Читать онлайн Искусная в любви, автора - Бэлоу Мэри, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Искусная в любви - Бэлоу Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.54 (Голосов: 41)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Искусная в любви - Бэлоу Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Искусная в любви - Бэлоу Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэлоу Мэри

Искусная в любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

На следующее утро Фердинанд поднялся с постели гораздо позже обычного. Да и не мудрено, так как он провел большую часть ночи, перемещаясь с одного вечернего развлечения на другое, таская за собой Джона Ливеринга и еще нескольких друзей. Они даже посетили почти все знаменитые игорные клубы, но нигде не обнаружили следов Кирби.
Фердинанд намеревался провести этот день на конном аукционе и в других местах, где тот, вероятно, мог появиться.
Он решил, что надо проявить терпение, хотя это не было его отличительной чертой. Если Кирби занят поисками клиентов для Виолы, ему следовало делать это именно в тех местах, которые Фердинанд намеревался обследовать.
Он заканчивал завтракать, когда его слуга сообщил, что пришел посетитель. Он протянул хозяину визитную карточку гостя.
– Бамбер? – Фердинанд нахмурился. Бамбер на ногах до полудня? Что за черт! – Введи его, Бентли.
Несколько секунд спустя граф вошел в столовую; выглядел он, как всегда, недовольным и еще более расслабленным, чем обычно. Его волосы были спутаны, а белки глаз – в красных прожилках. Он был небрит. Он наверняка провел на ногах всю ночь, но на нем не было вечерней одежды. Он был одет как путешественник.
– А, Бамбер. – Фердинанд поднялся и протянул руку.
Граф не обратил на это никакого внимания. Он подошел к столу, одновременно залезая в обширный карман своего пальто, откуда вытащил пару сложенных листков и бросил их на стол.
– Вот! – сказал он. – В ту ночь, Дадли, меня явно занесло недобрым ветром в клуб «Брукс». Лучше бы моя нога никогда не ступала туда, но это случилось и теперь уже ничем не поможешь. Будь ты проклят за все неприятности, которые мне доставил. – Говоря это, он полез во внутренний карман. Достав оттуда пачку банкнот, он положил их рядом с другими бумагами. – Я хочу покончить с этим делом и никогда ни от кого больше не слышать о нем ДО конца моей жизни.
Фердинанд снова сел на свое место.
– Что это? – спросил он, указывая жестом да бумаги и деньги.
Бамбер развернул одну из бумаг, затем сунул ее под нос Фердинанду.
– Это, – сказал он, – копия дополнительного распоряжения к завещанию моего отца, которое он сделал за несколько недель до своей смерти и оставил у поверенного в делах моей матери в Йорке. Как ты сам можешь видеть, он оставил «Сосновый бор» той крошке, своей внебрачной дочери. Собственность никогда не принадлежала мне и, следовательно, она никогда не была твоей, Дадли. – Граф постучал указательным пальцем по деньгам. – А это – пятьсот фунтов, та сумма, которую ты выставил против обещанного «Соснового бора». Я тебе должен именно столько. Ты удовлетворен? Это, разумеется, крошечная доля того, что стоит «Сосновый бор». Если ты хочешь получить больше…
– Этого достаточно, – сказал Фердинанд. Он взял бумагу и прочитал ее. Его глаза задержались на словах «моей дочери Виоле Торнхилл». Значит, покойный граф публично признал ее своей дочерью. Фердинанд с любопытством посмотрел на посетителя. – Ты что, пришел ко мне сразу после возвращения из Йоркшира? Похоже, ты путешествовал всю ночь.
– Черт возьми, так оно и есть, – уверил его граф. – Может быть, я распущенный тип, Дадли. Может, про меня можно сказать, что у меня не хватает винтиков в голове, но никто не упрекнет меня в том, что я мошенник или покрываю какое-то надувательство. Как только девчушка сказала, что встретила моего отца незадолго до его смерти…
– Мисс Торнхилл?
– У нее хватило смелости нанести мне визит, – сказал Бамбер. – Разрази меня гром! Я и понятия не имел, что она существует. Однако, как только я узнал об этом, я понял, что, если отец хотел изменить что-то в своем завещании, он не мог сделать этого на той неделе, когда приезжал в Лондон. Я помню, потому что просил его съездить к Вестингхаусу, чтобы увеличить сумму на мое содержание. Господи помилуй, я жил буквально на карманные деньги, и старик Вестингхаус всегда поднимал шум, когда я просил выдать мне деньги вперед на квартал. И отец сказал мне, что он заходил к нему накануне, но того не было в конторе. Случилось так, что умерла мать поверенного, которая жила где-то в Кенте или другом отдаленном уголке, и он отправился хоронить ее. Мой отец уехал из Лондона в тот же день. По небольшим делам он иногда обращался к поверенному в делах моей матери. Мне пришло в голову, что он мог прибегнуть к его помощи по этому делу и еще по одному, о чем эта девчушка тоже упомянула. Похоже, ее больше заботила эта бумага, чем завещание. – Он стукнул пальцем по второй сложенной бумаге.
– Почему они не выплыли на свет раньше? – спросил Фердинанд.
– Коркинг – глупец, – презрительно бросил Бамбер. – Он совершенно забыл про них.
– Забыл? – Фердинанд с недоверием посмотрел на него.
Граф, прищурив глаза, оперся обеими руками о стол, глядя в упор на Фердинанда.
– Он забыл, – с расстановкой произнес он, – мои вопросы освежили его память. Не будем об этом больше, Дадли. Он забыл.
Фердинанд тут же понял, в чем дело. Поверенный из Йорка занимался главным образом делами графини Бамбер.
Покойный граф прибег к его услугам от отчаяния, потому что Вестингхаус уехал из Лондона, и Бамбер знал, что ему оставалось совсем немного времени, чтобы обеспечить вновь обретенную дочь. Графиня узнала о дополнениях к завещанию и вынудила своего поверенного никому ничего не говорить о них. Кому принадлежало решение не уничтожать бумаги, Фердинанд не мог даже предположить. Он просто радовался, что ему не придется заниматься расследованием.
– Я не знаю, как найти эту девчушку, – начал Бамбер, – и, честно говоря, у меня нет желания ее разыскивать. Я не чувствую никаких обязательств перед ней, хотя она – моя сводная сестра. Но я никогда не лишу ее того, что принадлежит ей по праву. Осмелюсь предположить, что ты знаешь, где она сейчас. Ты передашь их ей?
– Да, – сказал Фердинанд. Он не имел представления, что содержалось в другой бумаге и почему Виола сказала, что она важнее для нее, чем завещание. Виола придет в восторг, узнав, что ее непоколебимая вера в Бамбера подтвердилась. Итак, она больше ничем ему не обязана, «Сосновый бор» ее, подумал Фердинанд, криво усмехнувшись.
– Отлично, – заметил Бамбер, – с этим покончено. Я отправляюсь домой спать. Надеюсь, что никогда больше не услышу название «Сосновый бор» и имя Торнхилл, а также Дадли. Между прочим, Коркинг послал копию распоряжения к завещанию Вестингхаусу.
Он повернулся и собрался выйти из комнаты.
– Подожди! – воскликнул Фердинанд. Неожиданно его осенило. – Присаживайся и выпей кофе, Бамбер. Я еще не закончил с тобой.
– Черт побери! Что еще? – раздраженно сказал граф, вытаскивая из-за стола стул и грузно плюхаясь на него. – Я готов собственными руками поджечь этот чертов клуб «Брукс» и стоять и наблюдать, пока он не сгорит дотла.
Правда, это все равно что закрывать ворота конюшни, когда лошадь уже увели.
Фердинанд оценивающе смотрел на него.
* * *
Виола испытывала огромное смущение, приближаясь к парадным дверям Дадли-Хауса на Гросвенор-сквер. Она с ужасом думала, что дверь может отвориться в любую минуту и герцогиня выйдет ей навстречу – или что герцогиня будет смотреть в одно из многочисленных окон, выходящих на площадь. После того как она подняла молоточек, ее охватило опасение, что герцогиня может находиться в холле.
Дверь отворил дворецкий, во внешности которого преобладали высокомерие и превосходство. Его взгляд упал на Виолу, а затем проследовал дальше, отметив, что у дверей не было ни экипажа, ни компаньонки, ни даже горничной.
Затем он снова воззрился на Виолу.
– Я хочу видеть его светлость, – сказала она. Виола чувствовала, что ей не хватает дыхания, словно она бежала целую милю в гору, колени ее дрожали.
Дворецкий поднял брови и посмотрел на нее так, словно она только что выползла из навозной кучи. Виола вдруг поняла, что ее совсем не заботило то, что в этот час герцога скорее всего не будет дома.
– Передайте, пожалуйста, что с ним хочет переговорить Лилиан Тэлбот, – сказала она, глядя на него с уверенностью, которой отнюдь не испытывала. Виола напомнила себе, что на ней было то же платье, в котором она каталась в карете.
Это была одежда леди, одежда, которую Виола Торнхилл из «Соснового бора» носила во время дневных визитов к знакомым. – Думаю, – добавила она, – он согласится принять меня.
– Входите, – произнес дворецкий после такой длинной паузы, что Виола испугалась, как бы он не захлопнул перед ней дверь. – Подождите здесь.
Она надеялась, что дворецкий проведет ее в комнату, так как каждую минуту в холле могла появиться герцогиня.
Виола стояла у дверей в компании одетого в ливрею слуги.
Хотя она стояла здесь минут пять, они показались ей вечностью. Дворецкий спустился по лестнице.
– Сюда, пожалуйста, – сказал он так же холодно, как и вначале, и открыл правую дверь. Виола вошла. Скорее всего это была гостиная – элегантная комната со стоящими вдоль стен стульями. – Его светлость скоро придет.
Дверь закрылась. Прошло минут пять. Десятки раз Виоле приходила в голову мысль убежать куда глаза глядят, но она уже зашла слишком далеко. Она должна вынести все до конца. Если герцог Трешем был таким, каким она его представляла, он согласится на ее предложение. Когда дверь снова отворилась, она отвернулась от окна.
Он вошел в комнату, и Виола замерла от неожиданности. Герцог был так же суров и мрачен, каким она впервые увидела его в «Сосновом бору». Однако на руках он держал младенца. Ребенок лежал у него на плече, издавая какие-то звуки, и громко сосал свой кулачок. Герцог похлопывал его по спинке длинными пальцами.
– Мисс… Тэлбот? – сказал он, поднимая брови.
Виола сделала реверанс и вздернула подбородок. Она не струсит.
– Да, ваша светлость.
– Чем могу служить? – поинтересовался он.
– У меня есть к вам предложение, – сообщила она.
– Правда? – Голос был мягким, но внутри у нее все сжалось.
– Это не то, о чем вы подумали, – торопливо проговорила она.
– Мне чувствовать себя польщенным или.., старой развалиной? – спросил он. Герцог обнял ладонью головку младенца, когда тот зашевелился, явно пытаясь найти более удобное положение. Рука была очень нежной, отметила про себя Виола, но это никак не отразилось на ее лице.
– Не знаю, известно ли вам, что лорд Фердинанд вернул мне «Сосновый бор», – сказала она, – и что он предложил мне выйти за него замуж.
Его брови снова взлетели вверх.
– А нужно ли мне знать об этом? – спросил он. – Моему брату двадцать семь, мисс… Тэлбот.
Виола заколебалась, затем продолжила:
– И я не знаю, известно ли вам, что герцогиня и леди Хейуорд навестили сегодня утром мою мать и меня, а затем повезли меня на прогулку в парк. Или что герцогиня пригласила нас с матерью на чай сюда сегодня. Я не хочу причинять им беспокойство, – добавила Виола.
Длинные пальцы герцога легко гладили шейку младенца.
– Вам нечего беспокоиться, – сказал он, – у меня нет привычки применять кнут при общении с ней, а ответственность за мою сестру лежит на Хейуорде.
– Я понимаю, что мое присутствие в Лондоне не приносит вам ничего, кроме неприятностей.
– Вы понимаете? – сказал он.
– Меня могли видеть в вашем ландо сегодня утром, – пояснила Виола. – Меня могли видеть, когда я входила сюда, и я могу попасться на глаза завтра, когда приду к вам с моей матерью. И меня могут узнать.
Казалось, он на минуту задумался.
– Да, если только на вас не будет маски, – согласился он, – полагаю, это вполне возможно.
– Я готова вернуться в «Сосновый бор», – сказала она. – Я готова жить там до конца моих дней и отклонить любую попытку лорда Фердинанда написать мне или увидеться со мной. Я готова поклясться в этом, если хотите, даже в письменной форме.
Его глаза – такие же черные, как и у его брата, подумала Виола, когда последовало несколько минут молчания.
Нет, чернее, потому что за взглядом Фердинанда проглядывали его эмоции. Этот же человек казался совершенно , бездушным.
– Это очень великодушно с вашей стороны, – наконец произнес он. – Я полагаю, это связано с какими-то условиями? Так сколько, мисс Тэлбот? Полагаю, вам известно, что я один из самых богатых людей в Англии?
Виола сразу назвала сумму, без всяких объяснений или извинений. Он прошел в глубину комнаты и слегка отвернулся от нее. Малыш сонно уставился на нее своими голубыми глазами, поглаживание по шейке явно усыпило его.
– Очевидно, – сказал герцог, – вы не понимаете, до какой степени я богат, мисс Тэлбот. Вы могли запросить гораздо более крупную сумму. Но сейчас уже поздно, не так ли?
– Я прошу вас одолжить мне эти деньги, – сказала она, – я выплачу их вам с процентами.
Трешем повернулся, и впервые его глаза показались не столь непроницаемыми. Похоже, она заинтересовала его.
– В таком случае, – констатировал он, – я обеспечиваю уважение к моему имени и моей семье за удивительно малую цену. Вы удивляете меня.
– Но вы должны сделать еще кое-что для меня, – сообщила Виола.
– Так. – Он наклонился, чтобы убедиться, что младенец уснул, затем опять обратил взгляд на Виолу. – Да, уверен, что есть что-то еще. Продолжайте.
– Деньги должны пойти на уплату долга, – сказала она. – Я хочу, чтобы вы лично уплатили его. Я хочу, чтобы вы получили расписку, удостоверяющую, что все долги были выплачены полностью и нет больше никаких других. Я хочу, чтобы вы прислали мне копию ее в гостиницу «Белая лошадь», подписанную вами и им.
– Кем им? – Герцог снова поднял брови.
– Дэниелом Кирби, – сказала Виола. – Вы его знаете? Я могу дать вам его адрес.
– Да, пожалуйста. – Теперь он говорил более мягко. – Однако почему, позвольте спросить, вы сами не можете вернуть ему долг, если я дам вам деньги?
Виола заколебалась, прежде чем ответить.
– Этого будет недостаточно, – объяснила она. – Он обнаружит другие неоплаченные счета или заявит, что я ошиблась в отношении процентов. Если к нему придете вы, сумма будет признана правильной. Вы – влиятельный человек.
Герцог долго смотрел на нее, пока младенец спокойно спал у него на плече.
– Да, – подтвердил он наконец, – полагаю, вы правы.
– Вы сделаете это? – спросила она.
– Непременно.
Она закрыла глаза. Виола сомневалась, согласится ли он с ее просьбой. И не была уверена, почувствует она облегчение или разочарование, если он откажет ей. Она и сейчас еще испытывала неуверенность. Она все еще не позволяла себе заглянуть в будущее и не знала, каково ей будет гарантировать свои условия сделки.
– Я буду ждать, когда расписку доставят в гостиницу моего дяди, – сказала она после того, как дала герцогу адрес Дэниела Кирби. – Теперь, ваша светлость, скажите, в каких долях вы хотели бы получить обратно ваш заем? И какой вас устроит процент? Мне надо что-нибудь подписать сейчас?
– Думаю, в этом нет необходимости, мисс Тэлбот, – сказал он. – Я уверен, что могу доверять вам и вы своевременно выплатите свой долг. В конце концов, я знаю, где смогу найти вас, не так ли? И я, как вы изволили недавно заметить, влиятельный человек.
Виола вздрогнула.
– Да, благодарю вас, – ответила она. – Я отправлюсь в «Сосновый бор» следующим же дилижансом, после того Как расписка будет у меня на руках.
– Не сомневаюсь, – сказал он.
Виола торопливо пересекла комнату и вышла. Дворецкий находился в холле. Он открыл ей входную дверь, и спустя несколько мгновений она уже спускалась по ступенькам, жадно вдыхая свежий воздух. Все прошло удивительно легко. Она только что спаслась от, казалось, неизбежного будущего.
Мама и дядюшка Уэсли также в безопасности.
И, конечно, Клер.
Виола поспешила покинуть площадь. Она шла, опустив голову и не замечая яркого солнечного света. Почему же жизнь казалась темнее ночи? Почему ее душу сковал холод?
* * *
Герцогиня Трешем бросила взгляд на открытую дверь гостиной, прежде чем войти.
– Она ушла? – спросила она, хотя все было и так ясно. – Почему она пришла одна и захотела поговорить с тобой, Джоселин? Почему она назвалась чужим именем?
– Она работала под именем Лилиан Тэлбот, – объяснил он.
– О! – Джейн нахмурилась..
– Она уговорила меня заплатить ей, чтобы она вернулась в «Сосновый бор» и мы больше никогда ничего не слышали о ней.
– И ты согласился?
– Ах, видишь ли, это только заем, – пояснил он. – Мы не обеднеем, Джейн, она вернет нам долг.
– Она считает, что так лучше для Фердинанда? – спросила герцогиня. – Что за глупая порядочность!
– Она извинилась за то, что сообщила мне о своей прогулке в парке вместе с тобой и Анжелиной, – сказал он. – Надеюсь, тебя успокоит, что я обещал не пороть тебя.
– Джоселин! – с упреком произнесла герцогиня. – Ты, должно быть, запугал бедную леди. Надеюсь, ты шутишь?
Ты ведь не собираешься так мерзко поступить и разбить сердце Фердинанда?
– Именно такое впечатление я и произвожу на людей, – признался он. – Ты единственная, кто усмирил меня.
Я женился на тебе, чтобы заставить подчиниться, но мы оба знаем, как я преуспел в этом.
Она невольно улыбнулась.
– Кристофер спит, – сказала она. – Как это удается тебе, Джоселин? Я возмущена. Я – его мать, но когда я стараюсь укачать его, все кончается плачем.
– Он достаточно мудр, чтобы понять, что не дождется от меня еды, – высказал предположение Джоселин. – Нет ничего, чем можно было облегчить его скуку, только кивать головой. Дадли не столь глупы, чтобы расходовать отрицательную энергию. Они просто засыпают и накапливают ее для следующей жертвы. Этот ребенок будет настоящим наказанием, он переплюнет нас с Фердинандом и Анжелиной в придачу. По сравнению с ним Ник покажется удивительно послушным.
Джейн засмеялась, потом всхлипнула.
– Ты действительно собираешься отправить ее навечно в «Сосновый бор»? – спросила она. – Фердинанд может вызвать тебя на дуэль, если обнаружит, что ты это сделал.
– Хоть какое-то разнообразие, – засмеялся он. – Меня не вызывали на дуэль уже четыре года. Я успел позабыть то особенное возбуждение, которое испытываешь, глядя в дуло направленного на тебя пистолета. Мне лучше поскорее найти его и предоставить ему эту возможность.
– Джоселин, перестань шутить, – попросила Джейн.
– Я никогда не был более серьезен, – уверил он ее. – Я должен найти Фердинанда. Надо признаться, что быть главой семьи никогда не было так интересно. Возьми этого скандалиста, Джейн. Я не ошибусь, если скажу, что он обмочил мой рукав. Не говоря уже о мокром пятне, которое он оставил у меня на плече.
Трешем легко поцеловал жену, когда она забирала у него спящего сына.
* * *
Фердинанд безуспешно потратил добрую половину дня на поиски Дэниела Кирби, пока не решил, что, как обычно, позволял горячности и импульсивности водить себя за нос, вместо того чтобы обуздать свой гнев и использовать его размеренно и эффективно.
Несомненно, есть гораздо более действенный путь, хотя ему и понадобится помощь. Ему не надо было долго раздумывать – его брат был самым подходящим человеком. Поэтому он заторопился в фамильный особняк Дадли.
И герцогини, и его светлости не было дома, сообщил ему бесстрастный дворецкий Трешема. Герцогиня отправилась на пикник с леди Уэбб, его светлость просто вышел.
– Проклятие! – вскричал Фердинанд, нетерпеливо похлопывая хлыстом по своему сапогу. – Теперь придется их разыскивать.
К счастью, он еще не уехал, когда двухколесная коляска Трешема свернула на площадь.
– А, – воскликнул Трешем, – как раз тот, кого я ищу!
И ты все время был у меня!
– Ты искал меня? – Фердинанд спешился, а его брат спрыгнул с высокого сиденья и бросил вожжи кучеру.
– Я прочесал все улицы в Лондоне, – сказал Трешем, кладя руку на плечо брата и направляя его в сторону ступеней, ведущих в дом. Он провел его в библиотеку, затворил дверь и налил им обоим вина. – Мне нужно кое в чем признаться тебе, Фердинанд. Моя герцогиня считает, что, вероятнее всего, ты швырнешь мне в лицо перчатку, как только я объясню в чем дело. – Он протянул Фердинанду один из бокалов.
Фердинанда переполняли собственные новости, но слова брата остановили его.
– В чем дело? – спросил он.
– Я согласился заплатить кругленькую сумму мисс Торнхилл, чтобы она удалилась в свой «Сосновый бор» и никогда больше не виделась с тобой.
– Боже! – Гнев Фердинанда наконец нашел подходящий объект. – Тебе следовало прислушаться к предупреждению Джейн. Я убью тебя за это, Трешем!
Его брат опустился в кожаное кресло около камина и скрестил ноги. Он выглядел чертовски невозмутимым.
– По правде сказать, – сообщил Трешем, – предложение исходило от мисс Торнхилл. И эта сумма будет не подарком, а займом. Она вернет все до единого пенни, не считая процентов. У нее была еще одна просьба, как часть нашего уговора, и я думаю, она заинтересует тебя.
– Ничего подобного, – сказал Фердинанд, отставляя бокал. – Я не хочу ничего слышать. Меня не интересует, какова была сумма, которой ты подкупил ее, и не важно, какие она дала обязательства. Я верну тебе эти чертовы деньги, а затем собираюсь освободить ее от обещания.
Может быть, она никогда не захочет иметь со мной дела, но она будет вольна сказать «да», если она имеет в виду «да», и «нет», если она имеет в виду «нет». Будь ты проклят, Трешем! После сегодняшнего дня я ни словом не перемолвлюсь с тобой. Мне противно даже убить тебя. – Фердинанд рванулся к двери.
– Она хочет, чтобы я передал деньги прямо в руки Кирби, – сказал Трешем, не обращая внимания на вспышку брата, – и получить от него письменное заявление, что все долги полностью раз и навсегда покрыты. Джейн, похоже, была права. Этот подлец заставлял ее ряд лет отрабатывать долги.
И, услышав, что она вернулась в Лондон, он, несомненно, обнаружил очередную недоплату – ту, которую я согласился оплатить, предоставив ей заем. Мне не очень-то хотелось рассказывать тебе об этом, Фердинанд, и я делаю это лишь потому, что было бы слишком эгоистично с моей стороны доставить себе все удовольствие разделаться с Кирби. Я подумал, что, возможно, твои претензии к нему существеннее моих и тебе должен принадлежать первый.., выстрел.
Фердинанд оглянулся через плечо на брата, затем полез в карман и вытащил из него бумагу, принесенную Бамбером.
Он колебался, читать ее или нет, так как она принадлежала Виоле, но она не была запечатана, и он не смог побороть искушение. Фердинанд пересек комнату и протянул ее брату, который внимательно прочитал ее от начала до конца.
– Откуда это у тебя? – спросил он.
– От Бамбера, – ответил Фердинанд. – Она хранилась у поверенного в делах графини в Йорке вместе с дополнением к завещанию покойного Бамбера, по которому «Сосновый бор» переходил к его дочери. Поверенный, несомненно, под напором графини, удачно забыл об обоих документах, пока Бамбер не приехал туда и не напомнил о них. Он вернулся в Лондон сегодня утром и тут же явился ко мне.
– Старший Бамбер выплатил все долги два года назад, – сказал Трешем, вглядываясь в документ, – все долгими это очень интересная деталь, Фердинанд. Это были долги, оставшиеся после смерти Кларенса Уайлдинга. Я был немного знаком с этим человеком и могу поверить, что они были немалыми. Несомненно, к тому времени как Кирби скупил их и прибавил несколько сот процентов, они переросли все разумные пределы. Миссис Уайлдинг знает об этих долгах? Ты в курсе?
– Не думаю, – сказал Фердинанд. – Она, кажется, искренне верит, что Кирби некогда нашел Виоле место гувернантки и теперь подыскивает новое.
– Значит, она взвалила весь груз на свои плечи, – подытожил Трешем. – И еще, мне помнится, были младшие сестры и братья?
– Трое, в то время они были совсем маленькими, – сообщил Фердинанд. – Виола была молодой леди по происхождению и воспитанию. То, что она незаконнорожденная, не могло стать препятствием для честного будущего. В конце концов, ее отец был графом, можно было ожидать, что она заключит вполне респектабельный брак. Но Кирби отнял у нее этот шанс и вместо этого погрузил в ад.
– Ты должен понять, Фердинанд, – сказал Трешем, – на какие я иду жертвы, предоставляя тебе приоритет в этом деле. Я предложил бы себя в секунданты, но полагаю, что этот тип не заработал права на честный вызов, ты согласен?
Однако дай мне помочь тебе. А теперь насчет предложения! Я не назову это советом, иначе ты отвергнешь его просто из принципа. Пуля между глаз – слишком легкое решение. Кроме того, это приведет ко всякого рода неприятным осложнениям и может оказаться, что следующие год или два тебе придется проторчать в Европе. Возьми свой бокал и садись, вместе мы придумаем подходящее наказание.
– Даже смерть недостаточное наказание для него за все, что он сделал, – свирепо заявил Фердинанд. – И это лучшее, что я могу придумать!
– Послушай, Фердинанд, – мягко сказал его брат, – мы должны в первую очередь думать о том, что будет самым лучшим для твоей Виолы. Ты не можешь позволить себе совершить ошибку, иначе она запрется в «Сосновом бору» и никогда не выйдет за его пределы.
Фердинанд взял бокал с вином и сел в кресло.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Искусная в любви - Бэлоу Мэри



скучно и нудно...
Искусная в любви - Бэлоу Мэриiri
13.05.2011, 1.18





Если скучно - сосчитайте, сколько клиентов было у героини за 4 года и не один не был дважды. За 500 перевалило. Вряд ли при этом у нее уцелели бы какие-нибудь душевные качества.Роман еще раз подтверждает известый факт - все бывшие проститутки хорошо устраивают свою жизнь с наивными девственниками.
Искусная в любви - Бэлоу МэриВ.З.,64 г.
27.06.2012, 14.43





В романе нет никакого реализма- сплошные сопли. Брат герцога никогда бы не женился на скандально известной куртизантке,а тот факт, что он еще был девственником при их встречи- меня вообще убил!Оценивать нечего.0
Искусная в любви - Бэлоу МэриНочь
7.10.2012, 0.41





А мне понравился, хотя и правда реализма мало. Но это же лр, что вы хотите? Главное - здесь прекрасно описаны чувства ггероев! И то, что ггерой девственник не делает его наивным, наоборот, это ж так романтично, что он отдает себя женщине, мягко говоря, с прошлым, что он видит в ней не только тело для удовольствий, но и душу - прекрасную, добрую, чистую. P.S. не даром же в библии написано: не судите - да несудимы будете.
Искусная в любви - Бэлоу Мэрикуся
1.11.2012, 14.10





Последний, третий роман в серии. Один раз можно прочитать.
Искусная в любви - Бэлоу МэриКэт
19.04.2013, 16.10





Никак
Искусная в любви - Бэлоу МэриАнна
19.04.2013, 16.33





Замечательный роман. И любовников у Виолы было не 500 - она ведь не подзаборная шлюшка, а элитная куртизанка. А в жизни бывает абсолютно всё - на то она и жизнь
Искусная в любви - Бэлоу Мэриирина
31.05.2013, 18.21





Ах! Мери бэроу! У меня девять ее? романов серии "очарование". Но этот роман самая невероятная фантазия.
Искусная в любви - Бэлоу Мэрилена
30.01.2014, 22.17





Нормальный и кстати и в то время и в наше время жизненный.Может быть и наивный особенно что такому парню 27 лет и он девственник, это перебор, но вот через что ей пришлось пройти,жаль девушку и на счёт 500 тоже не правда, она занималась этим не каждый день и не со всеми подряд.И всё равно у неё остались чувства, любовь и преданность, ведь если б этого не было у неё, то она не пошла бы этим путём, а вот что сын и брат герцога всё таки смог разглядеть в ней прекрасную душу и полюбить её, да ещё и добивться руки её это заслуживает одобрение к нему. Читайте.
Искусная в любви - Бэлоу МэриАнна Г.
28.09.2014, 11.13





Бэлоу интересный автор, но этот роман меня разочаровал. Столько ляпов, столько несуразностей и надуманностей! Ну не мог брат герцога жениться на такой женщине, ведь чистота крови и честь не были в те времена пустым звуком. А это смехотворное признание героини высшим светом? А какой мужчина мог спокойно жить, зная, что его жена спала с большинством его знакомых? Даже фильм "Красотка" выглядит более реальным, чем этот роман: 4/10.
Искусная в любви - Бэлоу Мэриязвочка
28.09.2014, 18.12





Хороший роман с неожиданным сюжетом. Согласна, что в жизни может быть абсолютно все.
Искусная в любви - Бэлоу МэриВаля
17.08.2015, 12.48





Хорошее завершение серии, но все ровно первая книга из этой серии понравилась больше. РАНО или ПОЗДНО , кому интересно, правда на этом сайте его нет...
Искусная в любви - Бэлоу МэриМилена
16.09.2015, 12.54





Прекрасный!Чувства весьма реалистично описаны, так все и бывает. Правда. 10!
Искусная в любви - Бэлоу МэриАнна Белоу
20.02.2016, 21.14





от этого романа впечатление неоднозначное, я обычно не придираюсь к сюжету , все таки любовный роман читаю, но это перебор сын герцога влюбленный в известную куртизанку.да еще и женился на ней.такого бы никогда не принял свет.то что он такой красивый уверенный в себе и не одной женщины не было тоже тяжело поверить - не хотел за деньги - есть вдовушки , неверные жены.в конце концов поженить их должна была белоу тихо в деревушке и чтобы они там и жили тихо и счастливо...а так как то мне не по себе от чтения..
Искусная в любви - Бэлоу Мэриперси
1.07.2016, 19.22





История, скажем так, нетрадиционная, но душевненькая. И читать было весьма приятно.
Искусная в любви - Бэлоу МэриСофи-Мари
2.12.2016, 13.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100