Читать онлайн Немного грешный, автора - Бэлоу Мэри, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Немного грешный - Бэлоу Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.48 (Голосов: 61)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Немного грешный - Бэлоу Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Немного грешный - Бэлоу Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэлоу Мэри

Немного грешный

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Больше всего на свете Аллену сейчас хотелось сжать Рейчел в объятиях и окунуться вместе с ней в прохладную воду. Девушка на берегу выглядела просто потрясающе. Она была головокружительно прекрасна.
Он не имел понятия, какая жизнь ждет его за воротами замка. Какие обязательства он должен выполнять и перед кем? Кто его ждет, кто оплакивает его? Существует ли та женщина из его снов, к которой он мчался по лесной дороге из Ватерлоо? Все эти вопросы остались где-то на задворках сознания.
Здесь и сейчас он любил Рейчел Йорк. И он собирался полностью насладиться этой любовью. Просто быть рядом с ней, смотреть на нее, ловить ее блаженную улыбку и улыбаться в ответ. Прошлое было скрыто от него непроницаемой пеленой, и сейчас меньше чем когда-либо Аллену хотелось продираться сквозь этот заслон. Сегодня, может быть, самый счастливый день в его жизни! Она рядом с ним — прекрасная и желанная. Его любимая женщина — Рейчел Йорк.
Он наблюдал, как нерешительно она входит в воду. Он уже стоял по грудь в воде, а она все еще мялась на берегу. Потом осторожно зашла в воду по щиколотку, не решаясь идти дальше.
Аллен зачерпнул руками воды и плеснул в нее. Рейчел вздрогнула и поежилась. А потом резко побежала вперед, одним махом погрузилась под воду и тут же вынырнула. Она подняла голову над водой, отфыркиваясь и часто моргая.
Пока Аллен, усмехаясь, мечтательно смотрел по сторонам, на голову ему обрушился целый фонтан брызг. Может, плавать Рейчел и не умела, но реакция у нее была потрясающая.
— Правда, вода совсем не холодная? — прокричала она ему. — Такая теплая-теплая! — Рейчел откинула мокрые волосы со лба. Зайдя немного глубже, она бултыхалась в воде. — Как я плаваю? — спросила она через некоторое время.
— Ну, после нескольких уроков и небольшой практики вас можно будет назвать отличной пловчихой, леди Смит, — со смехом заключил ее спутник.
— Научи меня прямо сейчас! — потребовала Рейчел. Похоже, отчаянный страх, который она испытывала во время своей первой верховой прогулки, не распространялся на первый урок плавания. Аллен стал терпеливо учить ее, как держаться на воде, как двигать руками, как контролировать положение тела, как правильно дышать. Как ни странно, у нее сразу начало получаться. Это выглядело очень впечатляюще.
— До конца лета я научу тебя разным стилям, — пообещал Аллен. И сразу же вспомнил, что времени у них совсем не так уж много. Потом он оставил ее плескаться на мелкой воде, а сам решил сплавать подальше.
На берегу озера, у самой воды, стояло раскидистое дерево. Его ветки нависали довольно низко над водой. Аллен поплыл в том направлении и обнаружил, что в некоторых местах озеро действительно глубокое.
— Что ты собираешься делать? — крикнула ему вдогонку Рейчел.
— Собираюсь понырять.
Вскарабкаться на дерево практически обнаженным было непросто. Нога почти не болела, но все же немного давала о себе знать. Неожиданно у Аллена мелькнула мысль, что он уже делал такое раньше. Ему показалось, что прежде он часто прыгал с дерева в глубокую воду, хотя он так и не мог вспомнить, когда и где это было.
— Пожалуйста, будь осторожен! — прокричала Рейчел издалека. Она стояла в воде, прикрывая рукой глаза от солнца, и наблюдала за ним.
Аллен только усмехнулся в ответ и схватился за ветку дерева. Не то чтобы он хотел произвести впечатление на Рейчел, но ему было приятно думать, что она видит его выздоровевшим и полным сил. Он осторожно прошел по толстой ветви дерева к самому краю — и прыгнул.
Ощущение, что он делал это много-много раз в прежней жизни, только усилилось. Знакомое приятное чувство от соприкосновения с водной гладью, погружение под воду. Ощущение свободы движений и легкости во всем теле. Наверное, когда он был мальчишкой, то часто так развлекался со своими друзьями. Вынырнув из воды, Аллен взглянул на берег, ожидая увидеть знакомые лица… «Какие лица?» — тут же пришел он в себя. Кого он ожидал увидеть на берегу?
У берега в воде стояла только Рейчел Йорк. Разумеется, никого больше там не было и не могло быть. Она в волнении прижала руку к губам, а когда он вынырнул, с явным облегчением опустила ее в воду. Но странное чувство не оставляло Аллена. Он ожидал увидеть на берегу кого-то из прежней жизни, кого-то, кто часто наблюдал за его детскими играми. Но кого, кого?..
Аллен напрягся. Одного человека он ожидал увидеть или нескольких? Определенно, нескольких. Но никого из них он так и не смог вспомнить, увы, увы! Ни одного лица. Даже ни одной знакомой черточки в лице, на что отозвалось бы его сердце.
Рейчел направилась в его сторону. Он заметил, что на лице девушки была озабоченность. Дойдя до того места, где вода была ей по плечи, она остановилась.
— Что случилось? — встревоженно прокричала она. — Тебе больно? Ты не ударился, когда нырял? Иди же.
Но Аллен, не отвечая на ее вопросы, просто поплыл к берегу. Он медленно рассекал руками воду, пока не добрался до того места, где мог стоять, а потом так же медленно вышел на сушу.
Надо вспомнить! Необходимо вспомнить! Резкая головная боль вдруг накатила на него и так же внезапно отступила. Надо быть терпеливым! Надо быть осторожным! Надо сохранять обрывки воспоминаний, как драгоценные лоскутки. Ему было страшно. Очень страшно, что он так никогда и не вспомнит.
Аллен сел, скрестив ноги и обняв их руками. Опустил голову на грудь, пытаясь сосредоточиться. Глубоко дыша, он старался сконцентрироваться, чтобы вернуть только что мелькнувшее воспоминание. Он пытался внести покой и порядок в растревоженное сердце и смятенный ум.
Аллен не слышал, как Рейчел приблизилась к нему. Он понял, что она рядом, только когда почувствовал на плече холодное прикосновение ее ладони. Затем она прислонилась лбом к его плечу, и он ощутил кожей ее мокрые волосы. Она сидела тихо, не говоря ни слова.
— Иногда мне кажется, что я вот-вот что-то вспомню, — тихо объяснил он.
— Я понимаю, — отозвалась она. — Ох, Джонатан…
— Это не мое имя! У меня даже нет имени! Я понятия не имею, кто я такой, Рейчи… Для себя я более чужой человек, чем для тебя, Джеральдины или сержанта Стрикленда. Пойми, вот ты можешь рассказать мне о своем детстве или юности, пускай даже воспоминания эти приносят тебе больше боли, чем радости, а я не помню ни единого дня из своего детства. История моей жизни начинается с той минуты, когда я очнулся в борделе. Я живу меньше месяца.
— И все-таки я знаю, кто ты такой, — сказала Рейчел. — Да, я ничего не знаю о твоей прежней жизни, но тебя-то я знаю! Я знаю сердечного обаятельного юношу, полного жизненных сил и открытого навстречу миру! Ты смелый и добрый. Я понимаю, что тебе нелегко, но я также понимаю, что у тебя хватит мужества, чтобы достойно перенести любые испытания. Ты это сможешь! Я знаю! Я не могу назвать тебя твоим настоящим именем, но я знаю твою душу. И она прекрасна.
Аллен слушал ее, по-прежнему пытаясь сосредоточиться на воспоминаниях. Но его так тянуло к ее нежному телу! Через пару минут он прислонился головой к плечу Рейчел и прикрыл глаза.
— А ты знаешь, почему я задумал весь этот маскарад? — тихо спросил он. — Я сам понял это только сейчас. Я говорю об истинной причине. Конечно, я искренне хотел помочь тебе забрать наследство у жестокого дяди, но это только часть правды. Я боялся начинать поиски своего прошлого.
— Ты боялся, что тебе не удастся найти свою семью?
— Да нет же! — Он крепче прижался к ней. — Напротив, я боялся, что найду свою семью. Представь, я нахожу мать, отца, друзей — и никого из них не помню. Мне скажут, что это моя семья, они узнают меня, заключат в свои объятия, но будут оставаться для меня чужими людьми. Посторонними в моей жизни. В той жизни, которая есть у меня сейчас. А если у меня есть жена и дети? Это будет еще ужаснее. Быть чужим для собственных детей! Каждую ночь делить постель с незнакомой и нежеланной женщиной, которая будет смотреть на меня с любовью и преданностью! Я оттягивал поиски семьи всеми возможными способами. Я боялся.
— Ох, Джонатан, — сочувственно прошептала Рейчел, обнимая его.
— Вот так, — сказал он, отпуская ее. — Не думаешь ли ты, что Филлис смертельно обидится, если мы так и не попробуем ее стряпни?
Рейчел согласилась с его забавным предположением.
— Ты проголодалась? — спросил он.
— Немного, — призналась Рейчел. — И с удовольствием отведала бы чего-нибудь из приготовленного Филлис.
— Что касается меня, так я просто быка бы съел. — Только сказав это, Аллен почувствовал, что он действительно очень голоден. — Скажи, тебе понравилась прогулка? То, как мы занимались любовью на траве, как я учил тебя плавать?
Рейчел молчала, сделав вид, что слишком увлечена изучением содержимого корзинки. Мокрые волосы разметались по ее лицу, так что Аллен не мог видеть его выражения. Рейчел даже не подумала надеть платье; похоже было, что в таком полуобнаженном виде она чувствовала себя сейчас очень комфортно.
Аллен нежно взглянул на нее, и опасная мысль обожгла ему сердце. Что он будет делать без нее? Как он сможет без нее жить?
После этой прогулки на озеро жизнь в поместье как будто вошла в какую-то знакомую привычную колею. Тревожные мысли о том, что будет дальше, не оставляли Рейчел, но, как это ни странно, не делали ее несчастной.
Она уже не сомневалась, что ей очень нравится жизнь в поместье. Гулять по парку, ездить верхом вместе с Джонатаном, с каждым днем совершенствуя свое мастерство, наслаждаться прекрасной природой. Ей нравилось сидеть у окна, когда на улице шел дождь. Нравилось вместе с Флосси, Филлис и мистером Драммондом вести хозяйство в доме. Нравилось бывать у тихих, спокойных, погруженных в такую же неспешную загородную жизнь соседей. Нравилось говорить с мистером Кроуэллом о церковных делах, а с его милой супругой — о садоводстве. Кажется, здесь ей нравилось абсолютно все!
Иногда приходило легкое чувство сожаления, что она так поздно попала в свое родовое гнездо.
Рейчел полюбила проводить время с дядей Ричардом. Казалось, они научились радовать друг друга — совсем как раньше, когда она была маленькой девочкой. Обычно она навещала его по утрам, сидела с ним в комнате — случалось, они просто молчали, но при этом Рейчел не испытывала ни малейшей неловкости. Иногда они сидели возле окна в его кабинете и болтали обо всем на свете. Бывало, он вспоминал интересные истории из жизни их славных предков. Дядя рассказывал Рейчел о матери, о том, как они жили в поместье, пока она не сбежала в Лондон.
Однажды после завтрака, когда не намечалось никаких визитов, дядя пригласил Рейчел и Джонатана пройти вместе с ним в картинную галерею. Он поведал им историю каждого портрета, каждого человека, принадлежавшего к их семье и изображенного на картине в золоченой раме. Рейчел внезапно почувствовала свою причастность к этой семье. Она больше не ощущала своей оторванности. Ей уже не казалось, что после смерти родителей она осталась совсем одна. Она находила сходство между собой и людьми, изображенными на фамильных портретах, и ей казалось, что она принадлежит этому дому уже очень давно, может быть, с самого рождения, а может, и еще раньше.
А потом они подошли к портретам ее матери. На одном она была еще совсем ребенком. Но Рейчел сразу узнала ее. На другом портрете ее мать была изображена молоденькой девушкой.
— Папа всегда жалел, что так и не успел заказать ее портрет, — проговорила Рейчел. Она зажмурилась, но лицо матери продолжало стоять у нее перед глазами.
Ее рука лежала в руке Джонатана. Рейчел вдруг заметила, что он нежно ласкает ее пальцы. Она особенно остро почувствовала сейчас его близость. На душе было светло и ясно. Казалось, все детские обиды и тревоги постепенно покидают ее. Слава небесам, она наконец-то вернулась домой.
Рейчел тепло улыбнулась Джонатану. Прогулка на озеро и то, что за ней последовало, по-настоящему сблизили их. Они нуждались друг в друге каждую минуту. И было совершенно очевидно, что их чувства взаимны. Между ними возникла та тонкая, но удивительно прочная ниточка доверия, что, бывает, связывает людей на всю жизнь. Рейчел искоса взглянула на дядю Ричарда и уловила на его лице тень одобрительной улыбки. Боже, как она была сейчас счастлива!
Неожиданно Рейчел поняла, что всегда будет вспоминать дядю именно таким — немного осунувшимся, но довольным, с доброй улыбкой. Тяжелые воспоминания постепенно стирались из памяти, она, кажется, обретала давно желанное умиротворение.
Она задумалась о Джонатане. Рейчел видела, что ему тоже очень нравится здешняя жизнь. Он постоянно объезжал с Драммондом поместье, обсуждая, как идут дела. Он проводил часы в кабинете дяди Ричарда, и Рейчел догадывалась, что они тоже говорили о хозяйственных делах. Она знала, что Джонатан предложил даже кое-какие нововведения, которые одобрил барон. Очевидно, Джонатан нравился ему все больше и больше.
Как бы ей хотелось, чтобы их спектакль не завершился жестоким разочарованием для всех. Все актеры настолько вошли в свои роли, что трудно было понять, которая из их жизней была настоящей: та, которую они вели в Брюсселе, или здешняя. Рейчел видела, что и ее подруги абсолютно довольны своим теперешним положением, и ей оставалось только надеяться, что когда дядя узнает правду, он всех их простит и сумеет вместе с ними посмеяться над не слишком умной забавой, которую они разыграли.
Джеральдина, несмотря на то что не умела ни читать, ни писать, взяла на себя большую часть обязанностей по управлению домашним хозяйством. Как это ни странно, но слуги охотно ей подчинялись и не жаловались барону на ее самоуправство. Вероятно, Джеральдина умела находить общий язык с самыми разными людьми. Дом заблестел чистотой. Джеральдина навела полный порядок в делах. Каждый из слуг точно знал и выполнял свои обязанности. И в то же время Джеральдина не забывала о своей роли горничной Рейчел и продолжала подбирать ей эффектную одежду и делать умопомрачительные прически.
Рейчел узнавала и не узнавала свою брюссельскую подругу. Что-то неуловимое оставалось в ней от прежней колоритной итальянской актрисы, и в то же время здесь это была скромная, обаятельная и организованная женщина, у которой все буквально горело в руках.
В то же время сержант Стрикленд фактически принял на себя обязанности дворецкого, хотя официально им продолжал оставаться мистер Эдвардс. Филлис стала полноправной хозяйкой на кухне барона и явно наслаждалась этим. Флосси много времени проводила в компании управляющего. Они занимались счетами и вели дела всего поместья.
Однажды вечером девушки собрались в комнате Рейчел, и Флосси призналась им:
— Знаете, я рассказала мистеру Драммонду всю правду о себе. Решила не дожидаться вашего решения, просто не могла больше врать хорошему человеку. И представьте себе, он ничуть не оскорбился. Сказал, что ему совсем не важно, кто я!
— Боже, Флосс, как это романтично! — воскликнула Филлис. — Я просто сейчас заплачу!
— Если ты собираешься за него замуж, Флосс, — отозвалась Джеральдина, — то, чур, я буду подружкой невесты. Конечно, тогда нам всем придется раскрыться.
— Он настоящий джентльмен, — только и сказала Флосси.
— Ну так что по поводу свадьбы? — не отставала Джеральдина, но Флосси так ничего ей и не ответила.
Бриджит чуть ли не каждый день наведывалась в гости к жене священника. Они часами возились в саду, обсуждая сорта цветов и то, как правильно за ними ухаживать.
Казалось, девушки совершенно забыли, зачем прибыли в Англию. Мысль о мести коварному Найджелу Кроли больше не бередила их сердца. А Рейчел полностью отдалась подготовке к предстоящему балу. Впрочем, и все остальные с нетерпением ожидали этого праздника, не исключая соседей барона. Здесь редко устраивались пышные балы, а такого огромного танцевального зала, как в замке барона, не было больше ни у кого.
Рейчел решила, что будет от души веселиться. В конце концов, когда еще ей удастся побывать на балу? Будущее представлялось туманным и зыбким, а настоящее было радостным и счастливым. Так зачем думать о плохом?
Она получила ответы от друзей из Лондона, но, к сожалению, они не пролили никакого света на прошлое Джонатана. Никто о нем не слышал и ничего не мог ей сообщить. Впрочем, она особенно и не надеялась на удачу, скорее, обратилась к друзьям лишь для очистки совести, чтобы нельзя потом было упрекнуть себя, что не было ничего сделано для Джонатана. Иногда Рейчел, правда, хотелось, чтобы Джонатан не нашел своих родственников и остался с ней, но она гнала такие мысли прочь.
Она также не позволяла себе думать о том, что будет делать, когда уедет из поместья. В конце концов, это во многом зависело от того, удастся ли ей получить наследство, а пока ответ на этот вопрос был ей неизвестен.
Все, что сейчас занимало ее мысли, — предстоящий бал. Она будет танцевать! Впервые в жизни она будет танцевать на балу! С Джонатаном… С другими джентльменами… И предчувствия заставляли сердце Рейчел сладко сжиматься в груди.
Незадолго до бала барон выписал в замок портниху, чтобы она занялась подготовкой платьев для леди. Выдержав серьезное сражение с Джонатаном, он настоял на том, что сам заплатит за бальное платье Рейчел.
— Рейчел — моя племянница, Смит, — убеждал он. — Будь на то моя воля, еще в восемнадцать лет она бы танцевала в лучших домах Лондона. Но прошлого вернуть нельзя, зато можно что-то сделать в настоящем. Так что не надо спорить, позвольте мне заказать для Рейчел бальное платье.
Рейчел почувствовала легкий укол обиды — как много она, оказывается, пропустила в своей жизни!
Но она тут же заставила себя думать о хорошем: барон заботится о ней, он хочет исправить свои ошибки, хочет сблизиться с племянницей и доставить ей удовольствие. Он так старается, и она должна помочь ему, а не вспоминать прошлые обиды.
— Спасибо вам, дядя Ричард, — сказала она, с трудом сдерживая слезы. — Вы очень-очень щедры.
Джонатан вежливо кивнул и больше не спорил. Интересно, а он действительно был способен оплатить ее платье или блефовал? Сколько он на самом деле выиграл за карточным столом в Брюсселе?
Последние дни перед балом прошли в веселой суматохе. И наконец настал долгожданный день. С самого утра слуги сновали по дому, заканчивая последние приготовления.
Войдя в свою комнату, где ее уже поджидала Джеральдина, чтобы помочь ей одеться, Рейчел вдруг почувствовала острое сожаление. Месяц в поместье дяди подошел к концу. Сегодняшний бал станет последней точкой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Немного грешный - Бэлоу Мэри



Если увлеклись семейкой Бедвинов, то читайте.Здесь интересно описана повседневная жизнь борделя по крайней мере.
Немного грешный - Бэлоу МэриВ.З.,64г.
27.06.2012, 15.41





причём тут бордель.этот роман учит дружбе и взаимопомощи между людьми.к сожалению такая крепкая и бескорысная дружба сейчас редкость.
Немного грешный - Бэлоу Мэринатали
20.07.2012, 9.00





Цей роман, насамперед,про допомогу, дружбу, людянысть, а ще про те, як серед проституток і нижчих класів більше інколи порядності, ніж серед титулованих чи лжетитулованих аферистів як Кроулі.А кохання тут не раптове і бездумне, а дуже виважене і чуттєве.
Немного грешный - Бэлоу МэриItis
2.01.2013, 20.50





роман читается на одном дыхании .мне понравилось.
Немного грешный - Бэлоу МэриНастя
3.09.2014, 22.25





Хорошая история. Приятные и главные и второстепенные герои. Только что-то мне не верится в такое мародерство на полях сражений при Ватерлоо. Может, я заблуждаюсь. Нужно покопаться в серьезной исторической литературе.
Немного грешный - Бэлоу МэриCофия
21.03.2015, 4.22





Да, приятный роман, чуть слабее других из цикла о Бедвинах. Но в нем есть своя прелесть и это здорово!!!
Немного грешный - Бэлоу МэриМари
9.05.2015, 6.27





Слишком затянуто, я середину пропустила, про самого красивого Бедвина, ждала истории по романтичней...
Немного грешный - Бэлоу МэриМилена
7.09.2015, 16.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100