Читать онлайн Искусная в любви, автора - Бэлоу Мэри, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Искусная в любви - Бэлоу Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.54 (Голосов: 41)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Искусная в любви - Бэлоу Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Искусная в любви - Бэлоу Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэлоу Мэри

Искусная в любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Следующие два дня Виола была поглощена привычными делами, но ее разум и чувства пребывали в смятении.
Иногда ей на ум приходила мысль поехать куда угодно, кроме Лондона, и найти там себе работу. Но тогда ее семье и Ханне придется самим заботиться о себе. И почему вся ответственность за близких падала именно на нее? Однако мысль о том, что она перестанет помогать семье, вызывала у нее чувство вины.
Виола могла вновь обрести «Сосновый бор», выиграв пари, и тогда жизнь вернулась бы в нормальное русло. Но мысль соблазнить лорда Фердинанда была ей невыносима – ее тошнило от нее и наполняло отвращением к самой себе. Он был порядочным человеком.
Однако не только деньги были связаны с поместьем «Сосновый бор». Это был ее дом, ее наследство, и Виола просто не могла расстаться с ним.
На третье утро после вечера с танцами, когда оставалось всего два дня до того момента, когда она или выиграет пари, или покинет «Сосновый бор», положение серьезно осложнилось еще одним письмом от Клер. Оно лежало на письменном столе в библиотеке, когда Виола вернулась домой после утренней прогулки. Она торопливо взяла его в руки и отправилась в сад. Виола присела на одну из скамеек вокруг фонтана, предварительно убедившись, что сиденье было сухим. Вчера весь день шел дождь, хотя сегодня вновь светило солнце.
Клер сообщала, что у них все в порядке. Она каждый день работает для дяди. Больше всего ей нравится прислуживать в комнате, где подавали кофе и где она встречалась и разговаривала с путешественниками и местными завсегдатаями. Особенно зачастил в гостиницу один джентльмен.
Он был очень приятным в обхождении, всегда благодарил ее за любезное обслуживание и давал щедрые чаевые. Сначала она не узнала его, так как не видела много лет, но он был знаком с мамой и дядюшкой Уэсли.
Виола сжала листок письма и почувствовала, как бешено забилось ее сердце. Она поняла, что произошло, прежде чем ее глаза подтвердили ее предчувствие.
«Это мистер Кирби, – писала Клер, – тот самый джентльмен, который часто заходил в гостиницу, когда ты там помогала, и который любезно подыскал тебе место гувернантки в семье своих друзей. Мама и дядюшка Уэсли были рады вновь встретиться с ним».
Виола зажмурилась. Дэниел Кирби! Боже, что он делает в гостинице ее дяди? Она открыла глаза и принялась читать дальше.
«Он спрашивал о тебе, – говорилось дальше в письме, – Он слышал, что ты оставила свое место, хотя не знал, что ты теперь живешь в сельской местности. Вчера он попросил кое-что передать тебе. И я хочу передать это тебе дословно. Он заставил меня повторить свои слова вслед за ним. Он надеется, что ты скоро приедешь в город погостить. Он обнаружил еще одну бумагу, которая определенно заинтересует тебя. Он сказал, что ты поймешь, что он имеет в виду. Он также сказал, что, если ты не захочешь увидеть ее, он покажет ее мне. Естественно, он возбудил мое любопытство, и теперь мне очень хочется узнать, что же это за бумага. Но мистер Кирби не сообщил мне этого, как я его ни умоляла. Он только смеялся и дразнил меня. Так что видишь, дорогая Виола, не только мы мечтаем увидеть тебя…»
Виола оторвала глаза от письма.
Еще одна бумага. Да, она действительно знала, что он имел в виду. Он обнаружил еще один вексель, который нужно оплатить, хотя в письменной форме поклялся, что предъявил их все и все они погашены. Это были многочисленные неоплаченные счета ее покойного отчима, большинство из них – расписки на проигранные в карты деньги, которые мистер Кирби купил после его смерти.
Он стал постоянным посетителем гостиницы «Белая лошадь» после того, как туда переехала семья Виолы. Он был очень дружелюбным, любезным, щедрым. А однажды он сказал, что может помочь ей найти более интересное занятие, чем прислуживать постояльцам. У него были друзья, которые только что приехали в Лондон и которым нужна гувернантка для их четверых детей. Они предпочитали пригласить кого-нибудь по рекомендации знакомых, чем обращаться в агентство или давать объявление в газетах. Если она захочет, он может устроить ей встречу с ними.
Если она захочет! Виола была в восторге. Радовалась и ее мать, не возражал и дядюшка Уэсли. Хотя он лишится помощи в гостинице, ему было приятно, что его племянница получит место, более подходящее ее происхождению и образованию.
На встречу она отправилась вместе с мистером Кирби.
Виола очутилась в убогом доме в захудалом районе Лондона лицом к лицу с женщиной, чьи оранжевые волосы и разрисованное косметикой лицо выглядели пугающе гротескными.
Салли Дьюк обучит Виолу ее новому ремеслу, объяснил мистер Кирби и без обиняков дал понять, что это за профессия. Виола, конечно, решительно отказалась. Она до сих пор помнит, какой страх и ужас охватили ее, когда она поняла, что стала пленницей и ее уже никогда не выпустят на волю. Но мистер Кирби в своей обычной любезной манере уверил ее, что она вольна уйти когда пожелает, но ее мать, младшие сестры и брат окажутся в долговой тюрьме, если не смогут оплатить все свои долги. Он назвал ей сумму долга, и Виола почувствовала, как вся кровь отхлынула от головы, она похолодела, в ушах зазвенело, и комната начала вращаться перед глазами.
Ей было девятнадцать лет. После смерти мужа ее мать была в состоянии нервного и физического истощения. Клер только исполнилось девять, а близнецам было по шесть лет. Дядюшка Уэсли уже оплатил несколько долгов, но суммы казались пустяком по сравнению с той цифрой, которую назвал мистер Кирби, – дядюшка просто не смог бы их погасить. И мистер Кирби, конечно, знал об этом. Виоле пришлось подчиниться его требованиям.
Согласно заключенному соглашению восемьдесят процентов заработанных ею денег должны идти на погашение долга. Она должна будет жить на оставшиеся двадцать процентов. Ей нужно было много работать, чтобы создать себе такую репутацию, чтобы ее двадцать процентов позволили бы ей сводить концы с концами. Позже, когда она уже работала, ей стало известно, что только двадцать из восьмидесяти процентов шли в уплату долгов. Оставшиеся шестьдесят доставались мистеру Кирби, который платил за ее жилье, за то, что поставлял ей клиентов и защищал ее интересы. Как ни посмотри, Виола была рабыней. Но те небольшие возможности, которые имела, она использовала на то, чтобы настоять на работе только два дня в неделю. И она отказалась быть чьей-либо постоянной любовницей.
Вскоре она стала самой желанной куртизанкой в Лондоне.
Каким-то чудом ей удавалось хранить все в тайне от семьи. Она открылась лишь Ханне, которая настояла на том, чтобы находиться при ней, хотя мать утверждала, что гувернантке не положено держать горничную. Ее семья продолжала верить, что до приезда в «Сосновый бор» она в течение четырех лет работала гувернанткой. Ее мать очень рассердилась на нее за то, что она оставила такую респектабельную должность и приняла в подарок имение.
За эти четыре года долги не уменьшились. Проценты поедали львиную долю того, что она зарабатывала. Виола знала, что мистер Кирби будет держать ее в рабстве до конца ее молодости, но не могла ничего придумать, чтобы изменить ситуацию. Казалось, она попала в западню, из которой ей никогда не выбраться. А затем она встретила графа Бамбера.
И он узнал всю правду о ней – однажды ночью, когда она сидела рядом с ним на тахте в своей комнате и его рука обнимала ее за плечи, а ее голова лежала у него на плече, она открыла ему свое сердце. Виола рассказала ему все, что скрывала в себе долгих четыре года. И он поцеловал ее в щеку и сказал, что она хорошая девочка и он любит ее.
Его слова были словно родник в пустыне, бальзам на ее измученную душу.
Он любил ее. Ей двадцать три года, и она уже ветеран в своей профессии. Но Виола была хорошей девочкой, и граф любил ее.
Граф Бамбер посетил Дэниела Кирби и заставил предъявить все имеющиеся в его распоряжении неоплаченные векселя. Он оплатил их и получил подписанную, заверенную свидетелем расписку, что долгов больше не осталось. Затем он спросил Виолу, хочет ли она отправиться в сельскую местность и жить в имении «Сосновый бор». Оно располагалось вдали от Лондона, по его словам, за семью морями, и, насколько он знал, находилось в упадке. Определенно это имение не пополняло его сундуки доходами. Но он отправит ее туда, если она захочет, и пришлет туда хорошего управляющего, который приведет все дела в порядок, и достойного дворецкого, чтобы тот придал должный вид дому и нанял остальных слуг. Имение будет принадлежать ей. Он оставит ей его в своем завещании.
Виола уткнулась лицом в его плечо и обняла за широкую талию. Впервые за четыре года она почувствовала себя любимой и удивительно чистой.
– Да, да, пожалуйста, – воскликнула она с радостью, – но я не хочу покидать вас! – Она знала, что он неизлечимо болен.
Крупной рукой он похлопал ее по щеке и поцеловал в висок.
– Я уезжаю умирать в свое родовое загородное имение, – мягко сказал он, – там моя жена.
Горе, любовь, благодарность и счастье вызвали у нее поток слез, которые оросили его галстук и шейный платок.
Скрип сапог на дорожке вернул Виолу к действительности. Она сидела на скамье в садике «Соснового бора», сжимая в руках письмо Клер. Лорд Фердинанд направлялся к дому со стороны конюшни. В костюме для верховой езды он выглядел особенно возбуждающе.
Увидев ее, он на мгновение замедлил шаги и коснулся кнутом полей своей шляпы в знак приветствия. В ответ она подняла руку. Он не спустился по ступенькам, чтобы подойти к ней, и Виола облегченно вздохнула.
Клер угрожала страшная опасность. Смысл послания был предельно ясен. Дэниел Кирби хотел вернуть Виолу к прежней жизни. Хотя ей исполнилось двадцать пять, возраст, когда куртизанки уже не так ценились, она ушла со сцены в рассвете своей славы. Ее помнили до сих пор. Вне всякого сомнения, у ее дверей выстроится целый ряд знатных клиентов, по крайней мере на первых порах, если слух о ее возвращении распространится по городу, а уж об этом мистер Кирби позаботится сам. За год-два она сможет заработать для него гораздо больше денег, чем Клер, которая была бы новичком в этой профессии и даже после обучения не смогла бы сравниться с сестрой.
Виола собрала всю силу воли, чтобы ее не стошнило.
Сама мысль о том, что Клер… Если она не вернется, он использует Клер. Вот чем он угрожал ей. Он сохранил один из векселей. Она должна была оплатить его, вернувшись к прежнему занятию, если у нее не будет «Соснового бора».
Имение процветало. Правда, она планировала вложить большую часть дохода в усовершенствование хозяйства.
Пройдет много лет, прежде чем она сможет считать себя состоятельной женщиной – если это вообще когда-нибудь произойдет. Но инвестировать доходы было необязательно. Они принадлежали ей, и она могла распоряжаться ими, как ей заблагорассудится. Она может уплатить по долгу отчима. Безусловно, эти платежи будут бесконечны, но здесь она уже ничего не могла поделать.
Она могла…
Но «Сосновый бор» принадлежал не ей, а лорду Фердинанду.
Если только…
Виола зажмурилась и скомкала письмо.
Да, если только…
* * *
Фердинанд намеревался пообедать в «Голове кабана», но передумал, когда ему сказали, что Виола Торнхилл проведет вечер с сестрами Мерриуэзер. Он отсчитывал дни до установленного срока. Оставалось всего два. Он был очень упрям и хорошо знал это. Он уже принял решение, но, несмотря на это, собирался терзать себя весь оставшийся срок случайными взглядами – как сегодня утром в садике – и мимолетными встречами с ней. Он жаждал обладать ею каждой клеточкой своего тела, но намеревался выиграть пари хотя бы для того, чтобы унизить ее.
Конечно, она вела себя крайне глупо. Со дня их пари не было и намека на Лилиан Тэлбот. Здесь обитала только Виола Торнхилл. Как она надеялась подобным образом соблазнить его?
Фердинанд переоделся к обеду, сказывалась многолетняя привычка, хотя собирался обедать в одиночестве. Напевая, он вошел в столовую и внезапно застыл на месте.
Она стояла у буфета, разговаривая с Джарви, и стол был накрыт на двоих. На ней было шелковое золотистое платье без единого украшения. Сам туалет был настолько простого покроя, что Фердинанд с первого взгляда понял, что он стоит уйму денег. Платье блестело и переливалось на всех изгибах ее тела так, что делало любые украшения излишними. Темно-рыжие волосы были гладко причесаны, косы уложены на затылке и завитками спускались на шею. Она была воплощением красоты и элегантности.
Фердинанд чуть было не споткнулся, и у него перехватило дыхание. Она улыбнулась, и Фердинанд уже не мог понять, кто был перед ним – Виола Торнхилл или Лилиан Тэлбот. Он заподозрил, что платье принадлежало последней, но улыбка была милой и искренней.
– Я думал, вы сегодня обедаете с сестрами Мерриуэзер. – сказал он.
– Нет.
Ему не оставалось ничего другого, как усадить ее за стол, занять свое место и постараться разрядить обстановку. Во время обеда они вежливо беседовали. Виола рассказала ему, что организовала группу по рукоделию, чтобы женщины округи имели возможность встретиться и провести вместе несколько приятных часов, и с улыбкой добавила, что, даже когда они болтают о своем, они стараются быть полезными. Он, в свою очередь, рассказал ей о Таттерсолле и конных аукционах, проводимых там каждую неделю.
Они поговорили о погоде.
Виола рассказала, что, когда впервые приехала в «Сосновый бор», тропинка вдоль реки была совсем заросшей, и она подумала, что здесь необитаемые места. Когда же она обнаружила следы дорожки, то послала садовников расчистить ее и даже дала им в помощь рабочих с фермы.
Фердинанд рассказал ей об Оксфорде и удовольствии, которое получал, занимаясь в библиотеках, и о разговорах с бесспорными интеллектуалами.
– Удивительно, что вы не остались там, ведь вы могли стать преподавателем.
– О нет, – засмеялся он. – К тому времени как я окончил университет, я поклялся никогда больше не брать книги в руки. Я хотел жить.
Они снова поговорили о погоде.
Виола рассказала ему, что ее единственной экстравагантной привычкой с того времени, как она поселилась в Сомерсетшире, было приобретение книг. Она посылала за ними в Лондон и Бат. Среди книг, прибавившихся к библиотеке, был экземпляр романа «Гордость и предубеждение», который Фердинанд читал собравшимся в гостиной леди. Он начал разговор о книге, и они углубились в короткое, но заинтересованное обсуждение ее достоинств.
Потом они опять перешли к погоде.
Когда в конце обеда Виола поднялась и объявила, что оставляет его наедине с портвейном, у него вырвался вздох облегчения. Вот и еще один день позади. Она была невероятно красива. К тому же Виола оказалась очаровательной и умной собеседницей. В се компании было легко расслабиться и забыть, что через два дня он больше никогда ее не увидит.
И эта мысль его искренне огорчила.
Десять минут спустя Фердинанд покинул столовую, даже не притронувшись к портвейну, и направился в библиотеку. Его перехватил Джарви.
– Я отнес поднос с чаем по просьбе мисс Торнхилл в гостиную, – сказал он.
Она ожидала, что он присоединится к ней? Будет непростительной грубостью с его стороны не зайти туда.
– Она попросила меня сообщить вам об этом, – добавил дворецкий.
Когда Фердинанд вошел в комнату, Виола наливала себе чай. Она подняла глаза, улыбнулась ему и наполнила чашку для него.
– Вы недолго оставались в столовой, – констатировала она.
Виола взяла свою чашку с блюдцем и села в кресло по одну сторону камина. Она заранее велела разжечь его, хотя вечер не был холодным. За окном уже стемнело, и комнату освещали горящие свечи. Огонь придавал гостиной уют.
Фердинанд устроился в кресле по другую сторону камина.
Она молча отпивала чай и задумчиво смотрела на огонь.
Виола выглядела раскованной и в то же время строго элегантной.
– Почему вы стали куртизанкой? – неожиданно спросил Фердинанд и тут же готов был откусить себе язык.
Виола задумчиво смотрела на него, и лицо ее медленно меняло свое выражение, так медленно, что поначалу Фердинанд ничего не замечал. Он только чувствовал неловкость.
– Для чего еще человек работает? Конечно, ради денег, – ответила она.
Последние несколько дней Фердинанд много думал над этим вопросом. Он никогда прежде не задумывался над поступками проституток и их мотивами. Но когда мысль о них все же приходила ему в голову, он заключал, что они встают на этот путь по одной из двух причин – любовь или деньги. Что же толкнуло ее? Виола уже ответила на этот вопрос. Но она была самой известной лондонской куртизанкой и требовала целое состояние за свои услуги. Определенно через год Виола уже не нуждалась в деньгах. Она должна была заработать достаточно, чтобы удалиться от дел и хорошо устроиться.
– Зачем вам понадобились деньги? – поинтересовался он.
Ее улыбка, как он внезапно понял, не могла принадлежать Виоле Торнхилл.
– Вопрос задан подлинным представителем аристократии, – заметила она. – Я должна была есть, милорд.
Еда необходима, чтобы выжить. Вам это не понятно?
– Но вы должны были заработать целое состояние, – продолжал он.
– Да, – согласилась она, – это так.
– Вы получали удовольствие? Я имею в виду, от вашей профессии? – Сейчас Фердинанд понял, что разговаривает с Лилиан Тэлбот. В ее взгляде сквозила легкая насмешка. Ее голос стал более низким и бархатистым. Она тихо засмеялась и начала медленно водить пальцем по вырезу своего платья.
– И мужчины и женщины испытывают плотский голод, – заметила она. – Чем плоха профессия, связанная с мечтой заработать себе на жизнь, доставляя кому-то наслаждение? Это гораздо предпочтительнее, чем застилать постели и за гроши выносить ночные горшки.
Фердинанд был слегка шокирован. Он никогда не слышал, чтобы леди так откровенно говорили о потребностях плоти.
– Но со столькими разными мужчинами? – Он нахмурился.
– Это весьма притягательная часть работы, – пояснила Виола. – Вы же знаете – говорят, что нет двух одинаковых мужчин, каждый обладает собственным уникальным даром. Могу поклясться, что это так.
Ее палец замер у легкой тени, указывавшей на ложбинку между грудями. Виола опустила кончик пальца в вырез платья, и Фердинанд почувствовал, как у него все сжалось внутри, и ощутил неприятное стеснение в паху.
– И одним из неотъемлемых условий моей профессии было полное удовлетворение нужд и прихотей моих клиентов. Моей целью было доставить такое удовольствие каждому мужчине, чтобы ему хотелось бесконечного продолжения и он уже не мог забыть меня.
«Зачем весь этот разговор? – думал Фердинанд, откинувшись в кресле, словно пытаясь увеличить расстояние между ними. – И зачем, черт побери, кому-то понадобилось разжигать камин в такую теплую ночь?»
Похоже, ей пришла в голову та же мысль.
– Здесь слишком жарко, как вы думаете? – спросила Виола и опустила палец еще ниже в декольте, оттянула шелк платья от тела и опять провела им по вырезу к плечу.
Фердинанд был зачарован движением этого длинного пальца. Когда он заглянул ей в глаза, то увидел, что они понимающе подсмеиваются над ним.
– Горничной нужно было убрать волосы с шеи, – сказала она, поднимая вверх обе руки и скользя пальцами под лежащими на шее косами. Она на минуту закрыла глаза и откинула голову.
Потом он понял, что ее пальцы занялись прической, их движения были плавными и неторопливыми. Виола вынула из волос шпильки и аккуратно положила их на стол перед собой. Освобожденные косы упали ей на спину. Она перебросила одну на грудь и расплела ее. Густые вьющиеся волосы прикрыли грудь и достигли талии, затем она проделала то же самое с другой косой. Закончив расплетать их, Виола тряхнула головой, и волосы рассыпались беспорядочными волнами.
У Фердинанда пересохло во рту. Он не отрывал от нее глаз. В течение нескольких минут оба хранили молчание.
– Так лучше, – сказала она, глядя на него из-под тяжелых век. Острый насмешливый взгляд исчез. – А вам не жарко? Почему бы вам не снять шейный платок? Я ничего не имею против. Нас здесь только двое. Я сказала мистеру Джарви, чтобы нас не беспокоили.
Фердинанд не был ослеплен настолько, чтобы не догадаться, что происходит. Он понял, что наконец наступила ночь, когда Виола решила действовать. Она намеревалась затащить его на час в постель, а назавтра выгнать из имения. Несмотря на похотливость ее взгляда, Фердинанд заметил, что глаза ее были совершенно пустыми. Она работала.
И была опытной соблазнительницей.
Но он чувствовал себя замечательно. Как Виола и обещала, каждый момент был удивительно хорош и приятен.
А ведь она еще даже не прикоснулась к нему. Виола сидела на расстоянии от него и была полностью одета, как и он.
Но на нем были шелковые вечерние панталоны, глупо даже пытаться скрыть свое возбуждение: Да и как это сделать?
Схватить подушку и положить ее на колени? Но Фердинанд не попытался проделать это. Она и глазом не моргнула, но он не сомневался, что Виола отлично знала, какое воздействие ее голос и манеры оказывают на любого нормального мужчину.
Ему следовало обороняться. Он должен был встать и покинуть комнату, поняв, что предельно возбудился. Фердинанд всегда умел контролировать свои потребности. Возможно, часть ее мастерства, подумал он, развязывая и снимая шейный платок, состоит в том, что она способна соблазнить даже того, кто знает, что его соблазняют, и который поклялся, что этого никогда не произойдет.
Суть заключалась в том, что это, может быть, было бы наилучшим исходом. Фердинанд уже решил отдать ей «Сосновый бор» и исчезнуть – в прямом и переносном смысле.
Он готов был приобрести для себя собственность где-нибудь еще. Он отдаст ей то, что по справедливости должно принадлежать ей. Старый граф никогда не нарушил бы данное им обещание. Джентльменам не пристало так поступать. Его беспокоило лишь то, что Виола могла отвергнуть его подарок.
Он не мог предсказать ее реакцию. Возможно, ему просто следует дать ей выиграть пари. И он страстно хотел ее. Желание уже причиняло боль.
– Расстегните рубашку, – предложила Виола, откинувшись в кресле и склонив голову так, что в свете свечей казалось, что она лежит на подушках, а ее волнистые волосы темно-рыжим облаком окутывают ее грудь и плечи. – Вам будет не так жарко.
Он сделал так, как она предложила, и провел рукой под рубашкой – грудь была влажной. Виола наблюдала за ним, облизывая губы, и кончик ее языка медленно двигался по верхней губе.
– Вам когда-нибудь говорили, что вы очень красивы? – спросила она Фердинанда.
Никто и никогда! Его охватило глубокое смущение. Какой мужчина испытает удовольствие от того, что его называют красивым? В то же время он чувствовал себя так, словно Джарви тайком проник в комнату и до предела раскалил камин.
– Вы красивы, невероятно красивы, даже в одежде.
Его словно выбросило из кресла, и он одним прыжком преодолел разделявшее их расстояние. Он протянул ей руку, она вложила в нее свою и позволила ему поднять себя на ноги и заключить в объятия.
– Ведьма! – воскликнул он, прижимаясь открытым ртом к ее обворожительным губам.
– Вы нетерпеливы, – заметила она, – я хотела любить вас словами час и даже дольше, но не способна делать это, когда вы прикасаетесь ко мне. Вы не любите прелюдий?
– Думаю, нам лучше лечь в постель, – проговорил Фердинанд. – Я хочу действий, а не слов. Видите, я признаю свое поражение. Вы выиграли. Я дорого заплачу за вас. «Сосновый бор» – в обмен на ночь в постели с вами. Вы обещали, что я никогда не пожалею об этом. Так что выполняйте свое обещание.
Он снова попытался поцеловать ее, но она заключила его лицо в ладони, отстранилась и заглянула ему в глаза. И тогда случилось что-то сверхъестественное. Лилиан Тэлбот постепенно растворилась в Виоле Торнхилл. Фердинанд снова попытался прижать ее к себе. Его отчаянно влекло к ней, но она неожиданно вырвалась из его объятий и неверными шагами устремилась к двери.
– Виола… – позвал он.
Но она выбежала из гостиной прежде, чем он смог что-либо добавить.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Искусная в любви - Бэлоу Мэри



скучно и нудно...
Искусная в любви - Бэлоу Мэриiri
13.05.2011, 1.18





Если скучно - сосчитайте, сколько клиентов было у героини за 4 года и не один не был дважды. За 500 перевалило. Вряд ли при этом у нее уцелели бы какие-нибудь душевные качества.Роман еще раз подтверждает известый факт - все бывшие проститутки хорошо устраивают свою жизнь с наивными девственниками.
Искусная в любви - Бэлоу МэриВ.З.,64 г.
27.06.2012, 14.43





В романе нет никакого реализма- сплошные сопли. Брат герцога никогда бы не женился на скандально известной куртизантке,а тот факт, что он еще был девственником при их встречи- меня вообще убил!Оценивать нечего.0
Искусная в любви - Бэлоу МэриНочь
7.10.2012, 0.41





А мне понравился, хотя и правда реализма мало. Но это же лр, что вы хотите? Главное - здесь прекрасно описаны чувства ггероев! И то, что ггерой девственник не делает его наивным, наоборот, это ж так романтично, что он отдает себя женщине, мягко говоря, с прошлым, что он видит в ней не только тело для удовольствий, но и душу - прекрасную, добрую, чистую. P.S. не даром же в библии написано: не судите - да несудимы будете.
Искусная в любви - Бэлоу Мэрикуся
1.11.2012, 14.10





Последний, третий роман в серии. Один раз можно прочитать.
Искусная в любви - Бэлоу МэриКэт
19.04.2013, 16.10





Никак
Искусная в любви - Бэлоу МэриАнна
19.04.2013, 16.33





Замечательный роман. И любовников у Виолы было не 500 - она ведь не подзаборная шлюшка, а элитная куртизанка. А в жизни бывает абсолютно всё - на то она и жизнь
Искусная в любви - Бэлоу Мэриирина
31.05.2013, 18.21





Ах! Мери бэроу! У меня девять ее? романов серии "очарование". Но этот роман самая невероятная фантазия.
Искусная в любви - Бэлоу Мэрилена
30.01.2014, 22.17





Нормальный и кстати и в то время и в наше время жизненный.Может быть и наивный особенно что такому парню 27 лет и он девственник, это перебор, но вот через что ей пришлось пройти,жаль девушку и на счёт 500 тоже не правда, она занималась этим не каждый день и не со всеми подряд.И всё равно у неё остались чувства, любовь и преданность, ведь если б этого не было у неё, то она не пошла бы этим путём, а вот что сын и брат герцога всё таки смог разглядеть в ней прекрасную душу и полюбить её, да ещё и добивться руки её это заслуживает одобрение к нему. Читайте.
Искусная в любви - Бэлоу МэриАнна Г.
28.09.2014, 11.13





Бэлоу интересный автор, но этот роман меня разочаровал. Столько ляпов, столько несуразностей и надуманностей! Ну не мог брат герцога жениться на такой женщине, ведь чистота крови и честь не были в те времена пустым звуком. А это смехотворное признание героини высшим светом? А какой мужчина мог спокойно жить, зная, что его жена спала с большинством его знакомых? Даже фильм "Красотка" выглядит более реальным, чем этот роман: 4/10.
Искусная в любви - Бэлоу Мэриязвочка
28.09.2014, 18.12





Хороший роман с неожиданным сюжетом. Согласна, что в жизни может быть абсолютно все.
Искусная в любви - Бэлоу МэриВаля
17.08.2015, 12.48





Хорошее завершение серии, но все ровно первая книга из этой серии понравилась больше. РАНО или ПОЗДНО , кому интересно, правда на этом сайте его нет...
Искусная в любви - Бэлоу МэриМилена
16.09.2015, 12.54





Прекрасный!Чувства весьма реалистично описаны, так все и бывает. Правда. 10!
Искусная в любви - Бэлоу МэриАнна Белоу
20.02.2016, 21.14





от этого романа впечатление неоднозначное, я обычно не придираюсь к сюжету , все таки любовный роман читаю, но это перебор сын герцога влюбленный в известную куртизанку.да еще и женился на ней.такого бы никогда не принял свет.то что он такой красивый уверенный в себе и не одной женщины не было тоже тяжело поверить - не хотел за деньги - есть вдовушки , неверные жены.в конце концов поженить их должна была белоу тихо в деревушке и чтобы они там и жили тихо и счастливо...а так как то мне не по себе от чтения..
Искусная в любви - Бэлоу Мэриперси
1.07.2016, 19.22





История, скажем так, нетрадиционная, но душевненькая. И читать было весьма приятно.
Искусная в любви - Бэлоу МэриСофи-Мари
2.12.2016, 13.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100