Читать онлайн Надменная красавица, автора - Бэлоу Мэри, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Надменная красавица - Бэлоу Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.66 (Голосов: 87)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Надменная красавица - Бэлоу Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Надменная красавица - Бэлоу Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэлоу Мэри

Надменная красавица

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Пару минут они шли молча, пока Диана, охваченная после сцены с мистером Пибоди бурей чувств, среди которых преобладали негодование и стыд, не взглянула на лицо своего спутника. Его глаза блестели, а губы сложились в усмешку, которую она начинала ненавидеть.
– Ну, давайте, - она слышала в своем голосе раздражение, но не могла ничего с этим поделать, - говорите.
– А я должен? - Если бы она к этому времени не знала так хорошо его глаза, то могла бы подумать, что видит в его взгляде смирение. - Должен ли я признаться, что был страшно смущен, когда понял, что помешал вам в самый романтический момент?
– Вы вовсе не заблудились и не смутились, - заметила она. - Почему вы никогда просто не скажете, что у вас на уме? Почему вы все превращаете в шутку?
– Должен признаться, что я подождал с минуту, когда мне показалось, что Пибоди колеблется, опуститься ли ему на одно колено и разразиться пламенной речью или схватить вас и покорить своим пылом. Думаю, у меня не хватило бы духу помешать ему, если бы он выбрал первый способ.
– Только потому, что не могли бы удержаться от смеха, - сердито сказала она.
– Напротив, я бы от души восхищался человеком, который добровольно в любовной сцене делал из себя дурака. К сожалению, Пибоди не слеплен из такого твердого материала. Кстати, вам было жаль, что вас прервали?
– Нет. - Диана беспокойно огляделась, стараясь найти тот бугорок, с которого открывается великолепный и совершенно неожиданный вид на замок. Она не один раз бывала здесь, но всегда с Тедди.
– А, я так и думал, - сказал он. - И меня, Диана, не очень интересуют живописные виды замка… или по крайней мере в данный момент. Видите ли, в моих интересах было всего лишь заманить вас подальше в лес.
– Если вы ожидаете, что я буду дрожать от страха, милорд, то вас ждет разочарование. Я знаю, что мне нечего вас бояться.
– Ах да, я забыл, что вы раскрыли мой самый страшный секрет, что в душе я джентльмен. Но скажите мне, Диана, почему вы всегда на меня сердитесь? Кроме той восхитительной, хотя и поставившей вас в неловкое положение, нашей первой… нет, второй встречи, что я сделал, чем оскорбил вас?
– Ничего, совсем ничего.
– Я никогда не знал человека, который мог сказать «ничего», чтобы оно звучало как-то очень значительно У вас раскраснелись щеки, глаза мечут молнии, подбородок устремлен вперед. Я буду дрожать от ужаса, если я действительно сделал что-то, что оскорбило вас. Скажи те, что же я сделал?
Диана выдернула руку и посмотрела ему в лицо,
– Ничего, что имело бы значение для вас. Ничто и никто не представляет для вас никакой ценности. Все и вся созданы лишь для вашего развлечения. Особенно женщины. Служанка в той гостинице. Я. Горничная в этом доме. Несомненно, десятки других.
– А, горничная, - сказал он, закладывая руки за спилу и глядя на нее. - А я все думал, когда вы заговорите о ней. Мне жаль, что вы стали свидетельницей этого поцелуя. Я проявил беспечность, поцеловав ее при открытых дверях. Неужели я заставил вас покраснеть?
– Вы всегда видите только внешнюю сторону, не так ли? Какое значение имеет, покраснела я или нет? Здесь речь идет о вашем характере, вашей порядочности.
Он поднял брови, а его глаза смеялись над ней.
– Ах да, какая непристойная поспешность после моего постыдного поведения с вами в музыкальной комнате - бежать, перепрыгивая ступеньки, вверх по лестнице, чтобы заняться тем же самым с горничной. Однако это немного утомительно. У меня едва ли нашлись бы силы таскать после этого крокетный молоток по лужайке.
– Но между нами этого не было, - покраснела она.
– Нет, - улыбнулся он. - Но так думал Эрни, когда он после вашего ухода ворвался в комнату, весь красный и задыхающийся от возбуждения.
– Он ошибался, - с негодованием сказала она. - Вы ему объяснили?
– Нет. - Он сделал несколько шагов к дереву и, прислонившись к нему, скрестил на груди руки. - Я очень редко разубеждаю человека в том, во что ему хочется верить, Диана. Как и теперь я не намерен отрицать, что после наших… объятий я целый час занимался очень тяжелым видом спорта с горничной.
– Но вы это делали? - резко спросила она. Он поднял одну бровь и с усмешкой посмотрел на нее.
– А как вы думаете, Диана? - От его насмешливого тона у нее снова запылали щеки. - Вот это имеет значение. Ведь вы не верите и половине того, что я говорю.
Она, нахмурившись, подошла к нему.
– Что для вас имеет значение? - спросила она. - В чем смысл вашей жизни? Только в удовольствиях?
Он все еще улыбался, но уже не так насмешливо.
– Тогда вы должны мне сказать, желаете ли вы услышать то, что вам хочется, или то, что я хотел бы вам сказать!
– То, что вы хотели бы сказать, - ответила она на его загадочную фразу после некоторого раздумья.
– Хорошо, в таком случае я должен бы сказать, что мне дорога моя семья - моя мать, две мои сестры, мой племянник. Для меня важно мое имение. Я люблю про водить лето там с моими родными. Но конечно, - в его глазах снова мелькнула усмешка, - мне нужны доходы с земли, чтобы оплачивать мои… э… удовольствия в остальное время года.
Диана отвернулась, чтобы избежать взгляда его синих глаз, и посмотрела на окружавшие их деревья.
– Почему вам нравится, чтобы люди думали о вас самое плохое? - тихо спросила она.
– Самое плохое? - Он уперся ногой в ствол дерева. - Я думаю, что очень многие из джентльменов в свете завидуют мне и я пользуюсь успехом среди определенного сор та… э… дам. Такую репутацию приходится поддерживать моя дорогая.
Она, сдвинув брови, опять посмотрела на него.
– Но это маска. Только маска, не правда ли?
Он покачал головой, и снова насмешка была в его глазах и в приподнятом уголке губ.
– Нет, Диана, вы не обнаружите достойного джентльмена, скрывающегося под маской повесы. Я таков, каким вы меня видите, моя дорогая. И вас привлекает то, что вы видите, не так ли? И поэтому стараетесь увидеть во мне что-то хорошее и достойное, чтобы оправдать ваше влечение.
– И все же, - сказала она, - мистер Пибоди, бесспорно, вполне достойный джентльмен, только что применял силу по отношению ко мне. Вы же не сделали этого, хотя мы здесь совершенно одни.
– Мое упущение. - Он распрямился и протянул ей руку. - Так идите ко мне, Диана, не позволяйте мне погубить мою репутацию. Пусть не говорят, что я был в лесу наедине с красивой леди и отпустил ее даже без поцелуя.
Диана полагала, что ей следовало протянуть ему руку. Он явно не собирался взять ее руку сам. Она полагала, что должна была сделать пару шагов к нему, поскольку он не притянул ее к себе. И еще она полагала, что надо подставить ему свои губы, поскольку он не взял ее за подбородок. Она должна прижаться к нему прежде, чем он обнимет ее.
Но его объятия пробуждали в ней не те чувства, которые владели ею, когда он раньше обнимал ее. Хотя его губы прижимались к ее губам и его рука обхватила ее шею, а другая лежала ниже ее талии, он не пытался возбудить ее. И хотя она всем телом ощущала близость его тела и ее рука лежала на его плече, а другая перебирала его густые темные волосы, хотя ее губы раскрывались навстречу его губам, она не чувствовала неудержимой физической страсти.
А только что-то другое, что было намного, намного хуже. Это было чувство глубокой любви. Страстное желание проникнуть под его маску, ибо не оставалось со мнения, что это была маска, как бы горячо он ни отрицал этого. Желание узнать, каков он на самом деле, и наконец увидеть в нем привлекательную и достойную любви личность. Потребность уйти от реальности и снова обрести своего воображаемого возлюбленного.
Она откинула голову, посмотрела в его необыкновенные синие глаза, которые насмешливо смотрели на нес: но было непонятно, смеется ли он над ней или над со бой, и уткнулась лбом в его галстук.
– Как жаль, что природа не сочувствует нам, - сказал он, протянул руку и развязал под ее подбородком ленты шляпы, которая скользнула на землю. - Земля твердая и из-за корней такая бугристая. И сейчас даже не осень, когда у нас была бы мягкая постель из листьев. Увы, кажется, я должен удовлетвориться только поцелуем, стоя.
– Вы даже не желаете большего. - Она взглянула на него и нахмурилась. - Вы думаете, что говорите то, что я и ожидала услышать.
– Диана. - Она все еще не понимала, смеется он над ней или над собой. - Вы не сможете сделать из меня романтичного любовника, моя дорогая. Или благородного человека. Я хочу вас. В своей постели, понимаете? И я сделаю все, что в моих силах, чтобы в течение двух недель вы оказались в ней. Больше ничего. Никакой романтики.
– Если вы желаете преуспеть в этом, - она пристально посмотрела ему в глаза, но не нашла в них ответа, - вы поступаете как-то странно. Вы сознательно стараетесь вызвать у меня неприязнь. Кажется, как будто вы хотите, чтобы я отвергла вас. Как будто вы хотите спастись от самого себя.
Он криво улыбнулся.
– Если бы вы знали, какими на самом деле подлыми являются мои намерения по сравнению с теми, в которых я признался, Диана, вы бы уложили свои вещи и уехали отсюда сегодня же.
Он усмехнулся, а Диана положила руки на его плечи.
– Так вот, - сказал он и уверенно повернул ее голову так, что она прижалась к его плечу. - Я раскрыл перед вами душу и признался, что люблю свою семью, мою собственность и людей. Теперь ваша очередь. Что вы хотите от жизни, Диана Ингрэм?
Она закрыла глаза.
– Я хочу снова выйти замуж, - немного подумав, ответила она. - Рано или поздно. За того, кого полюблю всей душой. За того, кто ради меня заставил бы сиять всю вселенную.
Она ждала, что он рассмеется. Но не услышала смеха.
– Ваш брак с Тедди не был удачным? - тихо спросил он, поглаживая ее волосы.
– Нет, очень удачным. - Она немного повернула голову, и ее щека прижалась к лацкану его сюртука. Она вдохнула его запах и подумала, что же они делают, ведя; этот разговор. Она и маркиз Кенвуд. - Я очень его любила. Он был так добр ко мне. После его смерти я долгие месяцы не знала, как мне жить дальше. Все случившееся было так бессмысленно. Он не жалел себя даже после того, как простудился, хотя стояла ненастная погода. Он никогда не отличался крепким здоровьем, в детстве он болел целый год. Я все еще скучаю по нему. Там, где он был, теперь одиночество и пустота.
Некоторое время он молчал, но не отпускал ее и осторожно поглаживал по голове. Она почувствовала, как он вздохнул.
– Но он не заставил сиять всю вселенную, - сказал он.
– Нет.
– Ладно, если он не сделал этого и если у вас не было любовника, так за кого же, черт побери, вы приняли меня тогда, Диана? - Он крепче сжал ее, чтобы она не вырвалась из его рук.
– Я не думала, что это кто-то определенный, - тихо проговорила она.
Он наклонил голову и взглянул на ее пылающее лицо. Он был удивлен.
– Я думаю, вы говорите правду. Вы были одурманены, и вы мечтали. Не я ли предназначен зажечь для вас вселенную, Диана? Я думаю, это могло случиться. Но это лишь мимолетное ощущение, результат особенно хорошего секса, оно не длится целую жизнь. Такой любви, которую вы ищете, не существует. Это всего лишь ваши мечты.
– Если это так, - сказала она, не замечая, как ее рука притягивает к лицу его голову, - тогда я бы предпочла свои мечты вашей реальности, Джек.
Его глаза блеснули, когда она нечаянно назвала его по имени.
– Но тем временем надо что-то делать с одиночеством и пустотой.
Он коснулся ее губ, но она уклонилась.
– Вы имеете в виду мои или ваши? - спросила она. Он долго не сводил глаз с ее лица, затем поднял голову.
– Тушё, Диана, - снова улыбнувшись, сказал он. - Хорошо сказано, моя дорогая. Боюсь, эту романтическую атмосферу скоро испортят жалобы моего желудка. И если обстоятельства не позволяют удовлетворить определенный аппетит, мы можем вернуться к реке и удовлетворить другой. Согласны? - Он скрестил на груди руки и с интересом наблюдал, как она, оттолкнув его, расправляет складки своего легкого муслинового платья и наклоняется, чтобы поднять шляпку.
– Согласна, - коротко ответила она. - По-моему, час, о котором говорила свекровь, почти истек.
Он подал ей руку и склонился в грациозном поклоне.
– Полагаю, мы провели его восхитительно. Графиня гордилась бы нами, если бы знала. Хотя, я думаю, она догадается об этом, когда увидит, как мы, раскрасневшиеся и довольные, выходим из леса.
– О, - возразила она, - я буду выглядеть совсем не так.
– Возможно, я употребил не то местоимение. Мне следовало сказать «я». Однако я уверен, что графиня сделает самые благоприятные выводы, как и все остальные.
– Но ничего не произошло.
Его поднятая бровь только подчеркивала его негодование.
– Что? Поцелуй - это ничто? Мой поцелуй - ничто? Я потрясен. Я уверен, что графиня не ожидала ничего иного. Да и все остальные тоже. Кроме старины Эрни. И возможно, Лестера. Но мы же целовались, Диана. К тому же, да позволено мне будет сказать, вы очень хорошо умеете целоваться. Вы не сжимаете губы и не стискиваете зубы, как будто за ними находятся сокровища, которые должно защищать любой ценой. И кажется, я вспоминаю, что вы были так же щедры и с другой частью вашего тела, хотя, конечно, моя глупость помешала добраться до спрятанных сокровищ. Весьма прискорбно.
– Вы невыносимы, - покраснела она, - и, конечно, вы не джентльмен.
– Это уже лучше, - сказал он. - Меня особенно восхищают ваши мечущие молнии глаза и упрямый подбородок, Диана. Это предвещает взрыв в чьей-то вселенной, когда представится долгожданный случай.
– Ну, уж конечно, это произойдет не с вами, сэр, - с сарказмом заметила она. - Если вы вообще можете быть в чем-то уверены в своем будущем.
– Ах, Диана, - произнес он ласковым голосом, от которого - она чувствовала это - у нее шевелились волосы. - На вашем месте я бы не рассчитывал на это.
Он снова над ней смеялся. Она ненавидела, когда он смеялся. Ей казалось, что он знает о ней что-то такое, чего не знает она сама. Такое ощущение, как будто у нее грязь на носу, а она об этом не знает. Она подняла руку и смущенно потерла кончик носа.



***



Диана подошла и села возле свекрови, отдававшей распоряжения лакеям, расставлявшим блюда. Маркиз Кенвуд присоединился к группе мужчин.
– Ну как, Джек, - подмигнув ему, спросил Лестер с некоторым злорадством, - ты уже разбогател на пятьсот гиней?
– Если и разбогател, - ответил Кенвуд, - не ты первым узнаешь об этом, Лестер, мальчик мой.
Родственник рассмеялся, а маркиз двинулся дальше.
– Я уверена, мама была несказанно рада, когда вы вышли из леса с Дианой, она ведь ушла туда с Томасом Пибоди, - с улыбкой сказала ему Клодия. - Я думаю, она даже немного испугалась, что ее планы провалились.
– А, - сказал маркиз, - значит, она обсуждала это с вами?
– Конечно, нет. Все ее матримониальные планы хранятся в тайне от всех, кроме папы. Она не подозревает, что, когда она решает свести вместе двоих, об этом становится известно всему свету, и было бы жаль лишить ее этого заблуждения, не правда ли?
– Действительно, - согласился он. - Но, боюсь, в данном случае ее ждет разочарование.
– Может быть, но у меня больше сомнений в отношении Эрнеста и Анджелы.
– Представляете, он будет вам дважды зятем? - усмехнулся лорд Кенвуд.
– Это к делу не относится. Вопрос в том, хочет ли он жениться на ней? Думаю, она влюблена в него с тех пор, когда ей было всего четырнадцать, а он выглядел эдаким героическим молодым лордом. К сожалению, он видел в ней беспокойного ребенка, развлекать которого было ниже его достоинства.
– Хм, - прокомментировал маркиз.
Опершись на локоть, он в ленивой позе лежал на одеяле и, покусывая травинку, болтал с окружающими, ему требовалась вся сила его воли, чтобы сдержать желание встать и уйти в лес одному.
Ему казалось, что он задыхается. И он начинал всерьез подумывать, не заболевает ли он. Как он мог так глупо вести себя в прошедшие полчаса? Они были совершенно одни и в таких условиях, о которых он мог только мечтать. У него были две недели на то, чтобы выиграть пари, и женщина, которую влекло к нему так же сильно, как и его к ней. Это время он мог бы использовать, подталкивая ее на несколько шагов ближе к тому моменту, когда она уступит этому влечению и выиграет для него пятьсот гиней.
Однако в этой ситуации он вел себя странно. Раньше с ним не случалось ничего подобного.
Он обнимал ее и целовал ее, да. Он мог бы далеко зайти в своих ласках, если бы захотел. Она не сопротивлялась. Она сама подошла к нему, прижалась и раскрыла губы, и, казалось, была готова полностью уступить ему.
Но он не воспользовался этим моментом. Что с ним произошло? Разве он не желал ее? Он не знал никого, кто был бы желаннее Дианы Ингрэм. Тогда в чем же дело?
Почему- то ему не удавалось прогнать из головы все мысли, как он обычно делал в таких случаях, и чувствовать только то, что с ним женщина. Он обнимал, целовал ее, проникал в ее раскрытые губы, ощущал, как прекрасно она сложена, как она желанна, вдыхал аромат ее волос, который он помнил с той встречи в гостинице. Что же это было?
Он не мог забыть, что это Диана Ингрэм, что она была замужем за Тедди Ингрэмом и такой молодой перенесла тяжелое горе, что она остроумна и у нее есть высокие идеалы, что ее влечет к нему, но она не хочет уступать этому чувству, что у нее приятное сопрано, что она начала узнавать те стороны его жизни, которые он всегда старательно скрывал от женщин, и понимать, что в его жизни существовали люди и вещи, которые он ценил. И он не мог избавиться от мысли, что было бы жестоко и подло испортить ей жизнь, что он, без сомнения, и сделает этой связью, которая будет очень короткой и чисто физической.
И он поцеловал ее так, как ему и хотелось поцеловать, нежно и осторожно, даже с любовью, но без страсти. В тот момент ему даже не хотелось овладеть ею. Ему хотелось держать ее в своих объятиях, быть с нею, лю…
Проклятие! Ему начинала нравиться Диана Ингрэм. И совсем не так, как должны были нравиться все его женщины, от которых он ожидал получить удовольствие. Она начинала нравиться ему как личность, независимо от того, привлекала ли она его как женщина. Почти так же, как он любил свою мать, Френсис и Эстер.
Как мог он соблазнить женщину, которая нравилась ему, ради пари, записанного в книгу клуба «Уайте», которое он должен выиграть?
Как он мог так поступить с женщиной вообще? Какой дьявол втянул его в такое вульгарное и отвратительное дело? Он бы убил - в этом он был уверен, - убил бы всякого, кто поступил бы подобным образом с Эстер.
Без Тедди она испытывает чувство одиночества и пустоту, сказала она. Он мог бы сказать ей - одиночество и пустота вечны. Такова жизнь.
«Мои или ваши?» - спросила она, когда он предложил ей отогнать эти чувства поцелуем.
Конечно, ее. Это она была одинока. Он уже давно научился скрывать гнетущую пустоту своей жизни. Он мог бы избавить ее от этого чувства, если бы она позволила.
А мог ли?
– Джек, - наклонилась к нему леди Ноулз, когда все вокруг хохотали над очередным смешным рассказом ее супруга. - Кто бы она ни была, ей очень повезло. Вас следовало бы заставить все время носить темную повязку на глазах. Ни одному мужчине не позволительно иметь, такие глаза, как у вас.
Он лениво улыбнулся ей и отбросил зажатую между зубами травинку.
– Но тогда я не видел бы дам, окружающих меня. Мне пришлось бы ощупывать их руками. Представляю, сколь ко это вызвало бы криков и пощечин.
Может быть, не так много, как вы думаете. - Она похлопала его по плечу и вздохнула. - О, Джек, была бы я лет на двадцать моложе.
– А, в таком случае меня не интересуют двенадцатилетние девочки, мадам.
Она усмехнулась и шутливо толкнула его в плечо, он улыбнулся и подмигнул ей.
Он жалел, что уехал из Лондона. Ему хотелось вырваться из тягостной атмосферы этого семейного праздника хотя бы на несколько часов. Но куда поехать? В один из его клубов? Играть в карты и с удовольствием напиваться? Добраться до дома и позволить Картеру с бесстрастным и в то же время неодобрительным выражением лица уложить его в постель?
Найти какую-нибудь знакомую женщину? Леди Брюстер, может быть? Салли? Женщину, которую он не знает? Провести ночь, познавая новые способы, которыми его ублажила бы новая куртизанка, и делясь с ней собственными познаниями? Растратить все силы и энергию, чтобы потом впасть в тихое забытье?
Черт бы побрал Диану Ингрэм! Какое ему дело до того, что она была счастлива с Тедди? Что она любила его? Что он был добр к ней? Какое значение имеет то, что она не знала, как ей жить после его смерти? Что без него она чувствовала себя одинокой? Какое значение имеет то, что она ищет пламенную любовь? Нет никакой любви, если не считать привязанности к своей семье.
Какое ему дело до того, что она хочет любви, которая озарила бы всю вселенную, как выразилась она?
Она глупая наивная женщина, несмотря на свои двадцать три года и четыре года замужества. Она живет в мечтах. Он мог бы довести ее до высот страсти, и звезды бы вспыхнули вокруг нее. Но через несколько минут все снова стало бы как прежде. Даже страсть не изменит вселенную.
Женщины и их романтические фантазии! И Диана Ингрэм была наихудшей из них. Она могла смотреть на него своими прекрасными серыми глазами, прижиматься к нему теплым мягким телом, целовать горячими губами, и он почти был готов поверить, что она знает что-то такое, что не дано знать ему.
Ему предстояло принять решение. Он должен, найдя подходящий предлог, уехать из Ротерхэм-Холла или направить весь свой ум и использовать весь свой опыт, чтобы соблазнить Диану Ингрэм. Как только он добьется этого, он сможет забыть о ней и снова стать самим собой. Овладев ею, он сможет убедить себя, что в постели она ничем не отличается от любой другой женщины, доставляющей большее или меньшее удовольствие.
Он бы предпочел уехать. По какой-то причине, которую он не мог и не старался понять, ему хотелось убежать от Дианы Ингрэм куда-нибудь за тысячи миль.
Но он не мог уехать. Это было бы неслыханным нарушением приличий. Вечером предстоял этот проклятый концерт. А главное событие, торжества по случаю дня рождения графа, состоится только через пять дней.
Он оказался в ловушке.
Маркиз Кенвуд приподнялся и, взяв предложенную лакеем тарелку, посмотрел на огромное блюдо с закусками из холодного мяса и булочками.
Видимо, у него не оставалось выбора. Он должен продолжать преследование, которым всего лишь неделю назад занимался с таким интересом. И он не утратил этого интереса. Ему была нужна Диана Ингрэм, и пари было здесь ни при чем.
Он взглянул туда, где она сидела между графом и графиней и с сияющей улыбкой смотрела на графа.
«Хе- хе-хе, -молвила она, - я не так глупа!» Эта проклятая песня. Три дня она не выходила у него из головы. «Мужчины клятвы всем дают, а цель у них одна - похвастаться победой, и клятвам - грош цена.
«Но, милая Кейт, - мрачно подумал он, не сводя глаз с Дианы, - ей-то я не давал никаких клятв. Она знает, что мне от нее нужно. Когда она мне уступит, это будет ее собственный выбор с полным сознанием последствий. И я не должен чувствовать себя виноватым. Она не наивная девушка».
Она перехватила его взгляд и вызывающе вздернула подбородок, что, как он начинал понимать, было ей свойственно. Он поднял бровь и улыбнулся.
О да, она была неотразима. Он получит немалое удовольствие, продолжая преследовать ее. Его взгляд намеренно скользнул вниз по ее телу, она покраснела и быстро отвернулась, недовольно поджав губы.
Его улыбка сменилась усмешкой, и он вернулся кеде и своим компаньонам.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Надменная красавица - Бэлоу Мэри



интересно,но не захватывающе
Надменная красавица - Бэлоу Мэриольга
9.04.2011, 17.37





Великолепный роман, очень доступный читателю почерк автора!!!!!!!!!
Надменная красавица - Бэлоу МэриМарина
19.06.2011, 21.31





герои романа слишком много и долго думают.по сути роман можно было написать в 2-3 словах одним словом роман неочень мне понравился.жалею время которое потратила.
Надменная красавица - Бэлоу Мэрисемецветик
12.07.2012, 22.15





Романтично, без пошлости, мистики и прочей ерунды,кроме того показано две разных истории любви и обе с хорошей развязкой
Надменная красавица - Бэлоу МэриItis
7.08.2012, 18.23





Прекрасный роман! Очень колоритные герои. Люблю людей с острым язычком и умеющим смеяться над собой. Читала с удовольствием: иногда с улыбкой на лице, иногда - с грустью и сочувствием.
Надменная красавица - Бэлоу МэриЛюдмила
7.06.2013, 15.59





очень интересный роман! обязательно прочитайте
Надменная красавица - Бэлоу Мэривесенний цветок
6.09.2013, 10.50





Начало много обещающее, но дальше так прозаично
Надменная красавица - Бэлоу МэриТатьяна
22.11.2013, 17.13





Роман интересный. Можно и поплакать, и посмеяться.
Надменная красавица - Бэлоу МэриКэт
3.01.2014, 16.47





Вполне приятный роман.
Надменная красавица - Бэлоу МэриТаня Д
18.07.2014, 13.48





Не понравилось.
Надменная красавица - Бэлоу Мэриелена:-)
7.09.2014, 17.44





Замечательный роман, впрочем как и все у Бэлоу.Ее романы всегда спокойные, без приключений, погонь и бесконечных постельных сцен.Однако автор умеет из обычной жизни сделать очень интересное произведение!10 баллов.
Надменная красавица - Бэлоу МэриКатя
27.11.2015, 16.49





Хорошо, 8/10
Надменная красавица - Бэлоу МэриМилена
6.01.2016, 19.01





не плохо. но у белоу был уже подобный сюжет в романе
Надменная красавица - Бэлоу Мэризинаида
8.01.2016, 20.38





в романе не устоять перед соблазном
Надменная красавица - Бэлоу Мэризинаида
8.01.2016, 21.12





в романе не устоять перед соблазном
Надменная красавица - Бэлоу Мэризинаида
8.01.2016, 21.12





Роман немного монотонен, но читается легко и, как все романы этого автора, захватывает. Интересны оба героя, умеет Бэлоу преподнести читателю их чувства и переживания, а потом откуда-то появляется и любовь! Жаль, что любовь не получилась у камердинера Джека с горничной Дианы, а предпосылки были интересные...! 8 баллов.
Надменная красавица - Бэлоу МэриЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
20.02.2016, 18.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100