Читать онлайн Последний вальс, автора - Бэлоу Мэри, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Последний вальс - Бэлоу Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.9 (Голосов: 61)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Последний вальс - Бэлоу Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Последний вальс - Бэлоу Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэлоу Мэри

Последний вальс

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

— Я рад, что вернулся в Англию, в Торнвуд, — произнес Джерард. — Я ошибался, полагая, что все осталось в прошлом. Теперь с прошлым покончено.
— Да.
Джерард подхватил Кристину за локоть, чтобы та не упала. Снег все еще шел и теперь покрывал землю довольно толстым слоем.
— Когда идешь по снегу или льду, нужно сосредоточить все свое внимание на ногах, тогда не будешь скользить, а стало быть, и падать.
— Спасибо, — произнесла Кристина, сворачивая с берега реки в лес и высвобождая свой локоть. — Я справлюсь.
В спешке Джерард позабыл захватить с собой фонарь, но, как он и предполагал, ночь выдалась не слишком темной.
— Теперь я могу вернуться в Монреаль, — произнес он. — Я буду жить там потому, что сам того захотел. И эта мысль доставляет мне ни с чем не сравнимое удовлетворение. Я больше не стану испытывать страха перед возвращением в Торнвуд, хотя больше никогда сюда не вернусь. Ты можешь спокойно жить здесь вместе с дочерьми. И тебе не придется выходить замуж вторично. Ну, разве только ты сама этого захочешь.
— Да.
— Мы сможем освободиться друг от друга. — Глупости продолжали слетать с языка Джерарда, хотя он сам не понимал, откуда они берутся. Неужели их породил его собственный разум? Верил ли этим глупостям Джерард? Верила ли им она?
— Да, — отозвалась Кристина.
Все происходящее напоминало никак не прекращающийся странный сон. Джерард сам не верил в то, что произошло. Он даже не успел ни о чем подумать. Словно мысли, чувства и здравый смысл вдруг оставили его. Все началось отнюдь не как страстное любовное приключение. Но вскоре стало таковым.
Так неужели Джерард действительно верил в то, что, переспав с Кристиной, сможет ее забыть?
— Этого можно было бы избежать, — с раздражением произнес он, — если бы одна из твоих дочерей была сыном.
Кристина остановилась так резко, что Джерард едва не сбил ее с ног. За последние пару часов он наговорил много глупостей, но это последнее замечание затмило все остальные.
— Прости, — произнес Джерард. — Твои дочери замечательные. Это правда, Кристина.
— У меня было два сына, — произнесла графиня. — Один родился раньше положенного срока и не смог дышать. Второй родился на вид здоровым. Я держала его на руках почти час, прежде чем он умер. Но как это ни странно, Джерард, в течение последующих за этим недель и даже месяцев я ни разу не задумалась о том, насколько меня раздражает тот факт, что наследником Гилберта стал ты.
О черт!
Джерард взял Кристину за плечи. Она повела ими, но не сбросила его рук. Джерард почти ничего не знал о ее жизни. Кристина была женой. Родила четверых детей и пережила смерть двоих из них. Теперь вот стала вдовой.
— То, что я сказал, — непростительно. — Так оно и было. Но Джерард больше не мог просить прощения.
— Гилберт никогда их не любил, — тихо сказала Кристина. — Рейчел и Тесс. Ведь они девочки.
Джерард сжал ее плечи и привлек к себе. Уткнувшись головой ему в плечо, Кристина стояла так некоторое время. Ее глаза были закрыты.
— У меня не так уж много опыта общения с детьми, — произнес Джерард. — Я не слишком быстро нахожу с ними общий язык. Но к твоим дочкам я привязался. Ты потрудилась на славу, Кристина.
Кристина отстранилась и двинулась в путь. Вскоре деревья закончились, и граф с графиней смогли идти рядом. Они не разговаривали, но когда Джерард взял Кристину за локоть, она не вырвалась.
Еще совсем недавно он сжимал в объятиях ее обнаженное тело. Он овладел ею дважды. Ничего более безумного и вообразить нельзя. Одурманенные страстью, они не ведали, что творят, а потом Джерард сразу же сказал, что теперь между ними все кончено. Они молча лежали рядом, не дотрагиваясь друг до друга и не пытаясь заснуть, Джерард вновь повернулся к Кристине, которая тут же потянулась к нему. И они вновь вознеслись на вершину наслаждения, словно действительно любили друг друга.
Он познал ее досконально в библейском смысле слова, но теперь неожиданно понял, что за эти несколько часов узнал ее как человека гораздо лучше, чем за полторы недели пребывания в Торнвуде. Джерард действительно увидел перед собой личность, а не девочку, которую когда-то любил. Короткое упоминание об умерших сыновьях заставило Джерарда понять, что Кристина, как и он сам, тоже жила непростой жизнью эти последние десять лет. Она много выстрадала, и не только смерть двоих детей. Джерард уже догадался, что ее брак с Гилбертом оказался не слишком счастливым. И все же прожитые с ним годы не лишили ее гордости. Маргарет и тетушка Ханна любили Кристину и считались с ее мнением. Слуги ее уважали. А еще она оказалась доброй и любящей матерью.
— Я так полагаю, ты собрался жениться на мисс Кэмпбелл? — спросила Кристина, внезапно прервав молчание. — Удачный выбор, если ты собираешься вернуться в Канаду. Думаю, мисс Гейнор будет не так просто уговорить покинуть Англию.
И тут Джерард вдруг понял то, о чем Кристина, должно быть, еще не успела подумать.
— Я не смогу уехать раньше весны, — сказал он. — Хотя мне, наверное, придется вернуться в Лондон на следующей неделе. Прежде чем я покину Англию, ты уже будешь знать, беременна ты или нет. Если окажется, что ты забеременела, я женюсь на тебе, Кристина.
Даже в темноте Джерард сумел разглядеть, как ошеломили Кристину его слова. Она резко повернулась к нему, набрала в грудь воздуха, словно хотела что-то сказать, но промолчала. Графиня поскользнулась, и Джерард подхватил ее под руку. Между тем они уже подходили к дому.
— Я пока не буду делать никому предложение, — сказал Джерард. — А ты не станешь поощрять ухаживаний Латрелла или Джорди Стюарта. Возможно, что еще не все между нами кончено, и, может статься, сегодняшний вечер — это только начало.
Кристина покачала головой, но по-прежнему не произнесла ни слова.
— Кажется, будто мы отсутствовали целый месяц, — произнес Джерард, когда они подошли к дому с черного хода. — На самом же деле прошло всего около двух часов. Надеюсь, мы не опоздали к ужину.
Он поддержал дверь, и Кристина прошла мимо него, не сказав ни слова.
Глядя на поспешно поднимающуюся по лестнице женщину, Джерард подумал о том, какую шутку сыграет с ним судьба, если он действительно наградил Кристину ребенком. И произошло это в хижине Пинки, где он провел столько счастливых часов, да еще под Рождество, когда все мысли только о детях, любви и самых сокровенных мечтах.
Дженнет сказала, что от ненависти до любви один шаг. Но Джерард не испытывал по отношению к Кристине ни того ни другого. Он чувствовал лишь непреодолимую тягу к ней, необходимость получше узнать ее, мысли о ней не давали ему покоя на протяжении десяти лет: какими были для нее эти годы; почему она сделала для него невозможным брак с другой женщиной; почему он боялся и в то же время надеялся, что его семя прорастет в ее лоне и соединит их с Кристиной навечно…
Нет, думал, Джерард, поднимаясь по лестнице в свои покои, он не сможет поверить, что между ними действительно все кончено.
Сочельник. На этот раз это будет самый восхитительный сочельник в ее жизни. Отодвинув в сторону тяжелую портьеру, Кристина поставила колено на низкий подоконник и посмотрела на белоснежную картину, открывшуюся ее взору. Снег, укутавший окрестности пушистым покрывалом, уже начинал радостно искриться в свете наступающего дня.
Кристина ощутила легкую дрожь. Камин уже затопили, но он еще не успел хорошенько прогреть комнату. Впрочем, дрожала она не столько от холода, сколько от предвкушения праздника. На этот раз он ворвется в дом водоворотом смеха и веселья, а не проскользнет украдкой в дверь, как это бывало большую часть ее жизни. Дрожь отчасти вызывали воспоминания, которые Кристина могла бы прогнать прочь, как странный сон, если бы не ощутимое покалывание на нежной коже груди и еле заметная приятная боль в том месте, где тело Джерарда соединялось с ее телом. А может, виной всему нерешительность — ведь деньги, выданные ей мистером Монком по указанию Джерарда, все еще лежали в целости и сохранности в потайном ящичке ее секретера. Кристина даже не написала ответа на письмо отца.
Сегодня утром ее обуревала неистовая смесь разнообразных чувств и эмоций, но превыше всего — назойливая мысль, не дававшая спать всю ночь и посетившая ее сразу же после пробуждения. Мысль о том, что, возможно, сейчас, в это самое мгновение в ее чреве зарождается новая жизнь — его ребенок. Который станет неотъемлемой ее частью на протяжении девяти месяцев и свяжет ее с Джерардом нерушимыми узами на всю оставшуюся жизнь.
Он сказал, что, возможно, прошлой ночью ничего не закончилось, а все только начинается. Кристина прижалась лбом к оконному стеклу.
Однако звук распахиваемой двери прервал ход ее мыслей и не дал полюбоваться открывавшейся из окна картиной. Кто-то вошел в ее спальню без предварительного стука. Обернувшись, Кристина увидела Рейчел. На дочери была лишь длинная фланелевая сорочка. Туфли на ее ногах отсутствовали, а длинные темные волосы рассыпались по плечам. Глаза же ее горели такой неприкрытой радостью и возбуждением, что Кристина почувствовала, как сжалось и затрепетало в груди ее сердце. Она не видела у Рейчел подобного выражения лица с тех самых пор, как… О, как давно это было!
— Мама, посмотри! — воскликнула девочка, подбегая к окну. — Ты это видела?
— Снег? — Кристина улыбнулась и взяла с кровати одеяло, чтобы укутать дочку. Она поставила Рейчел на подоконник, словно та снова стала малышкой, и теперь поддерживала ее под руки, предварительно накинув ей на плечи одеяло. — Приходилось ли тебе видеть что-то более чудесное?
— Нет, — ответила Рейчел, и в ее голосе послышалась мука.
Солнце только-только начало вставать из-за горизонта. Небо по-прежнему затягивали облака, но они уже спешили прочь. Снегопад прекратился.
— Видишь, как снег искрится на солнце? — спросила Кристина.
— Как сотни, нет, тысячи драгоценных камней, — со вздохом ответила Рейчел и прижалась к матери. Кристину переполняли чувства. Рейчел ведь уже вышла из того возраста, когда ее можно было без зазрения совести тискать и носить на руках.
— Мама, — произнесла девочка, — Пол и Мэтью сказали вчера, что родители возьмут их играть в снежки. Можно, я тоже пойду? Или это очень дурно?
Дурно! Кристина закрыла глаза и крепче прижала к себе дочь. Разве играть плохо? Разве плохо веселиться с друзьями?
— Я не буду шуметь и слишком быстро бегать, — пообещала Рейчел. — Не стану мешаться под ногами. Ну пожалуйста, мама.
Кристина проглотила подступивший к горлу комок.
— Я тоже пойду на улицу, — сказала она. — И Тесс. Впрочем, как и остальные дети и взрослые. Я собираюсь шуметь громче всех на свете. Буду смеяться, и визжать, и бегать вокруг, словно… кто?
— Словно щенок? — предположила Рейчел.
— Как целая стая самых неуправляемых щенков в мире, — ответила Кристина. — Тебе даже придется заткнуть уши, так я буду шуметь. А еще я собираюсь мешаться у всех под ногами.
— Мама, — девочка положила голову на плечо матери, — я рада, что лорд Уонстед приехал сюда и привез с собой гостей. Он мне нравится.
— В самом деле? — Кристина поцеловала гладкие темные волосы дочки.
— Он не хмурится и не говорит «нет», — ответила Рейчел. — Он танцует, катается на коньках и улыбается. Он не злой человек, ведь правда?
— Нет, он не злой, дорогая, — ответила Кристина.
— Я рада. — Рейчел вздохнула. — Потому что он мне нравится. И я надеюсь, что он останется здесь навсегда.
Нет. Рейчел всегда нуждалась в герое. Но герои могут причинять боль. Особенно детям, которые не умеют отличать настоящих героев от ничего не стоящих.
— Я знаю, что ему нужно уехать снова, — мягко произнесла Кристина. — Ведь его дом находится в другом месте. Но ты ему тоже нравишься. Он сам мне сказал об этом. А еще он останется в Торнвуде на Рождество. Он сделает это Рождество счастливым для всех нас. Нам будет что вспомнить и о чем поговорить после его отъезда.
— Можно, я слеплю снеговика? — спросила Рейчел.
— Даже десять, если захочешь. — Кристина обняла и поцеловала дочку, прежде чем снять ее с подоконника и поставить на пол. — Но если мы будем стоять здесь и болтать все утро, то и одного не успеем сделать. Идем будить Тесс?
Да, Джерард останется на Рождество, думала Кристина, направляясь в детскую и надевая на Рейчел халат поверх сорочки. Это будет счастливое Рождество — счастливое для всех. Кристина была уверена в этом.
А после того как Джерард уедет, у нее останутся воспоминания, которыми она станет жить. Но Кристина не хотела пока думать об этом.
Только некоторые из пожилых гостей остались дома да Лора Кеннадайн, пребывающая в деликатном положении и боящаяся поскользнуться и упасть. Все остальные, включая шестерых детей, сразу после завтрака отправились на улицу. Сегодня не нужно было собирать украшения для дома и выполнять какие-либо поручения. Парк тоже уже изучили. Оставалось лишь одно развлечение, и все предались ему с небывалым энтузиазмом.
Гости затеяли игру в снежки. Сначала бросались снегом просто так, но потом граф призвал всех сделать паузу и объявил, что они с графиней набирают команды. Каждой команде будет дано по пять минут на обсуждение стратегии боя и подготовку снарядов.
Кристина определенно вознамерилась победить в первой схватке, вынужден был признать Джерард, когда отведенные на подготовку пять минут истекли. Она не стала демократично обсуждать стратегию своей команды, а полностью вошла в роль командира и теперь деловито раздавала приказы. Одни лепили снежки и складывали их в кучу, остальные же сгребали снег, сооружая некое подобие крепостной стены, за которой все спрятались, когда был подан сигнал к началу боя.
Однако эти приготовления лишь только выглядели угрожающими. Все заготовленные снежки были истрачены в первом же ожесточенном бою. Удары «снарядов» были не смертельными, а посему неприятельский отряд хоть и отступил с визгом и криками, храбрости и задора воины не растеряли. Пока победители шумно праздновали победу, вместо того чтобы заготавливать снежки для следующей атаки, положение дел на поле боя поменялось. Крепостная стена, возведенная командой Кристины, оказалась слишком тонкой и непрочной, поэтому малейшая брешь в ней грозила крушением всему сооружению.
И как только в стене образовалась такая брешь, организованный бой превратился в шумную потасовку с криками и смехом. Теперь играющие просто наскоро лепили снежки и бросали их куда попало, потому что очень немногие могли вспомнить, кто именно состоит в отряде «неприятеля». Виконт Латрелл бросился к графине и картинно защитил ее собственным телом, вступив в импровизированный бой с Сэмюелем Редуэем и размахивая воображаемым мечом. Джорди Стюарт рухнул в снег, сраженный снежком, и притворно застонал, пытаясь закрыться от шквала «огня», который обрушили на него Тесс, сыновья Лангана и Элис Кеннадайн. Джереми Милчип и Фредерик Кеннадайн поймали визжащую Маргарет и теперь не слишком галантно пытались запихнуть ей за шиворот горсть снега. Лиззи Гейнор не отходила от графа и время от времени хваталась за его руку, то старательно изображая робость, то делая вид, что оступилась. Когда же он оборачивался, ее лицо неизменно озарялось счастливой улыбкой. Рейчел избрала графа в качестве мишени и теперь планомерно обстреливала его, заливаясь торжествующим смехом каждый раз, когда ее снежок достигал цели. При этом она совершенно не походила на прежнюю ничем не примечательную девочку с неизменно печальным выражением лица.
У Джерарда, отражающего атаки сразу с нескольких флангов и одновременно с этим наносящего ответные удары, совсем не было времени, чтобы смотреть по сторонам. И все же от него не ускользнула произошедшая с Кристиной перемена. А ведь еще за завтраком она была прежней — привычное серое платье и гладко зачесанные назад волосы, заплетенные в косы и уложенные в строгий пучок. Она по-прежнему была в сером, но от уныния не осталось и следа. Графиня энергично сражалась с врагом, заливаясь смехом. Ее щеки и нос покраснели от мороза, а в глазах плескалось веселье.
Как разительно отличалась она от той женщины, что встречала его в гостиной Торнвуда всего две недели назад, — мрачной, суровой и лишенной жизни. Возможно, для Джерарда было бы лучше, если бы она и осталась такой. Он никак не мог отделаться от воспоминаний о прошлом вечере, проведенном в уютном тепле хижины Пинки. Кристина так и стояла у него перед глазами — обнаженная, с горящими от страсти глазами и опухшими от поцелуев губами.
— О черт! — разочарованно воскликнул граф, когда огромный снежок ударил его по носу и залепил все лицо. Вот что значит потерять бдительность, предавшись воспоминаниям. Быстро отчистив лицо от снега, он огляделся по сторонам в поисках обидчика. Прямо напротив него торжествующе смеялась Кристина. Зарычав, граф двинулся на нее. Попятившись назад, графиня упала вместе с Джерардом в глубокий пушистый снег. Она рассмеялась, когда он заглянул ей в лицо.
— Это нечестно! — произнесла Кристина. — Снежки кидать разрешено, а вот применять силу — нет.
— А кто здесь устанавливает правила? — с улыбкой спросил граф. — Неужели я должен постоянно напоминать об этом?
В этот же момент ее смех, равно как и его улыбка, растаяли. А Джерард думал лишь о том, что вновь вдыхает аромат лаванды. Губы Кристины приоткрылись, и ее взгляд коснулся его губ. Но они были не одни. Их окружали друзья и родственники. Перенеся вес тела на одну руку, он неожиданно перевернул Кристину, ткнул ее лицом прямо в снег, а руки скрутил за спиной.
— Хо-хо! — завопил он. — Требую, чтобы войска графини сдались. Иначе я заставлю ее есть снег на протяжении всего утра.
Джерард услышал, как Кристина вновь засмеялась.
— Ну и ну, — протянул виконт Латрелл, изящно взмахнув воображаемым мечом над лежащими на снегу графом и графиней. — Я только что порубил на куски тех двоих, что осмелились угрожать ее сиятельству. Хочешь оказаться следующим, Уонстед? Берегись!
— Готов побиться об заклад, — произнес Джон Кеннадайн, — что я со своими детьми слеплю снеговика лучше, чем любые трое из здесь присутствующих. Ну, скажем, за час.
— Пари? — Виконт резко развернулся. — А каков приз?
— Победителя первым угостят горячим шоколадом и пирожками, — предложил граф, поднимаясь на ноги и протягивая руку Кристине.
— Принято, — произнес виконт Латрелл. — Миледи? — Он изысканно поклонился графине, пытающейся стряхнуть с мантильи снег залепленными снегом перчатками. — Мне кажется, вы знаете, как лепить снеговиков. Не желаете ко мне присоединиться? А вы, мисс Кэмпбелл? У тебя нет шансов, Джон.
Граф взял в свою команду Рейчел и Лиззи Гейнор, Джорди Стюарт — Тесс и младшего сына Ланганов — старший помогал родителям. Джереми, Фредерик и Маргарет тоже приняли вызов. Ральф Милчип провозгласил себя судьей. Остальные ходили вокруг, раздавая советы и подбадривая соревнующихся. Клара Редуэй и Сюзан Гейнор отправились на кухню за морковками и углем.
Через час Милчип торжественно объявил об окончании состязания и принялся расхаживать от снеговика к снеговику, заложив за спину руки, сосредоточенно сдвинув брови и поджав губы. Забавно было в этот момент видеть детей, с тревогой наблюдавших за выражением лица «судьи». И как, интересно, поступит Ральф, чтобы не разочаровать их? Рейчел подошла ближе. Поля ее шляпки почти касались рукава графа. Обняв девочку за плечи, граф улыбнулся. Она отдала работе всю себя и теперь ужасно хотела выиграть.
— М-да, — произнес наконец судья, — решение принять непросто. Очень непросто. — Он покачал головой. — Но принять его все же необходимо. Итак, приз присуждается Кеннадайнам за самого крепкого и толстого снеговика.
Джон рассмеялся, Элис подпрыгнула от радости, а маленький Джонатан принялся сосать палец своей варежки. На лицах же остальных детей отразилось безутешное горе. Кто-то из взрослых зааплодировал, кто-то принялся язвить, но Ральф поднял руки вверх, требуя тишины.
— Команду графини Уонстед я награждаю за самого высокого снеговика, — произнес он, — леди Маргарет — за снеговика, чья голова падала чаще, чем у кого бы то ни было, мистера Стюарта — за снеговика с самой широкой улыбкой, лорда Лангана — за то, что у его снеговика в отличие от всех остальных есть руки, одна из которых, правда, уже отвалилась, а графа Уонстеда — за то, что работал усерднее остальных и слепил самого большого снеговика.
Просияв, Рейчел взглянула на его сиятельство, и граф подмигнул в ответ. А подумал ли Ральф о том, как будет награждать победителей?
Судья вновь поднял обе руки, призывая к тишине, и доказал, что не зря занимает им же самим выбранный пост.
— Теперь что касается приза, — произнес он и, эффектно выдержав паузу, обвел взглядом присутствующих. — Первую чашку шоколада с пирогом получит тот, кто первым добежит до дома. — С этими словами он развернулся и опрометью бросился к входу, хохоча словно ненормальный и оставляя за собой облако снега.
— У нас самый большой снеговик, и работала я усерднее всех, — со всей серьезностью произнесла Рейчел.
— Ты совершенно права. — Граф взял девочку за руку. — Никто не работал лучше нас. Я сделал правильный выбор. Так что идем домой?
Вторую руку граф предложил Лиззи Гейнор, и та, с готовностью ухватившись за нее, весело защебетала. Однако прежде чем Кристина успела забрать дочь в детскую, чтобы снять с нее верхнюю одежду и расчесать волосы, граф успел поговорить с девочкой с глазу на глаз.
— Когда все будут лакомиться в гостиной шоколадом и пирогом, я собираюсь сделать одно объявление и хочу, чтобы все дети тоже присутствовали. А потом я хочу кое-что предложить тебе. Только тебе. Это будет наш маленький секрет.
— Даже мама не будет знать? — спросила Рейчел.
— Особенно мама, — ответил граф и снова подмигнул.
— А это не плохо? — с беспокойством поинтересовалась девочка. — Это не грех?
Джерард вновь ощутил знакомый приступ раздражения. Как могли мать и отец настолько отравить сознание собственного ребенка?
— Это не плохо, — произнес он. — И не грешно. Это сделает Рождество счастливее для всех. Тебе интересно, что это?
Девочка медленно кивнула.
— Да, милорд, — ответила она.
А потом за Рейчел пришла мать. Гости как раз стряхивали в холле снег с плащей и мантилий, топали ногами, растирали озябшие руки и громко заявляли друг другу о том, что только теперь поняли, как сильно замерзли.
— Идем, — сказала Кристина, протягивая дочери руку. — Нужно как можно быстрее привести себя в порядок.
С минуту она держала одну руку Рейчел, в то время как граф сжимал другую. Их глаза встретились. Граф разжал пальцы, и Кристина отвернулась, уводя дочь.
Высокая, стройная, не растерявшая изящества даже после возни в снегу. А еще невероятно грациозная и красивая, несмотря на мрачное серое одеяние. И возможно — только возможно, — носящая под своим сердцем его ребенка.
— Вдова становится все привлекательнее и живее с каждым днем, — раздался за спиной Джерарда голос, и тот сразу же узнал скучающий и самодовольный тон Латрелла. — Плод созрел для того, чтобы его сорвали. Что скажешь, Джерард?
Первым побуждением графа было развернуться и ударить друга по лицу. Но он лишь недоуменно вскинул брови.
— Ты же сам провозгласил себя знатоком в этой области, Гарри, — сказал он. — Неужели тебе действительно интересно мое мнение?
— Это был риторический вопрос, — со смехом произнес виконт. — Мы действительно обречены пить шоколад, Джерард, в качестве единственного согревающего напитка?
— Ни в коем случае, — возразил хозяин дома, направляясь к лестнице. — Идем со мной.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Последний вальс - Бэлоу Мэри



Неплохо,8/10.
Последний вальс - Бэлоу МэриВика
30.10.2012, 14.24





пожалуй даже 9/10. очень чувствительно,до слез. Красиво. читайте!!
Последний вальс - Бэлоу Мэрианна
23.06.2013, 14.15





Интересный роман, но грустный.
Последний вальс - Бэлоу МэриКэт
4.01.2014, 10.01





неплохо 8 балов
Последний вальс - Бэлоу Мэритатьяна
6.04.2015, 13.45





хороший раман! читайте!
Последний вальс - Бэлоу Мэриэля
3.04.2016, 23.41





грустный роман. и когда дочитывала, меня не оставляла мысли, что он закончится на предыдущей главе и герои не поженятся. и я как-то даже ждала этого.
Последний вальс - Бэлоу Мэрилёлища
29.05.2016, 18.08





Хороший роман, да совершили много ошибок в юности, и настоло время их исправлять, Рождество всегдаа исполняет желание..
Последний вальс - Бэлоу МэриМилена
15.06.2016, 13.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100