Читать онлайн Певцы Гимнов с Бонд-Стрит, автора - Бэлоу Мэри, Раздел -

Похоже, неумолимо приближалась рождественская пора. Лондонская Бонд-стрит была запружена светскими покупателями, большая часть которых несла различные свертки и картонки и нетерпеливо уворачивалась от таких же нагруженных людей. На шаг или два позади некоторых из них шли слуги, нагруженные до самых бровей свертками побольше и потяжелее, которых поносили на все лады те, на чьем пути они оказывались. То и дело останавливающиеся, чтобы забрать людей, экипажи мешали проезду, вызывая гнев и проклятия нетерпеливых кучеров. Казалось, основным настроением было раздражение.
в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Певцы Гимнов с Бонд-Стрит - Бэлоу Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.97 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Певцы Гимнов с Бонд-Стрит - Бэлоу Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Певцы Гимнов с Бонд-Стрит - Бэлоу Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэлоу Мэри

Певцы Гимнов с Бонд-Стрит

Читать онлайн


Предыдущая страница


Похоже, неумолимо приближалась рождественская пора. Лондонская Бонд-стрит была запружена светскими покупателями, большая часть которых несла различные свертки и картонки и нетерпеливо уворачивалась от таких же нагруженных людей. На шаг или два позади некоторых из них шли слуги, нагруженные до самых бровей свертками побольше и потяжелее, которых поносили на все лады те, на чьем пути они оказывались. То и дело останавливающиеся, чтобы забрать людей, экипажи мешали проезду, вызывая гнев и проклятия нетерпеливых кучеров. Казалось, основным настроением было раздражение.
Дождь на какое-то время перестал лить, но ветер, завывавший на улице, словно в дымоходе, был сырым, леденящим и пробирался сквозь модные пальто и плащи, заставляя их обладателей ежиться, спешить… и от этого, конечно же, сталкиваться друг с другом с большей вероятностью. Дорога и тротуар были мокрыми. Подолы плащей и платьев были темными и тяжелыми от влаги, ботинки были покрыты грязью. Небрежные возницы окатывали прохожих смесью мутной воды и грязи и у всех вокруг вызывали поток брани за свою наглость.
Спокойствия и доброжелательности, якобы характерных для этого времени года, не было и в помине.
Тем не менее на углу стояла группа исполнителей гимнов, с покрасневшими носами и перепачканных, и убеждала всех слушающих, особенно джентльменов, что Бог пошлет им радость, и пусть ничто их не печалит. Покупатели обходили певцов стороной, чтобы им не пришлось участвовать в той благотворительности, что заставила выступающих заняться таким явным самоистязанием. Большинство из них, похоже, вообще не помнили, хотя хор настойчиво напоминал им об этом, что Христос-Спаситель родился в Рождество. А если и помнили, то им было чем занять свои мысли в предстоящие четыре дня: например, закончить рождественскую беготню по магазинам, чтобы они смогли вернуться домой, согреться, высохнуть и дать покой стертым ногам.
Рождество было временем любви, смеха, покоя, веселья и религиозных обрядов. Самым благословенным временем года. Так гласил навязчивый миф. Родерик Эймс, барон Хит, следовавший по Бонд-стрит только потому, что это был самый короткий путь оттуда, откуда он вышел, туда, куда он направлялся, был одет так же хорошо, как любой другой человек на этой улице. Даже лучше. У его пальто было двенадцать пелерин, а сапоги, перчатки и касторовая шляпа были новыми, модными и из самых дорогих материалов. Однако в руках у него была только трость с серебряным набалдашником, и он не обращал никакого внимания на магазины. Их витрины не привлекали его. Хотя у него имелись братья, сестры и их многочисленные супруги и отпрыски, для которых можно было бы купить подарки, не говоря уже о постоянной любовнице, у него также был секретарь, который мог отлично позаботиться о неприятной задаче выбора и покупок от его имени. В конце концов, ему за это неплохо платили.
Лорд Хит не любил Рождество. Как правило, он всегда проводил его в Блумфилд-Холле, своем имении в Гемпшире. Это был его любимый дом, за исключением рождественского времени, когда его наводняли все, кто мог похвастать хоть каким-нибудь, даже самым отдаленным, родством с Эймсами. А также все их супруги, дети, а иногда даже домашние животные. Его семья на протяжении последних лет ста была на удивление плодовитой.
Все это было "веселой возней" – так семейные хроники описывали рождественские праздники в Блумфилде. По наблюдениям самого лорда Хита, они были наполнены опьяневшими, объевшимися, сонными, раздраженными джентльменами; требовательными, ноющими, выпускающими пар, раздраженными дамами; доведенными до отчаяния, раздраженными нянями и гувернантками и вопящими, неуправляемыми, нахальными и раздраженными детьми. А сам он считал дни до того момента, когда его дом вновь будет принадлежать только ему, и, несомненно, раздражался в процессе ожидания.
Но не в этот раз. В этом году празднества пройдут без него. Он полагал, что особо скучать по нему никто не станет. В этом году он решил остаться в городе и не признавать никаких обязательств по случаю этого времени года, кроме отсылки для всех подарков в Блумфилд и организации концерта, который он обычно проводил в январе. Он должен был состояться за два дня до Рождества. Сам рождественский день барон планировал провести в блаженном одиночестве в своей библиотеке, вероятно, позволив себе послеобеденный или вечерний визит к Люси. Возможность воспользоваться услугами любовницы в Рождество должна была стать приятной новизной.
Исполнители гимнов, как он с внутренним содроганием заметил, приблизившись к ним, пели с удивительным воодушевлением, учитывая суровую погоду и недостаток слушателей. Кроме того, их исполнению плачевно не хватало музыкальности. Сильный женский голос, перекрывавший все остальные, вибрировал и дрожал на высоких нотах. Видимо, кто-то, решил лорд Хит, однажды сказал ей, что у нее хороший голос. Он поискал её взглядом. Пышная женщина средних лет пела с закрытыми глазами, словно в трансе. Худой пожилой мужчина, стоявший за ней, пел глубоким басом. Но даже дилетанту в музыке было ясно, что у мужчины не было слуха.
Гимн "Да пошлет вам радость Бог" завершился как раз, когда лорд Хит вступил на дорогу, чтобы обойти хор. Он заметил, что небольшая аудитория у них все-таки была. Их слушала стоявшая рядом дама, державшая за руку маленького ребенка. Хотя, возможно, подумал он, эта женщина была одной из них. Она была молода и, без сомнения, привлекательна, а ребенок был совсем малышом. Кто сможет лучше собирать пожертвование между песнями? Кто устоит перед хорошенькой женщиной – кроме, пожалуй, менее хорошенькой женщины? И кто сможет устоять перед маленьким ребенком? Он цинично приподнял бровь и прошел мимо.
Но начался новый гимн. Запел не весь хор, а солист. Это был "Тише, тише, мой малыш"
l:href="#n1" type="note">[1]
, и исполнялся он таким чистым сопрано, что лорд Хит остановился как вкопанный и непроизвольно задержал дыхание. Ему пришла в голову глупая мысль, что этот голос был похож на ангельский, и он ждал, что нестройные звуки хора присоединятся к нему после первых строк. Но голос продолжал петь в одиночку.
Впереди хора стоял мальчик, которого барон раньше не заметил. Его глаза были опущены в открытую книгу, которую он держал в руках. Он был весь закутан от холода, так что виднелись только его опущенные глаза, розовые щеки и кончик носа, а также широко открывавшийся рот, из которого и лились божественные звуки, очаровавшие лорда Хита. Он опустил кончик трости на мокрый и грязный бордюрный камень и позабыл обо всем, кроме самой музыки.
И волшебстве – если можно так выразиться – этой рождественской истории.


Фанни Берлинтон была смущена и замерзла. И то, и другое одинаково сильно. На ней было шерстяное платье с длинными рукавами, поверх был надет тяжелый плащ, и она, проглотив свою гордость, надела довольно уродливые полуботинки и немодную шляпку с полями достаточно широкими, чтобы защитить ее лицо от сильного ветра и непрекращающегося дождя. Но Бонд-стрит была похожа на ледяной туннель, а она даже не могла прибавить шагу, чтобы согреться, или завернуть в один из магазинов. Вообще-то она совсем не могла идти, поскольку должна была стоять на одном месте.
Она была вынуждена стоять рядом с исполнителями гимнов, и поэтому все считали ее одной из них. Это был хор из церкви, которую она посещала с тех самых пор, как переехала в конце лета в Лондон, и его участники гордились тем, что исполняли святочные гимны и собирали пожертвования на починку церкви каждый год на протяжении двадцати семи лет. За небольшим исключением хористами были те же самые люди, кто начал эту традицию. Фанни серьезно сомневалась, что они хоть когда-нибудь были гармоничным хором, но за недостаточностью доказательств оправдывала. Мисс Кемп, их регент и ведущая певица, возможно, имела когда-то довольно сносный голос. Но теперь он начал от возраста дрожать. Мистер Фозергилл, вероятно, когда-то мог передавать мелодию, но это было до того, как он почти полностью потерял слух.
Если бы только однажды воскресным утром Мэттью не открыл рот, услышав знакомый гимн, и не запел, как "соловушка", как назвал его перед своей проповедью викарий сразу же после этого. После службы Мэттью окружили добрые прихожане, и мисс Кемп лично заявила, что милый мальчик обязательно должен присоединиться к хору и посещать еженедельные репетиции, поскольку на дворе был уже октябрь.
Ему бы следовало петь в хоре Вестминстерского аббатства или еще каком-нибудь хоре более крупной и известной церкви, сказал викарий, но потом добавил, что надеется, что миссис Берлинтон не станет лишать их божественного голоса своего сына.
Мэттью был необычным ребенком, и его нисколько не пугала мысль стать частью взрослого хора, на что втайне надеялась Фанни. Он же был захвачен этой перспективой. Его мать частенько думала, что петь он начал даже раньше, чем говорить, а потому он никогда по собственной воле не упустил бы возможность поделиться своим талантом с окружающими.
Он вовсе не был тщеславным. Похвалы грели ему душу, но не вызывали у него чувства собственного превосходства.
И вот она стояла тут, замерзшая и смущенная. Хор фальшивил больше, чем обычно. Хотя она почувствовала, как ее сердце наполняется привычной гордостью и страхом, когда Мэттью начал солировать. "Как могут все эти люди на шумной Бонд-стрит не остановиться, чтобы его послушать?" – недоумевала она. А что, если никто не остановится? Заметит ли это Мэттью, и не раздавит ли его безразличие толпы?
Она бросила взгляд на свою дочь Кэти. Фанни надеялась, что той тепло, по крайней мере, она точно была хорошо закутана. В Кэти странным образом сочетались тихая мечтательность и проявлявшаяся время от времени смелость, граничащая с дерзостью. В данный момент девочка стояла, спокойно держа ее за руку, и наблюдала за выступлением брата. Когда Фанни посмотрела на нее, Кэти прижалась к материнской юбке. Рождество в этом году должно было быть тихим. Фанни решила, что ее деверь и его семья, с которыми она жила, потому что Борис после смерти не оставил ей достаточно средств, чтобы быть независимой, отправятся за город без нее. Там, как обычно, должно было состояться большое семейное торжество, и она испытывала сомнения, потому что лишала своих детей компании их сверстников. Однако сама она ненавидела эти рождественские сборища, во время которых взрослые и дети строго разделялись, а празднование взрослых заключалось в слишком большом количестве еды и выпивки и чересчур большом количестве поцелуев и щипков пол омелой – поцелуев со всеми, кроме, разумеется, собственных супругов. За два Рождества, прошедших с тех пор, как она вышла из траура по Борису, Фанни целовали достаточно часто, что не раз заставляло ее сбегать в свою комнату с чувством отвращения.
В этом году они проведут Рождество лишь втроем. Она надеялась, что это было не слишком эгоистично с ее стороны. Фанни предвкушала, как останется в доме Джона без самого Джона, Мерси и их троих детей, а только со своими двумя; будет смотреть, как они открывают подарки; почитает им и поиграет с ними; проведет с ними целый день. Это ей казалось невероятной роскошью. Она все еще не могла в это поверить.
Тем временем у Мэттью появилась аудитория. Один джентльмен остановился и внимательно слушал. Она повернула голову, посмотрела на него и сразу же его узнала, а вот сам он вряд ли ее знал. Хотя она выезжала в свет в восемнадцать лет и посещала светские балы и приемы, она никогда не вращалась в таких высоких кругах, как барон Хит. И за это была очень благодарна судьбе. Высокий, красивый, известный, высокомерный и сказочно богатый барон также слыл повесой, мужчиной, на которого мамочкам с дочками на выданье не стоило тратить время.
Он и сейчас выглядел элегантно и богато. И надменно опирался на свою трость с таким видом, словно владел всей Бонд-стрит. Тем не менее он слушал – и смотрел на Мэттью.
Фанни ощутила внезапный и абсолютно неожиданный прилив одиночества. Борис умер больше трех лет назад, однако, и будучи живым, он был не слишком хорошим собеседником. Приятный во всех отношениях и симпатичный второй сын виконта был для нее хорошей партией. Но, как она выяснила за годы их брака, его добродушие скрывало лень и отсутствие каких бы то ни было чувств или убеждений. Его часто не было дома, поскольку он проводил время в компании таких же добродушных и бесхребетных, как он сам, приятелей, играя в азартные игры, выпивая и волочась за женщинами. Он не был плохим человеком, просто бесхарактерным. Она оплакивала его не так сильно, как от нее требовала собственная совесть.
После смерти Бориса у Фанни были и другие поклонники, хотя казалось, что все те, кого она находила хоть чуточку интересными, желали сделать ее своей любовницей, а не женой. Как она узнала, от вдов чуть ли не ожидали заведения любовников, а не повторного замужества. И некоторые из ее поклонников были искренне удивлены, когда она им отказала.
Иногда она думала, что, возможно, сглупила, отклонив все их предложения. Порой ей просто необходима была близость другого взрослого человека. У нее были подруги, но этого было недостаточно. Дружеское общение с мужчинами было важно для нее – это она выяснила, когда не нашла его в браке с Борисом. Но она не была настолько нечестна сама с собой, чтобы не признавать, что ей было нужно больше, чем дружба. Иногда ей хотелось физической близости: прикосновений поцелуев, ласк. И да, она этого не отрицала, соединения тел. Она помнила, что, по крайней мере, в самом начале ее брака ей это понравилось. Это стало для нее необходимым.
Теперь же она подавила в себе чувство одиночества и с гордостью посмотрела на сына, чей голос привлек внимание уже нескольких людей на улице. Он и правда пел как соловей. Или как ангел. Она слушала слова святочной истории, которую он рассказывал в песне. Возможно, в этом году Рождество, как и должно быть, снова оживет и станет чем-то большим, чем оргия, полная еды, выпивки и флирта.
Ей хотелось любви, радости, покоя – всех тех чувств, которые ассоциировались с Рождеством, но на самом деле редко когда по-настоящему были его частью.


Кэти Берлинтон слегка замерзла. Она представляла, что ветер – это сварливый старик с надутыми щеками и злыми глазами. А еще он был грубым. Он дул прямо сквозь человека, ничуть не стараясь из вежливости обогнуть его. Она крепче прижалась к матери и, прислонившись щекой к ее юбке, сразу почувствовала себя теплее. Она уже раньше поняла, что ощущение безопасности – это теплое чувство.
Кэти нравилось слушать исполнителей гимнов. Она не слишком хорошо знала мелодии, чтобы петь самой, и не знала всех слов. Однако она знала, что слышала одни и те же святочные гимны каждый год. Гимны и Рождество дарили особое чувство. Теплое и мечтательное. Она была рада, что Мэттью выпал шанс солировать. Он любил петь. Она пыталась петь, как он, но не смогла. Няня однажды сказала ей, что она звучит, как ржавая пила, но, говоря это, няня рассмеялась и обняла ее, так что ее слова не слишком задели Кэти. Хотя прозвучавшая в них правда немного огорчила ее. Огорчила, но не вызвала ревности к брату. Кэти любила Мэтта. Он был ее героем.
В этом году они с Мэттом должны были провести Рождество только с мамой. Дядя Джон, тетя Мерси и кузены уехали за город, где будут все те дети, с которыми она играла в прошлом году. Она помнила, как им было весело. Однако не возражала, что они остались, если с нею были Мэтт и мама. И уж конечно, она не стала бы возражать против исполнения рождественского желания. Многие спрашивали ее, чего ей хочется: мама, тетя Мерси, мисс Кемп, – и она всем им давала один и тот же ответ, потому что знала, что именно его они ожидали. Она всегда говорила, что хотела бы куклу.
Но не это было ее самым заветным желанием. Кэти хотелось получить нового папу. Папы были веселыми. Они каждый день приходили в детскую и хвалили своих детей, даже если их особенно не за что было хвалить, и в шутку боролись с сыновьями, пока те не начинали радостно вопить. Еще они подбрасывали дочек к потолку, ловили их и смеялись над их испуганными – и восторженными – криками. Они дарили своим детям подарки, даже если было не Рождество и не их день рождения, и водили их в лондонский Тауэр и Амфитеатр Эстли
l:href="#n2" type="note">[2]
. Папы покупали своим детям мороженое у Гантера.
Дяди, конечно, тоже были хорошими. Иногда они замечали, что ты чувствуешь себя одиноким, улыбались и разговаривали с тобой. Однажды они даже взяли кое-кого с собой к Гантеру, хотя и ругались, когда этот кто-то уронил мороженое на свое платьице. Их собственные дочери никогда так дурно не поступали.
Дяди были хорошими, но они тебе не принадлежали. И им приходилось заставлять себя быть хорошими, а папы всегда были терпеливыми и любящими. Папы обязательно тебе принадлежали.
Иногда мама отправлялась на прогулку с каким-нибудь джентльменом. Однажды она с одним из них ходила в театр. Кэти видела некоторых из них, подсматривая через перила лестницы, что творится внизу, когда все считали, что она в детской, или выглядывая из окна. Но ни один из этих джентльменов не выглядел как папа.
Своего папу Кэти не помнила. Он у нее был. Так сказала мама. Но он ушел на небо, потому что его забрал Бог. Она считала, что это было довольно эгоистично с Его стороны, но няня закричала на нее и выглядела очень испуганной, когда Кэти однажды высказала это вслух. С тех пор Кэти держала эту мысль при себе.
За Мэттом наблюдал какой-то джентльмен. Он опирался на трость, и Кэти могла сказать, что он действительно слушал, а не просто проявлял вежливость. Ей пришла в голову мысль, что, вероятно, если она подойдет к нему и ущипнет его за ногу, он даже не заметит. Но она решила этого не делать. Джентльмен был очень большим – больше дяди Джона. И он выглядел как джентльмен, которому не понравится, если его ущипнут за ногу, даже если она считала, что он этого не заметит.
Кэти наблюдала за ним. Она подумала, что ей могло бы стать немного страшно, если бы джентльмен посмотрел на нее так же пристально, как на Мэтта. Однако она также подумала, что если бы он был ее другом... Чего никак не могло быть, потому что она никогда его раньше не видела и было очевидно, что с мамой они тоже никогда не встречались, так как в противном случае они бы поклонились друг другу и джентльмен коснулся бы полей своей шляпы. Мама всегда говорила, что ни в коем случае нельзя разговаривать с незнакомыми. И няня тоже. Но если бы он все-таки был ее другом, подумала она, то был бы абсолютно надежным. Она представила себе, как он ее поднимает и держит на руках под всеми этими пелеринами своего пальто. Ей было бы восхитительно тепло. И она чувствовала бы себя в полной безопасности. Ей стало интересно, был ли он папой. Как она завидовала его детям, если был. Ей захотелось стать одной из них.
Она уже давно тайком про себя сделала дополнение к своим вечерним молитвам, хотя и знала, что молится тому самому Богу, которому захотелось забрать у нее папу. Она молилась о новом папе, желательно на Рождество. Рождественские подарки всегда были особенными. И ей пришло в голову, что это была абсолютно бескорыстная просьба, поскольку если у нее появится новый папа, то и Мэтт его тоже получит наряду с тем подарком, который он сам загадал. И маме, возможно, он тоже понравится, хотя, конечно, ей он папой не будет. Тете Мерси, вроде бы нравился дядя Джон, и они часто ходили вместе на концерты, балы и тому подобные мероприятия, в то время как мама в половине случаев оставалась дома. Маме бы понравилось иметь кого-то, кто будет водить ее на концерты... Наверняка понравилось бы. И Кэти не собиралась любить ее хоть сколько-нибудь меньше только потому, что у нее для игр появится еще и папа.
Она хотела, чтобы именно этот джентльмен стал ее папой. Возможно, она добавит это пожелание к своей сегодняшней вечерней молитве. Джентльмен с тростью с серебряным набалдашником, множеством пелерин, большим носом и пронзительными глазами, скажет она Богу. Джентльмен, которому настолько понравилось пение Мэтта, что было похоже, что он забыл где находится.
Но Мэтт закончил петь как раз, когда она сочиняла молитву, которую собиралась повторить про себя вечером после того, как закончит официальную версию в мамином присутствии. И джентльмен почти тотчас же оживился.
– Вы! – сказал он, указав тростью на мисс Кемп, когда послышались редкие аплодисменты от некоторых зевак, а одна из женщин вышла вперед с перевернутой шляпой и собрала деньги. – Вы, мэм. Кто этот мальчик?
Разволновавшаяся мисс Кемп сделала книксен.
– Он поет как ангел, верно, сэр? – начала она. – Мы горды, что в этом году...
– Кто он? – Няня бы сказала, что он поступил грубо, перебив мисс Кемп, но Кэти сомневалась, что няня сказала бы ему это в лицо. Она сомневалась, что кто-нибудь вообще может ему такое сказать.
– Это мастер Мэттью Берлинтон, сэр, – ответила мисс Кемп. – Он...
– Мэттью Берлинтон, – произнес джентльмен, поворачиваясь к Мэтту, – вы обладаете невероятным талантом. Его следует показывать большей и более благодарной аудитории.
– Если бы с утра не было дождя, сэр... – вмешалась мисс Кемп.
Джентльмен хвалил Мэтта прямо как папа. Дядя Джон однажды сказал Мэтту, хотя и по-доброму, что он должен перестать все время петь, потому что у тети Мерси от этого начинает болеть голова. Кэти оставила теплый кокон материнских юбок, абсолютно позабыв, чему ее учили в отношении незнакомцев, подошла к джентльмену и, встав на бордюрный камень перед ним, подергала его за пальто.
Тот удивленно посмотрел вниз. Вблизи он казался даже больше, и он не улыбался. На какой-то момент Кэти стало страшно, но она вспомнила о том, что он сказал Мэтту, что тот невероятно талантлив. Кэти не совсем понимала, что это означает, но по его тону догадалась, что это что-то хорошее.
– Я Кэти Берлинтон, – представилась она, а затем, вспомнив о хороших манерах, добавила: – Сэр.
– Правда? – произнес он, и Кэти заметила, что теперь он говорил не как папа – и что из-под складок своих пелерин он каким-то образом извлек монокль, через который посмотрел на нее. Его увеличенный глаз выглядел даже более холодно, чем у дяди Джона, когда она вся перепачкалась мороженым.
– Да, – ответила она.


Лорд Хит никогда особенно не любил детей. Возможно, потому что он не так много с ними общался, а его многочисленные племянники и племянницы явно до смерти его боялись. В действительности он, конечно, нарочно подкреплял этот страх тем, что никогда не улыбался в их присутствии и частенько пользовался моноклем. Только так он мог сохранить хотя бы толику уединения на Рождество, в то время как на его братьев, шуринов и кузенов постоянно кто-нибудь залезал и докучал им требованиями идти играть. Лорд Хит пришел к выводу, что дети очень быстро истощали мужское терпение. И он свое сохранял путем простой уловки – избегал детей в принципе.
Теперь же этот маленький херувимчик имел наглость дернуть его за пальто посреди улицы и представиться. После того, как его рука почти по собственной воле подняла монокль и поднесла его к глазу, девочка все еще держалась за его пальто и твердо смотрела наверх, сильно задрав голову.
Мать ребенка, решил он, заслуживает суровой выволочки за то, что позволяет такую дерзость, и за то, что плохо смотрит за своим чадом. Что бы она стала делать, если бы он схватил девчушку подмышку и убежал с ней? Она бы ничего не смогла сделать, кроме как поддаться приступу сильнейшей меланхолии. Она бы никогда больше не увидела своего ребенка. И это послужило бы ей хорошим уроком.
Но мать девочки – та женщина, что стояла и слушала хор, когда он подошел, – находилась прямо перед ним, всего на шаг или два позади своей дочери. Она отвела ребенка в сторону, отругала ее и при этом выглядела очень взволнованной. И поделом ей.
– Простите, ради Бога, – сказала она, по-видимому, обращаясь к нему, хотя и не поднимая глаз. Судя по голосу, она была сильно испугана.
Однако его внимание привлекло нечто другое. Его мозг наконец осознал услышанное. Девочка сказала, что ее зовут Кэти Берлинтон. А юного сопрано звали Мэттью Берлинтон.
– Миссис Берлинтон? – поинтересовался он.
Женщина выглядела еще более напуганной, когда сделала неглубокий реверанс. Однако она, безусловно, была леди. Его манеры, конечно, оставляли желать лучшего. Никак нельзя было посреди улицы обращаться к незнакомке благородного происхождения, не будучи официально представленными друг другу. Но этот мальчик был слишком хорош, чтобы упустить его в угоду каким-то светским условностям.
– Мэм, я должен похвалить вас, у вашего сына прекрасный голос, – сказал он.
– Спасибо, милорд, – пробормотала она, снова приседая и крепко держа малышку за руку. Затем она повернулась, явно намереваясь подхватить сына под второе крылышко.
Ага, значит, она знает кто он. А вот он не был с нею знаком. Она явно была благородной дамой и хорошо одевалась, но не по первому слову моды. Не было видно ни топтавшихся неподалеку слуг, ни экипажа, ожидавшего их, чтобы отвезти домой. Остальные исполнители гимнов собрались вокруг, тараща на него глаза и улыбаясь.
– Простите, мэм, – сказал он, отчаяние заставило его отбросить остатки хороших манер, – позвольте мне представиться. – Он не стал ждать ответа. – Родерик Эймс, барон Хит, к вашим услугам. Возможно, вы слышали обо мне как о, в своем роде, знатоке музыкальных талантов.
Ведущая певица, женщина с дрожащим голосом, присела так низко, словно ее представили самой королеве. Остальные женщины поспешно последовали ее примеру, а двое или трое мужчин кивнули в знак приветствия.
– Что? – переспросил хорист без музыкального слуха, прикладывая ладонь к левому уху.
– Его светлость – барон Хит, мистер Фозергил, – ответила ведущая певица, громогласно объявив его имя на пол-улицы.
Мужчина без слуха был просто глух, решил лорд.
Миссис Берлинтон не стала еще раз кланяться, но впервые за все время подняла на него глаза. Барон с самого начала знал, что она молода и, вероятно, привлекательна. Однако он с удивлением обнаружил, что она была невероятно красива, с большими карими глазами, прямым носиком и мягким ртом, который был ни большим, ни маленьким, – ртом, который поистине был создан для поцелуев. Мистер Берлинтон был счастливчиком. Даже покрасневшие щеки и нос не могли до конца скрыть нежный цвет ее лица.
– Нет, милорд, – сказала она, – я не слышала об этом. Прошу нас извинить. – С этими словами она вновь повернулась к своим детям.
– У вашего сына талант, который растрачивается на такую аудиторию, – сказал он, указав тростью на улицу вокруг них.
Тут она вновь повернулась к нему, и он увидел гнев в ее глазах.
– Мой сын – еще ребенок, милорд, – сказала она. – Ему не нужны слушатели.
Лорд Хит не привык действовать под влиянием импульса. Он сам до конца не был уверен, что побудило его сделать это сейчас, кроме того факта, что голос мальчика был исключительно красив. Это был такой мимолетный дар, и с взрослением он исчезнет. Такой голос не следовало впустую расходовать на покупателей с Бонд-стрит, заглушая его хором взрослых, не имеющих музыкального слуха.
– Я обеспечу ему слушателей, мэм, – сказал он, – самых требовательных слушателей в Лондоне. – Он всегда тщательно продумывал список приглашенных на свои концерты, не обязательно выбирая самых модных гостей, но тех, кто искренне ценил музыку. В результате, насколько ему было известно, его приглашения очень ценились, и никто никогда от них не отказывался. – Он будет петь на моем концерте послезавтра. Я намерен сейчас же отправиться к мистеру Берлинтону, чтобы обсудить детали.
Он не мог понять причин ее гнева – возможно, поймет в более разумный момент, когда вспомнит, конечно, с некоторым чувством дискомфорта о том, как обсуждал подобные дела с незнакомкой среди бела дня на оживленной Бонд-стрит. Однако она определенно злилась: ее глаза сверкали, ноздри трепетали, и она, конечно, покраснела бы, если бы ее щеки уже не были ярко-пунцовыми.
– Это неслыханно, милорд, – прошипела она с презрением, достойным вдовствующей герцогини. – Моего сына нельзя нанять и выставить напоказ перед светским обществом. Ему не нужно вознаграждение. Полагаю, вы собирались ему заплатить?
Об этом он как-то не подумал. Он действительно всегда платил исполнителям на своих концертах, по крайней мере, тем, кто соглашался принять оплату. Некоторые отказывались. Он хотел было ответить, но она снова отвернулась.
– Пойдем, Мэттью, – сказала она. – Поклонись мисс Кемп и остальным леди и джентльменам. Я сожалею, мисс Кемп, что мы не можем остаться до конца выступления. Кэти замерзла и устала.
Лорд Хит закрыл рот, скрипнув зубами, и резко развернулся. Им откровенно пренебрегли и по заслугам. Но он к такому не привык. Он не собирался смотреть, как миссис Берлинтон уходит со своим сыном. Он и сам не мог понять, что на него нашло. Не в его правилах было поощрять детей-исполнителей или нанимать артистов в последнюю минуту и под влиянием момента. Он уже тщательно их отобрал с учетом как таланта избранных им исполнителей, так и их разнообразия. У него в программе уже было сопрано – очень известная оперная певица, которую ему посчастливилось заполучить. Но она, конечно, была женщиной.
Над ним, без сомнения, стали бы потешаться, если бы он представил на концерте простого мальчика, о котором никто никогда не слышал и чей голос, хотя и очень красивый, не был поставлен.
Нет, над ним не стали бы смеяться. Его гости были бы так же очарованы, как он сам всего несколько минут назад.
Он ощутил необъяснимый прилив грусти – да, грусти, а не досады, решил он, мысленно взвесив это слово, – от осознания, что никогда больше не услышит этот голос. Так, должно быть, вифлеемские пастухи, подумал он с непривычным для себя полетом фантазии, почувствовали, что их жизнь померкла от невозможности вновь услышать божественный сонм ангелов после той ночи, когда они возвестили о рождении младенца в хлеву.
У него болела душа от воспоминаний об этом юном, чистом голосе.


На следующее утро Фанни все еще сердилась и чувствовала себя выбитой из колеи. И слегка виноватой, хотя, как она сама себя убеждала, по крайней мере для этого у нее не было причин. Как посмел он обратиться к ней посреди Бонд-стрит, даже если Кэти действительно дернула его за пальто и представилась первая. Как посмел он предположить, что она запрыгает от радости, получив шанс выставить Мэттью напоказ перед его распутными друзьями.
Нет, это было, конечно, не совсем правдой. После того, как лорд Хит гордо пошел прочь в глубоком возмущении от того, что его воле посмели перечить, мистер Паркинсон, один из самых тихих и интеллигентных хористов, рассказал ей, что его светлость действительно слывет знатоком хорошей музыки. Каждый год в своем лондонском доме он организовывал концерт, на который собирал некоторых самых востребованных исполнителей со всей Европы. Приглашения на его концерты высоко ценились.
И Мэттью мог бы там петь.
Но Мэттью был восьмилетним ребенком. Она не хотела выставлять его напоказ, как какого-то циркача, даже если слушатели были признанными ценителями.
Сам Мэттью, конечно, смотрел на это по-другому. Он был сильно разочарован и дал ей это ясно понять, молча дуясь весь остаток дня, что было ему несвойственно. Больше всего ее раздражал именно тот факт, что он ничего не говорил, а потому у нее не было возможности выплеснуть свое раздражение в разговоре с ним. И как же ужасно было думать, что она на такое способна.
Она отругала Кэти и прочитала ей уже ставшую привычной лекцию о разговорах с незнакомцами и подобающем леди поведении. И, когда они вернулись домой, девочка была наказана тем, что должна была просидеть целый час на жестком стуле в детской без разговоров и без дела.
Однако Кэти, распахнув глаза, терпеливо и безропотно прослушала лекцию, и, когда Фанни появилась в дверях детской спустя полчаса, отчаянно пытаясь не поддаться слабости и не отпустить дочку раньше времени, она обнаружила, что Кэти сидит на стуле, крепко смежив веки и сложив вместе ладошки, и беззвучно шевелит губами, словно произнося молитву. Она была глубоко погружена в какую-то игру и явно не слишком страдала от наказания.
Поэтому Фанни чувствовала себя подавленной. Она лишила своих детей знакомой компании в Рождество; слишком рано увела Мэттью со вчерашних песнопений, хотя он так сильно их ждал; была вынуждена наказать Кэти и гораздо сильнее ощущала свое одиночество, чем в другие рождественские праздники, прошедшие со смерти Бориса.
Правда заключалась в том, подумала она с легким раздражением, что она по глупости в девичестве влюбилась в лорда Хита. Это случалось, конечно, со всеми знакомыми ей молодыми леди. Все в нем: внешность, богатство, высокомерие, элегантность, репутация – делало его неотразимым. Она была тогда очень благоразумной. Она послушно искала себе подходящего мужа и так же послушно влюбилась в Бориса, когда стало очевидно, что выбор пал на него. Но до самого момента свадьбы она мечтала о лорде Хите. Она помнила, как сильно завидовала одной из своих подруг, мисс Драйден, с которой он однажды танцевал.
А вчера, подумала она с горькой честностью, она заметила, что все его качества только усилились за прошедшие девять лет, включая совершенство резких черт его лица и его высокомерное выражение. И она ощутила недостаток воздуха в легких и слабость в коленях. Как унизительно! Сама мысль об этом вызывала смущение, словно кто-то поймал ее с поличным.
Фанни вздохнула и пошла в детскую. Она почти пообещала встретиться в библиотеке с несколькими подругами, но почувствовала необходимость провести это время с детьми и попытаться наладить отношения. Однако на пути в детскую ее остановил стук дверного молотка внизу, потом послышались звуки мужских голосов, а затем, когда она продолжала стоять в ожидании, наверх поднялся дворецкий Джона и сообщил ей о прибытии викария церкви, в которую она ходила. Фанни оглядела себя и, решив, что выглядит вполне презентабельно, провела рукой по волосам, чтобы убедиться, что ни один локон не выбился из ее аккуратного шиньона. Затем она спустилась в салон для посетителей.
Преподобный Джосайя Баркер был не один. Когда он поклонился и поприветствовал ее в своей обычной сердечной манере, она почувствовала присутствие еще одного джентльмена, стоявшего несколько поодаль, у окна. Крупного мужчины в пальто с множеством пелерин. Это был он! Ей даже не пришлось поворачивать голову, чтобы удостовериться в этом.
– Миссис Берлинтон, мэм, – начал викарий, потирая руки, словно мыл их, – могу я с великой честью представить вам его светлость барона Хита?
Лорд Хит поклонился. Фанни сделала реверанс, ощутив удивление… и гнев. А еще все ту же предательскую слабость в ногах. Он словно заполнил собой половину комнаты, выкачав из нее половину воздуха.
– Какая удивительная удача, миссис Берлинтон, – сказал викарий. – Вчера на Бонд-стрит его светлость услышал наших милых исполнителей гимнов и был так впечатлен их выступлением, что пригласил их петь на завтрашнем концерте в своем городском доме. Он согласился сделать очень щедрое пожертвование в наш фонд на ремонт церкви.
Поджав губы, его светлость довольно пристально смотрел на нее.
– И его светлость особо настаивал, чтобы ваш милый сынок исполнил свою сольную партию, – продолжал викарий. – Я могу лишь поаплодировать его вкусу, мэм. Это великая честь для нашего хора и для вашего юного Мэттью в особенности.
Как он посмел! Он обманул ее, практически лишив возможности отказаться.
– Это вечерний концерт? – спросила она у викария, игнорируя второго, безмолвного, посетителя. – Боюсь для Мэттью это будет слишком поздно, мистер Баркер. Но хор отлично справлялся в течение двадцати семи лет. Я уверена, что завтра вечером они отлично выступят и без него.
Лорд Хит впервые заговорил:
– Однако я сделал присутствие вашего сына, мэм, обязательным условием приглашения хора.
Ага, значит, он ее поймал. Мисс Кемп и все остальные будут на седьмом небе от восторга. Преподобный Баркер чуть ли не лопался от гордости... и от предвкушения обещанного пожертвования на ремонт церкви. А у нее не было никакой веской причины не давать сыну поделиться своим талантом с истинными ценителями музыки.
Но в ней закипела злоба за этот обман.
– Ясно, – сказала она самым ледяным тоном, посмотрев лорду Хиту прямо в глаза, чтобы он знал, что ей действительно было все ясно. Очевидно, он выяснил, что она вдова и что ее деверь, являвшийся опекуном Мэттью, отсутствовал. Без сомнения, он подумал – и не ошибся, – что преодолеть ее сопротивление будет легко.
– Мне бы хотелось поговорить с вашим сыном, – сказал барон. – На репетиции остается мало времени, но я хотел бы обсудить с ним, что он будет петь. Я хочу, чтобы вы привели его сегодня или завтра, а лучше в оба дня, чтобы он мог потренироваться петь в моей музыкальной комнате и привык к ее акустике.
Фанни вздернула подбородок.
– А это приглашение распространяется на весь хор, милорд? – спросила она. – Я пошлю за мисс Кемп и выясню, когда они собираются посетить ваш дом, чтобы порепетировать.
Он снова сжал губы.
– Хор может просто петь, как обычно, мэм, – ответил он. – А вот юный солист...
– ...тоже будет петь, как обычно, – отрезала она.
Он удивленно приподнял брови, отчего стал выглядеть раза в два высокомернее. Без сомнения, барон не привык, чтобы его перебивали.
– Мисс Кемп любезно согласилась сопровождать вас и милого Мэттью на репетицию, миссис Берлинтон, – вставил викарий. – Она зайдет к вам сразу после обеда, чтобы узнать, удобно ли вам будет встретиться сегодня. У мальчика действительно ангельский голос, милорд, как вы уже проницательно заметили. И такой же характер.
– Так могу я с ним поговорить, мэм? – спросил лорд Хит с нотками плохо скрываемого нетерпения в голосе.
Фанни поджала губы. Ей подумалось, что, возможно, будь это предложение сделано кем-нибудь другим, она была бы польщена. Ей никак не удавалось связать свое представление о нем как об элегантном повесе с этим знатоком музыкальных талантов. И ей не нравилась мысль, что к ней отнеслись, как к какой-то служанке, чтобы она отдала своего сына на потеху его светским друзьям. Интересно, не посадят ли ее на кухне, пока Мэттью будет петь?
Она решила, что ведет себя глупо. Это действительно была большая честь. Мэттью будет в восторге. И это всего один раз. Не будет ничего дурного, если он поучаствует в рождественском концерте. Рождество было для детей особым праздником.
– Я сама его приведу, – сказала она, обращаясь к викарию. – Хотя не понимаю, что тут еще обсуждать. Он споет то же самое, что вчера его светлость уже слышал, и все.
– Да, приведите мальчика, – сказал лорд Хит с еле заметной скукой в голосе, когда она повернулась к двери.


Кэти абсолютно не была уверена, что ее молитвы услышат, не говоря уже об ответе на них, поскольку она произносила их, сидя на стуле для наказаний. Иногда ей хотелось, чтобы мама просто отшлепала ее, когда она плохо себя вела, как поступала тетя Мерси с кузенами, но мама никогда не делала этого.
Однако, возможно, Бог решил, что утомительного сидения на этом стуле было достаточно, потому что он ответил на ее молитву. По крайней мере, она так думала. Утром приходил тот джентльмен. Мэтт вернулся в детскую после того, как мама увела его вниз, и сказал, что это был тот самый человек, который указал на мисс Кемп своей тростью и посмотрел на нее, Кэти, своим огромным увеличенным глазом.
И вот сегодня днем они втроем, а также мисс Кемп, ходили в дом этого джентльмена, где их провели в огромную комнату с фортепьяно в центре и огромной штукой рядом с ним, которую мама назвала "арфой". Мэтт собирался петь и так сильно волновался, что не смог есть в обед, хотя няня пыталась уговаривать и даже заставлять его.
Кэти не знала, как посещение этого дома ради того, чтобы Мэтт мог спеть, поможет в превращении джентльмена в папу, но она доверяла Богу. По крайней мере, ей так казалось. Она все еще чувствовала себя неуютно, оттого, что он захотел забрать ее первого папу и даже не спросил на это разрешения.
Даже после того, как джентльмен вошел в комнату и поприветствовал их, они с мамой и мисс Кемп сделали реверанс, а Мэтт поклонился, она не знала, каким образом он станет ее папой. Он выглядел гораздо красивее в своей одежде, чем дядя Джон, но не улыбался. И мама не улыбалась, и по какой-то причине в комнате ощущалась ужасная неловкость, несмотря на то, что мисс Кемп твердила джентльмену, что у него прекрасная музыкальная комната. Но ей не нужно было этого говорить. Он наверняка и сам это знал.
Однако его глаза потеплели, когда он взглянул на Мэтта и заговорил с ним, как со взрослым.
– Ну что, Мэттью, – сказал он, – эта комната привела тебя в замешательство?
– Нет, сэр, – ответил Мэттью, но по его тону Кэти смогла определить, что так оно и было, хотя ей оставалось лишь догадываться о значении этого незнакомого слова.
Кэти не слишком внимательно слушала то, что за этим последовало. Они обсуждали, что Мэтт будет петь. Мама сказала, что он споет только одну песню, и при этом была непреклонна, как тогда, когда Мэттью пытался упросить ее, чтобы она позволила им попозже лечь спать. Но джентльмен сказал, что должно быть еще что-то, называемое вызовом на бис. Мисс Кемп сказала что-то об арфе, отчего джентльмен нахмурился. А потом он усадил маму и мисс Кемп на пару стульев по соседству с фортепьяно и поставил рядом Мэтта. И Мэтт начал петь "Ковентрийский гимн". Его голос дрожал, почти как у мисс Кемп, и джентльмен приказал ему остановиться, сделать несколько вдохов, не торопиться и снова попробовать. После этого Мэтт запел лучше. Джентльмен встал поодаль, у самой двери.
Кэти с сомнением размышляла, не ошиблась ли она. Возможно, в конце концов, он не сможет быть ее новым папой. Он ни разу не посмотрел на нее. Она с трудом могла себе представить, как они с Мэттом борются на ковре или как он подбрасывает ее саму к потолку. Хотя ей хотелось, чтобы джентльмен попробовал. Он выглядел очень большим и сильным. Если дядя Джон мог ловить ее кузенов, то она была уверена, что этот джентльмен поймает ее. Она даже не будет кричать от страха, зная, что он ее не уронит.
Спустя пару минут Кэти отошла от своего места. Ни мама, ни остальные ничего не заметили. Все слушали Мэтта, чей голос в этой огромной комнате звучал очень громко. Она направилась к джентльмену, желая проверить собственные чувства. Она подумала, что испугается, когда подойдет к нему поближе, но не была в этом до конца уверена. Его бриджи были очень тесными, подумала она. На самом деле, будь они розовыми, Кэти не смогла бы с уверенностью сказать, не были ли они просто кожей. Эта мысль насмешила ее, и она протянула руку, чтобы потрогать их и убедиться, что это на самом деле были всего лишь бриджи, а не кожа цвета печенья.
Он удивленно посмотрел на нее с высоты своего роста, и она чуть не подпрыгнула от испуга. Но вместо этого она сделала кое-что другое, кое-что очень глупое, потому что няня как-то давно говорила ей, что так делают только малыши. Она протянула вверх руки.
Джентльмен продолжал смотреть на нее, словно не был уверен, чего она от него хотела, – или не знал. Кэти решила, что Бог обманул ее, и почти опустила руки. Она хотела заплакать, но это действительно было по-детски, а она не собиралась так поступать дважды подряд. Ей было четыре, и она не была малышкой.
И тут джентльмен наклонился и поднял ее. Кэти была удивлена его силой. Он поднял ее вверх без видимых усилий, словно она ничего не весила.
Она надежно и удобно устроилась на его руке, и его лицо оказалось всего в нескольких дюймах от ее собственного. Когда она пристально посмотрела ему в глаза, он отвернулся и снова обратил взор на Мэтта. У джентльмена были голубые глаза. Ей понравилась мысль о голубоглазом папе.
Мэтт сбился, и мисс Кемп пришлось напомнить ему слова. Он начал петь с самого начала.
В лице джентльмена было что-то странное. Оно отличалось от маминого или папиного. Кэти смотрела на него, пока любопытство не взяло верх над хорошими манерами. Она прикоснулась к его челюсти пальчиком и легонько провела им вниз. Гладко. Она провела пальчиком вверх. Не так гладко. Она нажала сильнее и снова провела вверх. Пальчик слегка покалывало.
И тут джентльмен посмотрел на нее.
– Что, малышка, – очень тихо спросил он, – я для тебя не слишком хорошо побрился утром? – И на какой-то момент – она едва уловила его – его глаза улыбнулись.
Именно в этот момент Кэти бесповоротно влюбилась в него и решила, что должна, нет, просто обязана сделать его своим папой. Дядя Джон почти никогда так ей не улыбался. И ее вчерашняя догадка оказалась абсолютно верна – она ощущала себя в полной безопасности там, где сейчас находилась.
– Да, сэр, – прошептала она, не совсем понимая, что означали его слова, однако, давая тот ответ, который, как ей казалось, ему хотелось услышать. Его губы изогнулись. Она решила, что он хотел широко улыбнуться, но по какой-то причине не сделал этого.
Несколькими минутами позже Кэти была уверена, что по приезде домой ее вновь ждет стул наказаний. Мама обернулась и вскочила с места, ее глаза стали огромными, как блюдца, а рука взметнулась к губам. Мисс Кемп что-то говорила Мэтту о выражении. Однако джентльмен громко заговорил:
– Прошу вас, не волнуйтесь, мэм. Она со мной в безопасности. Пойми, Мэттью, в такой комнате, как эта, предназначенной специально для прослушивания музыки, тебе не нужно петь в полный голос, чтобы быть услышанным. Я хочу, чтобы ты спел еще раз, но на этот раз забудь, что в комнате находятся твоя мама, мисс Кэмп или я. Позволь себе почувствовать эту комнату и то, что она от тебя требует. Слушай свой голос и позволь своему музыкальному чутью тебя вести.
Мисс Кемп, умолкнув, села. Мама тоже. Кэти посмотрела на джентльмена, который понял, что Мэтт чувствовал себя маленьким, был сбит с толку и напуган. Он не смягчил голос, как обычно делали взрослые, когда хотели, чтобы дети считали их добрыми, но Кэти все равно поняла, что он добрый. Мэтт тоже это понял и расслабился.
– Ну, малышка, – тихо спросил ее джентльмен, прежде чем Мэтт снова начал петь, – и что ты хочешь на Рождество?
"Куклу", – чуть не ответила она на привычный вопрос, но удержалась.
– Это секрет, – сказала она ему. – Но я скажу его вам на ушко, если хотите.
Джентльмен удивленно приподнял брови. Они очень красиво изогнулись. Ей надо было посмотреть в зеркало и проверить, может ли она так.
– Я хочу нового папу, – шепнула она ему.
– Серьезно? – Его брови поднялись еще выше. – Скажи-ка, ты уже выбрала кого-то конкретного?
Она уверенно кивнула и почувствовала, как по спине пробежала дрожь возбуждения. Но скоро она сменилась дрожью от чего-то еще. Его почти веселый взгляд исчез, и глаза поскучнели, если так можно сказать о глазах. Было похоже, что они потеряли блеск.
– Серьезно? – повторил он. Тут Мэтт снова начал петь, и Кэти мгновенно поняла, что он и в самом деле позабыл все и вся, кроме исполняемого им гимна. Джентльмен внимательно наблюдал за ним, и она поняла, что он совсем о ней забыл. Она была этому только рада. Она подумала, что он не хочет быть ее папой. Она была очень дерзкой и практически сказала ему, что хочет именно этого, но он стал холодным и равнодушным и произнес "Серьезно?" таким тоном, который она обязательно попытается повторить, когда останется наедине со своими куклами. Она заставит их задрожать от ужаса!
Ей снова немножко захотелось плакать, но она не двигалась, пока Мэтт почти не закончил петь. В этот момент она заерзала.
– Вниз, пожалуйста, – потребовала она, пытаясь повторить то же выражение лица и интонацию, которые были у него, когда он произнес "Серьезно?".
Он молча опустил ее на пол, и она побежала обратно к матери, жалея, что не попросила у Бога на Рождество всего лишь куклу. Это было более реально, чем получить нового папу. И меньше шансов разочароваться. Но было слишком поздно. Она загадала желание и всем сердцем захотела, чтобы оно сбылось. Ее ждет ужасное разочарование.
Возможно, джентльмен просто имел в виду, что не хотел бы, чтобы она еще что-нибудь говорила, чтобы рождественский подарок стал сюрпризом. Возможно, дело было в этом и поэтому он так холодно сказал "Серьезно?". Может, в конце концов он все-таки станет ее папой.
Мать крепко взяла ее за руку.


На следующий день лорд Хит вполглаза наблюдал за украшением своего зала и музыкальной комнаты. В действительности, признал он, его слуги были вполне сведущи в своем деле и вовсе не требовали его руководства. Но идея украсить дом на Рождество пришла ему в голову лишь вчера утром. Хотя его концерт был ежегодным, он ни разу еще не проходил за два дня до Рождества. Так что он вполне мог сделать его праздничным мероприятием.
Эта мысль прямо-таки оживила его. Он на мгновение позабыл, что в этом году остался на праздники в Лондоне именно для того, чтобы полностью избежать празднования Рождества. В конце концов, подумал он, в этом году на концерте будут дети. Детям понравится рождественское настроение. Он также позабыл, что остался в городе в том числе и для того, чтобы избежать общения с детьми.
Этим утром он чувствовал раздражение и жалел, что решил приурочить концерт к Рождеству. Он еще о многом жалел. Что не поехал прошлой ночью к Люси, например. Он ведь собирался и даже послал ей записку. Оделся и даже вышел из дома. Однако в последний момент постучал по передней стенке кареты и приказал кучеру вместо этого отвезти его в "Уайт". В преддверии праздников клуб был почти пуст, поэтому барон отвратительно провел вечер и рано вернулся домой, а затем полночи лежал без сна, глядя на балдахин над кроватью. Возможно, он бы чувствовал себя сегодня лучше, если бы провел ночь в постели Люси, даже если бы она была такой же бессонной. По крайней мере, в этом случае его бессонница была бы более плодотворной и бесконечно более приятной.
У нее было более чем красивое лицо – теперь он думал не о Люси. Аккуратный пучок не мог скрыть всей красоты ее густых и блестящих каштановых волос. Она не была стройной, но и не была толстой или даже пухленькой. У нее была фигура зрелой женщины с красивыми формами, и она несла себя гордо и элегантно. Он заметил и оценил ее красоту во время того утреннего посещения ее дома с викарием ее прихода – барон был знатоком женской красоты, так же как и музыки. Он вновь заметил ее днем. Он даже почувствовал возбуждение в чреслах, в конце концов, он был абсолютно нормальным мужчиной. Она, без сомнения, была бы хороша в постели.
Чего он не заметил, так это каких-то личных чувств по отношению к ней. Вернее так было до того момента, когда эта странная и нахальная девочка сказала то, что она сказала. Он чувствовал себя глупо, вспоминая, что был даже немного тронут тем, что она его не боялась, почти горд оказанной честью поднять ее на руки и очарован ее невинным любопытством по поводу его щетины.
Она хотела на Рождество нового папу и уже имела кого-то на примете. Значит, за вдовой Берлинтон ухаживал мужчина достаточно мудрый, чтобы включить в процесс ухаживания ее детей. И он должен быть достаточно близок к цели, если девочка надеялась заполучить его в отцы на Рождество. Вдова собиралась снова выйти замуж. Счастливец!
Однако в первую очередь лорд Хит подумал не об этом. Он представил, как руки другого мужчины распускают ее великолепные волосы, погружаясь в них, и как тело другого мужчины лежит поверх ее, даря им обоим наслаждение. Эта мысль была такой неожиданной, удивительной и... такой ужасающей, что он позволил себе на несколько мгновений задержаться на ней, прежде чем сурово подавить.
Но было уже поздно. Он стал раздражительным и беспокойным и сделал нечто ужасно глупое, учитывая тот факт, что она скоро снова выйдет замуж. Он заверил ее, что мальчику нужно еще раз порепетировать сегодня днем. Он справился с акустикой комнаты и с собственной нервозностью и пел даже лучше, чем ожидал лорд Хит, но в день концерта такой маленький ребенок будет нервничать значительно больше. Значит, он должен прийти еще раз, чтобы привыкнуть к обстановке комнаты и успокоиться. И, поскольку миссис Берлинтон с детьми не имело смысла возвращаться домой, а потом еще раз приходить вечером, она должна была согласиться присоединиться к другим его гостям за обедом. Он предоставит им гостевую комнату, чтобы она могла переодеться в вечернее платье. Его экономка будет только рада присмотреть за детьми.
На мисс Кемп приглашение не распространялось. Но он уверил миссис Берлинтон, что дом весь день будет полон снующих туда-сюда слуг и гостей, поэтому в ее приходе в сопровождении одних детей не будет ничего неприличного. Он, конечно, подчеркнул выгоды для ее сына, и она согласилась, хотя и с видимой неохотой.
Таким образом, он заинтересовался вдовой, которая скоро снова выйдет замуж. Вдовой с двумя маленькими детьми. Он никогда не ухаживал за чужими женщинами и редко связывался с вдовами. Слишком многие из них желали вернуться в замужнее положение. Он всегда избегал женщин с детьми. Ему нравилось обладать безраздельным вниманием тех женщин, с которыми он спал.
Кроме того, миссис Берлинтон была горда, надменна и даже враждебно настроена по отношению к нему. Опыт подсказывал, что ей нелегко будет пойти на любовную связь просто ради собственного удовольствия.
Он знал это еще до того, как ее пригласил.
– Нет, – сказал он теперь экономке, которая прервала его размышления вопросом, не хочет ли он, чтобы развесили омелу. Никакой омелы. Сама мысль об этом заставила его вздрогнуть. Если он собирался ее поцеловать, то не путем подобного обмана.
Если?
Все его раздражение вернулось. Этот день он тщательно планировал уже несколько месяцев, он ждал его больше остальных со времени своего последнего концерта. Он хотел сосредоточить все свои мысли, энергию и эмоции на той музыке, что должна была этим вечером вознести души его гостей до невиданных высот. Он хотел с нетерпением предвкушать тот фурор, который, без сомнения, произведет голос мальчика.
Он не хотел, как похотливый школьник, думать о поцелуях, украденных у красивых вдов.
И он не хотел помнить, подумал он с гримасой, что его концерт должен был завершиться выступлением хора, исполнявшего святочные гимны, энтузиазм и добрые намерения участников которого никоим образом не могли исправить того факта, что они своим исполнением губили все исполняемые ими произведения. Но такова была цена его мальчика-сопрано – и его красивой вдовствующей матери.


Мэттью один раз стошнило утром, и он стал таким беспокойным от нервной энергии, что его няня послала за Фанни и спросила, не следует ли им вызвать врача. Фанни посадила сына к себе на колени, что он редко позволял делать, поскольку ему было уже восемь, обняла его и спросила, не хочет ли он, чтобы она отправила лорду Хиту записку о том, что он не будет петь на этом вечернем концерте.
– Ты не должен чувствовать, что обязан это делать, милый, – заверила она его. – Никто не собирается тебя заставлять петь против твоей воли.
Кэти стояла рядом с ними и молчала, широко распахнув глаза, словно тоже став младше на пару лет. Она засунула в рот большой палец и сосала его.
Но тут Мэттью испугался, решив, что она запретит ему петь.
– Я хочу, мама, – завопил он, – больше всего на свете. Я хочу понравиться ему. Он разбирается в музыке и понимает меня. – Фанни была вынуждена признать, что он прав. Лорд Хит выказал неожиданную проницательность накануне, успокоил Мэттью и помог ему несколькими тщательно подобранными словами. Ее он не успокоил, особенно когда она увидела его с Кэти на руках, но это к делу не относилось.
И вот они снова были в доме лорда Хита, и репетиция Мэттью быстро закончилась. Теперь, когда они были уже здесь, он был расслабленным и уверенным в себе, его волнение улеглось. Экономка лорда Хита увела детей, чтобы они попили чаю и отдохнули, а Фанни должна была пить чай в гостиной с остальными гостями, остававшимися на вечер. Но лорд Хит не спешил вести ее в гостиную. Снующих слуг и гостей, которых он только вчера обещал, в музыкальной комнате было не видно. Он сел на стул рядом с ней.
Фанни тайком огляделась в поисках омелы, но не смогла ее отыскать среди венков из остролиста, сосновых веток, лент и бантов, которыми обильно была украшена комната. Похоже, Рождество уже пришло сюда, подумала она и на мгновение ощутила необоснованный укол совести, вспомнив, что всего через пару дней она будет отмечать Рождество в доме Джона наедине с детьми.
– Ваш сын очень талантлив, мэм, – сказал лорд Хит. – Но уверен, вы и так это знаете. У него не только чистый и уникально красивый голос, но и редкое чувство музыки. Его голос, увы, поменяется через несколько лет, но музыкальность останется и, возможно, его взрослый голос тоже будет красив. Он демонстрирует способность к какому-нибудь музыкальному инструменту?
Дочери Джона брали уроки фортепьяно, но Мерси была подвержена мигреням, и Джон постановил, что эта привилегия не полагалась больше никому, включая его собственного сына.
– Я не знаю, – ответила Фанни.
Он долго и пристально смотрел на нее. Его ярко-голубые глаза и близость заставляли ее нервничать, как и окутывавший его еле уловимый запах какого-то дорогого одеколона. Она старалась дышать ровно. Как унизительно будет, если у нее перехватит дыхание, а он заподозрит, что она находит его привлекательным. До такой степени, что у нее подгибались колени.
– Он берет уроки вокала? – спросил барон.
– Мой деверь считает, что мальчиков нужно воспитывать по-мужски, милорд, – ответила она. – Он опекун моего сына. – Она старалась скрыть горечь в своем голосе. Джон всегда говорил, что любовь Мэттью к музыке должна быть подавлена, иначе над ним будут смеяться, когда он пойдет в школу. Кроме того, у Мерси были мигрени...
– Понятно. Но разве вы не являетесь также его опекуном, мэм? Разве вы не могли по крайней мере организовать ему прослушивание в каком-нибудь уважаемом церковном хоре? Например, в Вестминстерском аббатстве? Там он будет среди таких же мальчиков и не будет казаться странным или менее мужественным, чем они.
Фанни разозлилась. Как он посмел взять на себя роль советчика или предположить, что она не полностью контролирует процесс воспитания своих детей. Его правота не смягчила ее гнева.
– Он ребенок, – ответила она. – Я не позволю его эксплуатировать.
– Он любит музыку, мэм, – парировал он. – Полагаю, он ничего не желал бы сильнее, чем поощрения своего таланта… и своей мечты.
– Милорд, – сказала она, больше не пытаясь скрыть свой гнев, – вы полагаете, что знаете моего сына лучше меня? – Однако в его словах была доля истины. Да, он был прав. Возможно, Борис бы понял. Возможно…
Она удивленно посмотрела на ухоженную и очень мужественную руку с кольцом, которая накрыла обе ее ладони, лежавшие у нее на коленях, и, подняв взор, утонула в его голубых глазах.
– Позвольте мне, – тихо попросил он, – поговорить с вашим деверем. Полагаю, это старший сын больного виконта Милфорда? Уверяю вас, мое мнение относительно музыки кое-чего стоит, и при этом никто не усомнился в моей мужественности. По крайней мере, не напрямую.
Двое мужчин будут решать судьбу ее сына? Ноздри Фанни затрепетали. Но гнев был смешан с желанием. Он так и не убрал свою руку.
– Я мать Мэттью, милорд, – сказала она. – Я сама поговорю со своим деверем, когда почувствую в этом необходимость.
– Некоторые мужчины, – ответил он, – считают слабостью потакать желаниям женщины. – С нахлынувшим чувством дискомфорта и возрастающим желанием в глубине живота, она смотрела, как его пальцы обхватили ее руки и крепко сжали. Его рука была теплее, чем ее. – Возможно, вы убедите вашего нареченного поговорить с ним.
– Моего... нареченного? – Она нахмурилась. – О ком вы, милорд?
– Я так понял, – ответил он, – что вы собираетесь снова выйти замуж? Или я ошибаюсь? – Кто вложил ему в голову такую мысль? Викарий? У нее даже постоянного поклонника не было.
– Я не помолвлена и не собираюсь выходить замуж, милорд, – сказала она, не сообразив, что поступает глупо. – В жизни моей и моих детей достаточно мужского вмешательства и без того, чтобы я пожертвовала всей своей свободой ради еще одного.
Он не мигая несколько мгновений смотрел ей в глаза, а затем опустил взгляд на ее губы. Она с пугающей уверенностью поняла, что он собирается ее поцеловать... и что она не будет его останавливать. Однако затем она почувствовала себя просто глупо: он единожды сжал ее руки и отпустил их, поднимаясь на ноги.
– Пойдемте, мэм. Мои гости сейчас уже должны быть в гостиной, и вам следует приготовиться к чаепитию. Не переживайте сегодня вечером. У меня есть опыт общения с талантливыми исполнителями. Все возбуждение, нервозность, а иногда и плохое самочувствие, предшествующие выступлению, неизбежно проходят к нужному времени и лишь свидетельствуют о том, что само представление безупречно. Сегодня ваш сын даже вас заставит замереть от удивления.
У нее навернулись на глаза слезы, и она сморгнула их, почувствовав себя глупо.
– Вы когда-нибудь ошибаетесь? – спросила она.
Он взял ее руку и положил на свой локоть.
– Редко, – ответил он. – В подобной ситуации – никогда. Но вы, конечно, не поверите мне, пока представление не закончится.
Его рука была очень крепкой и уверенной. Она почувствовала умиротворение, несмотря на то, что от страха за Мэттью она все еще ощущала холод где-то глубоко внутри.
Как он узнал, что она была напугана?
"Что же это за одеколон?" – подумала она. Она ни разу ни чувствовала его на других мужчинах.


Кэти была одета в праздничное красное платье, белые чулочки и туфельки. В ее волосах был белый бант. Все леди в музыкальной комнате улыбались и говорили ей или маме, что она похожа на принцессу, куколку или ангелочка. Но Кэти сидела рядом с Мэттью в первом ряду расставленных по всей комнате стульев и крепко держала его за руку. Он не стряхнул ее руки, как иногда делал, а вцепился в нее своей, холодной и влажной. В этот момент никто, кроме Мэтта, Кэти не интересовал. Он был жутко напуган и очень нервничал, но он должен был чудесно выступить. Кэти просто знала это. Она тихо сидела, передавая ему это знание с помощью своей руки, пока хромая леди играла на фортепьяно, а потом большой толстый мужчина пел низким голосом, а затем другая леди играла на той самой арфе. Кэти собиралась тоже на ней играть, когда вырастет. Она звучала красивее, чем фортепьяно, и леди могла играть на ней широкими переборами рук, что заставляло ее выглядеть очень хорошенькой.
И настал черед Мэтта. Когда он встал и отпустил руку Кэти, она тоже встала и забралась к маме на колени, а джентльмен пришел и сел рядом с ними. Кэти посмотрела на него. Он был одет в черно-белой гамме и выглядел просто великолепно. Ей хотелось всем рассказать, что он будет ее новым папой, но она была в этом не до конца уверена. Этим утром она на несколько минут даже решила, что они никогда его больше не увидят. Она поняла, что опять делает нечто ужасно детское – сосет большой палец.
Он не смотрел ни на нее, ни на маму. Все его внимание было приковано к Мэтту, а тот смотрел на него большими испуганными глазами. И тогда глаза джентльмена сделали то же, что почти сделали вчера с ней. За исключением того, что на этот раз это было более определенно и длилось дольше. Его глаза улыбнулись Мэтту, и он просиял, не пошевелив ни единым мускулом лица. В этом выражении лица Кэти тоже собиралась попрактиковаться. С бровями утром у нее ничего не получилось. Интересно, сможет ли она улыбаться, не двигая лицом?
Тут Мэттью запел, и Кэти, подумывавшая слезть с маминых колен и забраться на колени к джентльмену, сидела очень спокойно, потому что мама крепко ее держала. Как Кэти и предполагала, Мэтт чудесно пел. Даже лучше, чем чудесно, но она не знала другого слова. Она собиралась всем после концерта рассказать, что Мэтт – ее брат.
Когда он закончил петь "Тише, тише, мой малыш", случилось нечто забавное: все захлопали, как и должны были, но некоторые люди начали реветь. По крайней мере, это звучало, как рев. А некоторые даже вскочили с мест и начали выкрикивать то слово, которое джентльмен произнес вчера: "Encore!
l:href="#n3" type="note">[3]
". Мама прижала Кэти к себе так крепко, что той стало трудно дышать, и плакала. А джентльмен... часто моргал. Кэти подумала, что он тоже плакал, но не хотел, чтобы кто-нибудь об этом узнал. Мэтт всегда говорил, что мужчины не плачут.
Она высвободилась из материнских объятий, спустилась на пол и забралась на одну из ног джентльмена.
– Я знала, что он будет чудесно петь, – шепнула она ему, когда шум вокруг них начал утихать. – Я бы могла вам это сказать. Мэттью – мой брат.
И тут он обнял ее даже крепче, чем мама до этого.
– Ты справедливо можешь гордиться им, малышка, – сказал он. – А он – тобой.
Она посмотрела ему в лицо, когда Мэтт снова начал петь. Джентльмен закрыл глаза и нахмурился. Он выглядел так, словно ему больно, но Кэти понимала, что это всего лишь музыка и голос Мэтта так на него действовали. Она услышала, как он сглотнул в одной из пауз в музыке.
Когда Мэтт закончил и все снова заревели, джентльмен снова обнял ее и поцеловал в макушку, прямо туда, где был бант. Затем он поднялся и пересадил ее обратно на колени к маме, а после этого подошел к Мэтту, положил руку ему на плечо и сообщил всем, какой чести они удостоились в этот вечер. Он с улыбкой сказал, что они все словно были пастухами рядом с Вифлеемом, услышавшими ангельские голоса, только на день раньше срока.
Кэти знала историю про пастухов у Вифлеема. Они пасли овец, но никто так и не смог ей сказать, что случилось с овцами, когда пастухи ушли в Вифлеем, чтобы посмотреть на младенца.
Еще джентльмен сказал, что нет, другого вызова на "бис" не будет. Нужно было дать голосу Мэттью отдохнуть.
А потом Мэтт снова сидел рядом с ними и прижимался к маме, спрятав лицо в ее одежде. Коснувшись его руки, Кэти почувствовала, что теперь, когда все закончилось, она была холодной и дрожала.
Джентльмен понял, что Мэттью не может больше петь. Он сказал, что им нужно гордиться. И ею тоже. Он действительно был как настоящий папа. Он гордился ими, хотя она не сделала ничего, чем кто-нибудь мог действительно гордиться. Еще он им улыбался, был к ним добр и сделал так, чтобы леди дала им к чаю пирожные с самым большим количеством крема, что ей доводилось пробовать. Кэти съела два. И прежде чем отправиться к Мэтту и после того, как он опустил ее на мамины колени, джентльмен посмотрел маме в глаза и дотронулся до ее руки. Мама нравилась ему, а он определенно нравился маме. Как он мог ей не нравиться? Скоро Рождество. Не завтра. Когда Кэти спросила у мамы ранее, та сказала, что нужно еще два раза ночью поспать. И тогда у нее действительно появится новый папа. Она это просто знала и больше не собиралась из-за этого переживать. Она зевнула и опустила голову на материнскую грудь. Кто-то играл на скрипке.


Задолго до окончания концерта лорд Хит предложил миссис Бэрлинтон, чтобы его экономка увела детей в выделенную им гостевую комнату и уложила спать, прежде чем придет время везти их домой. Малышка быстро уснула у материнской груди, ее щечки раскраснелись, а ротик приоткрылся. Мэттью явно был измотан физически и эмоционально. Он взял мальчика на руки, а она осторожно, чтобы не разбудить ребенка, поднялась со стула.
Концерт продолжался и подошел к своему грандиозному завершению – выступлению исполнителей святочных гимнов. Вопреки его опасениям, они были не так уж и ужасны. Все были одеты в свои лучшие одежды и держали в руках ноты, кроме тех двоих, что должны были высоко держать зажженные фонари. У лорда Хита хватило ума сделать знак слугам, и в комнате погасили все свечи, чтобы создать нужную обстановку и отвлечь внимание слушающих от несовершенства исполнения.
Но дрожащий голос мисс Кемп звучал почти музыкально, а мистер Фозергилл пел... просто искренне. Остальные делали свое дело, воспевая это веселое и священное время года. А слушатели, удовлетворенные и расслабленные вечером исключительной музыки, запели вместе с хором после первого же гимна и позднее заявили, что идея нанять исполнителей святочных гимнов была просто гениальной со стороны его светлости. Теперь они все полностью настроились через два дня праздновать Рождество.
Сразу после концерта в столовой подали напитки и закуски, и гости группами распределились по музыкальной комнате, гостиной и столовой. Это праздничное мероприятие было намного веселее его обычных концертов. Дело было даже не в приглашении исполнителей гимнов, подумал он, а в том, что концерт проходил так близко к Рождеству. Ему следует делать так каждый год.
– Милорд? – Перед ним стояла миссис Берлинтон. Его раздражало, что обязанности хозяина не давали ему подойти к ней с самого окончания концерта. Крофтон, чертов повеса, беседовал с ней целых пятнадцать минут. – Пожалуйста, прикажите подать экипаж, и мы уедем. Мне хочется уложить детей в их собственные кровати.
Развернувшись, он вместе с ней вышел из комнаты и взял подсвечник в холле. Послав в каретный сарай записку со слугой, он начал подниматься вместе с миссис Берлинтон по лестнице. Больше сказать было нечего. Он не мог продолжать хвалить ее сына и не собирался повторять свое предложение поговорить с ее деверем. Хотя кто-то обязательно должен был что-нибудь сделать для мальчика.
Он подумал, что никогда ее больше не увидит. Не будет повода. Было ли это для него важно? Похоже, не было ни жениха, ни пользующегося благосклонностью поклонника, ждущего своего выхода на сцену, но это ничего не меняло. Она была добродетельной женщиной. А он был... Пожалуй, в некоторой степени это слово подходило: он был повесой. У него, безусловно, не было честных намерений, когда дело касалось женщин.
Он решил, что завтра проведет всю вторую половину дня с Люси, а возможно, и всю ночь. Он с головой погрузится в оргию чувственных удовольствий и останется на весь рождественский день. К черту идею провести полдня в тишине библиотеки. Будуар был более подходящим местом, чтобы забыться. Он позабудет о добродетельных вдовах, их чрезвычайно талантливых сыновьях... и их необычайно очаровательных дочерях.
Они шли в тишине вверх по лестнице и по темному, пустынному коридору к комнате, где спали дети. Неподалеку от их двери стоял небольшой столик. Лорд Хит остановился, подошел к нему и поставил на него подсвечник. Она тоже остановилась.
Она молча смотрела на него, но в ее глазах ничего нельзя было прочесть. В мерцающем свете свечи ее кожа казалась фарфоровой, а глаза – большими и полными тайн. В ее темных волосах запутались рыжие всполохи. Светлое платье имело скромный вырез, но не скрывало ни ее великолепной груди, ни тени в ложбинке.
Он подумал, что она наверняка знала, к чему все идет, однако, она е сопротивлялась. Он положил ладони ей на талию и притянул к себе.
Ее губы были прохладными, мягкими и дрожащими. Она пахла розами. Ее грудь была крепко прижата к его жилету. Руки лежали на его плечах. Он легонько провел кончиком языка по ее сжатым губам. Когда ее рот приоткрылся, он скользнул языком в его глубину, ощутив ее тепло и влагу, погрузившись в самое ее естество.
Ее груди были полными и по-девичьи крепкими. Он ласкал их руками, затем сдвинул вниз тонкую ткань платья и погладил ее обнажившиеся соски подушечками больших пальцев. Проведя ладонями по ее спине и обхватив ими упругие ягодицы, он крепче привлек ее к себе, прижав к своему болезненно возбужденному естеству. Молодая женщина обнимала его за плечи и издавала тихие горловые звуки.
Кто-нибудь в любой момент мог подняться наверх.
– Останьтесь со мной, – прошептал он ей в губы. – Дети будут спать. – И к черту гостей, находящихся внизу.
– Отправиться с вами в постель? – спросила она, открывая глаза. – Вы это имеете в виду?
– Будет хорошо, – пообещал он ей. – Поверьте мне, нам будет очень хорошо.
– Я верю вам. – Ее взгляд стал более осмысленным. – Мой ответ "нет", милорд. Прошу вас, отведите меня к детям.
Он еще какое-то время удерживал ее подле себя, закрыв глаза и откинув голову назад. Затем он дважды сглотнул и отпустил ее, снова взяв в руку подсвечник.
– Почему нет? – спросил он. Глупый вопрос. Он отлично знал причину ее отказа.
– Должно быть нечто большее, – ответила она, – чем простое физическое влечение.
– Как любовь? – спросил он. – И, полагаю, брак?
– Да, как любовь и брак.
– Я не из тех, кто женится, – сказал он ей. – Или влюбляется.
– Да, я знаю. И я не испытываю ни любви к вам, ни желания выйти за вас замуж. Только лечь с вами в постель. Этого совсем недостаточно.
Что ж, он сам напросился. Теперь он даже не сможет утешиться презрительным убеждением, что она пыталась завлечь его в брачную ловушку.
– Напротив, милая, это – все. Но я не стану больше отнимать у вас время. Я вижу, что вас нельзя ни убедить, ни соблазнить. Благодарю вас, что позволили сыну поделиться своим талантом со мной и моими гостями. Я никогда не забуду этот вечер.
– Я тоже, – тихо сказала она.
"Я тоже. Я тоже". Эти слова звучали в его голове весь остаток долгого вечера после того, как она с детьми уехала, и остаток еще более длинной ночи. Они отдавались в его мозгу все последующее утро, даже когда он послал записку Люси, чтобы ждала его после обеда.
Он не поехал к Люси. Вместо этого он отправился за покупками. Лично. На Бонд-стрит.


К концу сочельника Фанни чувствовала себя смертельно подавленной. Не помогало даже напоминание себе о том, что она не лучше бы себя чувствовала, если бы отправилась за город с Джоном и Мерси. Все дело было в том, что за городом она ожидала ощущения подавленности. Она мечтала о настоящем Рождестве, с собственным домом, детьми и церковью, где ничего не отвлекало бы их от воспоминания об истинном значении всего этого и ощущения мира и благодати, которые должны были быть неотъемлемой частью этого времени года.
Мечта сбылась, и это не принесло ей удовлетворения.
Погода была пасмурной, с тяжелыми серыми тучами и леденящим ветром. Она никоим образом не могла поднять ее настроения.
Мэттью страдал от последствий своего вчерашнего успеха. Он был апатичным, чуть что начинал хныкать и то и дело спрашивал, придет ли снова к ним лорд Хит. Она ответила, что нет.
Кэти была необычно притихшей. Ее дважды пожурили – сначала няня, а потом сама Фанни – за то, что она сосала большой палец. Она ничего не сказала и тогда, когда ей напомнили, что до Рождества осталось поспать всего одну ночь, лишь широко распахнула глаза, хотя ее мать не знала, было ли это от радости или от разочарования, что в этом году она не будет окружена другими детьми.
Фанни никак не могла начать что-либо делать. Она потратила гораздо больше времени, чем было нужно, на украшение дома, однако даже после завершения не была удовлетворена тем, как была передана рождественская атмосфера. Она не раз спускалась по пустякам на кухню, чтобы якобы удостовериться, что вся рождественская выпечка будет готова к сроку. Но даже запах рождественского пудинга и сладких пирожков с начинкой из изюма и миндаля не мог возродить ту старую магию, которой всегда было Рождество.
С ужасающим чувством неловкости к ней пришли воспоминания. Она позволила ему засунуть язык в свой рот. Кто-нибудь когда-нибудь позволял такому случиться? Она позволила ему обнажить ее грудь и касаться ее руками. Она позволила его рукам опуститься ниже ее талии и прижать себя к нему. Его собственный отклик на происходящее невозможно было не заметить.
Они находились посреди коридора. Любой из гостей или слуг мог появиться в тот момент. Кто-нибудь из детей мог выйти из спальни.
Она глубоко презирала этого человека.
Он был очень уважаем в музыкальном мире и, распознав в Мэттью талант, отнесся к нему с уважением и чем-то похожим на благоговение. Он не позволил своим гостям лестью заставить ее сына спеть еще раз и разрешил Кэти забраться к нему на колени и разглядывать его.
Этого человека она желала больше, чем считала возможным желать мужчину. Она сгорала от желания. Она почти отчаянно нуждалась в том, чтобы открыться ему, принять его семя глубоко внутрь себя.
Он сказал, что им будет хорошо. Конечно, это было бы хорошо. Это стало бы самым восхитительным опытом в ее жизни. Какая-то ее часть всю ночь и весь день проклинала ее за то, что ей не хватило смелости остаться с ним, как он предлагал. Разве от этого был бы вред?
Вред был бы в том, что она станет любовницей повесы. Вред был бы в зарождающемся чувстве, которое он бы поддерживал только до тех пор, пока не устанет от нее. Вред был бы во вступлении во внебрачную связь с мужчиной под одной крышей с ее спящими детьми. Вред был бы в предпочтении физического удовольствия нравственности и обычному здравому смыслу.
Она могла продолжать этот список до бесконечности. Вред был бы катастрофическим. Она просто не была создана для мимолетных интрижек.
Она ненавидела его. И свою детскость, оттого что испытывала такое иррациональное чувство.
Этим вечером церковная служба по случаю сочельника была очень красивой. Это была не самая популярная церковь в Лондоне, Фанни выбрала ее именно по этой причине. И она была не слишком многолюдной, так как многие прихожане уехали на праздники. Но в ней возникало ощущение, что находишься среди верных друзей, а доброта викария в значительной степени компенсировала утомительность его проповеди. Она вспомнила, как хор прихожан пел святочные гимны прошлым вечером, не всегда попадая в такт, но зато искренне, и как они обеспечили странно трогательное завершение для концерта профессиональных исполнителей.
После окончания службы все стали хвалить Мэттью и суетиться вокруг полусонной Кэти, прислонившейся к материнскому плечу.
– А что ты попросила на Рождество? – спросил ее викарий веселым голосом, которым обычно разговаривал с детьми и стариками.
Но Кэти отказалась говорить.
– Это секрет, – сказала она прежде, чем большой палец оказался у нее во рту. Фанни не стала ее ругать, а викарий и другие прихожане, слышавшие это, сердечно рассмеялись.
Поздно ночью Фанни стояла у окна своей спальни, расчесывая волосы и глядя в ночь, которая была светлой почти как день. Она решила, что должна постараться быть завтра более веселой. Ради детей она должна быть веселой. Она поступила очень эгоистично, оставив их в городском доме. Она обязана сделать их счастливыми.
Щетка замерла в ее руке, и Фанни едва заметно улыбнулась. По странной иронии пошел снег. В рождественское утро или близко к тому, полночи еще не было. В Рождество снег не шел никогда. Все надеялись на это и даже убеждали себя, что это произойдет. Но обычно снег шел накануне, когда люди пытались доехать туда, где собирались праздновать, или сразу после Рождества, когда все пытались вернуться домой. Или снега вообще не было. Зимние осадки обычно выпадали в виде холодного дождя. Однако в само Рождество снега никогда не было.
За исключением этого года, когда она с детьми застряла в городе. Они могли бы находиться за городом, где завтра у них был бы целый парк, чтобы резвиться в снегу. Но по ее вине они остались в Лондоне.
Возможно, это ни к чему не приведет, думала она, плотно задернув шторы и потушив свечу, прежде чем лечь в постель. В пустую, холодную и одинокую постель. Фанни закрыла глаза и ощутила вкус губ барона и его пальцы, ласкавшие ее ноющие соски. Она животом ощутила, какой он большой и твердый, когда барон притянул ее к себе. Она мучилась от неутоленного желания, сожаления и ненависти к самой себе.
Завтра Рождество. Завтра она собиралась быть счастливой.


В церкви спать или по крайней мере блаженно балансировать на пороге сна было очень просто, поскольку гул голосов и мамины удобные колени и грудь убаюкивали Кэти. Это было легко по пути домой, когда мама несла ее на руках. Но сон полностью испарился после того, как ее положили на кроватку, задули свечи и вокруг воцарились мир, тишина и уют.
До Рождества нужно было поспать всего одну ночь. Если она сможет заснуть, думала Кэти, громко зевая, оно придет. Но часть ее боялась этого. Завтра будет Рождество и будут рождественские подарки. Если ей подарят куклу, то как она сможет сдержать свое разочарование? Как она сможет улыбаться и выглядеть довольной, чтобы мама не узнала, что она совсем не хотела куклу. Вернее, хотела, но папу она хотела больше. И если она получит куклу, то это будет означать, что нового папы у нее не будет.
Мама сказала Мэтту, что джентльмен больше не собирался приходить. И его не было весь день. Она все равно его ждала, а он не пришел. Она подумала, что он, возможно, придет в церковь, но и там его не было.
Если она не будет спать, то Рождество не наступит и она никогда наверняка не узнает, что нового папы у нее не будет. А если будет? Если он собирался прийти, то она хотела немедленно заснуть, чтобы он пришел поскорее.
Но что если она получит куклу?
В конце концов выбор спать или не спать принадлежал не ей. Она заснула – и, вздрогнув, проснулась, зная, что больше не осталось времени на сон, что Рождество уже наступило, хотя за окном все еще было темно. Она внезапно почувствовала, что ее тошнит от возбуждения. Сегодня будут подарки и это особое чувство, приходящее в Рождество, она помнила его по прошлому году.
Ее также немного подташнивало от мрачного предчувствия. Она знала, что нужно действовать быстро, не давая себе времени на раздумья. Возможно, его лошадь или экипаж будет под ее окном, и она узнает, что ее рождественское желание исполнилось. Она спрыгнула с кровати, не чувствуя холода, подбежала к окну и одной рукой отодвинула занавеску. У нее открылся рот, а глаза удивленно расширились.
Снег! Горы и горы белого снега, только и ждущего, чтобы в нем поиграли. На какой-то момент ее захлестнула радость, и она была уже готова развернуться и с криком поспешить в комнату Мэттью, находившуюся рядом. Но тут она заметила, что на снегу не было ни лошади, ни экипажа, ни человеческих следов. А по снегу очень тяжело путешествовать. Он был глубоким и скользким. Кэти помнила это по какому-то случаю в прошлом. Он не сможет прийти. У нее не будет нового папы на Рождество.
Она отпустила занавеску и поняла, что замерзла. И хочет к маме. Она тихо, чтобы не разбудить няню, спавшую в комнате напротив, открыла дверь и направилась к материнской комнате. Она тихо вошла и закрыла за собой дверь. Мама спала и не пошевелилась, когда Кэти остановилась рядом с ее кроватью.
Будет мило получить куклу, подумала она. Конечно, ей ее подарят. И она будет счастлива. Она сможет играть с ней целый день. Эта кукла, вероятно, уже была здесь, и ей не придется пробираться сквозь сугробы. Возможно, папа у нее будет на следующий год.
Она залезла на кровать и зарылась в одеяла. Мама проснулась, сонно ей улыбнулась, крепко обняла и поцеловала в макушку – туда же, куда ее поцеловал джентльмен тем вечером, когда она надевала свой белый бант. Мама была такая теплая. Кэти прижала к ней свои холодные ножки и сама прижалась еще теснее. Вздохнув, она снова уснула.


Снег! Толстое, пушистое, белое покрывало из снега. Лорд Хит стоял у окна своей спальни и хмуро смотрел на сугробы. Он не сможет сегодня отправиться к Люси. Она жила довольно далеко, и он знал, что не станет рисковать здоровьем своих лошадей, пока снег не растает. Такой глубокий снег не сойдет еще по меньшей мере день или два, и тогда слякоть станет еще опаснее.
Прошлым вечером он получил от Люси письмо. Оно было написано с кучей ошибок и пахло ее любимыми духами. Если он не может приходить на запланированные встречи, перед которыми сам же посылает ей особые указания, из-за которых она дважды отказывалась от своих планов и оставалась дома, писала она, тогда она знает одного – да что там, полдюжины – джентльменов, которые будут только рады воспользоваться ее услугами.
Эта записка привела барона в ярость. Его бросила какая-то простая содержанка? Да еще та, услуги, дом и одежду которой он весьма щедро оплачивал. Он решил, что отправится к ней на Рождество и разъяснит ей все по пунктам. Он проведет с ней столько времени, сколько ему будет угодно, – а потом бросит ее. Незрелость этого плана только усилила его недовольство. Он полагал, что даже шлюхи имеют право на честное обращение. А он в последние дни не совсем был верен Люси.
Кроме того он не хотел проводить с ней часть дня. Он и сейчас этого не хотел. У него было только одно желание, но оно было невыполнимо, несмотря на его вчерашний поход по магазинам.
До нее можно было дойти пешком.
Вероятнее всего, она хлопнет дверью перед его носом.
Он не хотел портить ей Рождество.
Барон не знал, собиралась ли она провести его наедине с детьми. Вероятно, нет. Возможно, у нее были планы присоединиться к какой-нибудь компании. Но этим утром они, наверняка, были одни. Если он пойдет сейчас или через час, после завтрака…
Она с нетерпением будет ждать утра наедине с детьми. Она будет дарить им подарки. Вероятно, они рано поужинают, чтобы куда-нибудь отправиться. Его, своего несостоявшегося две ночи назад соблазнителя, она захочет видеть в последнюю очередь. Хотя она также страстно желала этого, как и он. Дело было вовсе не в том, что она этого не хотела.
Чертов снег! Он планировал пойти к Люси, чтобы отвлечься от того, куда ему действительно хотелось направиться. Он рассчитывал удовлетворить свои потребности с ней, представляя, что…
Нет, нет и нет! Это было бы просто отвратительно. Да и все равно невозможно.
Он мог бы зайти на полчасика – чтобы вручить мальчику подарок в качестве благодарности за его выступление на концерте. И малышке, потому что она действительно была малышкой, а это было Рождество. Это был правильный поступок. Публичная благодарность во время концерта должна быть подкреплена более личной день или два спустя. Тот факт, что это оказалось Рождество, был простым совпадением.
Она в мгновение ока разгадает его уловку.
И что из этого? Он пробудет полчаса и вернется домой, чтобы насладиться днем покоя, который он давно для себя запланировал.
Однако ему было чертовски одиноко. Эта мысль поразила его прежде, чем он успел от нее отгородиться. И теперь было слишком поздно это отрицать. Он никогда раньше этого не осознавал. Но на расстоянии нескольких улиц от него жила женщина, с которой он хотел переспать. Нет, это было не совсем так, хотя он, без сомнения, действительно хотел затащить ее в постель. И очень сильно. Однако больше всего ему хотелось, чтобы она улыбнулась ему. Она никогда ему не улыбалась. Он никогда не чувствовал тепла в ее отношении. Ее улыбка смогла бы значительно облегчить его одиночество… Какая странная мысль!
Также на расстоянии нескольких улиц жил мальчик, смотревший на него с доверием и симпатией… и маленькая девочка, которая протягивала к нему ручки, забиралась к нему на колени, трогала его щетину маленьким пальчиком… и пристально смотрела ему в глаза.
На расстоянии нескольких улиц от него жила семья, к которой он не имел никакого отношения. Они праздновали Рождество. Без него. Он же в одиночестве смотрел на снежное покрывало за окном.
Он грустно улыбнулся и даже усмехнулся, поймав себя на таком повороте мыслей. Но ему не слишком от этого полегчало. Всего полчаса. Он не станет дольше ее беспокоить.
Ему снова захотелось увидеть этих детей.
И ему просто необходимо было снова увидеть ее. Всего разок. Всего на полчаса.
Он оставил на столе срочную записку для секретаря. Когда тот вернется на работу, ему предстояло разобраться с Люси, довольно мирно и довольно щедро. Он больше не станет с ней встречаться. Барон почувствовал огромное облегчение от этой мысли.
Чуть позже, подняв молоточек на двери миссис Берлинтон и отпустив его, он размышлял, не слишком ли рано он пришел для утреннего визита. Улица была пустынна. Только следы его собственных сапог нарушали ровную снежную поверхность. Но ведь это было Рождество, и вокруг не было торговцев. На самом деле было не так уж и рано, как ему казалось. Дверь открылась.
В салон, куда его провели, она спустилась одна. Он поклонился ей, она сделала реверанс.
– Доброе утро, мэм. Счастливого Рождества!
– И вам того же, милорд, – ответила она и густо покраснела, прикусив нижнюю губу.
– Я принес детям подарки, – указал он на свертки, лежащие на столе.
– Это очень мило с вашей стороны, хотя и не обязательно. Благодарю вас, я отнесу их наверх. – Она замялась. – Спасибо.
Значит, он не сможет провести с ней даже задуманного получаса. Или увидеть детей. И она не улыбнулась, только покраснела.
Но дверь за ее спиной вновь открылась, и дети вошли в комнату. Мэттью всего распирало от волнения.
– Я получил почтовую карету с лошадьми, – закричал он, – с пассажирами, сумками, которые можно загружать и выгружать, и открывающимися дверцами. Когда карету везешь за собой, лошади скачут вверх-вниз. А у кучера есть рожок и…
– Мэттью, – сказала его мать немного резко, – вспомни о правилах приличия и поклонись лорду Хиту.
Мэттью неуклюже кивнул, изобразив нечто похожее на поклон, и лорд Хит улыбнулся ему и малышке, стоявшей в дверном проеме с волнением и удивлением в огромных глазах, устремленных на его лицо.
– А ты, малышка, что получила на Рождество? – спросил он.
– Куклу, – прошептала та, не двигаясь с места, не отводя глаз от его лица и не мигая.
Он улыбнулся ей и почувствовал странную боль в сердце. Он вспомнил, что девочка сказала ему несколько дней назад. Она рассказала ему о своем тайном рождественском желании. Она хотела нового папу. И у нее был кто-то на примете – некий не существующий жених, о котором он спрашивал ее мать.
Внезапно словно кто-то зажег свет у него в сознании. Неожиданно он все понял. Она хотела нового папу – и она уже кого-то выбрала.
"Нет, малышка, нет", – пытался он сказать ей глазами.
Но она лишь немигающе смотрела на него.
– Вам никто не разрешал спускаться вниз, – говорила миссис Берлинтон. – Мы отнимаем у лорда Хита слишком много времени, в то время как он зашел лишь для того, чтобы отдать вам подарки. Вам очень повезло. Поблагодарите же его.
Глаза малышки стали еще больше, если это вообще было возможно. Но она не взглянула на свертки, как с радостным воплем сделал ее брат, а продолжала смотреть на него. Барон почувствовал, что в некотором смысле предал ее. Знала ли ее мать об этом тайном желании? Наверняка нет.
– Я хочу, чтобы вы открыли подарки, – сказал он детям. – Я никуда не спешу. – Теперь он нечестно поступил с их матерью, которая надеялась выставить его за дверь чуть ли не до того, как он вошел.
Мэттью разорвал обертку на своем подарке и с благоговением уставился на миниатюрные мужские часы.
– Ой, прямо как у дяди Джона. Лучше, чем у него. Спасибо, сэр. Это лучший подарок в мире. Смотри, мама.
Малышка развернула меховую муфточку и маленький зонтик от солнца более аккуратно. Она скользнула ручками в муфту и потерлась об нее щекой.
– Спасибо, – прошептала она. Но в ее глазах затаилась обида.
– Я хочу показать его светлости свою почтовую карету, – воскликнул Мэттью, вспомнив о первом подарке. – Можно, мама? Рожок кучера действительно издает звук, сэр, хотя это больше похоже на свисток, чем на рожок.
– Полагаю, его светлости хочется продолжить свой путь, Мэттью, – твердо сказала его мать. – Мы не должны его задерживать.
– Но я с радостью посмотрю на карету, – сказал барон. – И на куклу тоже. Вы позволите, мэм? – Он пробудет не дольше получаса, пообещал он себе. Ей не следует так пораженно на него смотреть.
– Вы не должны позволять им себя задерживать, – сказала она, когда Мэттью побежал к лестнице. Она посмотрела на дочь: – Кэти, ну зачем ты опять сосешь палец? Беги, принеси в гостиную свою куклу, чтобы лорд Хит мог на нее посмотреть.
Девочка, вновь засунув ручки в муфту, подчинилась. Лорд Хит посмотрел на миссис Берлинтон и предложил ей руку.
– Я позвоню и попрошу принести горячий пунш и сладкие пирожки, – сказала она. – Вы, должно быть, замерзли от пребывания на улице. С вашей стороны очень мило пройти по всем этим сугробам и принести подарки. Но вы не должны чувствовать себя обязанным надолго оставаться у нас или позволять детям вам докучать.
– Меня больше нигде не ждут. И не думаю, что мне будет скучно.
Она покраснела.
– Вы очень добры, – пробормотала она. Он нее пахло розами.


Она хотела, чтобы он оказался как можно дальше отсюда. Когда слуга пришел в детскую и сообщил ей, что внизу в салоне ее ожидает лорд Хит, ее первым порывом было ответить, что их нет дома, но это было бы грубостью. Как только она увидела его, она пожалела о том, что не сделала этого. А когда узнала, что он собирается пойти в гостиную, чтобы посмотреть на детские подарки и отведать пунша со сладкими пирожками, она пожалела, что не увезла детей за город. Она жалела о том, что вообще встретила его.
И все же, когда он обратил все свое внимание на куклу Кэти, а потом на почтовую карету Мэттью и даже опустился на одно колено, чтобы посмотреть, как лошади скачут при движении, она без малейших сомнений поняла, что это и был ее рождественский подарок. Именно это момент. Тайный подарок, который она будет лелеять в последующие дни. Возможно, недели. А вероятнее всего, годы.
Она видела, как он улыбается ее детям, при этом лицо сурового аристократа приобрело привлекательность, от которой у нее перехватило дыхание. Она слышала, как он сказал, что больше его нигде не ждут, отказавшись от предложенного ею пути отступления. Она прикасалась к его руке, чувствовала жар его тела и запах его дорогого одеколона. Она слышала, как он сделал какое-то замечание по поводу белого шелка, кружевных оборок и атласных бантов на кукольном платье и заявил, что кукла была почти такой же хорошенькой, как Кэти. И она видела, как он попытался подуть в рожок возницы почтовой кареты и рассмеялся, когда смог извлечь только печальный тихий писк.
Спустя полчаса у нее было уже достаточно воспоминаний, чтобы поддерживать ее длительное время. Она даже не пыталась лгать самой себе: она, без сомнения, была в него влюблена. Было бы странно, если бы это было не так. Одинокая вдова и привлекательный мужественный джентльмен с репутацией повесы. Конечно, она в него влюбилась.
Она задержала дыхание, когда он поднялся на ноги и повернулся к ней. Полчаса прошло. Ему было пора уходить. Лучше бы он вообще не приходил. Ей хотелось, чтобы он остался навсегда.
– Не могу не думать, – начал он, – что ваши дети заперты в четырех стенах, мэм, когда за окном лежат целые сугробы свежевыпавшего снега. А Гайд-парк всего в пяти минутах ходьбы отсюда.
– Я планировала взять их на прогулку после обеда, милорд, – сказала она, вспыхнув. Он, что, думает, что она лишает своих детей всех удовольствий? И Гайд-парк был в целых десяти минутах ходьбы отсюда.
– Но бьюсь об заклад, что вы не поведете их кататься по заледеневшим дорожкам, не устроите с ними ожесточенную перестрелку снежками, не слепите с ними снеговика, такого высокого, что он сможет задеть головой небо. – Он посмотрел на Кэти, которая, как обычно, смотрела на его лицо. – И не научите их делать снежных ангелов.
– Да-а-а! – Мэттью начал подпрыгивать на одном месте. – Снежная перестрелка!
– А его голове не будет больно? – шепотом спросила Кэти.
– Мы сделаем ему шляпу, – ответил лорд Хит.
"Мы?"
– И мне кажется вполне вероятным, что снег к полудню может начать таять, – сказал он, выглядывая в окно.
Мы? Что он имел в виду под этим "мы"?
– Нам лучше пойти с утра, – сказал он, глядя прямо в глаза Фанни. – Вы так не думаете, мэм?
– Да. – Она не знала, почему они говорили шепотом. Она откашлялась. – Да, милорд, если вы можете уделить нам это время и это вас не затруднит. – Она поспешно продолжила, прежде чем успела себя отговорить от этого: – Возможно, вы захотите потом присоединиться к нам за рождественским обедом.
Он кивнул:
– Пожалуй, захочу. Так, кто хочет отправиться гулять по сугробам? В ближайшие десять минут?
Мэттью одобрительно закричал, а Кэти прошептала:
– Я хочу.
Поднимаясь вместе с Кэти наверх, чтобы переодеться, Фанни размышляла, что поступает очень глупо. Его мотив для проявления такого интереса к ее детям был кристально очевиден. Это был самый верный способ заслужить ее привязанность. Конечно, ему не было дела до ее любви. Но он явно не оставил надежду уложить ее в постель. Он полагал, что таким образом завоюет ее. И, вполне возможно, был прав. Она вовсе не была уверена в своих силах сопротивляться.
Было что-то невероятно привлекательное в мужчине, который был добр к чужим детям. Она никак не могла себе представить элегантного и безупречно одетого лорда Хита возящимся в снегу.


Кэти сделала миллион снежных ангелов. По крайней мере так сказал джентльмен. Сама она досчитала до одиннадцати, но она знала, что считает не очень хорошо. Мама сделала двух. После первого ангела она сказала, что снег, попавший ей за шиворот, ужасно противный и что больше она их делать не будет, но джентльмен назвал ее трусихой, и она сделала еще одного.
Они играли в снежки, пока Мэттью с хохотом не повалился на спину в снег, а она, Кэти, не начала хихикать так, что не могла больше кинуть ни одного снежка. Джентльмен назвал их всех тр?сами, и мама бросила снежок, попав ему прямо в лицо. А потом он бросил – и попал в лицо ей, а растаявший снег потек ей за воротник. Джентльмен сказал, что битва закончилась вничью, но поскольку они с Кэти бросили последний снежок, он объявляет маму и Мэттью побежденными. Поэтому мама бросила ему в плечо еще одним снежком, и на этом все закончилось.
Они построили высокого, худого снеговика. Он был таким высоким, что джентльмену пришлось поднять ее, чтобы она налепила снег ему на голову. Они принесли с собой с кухни угольки для глаз, носа и пуговиц и морковку для трубки.
Кэти не считала, снеговика достаточно высоким, чтобы он мог задеть головой небо, но, возможно, позже облака спустятся пониже.
– А где же его шляпа? – спросила она джентльмена, и тот снял свою и надел ее на голову снеговику под таким забавным углом, что Кэти снова начала хихикать. Однако она не позволила джентльмену оставить там шляпу, сказав, что у него может замерзнуть голова. Он поклонился ей и сказал, что она сама доброта.
Мама ни за что – это ее собственные слова, "ни за что" – не собиралась кататься по скользкой дорожке, которую сделали джентльмен и Мэттью. Кэти боялась попробовать. Она вцепилась в материнскую руку и наблюдала. Но потом джентльмен наклонился к ней и предложил взять ее на руки и кататься вместе с ней.
– Я не дам тебе упасть, малышка, – заверил он ее.
Кэти знала, что он не позволит ей упасть, хотя Мэттью уже несколько раз опростоволосился. Она подняла ручки. И, конечно, он не дал ей упасть. Кэти чувствовала себя в полной безопасности, пока они скользили быстрее ветра. Она просила повторить снова и снова, и, прокатившись несколько раз, он все-таки упал, но не уронил ее. Он просто крепче прижал ее к себе, и она приземлилась на неровную, но довольно безопасную широкую грудь джентльмена. Растянувшись на спине, он рассмеялся.
– На этот раз мои сапоги двигались быстрее нас, малышка, – пошутил он.
А потом мама начала кудахтать над ним, стряхивать снег, прилипший ко всей его спине и говорить, что он такой же глупый, как ребенок, и что, если они не поторопятся, их обед пропадет и она скажет повару, что во всем виноват он.
Так что они отправились обратно домой, а Кэти с некоторым нетерпением думала о теплых каминах в детской и гостиной. Она поглубже засунула руки в свою новую муфту.
Никто пока не сказал ей, что джентльмен был ее новым папой, и она не хотела спрашивать. Но он, конечно, должен был им быть. Он восхищался ими, играл с ними и дарил им подарки. Ему нравилась мама, а он нравился ей. Но никто пока ничего не говорил, и она не могла до конца избавиться от беспокойства. Возможно, они скажут ей – и Мэтту – за обедом. Или за чаем. Или перед сном.
Он был чудесным папой. Гораздо лучше дяди Джона, хотя она никогда не скажет этого кузенам. Она широко зевнула, а джентльмен наклонился, поднял ее на руки и нес до самого дома, хотя мама говорила ему, что она уже больше не маленькая.
Но ведь именно этим и занимались папы. Они относились к тебе, как к ребенку, если ты замерз, устал и хотел по-настоящему быть еще ребенком. Папы никогда не заставляли все время помнить, что ты уже большая девочка. Она снова зевнула.
Он поступил очень эгоистично и нечестно по отношению к ней. К вечеру стало абсолютно понятно, что у нее не было планов на Рождество. По крайней мере включавших какую-нибудь компанию или званый прием. Как и он, она, вероятно, хотела тихо отпраздновать Рождество дома – только она и дети. А он, чужой человек, нарушил ее планы своим вмешательством.


Он остался на рождественский обед, а потом еще ненадолго, чтобы выпить кофе в гостиной. Мальчик хотел ему спеть, а девочка – показать книгу, которую получила от дяди с тетей. Это напомнило Мэттью, что те же дядя и тетя подарили ему бирюльки
l:href="#n4" type="note">[4]
, и он спросил, не хочет ли лорд Хит сыграть с ним. И они играли одну игру за другой. Он за редким исключением позволил Мэттью все их выиграть.
Ближе к вечеру он обнаружил, что лежит на полу на боку, подперев голову одной рукой, а мальчик, скрестив ноги, сидит рядом с ним. Малышка какое-то время назад забралась на колени к матери и смотрела все более осоловевшими глазами, пока не заснула.
В камине потрескивало рождественское полено. Воздух был напоен ароматом еловых веток.
Сценка была до боли домашней. Семейное Рождество. Вот только они не были семьей, а он остался в этом году в городе именно для того, чтобы избежать этого вызывающего содрогание мероприятия – Рождества в кругу семьи.
Когда на улице стало темнеть, миссис Берлинтон сама сходила на кухню и принесла поднос с чаем, поскольку хотела предоставить слугам побольше свободного времени. Ему следовало бы уйти тогда или хотя бы сразу после чаепития. Она, должно быть, мысленно посылала его к дьяволу. А дети нет. Мэттью без умолку болтал с ним за чаем; малышка забралась к нему на колени и поразила его тем, что методично расстегнула все пуговицы на его жилете, а потом застегнула их обратно. Но он отвлекал детей от матери в рождественский день. Он посмотрел на нее и довольно печально улыбнулся, но она опустила взгляд в тарелку и потянулась за кусочком уже съеденного пирога.
Сразу после чая он не ушел. Он отнес один из подносов обратно на кухню и, вернувшись в гостиную, присоединился к остальным в исполнении святочных гимнов и услышал, как миссис Берлинтон – как же, черт побери, было ее имя? – продолжила историю о приключениях и тайнах, которую явно придумывала на ходу на протяжении многих вечеров ради детского развлечения. А потом он рассказал историю, воспользовавшись воображением, о существовании которого и не подозревал, о злобном драконе, принцессе в белом шелковом платье с кружевными оборками и атласными бантами и принце, который скрывался под видом возницы почтовой кареты и громко дул в свой рожок, когда его лошади скакали на помощь.
– У этой принцессы платье, как у моей куклы, – сказала малышка.
Мэттью хихикнул.
– А его рожок тоже свистел, сэр? – спросил он.
– Вообще-то нет. – Лорд Хит высокомерно поднял брови. – Он издавал такой громкий звук, что у дракона еще целую неделю гудела голова, отчего он сильно заболел. После этого он целый месяц не дышал огнем. Принц смог спасти свою принцессу и увезти ее на почтовой карете, и ему даже не пришлось использовать свой волшебный меч.
– Волшебный? – переспросила малышка, широко распахивая глаза.
– Про этот меч есть целая история, – ответил он. – Но она подождет до другого вечера.
– Ах, – произнесла она, а ее брат застонал.
Стоны возобновились, когда их мать довольно твердо заявила, что им пора было идти спать. На самом деле они уже просидели целый лишний час.
Однако даже тогда он не ушел. Он остался в одиночестве в гостиной после того, как пожал руку Мэттью и поднес маленькую ручку Кэти к своим губам. Прежде чем ее увели спать, она впилась в него глазами, в которых снова была видна обида, но он не мог ей сказать ничего, что бы ее успокоило.
– Спокойной ночи, малышка, – сказал он. – Приятных сновидений.
Он ждал в одиночестве гостиной комнаты, держась одной рукой к высокую каминную полку и глядя на огонь. Он ждал, когда она вновь спустится вниз, и старался гнать от себя мысль о том, что он, вероятно, испортил ей Рождество.


Он все еще был здесь. Фанни частично ожидала, что, когда она спустится вниз, его уже не будет. Она отчасти надеялась на это. Она почти запаниковала, подумав, что может обнаружить пустую гостиную. Но он все еще был там и смотрел на огонь. Он не обернулся, когда она вернулась в комнату. Она тихо села на кресло в некотором отдалении от камина.
Как же ей поступить?
Она надеялась, что у нее достанет смелости хотя бы настоять, чтобы это случилось в другой день и месте, где не будет ее детей. Она не знала, хватит ли у нее сил даже на это. Весь день ее очаровывали его доброта, веселость, улыбки и неотразимая привлекательность, а также неуловимое, но явное ощущение Рождества.
Он повернул голову и посмотрел на нее. Если воздух между двумя людьми, находящимися на некотором расстоянии друг от друга, был способен потрескивать от электрических разрядов, то именно это между ними и произошло.
– Пожалуйста, – услышала она собственный голос, – не могли бы вы исполнить одно мое желание?
– Какое?
– Пообещайте не дотрагиваться до меня. Если вы не будете меня касаться, то, мне кажется, я смогу быть достаточно сильной, чтобы противостоять тому, зачем вы сюда пришли. Видите, я с вами честна. Вы знаете, что я желаю вас. Вы также знаете, что я не хочу поддаваться этому желанию. Поэтому я прошу вас не прикасаться ко мне. Я взываю к вашей чести.
– Как вас зовут?
Она удивленно посмотрела на него.
Я не могу продолжать называть вас "миссис Берлинтон", – пояснил он. – Это фамилия вашего мужа. А как ваше имя?
– Фанни, – снова шепотом произнесла она.
– Фанни, – повторил он. – Вы любили его? У вас с ним двое очаровательных детей. Вы все еще скорбите по нему? Как давно он умер?
– Больше трех лет назад, – ответила она, не собираясь, однако, отвечать на остальные вопросы. Она была сбита с толку таким поворотом в их беседе. Хотя она признала, что прошло уже больше трех лет. Он хотел знать именно это. – Да, милорд. Это было так давно.
– Значит, это единственная причина, по которой вы хотите меня? Вы бы испытывали желание к любому достаточно привлекательному мужчине, оказавшемуся здесь в данный момент?
Она зажмурилась и опустила голову, почувствовав, как жар приливает к щекам.
– Вы нахальны, милорд.
– Я хочу, чтобы вы желали только меня. Я ревную вас даже к вашему мужу.
Она держала глаза закрытыми.
– Я не могу играть в ваши игры. У меня нет ни умения, ни опыта. Я буду желать только вас. Так сильно, что устрою отвратительную сцену, когда вы устанете от меня, и буду ненавидеть себя за это всю оставшуюся жизнь. Я молю вас уйти. Пожалуйста, уходите. – По-видимому, она все-таки была достаточно сильной. И достаточно мудрой, чтобы заглянуть в будущее и понять со всей определенностью, на что оно будет похоже и какие чувства она будет при этом испытывать. Она поднялась с кресла и посмотрела на него: – Пожалуйста, уходите. И, прошу вас, не возвращайтесь.
Он не пошевелился и какое-то время ничего не говорил.
– Улыбнитесь мне, Фанни, – наконец сказал он. – Позвольте мне хоть раз увидеть вашу улыбку.
Все-таки, как выяснилось, благородством он не отличался и не собирался играть честно. И почему она решила, что он внемлет ее просьбе?
– Это ведь больше, чем желание, верно? Скажите, что это больше, чем желание. – Однако он, подняв руку, остановил ее, когда ее глаза затуманились от навернувшихся слез и она с трудом сглотнула. – Нет, это нечестно. Просто у меня тоже нет ни умения, ни опыта. Не в этом. Я хочу растить твоих детей, Фанни. Я хочу провести с тобой свою жизнь. Ах, это слабо сказано. Я люблю тебя. Люблю так сильно, что весь мой мир перевернулся. Люблю так сильно, что мне страшно уйти отсюда и сделать шаг в пустоту. Видишь, если ты меня прогонишь, я устрою ужасную сцену и буду ненавидеть себя до конца своих дней. – Он криво улыбнулся – и выглядел при этом до невозможности милым. – Скажи, что ты испытываешь ко мне нечто большее, чем желание.
Она снова сглотнула и попыталась не слишком сильно цепляться за свой рождественский подарок.
– Это больше, чем желание, – прошептала она. И почему она все время шепчет?
– Насколько больше? – Он смотрел на нее так грустно, что никто, увидев его сейчас впервые, не догадался бы, что он слыл повесой.
– Я люблю вас. – Она заставила себя говорить громко.
– Ты выполнишь два моих желания? – спросил он.
– Да. – Она надеялась, что ошибается насчет одного из них. Не сегодня. И не в доме, где находятся дети.
– Улыбнись, – попросил он.
Она улыбнулась, и он ответил ей тем же.
– Ты можешь взять назад свою просьбу? – спросил он. – Позволь мне прикоснуться к тебе. Я хочу только обнять и поцеловать тебя, любимая. Я не стану с тобой спать до нашей свадьбы. Даже если ты будешь меня умолять. Ты выйдешь за меня?
– Да.
Он снова улыбнулся.
– Да, я могу прикоснуться к тебе? Или, да, ты станешь моей женой?
– И то, и другое.
Она моментально оказалась в его объятиях, воздух со свистом покинул ее легкие. Прежде чем она смогла вздохнуть, его губы прижались к ее рту, раскрытые, ищущие и головокружительно чудесные.
– Фанни, любовь моя, любовь моя, – повторял он ей в губы.
– Да, – отозвалась она. – Да, любимый
Дети, подумала она как в тумане. Она должна была спросить детей. Ей следовало бы спросить у них согласия, прежде чем ответить "да". Она спросит у них завтра. Конечно, они тоже скажут "да". Конечно, они согласятся.
Она обвила руками его за шею и растворилась в его объятии. Она верила, что он остановится прежде, чем все зайдет слишком далеко. Она доверяла ему и любила его. Он собирался стать ее мужем.
Да, он будет ее мужем. Лорд Хит. Родерик.


Как Кэти ни старалась, заснуть ей не удавалось. Никто ничего не сказал. Никто ни разу не назвал его папой, хотя, когда они остались одни, Мэтт признался ей, что хотел бы, чтобы этот джентльмен стал их отцом. Но это были лишь мечты. Никто ничего не сказал. Возможно, думала Кэти, когда она утром проснется, он уже уйдет и никогда больше не вернется.
Возможно, он все-таки не был ее папой.
У нее была кукла. Ей бы не подарили куклу, если бы она получила нового папу. Это было хорошим доказательством. Но ведь он вел себя как настоящий папа.
Наконец она пришла к выводу, что ей ничего не остается, как снова спуститься вниз и задать вопрос напрямую. Мама ужасно рассердится, и, возможно, папа – если он действительно им был – тоже. Вероятно, завтра ей придется опять сидеть на стуле для наказаний. Но она должна пойти. В противном случае она не сможет заснуть.
Когда она открыла дверь гостиной, в комнате было так тихо, что на какой-то ужасный момент она подумала, что он, должно быть, ушел домой, а мама легла спать. Но они оба были там, и сердечко Кэти забилось от радости. Джентльмен очень крепко обнимал маму и целовал ее. И мама отвечала ему тем же. Она знала, что они нравятся друг другу. И она готова была поспорить, что именно этим мамы и папы занимаются, когда их дети уходят спать. Кэти тихо закрыла за собой дверь и продолжила наблюдать. Мама назвала джентльмена "моя любовь", хотя при этом не переставала его целовать.
Но тут джентльмен открыл глаза, перестал целовать маму, чуть отстранил ее и что-то сказал. Он говорил очень тихо, но Кэти услышала.
– У нас гость, – сказал он, и мама резко повернула голову. Кэти так и видела, как перед ней замаячила перспектива сидения на стуле для наказаний.
Джентльмен протянул ей руку.
– Иди сюда, малышка, – сказал он ей с улыбкой. Он вовсе не выглядел рассерженным.
Когда она подошла ближе, он наклонился и, оказавшись с ней лицом к лицу, взял ее маленькие ручки в свои. Она и не замечала, что замерзла.
– Не можешь уснуть? – спросил он. – Тогда я могу задать тебе вопрос сегодня, а не ждать до завтра. Можно мне стать твоим новым папой, Кэти? Твоя мама согласилась, но я хочу, чтобы вы с Мэттью тоже были согласны. Так можно?
Ой! Она готова просидеть на стуле для наказаний все утро и весь день, ни разу не пошевелившись и не попросившись спуститься. Ой!
Она кивнула.
– Это было твое рождественское желание, – продолжил он. – Ты хотела нового папу и сказала, что у тебя уже есть кто-то на примете. Это был я?
– Кэти! – воскликнула мама, возмущаясь и смеясь одновременно.
Но Кэти смотрела только на джентльмена. Она снова кивнула.
– Значит, я твой рождественский подарок. А ты мой. Ты, твоя мама и Мэттью, если он будет не против. Я получу в подарок на Рождество целую семью.
– Мэттью сказал, что больше всего хочет, чтобы вы могли стать нашим папой, – ответила девочка.
– Ах, Кэти. – По голосу матери стало понятно, что никакого стула с утра не предвидится. В нем явственно слышался смех.
Кэти сделала шажок вперед и, обняв своего нового папу за шею, поежилась.
– Малышка, ты вся как ледышка, – сказал джентльмен, поцокав языком, и, обернув ее полой сюртука, прижал к своей теплой рубашке и жилету. Затем он свободной рукой привлек маму ближе, чтобы ее тепло согревало Кэти и со спины.
– Она уже почти спит, – заметил он. – Теперь, когда ожидание завершилось, ее организм напоминает ей об усталости.
– О, Родерик, ты знал? Она сказала тебе об этом? Как неудобно вышло! – Однако в голосе Фанни слышались нотки смеха.
– И очень трогательно, – ответил он. – Я влюбился в вашу дочь, мэм, задолго до того, как влюбился в вас.
– Но прошло всего пять дней, – отозвалась мама. Она открыто смеялась.
– Я быстро влюбляюсь, – ответил папа. – Покажи, где ее постель. Я отнесу ее наверх. Кэти, ты еще не совсем уснула? Когда ты утром проснешься, меня здесь не будет. Но я приду сразу после завтрака, чтобы поговорить с Мэттью, пожелать тебе доброго утра и поцеловать твою маму. Я обещаю. Я твой папа, малышка, и всегда им буду. Скоро я собираюсь увезти свою новую семью к себе домой, но сначала нам с твоей мамой нужно пожениться. Ты достаточно согрелась, чтобы вернуться в кроватку?
Так оно и было. Хотя ее постель совсем не пахла так приятно, как он. Не то чтобы она на самом деле заметила разницу или почувствовала, как ее опускают в кровать. Ее окутывал теплый и безопасный мир, в котором у нее вместе с мамой был и папа, и всегда будет.
У нее были мама и папа.
В следующем году она собиралась попросить у папы на Рождество маленького братика или сестричку. Ей было все равно кого. Пусть сам выберет. Может быть, мама ему поможет.
Рождество закончилось. Но оно, как всегда, было чудесным. И всегда таким будет.
Завтра она собиралась попросить папу рассказать ей историю о волшебном мече. Папы всегда рассказывали своим детям сказки.
А когда они поедут жить в его дом, она обязательно заставит его показать ей, как играть на этой арфе.








Внимание!
Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.
После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.
Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.








Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Певцы Гимнов с Бонд-Стрит - Бэлоу Мэри

Разделы:
Мэри бэлоу

Ваши комментарии
к роману Певцы Гимнов с Бонд-Стрит - Бэлоу Мэри



Стильный, красивый, независимый, богатый любимец женщин барон Хит увлекается под Рождество вдовой с двумя детьми, проводит с ними праздники и ...предлагает брак по любви.rnОчень слащаво и неувлекательно, дажедля Рождественской истории
Певцы Гимнов с Бонд-Стрит - Бэлоу МэриItis
3.01.2013, 14.46





Прекрасный роман.Даже самому успешному,самому стильному плэйбою нужна вторая половина .И это замечательно,что он ей еще нужней...
Певцы Гимнов с Бонд-Стрит - Бэлоу МэриРАЯ
23.02.2013, 14.38





мило
Певцы Гимнов с Бонд-Стрит - Бэлоу Мэрианна
23.02.2013, 20.18





Это не любовный роман! Это рождественская история! Читаешь и отдыхаешь душой....
Певцы Гимнов с Бонд-Стрит - Бэлоу МэриОльга
25.02.2013, 9.50





И это всё? Наспех рассказанная история, и отстаньте от меня, сегодня мне не до вас.rnВ течении нескольких дней влюбиться и сделать предложение, как будто стоял вопрос жизни или смерти. Мало вероятная история.Разочарована.
Певцы Гимнов с Бонд-Стрит - Бэлоу МэриВ.А.
17.03.2013, 11.54





Так рассказ на час)) нечего особенного ))
Певцы Гимнов с Бонд-Стрит - Бэлоу МэриМилена
4.06.2016, 11.28





Не самый лучший роман Бэлоу, все так внезапно, даже для рождественской сказки: 4/10.
Певцы Гимнов с Бонд-Стрит - Бэлоу МэриЯзвочка
4.06.2016, 11.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100