Читать онлайн Просто любовь, автора - Бэлоу Мэри, Раздел - ГЛАВА 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Просто любовь - Бэлоу Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.09 (Голосов: 143)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Просто любовь - Бэлоу Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Просто любовь - Бэлоу Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэлоу Мэри

Просто любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 20

На следующий день было все так же по-осеннему холодно, но Энн чувствовала тепло солнечных лучей. Она подставила им лицо и перестала притворяться, что читает. Она взяла с собой книгу, только чтобы не смущать Дэвида или Сиднема. Но ни один из них не замечал ее присутствия. Энн положила книгу на одеяло, которое расстелила на траве, чтобы не пришлось садиться на мокрую от ночной росы землю, и обхватила колени под теплым плащом.
Дэвид и Сиднем рисовали – вместе.
Рисовать масляными красками на улице – не самое удобное занятие, так как для этого нужно слишком много принадлежностей. Но Дэвиду захотелось выйти на свежий воздух – и Сиднему тоже.
Энн призналась себе, что сначала она уткнулась носом в книгу просто потому, что почти боялась посмотреть на Сиднема. Его мольберт стоял на северном берегу озера, на значительном расстоянии от дома. Энн узнала место, изображенное на одной из старых картин, которые видела вчера. У воды рос камыш. К короткому деревянному причалу была привязана старая лодка. Посреди озера, совсем недалеко, был маленький островок.
Солнце плясало на воде, точно так же, как на той старой картине. Но сегодня дул легкий ветерок, и поверхность озера пошла рябью. На увиденной же картине она была гладкой как зеркало.
Дэвид несколько раз просил у Сиднема помощи, и каждый раз тот отзывался, не жалуясь, что его работе помешали. Но большую часть времени – почти целый час – он трудился у своего собственного мольберта, зажав кисть в левой руке, словно кинжал, и придерживая ее кончик губами, когда рисовал.
Со своего места Энн не могла разглядеть, что у него выходит. Но хотя поначалу она ожидала жестов и восклицаний, выдававших разочарование или даже хуже, теперь она начинала лелеять надежду, что не совершила такой уж ужасной ошибки, уговорив его попытаться заняться тем, что могло оказаться невозможным.
Энн попыталась расслабиться, опасаясь, что напряжение или сомнения, которые она испытывала, могли передаться Сиднему. Хотя она и догадывалась, что он не замечает ее присутствия.
Она задумалась, что происходит сейчас в школе. Настолько ли справляется Лила Уолтон с географией и математикой, чтобы ее повысили до старшего преподавателя? Она была еще так молода! Привыкла ли Агнес Райд к школьной жизни и поняла ли, наконец, что это место – ее дом, и ей не нужно бороться, чтобы ее там приняли? Кто ставит рождественскую пьесу в этом году? Скучает ли по ней Сюзанна? Или Клодия?
Она по ним скучала. На мгновение Энн прижалась лбом к коленям и почувствовала волну тоски по дому, по знакомому окружению и школьным запахам. Неужели все новобрачные, неважно сколь они счастливы, поначалу чувствуют себя такими одинокими оттого, что их вырвали из семьи?
Сюзанна и Клодия были ее семьей.
«И тебе нужно домой, Энн.
В Глостершир».
Сиднем рискнул снова надеяться, снова мечтать. Он рисовал.
Но в их ситуациях не было ничего схожего.
Увидев, как Сид немного неуклюже, но все же решительно одной рукой вытирает кисть, Энн поднялась на ноги и осторожно подошла к нему. Но он заметил ее приближение и молча замер на месте, давая возможность рассмотреть свой холст.
Картина была очень необычной, совсем не похожей на те, что Энн видела раньше, включая и его холсты в доме. Краска была нанесена смелыми мазками. Эта манера казалась несколько грубоватой – каждый мазок был густым и ярко выделялся на фоне остальных. Но Энн не замечала недостатков – если, конечно, они имелись. Она видела лишь озеро, камыши, словно живые от света, энергии и движения, и красивые какой-то свирепой красотой, грозившей затопить, разрушить и лодку, и причал. И все же в них чувствовалось что-то почти возвышенное, что-то, что удерживало их на месте, как будто имело на это право. У людей не было власти над силами природы. Скорее, природа лишь позволяла людям быть частью себя, давая им свою силу и делясь своей энергией.
Просто любовь.
Или, возможно, она видела слишком много в этой неловко переданной сцене. Может, ей просто хотелось найти в ней величие.
Но ведь оно там все-таки было. Даже ее неискушенному глазу это было заметно.
Картину переполняли красота и страсть.
Энн посмотрела на его единственный глаз, хорошо понимая, что значит черная повязка на его отсутствующем правом глазу. Его видение изменилось – как внутренне, так и внешне. И он сам изменился, перестав быть мальчишкой, чьи работы она видела вчера. С тех пор он многое повидал, как красоту, так и уродство, но это не сломило его. И он встретил свое поражение с достоинством, а затем поднялся над ним, превратив его в триумф.
– Сиднем. – Она медленно улыбнулась ему и сморгнула подступившие к глазам слезы.
– Работа довольно-таки никудышная, – сказал он, но глаз его сверкал, а голос оставался сильным. – Все равно, что брести по лесу после того, как много лет ты шагал по проторенной тропинке. Но я проложу новый путь. Следующие холсты будут лучше, а следующие – еще лучше. И снова начнутся нелегкие поиски совершенства.
Это, по крайней мере, она могла понять.
– Каждый учебный год, – сказала она, – я меняла что-нибудь в содержании или методике своей работы, уверенная, что на этот раз год будет удачным.
– Энн, – сказал Сид, и глаз его загорелся ярким светом, когда он нежно и понимающе посмотрел на нее. – Энн, дорогая, ты уже дала мне так много. И все же я лишил тебя всего, что было тебе дорого, кроме твоего сына. Как я могу возместить это?
Но прежде, чем она успела начать с ним спор, их подозвал Дэвид, и они подошли к нему.
– Лодка все равно слишком коричневая, сэр, – сказал он, практически не обращая внимания на Энн, – а вода – слишком синяя. Но мне нравится, что теперь все не такое плоское.
– Хмм, – сказал Сиднем. – Я понимаю, что ты имеешь в виду. Но самое удобное в масляных красках – это то, что ты можешь накладывать их на то, что уже нарисовано. Лодка кажется почти новой, так? Как можно состарить ее до такой степени, чтобы она стала похожа на ту, что ты видишь на озере? И я вижу, что местами дерево начало отслаиваться – ты сумел передать это своими мазками. Молодец.
– Может, мне добавить немного вот этого цвета, сэр?
Пока они разговаривали, Энн вернулась к одеялу и открыла маленькую корзинку для пикников, которую предложила взять с собой ее свекровь. В ней были булочки с сыром и молодая морковь c огорода, по блестящему яблоку на каждого, бутылка с сидром и еще одна – с лимонадом.
Вытерев и сложив художественные принадлежности, и оставив влажные холсты сохнуть на мольбертах, все принялись за еду и питье. День казался Энн волшебным, ее вдруг переполнила надежда, что когда они вернутся в Ти Гвин, то смогут стать настоящей семьей и даже будут счастливы вместе. Она ждала ребенка, ждала с нетерпением. Она так боялась, почти пришла в ужас, узнав о своей беременности, и только сейчас смогла, наконец, радоваться тому, что снова станет матерью. Она надеялась, что на этот раз родится девочка, хотя было бы чудесно получить еще одного мальчика. Ей лишь очень хотелось, чтобы это был живой, здоровый ребенок.
Конечно, существовала еще одна проблема – ее брак грозил оказаться фиктивным…
А потом вдруг, без предупреждения, когда она меньше всего ожидала, и когда все ее защитные барьеры были сняты, поняла, что столкнулась с проблемой, которая, как она давно знала, должна была всплыть однажды, но к которой Энн все равно оказалась не готова. Дэвид стал задавать вопросы.
– Вы – мой отчим, сэр, – сказал он, поставив колено на край одеяла и внимательно посмотрев на Сиднема. – Ведь так?
– Да, – ответил Сиднем и замер, прежде чем еще раз откусить от яблока. – Я женат на твоей маме, а значит, ты – мой пасынок.
– Но вы не мой настоящий отец, – сказал Дэвид. – Он умер. Утонул.
– Да, я не твой настоящий отец, – признал Сиднем.
Дэвид повернулся к Энн.
– Как его звали? – спросил он.
Она медленно вздохнула.
– Альберт Мор, – сказала она, не в силах убедить себя в том, что сын еще слишком молод, чтобы услышать откровенные ответы на свои вопросы.
– Почему же тогда я не Дэвид Мор? – спросил он.
– Я так и не вышла замуж за твоего отца, – объяснила Энн. – Поэтому у тебя моя фамилия.
– Но он бы женился на тебе, если бы не умер. – Дэвид нахмурился.
Она не могла солгать, и все же Дэвид был слишком юн, чтобы услышать правду.
– Но он все же умер, – сказала она. – Мне так жаль, милый.
Хотя, на самом деле, вовсе об этом не жалела.
– Кузена Джошуа зовут Джошуа Мор. Значит, он – мой кузен?
– Он был кузеном Альберта, – пояснила Энн. – Так что в некотором роде он и твой кузен тоже. – Двоюродный дядя, если точнее.
– Дэниел и Эмили – тоже мои родственники.
– Троюродные, да, – согласилась Энн.
– Мама. – Он посмотрел на нее глазами, в которых застыла боль. – А кто еще у меня есть? У мистера Батлера есть дядя Кит и тетя Лорен, и Эндрю, и Софи, и Джеффри, и бабушка с дедушкой, но для меня они – всего лишь дальние родственники, потому что он – мой отчим. А кто еще у меня есть?
Ладонь Сиднема коснулась ее руки на одеяле, и Энн поняла, что это не случайно, хотя прикосновение было и недолгим. Он поднялся на ноги и отошел к берегу озера, хотя все еще оставался там, где мог слышать их разговор.
– Ты знаешь леди Пруденс из Корнуолла, – сказала Энн, притянув Дэвида к себе, чтобы тот сел на одеяло рядом с ней. – Она замужем за Беном Тернером, он рыбак. И леди Констанс, которая вышла за мистера Сондерса, дворецкого в Пэнхэллоу. И, наверное, ты помнишь леди Частити, которая одно время жила в Пэнхэллоу, когда мы оставались в Лидмере, хотя сейчас она – леди Мичем, и живет вместе со своим мужем. Все они были сестрами твоего отца. И они – твои тетки.
Глаза Дэвида расширились, и теперь боль в них хлынула потоком.
– Они никогда об этом не говорили, – ответил он. – И ты не говорила.
– Я так и не вышла замуж за их брата, Дэвид, – пояснила Энн. – И когда ты подрастешь, поймешь, в чем разница. Я никогда не хотела им навязываться. Но Джошуа говорил мне, что все они жаждут с тобой познакомиться и готовы признать тебя своим племянником.
Конечно, дело было вовсе не в том, что она не хотела им навязываться. Она вообще не хотела признавать, что у Дэвида имелся отец, и им был Альберт Мор. Но ей пришлось понять, что то, чего ей хотелось, не всегда было хорошо для Дэвида.
Какой бы неприятной ни была эта мысль, Альберт Мор был его отцом.
– У меня есть кто-нибудь еще? – спросил он.
Она не стала упоминать вдовую маркизу Холлмер, бабушку Дэвида, которая больше не жила в Корнуолле, и которая люто ненавидела Энн, а значит и Дэвида. Она почти неохотно подняла глаза и увидела, что Сиднем внимательно смотрит на нее через плечо.
Энн снова сделала глубокий вдох и медленно выдохнула.
– В Глостершире у тебя есть бабушка и дедушка, – сказала она. – Настоящие – мои мать и отец. И тетя Сара с дядей Мэтью, мои сестра и брат.
Дэвид опять встал на колени, а затем посмотрел на нее огромными как блюдца глазами.
– А кузены? – спросил он.
– Не знаю, Дэвид. Я не виделась с ними и не слышала о них много лет. – Но был, конечно, и еще один дядя. И о нем она знала из писем матери, хотя, присылаемые дважды в год, они всегда были короткими и не касались тем, связанных с семьей.
– Почему? – настаивал он.
– Думаю, – начала она, улыбнувшись, – потому что я была слишком занята. Или они были слишком заняты.
Дэвид продолжал смотреть на нее, и Энн каким-то образом поняла, что он сейчас скажет, прежде чем ее сын открыл рот.
– Но ведь сейчас ты не слишком занята, – сказал он.- Теперь мы можем навестить их, мам. Можем. Отчим отвезет нас. Мы можем поехать. Ведь так?
Энн облизнула пересохшие губы. Она не могла поднять глаз на Сиднема, хотя чувствовала, что он снова отвернулся от озера.
Она должна была солгать.
Но, нет, не на этот раз. Дэвид имеет право знать правду.
– Наверное, мы и впрямь могли бы поехать, – согласилась она.
– Когда?
– Когда всех навестим здесь, пожалуй. Но, может быть…
– Отлично! – воскликнул он, вскакивая на ноги. – Вы слышали, сэр? У меня есть настоящие бабушка и дедушка, и мы поедем их навестить. Надо рассказать об этом дяде Киту и тете Лорен. Пойду расскажу им.
– Не забудь забрать свои кисти и холст, – заметила Энн, и он понесся туда, подхватил все, стараясь не смазать картину, и побежал к дому, не дожидаясь Энн и Сиднема.


Она крепко обхватила колени и опустила голову, чтобы прижаться к ним лбом.
Сид задумался, рассказала бы она Дэвиду о своей семье и согласилась бы поехать к ним, если бы он не сказал то, что сказал, в павильоне у озера два дня назад.
Они отказались от нее. Нет, они простили ее, что было гораздо хуже. И они никогда не интересовались Дэвидом и не выказывали желания его увидеть.
Сид едва мог представить себе, что Энн сейчас чувствует. Но ее решение, он был уверен, бесповоротно. Дэвид так обрадовался будущей поездке.
– Тебе когда-нибудь доводилось грести на лодке? – спросил он.
– Что? – Энн подняла на него пустые, непонимающие глаза.
– Вот мне доводилось, но я уже много лет этим не занимался. Думаю, я мог бы попробовать сейчас, но это занятие будет несколько бесполезным. Почему-то мне кажется, что однорукий гребец будет бесконечно кружить на одном месте и никогда никуда не доплывет. Так и в жизни, по-моему, если смотреть на нее пессимистично.
Сид широко улыбнулся. Ему очень нравилось, что он может смеяться над своими недостатками.
– Да, мне приходилось грести на лодке, – сказала Энн, настороженно поглядев через его плечо на лодку, которую они с Дэвидом только что рисовали. – Я несколько лет жила в Корнуолле прямо у моря. Но мне никогда не доводилось грести долго. И всегда не слишком это удавалось. Я постоянно чересчур глубоко опускала весла и пыталась сдвинуть море под лодкой, а не плыть по нему.
– Наверное, это было нелегко, – заметил Сид.
– И неосуществимо, – согласилась она.
– Я много лет не бывал на этом острове. Не хочешь, сплавать туда сейчас?
– Грести буду я? – Энн заслонила глаза рукой, чтобы прикинуть расстояние. – Ну что же, если у тебя есть лишний час или даже три…
– Я слишком хорошо воспитан, чтобы позволить тебе грести одной, – заметил он. – Я думал, что мы будем делать это вместе – ты – справа, а я слева.
– По-моему, это попахивает катастрофой.
– Ты умеешь плавать?
– Да.
– А я могу удерживать голову над водой. Мы выживем, если перевернемся, но не думаю, что нам это грозит. Конечно, если тебе не хватает смелости…
Энн улыбнулась, потом усмехнулась, и, наконец, громко расхохоталась.
– Ты – сумасшедший.
– Виновен. – Сид ухмыльнулся ей в ответ. – Но вопрос в том – сумасшедшая ли у меня жена?
– Какая здесь глубина? – Она снова заслонила глаза рукой и с сомнением поглядела на остров.
– В самом глубоком месте вода будет доходить тебе до бровей.
– До приподнятых бровей?
– Трусиха, – с укором сказал он. – Тогда пошли обратно в дом.
– Мы ни за что не поместимся оба на одном сидении, – сказала Энн, снова поворачиваясь к лодке.
– Поместимся, если ты не против некоторой интимности. У меня нет правой руки, которая занимала бы место. А ты не слишком крупная – пока.
Их взгляды встретились, и она покраснела.
– Ты на самом деле сошел с ума, – снова повторила Энн. – Давай сделаем это.
Предложение было сумасшедшим – Сид охотно признавал это. Он давным-давно решил для себя, что трудно, но возможно – ездить верхом, например, – а что абсолютно нереально. Гребля подпадала под последнюю категорию. Но и рисование тоже. Даже более того, оно было в самом начале списка. Но этим утром он рисовал. И теперь ему казалось, что он может все. Он чувствовал себя настоящим Гераклом.
Причал был не таким крепким, как ему помнилось. Но он аккуратно прошел по нему и придержал лодку, пока Энн забиралась в нее – очень осторожно, но без его помощи, так как единственной рукой он удерживал лодку на месте. Она повернулась, опустилась на сиденье и, испуганно рассмеявшись, высвободила руки из-под накидки. Сид залез в лодку вслед за ней, и Энн слегка подвинулась, освобождая для него место, отчего лодка опасно накренилась. Энн вскрикнула, и оба расхохотались.
Она оказалась почти права. Вместе они едва уместились на сидении.
– Надеюсь, – заметила она, взяв одно весло и сунув его уключину, – я не забыла вчера прочитать молитвы.
– Я не забыл, если что, – сказал Сид, хватая второе весло.
– Они спасут нас обоих.
Он отвязал швартов и оттолкнул лодку от причала.
Энн снова вскрикнула и рассмеялась.
Им понадобилось не меньше получаса, чтобы добраться до острова. Но, как заявил Сид, когда они, наконец, доплыли до берега и выпрыгнули из лодки, чтобы вытащить ее на сушу, они смогли бы пересечь Английский Канал туда и обратно, если бы первые двадцать минут двигались по прямой, а не кругами, пытаясь вспомнить, как работать веслами, – а более-менее вспомнив, – постарались бы грести более слаженно.
Оба так безудержно хохотали, что Энн долго не могла произнести ни слова.
– Как, во имя всего святого, мы доберемся обра-а-атно? – спросила она.
– Уж точно не пешком, если только ты не хочешь попытаться идти по дну озера, Энн. Но если так, тебе лучше приподнять брови, а то они намокнут. Лично я собираюсь плыть обратно на лодке.
Он взял Энн за руку и, заметив, что ладонь ее покраснела и покрылась отпечатками от весла, поднес ее к губам.
– Если у тебя появятся мозоли, я никогда себе этого не прощу.
– Несколько мозолей – небольшая цена, – ответила она, – за такое веселье. Когда ты последний раз веселился, Сиднем? Занимаясь чем-то столь глупым и столь сумасшедшим?
Он попытался вспомнить и не смог.
– Вечность назад, – ответил он.
– Я тоже примерно столько же.
– Это было весело, – согласился он. – Но, может, нам лучше подождать, пока мы ступим обратно на берег, прежде чем выносить окончательное решение. Пойдем на другую сторону.
Это был крохотный искусственный остров. Но противоположная сторона всегда была излюбленным местом отдыха, так как тут был великолепный пляж, и выходила она не на дом, а значит, оставалась вне переделов видимости. Поросший травой пологий берег плавно спускался к воде и за лето зарос дикими цветами. Даже сейчас наиболее выносливые все еще цвели.
– Здесь так красиво, – сказала Энн, присаживаясь на землю и глядя на воду.
– Нужно было захватить одеяло, – отозвался он.
– Трава сухая. – Она потерла руки. – И здесь нет ветра. Почти тепло.
Он присел рядом с ней и лег на спину, уставившись в небо.
– Сиднем, – несколько минут спустя сказала Энн и склонилась над ним, чтобы заглянуть ему в лицо, – ты ведь отвезешь нас?
– В Глостершир? – спросил он. – Да, конечно. Ты же знаешь, что отвезу.
Она опустила глаза.
– Думаю, – начала она, – мне стоит рассказать тебе о том, что случилось.
– Да, – сказал он, – думаю, стоит.
Он поднял руку и тыльной стороны ладони погладил ее щеку.
– Приляг, – предложил он и вытянул руку на траве, чтобы она могла положить на нее голову. А когда она сделала это, сперва скинув шляпку, обнял ее рукой и притянул ее голову к своему плечу.
– Думаю, тебе стоит все мне рассказать, – повторил он снова.
– Я собиралась замуж за Генри Арнольда, – сказала она. – Но мы оба были молоды – слишком молоды, чтобы пожениться – а у моего отца возникли финансовые трудности, и я сказала, что могла бы на пару лет устроиться гувернанткой. Я поехала в Корнуолл и долгое время думала, что сердце мое будет разбито – я знала Генри всю свою жизнь и скучала по нему больше, чем по семье. Мы не были официально помолвлены, но все знали, что между нами есть взаимопонимание. Все радовались этому – и его семья, и моя.
А он бросил ее. Сиднем ждал самой мучительной части ее истории.
– А потом, – сказала она, – вскоре после того, как я навещала родных, и мы праздновали двадцатый день рождения Генри, мне пришлось написать домой и рассказать… что со мной случилось. Я послала письмо и Генри тоже.
И мерзавец отверг ее.
– Моя мать ответила мне. Она написала, что прощает меня, и что я могу вернуться домой, когда пожелаю – я так поняла, она имела в виду, после рождения ребенка – но, пожалуй, лучше мне пока не возвращаться.
Сиднем закрыл глаза, его рука перебирала ее волосы. Как могла мать не встать на ее сторону в такое трудное время? Как мог отец не броситься на помощь и не уничтожить подонка, который сломал жизнь его дочери?
– Генри не ответил.
Нет, конечно, не ответил.
– А потом, спустя три недели после первого письма, моя мать написала снова и сообщила, что Сара, моя младшая сестра, только что вышла замуж – за Генри Арнольда. Через месяц после того, как пришло мое письмо. Как раз столько времени требовалось на объявление в церкви. Она снова добавила, что, наверное, мне лучше не возвращаться – и мне показалось, что она имела в виду – никогда.
Рука Сиднема застыла в ее волосах.
– Я не знала, сколько еще ударов смогу вынести, – продолжала она напряженным голосом. – Сперва, Альберт. Потом беременность. Затем мое увольнение маркизой Холлмер – матерью Альберта. Потом мои родители от меня отвернулись. И, наконец, предательство. Ты не представляешь, как это было ужасно, Сиднем. Я любила Генри всем сердцем. А Сара была моей любимой сестрой. Мы доверяли друг другу все свои надежды и мечты. Она знала, что я к нему чувствую.
Она прижалась лицом к его плечу. Сид повернулся, поцеловал ее в макушку и понял, что она плачет. Он прижал ее еще крепче, как всего два дня назад Энн обнимала его. Он не пытался заговорить с ней. Что он мог сказать?
Наконец она затихла.
– Тебя не удивляет то, – спросила Энн, – что я так и не вернулась домой?
– Нет.
– Моя мать пишет мне каждое рождество и каждый день рождения. Она никогда не рассказывает ничего важного, и ни разу не упоминала Дэвида, хотя когда я пишу ей, то рассказываю о нем все.
– Но она все-таки пишет, – заметил он.
– Да.
– Я скажу тебе, что бы я сделал, – сказал Сид, снова целуя ее волосы, – если бы Альберт Мор был все еще жив. Я нашел бы его и отрывал бы ему конечность за конечностью, даже, несмотря на то, что у меня всего одна рука.
Она сдавленно хихикнула.
– Вот как? – спросила она. – В самом деле? Мне почти жаль его. Почти.
Несколько секунд они лежали молча.
– О чем я никогда не могу думать спокойно, – призналась Энн, – так это о том, что Дэвид – его сын. Он даже выглядит как он. Я очень стараюсь этого не замечать. Я даже не знала, что готова признать это вслух, пока слова не вырвались сами. Он так похож на него.
– Но Дэвид – не Альберт, – сказал Сиднем. – Я – не мой отец, Энн, а ты – не твоя мать. Мы совсем другие, даже если наследственность порой сказывается на внешности. Дэвид – это Дэвид. Он не похож даже на тебя.
Она вздохнула.
– Как погиб Альберт Мор? Помимо того факта, что он утонул?
– Ох, – он слышал, как Энн прерывисто вздохнула. – Я уже была беременна и жила в деревне. Однажды вечером леди Частити Мор зашла ко мне и сообщила, что Альберт и Джошуа поплыли рыбачить. Джошуа, по всей видимости, поссорился с ним из-за того, что случилось. Но леди Частити, сестра Альберта, собиралась пойти на пристань, чтобы дождаться их возвращения. Она узнала правду – от Пруденс, надо полагать. Она взяла с собой пистолет. А я пошла за ней.
– Его застрелили? – спросил Сиднем.
– Нет, – ответила она. – Когда лодка вернулась, Джошуа сидел на веслах, а Альберт плыл рядом. По всей видимости, он спрыгнул, когда Джошуа пригрозил ему. Джошуа, так и не заметив нас, развернулся и уплыл прочь, убедившись, что Альберт без труда выберется на берег, но леди Частити подняла пистолет и не позволила Альберту выйти на сушу, пока он не пообещает признаться во всем отцу и навсегда уехать. Он посмеялся над ней и уплыл. Ночью была гроза. Он так и не вернулся. Тело его обнаружили позднее.
– Ох, – вздохнул Сиднем.
Иногда казалось, что справедливость все-таки существует.
Какое-то время они лежали в тишине.
– Я разорву Генри Арнольда на части, если хочешь, – сказал он, наконец. – Что скажешь?
– О, нет. – Энн тихо засмеялась и коснулась его лица – изуродованной стороны – ладонью. – Нет, Сиднем. Я давно перестала его ненавидеть.
– И любить тоже перестала? – мягко спросил он.
Она откинула голову и поглядела на него. Щеки ее залились краской, глаза покраснели: она была очаровательна.
– О, да, – сказала она. – Да, перестала. И теперь я рада, что у него не хватило смелости стать на мою сторону. Если бы он сделал это, то не было бы тебя.
– А это было бы так плохо?
– Да. – Она легко пробежалась пальцами по его щеке. – Да, плохо.
И повернулась на бок, чтобы поцеловать его в губы. Сид почувствовал, как его охватывает возбуждение.
– Это трудно понять, – сказала она, – но если бы всего плохого, что случилось с нами в жизни, не произошло, мы бы никогда не встретились. Мы не были бы сейчас здесь. Но ведь это так?
– Так, – отозвался он.
– Значит, оно того стоило? Пройти через все, через что нам довелось пройти, чтобы быть сейчас вместе?
Он не мог представить свою жизнь без Энн.
– Оно того стоило, – ответил он.
– Да, – сказала она, – да.
Она внимательно посмотрела на Сида.
– Займись со мной любовью.
Он ответил на ее взгляд, и Энн облизнула губы.
– Здесь так светло и тепло, – сказала она. – Кажется, что здесь так чисто. Я хочу снова почувствовать себя чистой. Не могу поверить, что не испытывала этого чувства целых десять лет. Как глупо, да? Я чувствую себя такой… запачканной.
– Ш-ш-ш, Энн. – Сид тоже перекатился на бок и прижался к ее губам своими. – Не расстраивайся.
– Займись со мной любовью. Сделай меня снова чистой. Пожалуйста, сделай.
– Энн, – прошептал он. – О, любимая.
– Но, может, ты не хочешь. Я была…
Его поцелуй заставил ее замолчать.
Она даже не подозревала, что чувствовала себя грязной. Обида, отвращение, несправедливость, боль были безжалостно задвинуты в дальний уголок ее души, ввиду необходимости жить дальше, вернуть себе чувство собственного достоинства, зарабатывать на жизнь и растить сына.
Она никогда ни с кем не говорила об этом. Никогда не позволяла себе даже думать об этом. Заставила себя забыть о своих страданиях. До сегодняшнего дня она никогда не плакала.
Но слезы облегчили боль, позволив ей все оставить в прошлом – Альберта Мора, Генри Арнольда, Сару, родителей. Все.
И теперь осталась лишь Энн, которая все это пережила и нашла утешение рядом с другой одинокой душой, с человеком, чья жизнь так же перевернулась с ног на голову, как и ее – из-за независящих от него обстоятельств. Теперь он был рядом с ней – Сиднем Батлер, ее муж, ее возлюбленный.
И они находились в этом прекрасном месте только вдвоем посреди красоты и тишины.
Все было чудесно – кроме ощущения, словно она никак не могла очиститься от грязи.
И все же чистота, покой и счастье наконец-то оказались достижимыми. Все они заключались в силе любви. Энн протянула руку к Сиднему, чувствуя, как ее накрывает любовь, выходящая за пределы просто романтических чувств. Теперь она знала, что ее тоже могут любить, что она, наконец-то, этого достойна.
Даже если он не мог предложить ей той любви, о которой мечтала каждая женщина…
Ей было все равно.
Он был Сиднемом и мог…
– Сделай меня чистой, – выдохнула она в его губы.
Он продолжал лежать на боку, глядя на нее, когда приподнял ее юбки, расстегнул брюки и стал гладить живот и ноги, и внутреннюю сторону бедер этими чудесными, длинными пальцами левой руки. Энн смотрела в его лицо, такое красивое, несмотря на ожоги и шрамы – нет, красивое из-за них, благодаря тому, каким человеком они его сделали. А над ними на чистом голубом небе сияло солнце.
Он коснулся влажного местечка между ее бедер.
– Ты готова, Энн? – спросил он.
– Да.
Сид закинул ее ногу себе на бедро, подвинулся и медленно вошел в нее. Он откинул голову, чтобы все время смотреть ей в глаза.
Это было потрясающе. И это Сиднем был в ней. Энн сжала ноги, удерживая его глубоко внутри себя, и улыбнулась.
– Да, – прошептала она.
Может, думала она в последующие несколько минут, Сид и не выбрал бы ее в спутницы жизни, если бы у него был свободный выбор, но несмотря ни на что он был мужчиной, полным любви, нежности и сострадания. Он любил ее медленно, глубоко, ритмично, очень осторожно, глядя ей в глаза. Она закусила нижнюю губу, когда вихри удовольствия и изумления поднялись из глубины ее существа и наполнили всю ее теплом и светом, пока внутри не осталось ни следа уродства, ненависти или горечи.
Только любовь.
Простолюбовь.
Излившись в нее, Сид поцеловал Энн и почувствовал, как она ответила ему.
Это был, вне всяких сомнений, самый чудесный момент во всей ее жизни. Энн чувствовала запах травы, воды, солнца и секса.
– Энн, – прошептал он. – Ты такая красивая. Такая красивая.
– И чистая, – сонно улыбаясь, сказала она, когда Сид вышел из нее. – Снова чистая. И цельная. Спасибо.
Его теплые губы коснулись ее губ, и Энн погрузилась в сон.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Просто любовь - Бэлоу Мэри



Прекрасная книга! Советую всем читать.
Просто любовь - Бэлоу МэриВиктория
27.12.2011, 1.43





Мне очень понравилась эта книга и на долго запала в душу!
Просто любовь - Бэлоу МэриЕлена
30.03.2012, 2.11





В этом романе Мзри восхитительна.Такая интрига. Как интересны главные герои.rnВот и встретились два одиночества!rnтот роман никогда не забудется.
Просто любовь - Бэлоу МэриВ.З.-64г.
29.06.2012, 14.50





odna iz lyubimix
Просто любовь - Бэлоу МэриMariam
2.07.2012, 15.32





Очень понравилось! СУПЕР!!! Подскажите, что почитать, где много секса и постельных сцен. Очень жду.
Просто любовь - Бэлоу МэриАнжела
21.08.2012, 13.44





Анжела читайте "Первобитyный инстинкт" или "Мужчина и женщина"
Просто любовь - Бэлоу МэриН.
21.08.2012, 14.25





Книга действительно хорошая, прочитала на одном дыхании!Рекомендую!
Просто любовь - Бэлоу МэриЛюбсан
1.10.2012, 21.53





Роман оч. хороший и такой душевный! И все же грустно было читать об искалеченном человеке, который конечно же был награжден любовью за свои страдания, но лично у меня остался какой-то осадок(наверное от того, что в реальной жизни такое практически невозможно).
Просто любовь - Бэлоу Мэрикуся
15.11.2012, 14.21





Отличная книга-всем советую.Очень нестандартный сюжет.
Просто любовь - Бэлоу Мэриольга и.
21.11.2012, 18.12





Очень добрый роман
Просто любовь - Бэлоу Мэриира
26.03.2013, 15.35





Очень добрый роман
Просто любовь - Бэлоу Мэриира
26.03.2013, 15.35





Признаться.не хотела читать очередной роман о подружках -учительницах (потому что первым я прочитала тот,который должен быть заключительным)думала будет сироп-сиропский. очень рада.что ошиблась. романы серии "Прост...") надо читать и перечитывать,они побуждают анализировать свою жизнь,доставать скелеты из своих шкафов без страха и избавляться от них без сожаления. Завидую тем,кто будет читать эти романы впервые.
Просто любовь - Бэлоу Мэриледи
5.04.2013, 20.06





Порекомендуйте сучасну книгу, але нормальну!!!!!
Просто любовь - Бэлоу МэриТаня
5.04.2013, 20.33





Для Анжелы. Много секса во всех романах Сьюзен Джонсон.
Просто любовь - Бэлоу МэриКэт
21.10.2013, 18.49





Прекрасный роман!
Просто любовь - Бэлоу МэриНаталья 66
30.03.2014, 10.54





Потрясающий роман.Не похож на все остальные романы. Необыкновенный сюжет, не избит шаблонами. А какие герои,ммм...Определенно, он займет достойное место на полке в моей библиотеке.
Просто любовь - Бэлоу МэриНаталья
20.08.2014, 23.41





Роман замечательный. Интриги как таковой нет, но роман затрагивает душу, заставляет сопередивать героям.
Просто любовь - Бэлоу МэриФиалка
14.10.2014, 14.58





Великолепный роман!Действительно двое израненные одинокие сердца встретились и полюбили друг друга.Очень хороший сюжет и лучший из этой серии.Читайте.
Просто любовь - Бэлоу МэриАнна.Г
23.11.2014, 16.17





понравился роман читайте 9 балов
Просто любовь - Бэлоу Мэритатьяна
14.04.2015, 16.23





Просто отличный роман! Конечно, есть прямые аналогии с непревзойденной "Джейн Эйр", но здесь свой сюжет. Особенно понятна боль ГГ-ни, на фоне очень непростых физических трудностей ГГ-я. Прелестный мальчик ГГ-ни, хорошо показан внутренний мир ГГ-я в прошлом художника. Есть, конечно, некоторая патовость, но любовные романы и нужны, чтобы идеализировать взаимоотношения между полами. Хорошо показа Англия первой половины 19 века. Читайте!
Просто любовь - Бэлоу МэриКирочка
18.05.2015, 13.44





Читать и размышлять о чувствах, любви и жизни - однозначно.
Просто любовь - Бэлоу МэриЖУРАВЛЕВА, г. Тихорецк
20.05.2015, 14.28





Очень понравилось! После прочтения даже придумывала продолжения о детях героев и т.п. ГГ-ня несгибаемая под мнением окружающих, до беспамятства любящая сына, зачатого от насилия...Но никаких грязных подробностей, вообще предельно тактично. ГГ-й - так вообще выше всяких похвал - идеально справляющийся с тяжелейшими травмами, изменившими его тело, душу. Отлично прописан сюжет про увлечение живописью и рисованием! Конечно, много идеализации. особенно английского общества 2/2 19 века, но без этого сказочный роман и не создать! Читать всем, кто верит в красивое преодоление всех сложностей!
Просто любовь - Бэлоу МэриКирочка
23.05.2015, 18.00





Очень трогательно. Иногда пробивает на слезы, и действительно интересно.
Просто любовь - Бэлоу МэриЛюбовь
20.08.2015, 0.09





Так мило начался роман, но с 16 главы такая околесица, просто жуть! Нравы Англии, на мой взгляд, переданы весьма условно. Проблемы, которые волнуют гг и причины, которые настраивают ее против отношенийи брака весьма странны.
Просто любовь - Бэлоу МэриЛюбовь, декоратор и мама
9.12.2015, 1.24





Интересный роман, жалко героя, пройти через все ,что на него свалилось и не сломаться, достойно уважения))
Просто любовь - Бэлоу МэриМилена
12.12.2015, 10.00





не мое.
Просто любовь - Бэлоу Мэрилёлища
1.04.2016, 22.07





Великолепный роман! Рада за героев - столько испытаний! И с удовольствием встретилась со старыми персонажами, полюбившимися по серии книг о Бедвинах. Всем советую. Бэлоу, как всегда, на высоте.
Просто любовь - Бэлоу МэриСофи-Мари
6.12.2016, 7.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100