Читать онлайн Последний вальс, автора - Бэлоу Мэри, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Последний вальс - Бэлоу Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.9 (Голосов: 61)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Последний вальс - Бэлоу Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Последний вальс - Бэлоу Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэлоу Мэри

Последний вальс

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Кристина ни разу не задумывалась о повторном замужестве. Вдовство подарило ей греховное ощущение свободы и умиротворения. Оно не покидало ее ни в период траура, налагающего на нее строгие ограничения в одежде и образе жизни, ни в последующие за трауром месяцы, ничем не отличающиеся от предыдущих девяти лет брака. Она словно дремала, балансируя на грани сна и пробуждения.
Но она не была свободной. И умиротворения не ощущала. А еще она никогда не чувствовала себя хозяйкой Торнвуда по-настоящему.
«Торнвуд принадлежит мне, Кристина».
Какое удовлетворение сквозило в голосе Джерарда, когда он произносил эти слова. Кристина вновь и вновь прокручивала их в голове, не в силах заснуть.
«Ты можешь оставаться здесь со своими детьми и зависеть от меня до конца жизни… Или же выйти замуж вторично».
Джерард хотел от нее избавиться. Удивило ли это Кристину? Она ведь тоже хотела от него избавиться, и существовал лишь один способ сделать это.
Следующий день выдался таким же ясным и солнечным, как и предыдущий. За завтраком граф Уонстед сообщил присутствующим о том, как ему не терпится выполнить просьбу мисс Лиззи Гейнор и показать ей дом. Только вот гостям вряд ли захочется провести столь чудесный день в помещении, когда главный садовник Торнвуда, являющийся по совместительству еще и предсказателем погоды, пообещал в последующие дни снегопад.
За столом раздались восторженные возгласы. Все согласились, что снег на Рождество — большая редкость. Но еще реже выпадает возможность встретить этот чудесный праздник за городом.
Его сиятельство предложил немного изменить планы и прогуляться по парку, пока его дорожки не обледенели и не представляют собой опасности. А организовать экскурсию по дому можно и позже.
Итак, гости дружно высыпали на широкую лужайку перед домом, любуясь его красотой с разных сторон, а потом двинулись к холму, расположенному к северу от поместья. Граф Уонстед держал под руку мисс Гейнор, которая постаралась ничем не выдать своего разочарования отложенной экскурсией по особняку. Ее лицо, обрамленное отороченным мехом капюшоном плаща, раскраснелось от легкого морозца. Она останавливалась и задерживала остальных гораздо чаще, чем нужно, чтобы в очередной раз восхититься красотой открывающихся ее взору живописных видов.
По мнению Кристины, она вела себя как типичная юная леди, вознамерившаяся обрести титул, состояние и молодого привлекательного мужа. Впрочем, ее и саму обвинили в корысти, когда она согласилась выйти замуж за Гилберта. Интересно, сравнивал ли их теперь Джерард?
Кристина переходила от группы к группе, дабы убедиться, что никто из гостей не устал, не запыхался, не натер ноги. Маргарет шла рука об руку с Уинифред Милчип. Девушек сопровождали Фредерик Кеннадайн и виконт Латрелл. Судя по всему, этим четверым было очень весело. Отстав от них, Кристина обнаружила, что замыкает процессию вместе мистером Джорди Стюартом.
— Поместье поистине великолепно, леди Уонстед, — произнес он, предложив Кристине руку. — Человеку, владеющему им, вряд ли захочется возвращаться в суровые условия Нового Света.
Сегодня ночью в душе Кристины теплилась надежда на то, что с наступлением весны Джерард не забудет о необходимости возвращения в Канаду, а потом и вовсе не захочет думать об Англии.
— Дом вам тоже очень понравится, сэр, — ответила Кристина. — Апартаментами для гостей мы пользуемся редко, но на них стоит посмотреть. Его сиятельство собирается устроить праздничный обед в парадной гостиной и бал в танцевальном зале. Для тех же, кто интересуется семейными портретами и историей рода, у нас есть чудесная картинная галерея.
— Буду с нетерпением ждать экскурсии по дому, — заверил Кристину мистер Стюарт.
Вскоре беседа стала более личной. Мистер Стюарт выразил графине соболезнование в связи с кончиной ее супруга, а та, в свою очередь, расспросила о его покойной жене.
Жена мистера Стюарта была коренной жительницей Канады. Он познакомился с ней во время своего путешествия в глубь страны.
— Подобные отношения отнюдь не предосудительны, мадам, — пояснил мистер Стюарт, — иначе я не стал бы оскорблять ваших ушей упоминанием о них. В тех местах совершенно нет белых женщин, а мужчинам приходится жить там довольно долго. Отношения с аборигенами не так уж редки и устраивают обоих партнеров. Иногда они не заканчиваются с отъездом путешественников. Я, например, забрал свою женщину с собой в Монреаль и заключил с ней брак. Она умерла спустя год после того, как я привез ее в Англию. Как это ни прискорбно, но болезни, к которым привычны мы, европейцы, оказались для нее губительными.
— Мне жаль, — произнесла Кристина.
— Да. — Мистер Стюарт печально улыбнулся. — Я очень любил ее, мадам, да и она была ко мне добра. Мы хотели иметь детей. Я так понимаю, у вас дети есть?
— Две дочери. — Кристина назвала имена и возраст девочек.
— Должно быть, они стали для вас настоящим утешением, когда умер ваш супруг, — произнес мистер Стюарт.
— Да, — согласилась Кристина. — С самого рождения они были для меня источником радости.
— Надеюсь, вы доставите мне удовольствие и позволите познакомиться с ними. Колин — холостяк, а я — бездетный вдовец, но у нашей сестры, что живет в Шотландии, целых десять детей и несколько внуков. Так что у меня есть некоторый опыт общения с малышами.
Мысль о повторном замужестве, изначально вызвавшая у Кристины отвращение, не давала ей покоя все утро. И теперь в поле зрения графини совершенно неожиданно попала кандидатура мистера Стюарта. Зрелый мужчина и добрый — по крайней мере так показалось Кристине, — он обладал достаточным состоянием и мог обеспечить супруге стабильное и надежное существование. И все же Кристина чувствовала себя отвратительно расчетливой. Этот человек всего лишь старался быть вежливым, а она сразу задумалась о замужестве. Прошлой ночью ее уже обвиняли в расчетливости.
Но если Джерард все же решит остаться в Англии, ей, так или иначе, придется подумать о том, как выпутаться из ужасной ситуации, в которой оказалась. У нее есть только один выход.



***



Кристина ожидала, что утром граф постарается избегать ее так же, как и она его. Этот поцелуй! При воспоминании о нем ее охватывало такое смущение, что Кристина старалась поскорее забыть о том, что произошло. Но тщетно. Как унизительно осознавать, что от одного-единственного поцелуя в ее душе вспыхнула всепоглощающая страсть, а лоно запульсировало от желания ощутить нечто большее. Господи, как это унизительно!
Но судя по всему, граф не разделял ее смущения. Как только они вернулись домой и гости отправились в свои комнаты, чтобы снять верхнюю одежду, его сиятельство позвал Кристину в, библиотеку, хотя той ужасно хотелось, чтобы они поговорили в каком-то другом месте. Ее сбивала с толку мысль о том, что она вновь окажется в том же самом помещении, вновь окажется у камина, рядом с креслом, где сидела вчера…
Кристина пересекла библиотеку, подошла к большому дубовому столу и провела ладонями по его гладкой поверхности, словно пыталась смахнуть невидимую пыль.
— Кристина, — начал граф, закрывая за собой дверь. Его голос звучал по-деловому отрывисто. — Вчера вечером я предложил попробовать общаться более цивилизованно. Я все еще надеюсь, что так и будет, но у меня сложилось впечатление, что я должен перед тобой извиниться.
Повернув голову, Кристина посмотрела на графа.
— Однажды ты уже причинила мне боль. — Его голос по-прежнему звучал отчужденно. — Это было давно. Мы были молоды и сильно отличались от тех людей, коими являемся сейчас. Но к собственной досаде я понял, что просто не в силах противостоять подлому желанию ответить оскорблением на оскорбление, С самого своего приезда неделю назад я пытался причинить тебе боль.
Удивлению Кристины не было предела, но она лишь коротко кивнула. Ей показалось, что честность Джерарда поставила ее в невыгодное положение.
— Прости меня за это, — продолжал тем временем граф, и Кристина услышала, как он втянул носом воздух. — И за то, что своим поцелуем выказал тебе неуважение прошлой ночью.
Кристина ощутила, как к ее щекам прилила краска, и ей оставалось лишь надеяться, что граф сочтет, будто виной тому мороз.
— Я совершенно не оскорбилась, — произнесла Кристина, и ее взгляд немного дольше, чем ей того хотелось бы, остановился на лице Джерарда. Потом она опустила глаза. Какая откровенная и глупая ложь в ответ на его откровенность.
— Я богатый человек, — вновь заговорил Джерард. — Когда я женюсь, твоя жизнь будет устроена. Ты выберешь дом по своему вкусу, содержание которого оплачивать буду я. Так что необходимость в повторном замужестве отпадет. Разве что ты сама этого захочешь.
Кристина понимала, что Джерард всего лишь пытается с ней помириться, и все же в ее душе поднялась волна гнева. «Когда я женюсь…»
— Насколько я понимаю, ты считаешь меня обузой, и намерен сделать так, чтобы я постоянно помнила об этом. Что это — приправленная карамелью месть, Джерард?
Граф устремил на Кристину тяжелый взгляд, и на его скулах заиграли желваки.
— Да, пока не забыл… — Джерард подошел к Кристине, и та на мгновение ощутила тот же холодный ужас, что и прошлой ночью. Но граф смотрел не на нее, а на нечто, лежавшее на столе. Кристина поспешно отошла в сторону, и Джерард взял со стола запечатанное письмо и протянул его ей. — Это пришло с утренней почтой. Извини, но мне стоило отдать его тебе до того, как мы отправились на прогулку.
Кристина не часто получала письма и поэтому с любопытством посмотрела на то, что протягивал ей граф. Буквы плясали, словно адрес писал пожилой человек. Кристина не видела этот почерк много лет, но сразу же узнала его, хотя и не сразу поверила собственным глазам. Слова леди Милчип, сказанные прошлым вечером в гостиной, заставили ее вновь вспомнить об отце, а теперь это письмо… Неужели совпадение?
И все же глаза ее не подвели. Письмо действительно было от отца.
— С тобой все в порядке? — ворвался в ее сознание голос, и Кристина безучастно подняла глаза.
— О, — вымолвила она. — Да. Да, благодарю.
Джерард посмотрел на письмо в руке графини, а потом перевел взгляд на нее саму.
— Почему бы тебе не присесть у камина и не прочитать его? — предложил он. — Я могу прийти позже.
Однако Кристина заметила на столе стопку нераспечатанных писем, которые Джерард, очевидно, намеревался прочитать, пока гости переодеваются в своих комнатах.
— Прошу тебя… Ты вовсе не обязан уходить, — произнесла Кристина и, сама того не осознавая, уселась в кресло, в котором сидела прошлым вечером. Мысль о том, что письмо следовало прочитать в тишине собственной спальни, пришла слишком поздно. Кристина сломала печать.
До отца уже дошло известие о том, что граф Уонстед прибыл в Англию, и теперь он интересовался, приехал ли тот в Торнвуд. А еще ему хотелось передать новому графу свои поздравления. Кристина с трудом разбирала слова, так как письмо было написано той же нетвердой рукой, что и адрес. Она быстро пробежала глазами письмо, сгорая от желания узнать последние новости об отце и удостовериться в том, что он по-прежнему беспокоится о ней и своих внучках, которых ни разу не видел. Как она и ожидала, отец был щедр на слова любви. Но очевидно, не привязанность побудила его написать дочери.
Кристина аккуратно сложила письмо и, положив его на колени, посмотрела на огонь.
— Ничего плохого, надеюсь?
— Нет.
Только воспоминания о неуверенности и не слишком счастливом детстве. О матери, которую она любила и презирала. Об отце, которого тоже любила, но научилась ненавидеть. О неуважении и ненависти по отношению к себе. Как могла она презирать мать, постоянно защищающую ее от невзгод? Как могла она любить отца, чья слабость заставляла их постоянно ходить по краю пропасти? Как могла она покрывать их обоих — и мать, и отца? Как могла жить во лжи?
Все считали их счастливой семьей. Но это была всего лишь маска. Все вокруг любили ее общительного красивого отца и восхищались невозмутимой, гордой и преданной матерью. И все вокруг завидовали Кристине как предмету их безграничной любви.
Так она и росла, любя и ненавидя своих родителей, а когда повзрослела, начала мечтать об иной жизни для себя. Она все спланировала наперед, заставив себя подойти к выбору будущего мужа, руководствуясь здравым смыслом и благоразумием.
Внезапно перед лицом Кристины возникла рука с зажатым в ней бокалом, наполненным темной жидкостью.
— Выпей, — произнес граф Уонстед. — Тебе станет лучше.
— Я не пью, — ответила Кристина, отворачиваясь.
— Ну конечно, нет. — Граф поставил бокал на каминную полку. — Это же грешно.
Услышав эти слова, она пожалела, что не взяла бокал и не сделала вид, что пьет. Присев на корточки перед Кристиной, граф взял ее руки в свои. А она даже не осознавала, что ее собственные стали похожи на куски льда.
— Чем я могу тебе помочь? — спросил граф.
Он мог сказать, что стоило быть разумнее. Мог посоветовать перестать любить людей, которые не заслуживали ее любви. Только это не поможет. Ну как ей удавалось до сих пор любить своего отца? Как могла она читать его предсказуемо эгоистичное письмо, которое вполне могла бы написать себе сама и тем самым освободить отца от хлопот и избавить собственное сердце от острой тоски по нему?
— Ничем, — ответила Кристина. — Речь всего лишь о незначительном долге. Впрочем, ты, наверное, все же сможешь мне помочь. Я уже сказала мистеру Монку, что всех устроит, если он начнет выплачивать мне столь любезно предоставленное тобой денежное содержание с первого квартала нового года. Так вот… Могу ли я попросить его, чтобы он выдал мне эти деньги сейчас? Я не попрошу повторной выплаты.
Кристине казалось, что она умрет от унижения. Она не сводила взгляда с пляшущих в камине языков пламени.
— Конечно, — произнес граф, еще крепче сжав ее руки. — Я сам поговорю с ним. Он выплатит причитающуюся тебе сумму сейчас, а потом еще и в январе. Этого хватит, чтобы покрыть твой долг? Скажи, если не хватит. Я не позволю, чтобы ты испытывала неудобство из-за нехватки денег.
Кристина должна была испытывать лишь глубокую благодарность, но доброта графа лишь усилила чувство подавленности и раздражения.
— Этого будет достаточно. — Кристина высвободила руки и посмотрела на графа. — И ты не станешь платить мне снова в январе, Джерард. — Чувство унижения стало еще более острым, когда на глаза навернулись слезы.
Поднявшись, граф молча посмотрел на нее.
— Этот дом становится слишком тесным для нас двоих, не так ли, Кристина? — произнес он. — Я должен вернуться в Монреаль. А если я женюсь и решу остаться в Англии, мне придется поселить тебя как можно дальше от Торнвуда. Или тебе придется выйти замуж. — Джерард провел рукой по волосам.
— Что ж, это вполне в твоем духе, — с горячностью произнесла Кристина, — вновь уехать и заставить меня терзаться чувством вины — ведь это я вынудила покинуть тебя собственный дом.
— В самом деле? — Граф сцепил пальцы за спиной. — Это действительно в моем духе, Кристина? Считаешь, что я предпочту уехать, нежели остаться жить там, где наверняка увижу тебя снова? Неужели тебя действительно будет мучить чувство вины из-за того, что ты вынудила меня уехать? Так ли было десять лет назад?
Кристина не ответила. Но и взгляда не отвела.
— Не стоит взваливать на себя чувство вины, — произнес граф. — Если случится, что причиной моего отъезда в Канаду действительно станешь ты, Кристина, мне останется лишь поблагодарить тебя. Потому что только в этой стране я смог удовлетворить свою жажду приключений. Там я преуспел. Там был счастлив. Если ты считаешь, что все эти годы я страдал от одиночества и сожалел о нашем разрыве и бездарно прожитой жизни, то ты ошибаешься. Сейчас лишь чувство долга заставляет меня задуматься о том, чтобы остаться в Англии. Если же ты сделаешь последующую неделю столь же невыносимой для меня, как и предыдущую, то, возможно, как и десять лет назад, вновь окажешь мне услугу. Я вернусь домой и буду счастлив.
— В таком случае мне остается пожелать, чтобы ты уехал завтра же, — произнесла Кристина. — Нет, сейчас же.
— Ты в самом деле этого хочешь? — Граф улыбнулся. — Что ж, по крайней мере я спас тебя от неминуемого обморока. А теперь прошу меня простить, мне необходимо отыскать Монка. Я полагаю, ты не захочешь присутствовать при разговоре и тем самым почувствовать себя ребенком, которому не предоставили права выбора.
Кристина поспешно поднялась с кресла, сжав в руке письмо. Как же грубо она себя вела. Она была обязана Джерарду. Он проявил участие и щедрость, а она лишь еще больше возненавидела его и нагрубила без всякой видимой причины.
— Спасибо, — сказала Кристина. — Спасибо за то, что удовлетворил мою просьбу.
— Мне тоже очень нелегко осознавать, что ты финансово зависима от меня, Кристина, — произнес граф, распахивая перед графиней дверь. — Возможно, от этого признания тебе станет легче. Мне бы очень хотелось, чтобы ты могла с легкостью послать меня к черту и не испытать при этом чувства вины. Если ты ненавидишь меня, то пусть это чувство будет всепоглощающим. Ты была женой Гилберта. Ты мать его детей. И имеешь такое же право на финансовую поддержку, как и я. Если в будущем тебе что-то понадобится, просто скажи мне. Тебе не нужно просить. И уж тем более тебе не нужно меня благодарить.
— О, — протянула Кристина, остановившись и подняв глаза на графа. — Какое же удовольствие доставляет тебе эта ситуация. И как верно ты сказал. Я действительно имею полное право на финансовую поддержку. Но не от тебя, а от собственного поместья. Жаль, что я не осознавала этого раньше. Но теперь я все поняла и могу ненавидеть тебя всем сердцем.
— Верно, — бросил граф, но Кристина разглядела некоторое подобие улыбки на упрямо поджатых губах.
Одарив графа ослепительной улыбкой, она вышла из библиотеки.
Графу не потребовалось много времени, чтобы проинструктировать Монка относительно безотлагательной выплаты графине Уонстед ежеквартального содержания и обсудить с ним еще кое-какие дела. Почти столько же времени занял просмотр утренней почты. Несколько писем Джерард отложил в сторону, чтобы в свободное время прочитать их еще раз.
А пока ему необходимо было подумать.
Кристина не располагала собственными средствами с самого первого дня семейной жизни. Монк подтвердил слова графини о том, что все ее счета, которых оказалось не так уж много, оплачивал покойный супруг. Граф лично просмотрел бухгалтерскую книгу и нашел совсем немного записей, касающихся покупки одежды, драгоценностей — последние, судя по всему, не покупались вовсе — или иных предметов личного пользования для детей или графини.
После того как умер Гилберт, у Кристины не было денег на карманные расходы. Она передала Монку счета за несколько траурных платьев, но денег никогда не просила. Так что же это за долг, который она не сумела представить как очередной счет за какую-нибудь покупку? Никто не мог назвать Кристину расточительной — скорее наоборот. Ее неожиданная реакция на предложение сыграть в карты свидетельствовала о том, что мысль о ставках и разного рода пари действительно вызывает у нее ужас.
Дело было вовсе не в «пустяковом долге». Кристина едва не лишилась чувств. Она побледнела прежде, чем распечатала письмо. Эта бледность сразу бросилась Джерарду в глаза, так как резко контрастировала с ярким румянцем на щеках Кристины, только что вошедшей в дом с мороза. Она узнала почерк и поняла, о каком именно долге пойдет речь.
Что же это за долг?
Джерард вынужден был напомнить себе, что это не его дело. Он с готовностью оплатил бы долг Кристины, но она не приняла от него помощь. Лишь попросила выплатить причитающееся ей ежеквартальное денежное содержание.
Адрес на письме выглядел так, словно его писал старый или больной человек.
Размышления Джерарда были прерваны тихим стуком, вслед за которым в дверном проеме показалась голова.
— О, — подавленно произнесла Дженнет Кэмпбелл. — Я думала, здесь никого нет. Прости, что потревожила тебя, Джерард. Мне сказали, что я могу взять здесь нужную мне книгу, но я могу прийти позже.
— Входи. — Джерард с улыбкой направился навстречу подруге. — Я очень рад, что меня потревожила именно ты. Здесь огромное количество книг, и некоторые из них, наверное, даже интересны. Но может быть, ты повременишь с выбором книги, Дженнет? Надень вместо этого плащ и шляпку и прогуляйся со мной.
Дженнет с удивлением посмотрела на Джерарда, но тот знал, что она разделяет его любовь к прогулкам. Они давно уже пришли к общему мнению, что думать и расслабляться лучше всего на улице.
— Конечно, — ответила девушка. — Дай мне пару минут.
Выйдя из дома, друзья направились к озеру. Они не разговаривали. Эта черта Дженнет очень импонировала Джерарду. Его подруга не испытывала необходимости в том, чтобы говорить без умолку, и не нуждалась в том, чтобы ее развлекали беседой. Они с Джерардом прекрасно чувствовали себя в тишине.
— А вот и озеро, — нарушил молчание Джерард, когда они миновали густые заросли деревьев. — Оно довольно большое, хотя из дома его не видно.
— А… — Дженнет посмотрела на расстилающееся перед ней озеро, полностью покрытое льдом. Оно было окружено деревьями, окончательно сбросившими листву. — Знаешь, мне ужасно захотелось домой. Это озеро кажется таким большим и суровым — нетипичная для Англии картина. Оно чудесно.
— Да.
Друзья некоторое время стояли в полном молчании, а потом Дженнет посмотрела на графа.
— Хочешь поговорить о нем? — спросила она.
Джерард тихо засмеялся. И это ему тоже нравилось в Дженнет. Иногда они без слов улавливали настроение друг друга.
— Не совсем, — ответил он. — Честно говоря, я вообще не уверен, как построить разговор. Ты когда-нибудь ненавидела, Дженнет?
Она задумалась.
— Ты ведь говоришь не о мимолетной вспышке гнева или неприязни по отношению к некоторым людям, верно? — спросила она. — Ты имеешь в виду гораздо более глубокое и долговечное чувство, пожирающее тебя изнутри.
— Да. — В самую точку.
— Нет, — произнесла Дженнет. — Я никогда не испытывала ничего подобного. Это чувство возникло недавно, Джерард? Может быть, оно пройдет, и ты забудешь о нем. Оно очень мучительно?
— Я думал, что забыл, — ответил Джерард. — Но возможно, я просто запрятал эту ненависть подальше, позволив ей превратиться в незаживающую язву.
— А возвращение домой вновь разбередило ее, — произнесла Дженнет, а потом тихо добавила: — Вернее, твой приезд сюда. Твое детство здесь было не слишком счастливым, верно? Я помню рассказы о переменчивом настроении твоего дяди, о том, как он ценил тебя больше собственных детей, чем породил в их душах ненависть к тебе. Но все они теперь мертвы, и твоя ненависть связана вовсе не с поместьем, верно? А с каким-то человеком. Прости. Я не хочу…
— Она приняла предложение Уонстеда, хотя они были знакомы всего три недели, — произнес Джерард. — Потому что он был графом, имел собственность и огромное состояние.
— Джерард, — тихо сказала Дженнет, коснувшись его руки, — большинство женщин выходит замуж именно по этой причине. Быть женщиной непросто. Перспектива остаться без поддержки пугает нас гораздо больше, нежели мужчин. А способов обеспечить себя не так уж много.
Но Джерарду не хотелось, чтобы подруга искала оправдание поступку Кристины.
— Возможно, — продолжала она, — он ей понравился. Ты не можешь знать этого наверняка. Ты был далеко. У нее две замечательные дочки — я видела их сегодня утром.
Джерард улыбнулся.
— С тобой так легко, Дженнет, — сказал он. — Я не хотел нагружать тебя своими проблемами. Как думаешь, тебе здесь понравится?
— Конечно, — ответила девушка. — Мы с Эндрю думали, что встретим Рождество в одиночестве в Лондоне, и уже начали жалеть себя, оказавшихся так далеко от дома и друзей. И тут ты пригласил нас к себе. Так мило с твоей стороны. Да, нам обоим ужасно здесь нравится. Чудесное поместье, милые доброжелательные люди вокруг.
— Я полагаю, ты поняла, ради чего все это затевалось? Помимо празднования Рождества. — Джерард задал этот вопрос лишь потому, что у них с Дженнет никогда не было друг от друга секретов.
Дженнет лишь на мгновение отвела взгляд.
— Эндрю высказал предположение, — ответила она, — а вчера я поняла, что он, пожалуй, прав.
— Ну и что ты скажешь на это, моя дорогая подруга?
Склонив голову набок, Дженнет внимательно посмотрела на Джерарда:
— Ты обладаешь неистощимой энергией, Джерард, и это не дает тебе покоя. Ты все время искал что-то и никак не мог найти. Не пытайся остановиться на чем-то, если до сих пор не уверен в том, что именно тебе нужно. Не заставляй себя уверовать в то, что мисс Гейнор именно та, кто тебе нужен, до тех пор, пока не будешь знать это наверняка. Иначе тебя ждет безрадостная жизнь.
— А что, если о тебе я думаю больше, чем о Лиззи Гейнор?
Дженнет покачала головой.
— Мы знакомы много лет, Джерард, — сказала она. — С тех самых пор, как я еще училась в школе. И поверь, если бы твоей избранницей была я, ты уже знал бы это наверняка.
— И все же, — возразил Джерард, — более близкого друга, чем ты, у меня еще никогда не было.
— Тебе нужно нечто большее, нежели дружба. Я чувствую в тебе потаенную страсть, хотя и ни разу не видела, чтобы она вырвалась на свободу. Я тоже способна на страсть, хотя многие люди даже не подозревают об этом. Когда-нибудь я разделю с мужчиной такую любовь, о которой поэты слагают стихи. — Дженнет шаловливо улыбнулась.
— Я ему завидую, — произнес Джерард.
— Нет. Не завидуешь, — возразила Дженнет. — Тебе нужна лишь моя дружба, Джерард, а мне — твоя. Знаешь, говорят, что ненависть сродни любви.
— Нет, слишком много неприязни. Слишком много раздражения и горечи и слишком мало доверия. Слишком много…
— Страсти? — подсказала Дженнет. — У меня замерзли ноги. Так ты поведешь меня на прогулку, или я буду стоять здесь до тех пор, пока мои ступни не превратятся в куски льда?
Джерард подал подруге руку:
— Идем?






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Последний вальс - Бэлоу Мэри



Неплохо,8/10.
Последний вальс - Бэлоу МэриВика
30.10.2012, 14.24





пожалуй даже 9/10. очень чувствительно,до слез. Красиво. читайте!!
Последний вальс - Бэлоу Мэрианна
23.06.2013, 14.15





Интересный роман, но грустный.
Последний вальс - Бэлоу МэриКэт
4.01.2014, 10.01





неплохо 8 балов
Последний вальс - Бэлоу Мэритатьяна
6.04.2015, 13.45





хороший раман! читайте!
Последний вальс - Бэлоу Мэриэля
3.04.2016, 23.41





грустный роман. и когда дочитывала, меня не оставляла мысли, что он закончится на предыдущей главе и герои не поженятся. и я как-то даже ждала этого.
Последний вальс - Бэлоу Мэрилёлища
29.05.2016, 18.08





Хороший роман, да совершили много ошибок в юности, и настоло время их исправлять, Рождество всегдаа исполняет желание..
Последний вальс - Бэлоу МэриМилена
15.06.2016, 13.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100