Читать онлайн Последний вальс, автора - Бэлоу Мэри, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Последний вальс - Бэлоу Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.9 (Голосов: 61)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Последний вальс - Бэлоу Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Последний вальс - Бэлоу Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэлоу Мэри

Последний вальс

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Утро Рождества выдалось таким же суматошным, как и предыдущие. При Гилберте в Торнвуде в рождественское утро члены семьи и слуги долго молились, а потом отправлялись с визитами к работникам ферм и прочему бедному люду, живущему в деревне. В течение всего утомительного путешествия члены семьи оставались в своих экипажах, а жители деревни вынуждены были выходить на холод, чтобы принять щедрое подаяние в виде корзины с едой.
Это рождественское утро было насыщено событиями не меньше предыдущих. Раньше Кристина никогда не любила Рождество, но сегодня в воздухе витало предвкушение волшебства.
В этом году дети получат подарки, да и Кристину ждала небывалая роскошь — целый час общения с девочками в ее личной гостиной. Она купила дочкам фарфоровых кукол, которых любовно нарядила в собственноручно сшитые платья, а еще книги и прочие приятные мелочи. Тесс и Рейчел так же получили подарки от Мэг, тети Ханны и няни. Граф же подарил им меховые муфты.
При виде восхищения, написанного на лицах девочек, на глаза Кристины навернулись слезы. А уж когда они вручили ей свои подарки, она и вовсе расплакалась. Тесс подарила маме яркую картину, на которой было изображено большое желтое пятно с четырьмя розовыми конечностями и копной черных кудрей. Это, как объяснила девочка, было портретом ее мамы. Рейчел же с гордостью вручила Кристине льняной носовой платок, в углу которого неровными стежками был вышит голубой цветок.
— Я бы ни за что не сделала этого сама, — с серьезным видом призналась девочка. — Мне помогала няня.
Кристина крепко обняла дочек.
— Более дорогих подарков я не получала никогда в жизни, — сказала она. — Я не променяю их на все золото, мирру и ладан мира. — Девочки хорошо знали рождественскую историю.
Но отведенный на общение с детьми час, к сожалению, подошел к концу, и теперь Кристину ждали другие дела и заботы. Девочкам же не терпелось вернуться в детскую, чтобы похвастаться подарками перед другими детьми и посмотреть, что получили те.
Кристине необходимо было накормить завтраком гостей, а потом собрать в гостиной слуг, чтобы граф мог поздравить их с Рождеством и вручить каждому премию, чего в Торнвуде еще ни разу не случалось. Как хорошо, что Джерард не стал соблюдать прежних традиций, когда слуги вынуждены были стоять на протяжении всей утренней молитвы, в то время как члены семьи торжественно восседали на стульях. Традициям, установленным Гилбертом, так не хватало тепла и участия. Сегодня не читали молитв и отрывков из Библии. О религиозном значении Рождества тоже никто не вспоминал. И все же зародившиеся много лет назад в хлеву Вифлеема любовь, надежда и радость в полной мере присутствовали в гостиной Торнвуда.
Когда экономка наконец дала слугам сигнал возвращаться к своим обязанностям, Кристина направилась к двери вместе с ними. Она не хотела оставаться наедине с графом. Слова Рейчел, сказанные прошлой ночью, несказанно смутили ее. Хуже всего было то, что они перекликались с ее собственными мечтами, пусть даже и не совсем осознанными. Возвращаясь домой из церкви, они выглядели словно настоящая любящая семья. При виде Джерарда, шагающего рядом с ней сначала с Тесс, а потом с Рейчел на руках, у Кристины подкашивались ноги. А потом он появился в спальне ее девочек…
И эти слова Рейчел!
— Задержитесь ненадолго, — попросил граф, и Кристине все же пришлось остаться. Развернувшись, она постаралась смотреть на него как можно спокойнее.
— Спасибо за подарки девочкам, — сказала графиня. — Они поблагодарят тебя лично, но с твоей стороны это было действительно очень мило.
Джерард едва заметно склонил голову. Был ли он так же смущен тем, что услышал прошлой ночью? Или же слова Рейчел повергли его в ужас?
— У тебя найдется время, чтобы порепетировать со мной фокусы? — Джерард неожиданно улыбнулся, и сердце Кристины замерло — он выглядел совсем как мальчишка из воспоминаний ее молодости.
— Только не сегодня утром, — ответила графиня. — Нужно развезти по адресам корзины. — Она могла бы распорядиться, чтобы это сделал кто-то из слуг, но предпочла не перепоручать столь важное задание.
— Корзины? — Брови графа удивленно взметнулись вверх.
Кристина объяснила.
— Похоже, я и впрямь мало что знаю о жизни в поместье, — уныло произнес Джерард. — А это неплохая идея. Могу я помочь?
— В этом нет необходимости, милорд, — сказала Кристина. — Тетя Ханна и Мэг согласились составить мне компанию.
— Три — не слишком удачное число. Даже если вы поедете втроем, это займет у вас столько же времени, сколько у одного человека. Если же вы разделитесь на две группы, кому-то придется действовать в одиночку. Две группы из двух человек — вот что я предлагаю.
— Хорошо, — согласилась Кристина.
— Так мы развезем корзины в два раза быстрее.
— Верно.
— В таком случае объединим усилия Мэг и тети Ханны, — предложил Джерард. — А тебе буду помогать я. Раз так, нам потребуется два экипажа. Пойду посмотрю, сможем ли мы забрать сегодня оба. А ты пока найди двух других леди, Кристина. Нужно определить, кто куда поедет.
Джерард отворил дверь, пропустил вперед Кристину, а сам отправился по своим делам.
Менее чем через полчаса все четверо направлялись в деревню — графиня и граф в одном экипаже, Мэг и тетя Ханна — в другом. И все же, несмотря на то что каждой группе предстояло нанести визит лишь в половину домов, времени они потратили не меньше, чем прежде. Во-первых, кучер ехал медленнее обычного из-за снега. А во-вторых, им приходилось выходить из экипажа возле каждого дома, заходить внутрь и беседовать с хозяевами. Если гостей встречали дети, его сиятельство вручал каждому по шесть пенсов. Кристине казалось, что запас монет в кармане его пальто неисчерпаем. Господ провожали смех и искренние улыбки.
— Какое чудесное утро, — сказал граф, когда они с Кристиной, нанеся последний визит, уселись на свои места. — В таком большом доме, как Торнвуд, остро чувствуется отсутствие семейного тепла. Особенно если живущий в нем человек одинок.
— Да. — Кристина отвернулась и посмотрела в окно. — Я часто думаю о том, как бы сложилась моя жизнь, если бы мои родители не умерли так рано. — В голосе Джерарда слышалась ностальгия, как если бы он размышлял вслух, а вовсе не обращался к Кристине. — Знаешь, когда это случилось, я был младше, чем Рейчел сейчас. Я рос в доме дяди, обладающего весьма вспыльчивым характером, его сыновья никогда не принимали меня в свои игры. Тетя умерла, рожая Маргарет. Мне тогда было одиннадцать лет. Но она всегда напоминала мне бестелесную тень. Мне кажется, мама всегда была рядом со мной, пока не умерла. Я до сих пор помню ощущение тепла и безопасности, которое всегда ассоциируется с ней. Все свое детство я очень скучал по ней.
Кристина продолжала молча смотреть в окно. Желание дотронуться до Джерарда, унять его боль от потери матери было почти непреодолимым. Но он может решить, что у нее ветер в голове. Кристине не хотелось думать о нем как о бесконечно одиноком мужчине.
— У тебя была стабильность и любовь семьи, которых я не знал, — продолжал между тем Джерард. Кристина почувствовала, что теперь он повернулся и смотрит на нее. — Ты была старше, когда умерла твоя мать. Шестнадцать лет, да?
— Да. — Кристина кивнула.
— Я помню, что ты все еще горевала по ней, когда… когда мы встретились.
— Тогда с момента ее смерти прошло два года.
Джерард ненадолго замолчал.
— Твой отец все еще жив? — спросил он. — Прости за то, что я ничего не знаю о его судьбе. И за то, что не спросил об этом раньше.
— Он жив, — ответила Кристина. Ей не хотелось продолжать этот разговор, но ничего другого не приходило в голову.
— Мне ужасно жаль, что я не справился о нем раньше, — сказал Джерард. — Очень невнимательно с моей стороны. Наверное, тебе хотелось пригласить его в гости. Ты сделала бы это, если бы я не заявил о своем намерении приехать в Торнвуд? Или, может, ты хотела отправиться к нему? Наверное, он был бы очень рад повидать внучек.
— Нет, — ответила Кристина. — Ничего подобного я не планировала. Думаю, и у него были иные планы.
— Очень приятный человек. Он мне нравился. Все вокруг его любили.
О да, все любили сэра Чарльтона Спенса.
— То письмо было от него, — неожиданно произнесла Кристина. — Письмо, которое ты передал мне несколько дней назад. — Кристина запоздало припомнила, что Джерард был свидетелем того, как она отреагировала на письмо отца, и о том, что попросила у него денег, когда его прочитала.
Молчание графа свидетельствовало о том, что и он это вспомнил.
— Он живет в своем доме. Здоров.
Кристина чувствовала, как пристально смотрит на нее Джерард.
— Когда ты видела его в последний раз? — спросил он.
Кристина хотела промолчать. Или солгать. Но вместо этого рассмеялась.
— Десять с половиной лет назад, — сказала она, — на своей свадьбе. После этого мне было запрещено общаться с ним и даже произносить его имя — точно так же, как и твое.
— А, — выдохнул Джерард, когда экипаж остановился перед крыльцом дома. — Значит, было что-то, чего я не знаю, верно?
Вопрос был риторическим. Джерард не ждал на него ответа. Он открыл дверцу экипажа, прежде чем кучер успел спуститься с козел, и спрыгнул прямиком на заснеженную террасу. Опустив ступеньки, он подал Кристине руку.
— Мы поговорим об этом, прежде чем я уеду в Лондон, — сказал граф. — Пора рассказать правду, Кристина. Но не сегодня. И не завтра. Ведь мы будем праздновать Рождество.
— Да.
— Давай наслаждаться праздником, — сказал Джерард, глядя Кристине в глаза. — Нам обоим необходимы приятные воспоминания.
— Да.
Кристина едва удержалась, чтобы не побежать, пересекла холл и не оглядываясь направилась к лестнице. Она непременно опозорила бы себя, разразившись слезами, если бы обернулась. Но сегодня нужно радоваться, а не плакать. И какая-то часть ее действительно бурлила от радости.
Это Рождество Кристина проведет со своими детьми, тетей, золовкой, многочисленными гостями и… с ним.
Джерард прав: пришло время собирать добрые воспоминания.
Кататься на коньках после обеда пошли не все. Кто-то решил отдохнуть перед вечерним концертом. А кто-то предпочел лишний раз порепетировать. И все же довольно многочисленная группа молодых людей и детей отправилась к озеру в сопровождении трех грумов, каждый из которых нес большой ящик с коньками.
Граф Уонстед шел рядом с Маргарет. Он с интересом и одобрением наблюдал за ее быстрым превращением из постоянно пребывающей в тревоге обидчивой девушки, встретившей его в гостиной Торнвуда, в живую и улыбчивую юную леди.
— Тебе нравится Рождество, Маргарет? — спросил граф.
— О да, — с горящими глазами заверила кузена девушка. — Раньше я его ненавидела. Вы должны помнить, как мы его праздновали, когда был жив папа.
Детям никогда не дарили подарков. Этот день ничем не отличался от других. Разве что на ужин подавали гуся, а взрослые напивались так, что с ними лучше было не встречаться вовсе.
— Ничего не изменилось, когда хозяином здесь стал Гилберт, не так ли? — спросил Джерард. Отчасти он знал ответ, но, возможно, Маргарет расскажет что-то еще. Если он и думал о Кристине в течение всех этих потерянных лет — а он, конечно же, думал о ней, хотя и не желал этого, — то представлял, что она живет в роскоши, где исполняется каждое ее желание. Хотя Гилберт был не самым симпатичным из людей.
— О нет, все изменилось. Причем кардинально, — недовольно поморщившись, произнесла Маргарет. — После женитьбы на Кристине Гилберт вдруг пришел к Богу. Именно так он нам это объяснял. Я, конечно, молчала, пока он был жив, но мне не хотелось ни знать, ни почитать этого его Бога. Он только и говорил о грехах, покаянии, воздержанности, нравственности… Я могу продолжать до бесконечности. Родни повезло. Он как раз достиг того возраста, когда можно уехать из дому и жить собственной жизнью. Он отправился путешествовать. Хотя в конечном счете ему не так уж и повезло — он утонул в Италии. Но я была почти ребенком, поэтому застряла в Торнвуде. Это было ужасно, кузен Джерард. Я даже начала молиться о том, чтобы вернулся папа… или вы. Вы всегда относились ко мне по-доброму в отличие от всех остальных, когда мама умерла.
Джерард ненавидел себя за следующий вопрос, потому что чувствовал себя сплетником:
— А Кристина не пыталась сделать жизнь обитателей Торнвуда хоть немного счастливее?
Мэг взглянула на кузена, а потом решила говорить открыто.
— Нет, — произнесла она. — Лишь изредка, да и то когда Гилберт уезжал в Лондон. Он никогда не брал Кристину с собой. И меня не брал. Даже когда я стала достаточно взрослой для дебюта. Гилберт называл Лондон самым грешным и самым ужасным городом на земле, бывать в котором его сестре или супруге не подобает. Иногда в его отсутствие мы устраивали пикники. И даже смеялись.
— Ты много смеялась в последнюю неделю, — сказал Джерард. — Я помню, каким жизнерадостным ребенком ты была.
— Так хорошо, что вы вернулись, Джерард, и при этом ничуть не изменились. — Маргарет улыбнулась. — Кататься на коньках так же сложно, как танцевать вальс?
— Разница состоит лишь в том, что, обучаясь кататься на коньках, опираться на партнера вовсе не стыдно, а даже необходимо. Хочешь, тебя буду учить я? Или же ты предпочитаешь кого-то другого?
В глазах Маргарет заплясали веселые искорки.
— Боюсь, Лиззи Гейнор будет страшно разочарована, если я единолично завладею вашим вниманием, кузен Джерард. Я слышала, как она говорила всем и каждому, будто лед внушает ей ужас и будто она ни за что в жизни не решилась бы учиться этой премудрости, если бы вы не пообещали ей выступить в роли наставника. Она доверяет только вам, ведь вы такой сильный. — Маргарет захлопала ресницами, изображая Лиззи.
Все верно. Он действительно дал мисс Гейнор обещание. Его вынудили это сделать. Джерард уже решил для себя, что не станет ухаживать за Лиззи с целью продолжения отношений. Он также решил, что вообще никогда не женится. И все же Джерарду было ясно, что приглашение посетить Торнвуд лишь подогрело интерес девушки к его персоне. Теперь она и ее мать надеются услышать предложение руки и сердца сразу после Рождества.
— А кто-нибудь пообещал выступить в роли твоего наставника? — спросил Джерард у кузины. — Есть такой джентльмен?
— Да не то чтобы… — Маргарет склонила голову набок и задумалась. — Хотя мне очень нравится мистер Фредерик Кеннадайн, и, кажется, я ему тоже нравлюсь. Вы даже представить себе не можете, как чудесно общаться с леди и джентльменами своего возраста и знать, что веселиться не запрещено. Я не хочу совершить ошибку, слишком поспешно остановив свое внимание на каком-то одном джентльмене. Кузен Джерард, вы говорили всерьез, когда пообещали мне, что весной состоится мой дебют?
— Серьезнее быть не может, — ответил Джерард. — Просто преступление, что тебя до сих пор не представили обществу.
— Хотя я, наверное, не должна так мечтать об этом, — произнесла Маргарет, широко улыбнувшись. — Ведь мои мечты о дебюте с его балами и развлечениями могут счесть легкомысленными. Впрочем, я хочу быть легкомысленной, и пусть обо мне думают что хотят. Я хочу чувствовать себя свободной, когда отправлюсь в Лондон, кузен Джерард. Хочу, чтобы мое сердце оставалось до поры до времени свободным. Возможно, я вверю его мистеру Кеннадайну, если он захочет вверить мне свое. Но сначала я хочу убедиться в правильности своего выбора.
Заново познакомившись с Маргарет полторы недели назад, Джерард счел ее неопытным ребенком. Но теперь он понимал, что принял за неопытность ее чистоту и наивность. На самом же деле Маргарет обладала здравым смыслом и даже мудростью.
— Ты ведь дочь графа, Маргарет, — сказал он, — и вполне можешь заполучить в мужья герцога, если таковой будет в наличии.
Кузены рассмеялись.
— Если он молод, красив, богат, добр и готов любить меня до умопомрачения, я своего не упущу. — Маргарет вновь рассмеялась. — При условии, что я тоже полюблю его до безумия.
В этот момент впереди показался берег озера. Садовники поработали на славу, расчистив снег с большой части ледяной поверхности, и теперь каток ярко блестел в лучах полуденного солнца. Все тут же бросились к коробкам в поисках подходящих по размеру коньков.
Кое-кто из гостей умел кататься и теперь уверенно и легко скользил по льду. Некоторые уже пробовали стоять на коньках и желали попытаться проехать самостоятельно, раскинув в стороны руки и неуклюже расставив ноги. А кое-кому так и не хватило смелости попробовать.
Фредерик Кеннадайн, довольно опытный конькобежец, предложил свою помощь Маргарет. Эндрю Кэмпбелл подхватил под руки Сюзан Гейнор и Клару Редуэй. Джорди Стюарт крепко сжал руку Кристины. Дженнет, смеясь от удовольствия, взялась опекать раскачивающегося из стороны в сторону Ральфа Милчипа. Джон и Лора Кеннадайн давали последние наставления детям — он на льду, она на берегу, — а Рейчел отошла подальше от остальных и училась скользить на коньках самостоятельно.
Граф заглянул в большие, наполненные тревогой глаза Лиззи Гейнор и улыбнулся.
— Я не позволю вам упасть, — пообещал он.
Однако вскоре Джерард понял, что удержать Лиззи от падения не так-то просто. Ему приходилось держать ее левой рукой за руку, правой обнимать за талию и крепко прижимать к себе. Глаза Джерарда не обманули: Лиззи действительно была изящной, стройной и очень женственной. Она робела, доверчиво прижималась к нему, вскрикивала от страха и смеялась. Все это выглядело весьма привлекательно, но не производило на графа никакого впечатления.
— Просто не представляю, как вам удается так уверенно держаться на ногах, милорд, — с восхищением произнесла Лиззи, когда они заскользили наконец по льду, и повернулась так, чтобы явить взору графа очаровательный профиль, выгодно обрамленный меховым капюшоном мантильи. — Я знаю, что могу доверить вам свою жизнь.
— Если немного потренируетесь, будете держаться на коньках так же уверенно, как и я, мисс Гейнор. Существует определенная техника катания, включающая в себя сочетание равновесия и уверенности.
— Никогда не смогу овладеть ни тем ни другим, — сказала Лиззи и рассмеялась. — Да и зачем, раз у меня есть такой сильный партнер, на которого можно опереться?
Джерард заметил, как Милчип споткнулся и упал, увлекая за собой уверенную конькобежку Дженнет. Ситуация показалась им обоим невероятно забавной, несмотря на то что предложившие помощь Латрелл и Джон Кеннадайн принялись немилосердно над ними подтрунивать. Кристина скользила по льду медленно. Впрочем, она держалась за руку Стюарта лишь для того, чтобы почувствовать некоторую уверенность. Она ехала сама, сосредоточенно хмуря брови.
Ее жизнь с Гилбертом оказалась исполненной беспросветного мрака. Джерард уже понял это, а слова Маргарет лишь подтвердили его предположение. Кристина даже не пыталась развеять этот мрак. Она никогда не смеялась, за исключением тех моментов, когда Гилберт уезжал из дома. Джерард должен был злорадствовать. Должен был испытывать удовлетворение при мысли о том, что все эти годы Кристина была очень несчастна. Но он мог лишь недоумевать, почему до сегодняшнего утра ему не приходила в голову мысль о том, что за неожиданным отказом Кристины стояло нечто большее, нежели банальное желание заполучить титул и состояние. Гилберт не позволял ей произносить имя Джерарда и ее отца. Но тесть-то ему чем не угодил?
Рейчел упала, поднялась без малейшего звука и продолжала кататься. Когда-нибудь он научит ее кататься еще лучше.
Дженнет катила теперь впереди Милчипа, подгоняемая шутками, и не переставала смеяться. Она несколько раз изящно крутанулась, а потом сделала прыжок и поехала дальше с удвоенной скоростью. Затем остановилась и присела в реверансе в ответ на громкие аплодисменты и свист, сопровождавшие ее выступление.
— О, — восхищенно вздохнула Лиззи, — как бы я хотела тоже так кататься. И наверное, смогла бы, если бы мне достало смелости.
— Вообще-то советуют сначала научиться ходить, а уж потом бегать, — со смехом произнес граф. — Мисс Кэмпбелл выросла в Канаде и привыкла к морозным зимам и покрытым льдом рекам и озерам. Она научилась кататься на коньках еще в детстве.
— Вы пытаетесь сказать, что у меня нет способностей, милорд? — спросила Лиззи, очаровательно надув губки. — В таком случае я просто обязана доказать, что вы ошибаетесь.
Сначала Джерарду показалось, что она просто хочет попытаться изобразить то же самое, что и Кристина. Лиззи перенесла вес своего тела, взяла графа под руку и сделала пару вполне сносных движений ногами. Но потом она звонко рассмеялась и отпустила руку.
— Смотрите! — скомандовала она и грациозно раскинула руки в стороны.
К счастью для Лизи, у графа хватило ума ускорить шаг и подхватить ее прежде, чем она рухнула на лед.
— О! — выдохнула она.
— Вы ушиблись? — озабоченно спросил Джерард. Черт возьми, он же обещал Лиззи, что она не упадет.
Она осторожно пошевелила ногой и поморщилась.
— Сейчас все пройдет, — пообещала она.
Однако Джерард не хотел больше рисковать, несмотря на то что Лиззи вновь поставила ногу на лед и ободряюще улыбнулась.
— Я не хочу испортить всем настроение, — сказала она, и ее большие глаза вдруг наполнились слезами.
— Ерунда! — возразил граф. — Вы никому не испортите настроение, если только не станете изображать жертву. Посмотрите, слуги уже разожгли костер и принесли из дома горячий шоколад. — Следуя указаниям графа, они подвинули к костру бревна, чтобы гости могли снять коньки и согреться горячими напитками. — Мы с вами посидим пока у костра, а там и нога ваша пройдет.
— Я вполне могу посидеть у костра одна, милорд, — заверила графа Лиззи, когда тот медленно повел ее в сторону костра. — А вы должны вернуться на лед. Я уверена, другие леди тоже с удовольствием примут вашу помощь. Вряд ли вы захотите кататься только со мной или сидеть со мной у костра и наблюдать, как катаются другие. Я вела себя как эгоистка, пытаясь единолично завладеть вашим вниманием.
— Ерунда! — коротко бросил граф, подхватывая Лиззи на руки и неся ее к костру. Однако не только они покинули лед. Потрескивающие поленья и чашки с дымящимся шоколадом выглядели слишком привлекательно. Кроме того, все поняли, что что-то случилось, и теперь подошли, чтобы узнать подробности.
— Я попыталась поехать самостоятельно, — весело объясняла случившееся Лиззи. — Я и так злоупотребила добротой лорда Уонстеда. Я непременно упала бы и сломала ногу, если бы не он. Он поехал за мной и вовремя подхватил. — Лиззи закусила губу, когда граф начал осторожно снимать с ее правой ноги конек. — О Боже, боюсь, я потянула лодыжку. Какое счастье, что его сиятельство не позволил мне прогнать его. — Лиззи поморщилась и бодро улыбнулась, хотя в ее глазах заблестели слезы.
Она и слышать не хотела о том, чтобы испортить всем присутствующим веселье, позволив графу отнести ее домой. Лиззи была уверена, что боль в лодыжке непременно утихнет, если она просто посидит возле костра. Однако когда все попили шоколада, согрелись и попели рождественские песни по подсказке Лоры Кеннадайн, стало ясно, что с лодыжкой у мисс Гейнор и в самом деле не все в порядке.
— Если вы будете так любезны и позволите мне опереться на вашу руку, я, пожалуй, смогу дойти до дома, — произнесла Лиззи.
Граф не мог позволить, чтобы она проделала такой длинный путь пешком. Лиззи была не такой уж легкой, но Джерард привык к тяжелой работе за годы жизни в Канаде. Он предложил ей обхватить его за шею и понес ее к дому. Мисс Гейнор весело щебетала на протяжении всего пути, громко утверждая, что несчастный случай произошел исключительно по ее вине и что его сиятельство здесь вовсе ни при чем. Более того — если бы он не последовал за ней, ее раны оказались бы гораздо серьезнее.
— Как романтично, — весело восклицала она, — иметь рядом такого сильного и надежного человека.
Джерард был ужасно рад — по целому ряду причин, — что процессия достигла наконец дома. Однако когда мисс Гейнор попросила поставить ее на пол в холле, его сиятельство выразил готовность отнести девушку в ее комнату. Радостно рассмеявшись, Лиззи победно посмотрела на гостей, снимавших шарфы, перчатки и шляпы.
— И никто из вас не посмеет обвинить нас в чем-то непристойном, — заявила мисс Гейнор, повышая голос, чтобы перекрыть царивший в холле шум. — Биллингс немедленно пошлет за моей мамой и камеристкой, правда же, Биллингс?
Граф нашел глаза Кристины и вскинул брови в беззвучной мольбе.
— Конечно, никому и в голову не придет подумать или сказать нечто подобное, мисс Гейнор, — с привычным холодным достоинством произнесла графиня. — Все мы очень высокого мнения о вашей нравственности. Я уверена, что леди Гейнор придет в вашу комнату без промедления, как только узнает о случившейся с вами неприятности. А пока с вами отправлюсь я и прослежу за тем, чтобы вы получили все необходимое.
Граф еле заметно улыбнулся Кристине, когда та прошла мимо него, и двинулся следом с тяжелой ношей на руках.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Последний вальс - Бэлоу Мэри



Неплохо,8/10.
Последний вальс - Бэлоу МэриВика
30.10.2012, 14.24





пожалуй даже 9/10. очень чувствительно,до слез. Красиво. читайте!!
Последний вальс - Бэлоу Мэрианна
23.06.2013, 14.15





Интересный роман, но грустный.
Последний вальс - Бэлоу МэриКэт
4.01.2014, 10.01





неплохо 8 балов
Последний вальс - Бэлоу Мэритатьяна
6.04.2015, 13.45





хороший раман! читайте!
Последний вальс - Бэлоу Мэриэля
3.04.2016, 23.41





грустный роман. и когда дочитывала, меня не оставляла мысли, что он закончится на предыдущей главе и герои не поженятся. и я как-то даже ждала этого.
Последний вальс - Бэлоу Мэрилёлища
29.05.2016, 18.08





Хороший роман, да совершили много ошибок в юности, и настоло время их исправлять, Рождество всегдаа исполняет желание..
Последний вальс - Бэлоу МэриМилена
15.06.2016, 13.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100