Читать онлайн Последний вальс, автора - Бэлоу Мэри, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Последний вальс - Бэлоу Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.9 (Голосов: 61)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Последний вальс - Бэлоу Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Последний вальс - Бэлоу Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэлоу Мэри

Последний вальс

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Расположение гостей за столом должно было меняться каждый вечер. Это было решено и спланировано на одной из встреч с графом в библиотеке. Только место Кристины оставалось неизменным — во главе стола. Но сегодня вечером справа от нее сидел сэр Майкл Милчип, а слева — мистер Джорди Стюарт. Стол получился слишком длинным, а гостей было слишком много, чтобы все они поддерживали разговор на одну тему. Кристина принимала участие в беседе, возникшей на ее конце стола.
Мистер Стюарт оказался весьма интересным джентльменом. Они с братом долгое время жили в Монреале, прежде чем отошли от дел. Мистер Стюарт овдовел вскоре после возвращения из Канады. Этот джентльмен обладал довольно приятной внешностью, хотя его волосы цвета песка начали понемногу редеть на лбу, образуя широкие залысины. Он развлекал Кристину и еще нескольких гостей рассказами о Канаде и о трудном путешествии в глубь континента длиною в год. Ожидалось, что каждый из членов торговой компании совершит подобное путешествие хотя бы один раз.
— Хотя Перси… то есть граф Уонстед ездил в глубь страны трижды. Впрочем, он всегда был человеком, исполняющим свой долг дважды. А уж в третий раз он поехал просто, чтобы поймать удачу.
В самом деле? Был ли Джерард таким всегда? Кристина уже привыкла думать о нем совсем иначе. Ей необходимо было думать о нем иначе. Неужели все эти годы она ошибалась? Кристина взглянула на графа, сидящего на противоположном конце стола. Он вежливо беседовал со своими соседями.
Когда ужин закончился, Кристина поднялась со своего места, давая дамам понять, что пора удалиться в гостиную и оставить джентльменов наедине с их портвейном.
Когда спустя час джентльмены вновь присоединились к своим спутницам, Кристина поняла, что вечер прошел, как и было запланировано. Поначалу ей была ненавистна сама идея шумного празднества в ее доме. Она совершенно не умела организовывать подобные мероприятия и ужасно боялась, что гости графа окажутся такими же дикими и беспутными людьми, как и он сам. Кристине потребовалось не много времени понять, что граф вовсе не дикарь и не распутник. Он изменился. Возмужал. И преуспел. Все эти открытия отдавали горечью.
Кристина даже начала думать, что, возможно, он никогда не был безответственным и необузданным. Возможно, ей просто нужно было так думать о нем. Возможно, таким образом она просто пыталась дать разумное объяснение собственному решению. Ей даже было немного стыдно за себя. Всего неделю назад, ожидая приезда новоиспеченного графа, она всем сердцем желала получить подтверждение правильности решения, принятого ею много лет назад.
Теперь Кристина убедилась, что гости графа очень приятные люди. Молодежь же стремилась к развлечениям. Маргарет, по совету Кристины взявшая под свое крыло робкую мисс Милчип, переворачивала страницы нот, а ее новая подруга играла на фортепьяно. Вскоре к ним присоединились мисс Гейнор и мисс Редуэй. Леди Гейнор и леди Милчип расположились у камина вместе с тетей Ханной.
— Давайте расставим карточные столы, — предложил граф, когда все собрались в гостиной.
— Прекрасная идея, дорогой! — воскликнула тетя Ханна.
— Отлично. — Мистер Ланган потер руки и добродушно улыбнулся хозяину дома. — Пару недель назад вы выиграли у меня целое состояние, Уонстед. Клянусь, сегодня вечером я с лихвой отыграю у вас свои деньги.
— Нет! — резко возразила Кристина. — Никаких карт в Торнвуде. Я не позволю в своем доме азартных игр. — Кристина ошеломленно прислушалась к отзвуку собственных слов и повисшей в гостиной тишине, но изменить что-либо уже не могла. Взгляды присутствующих устремились на нее, включая ледяной взгляд голубых глаз графа. Кристина улыбнулась, чтобы хоть как-то сгладить неловкость.
— Не сегодня, милорд, прошу вас. Присутствующие леди с нетерпением ждали джентльменов в надежде устроить танцы. Давайте скатаем ковер? Тетя Ханна, как вы смотрите на то, чтобы подыграть нам?
К счастью, Кристина придумала очень удачный способ исправить собственную оплошность. Послышались одобрительные возгласы, мисс Гейнор захлопала в ладоши.
— О да, прошу вас, милорд, — обратилась она к графу. — Ну скажите, что мы можем потанцевать. Ведь здесь достаточно джентльменов, готовых составить нам компанию.
— Я приглашаю леди Маргарет, — объявил мистер Фредерик Кеннадайн, — поскольку первым танцем будет контрданс — его шаги не слишком сложны.
Раздался дружный смех, и Маргарет покраснела от удовольствия.
Граф кивнул в знак согласия.
— Да будут танцы, — произнес он. — А в карты поиграем потом. Вы окажете мне честь, мисс Гейнор?
Ковер оказался скатанным в мгновение ока. Леди Ханна заняла место за фортепьяно, и джентльмены пригласили дам на танец. Стулья были расставлены так, чтобы те, кто остался без пары, могли видеть танцующих.
— О, благодарю вас, нет, — произнесла Кристина, когда виконт Латрелл подошел пригласить ее на танец. — Я не танцую, сэр.
Виконт поднес к глазу монокль.
— Прошу прощения, мадам, — произнес он, пристально рассматривая графиню сквозь линзу монокля. — Теперь, когда я разглядел вас лучше, причина вашего отказа стала мне очевидна. С годами ваши суставы утратили подвижность, не так ли? Скажите, что я прав. Мне было бы ужасно неприятно осознать, что причина вашего отказа заключена во мне.
Кристина засмеялась.
— Какой вы забавный, милорд, — произнесла она. — Я уверена, что любая из присутствующих здесь юных леди почла бы за честь танцевать с вами. А я, как вы сказали, женщина в годах.
— О Господи, — произнес виконт и еще раз оглядел Кристину с головы до ног, прежде чем опустить монокль. — Если бы это не было настолько безнравственно, я вынужден был бы сказать, что вы лжете, мадам. Ну, если не хотите танцевать, то хотя бы посидите со мной.
Кристина опустилась на стул рядом с виконтом, а пары закружились в контрдансе. Болтая о разных пустяках, виконт откровенно флиртовал, а графиня добродушно подшучивала над ним.
Ухаживания такого отъявленного повесы должны были ее раздражать, но Кристина ощущала лишь безудержное веселье и даже удовольствие. Дни ее юности остались далеко в прошлом, и она действительно чувствовала себя престарелой матроной рядом с танцующими в центре гостиной девушками. Десять, нет, теперь уже почти одиннадцать лет прошло с момента ее дебюта. Кристина до сих пор помнила, какое удовольствие испытала тогда. Как это чудесно и волнительно — ощущать себя молодой и привлекательной, кружась в водовороте развлечений, ловя на себе взгляды, полные восхищения и… любви.
Взгляд Кристины остановился на графе, державшем за руку Лиззи Гейнор. Из их рук получилось некое подобие арки, сквозь которую проходили теперь остальные танцующие.
Он любил Кристину так же, как она любила его. Глупое юношеское чувство — такое же призрачное и мимолетное, как сон. Оно причинило Кристине боль, которая и теперь время от времени терзала ее душу. Джерард. Разве могла она представить в те золотые дни своей юности, что они будут находиться в одном помещении и при этом чувствовать себя так, словно их разделяют тысячи миль?
— Нет, наверное, мне и впрямь стоит попытаться стереть с вашего лица это выражение острой тоски и заменить его на… что-то другое, — раздался голос виконта Латрелла.
Кристина порывисто повернулась к нему. Легкий флирт грозил перерасти в нечто сбивающее с толку. Но прежде чем Кристина успела придумать ответ, который поставил бы виконта на место, тот заговорил снова.
— Хотя, конечно, кое-кто из моих друзей может сказать, что я слишком ленив, чтобы принять брошенный мне вызов. — Подернутые поволокой глаза виконта смеялись.
Кристине оставалось лишь посочувствовать той неопытной девушке, на которой виконт Латрелл решит испытать свои чары. У бедняжки не останется ни единого шанса на спасение от опытного обольстителя. Правда, потом чутье подсказало графине, что виконт не стал бы вести себя подобным образом с неискушенной девушкой. Кристину же он считал равной себе по опыту и искусству флирта. Ведь ей, вдове, прожившей в браке девять лет, как-никак исполнилось двадцать восемь. Впрочем, виконт не мог знать, что все эти девять лет она жила в плотном коконе, от которого только теперь робко пыталась освободиться.
Но с ней виконту не справиться. Легкий флирт? Пожалуйста. Что-то более серьезное? Кристина сомневалась, что виконт действительно рассчитывал на что-то большее.
— В таком случае, милорд, — произнесла графиня, — мне, наверное, стоит поблагодарить небеса за вашу лень.
Виконт одобрительно рассмеялся.
— И все же я должен собраться с силами и станцевать хотя бы один танец, — произнес он, когда музыка стихла, сменившись громкими аплодисментами зрителей и танцующих. — Надеюсь, ваша юная золовка не откажет мне, сославшись на ломоту в суставах.
Маргарет явно не собиралась отказывать виконту. Раскрасневшаяся, с очаровательной улыбкой на устах она просияла, когда виконт Латрелл отвесил перед ней изысканный поклон. Кристина не узнавала собственную до боли знакомую гостиную. Она всегда считала ее слишком мрачной и слишком большой для семейных посиделок. И все же обитатели Торнвуда каждый вечер неизменно собирались именно здесь, вместо того чтобы остаться в гораздо более уютной соседней комнате. Теперь же гостиная была наполнена светом и весельем и казалась тесной для импровизированного бала, устроенного гостями. Вскоре слуги принесли подносы с чаем, что вызвало бурный протест со стороны молодежи. Они заявили, что не намерены отправляться в постель в столь ранний час. Граф позволил им танцевать хоть всю ночь, если только им удастся уговорить леди Ханну играть так долго. Однако леди Гейнор напомнила дочерям, что впереди у них еще целых три дня, не считая Рождества, и предположила, что они вряд ли захотят растратить всю свою энергию в первый же день.
— О да, — крайне неохотно согласилась Сюзан Гейнор. — Я всегда выгляжу разбитой, если не высплюсь как следует.
— Просто не верится, что вы можете выглядеть разбитой, — галантно заметил ее партнер по танцам мистер Редуэй. — Даже если вам придется танцевать без перерыва вплоть до Судного дня, мисс Сюзан.
Однако леди Ханна уже поднялась из-за фортепьяно, чтобы выпить чаю, и все дружно согласились с тем, что день оказался слишком долгим и насыщенным событиями и теперь пора отправляться по своим комнатам.
— Возможно, завтра вечером мы сможем потанцевать снова, — произнесла Кристина после того, как пожелала всем спокойной ночи.
Но для нее день еще не закончился. Она поняла это, когда уже собиралась покинуть гостиную, но была остановлена графом. Он подошел к ней и положил ладонь на ее руку.
— Я хотел бы поговорить с вами в библиотеке, прежде чем вы отправитесь спать, миледи, — тихо сказал он ей на ухо. — Я уже распорядился растопить там камин и зажечь свечи. Подождите меня, пожалуйста. Я долго не задержусь.
Ничто в его голосе не указывало на предмет предстоящего разговора. Возможно, он хотел еще раз обсудить планы на завтра. И все же у Кристины перехватило дыхание, а желудок болезненно сжался. Внезапно ее охватил беспричинный страх. Граф не просил ее. Он отдал приказ.
— Хорошо, милорд, — холодно ответила Кристина.
Кое-кто из джентльменов решил остаться в гостиной и пропустить перед сном по стаканчику. Прошло целых пятнадцать минут, прежде чем Джерард смог их покинуть и отправиться в библиотеку. Он ожидал, что Кристина уже ушла. Но она все еще ждала его. Графиня стояла возле камина и смотрела на дверь. Когда граф вошел в библиотеку, она сделала несколько шагов ему навстречу.
Она казалась ошеломляюще красивой в своем переливающемся изумрудно-зеленом платье. Если бы обстоятельства сложились иначе, он, возможно, направлялся бы сейчас в ее будуар, оставив за плечами десять лет брака. Это стройное изящное тело наверняка показалось бы ему таким же знакомым, как и его собственное. Прогнав прочь непрошеные мысли, Джерард пересек библиотеку и остановился перед графиней на расстоянии вытянутой руки.
— Никаких карт в Торнвуде, — тихо процитировал он ее собственные слова. — Я не позволю в своем доме азартных игр.
Джерард поднял правую руку, намереваясь указать графине на стул, но в тот же самый момент она взмахнула руками и выставила их ладонями вперед, словно хотела защитить лицо. Джерард замер. Спустя мгновение графиня медленно опустила руки и с опаской посмотрела на стоящего перед ней мужчину.
— Прошу прощения, милорд, — произнесла она.
Джерард еще с минуту смотрел на графиню.
— Господи, Кристина, — произнес наконец он. — Неужели ты думала, что я ударю тебя?
Не сводя взгляда с графа, Кристина еле заметно покачала головой.
Гнев клокотал в душе Джерарда на протяжении всего вечера. Он злился на Кристину за ее слова, за то, что она не танцует, хотя он сам не приглашал ее на танец. Злился потому, что ее переливающееся атласное платье, под которым скрывалась восхитительная фигура, не давало ему возможности сосредоточить внимание на ком-то еще. Джерарда злило то, что Кристина беседовала с пожилыми гостями, словно была уравновешенной вдовой в летах, а вовсе не молодой привлекательной женщиной, и то, что она отказалась танцевать с Латреллом, а потом сидела рядом с ним, выслушивая его льстивые замечания и не уступая ему в искусстве флирта. С ее губ не сходила улыбка, а сама она казалась молодой и беззаботной. Кристина никогда не была такой рядом с ним, за исключением тех нескольких минут, когда кружилась в вальсе. Джерард пришел в библиотеку с намерением обрушить на нее свой гнев, но язвительные замечания словно вылетели у него из головы. Неужели Кристина считала его настолько испорченным, что всерьез испугалась, будто он ее ударит? Да как она смеет!
— Сядь, — бросил он. — Не хочешь выпить чаю?
— Нет, — ответила графиня, опустившись на стул с привычно выпрямленной спиной. — Благодарю вас, милорд.
Джерард сел напротив, хотя сначала хотел остаться стоять, угрожающе нависнув над Кристиной.
— Гилберт не позволил бы играть в карты? — спросил он.
— В азартные игры, — поправила его графиня. — Он не позволил бы играть в азартные игры. Равно как и я. — Кристина еле заметно вздернула подбородок.
— Как не позволил бы он танцевать, — тихо продолжал Джерард, — или общаться. Ведь общение представляет для гостей опасность. А еще он был чрезвычайно скуп. Какой, должно быть, невыносимо скучной была жизнь в этом доме.
— Все было вовсе не так, как может показаться на первый взгляд, — возразила Кристина, сурово глядя на графа. Очевидно, этот взгляд она приберегла специально для него.
— Ты в самом деле так считаешь? — Джерард нахмурился. — И тебя устраивала такая жизнь? Неужели ты так сильно изменилась, Кристина? Куда девалась девушка, пьющая жизнь огромными глоткам?
— Нет, милорд, — ответила Кристина. — Я не изменилась. Разве что стала старше, мудрее, опытнее. Я по-прежнему ценю то, что ценила всегда, — безопасность, стабильность, уверенность в завтрашнем дне.
Джерард смотрел на графиню, не в силах узнать любимую некогда девушку в этой красивой холодной женщине.
— А разве я был не способен дать тебе все это? Потому что все это было пропитано духом приключений? Господь свидетель, я не был богат, но обеспечить тебя я мог.
— Мне казалось, что мы уже решили, что счастливо избежали нежелательной судьбы, когда я вышла замуж за Гилберта.
— Да, конечно. — Как унизительна эта очередная попытка объяснить то, что произошло в тот злополучный день десять лет назад.
Тогда они оба приехали на званый вечер в Воксхолл-Гарденз. К тому времени они были знакомы уже несколько месяцев. Несмотря на то что Кристина никогда не появлялась на публике без сопровождения, молодым людям все же удавалось встречаться и общаться наедине, в результате чего их отношения переросли в нечто большее, чем просто крепкая дружба. Они полюбили друг друга. В ту волшебную, исполненную романтики ночь в Воксхолл-Гарденз их чувства достигли своего расцвета.
Джерард и Кристина танцевали, гуляли, смотрели на вспыхивающие в небе разноцветные фейерверки. Им даже удалось ненадолго спрятаться от посторонних глаз на уединенной аллее и слиться в уже не первом, но самом страстном поцелуе. Тогда они едва не зашли слишком далеко. Но это уже не имело никакого значения. Они шептали на ухо друг другу слова любви, а потом мечтали о том, что будут делать, куда поедут, когда поженятся. Кристина так и лучилась счастьем, любовью и надеждой. В ту же самую ночь Джерард начал готовить речь, которую скажет перед ее отцом.
— Я не изменилась, — говорила нынешняя Кристина. — Я никогда не была беспечной женщиной, за которую вы меня принимали.
На следующий вечер, когда Джерард приехал на бал — самое значимое событие сезона — в надежде вновь увидеть любимую, он заметил группу гостей, окружившую Кристину и Гилберта. А потом до него дошло известие, быстро распространившееся среди гостей. Известие о помолвке графа Уонстеда и благородной мисс Кристины Спенс.
С тех пор она отказывалась разговаривать с Джерардом. Отказывалась принять его, когда он приезжал в дом ее отца. Возвращала его письма нераспечатанными. Гилберт, с которым Джерард весьма неохотно познакомил Кристину три недели назад, открыто насмехался над ним.
— Неужели ты и впрямь верил в то, что мисс Спенс выйдет замуж за тебя, Джерард? — спрашивал он. — Ведь у тебя нет ни титула, ни собственности, ни возможности содержать жену. Даже своим происхождением ты не можешь похвастаться. Мисс Спенс оказалась мудрой девушкой и выбрала титул Уонстедов, мои деньги и Торнвуд. Надеюсь, ты не ожидаешь приглашения на свадьбу?
Не прошло и месяца, как Гилберт и Кристина поженились. А Джерард Перси отправился в Канаду в надежде заработать состояние и залечить израненное сердце. И то и другое удалось. Он жил вполне счастливо до того самого момента, когда его настигло известие о смерти Гилберта и о том, что он унаследовал все то, ради чего Кристина отвергла его много лет назад.
— Нет, — произнес граф в ответ на ее слова. — Мне нравилась та женщина, которой я тебя считал. Но я заблуждался. Я был слишком молод и наивен и не понимал, что зачастую люди оказываются совсем не теми, за кого мы их принимаем. Иногда они флиртуют без зазрения совести, выдавая свои чувства за истинную любовь, холодно просчитывая, какую выгоду смогут из этого извлечь.
Кристина поджала губы, но не произнесла ни слова.
— Мы будем играть в карты завтра вечером, — сказал Джерард. — И в последующие дни тоже. Это любимое развлечение представителей высшего света, как ты, наверное, уже успела догадаться. Денежные ставки тоже будут иметь место — символические суммы. Я нарушил бы все существующие правила приличия, позволив делать большие ставки. Неужели ты поверила Лангану, сказавшему, что я выиграл у него целое состояние? Помнится, две недели назад на кону стояло лишь пять фунтов. Неужели это настолько безнравственно?
— Нет, — натянуто ответила графиня. — Прошу прощения, милорд. Я сказала не подумав.
— Да, я тоже так полагаю. Особенно когда ты заговорила об этом доме как о своем собственном. Впредь советую тебе сначала подумать, а потом что-либо говорить.
Вспыхнув до корней волос, графиня опустила глаза и посмотрела на свои руки.
— Прошу прощения, милорд, — вновь повторила она.
Джерард пришел в библиотеку, чтобы высказать все это. Чтобы заставить ее краснеть и извиняться. Чтобы окончательно запугать ее. Но, одержав победу, он ощущал лишь необъяснимое раздражение. И это все, что она может сказать? Не возразит? Не разгневается? Джерарду захотелось, чтобы она его ударила. Чтобы закричала на него, принялась спорить. Ее покорность возмущала его, и от этого ощущение победы казалось неполным.
— Торнвуд принадлежит мне, Кристина, — сказал граф. — И если я захочу превратить его в игорный дом, то так и будет, потому что я имею на это полное право. А еще я имею полное право устроить здесь оргию. Ты не согласна?
Кристина подняла голову.
— О да, я совершенно с вами согласна, — произнесла она. — Хотя кое у кого из ваших гостей могут возникнуть возражения относительно использования поместья в столь неблагопристойных целях, милорд.
— Но ведь у меня есть на это право?
— Да, милорд, такое право у вас есть. — В голосе графини сквозило презрение. Презрением горели ее глаза.
— В таком случае тебе придется поверить, что я как джентльмен не допущу ничего недостойного моего положения и налагаемой на меня ответственности за леди и детей, живущих в этом доме.
Ноздри графини задрожали, и впервые за все время пребывания в Торнвуде Джерард испытал удовлетворение от того, что все-таки заставил ее разозлиться.
— О да, — произнесла графиня. — Я должна верить вам, как всю свою жизнь верила мужчинам, заботящимся обо мне. Ведь это одна из привилегий женщины. Всегда найдется мужчина — джентльмен, — который возьмет на себя ответственность за нее. Все, что женщине остается, это выполнять то, что ей говорят, и тогда ее ждет вечное счастье. Что может быть проще? Какой благодарной я должна себя чувствовать: ведь мне не нужно опасаться, что на Рождество этот дом превратится в игорный дом или притон.
— Всегда есть выбор, — резко бросил граф. — Жалея себя, ты начинаешь верить в то, что являешься заложницей собственного пола. Но это не так. Десять лет назад ты могла сделать выбор между Гилбертом и мной — между богатством и положением в обществе, с одной стороны, и любовью и приключениями — с другой. Ты сделала свой выбор. Разве я виноват в том, что Гилберт и Родни умерли молодыми, поручив тебя моим заботам?
— Выбор! — Графиня практически выплюнула это слово Джерарду в лицо. — Вы ничего не знаете о выборе, милорд.
— И ты по-прежнему вольна выбирать, — произнес он, хотя подобная идея показалась неожиданной даже ему. — Ты можешь оставаться здесь со своими детьми и зависеть от меня до конца жизни, еще больше укрепляясь в роли мученицы каждый раз, когда я делаю или говорю то, чего не одобрил бы твой добродетельный Гилберт. Или же можешь выйти замуж вторично. Тебе никогда не приходила в голову подобная идея? Ты все еще молода, красива и… желанна. Ты ведь наверняка осознаешь, что мужчины вроде Латрелла не станут расточать любезности перед нежеланной женщиной.
Кристина смотрела на графа, и он заметил, как она побелела от ярости.
— Ах вот как! — воскликнула она. — Вот, значит, как вы пытаетесь освободиться от ответственности, свалившейся на ваши плечи, милорд. Хотите переложить ее на плечи другого мужчины. И конечно, я должна быть польщена тем, что якобы самостоятельно сделала выбор. Да и какая женщина не растает при звуке этих трех слов — молодая, красивая, желанная? Неужели я действительно такая? Наверное, раз виконт Латрелл решил перекинуться со мной дюжиной слов. Но в таком случае странно, что меня не желаете вы. Или все же желаете? И именно поэтому позвали меня в библиотеку в столь поздний час. Вы желаете меня?
— Знаете, миледи, — холодно произнес граф, — думаю, я не пожелал бы вас, даже если бы вы были последней женщиной на земле. — Наверное, стоило найти более оригинальный способ выразить свое недовольство, подумал Джерард. — Да и как может возбудить женщина, которая стонет от желания и страстно признается в любви, а в следующее мгновение с легкостью дарит точно такие же стоны кому-то более богатому? Нет, спасибо, Кристина. Я нахожу такую расчетливую женственность крайне непривлекательной.
Кристина улыбнулась — отнюдь не мило, — а потом хрипло заговорила.
— Сомневаюсь, милорд, — произнесла она, и в ее глазах промелькнула насмешка, — что я найду теперь кого-то богаче вас.
Граф и графиня смотрели друг на друга, и Джерард вдруг понял, что им нечего больше сказать друг другу. Возможно, теперь оба они удовлетворены. Они выплеснули друг на друга свой гнев и раздражение, и к чему это привело?
Пробудило в них желание.
Несмотря на то что голос графини звучал хрипло вовсе не от страсти и несмотря на заявление графа о том, что он не соблазнился бы ею, будь Кристина последней женщиной на земле, в их взглядах читались гнев, отвращение и неприкрытое вожделение. Готова ли Кристина признаться себе в этом?
— Может статься, — произнес Джерард, поднимаясь с кресла, — здесь, в Торнвуде, вы найдете кого-то почти такого же богатого, как я, миледи. Хотя я не рекомендовал бы тебе набрасывать аркан на Латрелла, несмотря на все его ожидания. Ты интересуешь его как любовница, а вовсе не жена. А я… я, к сожалению, не выставил свою кандидатуру на рынок женихов. Для тебя по крайней мере.
— Ну конечно, — произнесла графиня, вставая с кресла. — Я не слепая и вижу, в чью дверь вы стучитесь, милорд. Более молодая, более покорная и не слишком умная женщина идеально вам подойдет. Она с легкостью подчинится вашей аристократической воле.
— И скорее всего не будет так горько сетовать на то, что ей выпало родиться женщиной, — сказал граф. — А теперь — идем в постель?
Едва только эти слова сорвались с его губ, он понял по ошеломленному взгляду графини, что та неверно их истолковала. Прикрыв на мгновение глаза, Джерард печально улыбнулся.
— Кристина, — произнес он, — нам необходимо заключить перемирие. Хотя бы на неделю, ведь нам придется жить в этом доме бок о бок. Сможем ли мы сосуществовать, не скрещивая шпаг?
— Думаю, это возможно, милорд, — ответила Кристина.
— Хорошо. — Джерард сжал ее руку, которую почему-то до сих пор держал в своей. — Завтра попробуем. А сегодня вечер прошел неплохо, как ты считаешь? Кажется, всем здесь очень нравится.
«Пожелай ей спокойной ночи, — приказывал себе Джерард. — Положи этому конец».
— Джерард… — начала Кристина.
Звук его имени, сорвавшийся с губ женщины, все решил. Джерард не хотел ждать продолжения, если Кристине вообще было что добавить. Возможно, только его имя она и собиралась произнести. Джерард наклонил голову и накрыл губы Кристины своими.
Мягкие, теплые, сладкие губы приоткрылись, как и его собственные, и с готовностью отдались поцелую. Нежная плоть, ее вкус, ее жар. Джерарду захотелось погрузиться еще глубже, выпить всю ее женственность до дна.
Он поспешно отстранился.
— Что ж, по крайней мере теперь мы знаем: кое-что из того, что мы наговорили друг другу в порыве гнева, оказалось ложью, — произнес Джерард.
— Да, — согласилась Кристина, высвободив свою руку из ладони графа. — Спокойной ночи, милорд.
— Спокойной ночи, миледи, — ответил Джерард вслед графине, неторопливо пересекающей библиотеку. Выйдя в коридор, она тихо прикрыла за собой дверь. Сколько усилий потребовалось ей для того, чтобы вести себя так, будто ничего предосудительного не произошло!
Черт! Пальцы Джерарда сжались в кулаки. Непросто будет подавить расцветшее пышным цветом желание.
Черт! Черт! Черт!






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Последний вальс - Бэлоу Мэри



Неплохо,8/10.
Последний вальс - Бэлоу МэриВика
30.10.2012, 14.24





пожалуй даже 9/10. очень чувствительно,до слез. Красиво. читайте!!
Последний вальс - Бэлоу Мэрианна
23.06.2013, 14.15





Интересный роман, но грустный.
Последний вальс - Бэлоу МэриКэт
4.01.2014, 10.01





неплохо 8 балов
Последний вальс - Бэлоу Мэритатьяна
6.04.2015, 13.45





хороший раман! читайте!
Последний вальс - Бэлоу Мэриэля
3.04.2016, 23.41





грустный роман. и когда дочитывала, меня не оставляла мысли, что он закончится на предыдущей главе и герои не поженятся. и я как-то даже ждала этого.
Последний вальс - Бэлоу Мэрилёлища
29.05.2016, 18.08





Хороший роман, да совершили много ошибок в юности, и настоло время их исправлять, Рождество всегдаа исполняет желание..
Последний вальс - Бэлоу МэриМилена
15.06.2016, 13.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100