потом, вытащив из кармана пальто длинный узкий шерстяной шарф в розовую и оранжевую полоски, повязал его на шею своему снеговику.
– Жена викария в приходе моего дедушки подарила его мне на Рождество, – пояснил он. – По всеобщему мнению жителей деревни, она не различает цвета. Я думаю, всеобщее мнение в данном случае справедливо. Во всяком случае, это лучше, чем сказать, что у нее вообще отсутствует вкус.
Отойдя назад, он стал рядом с Фрэнсис, и они вместе любовались своими творениями.
– Только благодаря шарфу и кривому рту, а особенно этим ушам ваш снеговик не выглядит жалким и лишенным чувства юмора, – великодушно согласилась Фрэнсис. – О, а эти впадинки, должно быть, изображают веснушки. Должна признать, это удачный штрих. В общем, он мне нравится.
– А я должен признаться в симпатии к этому бедолаге с его черными угольными пуговицами. Он похож на подвыпившего весельчака, только я не понимаю, как он держит во рту трубку, если широко улыбается.
– Зубами.
– А-а. Логично. Но мы забыли назначить судью.
– И награду, ожидающую победителя, – добавила Фрэнсис.
И только когда он, повернув голову, улыбнулся ей, она осознала, что он одной рукой легко, по-дружески обнимает ее за плечи. В тот же момент она и поняла, что до него это тоже дошло только сейчас. Улыбки застыли на их лицах, и Фрэнсис почувствовала, как у нее слабеют ноги.
Он убрал руку и, кашлянув, шагнул к своему снеговику.
– Полагаю, мы могли бы объявить ничью. Согласны? А иначе у нас опять начнется ссора, и, чтобы положить конец моему существованию, вы изобретете еще какой-нибудь план, от которого волосы встанут дыбом. Или вы настаиваете объявить меня победителем?
– Ни за что. Мой гораздо крепче вашего. Он намного дольше выстоит в любую погоду.
– Просто возмутительно так заявлять, когда я был настолько великодушен, что предложил ничью. – Лусиус нагнулся и, повернувшись, без предупреждения запустил в нее снежком.
Снежок угодил ей в грудь и запорошил лицо.
– О! Это нечестно! – обиженно воскликнула она и, подхватив комок снега, бросила в него.
Снежок попал ему в шляпу, сдвинув ее набок, и началось сражение.
Оно бушевало несколько минут, и через некоторое время случайному наблюдателю могло бы показаться, что рядом с гостиницей появилось четыре снеговика, при этом два из них двигались и были не в силах удержаться от смеха. Неожиданно тот, что был выше и шире в плечах, бросился ко второму и стал толкать его назад, пока не повалил на спину в мягкий сугроб. Своим весом Лусиус вдавливал Фрэнсис все глубже и, сжав ее запястья, удерживал ее руки по обе стороны от головы.
– Хватит! – объявил он, все еще смеясь. – Этот последний угодил мне в глаз. – Он смахнул с ресниц хлопья снега.
– Значит, вы признаете поражение? – со смехом спросила она.
– Признаю поражение? – Его брови поползли вверх. – Простите, но кто кого держит побежденным в снегу?
– А кто только что заявил, что с него довольно? – Она тоже подняла брови.
– Тот, кто окончил сражение полным уничтожением противника, – рассмеялся он.
Внезапно Фрэнсис осознала, что Лусиус лежит на ней. Она чувствовала, как на нее давит его вес, чувствовала на своем лице его теплое дыхание. Посмотрев в его светло-карие глаза, она обнаружила, что их взгляд устремлен в ее собственные. Она перевела взгляд ниже, к его губам, и была уверена, что в тот же момент его взгляд опустился к ее рту.
Ее странное приключение приближалось к чему-то опасному и, возможно, восхитительному.
Когда его губы коснулись ее губ, Фрэнсис показалось, что она лежит под палящим августовским солнцем, а не под декабрьскими снежными тучами.
Она никогда не была знакома с таким привлекательным мужчиной – мысль, которая не требовала ни продолжения, ни пояснения.
– Я совсем забыла про хлеб. – Для ее собственных ушей ее голос прозвучал удивительно ровно. – Мне повезет, если тесто не выбралось из квашни и не заполнило всю кухню до потолка и я смогу войти в дверь, чтобы его спасти.
Лусиус смотрел ей в глаза, вероятно, еще секунду, а потом один уголок его рта дернулся вверх – она так и не поняла, было ли то подобием улыбки или просто насмешкой. Поднявшись на ноги, он стряхнул с себя снег и протянул Фрэнсис руку, чтобы помочь встать. Она похлопала руками в перчатках и отряхнулась, чувствуя, что за воротником снега так же много, как и снаружи на накидке.
– О, было так весело, – сказала она, не глядя на Лусиуса.
– Весело, – согласился он. – Но если бы я когда-нибудь встретился лицом к лицу с судьбой, я бы потребовал у нее ответа, почему мне пришлось застрять здесь с чопорной школьной учительницей. Давайте, мисс Аллард, бегите. Если я не получу свежего хлеба, а в придачу еще и супа, мне будет не до смеха.
У Фрэнсис на долю секунды мелькнула мысль задержаться, чтобы возразить против слова «чопорная», но если бы она совершила такую глупость, ей, вероятно, пришлось бы доказывать, что это определение к ней неприменимо.
Она ушла, но из гордости не стала бежать.
Где-то в самой глубине души Фрэнсис чувствовала на себя досаду. Зачем было нарушать очарование того момента? Ничего не случилось бы из-за одного настоящего поцелуя. Ее уже давным-давно никто не целовал, и такого случая, возможно, никогда больше не представится – ей ведь уже целых двадцать три года.
А с другой стороны – всего двадцать три.
Что плохого в одном-единственном поцелуе?
Но она не была наивной девочкой и прекрасно знала, что в этом плохого.
Господи, одно только прикосновение его губ смешало все ее мысли и добралось до костей и всех клеточек ее тела.
Сбросив верхнюю одежду, она торопливо прошла в кухню и занялась выпечкой хлеба и приготовлением супа.
Разговор за едой был довольно натянутым и поверхностным – во всяком случае, с ее стороны, потому что Лусиус погрузился в молчание. Хотя хлеб получился пышным и восхитительно вкусным, а суп заслуживал того, чтобы попросить вторую тарелку, Лусиус чувствовал, что не в состоянии в полной мере наслаждаться ни тем, ни другим так, как ему того хотелось бы.
Его отвлекало неосуществленное желание.
И он проклинал судьбу за то, что в идеальных для небольшого плотского развлечения обстоятельствах женщина, с которой он оказался, совершенно для этого не подходила. Если бы только она была актрисой, или вдовой, или... В общем, кем угодно, только не школьной учительницей, которая, возможно, была эффектной, но при этом слишком чопорной и добродетельной – кроме тех минут, когда, ненадолго забывшись, лепила снеговика и играла в снежки.
Пока она весело болтала о всякой чепухе, Лусиус старался думать о Порции Хант. Он попробовал четко восстановить в памяти ее лицо и преуспел в этом. Выражение ее глаз говорило ему, что она презирает всех мужчин и их животные потребности, но согласна терпеть их в нем, при условии, что ей никогда не придется с ними познакомиться.
Возможно, он был несправедлив к ней. Она была безукоризненной леди, это правда, и он допускал, что при всей своей безупречности она могла оказаться вполне привлекательной женщиной – вскоре ему предстоит это узнать.
А это приключение, как называла его Фрэнсис Аллард, скоро останется позади. Сквозь облака пробивалось солнце, и за окном обеденного зала с крыши уже капала вода. Нужно пережить только остаток дня.
И ночь...
Сегодня ночью он будет спать в обеденном зале и даже шагу не ступит в сторону лестницы и спален наверху. Благодаря своей добродетели он после смерти отправится прямо в рай и там будет блаженствовать, играя на арфе веки вечные.
Проклятие! Почему она не могла остаться чопорной мегерой, за которую он принял ее вчера – всего двадцать четыре часа назад? Или смеющейся, жизнерадостной женщиной, которой была во дворе, пока его губы не коснулись ее губ? Почему в ней столько противоречий?
Лусиус приказал Уолли и Томасу вымыть посуду – Питерсу еще предстояло привести в порядок экипаж, но это не помешало Томасу пробурчать что-то насчет любимчиков, когда Питере выходил через заднюю дверь. Снова надев пальто и сапоги, Лусиус почти всю вторую половину дня провел вне дома. Сначала он околачивался в сарае, где Питере чинил экипаж, а потом взялся колоть дрова, потому что куча уже нарубленных заметно уменьшилась. Конечно, он мог бы заставить Уолли заняться этой работой, да так бы и сделал при других обстоятельствах, но сейчас он был рад найти повод не возвращаться в дом и вдвойне рад возможности дать выход энергии. Он наколол дров гораздо больше, чем могло понадобиться сегодня и на следующее утро. Эти дрова будут согревать пятки Паркеров еще неделю, а то и дольше.
Когда он вернулся в гостиницу, чай уже был готов – и к нему свежий хлеб с сыром, маринованные овощи и пирожки со смородиной, еще не остывшие после духовки. Кто сказал, что путь к сердцу мужчины лежит через его желудок? Нет, его сердце вовсе не было самым чувствительным органом, но девушка, несомненно, хорошо готовила.
– Пожалуй, я не буду предлагать вам стать моим поваром, – сказал он, когда они закончили еду. – Иначе я рискую растолстеть.
Она улыбнулась, но ничего не ответила, а когда он поднялся, чтобы помочь ей отнести поднос в кухню, сказала, чтобы он оставался на месте, потому что и так работал почти весь день.
Лусиус догадался, что перед тем она читала, поскольку на стуле возле камина лежала книга обложкой вниз – это был вольтеровский «Кандид», – и читала она по-французски, в чем он убедился, взяв книгу. Но разве она не говорила, что преподает французский язык? Французский, музыку и словесность.
Она была степенной, добродетельной школьной учительницей и, без сомнения, исключительно образованной. Если он достаточно часто будет повторять это себе, то в конце концов, возможно, смирится с суровой реальностью, и это остудит его кровь.
Кто же захочет уложить в постель образованную женщину?
Пришел Уолли, чтобы развести огонь, и вскоре после этого Лусиус задремал в кресле. Фрэнсис Аллард не появлялась до самого обеда, когда принесла зажаренного утенка с тушеной картошкой и другими овощами, которые нашла в погребе.
– Сегодня я даже не помог вам чистить картошку, – заметил он. – Удивляюсь, что вы разрешаете мне есть.
– Я не помогала колоть дрова, но все же греюсь возле камина.
Господи, они даже не могут как следует поссориться!
– «Кандид». – Кивком Лусиус указал на книгу. – Вы всегда читаете по-французски?
– Читаю с удовольствием, когда это язык оригинала. При переводе многое теряется, даже если переводчик серьезный и образованный человек. Теряются авторские интонации.
Да, не оставалось никакого сомнения – она образованная женщина. Он постарался представить, как из-за этого его влечение к ней ослабевает. Он сказал себе, что его тянет к ней только потому, что ему пришлось здесь задержаться, а она единственная женщина в пределах видимости. В обычных обстоятельствах он даже не удостоил бы ее взглядом.
Во время обеда они разговаривали без особой неловкости и без напряженных пауз. Пока продолжался обед и потом, когда они вместе мыли и вытирали посуду, Лусиус чувствовал, что на него снизошло какое-то грустное настроение. Это было не то мрачное раздражение, которое преследовало его все рождественские праздники и еще вчера, а некая... тем не менее грусть. Завтра они расстанутся и больше никогда друг друга не увидят. Через неделю она станет простым воспоминанием. Через месяц он вообще забудет о ней.
Господи! Через месяц у него отрастут волосы, он будет носить яркие шейные платки, сочинять сентиментальные стихи и пребывать в унынии.
Он поставил тяжелый чайник, который только что вытер, и кашлянул, но когда Фрэнсис взглянула на него, подняв брови и слегка покраснев, не нашелся что сказать.
Вернувшись в обеденный зал, она села в свое обычное кресло, а он остановился перед камином и, заложив руки за спину, принялся смотреть в огонь. И, не выдержав, все же поддался искушению – правда, нельзя сказать, что он упорно с ним боролся, хотя, возможно, ему это еще предстояло.
А возможно, и нет.
– Значит, – заговорил он, – вам так и не довелось танцевать на Рождество?
– Увы, нет. – Она тихо усмехнулась. – А я приготовилась поразить деревенских жителей своим умением танцевать вальс. Мистер Хакерби, школьный учитель танцев, настоял на том, чтобы учить девочек фигурам вальса. Он говорит, что почти наверняка через несколько лет этот танец станет очень популярен. И для демонстрации шагов он выбрал меня, как будто без этого мои дни были недостаточно заняты. Но я перестала ворчать, когда выучила шаги. Это божественный танец. Однако на Рождество мне так и не удалось никого поразить своим мастерством. Очень жаль!
Она произнесла это с легкой иронией, но все же по ее словам и по тому, что она говорила утром, он почувствовал, что Рождество у нее было тоскливое и не оправдавшее ее надежд – одинокое Рождество в обществе двух пожилых дам.
Но Лусиус уже встал на путь соблазна и теперь не мог отказать себе в удовольствии двинуться дальше.
– Поразите меня. – Он через плечо взглянул на нее.
– Простите? – Она рассеянно посмотрела на него, и ее щеки заметно покраснели.
– Поразите меня, – повторил он. – Потанцуйте вальс со мной. Вам даже не придется добираться по снегу до танцевального зала. Он ожидает вас наверху.
– Что? – рассмеялась она.
– Давайте поднимемся наверх и потанцуем. В нашем распоряжении весь зал.
– Но нет музыки, – возразила она.
– Я думал, вы преподаете музыку.
– Но я не видела там ни фортепьяно, ни клавикордов. И даже если бы здесь и нашелся какой-нибудь инструмент, я же не могу одновременно играть и танцевать, правильно?
– У вас есть голос? Вы умеете петь? Или напевать?
– Что за ерунда! – снова рассмеялась она. – А кроме того, там холодно. Там не растоплен камин.
– Значит, вы замерзли?
Внезапно Лусиус почувствовал себя так, словно огонь в очаге обеденного зала прожигает его насквозь. Поймав ее взгляд, он понял, что она чувствует то же самое.
– Нет. – Слово получилось едва слышным, и Фрэнсис, прочистив горло, повторила: – Нет.
– Ну что ж. – Он повернулся к ней лицом и, галантно раскланявшись, подал ей руку ладонью вверх: – Сударыня, не могли бы вы оказать мне честь и потанцевать со мной этот тур?
– Что за ерунда! – повторила Фрэнсис, но ее щеки еще гуще покраснели, а глаза стали огромными и блестящими, и он понял, что она его.
Она протянула ему руку, и его пальцы сомкнулись вокруг ее ладони.
Да, самое меньшее, они будут просто вальсировать вместе.
Самое меньшее!
И возможно, он будет помнить ее даже через год.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Просто незабываемая - Бэлоу Мэри



Бред, скукотень, еле дочитала, герои идиоты
Просто незабываемая - Бэлоу Мэриокс
1.02.2012, 10.07





Не согласна. Роман интересен.Хорошо показано развитие любви. Советую почитать.
Просто незабываемая - Бэлоу МэриВ.З.64г.
28.06.2012, 16.01





Интересный роман, гг-ю в напористости и наглости не откажешь, а вот гг-ня под конец начала утомлять своим упрямством.
Просто незабываемая - Бэлоу Мэрикуся
12.11.2012, 11.47





Роман хорош и поучителен.Прочтите и научитесь добиваться своей цели.
Просто незабываемая - Бэлоу МэриТатия
23.04.2014, 0.22





Просто бред.Не советую читать.Ни сколько не захватывает.Герои раздражают.
Просто незабываемая - Бэлоу МэриКира
1.05.2014, 18.20





А мне понравился!
Просто незабываемая - Бэлоу МэриНаталья 66
7.05.2014, 13.40





Главная героиня дура ей богу)))бесит((( была бы у меня перед глазами вокзала не пожалев сил))ДУРАААААААА больше не чего сказать))
Просто незабываемая - Бэлоу Мэришушан
6.05.2015, 14.27





Герой, нет слов бесподобен,,а героиня , как писали читали дура...
Просто незабываемая - Бэлоу МэриМилена
10.12.2015, 16.08





Очень понравился роман. Ггерой-молодец! Добился таки своего!
Просто незабываемая - Бэлоу МэриНа-та-лья
12.12.2015, 19.52





Мне роман не понравился 6/10. Проблемы высосаны из пальца - сама придумала, сама обиделась, сама решила, сама передумала. Скучно, затянуто.
Просто незабываемая - Бэлоу МэриНюша
14.12.2015, 22.54





Мне роман не понравился 6/10. Проблемы высосаны из пальца - сама придумала, сама обиделась, сама решила, сама передумала. Скучно, затянуто.
Просто незабываемая - Бэлоу МэриНюша
14.12.2015, 22.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100