Читать онлайн Фиктивная помолвка, автора - Бэлоу Мэри, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Фиктивная помолвка - Бэлоу Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.63 (Голосов: 90)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Фиктивная помолвка - Бэлоу Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Фиктивная помолвка - Бэлоу Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэлоу Мэри

Фиктивная помолвка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Когда молодожены отправились в путешествие, гости, жившие по соседству, начали вызывать свои экипажи и разъезжаться по домам. Герцог и герцогиня с семьей отбыли в свои апартаменты, чтобы, как сказал герцог, передохнуть часок перед обедом и танцами, которые должны были состояться вечером в гостиной. Другие гости тоже решили провести несколько спокойных часов и отдохнуть после всеобщего возбуждения за свадебным завтраком. А Оливия, оставив всех, поспешила в потайной сад.
После дневной суматохи ей отчаянно хотелось немного побыть в тишине, и, закрыв за собой деревянную калитку, она с облегчением почувствовала, что найдет здесь умиротворение. Воздух в саду, спрятавшемся среди густых, по-летнему пышных деревьев, был тих и напоен ароматом роз, покрывавших стены, и только щебетание птиц и жужжание невидимых насекомых нарушали тишину. Оливия чувствовала душевное опустошение. Дочь уехала, ее не будет несколько месяцев, а когда она вернется, все равно уже будет жить не в Раштоне, а в доме своего мужа. Оливии оставалось ждать только редких визитов. Сев на свой любимый камень – центр скалистой горки, – обхватив колени, Оливия смотрела на окружавшие ее цветы, вдыхала их аромат и корила себя за подавленное настроение в день свадьбы дочери. Несмотря на утреннее признание, София, несомненно, была абсолютно счастлива и явно влюблена в лорда Фрэнсиса, а он – в нее. Днем Оливия с тревогой смотрела на молодоженов, особенно беспокоясь о своей юной дочери, и надеялась, надеялась всей душой, что они будут счастливы вместе. Но Оливия понимала, что причина ее подавленного настроения в ней самой. Ей казалось, что жизнь кончилась: брак распался давным-давно, София вышла замуж, а на следующий день она оставит Марка. Одни прощания, все кончается, и ничто не начинается. И все же ей только тридцать шесть лет.
Не начинается. Если только не… Но этого не могло быть. Во всяком случае, не могло быть сейчас, в ее возрасте, если их старания были безуспешными все те годы после рождения Софии до момента расставания. Это была бы злая и эксцентричная шутка судьбы, ведь у нее замужняя дочь, которая сама меньше чем через год может стать матерью. «И все же ничего невозможного в этом нет», – подумала Оливия, глядя на лужайку, усеянную маргаритками, с которыми садовники вели постоянную борьбу. Четыре раза в три разных дня она и Маркус были близки, и теперь у нее задержка на несколько дней. Уткнувшись лбом в колени, Оливия убеждала себя, что глупо впадать в панику, когда ничего определенного нет, но и питать надежду нельзя, что она будет горько разочарована, если в ближайшие дни выяснится – а это непременно так и будет, – что надежды не оправдались. «Не следует начинать надеяться, – сказала себе Оливия, – что появится что-то – кто-то, – кто заполнит пустоту в сердце, что часть Марка будет со мной еще какое-то время».
Когда Маркус пришел, она дремала, сидя в том же положении. Услышав стук щеколды на калитке, Оливия поняла, что ожидала прихода мужа. Он, должно быть, догадался, где она, и пришел сказать «прощай». Завтра они простятся при всех, и Оливия не очень стремилась к прощанию наедине, но она знала, что Маркус придет.
– Оливия, – позвал он, и она подняла голову с колен. – Они счастливы, правда? Ведь мы правильно поступили, не стали убеждать Софию отказаться от свадьбы после того, как она сегодня утром рассказала нам правду?
– Они по-настоящему счастливы. По-моему, в этом нет никаких сомнений, Маркус. Девочка вся светилась счастьем. И Фрэнсис смотрел на нее с такой же гордостью, как и мы с тобой тогда… И с такой же любовью, я уверена.
– Тяжело остаться без дочери, верно? Такое чувство, словно мы на самом деле потеряли ее.
– Раштон уже никогда больше не будет ее домом. И Клифтон тоже.
– И все же не годится впадать в уныние.
– Да.
– Оливия, она сделала это ради нас. Чтобы мы снова были вместе.
– Да.
– А юный Фрэнсис не упустил свой шанс и согласился на дурацкий спектакль.
Оливия снова прижалась лбом к коленям и скорее почувствовала, чем увидела, что он, как и в прошлый раз, подойдя ближе, поставил ногу на камень рядом с ней.
– София думает, что добилась успеха. Она зачем-то рано утром прибежала к тебе в комнату, когда я не спал, увидела нас вместе в постели и пришла к единственному естественному для нее выводу.
– Бедняжка.
– Ты все еще намерена уехать завтра с Эммой и Кларенсом?
– Да. Я мечтаю вернуть свою жизнь в привычное русло.
– Не хочешь немного задержаться, отдохнуть здесь?
– Маркус, здесь я не могу отдыхать.
– Ты о чем-нибудь жалеешь, Оливия? – после долгого молчания спросил граф. – Если бы можно было начать сначала, ты могла бы в чем-нибудь повести себя иначе? Быть может, простила бы меня?
– Я простила тебя задолго до того, как ты перестал меня об этом просить, – после длинной паузы ответила она, подняв голову. – Поняла, что ты поддался минутной слабости и искренне жалеешь об этом. Но я не могла продолжать жить так, будто ничего не произошло, Маркус. Я не верила, что могла бы любить тебя так же нежно, как любила всегда, или доверять тебе так же слепо, или быть тебе таким же близким другом. Мне казалось, что все испорчено, и я не видела, как это можно исправить.
– А теперь слишком поздно. Мы уже почти целую жизнь прожили порознь, и у нас осталась, вероятно, лишь небольшая привязанность. Теперь уже слишком поздно, не так ли, Оливия? У тебя ведь есть Кларенс.
– Да. – «A y тебя Мэри», – подумала она, опять опустив голову. – Четырнадцать лет – это слишком много. Мы совершили ужасную ошибку, но теперь исправлять ее слишком поздно. – Оливия вспомнила леди Монингтон, маленькую, довольно невзрачную женщину, которая шесть лет была его любовницей, женщину, которая производила впечатление умной и рассудительной – в общем, была вполне подходящей подругой для Марка. Но Оливия добровольно отказалась от своих супружеских прав и теперь не могла обременять мужа новыми проблемами. С Мэри он познал духовный покой, так он сказал. – Да, теперь слишком поздно, – повторила она.
– Он хороший человек. Думаю, почти достойный тебя. Я всегда удивлялся, почему он не проявляет особой склонности к женитьбе. Не понимал, что он тоже любит тебя. Но его преданность вознаграждена. Ты счастлива с ним, Оливия?
Она с трудом сглотнула, пытаясь сформулировать ответ, и ничего не сказала. Вероятно, если бы Маркус узнал правду, ему стало бы стыдно, стыдно собственной любовной связи, а ей не хотелось, чтобы он снова почувствовал себя виноватым. Много лет назад она наказала его сильнее, чем он того заслуживал.
– Оливия, – Маркус нежно коснулся рукой ее затылка, – я с удовольствием освободил бы тебя для него, но это повлекло бы за собой грандиозный скандал, и во всем, несомненно, обвинили бы тебя.
– Мне не хотелось бы, чтобы София была дочерью разведенных родителей.
– Да. – Маркус убрал руку. – И я не хочу, чтобы между нами была ненависть, ее было предостаточно. Оливия, мы проведем вместе Рождество, если к тому времени София и Фрэнсис вернутся домой из Италии?
– Вероятно, они поедут к Уильяму и Роуз. – Она снова взглянула на Маркуса.
– София захочет быть с нами.
– Подождем, там будет видно. Но если она захочет, то, конечно, Маркус.
– Возможно, не пройдет и года, как мы станем дедушкой и бабушкой. – Улыбнувшись, он погладил ее по щеке костяшками пальцев.
– Да, – с трудом выдавила она.
– Я был бы рад снова иметь в семье ребенка. Кажется, совсем недавно София была маленькой, правда?
– Над нами смеялись, считая нас эксцентричными, – с улыбкой напомнила Оливия, – потому что мы никогда не оставляли Софию в детской с няней, а почти все дни проводили с ней.
– И ночи тоже. Маленькая шалунья никогда не спала, помнишь? Мне кажется, я протоптал дырку в ковре детской, пока часами носил ее на руках из угла в угол.
– Ты всегда нянчился с ней. У меня не хватало сил, и ты, как правило, отправлял меня в кровать.
– А няня похрапывала в своей кровати, – со смехом сказал он.
– О, Маркус, хорошее было время.
– Да, было. Возможно, мы еще получим удовольствие от наших внуков. Но эта мысль абсурдна. Ты – бабушка? Тебе всего тридцать шесть, а выглядишь ты еще моложе.
Оливия едва заметно улыбнулась.
– Что ж, это все в будущем. Возможно, в далеком будущем. А завтра тебе предстоит долгое утомительное путешествие. У тебя есть все необходимое, Оливия?
– Эмма и Кларенс составят мне компанию.
– Да, конечно. А в Раштоне? Тебе там удобно? Может быть, увеличить содержание?
– Нет, оно и так сверхщедрое.
– Что ж, тогда все, видимо, решено.
– Да. – Она улыбнулась. – Почти все уезжают завтра, Маркус? А Уильям и Роуз послезавтра? Ты будешь рад тишине.
– Я, не откладывая, поеду в Лондон. «Ах да, леди Монингтон», – напомнила себе Оливия, едва сдерживая слезы.
– Да, мне тоже пора вернуться к обычной жизни, – вместо этого сказала она, продолжая улыбаться.
– Оливия, прости меня за то, что произошло здесь между нами. – Положив руку ей на плечо, граф до боли сжал его. – Прости, если это было тебе неприятно или доставило страдания. Я не имел права на близость с тобой только потому, что по закону ты все еще моя жена.
– Ты не применял силу. Но я тоже сожалею, ведь это непорядочно, не так ли?
Он еще раз стиснул ей плечо и, повернувшись, направился обратно к выходу, а женщина смотрела ему вслед. У калитки он остановился и, положив руку на щеколду, оглянулся.
– Знаешь, Оливия, я любил тебя.
«Любил. Я любил тебя». Еще долго после его ухода Оливия смотрела на калитку сквозь слезы, застилавшие ей глаза. Любил – прошедшее время. Было и прошло. Все кончено, и теперь для них слишком поздно. Именно так сказал Маркус, и она с ним согласилась. Все двери закрылись, и ни одна не открылась. Оливия не осмеливалась надеяться на одно чудесное начало, которое, быть может, могло компенсировать все то, что окончилось. Она не смела надеяться и не могла лишать себя надежды.
* * *
Во время праздника граф Клифтон изо всех сил старался избегать Кларенса. Когда-то они были близкими друзьями, и даже теперь у Маркуса не было причин плохо относиться к этому человеку. Он был всегда настроен дружелюбно, всегда вежлив, всегда был готов согласиться с тем, что предлагали другие. Но могли ли эти двое мужчин оставаться друзьями? "Возможно ли, – размышлял граф Клифтон, – быть другом любовника своей жены, которую до сих пор любишь? И все же он не винил ни Оливию за то, что выбрала его в любовники, ни Кларенса. Она поступила мудро и сделала хороший выбор. Теперь, оглядываясь назад, граф понимал, что Кларенс всегда был верен и предан ей. Они дружили гораздо больше четырнадцати лет и, вероятно, уже много лет были любовниками. Но в этом последнем он не был абсолютно уверен. Видимо, они вели себя очень осмотрительно, потому что он никогда не слышал даже отдаленного намека на какую-либо скандальную историю, связывавшую их имена.
Граф несколько дней избегал Кларенса, но сейчас, увидев, что тот один идет от конюшни к дому, свернул ему навстречу.
– Прогуливался верхом? – спросил Клифтон.
– Нет, нет. Просто ходил лично проверить, что лошади готовы к завтрашней поездке. Большинство гостей, по-видимому, отдыхают в доме.
– С твоей стороны было очень любезно приехать в такую даль. Я ценю это, Кларенс.
– Разве я мог отказаться от приглашения на свадьбу Софии? Она всегда была для меня как племянница.
– Оливии было очень приятно, что вы с Эммой приехали. И я с облегчением узнал, что она будет возвращаться домой вместе с вами.
– Мы едем завтра рано утром.
– Кларенс, – порывисто заговорил граф, и они оба остановились, – позаботься о ней.
– У меня два заряженных ружья, и я перестреляю всех бандитов с большой дороги, – с усмешкой заверил его Кларенс, – но они, пожалуй, сами предпочтут спастись бегством от язычка Эммы. Не переживай, Маркус.
– Я не это имел в виду. Я хотел сказать, чтобы ты заботился о ней всю оставшуюся жизнь.
– Что? – У Кларенса удивленно поползли вверх брови.
– Не думаю, что нам стоит продолжать эту лицемерно-вежливую беседу. Хотя я не жил с Оливией много лет и у меня были другие женщины, а у нее другой мужчина. я все еще беспокоюсь о ней и хочу, чтобы она была счастлива, понимаешь?
– Этот другой мужчина – я? – Кларенс скривил губы. – Маркус, это Оливия сказала тебе?
– Прости, я напрасно заговорил об этом. Я не хотел поставить тебя в неловкое положение. Полагаю, трудно откровенно обсуждать такие темы с мужем своей любовницы, тем более своим бывшим другом. Я только… Ладно, все это не имеет значения.
– Что она тебе наговорила? Как давно мы стали любовниками? Как часто предаемся любви? До какой степени?..
В этот момент кулак лорда Клифтона, нанеся Кларенсу слева удар в челюсть, сбил его с ног. Широко расставив ноги и сжав кулаки, граф стоял, ожидая драки, чтобы можно было отвести душу.
– Не уверен, что она совсем не вывихнута. – Приподнявшись на локте, Кларенс осторожно ощупал челюсть, – Мог бы предупредить, чтобы я защищался, Маркус.
– Черт побери. – Вдруг понурившись, граф протянул руку бывшему другу, помогая ему встать. – Прости, если можешь, Кларенс.
– Ты дурак. – Приняв протянутую руку, Уикхем поднялся на ноги, все еще ощупывая челюсть. – Ведь все еще любишь ее, да? И тем не менее собираешься отпустить домой – со мной.
– Не в моих привычках напрашиваться туда, где меня не хотят. Этого я никогда не делал, Кларенс, и в этом не изменился. Я не стану посягать на ее свободу, несмотря на тот удар, которым только что наградил тебя. Просто хочу быть уверенным, что ты будешь заботиться о ней. Но, значит, я ничего не могу для этого сделать?
– Оливия мне очень дорога, и я сделаю все, что в моих силах, чтобы, как ты выразился, Маркус, заботиться о ней. Больше мне нечего сказать. Не знаю, что она тебе рассказывала, но ты болван, если вообразил себе все это. Если бы у меня было подобное счастье и такие отношения, какие прежде были у вас, я отдал бы все на свете, чтобы сохранить их. Если бы понадобилось, пренебрег бы общественным мнением и законом тоже, – тихо добавил он.
– Пожалуй, пора вернуться в дом. Мои гости скоро вновь обретут силы и будут готовы возобновить праздник. По-твоему, моя дочь сделала хороший выбор? Оливия и я довольны, несмотря на первоначальное предубеждение. После возвращения из университета молодой Саттон стал довольно распущенным, но он явно заботится о Софии. – Граф сменил тему и вместе с Кларенсом зашагал к дому.
* * *
Клод и Ричард с женами и детьми уезжали тем же утром, площадка перед домом была запружена экипажами и наводнена людьми. Было все: шум, смех, детский плач и слезы.
– Оливия, дорогая, – герцогиня заключила подругу в объятия, когда смогла на мгновение оторваться от детей и внуков, – так приятно было снова увидеться с тобой, и просто замечательно, что мы теперь связаны семейными узами. Нельзя снова так надолго расставаться. Возможно, через девять месяцев нам подарят внука.
Оливия сердечно обняла Роуз в ответ, потом обнимала и целовала отца и мать, и они все немного всплакнули. Герцог от души пожимал руку Эмме и заверял ее, что был счастлив представившейся ему возможностью побеседовать с такой умной леди. Кларенс и Маркус провожали братьев Фрэнсиса и их семьи.
– Был очень рад снова увидеть тебя, Оливия, и убедиться, что ты прекрасна, как всегда, – галантно сказал герцог, обнимая новую родственницу. – Надеюсь, до следующей встречи пройдет не так много времени, дорогая.
Лошади фыркали и били копытами; кучера притоптывали и явно торопились поскорее отправиться в путь; дорожные сундуки уже были погружены в экипажи, и слуги заняли свои места; дети сидели в карете с женой Ричарда, а Клод помогал своей жене сесть в экипаж; Маркус пожимал руку Ричарду; Эмма уже заняла свое место в карете, а Кларенс ожидал у дверцы. Неожиданно Оливия почувствовала, что у нее внутри нарастает паника, и, торопливо повернувшись, подала Кларенсу руку.
– Оливия, – раздался у нее за спиной его голос, она обернулась, и твердая и теплая рука Маркуса сжала ее руку. – Приятного путешествия.
Такой непривычный официальный жест, такие формальные слова! Всю прошедшую ночь Оливия ожидала Маркуса, хотя прекрасно понимала, что он не придет, в этом нет ни малейшего смысла, особенно после всего сказанного в потайном саду. И все же Оливия ждала мужа. Она хотела его до безумия и даже несколько раз вставала с кровати, намереваясь пойти к нему, но доходила не дальше двери в свою туалетную комнату и напоминала себе, что после отъезда всех гостей, включая и ее, он собирался вернуться в Лондон – к леди Монингтон.
– Да, спасибо, – ответила Оливия.
– Тогда до свидания.
– До свидания, Маркус.
Казалось, лишь на короткое мгновение они потянулись друг к другу, а возможно, это было лишь в ее воображении. Затем рука, державшая ее руку, поднялась, чтобы помочь Оливии сесть в экипаж. Вслед за ней вошел Кларенс и, заняв место напротив, принялся, как и Эмма, разглядывать английский парк в противоположное окно.
– До свидания, – повторил граф и отступил, чтобы лакей мог плотно закрыть дверцу. Кучер уже был на месте, и экипаж немедленно тронулся. Еще раз взглянув на мужа через окно, Оливия почувствовала, как ее снова охватывает паника, и крепко зажала руки в коленях, чтобы не позволить себе распахнуть дверцу и выскочить из кареты.
«Прощай, Марк», – мысленно произнесла она и, откинувшись на подушку, закрыла глаза и постаралась проглотить комок в горле.
– Оливия, – окликнула ее Эмма, – что за глупости? Что ты делаешь здесь со мной и Кларенсом? Вроде бы здравомыслящая женщина, но в супружеской жизни всегда вела себя глупейшим образом!
– Не сейчас, Эмма, – остановил ее Кларенс, – ты выбрала ужасно неподходящее время. Не поменяешься ли со мной местами?
Через мгновение рука Оливии была в крепких, надежных руках ее друга.
– Надеюсь, это не твой любимый сюртук, Кларенс, – слишком спокойным голосом произнесла она, – сейчас он будет мокрым.
– Когда ты закончишь, я выжму его, и он снова будет как новый.
Она нервно рассмеялась, а потом, повернув голову, уткнулась в его рукав и плакала, плакала…
– О, дорогая, – сочувственно вздохнула Эмма. – Кларенс, неужели мы ничего не можем сделать? Если повернуть назад, это поможет? Когда речь идет о сердечных делах, я всегда чувствую себя беспомощной.
– Можно поговорить о погоде. Я уверен, Эмма, это поможет, а затем эта тема неизбежно приведет к другим.
* * *
Герцог и герцогиня Веймаут уехали ранним утром следующего дня, а час спустя лорд Клифтон уже был на пути в Лондон. Он был уверен, что не смог бы остаться в Клифтон-Корте, даже если бы от этого зависела его жизнь.
Накануне, после отъезда Оливии, он пошел в потайной сад и, наверное, больше часа провел на камне, на котором ей так нравилось сидеть. Но несмотря на то что светило солнце, пели птицы и цвели цветы, он не мог обрести мира и спокойствия. Оливия уехала, и ее уход из сада – из его жизни – был почти осязаемым, и граф с ужасом вспомнил, что за существование он вел на протяжении года с лишним после того, как они расстались. Теперь Оливия уехала, уехала безвозвратно. Ночью, не в силах спать, он побрел в ее спальню, сел на ее сторону кровати, положил руку на ее подушку и подсчитывал месяцы до Рождества. Почти пять – целая вечность. «Вернутся ли к тому времени София и Фрэнсис, или они продлят свое путешествие по континенту? – размышлял граф. – И приедет ли Оливия, даже если молодые будут дома? А быть может, пришлет какое-нибудь извинение за невозможность приехать – зимняя погода, плохие дороги? Увижу ли я ее вообще когда-нибудь?» Чуть не лишившись рассудка, он лег на ее кровать, положил голову на ее подушку и в конце концов уснул.
Остаток лета, осень и зиму граф решил провести в Лондоне, а если сохранится теплая погода, на пару недель съездить в Брайтон. Ему было все равно, куда ехать, лишь бы не возвращаться в Клифтон. В Лондоне предстояло сделать визит, которого, по правде говоря, очень хотелось бы избежать. Но речь шла не о случайном знакомстве, это знакомство длилось шесть лет, и Мэри была его другом. Между ними не было ничего, кроме дружбы, но он должен был положить конец каким 6bi то ни было отношениям, связывавшим их. Мэри была ему таким близким другом, что разрыв с ней можно было расценивать как измену. Возможно, было глупо порывать такую добрую дружбу, если он, быть может, никогда больше не увидит Оливию. Однако Маркус знал – он должен порвать с Мэри, но не мог просто бросить ее, не говоря ни слова. Он все объяснит ей, и та поймет. Мэри знала, что он любил жену, так же как он знал, что она все еще горюет по погибшему мужу. Граф подумал, что жизнь была бы менее сложной, если бы он любил Мэри, а не жену, и если бы она на самом деле была его любовницей.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Фиктивная помолвка - Бэлоу Мэри



интересно и смешно
Фиктивная помолвка - Бэлоу Мэриольга
20.04.2011, 19.20





не произвела впечатления. родители главной героини затмевают ее. не понятно кто главный герой. какое то разделение книги на 2 половины.
Фиктивная помолвка - Бэлоу Мэрилуиза
18.05.2011, 18.23





Да. Линия отца и матери выходит на первый план. Мой жизненный опыт показывает, что единичную случайную измену мужа нужно простить, но уход из семьи - никогда. И вот потеряно 14 лет жизни.Сцена рождения сыночка вызывает слезы. Читайте!
Фиктивная помолвка - Бэлоу МэриВ.З.-64г.
29.06.2012, 14.40





мне не понравилось, ничего интересного, скучно
Фиктивная помолвка - Бэлоу МэриАля
25.02.2013, 8.56





Между Софи и Френсисом чувств и любви не заметила, постоянные перепалки не способствуют раскрытию любовной линии, какая-то не законченность отношений. Не типично для автора
Фиктивная помолвка - Бэлоу МэриItis
19.08.2013, 23.39





Главные герои не молодые, о которых говорится в аннотации, а их родители. Можно почитать.
Фиктивная помолвка - Бэлоу МэриКэт
24.12.2013, 20.24





Oй, девочки! Снова и снова повторяющиеся слова и эмоции раздражают до зуда. Я очень терпеливый читатель, в этом смысле с меня можно брать пример, но я не могу дочитать- зубы сводит. Простите, но это не любовный роман, а показатель женской глупости, с коим я, умная женщина, согласиться не могу. Кто дочитает дальше 7 главы, расскажите, чем закончилось.
Фиктивная помолвка - Бэлоу Мэригалина
7.02.2015, 18.05





Уф... я дочитала! до 17 главы или 16, ....такого бреда я еще не читала, и то я по большей части пролистывала !!! мама с отцом затамили дочь, вообще один диалог, никакого описания про местность. .... сухо, единственное , почему я не бросила читать, так это то что меня интриговало. как Френсис скажет Софии что она ему нужна. .!rnНу так, я дошла до этого момента ... и что? ДА НИЧЕГО !Я ваще не поняла когда она его полюбила!?! rnВообще этот роман ( про родителей).... короче у меня нет слов! БРЕД ! ИДИОТИЗМ ! НЕ ЧИТАЙТЕ ,ВРЕМЯ ЗРЯ ПОТРАТИТЕ !!
Фиктивная помолвка - Бэлоу МэриАнжелика
1.03.2015, 15.06





Книга не плоха, но ситуация старших героев абсурдна и от того кажется вполне достоверной,так как люди склонны к идиотизму.
Фиктивная помолвка - Бэлоу МэриОльга К
16.09.2015, 16.45





Читала давным давно, должна признать что перечитывала с удовольствием... Роман конечно для читателей юного возраста.
Фиктивная помолвка - Бэлоу МэриМилена
14.11.2015, 14.08





аннотация рассказывает не о тех гл.героях. софия редкостная дура. вместе с френком - реально дети. он ее дразнит, за косичку дергает. любовь на уровне детсада
Фиктивная помолвка - Бэлоу Мэривера
17.05.2016, 19.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100