Читать онлайн Просто незабываемая, автора - Бэлоу Мэри, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Просто незабываемая - Бэлоу Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.18 (Голосов: 39)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Просто незабываемая - Бэлоу Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Просто незабываемая - Бэлоу Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэлоу Мэри

Просто незабываемая

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Маршалл-Хаус оказался огромным особняком на Кавендиш-сквер, в самом сердце Мейфэра, как обнаружила Фрэнсис за день до того, как должна была обедать там. Конечно, для нее это не должно было явиться неожиданностью, так как это был городской дом графа Эджкома. Но Фрэнсис решила, что она слишком бросается в глаза, и, почувствовав странную тревогу, нагнув голову, быстро прошла мимо Томаса, помогавшего ей выйти из допотопного экипажа.
Фрэнсис полностью осознала, что действительно вернулась в Лондон.
Внутри она не встретила никого, кроме двух слуг и молодой леди, которая ожидала ее в комнате, куда проводили Фрэнсис, и которая представилась как мисс Кэролайн Маршалл. Девушка была высокой, стройной, красивой и мало походила на брата.
Его самого не было видно.
Комната оказалась огромной и роскошно обставленной, с высоким потолком, расписанным сценами из мифологии, и позолоченными фризами, с хрустальными люстрами, зеркальными стенами и блестящим деревянным полом. От ее вида у Фрэнсис захватило дух. Это здесь завтра вечером она будет петь для графа и бабушек?
Совершенно очевидно, что это не семейная гостиная.
Однако мисс Маршалл предложила объяснение, которое частично успокоило Фрэнсис:
– Фортепьяно здесь гораздо лучше, чем в гостиной, а дедушка утверждает, что ничто, кроме самого лучшего, для вас, мисс Аллард, не подходит. Правда, я не понимаю, почему убрали перегородки. Сейчас музыкальный и бальный залы объединены, но, не сомневаюсь, завтра вечером перегородки поставят на место, и вашему голосу не потребуется заполнять такое огромное пространство. Но все равно это нехорошо. Вы должны репетировать в том же помещении, где будете петь.
«Как было бы замечательно, – с тоской подумала Фрэнсис, оглядываясь по сторонам, – если бы этот зал был заполнен слушателями». Когда-то она мечтала выступать именно в таком зале.
Пока она распевалась, исполняя гаммы и упражнения, которые выучила еще в юности, она подстроила голос к размеру комнаты, хотя была совершенно уверена, что завтра вечером ей придется приспосабливаться к меньшему пространству.
– Теперь я понимаю, что имела в виду Эйми, говоря, что никто не станет обращать внимания на мой аккомпанемент, когда вы начнете петь, – сказала мисс Маршалл, аккуратно складывая нотные листы на пюпитр, после того как они закончили. – Мисс Аллард, я никогда не слышала более чудесного голоса.
– О, благодарю вас! – Фрэнсис тепло улыбнулась ей. – Но, знаете, вы отличный пианист, и никогда не нужно бояться слушателей. У вас нет причин волноваться по поводу завтрашнего вечера, когда нас будут слушать только ваша семья и мои бабушки. И уверяю вас, мои бабушки совсем не страшные. – Надев шляпу и завязав под подбородком ленты, Фрэнсис напоследок еще раз окинула взглядом бальный зал, который следующим вечером будет скрыт перегородкой.
– И давно ты стоишь здесь? – спросила мисс Маршалл, явно адресуясь не к Фрэнсис. – Я думала, ты сопровождаешь мисс Хант на прием в саду у Мюриэл Хэммингс. – Конечно же, она обращалась к виконту Синклеру, который стоял на пороге, опираясь на дверной косяк, словно находился там уже довольно давно.
– Из провинции приехали какие-то кузены, и, чтобы их встретить, прием в саду пришлось отменить, – ответил он.
– По крайней мере ты мог бы дать знать о своем присутствии, – недовольно сказала ему сестра. – Ты слушал?
– Слушал, – сознался Лусиус. – Но если ты и взяла хоть одну фальшивую ноту, Кэролайн, я ее не заметил и, уверен, мисс Аллард тоже.
– Ты должен распорядиться, чтобы перегородки поставили на место, – сказала мисс Маршалл. – В таком помещении очень неудобно репетировать, хотя, должна признаться, голос мисс Аллард великолепно подходит для него.
– Да, я тоже так считаю, – подтвердил Лусиус и, оттолкнувшись от косяка, стал прямо.
– Мне пора идти, – сказала Фрэнсис, даже не взглянув на него. – Я и так уже задержалась на десять минут дольше, чем собиралась. Бедный Томас устанет меня ждать.
– К этому времени бедный Томас, наверное, уже попивает эль, разумеется, если его экипаж способен двигаться быстрее, чем сонная черепаха. Я отпустил его, – сообщил виконт Синклер.
– Что вы сделали? – Повернув голову, Фрэнсис возмущенно посмотрела на него. – Теперь мне придется идти домой пешком.
– Это очень долгая дорога, – заметил Синклер. – Особенно в такой теплый, солнечный день, как сегодня.
Он не понимал, что ее могли увидеть, когда она будет идти по улице респектабельного Мейфэра.
– Лус, – строго сказала его сестра, – мисс Аллард не взяла с собой горничную.
– Я провожу ее.
– Мне не нужна горничная, я не девочка, – отозвалась Фрэнсис. – И я не стану затруднять вас, виконт Синклер.
– Для меня это совсем нетрудно, – возразил он, и у него в глазах появился уже знакомый Фрэнсис блеск, – и мне хочется пройтись.
Что еще могла сказать Фрэнсис в присутствии мисс Маршалл? Лусиус прекрасно знал, что она не станет устраивать сцену.
Для того, кому она дважды отказала – она, простая школьная учительница, – виконт был на редкость настойчив, но Фрэнсис давно поняла, что он упрямый, а временами и агрессивный человек, что он импульсивен и безрассуден, что его трудно заставить отказаться от того, что он вбил себе в голову.
По какой причине он решил во что бы то ни стало добиться ее расположения, Фрэнсис не знала, но это и не имело значения. Раз она сказала «нет», то должна и дальше продолжать повторять это.
Она молча спустилась вместе с виконтом Синклером по длинной изогнутой лестнице в просторный холл и вышла через парадную дверь. Ей оставалось только надеяться, что в этот предвечерний час улицы между Кавендиш-сквер и Портмен-стрит будут пустынными.
Хотя Лусиус и обещал отобедать на Беркли-стрит с Балдерстонами, Порцией и кузенами Балдерстонов, он, не терзаясь угрызениями совести, послал вежливое извинение за то, что его планы изменились, и остался дома.
С тех пор как несколько минут назад прибыла Фрэнсис – ее приезд он увидел из окна наверху, – Лусиус расхаживал по холлу перед бальным залом и время от времени останавливался, с трудом веря в то, что слышал. На званом вечере у Рейнолдсов он посчитал ее пение прекрасным, но чего он тогда не понял, так это того, что Фрэнсис приходилось сдерживать свой голос из-за относительно небольшого размера гостиной.
Сегодня днем она дала голосу свободу, хотя все же продолжала контролировать его.
Нет, у Хита волосы не просто станут дыбом, ему повезет, если они вообще не улетят с его головы.
Но Лусиус устроил пешую прогулку на Портмен-стрит е для того, чтобы просто поговорить о пении или поспорить с Фрэнсис. Он, черт побери, был влюблен в женщину и до сих пор почти ничего о ней не знал – правда, прежде ему никогда не казалось важным что-то узнать о женщине, я него женщины всегда оставались странными, своевольными, нелогичными созданиями, и он всегда с удовольствием держался на расстоянии от матери и сестер и никогда даже не пытался узнать или понять женщин, с которыми пал. Лусиусу по-настоящему никогда не приходило в голову, что он не знает и Порцию, хотя был знаком с ней почти всю свою жизнь. В этом никогда не было необходимости – не было ее и сейчас.
Но в отношении Фрэнсис все было важно.
– Это не дорога на Портмен-стрит, – сказала Фрэнсис, когда Лусиус, продев ее руку себе под локоть, свернул с Кавендиш-сквер.
– Есть много способов попасть туда, более быстрых и прямых, чем другие. Фрэнсис, неужели вы настолько обессилели, что можете идти только кратчайшей дорогой?
– Мои силы здесь абсолютно ни при чем. Бабушки ожидают моего возвращения к чаю.
– Нет, не ожидают. Я послал с Томасом записку и сообщил, что поведу вас на прогулку в парк, прежде чем проводить домой. Они обрадуются. Я им нравлюсь.
– Вы – что? – Фрэнсис с негодованием повернулась лицом к нему и вырвала у него свою руку, прежде чем он успел удержать ее. – Лорд Синклер, вы вообще не имели права посылать какие бы то ни было записки. Вы не имели права отсылать мой экипаж. Я не желаю идти в парк. И вы слишком тщеславны, полагая, что нравитесь моим бабушкам.
– Вам очень идет, когда вы сердитесь. Из холодной классической мадонны вы превращаетесь в саму себя – страстную итальянскую красавицу.
– Я англичанка, – отрезала Фрэнсис. – И я не желаю идти в парк.
– Это из-за того, что вас сопровождаю л? Или из-за того, что вы – простите меня – одеты не по последней моде?
– Мода меня не волнует.
– Тогда вы совершенно не похожи ни на одну из других женщин, с которыми я когда-либо был знаком. И между прочим, ни на одного из джентльменов. Мы не будем гулять по тем дорожкам, где в этот час полно модников, Фрэнсис. Я слишком эгоистичен, чтобы делить вас с ними. Мы пойдем по какой-нибудь тенистой тропинке и будем разговаривать. И даже если бы вы были одеты в лохмотья, вы все равно были бы для меня красивее всех женщин на свете.
– Вы насмехаетесь надо мной, лорд Синклер, – сказала Фрэнсис, но все же снова пошла рядом с ним, крепко сжав руки за спиной. – Я не верю, что вы воспринимаете жизнь всерьез.
– Иногда она бывает забавной, но к определенным вещам, Фрэнсис, я отношусь очень серьезно. И в данный момент я серьезен. Я ужасно хочу выяснить, что именно я потерял, когда вы мне отказали.
Лишившись дара речи, Фрэнсис в изумлении посмотрела на него и быстро опустила голову, увидев приближающихся двоих мужчин, которые, пробормотав приветствие, прошли мимо.
– Я кое-что о вас знаю, – продолжал Лусиус. – Я знаю, что ваша мать была итальянкой, а отец французским дворянином. Я знаю, что вы в родстве с бароном Клифтоном.
Я знаю, что вы выросли в Лондоне и оставили его через два года после смерти отца, чтобы преподавать музыку, французский язык и словесность в школе мисс Мартин в Бате. Я знаю, что вы замечательный кулинар. Я знаю, что вы обладаете одним из самых великолепных сопрано нашего времени, – вероятно, самым великолепным. Я знаю и другие черты вашего характера. Я знаю, что долг для вас превыше всего и что вы можете быть упрямой, а иногда просто воинственной, но что вы дружелюбны и ласковы с теми, кого любите. Я знаю, что вы страстная женщина, и знаю это по собственному опыту. И все же на самом деле я вас совсем не знаю, верно?
– Вам это и не нужно, – уверенно ответила Фрэнсис. Достигнув бокового входа в Гайд-парк, они вошли в ворота и свернули на узкую тенистую тропинку, которая шла параллельно улице, но которую скрывали от любопытных глаз густые деревья. – Никто не может быть для другого открытой книгой, даже если между ними существуют близкие отношения.
– А между нами такой близости нет?
– Нет. Совершенно нет.
Лусиус подумал, что выставляет себя полным дураком, и попытался представить, как все было бы, если бы они поменялись ролями. Что, если бы она добивалась его, а он дважды совершенно недвусмысленно сказал бы ей, что она ему не нужна? Что он чувствовал бы, если бы она снова искала с ним встречи, устроила бы все так, чтобы остаться с ним наедине, и заявила бы, что хочет знать, кто он такой?
Картина получилась непривлекательной.
Но что, если его поведение было противоречивым? Что, если в то время, когда его губы произносили «нет», все его существо говорило «да»?
– Расскажите мне о своем детстве, – попросил Лусиус. Боже правый, неужели он окончательно лишился рассудка? Его никогда в жизни не интересовало ничье детство!
Фрэнсис громко вздохнула, и несколько секунд ему казалось, что она так и будет молчать.
– Почему бы и нет? – наконец сказала она, словно обращаясь к самой себе. – Мы выбрали очень длинную дорогу домой, так что можно и поговорить о чем-нибудь.
– Это воодушевляет. – Идя по дорожке, Лусиус посмотрел вниз, на девушку: на ее лице плясали пятна солнца и тени, и в платье из кремового муслина и простой соломенной шляпе она выглядела совершенно немодно, но в то же время очаровательно и изящно.
– Вам пойдет на пользу, если я следующие несколько часов буду без передышки описывать все подробности, которые смогу вспомнить из своего детства. – В первый раз улыбка коснулась ее губ, когда Фрэнсис взглянула на Лусиуса.
– Безусловно, – согласился он. – Но дело в том, Фрэнсис, что мне вряд ли это наскучит.
– Это было счастливое, безоблачное детство, – покачав головой, начала она. – – Я никогда не знала матери, поэтому и не тосковала по ней. Отец был для меня всем, хотя я была окружена няньками, гувернантками и другими слугами. У меня было все, что можно купить за деньги, но в отличие от многих избалованных детей я не была заброшена в духовном плане. Отец каждый день проводил со мной по нескольку часов, читая мне, играя или гуляя со мной. Он приучил меня читать, узнавать новое, заниматься музыкой и добиваться всего, чего я способна добиться. Он научил меня дотягиваться до звезд и не соглашаться на меньшее.
Лусиус мог бы спросить, почему она забыла этот последний урок, но не захотел снова спорить с ней, чтобы она опять не замолчала.
– Вы жили в Лондоне? – спросил он.
– Большую часть времени, – ответила Фрэнсис. – Мне он нравился. Там всегда можно было пойти в какое-нибудь новое место, полюбоваться какой-нибудь новой церковью, побродить по музею или картинной галерее, можно было прикоснуться к истории и увидеть массу людей. И там всегда были магазины, библиотеки и кафе, куда можно было сходить, парки, где можно было погулять, и река, по которой можно было поплавать.
И тем не менее сейчас она избегала Лондона. После Рождества Лусиусу не удалось уговорить ее вернуться сюда, несмотря на то что он предлагал ей беспредельную роскошь взамен той скучной жизни, которую она вела в Бате.
– Но я выезжала и за город. Мои двоюродные бабушки иногда приглашали меня к себе. Когда я приехала в Англию, они хотели, чтобы я жила с ними – к тому времени бабушка Марта уже овдовела. По-моему, они считали, что мужчина не сможет один вырастить и воспитать дочь, особенно в чужой для него стране. Но несмотря на то что искренне люблю их и всегда была благодарна им за заботу, я рада, что отец меня не оставил.
– У него были честолюбивые планы сделать из вас певицу? – задал вопрос Лусиус, снова обратив внимание, как резко Фрэнсис опустила голову, когда мимо них по той же выбранной им уединенной дорожке прошла пожилая пара, с которой он не был знаком.
– Скорее мечты, а не планы. Он не брал учителя пения, пока мне не исполнилось тринадцать лет, и не позволил мне петь ни на каких прослушиваниях или общественных концертах, хотя мой учитель пения говорил, что я уже готова. Отец сказал, что следует подождать, когда мне исполнится восемнадцать и мой голос окончательно сформируется. И даже тогда это могло состояться только в том случае, если бы я сама этого по-настоящему захотела. Он был непоколебим в своем убеждении, что ребенка нельзя эксплуатировать, даже если он талантлив.
– Но разве он не предполагал, что в восемнадцатилетнем возрасте вы можете подумать о замужестве?
– Он признавал это как возможный вариант. И нужно сказать, когда мне исполнилось восемнадцать и леди Лайл согласилась представить меня великосветскому обществу, он настоял, чтобы мы ничего не предпринимали относительно моей музыкальной карьеры, пока не кончится лето. Но потом он внезапно умер от сердечного приступа. Но он мечтал, чтобы я стала певицей, так как знал, что я сама мечтаю об этом. Он не стал бы принуждать меня к чему-либо против моей воли, хотя именно так мой дедушка поступил с моей матерью, когда она была еще совсем юной.
– Ваша мать была певицей? – спросил Лусиус.
– Да. Как говорил отец, она была очень хорошей певицей. В Италии. Там он влюбился и женился на ней.
– И вы позволили своей мечте и своим планам умереть вместе с отцом? Вы не пробовали петь в концертах или найти какого-нибудь спонсора? – Разве ее бабушки не говорили, что у Фрэнсис был спонсор и что она даже пела для публики? – Вы переехали жить к леди Лайл, не так ли? Неужели она не предложила вам свою помощь?
– Предложила. – Голос у Фрэнсис изменился, он стал напряженным и холодным. – И я несколько раз пела для небольшой аудитории. Но мне это не нравилось. Когда я увидела объявление о месте учительницы в школе мисс Мартин в Бате, я отправила письмо и получила это место. И я нисколько не сожалею о принятом тогда решении. Там я счастлива – о, удовлетворена, если хотите. И в удовлетворенности, лорд Синклер, нет ничего плохого.
А-а. На долю секунды Лусиус почувствовал, что вторгся в ее жизнь. Казалось, Фрэнсис с удовольствием рассказывает о себе – ее лицо светилось, глаза радостно блестели, голос был полон воодушевления, но потом она снова замкнулась. Как полагал Лусиус, хорошенькую юную леди, которая вышла в свет под покровительством баронессы, несомненно, ожидало замужество, даже если отец не оставил ей ни гроша. Но даже если в ее жизни не было конкретного жениха, перед ней открывалась блистательная перспектива стать знаменитой певицей. Это была мечта ее отца, она сама мечтала об этом большую часть жизни, и леди Лайл была готова помочь ей.
И все же Фрэнсис отказалась от всего этого, когда ей было двадцать лет.
В ее истории явно чего-то не хватало – чего-то важного, подозревал Лусиус, чего-то, что, по всей вероятности, являлось ключом к загадке, которой была Фрэнсис Аллард. Но она не собиралась ничего рассказывать ему.
И почему она должна это делать? Она отталкивала его на каждом шагу и не была ничем ему обязана.
Но кто-то, в конце концов, должен помочь ей, ведь еще не поздно воплотить ее мечту.
«Он научил меня дотягиваться до звезд и не соглашаться на меньшее».
Завтра вечером она дотянется до звезд и даже схватит их.
Возможно, ему придется снова попрощаться с ней и на этот раз смириться, но сначала, поклялся себе Лусиус, он вернет ей ее мечту.
– Я и не подозревала, что вы можете быть таким внимательным слушателем, лорд Синклер, – сказала Фрэнсис, с полуулыбкой взглянув вверх на него.
– Это потому, Фрэнсис, что вы так же мало знаете меня, как я вас. Во мне есть много такого, о чем вы даже не догадываетесь.
– Не думаю, что рискну попросить вас привести примеры. – Фрэнсис по-настоящему рассмеялась.
– Потому что вы боитесь, как бы я в конце концов не понравился вам?
– Я не говорила, что вы мне не нравитесь, – ответила она, мгновенно став серьезной.
– Вот как? Но вы не выйдете за меня замуж?
– Одно никак не связано с другим. Нельзя выходить замуж за каждого, кто нравится. Если бы мы так поступали, то жили бы в полигамном обществе.
– Но если двое хотя бы немного нравятся друг другу, то брак между ними имеет больше шансов на успех, чем если бы они совсем друг другу не нравились. Вы не согласны?
– Довольно глупый вопрос. Мисс Хант не выйдет за вас замуж? Вы ей не нравитесь?
– Мне следовало бы догадаться, что вы переведете разговор на Порцию. – Взяв Фрэнсис под руку, он вывел ее через калитку в конце тропинки, по которой они шли, на улицу, выбрав самую прямую дорогу на Портмен-стрит. – Я считаю, что вы поступили жестоко, отказав мне, Фрэнсис. Помимо всего прочего, как указала мне сама Порция, в этом году я должен на ком-то жениться. И если вы не согласитесь выйти за меня, тогда я, по-видимому, буду вынужден жениться на ней. И пока вы не успели сделать из меня посмешище и высказать сочувствие в ее адрес, позвольте мне добавить, что она с таким же вздохом сказала мне, что тоже должна за кого-то выйти замуж и что этим человеком, вероятно, буду я. Понимаете, ни с одной стороны не было проявлено никакой сентиментальности, а было высказано лишь некоторое взаимное расположение. Так что не опасайтесь, что разобьете сердце другой женщины, если свяжете со мной свою судьбу. Хотите, устроим проверку?
– Нет, не хочу.
– Тогда не хотите ли объяснить, почему именно «нет»?
Было бестактно задавать такой вопрос, и не имело смысла напрашиваться на резкий ответ, который мог только причинить ему боль. Однако вопрос был задан, и Лусиус ждал ответа – он был коротким:
– Нет, не хочу.
– Но это не потому, что я вам не нравлюсь? – Снова взяв Фрэнсис под руку, он перевел ее через дорогу, а потом бросил монету в протянутую руку регулировщика на перекрестке, который очистил для них переход.
– Я больше не желаю отвечать ни на какие вопросы, – заявила Фрэнсис, но спустя несколько минут заговорила снова: – Лусиус?
– Да? – Вздрогнув, как всегда в те редкие мгновения, когда она называла его по имени, он взглянул на обращенное к нему лицо.
– Завтра вечером я приду на обед в Маршалл-Хаус и потом в музыкальном зале буду петь для вашего дедушки и моих бабушек. И я даже получу от этого удовольствие. Но на этом все должно закончиться. Через два-три дня я вернусь в Бат. Все должно закончиться, Лусиус. Вы можете не верить, что для вас лучше жениться на мисс Хант, но уверяю вас, это правда. Мисс Хант принадлежит вашему миру, и, не сомневаюсь, ее решение одобряет и ее, и ваша семья. Если вы постараетесь, то между вами возникнет привязанность и даже любовь. Поймите, вы должны забыть о своей навязчивой идее. Вот и все. На самом деле вы меня не любите.
Лусиуса охватила неистовая ярость еще до того, как Фрэнсис договорила до конца, и, будь они еще в парке, он бы набросился на нее. Но улица, по которой они шли, хоть и не была забита народом, все же не была совсем пустынной. И кто знает, сколько еще людей скрывалось за окнами домов, выстроившихся вдоль улицы, и могло видеть и слышать их?
– Благодарю вас, – отрывисто сказал он. – Вы очень добры, Фрэнсис, что указали мне, кого я люблю и кого полюблю. Утешительно знать, что мои чувства к вам – это просто навязчивая идея. Зная это, я излечусь в мгновение ока. Ха! Уже свершилось. Там, впереди, дом ваших бабушек, сударыня. С удовольствием проводил вас домой, несмотря на то что дорога, которую мы выбрали, на ваш вкус была слишком извилистой. С нетерпением буду ждать встречи с вами завтра вечером. Всего вам доброго.
– Лусиус... – Фрэнсис смотрела на него с болью в глазах.
– Вообще-то, сударыня, я предпочел бы «лорд Синклер». Все остальное предполагает между нами близкие отношения, которых я больше не ищу.
– О-о! – только и произнесла Фрэнсис. – О-о!
Он постучал для нее дверным молотком и, когда дверь почти тотчас же открылась, отвесил изысканный поклон, а потом, даже не став смотреть, как Фрэнсис входит в дом, повернулся и зашагал, по улице.
Внутри у него все кипело от ярости.
«Вы должны забыть о своей навязчивой идее».
Лусиус стиснул зубы.
«Вот и все. На самом деле вы меня не любите».
Дай Бог, чтобы она была права!
Но Лусиус знал, что иногда любовь и ненависть бывают чрезвычайно похожи.
И сейчас был как раз один из таких случаев.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Просто незабываемая - Бэлоу Мэри



Бред, скукотень, еле дочитала, герои идиоты
Просто незабываемая - Бэлоу Мэриокс
1.02.2012, 10.07





Не согласна. Роман интересен.Хорошо показано развитие любви. Советую почитать.
Просто незабываемая - Бэлоу МэриВ.З.64г.
28.06.2012, 16.01





Интересный роман, гг-ю в напористости и наглости не откажешь, а вот гг-ня под конец начала утомлять своим упрямством.
Просто незабываемая - Бэлоу Мэрикуся
12.11.2012, 11.47





Роман хорош и поучителен.Прочтите и научитесь добиваться своей цели.
Просто незабываемая - Бэлоу МэриТатия
23.04.2014, 0.22





Просто бред.Не советую читать.Ни сколько не захватывает.Герои раздражают.
Просто незабываемая - Бэлоу МэриКира
1.05.2014, 18.20





А мне понравился!
Просто незабываемая - Бэлоу МэриНаталья 66
7.05.2014, 13.40





Главная героиня дура ей богу)))бесит((( была бы у меня перед глазами вокзала не пожалев сил))ДУРАААААААА больше не чего сказать))
Просто незабываемая - Бэлоу Мэришушан
6.05.2015, 14.27





Герой, нет слов бесподобен,,а героиня , как писали читали дура...
Просто незабываемая - Бэлоу МэриМилена
10.12.2015, 16.08





Очень понравился роман. Ггерой-молодец! Добился таки своего!
Просто незабываемая - Бэлоу МэриНа-та-лья
12.12.2015, 19.52





Мне роман не понравился 6/10. Проблемы высосаны из пальца - сама придумала, сама обиделась, сама решила, сама передумала. Скучно, затянуто.
Просто незабываемая - Бэлоу МэриНюша
14.12.2015, 22.54





Мне роман не понравился 6/10. Проблемы высосаны из пальца - сама придумала, сама обиделась, сама решила, сама передумала. Скучно, затянуто.
Просто незабываемая - Бэлоу МэриНюша
14.12.2015, 22.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100