Читать онлайн Последний вальс, автора - Бэлоу Мэри, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Последний вальс - Бэлоу Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.9 (Голосов: 61)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Последний вальс - Бэлоу Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Последний вальс - Бэлоу Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэлоу Мэри

Последний вальс

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Вечером в деревенской церкви должна была состояться рождественская месса. Кристина узнала, что большинство гостей собирается на ней присутствовать, несмотря на снегопад и отсутствие в сарае достаточного количества саней. По снегу пришлось бы идти около мили, но садовники и несколько грумов попытались расчистить заносы с дороги, хотя большинству гостей перспектива прогулки по снегу в сочельник казалась невероятно привлекательной.
В промежутке между поздним ужином и мессой ожидали прихода колядовщиков — так происходило каждый год. Только теперь граф приказал затопить большие камины в холле. Конечно, они не дадут достаточно тепла, но все же прогонят холод и сделают холл более гостеприимным. Кроме того, в холле поставили большую чашу с пуншем и подносы со сладкими пирожками и большим рождественским пирогом. Обычно колядующим подавали лишь лимонад. А в прошлое Рождество в Торнвуд и вовсе никто не заглядывал, ведь графиня пребывала в трауре.
Вечер обещал быть суматошным. А гости очень устали после утреннего сражения. После обеда большинство из них предпочло удалиться в свои комнаты на отдых, но прежде граф Уонстед собрал всех в гостиной.
— Завтра Рождество, — сказал он. — Я полагаю, что утром каждый из вас займется своими делами. Я же буду поздравлять слуг. После обеда, с вашего согласия и если позволит погода, мы отправимся кататься на коньках. Слуги вновь разведут на берегу костер. — Дождавшись, пока уляжется волнение, граф продолжал: — Но вот что предпринять вечером? Ведь мы собирались устроить бал только после Рождества.
— Завтра вечером мы могли бы потанцевать в гостиной, кузен Джерард, — с готовностью предложила Маргарет.
— У меня другое предложение. — Граф улыбнулся. — Всем нам предстоит трудная задача.
Гости дружно застонали.
— Мы устроим в танцевальном зале рождественский концерт, — объявил Джерард. — Леди Ханна составит программу. Она уже согласилась мне помочь. Она проследит за тем, чтобы номера были разнообразными. Вряд ли кому-нибудь понравится слушать одну и ту же рождественскую песню в разном исполнении.
— Так давайте соберем хор, который споет одну коротенькую песню, а потом устроим танцы. Как ты на это смотришь, Джерард? — предложил Ральф Милчип.
— Нет-нет. — Граф поднял руки, успокаивая развеселившихся гостей. — Мы подойдем к этому делу со всей основательностью и порадуем друг друга.
— Чудесная идея, милорд, — произнесла Сюзан Гейнор. — Мы сыграем на фортепьяно дуэтом, правда, Лиззи?
— Но есть одно условие, — добавил его сиятельство. — Участие в концерте примут все без исключения. Если кому-то потребуется для репетиции танцевальный зал или гостиная, обращайтесь к леди Ханне, она составит расписание. А теперь прошу прощения, нам с леди Рейчел необходимо кое-что обсудить.
— Но ведь на подготовку остается всего двадцать четыре часа, Джерард, — взмолилась Дженнет.
— Уйма времени, — непреклонно заметил граф, беря под руку Рейчел.
Кристина смотрела на него с удивлением и некоторой тревогой. Она поднялась было со своего места, но граф остановил ее.
— Не извольте беспокоиться, миледи, — сказал он. — Это дело касается лишь Рейчел, Маргарет, тети Ханны и меня.
Кристина хотела запротестовать, но Рейчел серьезно произнесла:
— Это секрет, мама.
Она обладала чудесным голосом — тетя Ханна и Маргарет знали это. Возможно, они хотели, чтобы Рейчел спела на концерте. Значит, дети тоже примут участие? Кристина не станет возражать против того, чтобы у дочери появился секрет, хотя еще несколько дней назад непременно высказала бы недовольство. Ведь нет ничего плохого в том, если Рейчел действительно споет, особенно если тетя Ханна одобрит это.
Надежду на спокойный отдых после обеда пришлось оставить. Все без исключения отчаянно пытались отыскать в себе талант, которым можно было бы блеснуть на концерте, а потом начинали жаловаться, что напрочь лишены какого-то ни было таланта. Леди Ханна спокойно расхаживала меж гостями, занося в свой список предполагаемые номера, назначая время репетиции и даже давая советы. У мистера Кэмпбелла хороший голос, но он робеет петь соло? Так почему бы ему не спеть дуэтом с какой-нибудь леди, которая тоже не решается петь единолично? Может быть, мисс Милчип подойдет? Теперь обитателям Торнвуда запрещалось заходить в танцевальный зал или гостиную. Исключение составляли лишь те, кому в данный момент предстояло репетировать.
Кристина решила, что дети разыграют сценку, рассказывающую о рождении Христа. Но их было всего шестеро, а действующих лиц много — Мария и Иосиф, хозяин постоялого двора и его жена, пастухи, короли и ангелы. Лора Кеннадайн успокоила графиню, сообщив той, что многие из гостей, не обнаружившие в себе никакого таланта — по крайней мере так они говорили, — будут рады сыграть в этой пьесе. Она оказалась права. Лорд и леди Ланган с радостью согласились на роль хозяина постоялого двора и его жены. Они пообещали, что будут весьма убедительно изображать ссору — она будет бить его по ушам, а он, в свою очередь, сыпать угрозами. И уж конечно, они с неохотой согласятся предоставить свой хлев святому семейству.
На роли пастухов Кристина наметила виконта Латрелла и братьев Милчип. Мужчин подобное предложение поначалу застало врасплох. Немного поразмыслив и согласившись с предложением графини, они удалились в сторону зимнего сада, чтобы проникнуться атмосферой пьесы и повторить придуманные ими же самими смешные реплики, которые не стыдно будет произнести даже перед леди и детьми.
Лора согласилась петь за кулисами, в то время как ее дочь Элис будет стоять на сцене и изображать ангела. Рейчел и Полу Лангану достались роли Марии и Иосифа. Тесс, Мэтью и маленького Джонатана — если, конечно, малыш не станет уходить со сцены и сосать палец посреди представления — решено было сделать волхвами. Однако Лора сказала, что даже если Джонатан и уйдет со сцены, представления это не испортит. Ведь в Библии не говорится, что волхвов было именно трое, а вот шкатулка с миррой непременно должна оказаться в яслях.
Репетиции продолжались даже в то время, которое изначально гости отвели для отдыха. Кристина вынуждена была признать, что, несмотря на ворчание и притворное недовольство, все отдались подготовке к концерту с должным рвением и радостью.
Уложив младших детей спать после обеда, она спустилась в зимний сад посмотреть, как идут дела у «пастухов». При виде репетирующих ее разобрал смех. Джереми Милчип то и дело клевал носом и начинал похрапывать, а когда его будили, никак не мог взять в толк, чего от него хотят. Его суеверный брат громко восклицал, что божественные ангелы на самом деле инопланетные существа, прибывшие на землю, чтобы забрать его с собой на Луну, а виконт Латрелл просто глупо хихикал и начинал рассеянно оглядываться по сторонам всякий раз, когда к нему обращались.
Но детям действо все равно понравится — Кристина в этом не сомневалась. Хотя Гилберт непременно перевернулся бы в гробу, узнав, во что его домочадцы превратили рождественскую историю.
— Когда вы наконец спуститесь в Вифлеем, — напомнила Кристина «пастухам», — вам должна открыться истина, которая вас преобразит.
— Мы собираемся поработать над этим после чая, мадам, — пояснил Джереми и шумно зевнул. — Если, конечно, не засну, то непременно появлюсь в Вифлееме.
— Вифлеем, ха! — захохотал Ральф. Он погрозил пальцем и наполовину прикрыл один глаз. — Я не вчера родился, друзья. И не верю в существ, поющих вместо того, чтобы говорить, как все нормальные люди, и имеющих крылья за спиной и круги света над головой. Знаете, что они сделают, когда мы пойдем смотреть на младенца, которого на самом деле не существует? Стянут овцу!
Виконт засмеялся, и Кристина подхватила смех.
— Пора пить чай, — сказала она. — Я уверена, вам не терпится отдохнуть от трудов праведных.
Просить дважды не пришлось. Братья отправились пить чай, а виконт Латрелл удержал Кристину за руку.
— Вы не подскажете, как называется это растение, леди Уонстед, — произнес он, дожидаясь, пока они с графиней останутся наедине. А когда братья Милчип исчезли за дверью, широко улыбнулся и достал из кармана печально поникшую веточку омелы.
— Я уже отчаялся остаться с вами с глазу на глаз и спросить.
— Это омела, милорд, — произнесла графиня. — Идемте пить чай?
— Минуточку. — Виконт повесил омелу на ветку апельсинового дерева у себя над головой. — Да, вот так в самый раз. — С этими словами он обнял графиню за талию, притянул к себе и поцеловал.
Сегодня Кристина была готова к подобному повороту событий. Она не позволила виконту раздвинуть свои губы, хотя он призывно провел по ним языком и что-то тихо пробормотал.
— Забудем о Рождестве, — произнес он, немного отстраняясь. — Мне кажется, вы должны знать, что вы самая красивая и самая соблазнительная женщина из тех, что мне доводилось встречать. — Его голос звучал тихо, соблазняющее и вовсе не насмешливо.
— А еще самая глупая и наивная, если позволю себе поверить вам, — с улыбкой ответила Кристина.
— Я и сам себе верю с трудом, — произнес виконт. — Должен признаться, что я говорил подобные слова и прежде. Но никогда еще я не произносил их столь необдуманно. Я хочу вас, моя дорогая. Мне даже кажется, что я в вас влюбился. Это ощущение сродни серьезному заболеванию, от которого мне еще не приходилось страдать. Это не смертельно, как вы думаете? У меня есть шанс излечиться?
Виконт нравился Кристине. Этому повесе удавалось домогаться желаемой женщины столь галантно и изысканно, что почувствовать себя обманутой и уязвленной не представлялось возможным. Он не был в нее влюблен и не ждал, что Кристина ему поверит. Ему нужен был ни к чему не обязывающий роман, лишенный каких бы то ни было глубоких чувств и обязательств. Просто обоюдное влечение и симпатия. Кристина не сомневалась, что получит удовольствие от романа с виконтом, если…
Интересно, смогла бы она поддаться искушению при других обстоятельствах? Кристина не знала ответа.
— Мне нравится, как вы молчите, — произнес виконт. — Нравится эта таинственная улыбка. Она станет еще чудеснее, если ваша голова окажется на подушке. Но вы недолго будете молчать. Я не позволяю своим женщинам заниматься любовью молча. — На губах виконта заиграла дьявольская улыбка, и он снова поцеловал Кристину.
После этого поцелуя Кристина решила твердо заявить, что теперь они с лихвой отдали дань уважения маленькой веточке омелы.
Но в этот момент кто-то громко откашлялся в дверях зимнего сада.
— Ужасно не хотелось бы вас прерывать, — произнес граф Уонстед.
— Но… — Виконт Латрелл оторвался от губ Кристины и заглянул ей в глаза. — Мне показалось, вы хотели что-то сказать. Тебя ведь не уговорить уйти отсюда, да, Джерард?
Если бы сейчас земля разверзлась под ногами у Кристины, она с удовольствием провалилась бы в преисподнюю. Она едва удержалась, чтобы не оттолкнуть виконта и не пуститься в объяснения.
— Мне нужно поговорить с ее сиятельством, — произнес граф. — О завтрашнем концерте. Ральф сказал, что она здесь.
— Стало быть, это Милчипа мне нужно благодарить. — Виконт притворно нахмурился и, отступив на шаг, поклонился Кристине: — Увидимся позже, мадам.
Едва только виконт скрылся за дверью, Кристина отвернулась и принялась водить пальцем по листьям апельсинового дерева.
— Нужно было согласиться уйти? — тихо спросил граф.
— Виконт повесил на дерево омелу, — ненавидя себя за то, что приходится оправдываться, пояснила Кристина. — Было бы невежливо отказаться поцеловаться под ней.
— Твоя голова действительно выглядит восхитительно на подушке, — сказал граф.
Кристина резко развернулась, и в ее глазах вспыхнул гнев.
— Хотелось бы напомнить, милорд, — отрезала она, — что я не ваша собственность. И не виконта Латрелла. И не должна держать ответ перед вами, перед виконтом или перед кем-то еще. — Кристина поняла, что сказала глупость. Ведь она зависела от него.
— Ты права, — бросил Джерард. Его подбородок был упрямо выпячен, а взгляд источал холод. Совсем как в день его приезда в Торнвуд. — Увиденное не должно было удивить меня, даже если бы над вашими головами не было невидимой омелы. На собственном горьком опыте я уже убедился, что тебе нельзя доверять.
Глаза Кристины расширились от негодования.
— Доверять? — переспросила она. — А как, по-твоему, я должна себя вести? Шарахаться от мужчин до конца своей жизни из-за того, что произошло вчера? Если вспомнишь, ты сам сказал, что положил конец нашим отношениям. — Или, наоборот, начало, если Кристина забеременеет.
— Если случится так, что ты забеременеешь, — холодно произнес граф, словно прочитав мысли Кристины, — мне хотелось бы знать наверняка, кто отец ребенка, миледи.
Кристина пошатнулась и в тот же момент услышала, как граф выругался.
— Прости, — сказал он, проводя рукой по волосам. — Черт возьми, Кристина, ну почему рядом с тобой я всегда веду себя как настоящий мерзавец? Прости меня, умоляю. Я не должен был так говорить. Это… это отвратительно.
— Если я вдруг забеременею, — произнесла графиня, — все вокруг будут знать, чей это ребенок. Он будет мой, только мой. И я буду любить его всем сердцем, как и своих дочерей. К счастью, дети не несут ответственности за позор своих родителей, и не важно при этом, законнорожденные они или нет. Они настоящая драгоценность. Если у меня родится ребенок, тебе не придется спрашивать, кто его отец и знаю ли я сама, кто он. Потому что не важно, кто является его отцом — ты, виконт Латрелл или кто-то еще.
По лицу Джерарда разлилась мертвенная бледность, и Кристина была этому рада.
— Прости, — еще раз повторил граф. — То, что я сказал, действительно ужасно, но я очень разозлился. Еще раз прости.
— Простить за то, что, возможно, отец ты? — спросила Кристина. — За то, что переспал со мной вчера?
— Да, и за это тоже, — тихо ответил Джерард. — Этого не должно было случиться. Прости.
До этого момента Кристина чувствовала лишь клокочущий в душе гнев — слепой и безудержный. Теперь же ее охватило ощущение необъяснимой боли и пустоты. Кристина вновь повернулась к Джерарду спиной и отошла от него подальше.
— Зачем ты пришел? — спросила она. — Убедиться, что виконт Латрелл еще не получил того, что ты получил вчера?
Кристина услышала, как Джерард втянул носом воздух и задержал его на некоторое мгновение.
— Это прозвучит банально, — сказал он. — Но мне нужна твоя помощь. Я готовлю фокусы к завтрашнем концерту.
— Фокусы?
— Кое-что, чему я научился за прошедшие годы, — сказал граф. — Например, делать так, чтобы предмет исчез, а потом появился в другом месте. Это понравится детям, да и взрослым тоже. Но для этого мне нужна помощница.
— И ты решил, что я не откажусь. — Кристина наполовину развернулась.
— Ну, в общем, да. Хотя теперь понимаю, что скорее всего откажешься. Ты откажешься?
— Нет.
Почему? Чтобы доказать, что он ошибается? Потому что он ее заинтриговал? Или потому что она наконец найдет номер для концерта? А может, потому, что номер этот придется репетировать и они смогут провести некоторое время наедине? Оставаясь вдвоем, они всегда ссорились… или занимались любовью.
— Спасибо. — Джерард сделал несколько шагов и оказался под веткой апельсинового дерева, под которой Кристина целовалась с виконтом Латреллом. Он поднял руку и печально улыбнулся. — Здесь и правда висит омела. Он, наверное, принес ее с собой в надежде остаться с тобой наедине.
— Да, — согласилась Кристина.
Их взгляды встретились. Кристина едва не пошла ему навстречу, едва не встала под омелу. Она едва не начала действовать так же безрассудно и бездумно, как в хижине Пинки, но вовремя остановилась.
— Идем пить чай, — произнес граф, прерывая становившееся все более невыносимым молчание.
— Идем.
Джерард никогда не питал особой любви к Рождеству. Когда он был ребенком, оно считалось праздником для взрослых. В этот день его дядя приглашал в дом гостей — преимущественно джентльменов, — чтобы часами пить вино в их компании. Джерард прилагал все силы для того, чтобы не попадаться дяде на глаза в течение целой недели, следующей за Рождеством, когда тот становился более вспыльчивым и непредсказуемым, чем обычно.
В Канаде Джерард всегда праздновал Рождество с друзьями в Монреале или другими зимовщиками, если уезжал в это время года на северо-восток страны. Но все равно ему казалось, что этот день ничем не отличается от всех остальных.
Однако в этом году все было иначе. И дело даже не в пребывании в Торнвуде, который теперь принадлежал ему, и не в том, что его окружали добрые друзья и родные. Снег, еловые ветки, украшавшие дом, рождественские песни и соблазнительные ароматы, доносящиеся с кухни, тоже были ни при чем. Впрочем, как и волнительное ожидание последующих двух дней, когда празднование Рождества достигнет своего апогея.
Особенному настроению способствовало все это, вместе взятое, и что-то еще… Джерард вынужден был признаться себе в этом в деревенской церкви в канун Рождества. С одной стороны от него сидела Маргарет, а с другой — тетя Ханна. Церковь была заполнена до отказа. Возможно, местный хор не был самым профессиональным из тех, что Джерарду приходилось слышать, но, казалось, даже ангелы Вифлеема, согревавшие сердца пастухов, не смогли бы согреть его сердце так, как эти деревенские певцы, чьи рождественские песни звучали сегодня под мрачными холодными сводами. Впрочем, здесь оказалось не так уж мрачно и холодно — среди гостей и в присутствии Кристины. Она раздавала пироги со сладкой начинкой, а он разливал пунш.
Кристина. Она сидела на одной скамье с ним. Когда Джерард немного подавался вперед или чуть откидывался назад, он видел ее профиль, серую мантилью и шляпку. Между ней и тетей Ханной восседала Рейчел. Тесс же забралась к матери на колени и понемногу клевала носом. Внезапно Джерард подумал о том, что его мать была еще жива, когда он достиг возраста младшей дочери Кристины. Он смутно помнил своих родителей — ведь они умерли, когда ему исполнилось пять лет. Забирался ли он к матери на колени, когда уставал, прижимался ли к ее груди, зная, что будет здесь в тепле и безопасности?
Он проследит за тем, чтобы мир всегда был таковым для Тесс и Рейчел. По крайней мере до тех пор, пока они не станут достаточно взрослыми, чтобы самостоятельно справляться с его изменчивостью и непредсказуемостью. Даже если он окажется на другом конце света, он не оставит их. Они будут жить здесь, в Торнвуде. Кристине не придется выходить замуж вторично, рискуя оказаться в такой же ситуации, как и прежде. Брак с Гилбертом действительно оказался неудачным. Джерарду хватило проницательности понять, что именно в приступе гнева пыталась сказать Кристина: дети, даже законнорожденные, не должны отвечать за грехи своих родителей.
Джерард слушал священника, упиваясь этой чудесной теплой и такой новой атмосферой Рождества и ощущая, как в его сердце растет любовь к ребенку, заново родившемуся сегодня для мира. Это случилось в Вифлееме почти две тысячи лет назад и окутывает собой маленькую семью, сидящую рядом с тетей Ханной.
Он никогда не женится. Не позволит другой женщине предъявить свои права на Торнвуд. Поместье останется только ее домом. Здесь она будет растить своих дочерей в мире и спокойствии. А что будет, когда девочки вырастут, выйдут замуж и переедут в дома своих мужей? Тогда Кристина состарится в этом поместье. Ей никогда не придется столкнуться с унизительным положением приживалки при молодых родственниках, которым она совершенно не нужна. Сразу после Рождества, до своего возвращения в Монреаль, он перепишет завещание. В отличие от своего предшественника Джерард обеспечит Кристину собственным жильем и небольшим состоянием, на которое она сможет жить в том случае, если он покинет этот свет раньше ее.
Тесс почти заснула, когда в воздухе растаяли звуки последнего гимна и церковные колокола начали веселый перезвон. Глаза прижавшейся к плечу матери Рейчел казались огромными от усталости.
— Они проснутся на свежем воздухе, — весело произнесла тетя Ханна, — бедные маленькие овечки. Но заснут, едва их головки коснутся подушек. Не хочешь взять меня за руку, Рейчел?
Рейчел была вежливой девочкой и безропотно согласилась бы с предложением тетушки, но Джерарду, рано потерявшему собственных родителей, было ясно, что малышке нужна сейчас только Кристина.
— Может быть, Рейчел возьмет за руку свою маму, а я понесу Тесс? — предложил Джерард и посмотрел на Кристину. — Ужасно жаль ее будить, но она слишком тяжела для вас.
— Спасибо, — ответила Кристина, немного поколебавшись.
Она догадалась взять с собой теплое одеяло. Они закутали в него Тесс, и Джерард осторожно взял девочку на руки, положив ее головку себе на плечо. Она была такая теплая, податливая и доверчивая, что у Джерарда защипало глаза от слез.
Так они и отправились домой — он, графиня и ее семья. Встав со скамьи, Джерард на мгновение поймал взгляд Лиззи Гейнор — они пришли в церковь вместе, — но та была слишком воспитана, чтобы показать свое разочарование, увидев его с ребенком на руках. Она повернулась и ослепительно улыбнулась Сэму Редуэю.
На обратном пути одни гости переговаривались вполголоса, убыстряя шаги, чтобы поскорее попасть в тепло, другие смеялись, то и дело останавливаясь и начиная бросаться снежками. И все же Джерарду казалось, что, кроме них с Кристиной, никого вокруг нет.
Она и ее дочери словно стали его семьей, которой он никогда не знал ребенком и так и не узнал, будучи мужчиной, потому что…
Потому что идущая рядом с ним женщина предпочла создать семью с другим. С его мучителем. Кристина не его жена. А эти две девочки не его дочери. В горле Джерарда возник ком, и он судорожно сглотнул.
— Осталось совсем чуть-чуть, детка, — обратилась Кристина к Рейчел, с трудом передвигающей ноги. Она укрыла девочку полой своей мантильи и крепче прижала к себе. Их с Джерардом глаза встретились. С того самого момента, как они покинули церковь, они не сказали друг другу ни слова.
— Если считаешь, что сможешь донести Тесс до дома, я возьму на руки Рейчел. Если, конечно, она мне позволит, — предложил граф.
— Она тяжелая, — предупредила Кристина.
Джерард улыбнулся. Огромные глаза Рейчел умоляюще смотрели на него из-под складок материнской мантильи.
И вновь Тесс передали с рук на руки. Малышка так и не проснулась, хотя что-то недовольно пробормотала во сне. Джерард расстегнул пальто, присел на корточки, укутал в его полы Рейчел, а потом снова поднялся на ноги. Девочка ужасно замерзла. Свернувшись на руках у Джерарда, она сладко зевнула.
— Наверное, мне стоило оставить их дома, — сказала Кристина. — Но они так хотели пойти, и Гилберт всегда настаивал на посещении церкви. Кроме того, сегодняшняя месса была… особенной. И я хотела, чтобы девочки были рядом со мной.
Значит, она тоже это почувствовала — особенную атмосферу Рождества?
— Рождество всегда воспринималось как сугубо религиозное событие, — продолжала Кристина. — Мы никогда не веселились, никогда не радовались его наступлению.
Гилберт оказал Кристине огромную услугу, умерев молодым.
— В этом году в доме так радостно. — В глазах Кристины читалась тоска, и со стороны могло показаться, что она скорее несчастна, чем счастлива.
— Да, и обстановка соответствующая. Я привык к тому, что зимой идет снег, но здесь, в Англии, это большая редкость, особенно на Рождество. Ты заметила, какое сегодня небо, Кристина? Луна и звезды так близко, что, кажется, протяни руку — и с легкостью дотянешься до них и сорвешь, точно яблоко с ветки.
— К сожалению, мы не сможем этого сделать, — произнесла Кристина. — Счастье нельзя сорвать с ветки, удержать и запереть в сундуке. Оно возникает внезапно и неуловимо, наполняет сердце радостью и вспоминается с благодарностью.
Вспоминала ли она то, что у них было, с благодарностью?
— Я запомню это Рождество, — произнес Джерард.
— Я тоже.
Короткий разговор, но самый сердечный за последние десять лет.
Рейчел так и не заснула. Она все еще пребывала в полудреме, когда ее внесли в дом. Холл сразу же наполнился смехом и веселыми возгласами. Гости снимали верхнюю одежду, а затем поднимались в гостиную за обещанными горячими напитками. Было бы жестоко просто поставить Рейчел на пол.
— Я отнесу ее в детскую. — Джерард направился к лестнице.
Он опустил Рейчел на пол в детской, которую она делила с сестренкой, а Кристина склонилась над спящей Тесс, чтобы раздеть ее.
— Спокойной ночи, — сказал Джерард.
Однако, прежде чем он смог уйти, Рейчел крепко обняла его за шею.
— Я хочу, — страстно прошептала она, — я хочу, чтобы вы остались с нами навсегда. Мама говорит, что ваш дом очень далеко отсюда, но я хочу, чтобы он был здесь. Чтобы вы были моим папой.
— Рейчел!
Кристина была смущена не меньше, чем Джерард, и даже больше. Граф обнял девочку, а потом решительно отошел от нее.
— Любой мужчина почтет за честь стать твоим папой, Рейчел, — сказал он. — Твоим и Тесс. Я же кузен твоего папы и, стало быть, твой родственник. Я всегда им буду. А когда я вернусь домой, твоя мама, возможно, позволит тебе время от времени писать мне, а я с ее позволения буду писать тебе. Я всегда буду помнить о тебе и любить тебя. Впрочем, впереди еще несколько дней, которые мы проведем вместе. И главный из них — Рождество. Теперь ложись в постель и закрывай глазки. А когда ты проснешься, наступит самый счастливый день в твоей жизни. Спокойной ночи.
— Спокойной ночи, — ответила Рейчел и громко зевнула.
Джерард заметил, что Кристина так и не обернулась, по-прежнему склонившись над Тесс. Граф покинул детскую и пошел прочь.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Последний вальс - Бэлоу Мэри



Неплохо,8/10.
Последний вальс - Бэлоу МэриВика
30.10.2012, 14.24





пожалуй даже 9/10. очень чувствительно,до слез. Красиво. читайте!!
Последний вальс - Бэлоу Мэрианна
23.06.2013, 14.15





Интересный роман, но грустный.
Последний вальс - Бэлоу МэриКэт
4.01.2014, 10.01





неплохо 8 балов
Последний вальс - Бэлоу Мэритатьяна
6.04.2015, 13.45





хороший раман! читайте!
Последний вальс - Бэлоу Мэриэля
3.04.2016, 23.41





грустный роман. и когда дочитывала, меня не оставляла мысли, что он закончится на предыдущей главе и герои не поженятся. и я как-то даже ждала этого.
Последний вальс - Бэлоу Мэрилёлища
29.05.2016, 18.08





Хороший роман, да совершили много ошибок в юности, и настоло время их исправлять, Рождество всегдаа исполняет желание..
Последний вальс - Бэлоу МэриМилена
15.06.2016, 13.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100