Читать онлайн Последний вальс, автора - Бэлоу Мэри, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Последний вальс - Бэлоу Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.9 (Голосов: 61)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Последний вальс - Бэлоу Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Последний вальс - Бэлоу Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэлоу Мэри

Последний вальс

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Граф Уонстед отправился в Уилтшир серым холодным декабрьским днем. Погода весьма соответствовала его настроению. После обеда Джерард вынужден был задержаться на постоялом дворе, чтобы починить сломанное колесо, поэтому в Торнвуд он приехал затемно. Его экипаж миновал до боли знакомую пустынную деревню и въехал в предусмотрительно открытые ворота поместья. Лампы тускло освещали длинную и извилистую подъездную аллею. Обрамляющие ее густые высокие деревья отбрасывали на дорогу зловещие тени.
Джерарда охватило уныние, и он понял, что тяжесть в желудке, мучившая его весь день, не имела ничего общего со съеденным на постоялом дворе обедом. Она объяснялась страхом. Джерарда охватывал ужас при мысли о том, что ему придется вернуться в прошлое, в мир, который он давно уже вычеркнул из памяти.
Однако отказываться от своего намерения уже поздно. Об этом свидетельствовал шорох гравия под колесами, стихнувший, когда экипаж остановился перед домом. Джерард выглянул в окно. Его взгляду предстала широкая лестница с полукруглыми ступенями.
Двери дома распахнулись, едва Джерард вышел из экипажа. «Вот он, Торнвуд-Холл», — подумал граф, с неохотой поднимаясь по лестнице и входя в холодный полутемный холл. Его дом… нет, всего лишь собственность. В холле нового хозяина встретили лишь два человека, хотя он ожидал увидеть выстроившихся в ряд слуг и проживающих в поместье леди. К облегчению Джерарда, его приветствовали лишь дворецкий и экономка — эти люди служили здесь еще со времен его дяди.
— Милорд, — напыщенно произнес дворецкий, — добро пожаловать домой. Надеюсь, путешествие было приятным?
— Скорее утомительным, — произнес его сиятельство, осматриваясь и поводя плечами от холода. Но что проку спрашивать, почему слуги не затопили оба камина. Вряд ли они смогли бы прогнать холод из огромного, выложенного мраморными плитами холла. Впрочем, так было всегда.
Джерард вежливо кивнул экономке в ответ на ее приветственную речь.
— А где леди? — спросил он.
Ответ его не удивил. Они ожидали его прибытия в гостиной. Дворецкий также сообщил, что ее сиятельство приказала отложить ужин до приезда графа. Обитатели поместья придерживались деревенского уклада жизни, а посему ужин задерживался уже на целых полчаса. Почтительность, с какой дворецкий поклонился, ничуть не обманула Джерарда. Слуга явно не одобрял подобного нарушения привычного распорядка дня. Высокомерно вскинув бровь, его сиятельство подошел к дворецкому в полном молчании, заставив последнего почувствовать себя не в своей тарелке.
— Ужин придется отложить еще на некоторое время, — произнес граф. — Дайте мне десять минут на то, чтобы поприветствовать леди, а потом можете отдать приказ подавать на стол, Биллингс.
Джерард снял пальто и отдал его вместе со шляпой, перчатками и тростью лакею, беззвучно возникшему из тени. Поймав на себе взгляд дворецкого, явно считавшего дорожный костюм неподходящей одеждой для ужина в Торнвуде, Джерард снова вскинул бровь.
— Как прикажете, милорд, — ответил Биллингс и поспешил вверх по величественной мраморной лестнице, чтобы успеть распахнуть перед графом двери гостиной — ведь господам не пристало делать это самостоятельно. Да, привыкнуть к новой жизни будет непросто.
Граф презирал себя за трусость, но едва только он переступил порог гостиной, его вновь охватил ужас. Впрочем, он был рад, что решающий момент наконец настал. Вскоре все останется в прошлом.
В гостиной Джерарда поджидали три обитательницы поместья, две из которых тут же поднялись со своих мест и присели в реверансе. Однако все внимание графа и его странное ощущение ужаса было сосредоточено на третьей женщине, хотя он и не сразу перевел на нее взгляд. Он смотрел на двух других, в одной из которых узнал свою тетю — сестру отца. Тетка не часто приезжала в Торнвуд, но была одной из тех немногочисленных людей из детства, которых Джерард вспоминал с теплотой. Он ни за что не узнал бы свою кузину Маргарет в хрупкой привлекательной юной леди, если бы не был уверен, что это именно она. Она была совсем ребенком, когда Джерард уехал в Канаду. Ее лицо, как и прежде, обрамляли белокурые локоны, только теперь они были собраны в замысловатую прическу.
Третья дама осталась сидеть. Она была с ног до головы одета в черное. Джерард заметил это, когда с усилием перевел взгляд на нее. Голову ее венчал черный кружевной чепец, из-под которого выглядывали гладко зачесанные за уши черные как вороново крыло волосы. Овал лица, напоминающий собой лик Мадонны, поражал своей бледностью и невыразительностью.
Незнакомка. Женщина, лишенная красок, молодости и живости. Вдова его предшественника, графиня Уонстед. И все же не совсем незнакомка. Ее карие глаза встретились с глазами Джерарда лишь на мгновение, прежде чем он отвернулся, и из-под маски сурового безразличия вдруг снова выглянула та, кого он знал в юности, — живая, яркая, обворожительная девушка, которую он ненавидел более десяти лет.
Джерард и сейчас ненавидел ее с какой-то неожиданной и беспокоящей его горячностью.
Граф поклонился всем трем леди одновременно.
— Миледи, — произнес он. — Мадам… тетушка Ханна, не так ли? И… Маргарет?
Только тогда графиня отложила рукоделие, грациозно поднялась с кресла и присела в глубоком реверансе.
— Милорд, — раздался в тишине ее низкий мелодичный голос.
Она заметно постарела. Стала тоньше и бледнее… Хотя, возможно, такое впечатление создавал скучный черный наряд. Ее лицо осталось бесстрастным, в то время как на лицах двух других леди расцвели гостеприимные улыбки. Но разве Джерард ожидал иного? По лицу графини невозможно было понять, узнала ли она его, смутилась ли. Но с какой стати ей смущаться? Графиня держалась гордо и надменно, продемонстрировав свое превосходство над двумя другими леди тем, что ненадолго задержалась в кресле.
Значит, этого страшился Джерард, отказываясь ехать в Торнвуд? Страшился вновь увидеть ее после стольких лет разлуки? Но вот встреча произошла, а он не испытал никаких новых ощущений. Графиня, по существу, была незнакомкой, и он не испытывал к ней совершенно никаких чувств.
Кроме ненависти.
Кристина ожидала, что дворецкий возвестит о приезде графа, но этого не произошло. Он вошел самостоятельно, хотя какая-то невидимая рука и закрыла за ним двери.
Время замерло.
Он выглядел совсем не так, как ожидала графиня. Должно быть, он оставил пальто в холле, но все равно выглядел словно путешественник. Его костюм служил скорее для удобства, граф явно не стремился произвести впечатление. Он никогда не был высок и с возрастом не стал тучным. Но юношеская стройность уступила место мужественной солидности. В полумраке гостиной его коротко стриженные волосы почти сливались по цвету с покрытой загаром кожей, а ярко-голубые глаза казались светлее, чем раньше.
Графа нельзя было назвать красавцем. И все же было в нем нечто — возможно, исходящее от него ощущение уверенности и властности, — заставлявшее особ противоположного пола оборачиваться вслед. Только вот лицо утратило жизнерадостное выражение, лишив своего обладателя очарования, столь болезненно знакомого Кристине. Глаза смотрели непреклонно, подбородок упрямо выпячен вперед, а губы сжаты, как у человека, привыкшего стоять на своем. Возможно, именно так и должен выглядеть успешный бизнесмен, за десять лет заработавший состояние.
Но внезапно Кристина поняла, что смотрит на совершенно незнакомого человека, к которому подсознательно испытывала неприязнь и, возможно, даже страх. Она и ее дочери полностью зависели теперь от этого незнакомца, у которого не было никаких причин, кроме разве что общепринятых правил приличия, относиться к ним по-доброму.
А потом их с графом взгляды пересеклись на короткое и вместе с тем показавшееся бесконечным мгновение.
Как же он изменился. Кристина подумала, что, столкнувшись с ним на пустынной улице, скорее всего не узнала бы его. И в то же время он мало чем отличался от прежнего молодого человека. Ее сердце отчаянно забилось. Даже если бы он спрятался на другом конце переполненного людьми зала, она все равно ощутила бы его присутствие.
Джерард.
Граф поклонился всем трем леди одновременно.
— Миледи, — произнес он, отворачиваясь от Кристины. — Мадам… тетушка Ханна, не так ли? И… Маргарет?
Он говорил и вел себя так, словно видел Кристину впервые, словно впервые холодно и чопорно здоровался с ней. И все же в то короткое мгновение он смотрел на нее так же, как и она на него — задумчиво и нерешительно, — словно они совсем не изменились, словно не было этих десяти лет.
А тетя Ханна и Маргарет уже приседали в реверансе, уже улыбались и сердечно приветствовали нового хозяина Торнвуда. Кристина с досадой обнаружила, что все еще сидит в кресле. Отложив в сторону рукоделие, она поднялась и присела в глубоком реверансе.
— Милорд, — произнесла она.
Она оказалась лицом к лицу с человеком, которого никогда не видела прежде и вместе с тем знала всю свою жизнь и, может, даже больше. Худшее позади, уговаривала она себя. Это всего лишь незнакомец.
Кристина возблагодарила Господа за то, что остальные присутствующие за столом увлеклись беседой. Ей же совсем не хотелось разговаривать. И во многом потому, что она была глубоко расстроена тем, что произошло, когда дворецкий вошел в гостиную и возвестил об ужине.
— У его сиятельства не было времени переодеться, Биллингс, — сказала Кристина. — Будьте так любезны, задержите ужин еще на полчаса.
— Ужин подадут немедленно, — тотчас же оборвал ее граф. — Все и так ждали слишком долго. Позволите сопроводить вас в столовую, мадам? — Он предложил тетке руку.
Кристина чувствовала себя глупой и даже слегка униженной. Она отдала приказ, позабыв о том, что больше не имеет права распоряжаться в этом доме. Нужно было дождаться ответа графа. Но его сиятельство обратил свой взор на нее и снова заговорил, словно ей было мало предыдущего унижения:
— Если только вы не имеете ничего против моей внешности, миледи.
Кристина, помимо своей воли, окинула взглядом графа — слегка помятый сюртук, наполовину развязавшийся галстук, бриджи и сапоги, покрытые слоем дорожной пыли.
— Вовсе нет, милорд, — заверила его Кристина со всей вежливостью, на которую только была способна. Гилберт не позволил бы никому, одетому столь неподобающим образом, явиться даже к завтраку, не говоря уже об ужине.
Граф не произнес больше ни слова и направился в столовую под руку с тетушкой Ханной. Но прежде он одарил Кристину холодным взглядом и отвернулся со странным выражением лица. Что это было? Насмешка? Торжество? Неприязнь? Или все, вместе взятое?
Граф оставил в душе Кристины ощущение, что ее ненавязчиво, но очень решительно поставили на место. А еще очень неприятную уверенность в том, что худшее, возможно, еще впереди. Его сиятельство, конечно же, занял место во главе стола. Никто не усомнился, что так и будет. Но здесь всегда сидел Гилберт, а после его смерти — Кристина. Теперь же она сидела напротив, со всей ясностью осознавая свое зависимое положение — положение человека, стоящего на ступень ниже хозяина поместья.
Да, новый граф оказался совсем не тем, кого ожидала увидеть Кристина. А впрочем, что она ожидала? Отпечаток, наложенный временем? Но ведь ему всего тридцать один год. Да, он стал старше, но разве это плохо? Место стройного мальчика, сохранившегося в памяти, занял взрослый, хорошо сложенный мужчина. Или же она ожидала увидеть, что пыл, с каким молодой Джерард спешил жить, уступил место суетливому беспокойству человека в годах? Он стал уверенным в себе и даже высокомерным. Печать беспутного образа жизни на его лице? Таковой не было. В Джерарде не было вообще ничего, чем бы Кристина могла успокоить себя и свою совесть. Ничего, что дало бы ей право сказать: «Я поступила разумно, я была права».
Кристина чувствовала его неприязнь так же, как и свою.
— Я никак не ожидал, что в Лондоне окажется столь людно, — отвечал тем временем граф на какой-то вопрос Маргарет, — принимая во внимание тот факт, что сезон начнется только весной.
— Ах, — вздохнула Маргарет. — Как это, должно быть, чудесно.
— Ну, не так чудесно, как ваш дебют, — произнес граф. — Вы наверняка испытали истинное наслаждение.
Маргарет сдвинула красиво изогнутые брови.
— Мой дебют? — переспросила она. — Да я не отъезжала от Торнвуда далее чем на десять миль.
Граф удивленно посмотрел на Кристину, сидящую напротив. В его глазах читался упрек.
— Гилберт умер прошлым летом, когда Мэг исполнилось девятнадцать, — пояснила графиня. — Весной мы все еще носили траур, и ни о каком сезоне не могло идти и речи. — Кристина пыталась защититься, и все же гнала прочь эту мысль. Но истинного объяснения положения дел она тоже не дала. Ну почему она не рассказала правду?
— Да, — коротко бросил граф, — понимаю.
— Прошу вас, кузен Джерард, расскажите же нам о тех балах и светских раутах, на которых вам довелось побывать, — умоляюще протянула Маргарет. — Наверное, там было очень, очень чудесно?
— А я бы предпочла услышать рассказ о вашей жизни в Канаде, Джерард, — вставила тетушка Ханна. — Мы почти ничего не знаем о колониях.
— О да, — с готовностью поддержала тетку Маргарет. — Вы жили среди дикарей? Это правда, что они наносят на лицо боевую раскраску и вставляют в волосы перья? Они стреляли в вас из луков? — Она рассмеялась над своими глупыми вопросами — веселый, беззаботный звук, столь редко раздающийся под сводами Торнвуда.
Граф описал дамам Монреаль — процветающий, энергичный и вполне респектабельный, по его словам, город, где, как и в Лондоне; проживают высокопоставленные и образованные семейства. Он также вкратце рассказал о своем путешествии на каноэ в глубь материка, где отлавливают пушных зверей и заготавливают меха. Рассказал о долгих и невероятно холодных зимах.
— Я бы умерла, — не удержалась от комментария Маргарет, хотя щеки ее пылали, а глаза горели огнем. Она жадно ловила каждое слово.
— Да, — произнес его сиятельство, и в его глазах вспыхнули озорные искорки, — я в этом не сомневаюсь, Маргарет. Ни одна белая женщина не осмеливалась отправиться в глубь страны.
— Но белые мужчины проводили там по нескольку месяцев и даже лет, не так ли? — заметила леди Ханна. — О Боже, как им, должно быть, было одиноко.
— Да, мэм, — кивнул граф, а потом их с Кристиной взгляды пересеклись, и в его глазах вспыхнуло понимание и даже веселость. На щеках графини выступил румянец. «Ни одна белая женщина», — сказал он. Но ведь это совсем не то же самое, что «ни одна женщина». Конечно же, женщины там были.
Однако вскоре разговор неизбежно вернулся к Англии и Лондону с их балами и зваными обедами. Маргарет с ненасытностью голодного путника желала услышать о них как можно больше и подробнее.
— Я полагаю, — произнес наконец граф Уонстед, — вы уже готовитесь к предстоящему сезону, Маргарет? Если, конечно, ее сиятельство соизволит вывезти вас в город и оплатить расходы.
Кристина вскинула голову. Что он хочет этим сказать? Обвиняет в лени и нежелании лишний раз побеспокоиться о благополучии золовки? Она отчетливо ощутила исходящую от графа враждебность. Чего явно не наблюдалось в его обращении с двумя другими женщинами, хотя те изрядно утомили его многочисленными расспросами.
— Это весьма дорого, милорд, — с сарказмом произнесла Кристина.
— Естественно. — Брови графа взметнулись вверх. — Но не для дочери и сестры графа, не так ли?
Кристина ощутила, как участилось ее дыхание.
— Этот вопрос нужно скорее адресовать вам, милорд, — произнесла она, — а не нам.
Слова графини на мгновение завладели его вниманием, но тут появились слуги с десертом. Граф откинулся на спинку стула.
— Вы правы, миледи, — произнес он, а затем с улыбкой посмотрел на кузину. — Думаю, я могу потратить определенную сумму денег на развлечения для вас, Маргарет. И не весной, а гораздо раньше. Я останусь здесь на Рождество и…
— О, правда? — Маргарет подалась вперед, прижав руки к груди. — Я так рада. Мы боялись, что вы приедете всего на несколько дней лишь для того, чтобы осмотреться. Но вы действительно останетесь на Рождество? Может быть, мы пригласим соседей на ужин. Можно? Кажется, прошла целая вечность с тех пор, как в Торнвуде происходило столь значительное событие.
— Мэг… — начала Кристина.
— Я думаю, Джерарду стоит дать день или два на то, чтобы перевести дыхание, Мэг, — со смехом произнесла леди Ханна. — Но мы все чрезвычайно обрадованы тем, что ты останешься на Рождество, Джерард. Не так ли, Кристина?
— Да, конечно, — ответила графиня, холодно встретив взгляд его сиятельства. В нем вновь возникло это выражение — насмешка, смешанная с неприязнью.
— Вы не дали мне договорить, — произнес граф, вновь поворачиваясь к Маргарет. — Я пригласил кое-кого из своих друзей. Дом будет полон.
С губ леди Ханны сорвался возглас восхищения, Маргарет едва не задохнулась от восторга, а Кристина просто ошеломленно смотрела на графа. Гости? Праздник? Торнвуд, наполненный шумом и весельем? Но ведь эти понятия несовместимы! Граф пригласил полный дом гостей, когда до Рождества осталась всего неделя с небольшим, даже не посоветовавшись с ней? А впрочем, с какой стати ему с ней советоваться? Она больше не хозяйка Торнвуда. Как с этим трудно смириться.
— Надеюсь, мое решение не нарушит ваших собственных планов, миледи? — обратился граф к ее сиятельству.
— У меня нет планов, милорд, — ответила Кристина, — кроме намерения спокойно встретить Рождество с тетушкой Ханной, Маргарет, Рейчел и Тесс.
Граф недоуменно вскинул брови.
— Это мои дочери, — пояснила графиня.
— Ах да. Ваши дочери. — На его губах вновь возникло подобие улыбки. — Некоторые из моих гостей привезут с собой детей. Так что вашим дочерям скучать не придется.
Кристина почтительно склонила голову, но не произнесла ни слова.
— Я считаю, — произнес граф, вновь обращаясь к Маргарет, — на Рождество нам нужно устроить бал. Не в праздничный день — ведь большинство гостей наверняка захотят провести его со своими семьями, — а на следующий. Как вам такая идея?
Однако Маргарет не выказала особого воодушевления, а вместо этого нерешительно посмотрела на тетку, а потом на невестку.
— Бал? — переспросила она. — Здесь, кузен Джерард?
— Надеюсь, — произнес граф, — танцевальный зал не сгорел за время моего отсутствия?
— Нет, нет, — поспешно заверила кузена Маргарет, — с танцевальным залом все в порядке. Но в Торнвуде ни разу не устраивали бал, даже когда я была ребенком. О, это чудесная идея. Вы ведь не считаете танцы безнравственными?
— Безнравственными? — Граф озадаченно посмотрел на кузину. — То есть пагубными и греховными?
Маргарет захихикала.
— Я тоже не считаю танцы безнравственными, — сказала она. — Неужели здесь и вправду будет бал? Вы обещаете?
— Мэг… — начала было Кристина, но пронзительный холодный взгляд голубых глаз заставил ее замолчать.
— Конечно, — заверил кузину граф. — Но для начала нужно все спланировать. Я, правда, еще ни о чем не думал. И мне потребуется помощь.
— О, я, конечно же, вам помогу! — с готовностью воскликнула Маргарет. — Я напишу приглашения.
— И я тоже помогу, чем смогу, — вставила леди Ханна.
Его светлость взглянул на Кристину.
— Полагаю, милорд, — произнесла она, — вы уже посвятили слуг в свои планы? Ведь основные заботы лягут на их плечи. — Она знала, что слуг еще ни о чем не известили — ни о празднике, ни о бале. В противном случае она уже знала бы о планах нового хозяина. Подобное безрассудство вполне в его стиле. Он остался таким же импульсивным, как и прежде. И это открытие согрело Кристине душу.
Граф поставил локти на стол и положил подбородок на сцепленные пальцы.
— Слуг еще не уведомили, миледи, — произнес он. — Но я полагаю, тот факт, что мои гости проведут в Торнвуде целую неделю, нарушит привычный уклад их жизни. И вашей тоже. Вам придется руководить их действиями, если только вы не захотите переложить все на мои плечи. Как считаете, вам по силам справиться с подобной задачей?
Кристина не знала ответа. Она тихо жила в поместье с того дня, как вышла замуж. Они с мужем почти не принимали гостей. А уж о том, чтобы гости заполонили весь дом, вообще речи не шло. Они никогда не устраивали праздников. А теперь у нее в запасе всего лишь неделя, чтобы подготовиться к приему гостей. Как он посмел так поступить с ней!
Посмел, потому что он граф Уонстед. Потому что он хозяин Торнвуда. Потому что он имеет право делать здесь, что хочет. Граф ясно выразился: если Кристина откажется, он все возьмет на себя. Он унизит графиню, не обращая на нее внимания и ведя себя так, словно в Торнвуде вовсе нет хозяйки. Но ведь Кристина и так не являлась больше хозяйкой поместья.
Наслаждался ли граф ощущением своего превосходства? Или ему просто не было до нее никакого дела? Судя по всему, он уже привык к демонстрации собственной власти.
— Да, милорд, — холодно ответила Кристина, и ее руки, лежащие на коленях, сжались в кулаки.
— В таком случае обсудим детали завтра утром, — произнес граф. — Скажем, после завтрака в библиотеке.
— Я приду, — сказала графиня.
По утрам она всегда проводила время с дочерьми. Она организовала свою жизнь так, чтобы ничто не могло лишить ее драгоценных мгновений общения с девочками. Обитатели Торнвуда придерживались деревенского уклада — ужинали рано, чтобы графиня могла лично уложить дочек спать. Сегодня ужинали непривычно поздно. Кристина поднялась с места.
— Тетя Ханна? Мэг? — обратилась она к родственницам. — Я полагаю, нам пора оставить его сиятельство и позволить ему выпить портвейна.
Однако граф тихо засмеялся и тоже поднялся со своего места.
— Если его сиятельство оставят наедине с портвейном, — произнес он, — он может заснуть прямо в столовой. Я пойду в гостиную с вами.
Граф вновь вел под руку леди Ханну, но, войдя в гостиную, пожилая женщина подошла к пианино, чтобы выбрать для Маргарет подходящее музыкальное произведение. Кристина заняла привычное место у камина и вытащила из корзинки рукоделие.
Граф Уонстед остановился перед ней.
— Вы расстроены, — произнес он. — Вы хотели, чтобы я остался в столовой выпить портвейна. Но мне кажется, на самом деле вы желаете, чтобы я остался в Лондоне или — что еще предпочтительнее — в Монреале.
Ошеломленная Кристина вскинула голову.
— Мы ужинали почти на час позже, чем обычно, милорд, — произнесла она. — Мои дочери отправятся в постель через пять минут. — Женщина взглянула на часы, тикающие на каминной полке. — А меня рядом с ними нет.
— Я вам помешал? — тихо спросил граф. — Так идите к детям, ради Бога. С какой стати мне вас задерживать? Потому что ваше общество привлекательно?
Или потому, что как хозяин дома он вполне мог потребовать, чтобы она разливала чай, когда слуги принесут поднос с чашками. Гилберт никогда не позволял ей отправиться в детскую, пока ему не нальют вторую чашку чаю.
Не обратив внимания на оскорбление и явную неприязнь графа, Кристина поднялась с кресла и присела в реверансе.
— Благодарю вас, милорд, — произнесла она.
Покидая гостиную, она чувствовала на себе прожигающий насквозь взгляд графа. Маргарет начала играть Баха.
Если бы только Родни остался жив, думала Кристина, поднимаясь по лестнице. Если бы только у Гилберта был еще один кузен, старше Джерарда. Если бы только она не поехала в Лондон в тот год, когда ей исполнилось восемнадцать. Если бы только она не пошла на тот бал. Если бы только…
Но жизнь состоит из кажущихся мелкими и незначительными событий, из которых в конечном итоге и складывается цепочка человеческой жизни. И изменить что-либо в ее цепочке уже невозможно. Она привела Кристину к этому тяжелому дню. Теперь она зависела от графа Уонстеда — до боли знакомый титул. Только теперь обладателем этого титула был не Гилберт. А Джерард Перси.
Если бы только на этом месте оказался какой-нибудь другой человек.
Но все останется так, как есть, и Кристине придется жить с этим. И мириться с его присутствием в Торнвуде на Рождество.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Последний вальс - Бэлоу Мэри



Неплохо,8/10.
Последний вальс - Бэлоу МэриВика
30.10.2012, 14.24





пожалуй даже 9/10. очень чувствительно,до слез. Красиво. читайте!!
Последний вальс - Бэлоу Мэрианна
23.06.2013, 14.15





Интересный роман, но грустный.
Последний вальс - Бэлоу МэриКэт
4.01.2014, 10.01





неплохо 8 балов
Последний вальс - Бэлоу Мэритатьяна
6.04.2015, 13.45





хороший раман! читайте!
Последний вальс - Бэлоу Мэриэля
3.04.2016, 23.41





грустный роман. и когда дочитывала, меня не оставляла мысли, что он закончится на предыдущей главе и герои не поженятся. и я как-то даже ждала этого.
Последний вальс - Бэлоу Мэрилёлища
29.05.2016, 18.08





Хороший роман, да совершили много ошибок в юности, и настоло время их исправлять, Рождество всегдаа исполняет желание..
Последний вальс - Бэлоу МэриМилена
15.06.2016, 13.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100