Читать онлайн Тайное становится явным, автора - Бэгуэлл Стелла, Раздел - ГЛАВА ПЕРВАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тайное становится явным - Бэгуэлл Стелла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.79 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тайное становится явным - Бэгуэлл Стелла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тайное становится явным - Бэгуэлл Стелла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэгуэлл Стелла

Тайное становится явным

Читать онлайн

Аннотация

Разве не обидно, когда вполне заслуженную тобой высокую должность получает человек со стороны? Тем более что, по мнению Сабрины Мартин, ведущей журналистки отдела криминальной хроники, Виктор Дэмиен ни черта не смыслит в проблемах преступности, ведь прежде он занимался вопросами бизнеса! Но хуже всего то, что Сабрину угораздило влюбиться в своего нового начальника...


Следующая страница

ГЛАВА ПЕРВАЯ

— Хотите перекинуть меня на преступность?! — Виктор Дэмиен вскочил со стула и, упершись руками в письменный стол Эдуарда Кенсингтона, главного редактора газеты «Хьюстон стар», уставился шефу прямо в глаза. — Я не ослышался?
Седовласый газетчик с невозмутимой улыбкой взглянул на оскорбленного до глубины души Виктора.
— Ты все прекрасно расслышал, Дэмиен. Да, я хочу, чтобы ты перешел в отдел криминальной хроники.
Виктор рассмеялся и недоверчиво покачал головой.
— Ну у вас и юмор!
— Слушай, парень, мне шутить недосуг. Здесь не комедию играют, а газету выпускают.
Осознав наконец, что Кенсингтон говорит вполне серьезно, Виктор в ярости сжал кулаки. Он всегда отличался непритязательностью. Просто приходил на работу и делал свое дело. Не просил незаслуженных надбавок к жалованью. Не требовал к себе особого отношения. И, как ему казалось, надежно замаскировался. За что же шеф придумал ему такое наказание?
— Почему именно в этот отдел? И почему я? — не унимался Виктор. — Мой конек — бизнес. С тех пор как пришел в «Стар», я ничем другим не занимался. И вдруг на тебе!..
Кенсингтон жестом остановил его.
— Погоди-погоди, сейчас все объясню. Джеф Ньюби ушел от нас в «Кроникл».
Это была неожиданная новость. Никаких слухов о том, что заведующий отделом криминальной хроники собирается сложить свои полномочия, до Виктора не доходило.
— Значит, Джеф перешел в «Кроникл»… А ято думал, он в отпуске.
— Мне хотелось, чтобы все именно так и думали, пока я не решу, кто займет его должность. Так что тебе заступать.
Виктор открыл было рот, чтобы выразить свое несогласие, но Кенсингтон, не дав ему вымолвить и слова, продолжил:
— Ты, конечно, заметил, что у Сабрины Мартин все время идут материалы в разделе криминальной хроники и она довольно неплохо пишет. Но она молода и недостаточно опытна, чтобы возглавить отдел. А ты справишься.
К, черту опыт! Виктор не хотел руководить этим отделом. Он вообще не желал иметь ничего общего с криминальной хроникой. И чем скорее старик это поймет, тем лучше.
— Но, мистер Кенсингтон, вы же знаете, что отдел деловых новостей — мое детище, — возразил Виктор. — Ребята отлично работают, и я не предполагал, что мне придется это вам доказывать. Что будет с ними, если я займусь преступностью?
— Вопрос уже решен. Твое место достанется Биллу Уолтерзу. Конечно, у него не такой острый нюх, как у тебя, но он давно работает в отделе.
Виктор подошел к окну с зеркальным стеклом, выходившему на деловой центр Хьюстона, но не увидел привычной панорамы города — перед глазами стояла черная пелена. Так бы и задушил этого Кенсингтона собственными руками!
— Вы затеяли все эти перестановки, даже не поинтересовавшись моим мнением, — резко произнес он, сжимая в кармане кулак.
— Спрашивать было бесполезно, — отозвался Кенсингтон. — Я заранее знал, что ты отреагируешь именно так.
Виктор удивленно взглянул на седого старика, восседавшего за громоздким столом из красного дерева.
— А как именно? Откуда вам знать, что я сейчас чувствую? — осведомился он, не скрывая издевки.
— Еще как знаю! Ты же псих ненормальный. Тебе хочется послать меня куда подальше и отвалить отсюда.
Прищурившись, Виктор с невольным восхищением пристально посмотрел на шефа. Ничего не скажешь, Кенсингтон всегда отличался проницательностью и прямотой!
— А почему вы думаете, что я решусь уйти из газеты?
Старик достал сигару и потянулся за позолоченной зажигалкой.
— Ты явился в редакцию три года назад с изрядным сумбуром в голове и с желанием изменить свою жизнь, вот я и дал тебе такую возможность. В благодарность ты честно пахал в отделе деловых новостей. Нужно быть идиотом, чтобы не признать этого. И еще большим идиотом, чтобы теперь тебя потерять. Ты один из лучших репортеров газеты. Ты…
Виктор покачал головой.
— Только не надо приукрашивать, мистер Кенсингтон. Я не нуждаюсь в ваших похвалах. Мне просто хочется знать, чем вы руководствуетесь, предлагая мне перейти в другой отдел.
Кенсингтон раскурил сигару и после нескольких затяжек произнес, словно пропустив мимо ушей последние слова Виктора:
— Я пытаюсь объяснить, Дэмиен, как высоко ценю тебя. И, черт побери, не вижу ничего плохого в том, чтобы сказать человеку, что он хороший работник.
Виктор быстро вернулся к столу.
— Если я такой замечательный, — разгорячился он, — то не надо меня никуда переводить. Говорят, Сабрина Мартин классная журналистка, вот и продвиньте ее. Она наверняка этого хочет.
Кенсингтон небрежно пыхнул сигарой.
— Конечно, хочет. Я уверен. Но ей всего лишь двадцать пять. Придется подождать пару лет, пока она не приобретет необходимые волевые качества.
Виктор выругался про себя.
— А я, по-вашему, ими обладаю?
Главный редактор хмыкнул.
— Вне всякого сомнения. Думаешь, я забыл те статьи, что ты писал в Далласе для «Геральд»? Ты не просто «причесывал» факты, а смело докапывался до правды. Именно этого и ждут наши читатели, открывая утренний выпуск. И у меня есть предчувствие, что ты отлично справишься с задачей.
Однако у Виктора такого предчувствия не было. Да, он десять лет работал репортером в отделе криминальной хроники, но однажды бросил это дело и поклялся никогда к нему не возвращаться.
— Мне нравится писать о бизнесе, — пробормотал он, почти сдаваясь, потому что не мог отказать человеку, который столько раз его выручал.
Кенсингтон фыркнул.
— Мы оба знаем, что ты способен на большее. Тебе сейчас слишком легко работается. — Он хитро улыбнулся. — Ты прячешься от своей настоящей любви, но пришло время пойти ей навстречу.
Виктор помрачнел.
— Я вообще не верю в любовь, — резко сказал он.
Шеф рассмеялся.
— Ну вот и докажи, а мы посмотрим.
В дверь постучали, и Сабрина Мартин мысленно чертыхнулась. Ну кого еще там принесло? В четвертый раз за последние пятнадцать минут!
— Да-да! Что такое? — крикнула она, не отрываясь от кипы торопливо исписанных листков.
— Вы Сабрина Мартин?
Незнакомый низкий голос заставил ее обернуться.
— Да, — ответила она и, встретившись взглядом с вошедшим к ней в кабинет мужчиной, неожиданно для себя начисто забыла о работе.
— А я Виктор Дэмиен, — отрывисто сказал тот.
Можно подумать, он открыл ей что-то новое! Да кто же в редакции «Хьюстон стар» не знает Виктора Дэмиеиа — мага и волшебника из отдела деловых новостей! Единственное, что пока оставалось для Сабрины загадкой, — зачем он сюда пожаловал. Она пишет о преступности, а он-о фондовой бирже, и вряд ли их журналистские интересы могут пересечься.
— Привет.
Девушка понимала, что ее приветствие прозвучало довольно глупо, но ничего другого ей просто не пришло в голову. Этот человек своим хладнокровием может смутить любого, недаром сотрудники редакции за глаза прозвали его «Айсбергом».
Под недоуменным взглядом Сабрины Виктор почувствовал себя пришельцем с другой планеты. Может, ей невдомек, что он работает в «Стар»? Или она никогда не читает рубрику деловых новостей? Скорее всего, ее совершенно не волнуют статьи о закупках товаров или о жилищном строительстве, решил Виктор. Однако представить себе, как эта женщина выслеживает убийц, он также не мог.
— Чем могу быть полезной, мистер Дэмиен?
Сабрина повернулась на вертящемся кресле лицом к Виктору. Она не раз сталкивалась с ним в коридорах редакции, но впервые видела его так близко. И Сабрина, которая всегда предполагала, что Дэмиену лет сорок, лишь сейчас разглядела, что он явно моложе. Скорее всего, ему тридцать пять. А еще он намного выше, чем ей казалось. За метр восемьдесят. У него волнистые каштановые в рыжину волосы, зачесанные назад, широкий лоб и серо-голубые глаза. В них сквозит настоящий мужской характер и недюжинный темперамент. Хотя уже через мгновение Сабрина решила, что последнее ей померещилось.
Так вот она какая, эта Сабрина Мартин, подумал Виктор, окидывая взглядом ее длинные ноги в шелковых чулках. Пожалуй, она напоминает хорошенького беленького котенка. Но уж никак не газетного репортера. Проклиная в душе главного редактора, а заодно и самого себя, Виктор понял, что он не просто вернулся в криминальную хронику, а, похоже, влип в нечто гораздо худшее и ступил на дорогу, ведущую прямиком в ад.
— Должен сообщить вам, что я ваш новый начальник.
Раскрыв от удивления рот, Сабрина медленно поднялась с кресла.
— О чем вы? Ведь Джеф Ньюби…
— Ушел. Туда, где трава зеленее. По крайней мере он так думает, — перебил ее Виктор. — Я уже сказал об этом остальным сотрудникам отдела, а они направили меня к вам.
Сабрина Мартин шагнула навстречу Виктору, и, хотя возмущение от нового назначения не улеглось, а дурные предчувствия от предстоящей работы все еще мучили журналиста, его мысли неожиданно устремились совсем в ином направлении. Еле удержавшись от искушения полюбоваться пленительными изгибами тела стоящей перед ним высокой и стройной красавицы, он буквально заставил себя посмотреть Сабрине в лицо.
— Просто не верится! — произнесла она, не успев оправиться от удивления.
— Ничего, скоро поверите, — отрезал Виктор. — Так уж получилось.
Девушка не сводила с Виктора изумрудно-зеленых глаз. Она уже не думала ни о Джефе Ньюби, ни о том, как отразится на ее карьере уход бывшего начальника, гораздо больше ее занимал тот факт, что прямо перед ней, на расстоянии вытянутой руки, стоял некоронованный король отдела деловых новостей — сам Виктор Дэмиен.
Она убрала со лба прядь длинных вьющихся волос, мешавшую хорошенько рассмотреть Виктора. Что и говорить, у него действительно незаурядное лицо: немного резковатые черты, крупный нос и волевой подбородок. В общем, лицо настоящего мужчины: встретишь — не забудешь. Отметила Сабрина и строгий костюм, безукоризненно подобранный галстук, тщательно выглаженные брюки, хотя, по ее мнению, Виктор мог бы одеться и попроще.
Впрочем, довольно его разглядывать! Дэмиен здесь вовсе не для того, чтобы она оценивала его внешний вид.
— Боюсь, я не совсем вас поняла, — призналась девушка. — Джеф Ньюби и вправду уволился? И вы теперь вместо него?
Заметив, как дрогнули ноздри Виктора и слегка искривился рот, Сабрина смутилась: вопросы и впрямь прозвучали довольно нелепо. Она предпочла притвориться, что не заметила язвительный взгляд Виктора, и приготовилась внимательно слушать.
— Вы на редкость сообразительны, мисс Мартин.
В его голосе было столько сарказма, что Сабрина не могла не ответить на подобный выпад.
— Я всегда этим отличалась, мистер Дэмиен. Но уж куда мне до… — Она выразительно посмотрела на Виктора. — Позвольте узнать, когда об этом сообщили? Я была в полной уверенности, что Джеф в отпуске.
— Мистер Кенсингтон поставил меня в известность час назад. Ньюби перешел в «Кроникл», и с завтрашнего дня я заступаю на его место.
Кенсингтон! Значит, идея принадлежала самому владельцу газеты! Сабрина не верила своим ушам. И все-таки, скорее всего, так оно и есть, с огорчением подумала она. Иначе зачем бы Дэмиену к ней приходить?
В полном смятении она взглянула на Виктора широко распахнутыми зелеными глазами.
— Но почему именно вы? Вы же писали о бизнесе, и вдруг — преступность. Я бы… — У Сабрины внезапно покраснели щеки, и она осеклась, хотя не в ее правилах было ходить вокруг да около.
Виктор горько усмехнулся.
— Вам бы хотелось, чтобы на эту должность назначили вас? Я угадал?
Раздосадованная собственной растерянностью, девушка схватилась за голову.
— Но ведь это более логично… — Она снова запнулась и окинула Виктора вызывающим взглядом. Да что этот Дэмиен смыслит в криминальной хронике? Пусть бы и дальше занимался своими корпорациями, налогами и биржами! А Кенсингтон тоже хорош! Он-то о чем думал? Но, почти тут же потупившись, она продолжила: — Среди штатных сотрудников отдела я дольше всех занимаюсь преступностью. К тому же я была правой рукой Джефа.
Виктор очень надеялся, что при нем она не будет претендовать на подобную роль. Только этого еще не хватало! Или преступность, или хорошенькая блондинка. А если и то и другое свалится на него одновременно, то так ведь и рехнуться можно.
— Чтобы вас утешить, скажу: я не напрашивался на место Джефа.
Виктор не скрывал своего раздражения.
Под его колючим взглядом Сабрина пересекла крошечный кабинет и вернулась к письменному столу, где среди грязных чашек, старых газет, баллончика с лаком для волос и надкушенного сэндвича возвышался блестящий кофейник из нержавейки.
— Хотите кофе? — предложила она и попыталась найти в этом хаосе чистую чашку. Мать Сабрины была родом с юга и всегда учила не забывать о гостеприимстве, даже если ты не в духе. А девушке сейчас действительно было не по себе, потому что Виктор Дэмиен влез не в свое дело.
— Да нет, спасибо, — покачал головой Виктор.
Сабрина не стала его уговаривать и налила кофе только себе. Пусть знает, что она вовсе не кроткая овечка, которая безропотно позволит командовать собой.
— Я неплохо пишу, но хозяйка из меня никудышная, — сказала она, — так что простите за этот кавардак. Такой уж у меня стиль работы. Джеф, человек семейный, отец трех сорванцов и поэтому вполне терпимо относился к моему беспорядку.
— Но… вы тут неплохо устроились. В других отделах все сидят друг у друга на голове. Интересно, как вам удалось заполучить этот кабинет? — спросил Виктор, обводя взглядом маленькую захламленную комнатку.
Вопрос немало позабавил Сабрину, и она рассмеялась.
— Вы так говорите, — она сделала рукой широкий жест, — словно у меня тут царские хоромы. Между прочим, здесь была обычная подсобка. Сначала я договорилась с уборщицей, потом с электриками, и мне установили розетку для компьютера.
Девушка обогнула стол и уселась в свое вертящееся кресло. Виктор, не отрываясь, смотрел, как она медленно кладет ногу на ногу, затем поднял глаза — Сабрина поправляла упавшие на лицо светлые вьющиеся волосы. Он отметил, что у нее на каждой руке по кольцу: одно с крупным бриллиантом, другое с ониксом, обрамленным мелкими бриллиантиками. А еще у нее длинные, ярко-розовые, в тон губной помаде, ногти. Ее тело источало женственность и очарование, и Виктор почувствовал, как его охватывает смятение.
— Все-таки тут поспокойнее, чем, например, в перегороженной клетушке, где сидит служба информации, — резко сказал он и поймал себя на том, что в присутствии Сабрины его голос звучит не в меру раздраженно.
— Пожалуй, — промурлыкала девушка. — Пока мы с Джефом работали бок о бок, нас все устраивало.
Однако Виктору подобное соседство казалось не совсем подходящим. Но еще более неприятной была мысль о том, что ему придется уступить свой стол преемнику и ютиться в общей комнате с остальными подчиненными.
Похоже, у него нет иного выхода, кроме как обосноваться здесь, вместе с этой женщиной. Но что он, собственно говоря, о ней знает? Время от времени видел в редакции, сталкивался в коридоре или в лифте, но ни разу по-настоящему не пообщался.
Что бы ни говорил Кенсинггон, но Сабрина выглядела моложе своих двадцати пяти лет. Уже одно это сбивало Виктора с толку, не говоря про ее манеру одеваться. Она пришла на работу в мини-юбке из черной кожи в обтяжку и белой шелковой блузке с мягкими складками; черные туфли на высоких шпильках превращали ее и без того длинные ноги просто в смертоносное оружие. У Виктора даже перехватило дыхание, но он сумел тут же взять себя в руки.
— Не представляю, как мы с вами уживемся, но какое-то время придется посидеть в одной комнате, — сказал он и увидел, как тонкие брови Сабрины вопросительно изогнулись.
— Вы собираетесь перебраться сюда?
Он встретил ее взгляд с ехидной улыбкой.
— А у вас есть предложение получше? Если я останусь двумя этажами выше, то не буду знать, что творится в моем отделе. Так что заранее прошу извинить меня за вынужденное вторжение.
Сабрина сердито поджала губы. Интересно, подумала она, он со всеми держится так самонадеянно и высокомерно?
— Поскольку всю эту историю от меня держали в тайне, откуда мне было знать, что вы намерены стать моим соседом? Так что я тоже прошу извинить меня за вынужденные расспросы, — парировала она елейным голосом.
Виктор еще не отошел от бурного разговора с Кенсингтоном, и потому вызывающая улыбка журналистки просто взбесила его. С каким наслаждением он поцеловал бы Сабрину прямо в ярко-розовые губы, чтобы убрать с ее лица выражение ядовитой иронии! Неужели поцеловал бы?
— Послушайте, мисс Мартин, — медленно заговорил Виктор, стараясь не давать волю ярости, — я не напрашивался на должность заведующего. Да, по мне, любой отдел во сто крат лучше вашего, но…
— Но что?
— Кенсингтон — главный редактор. Он убежден, что я нужен газете, и я собираюсь оправдать его доверие. Хотя все сейчас работает против меня.
На лице Виктора была написана такая неподдельная безысходность, что Сабрина не могла усомниться в его искренности. Она видела, что ему неприятно здесь находиться, но не хотела, чтобы он сейчас ушел. Сабрине стало легче от мысли, что неожиданный поворот событий поверг Дэмиена в такое же смятение, как и ее саму.
— Может, мне поговорить с главным? Я постараюсь убедить его в том, что смогу заменить Джефа, — предложила девушка, цепляясь за призрачную возможность переиграть назначение Виктора.
Ее взгляд упал на часы. Они показывали три. Сабрина уже выбилась из делового графика, и, пока Дэмиен находился здесь, ее планы неуклонно продолжали рушиться. Но самое ужасное, что в его присутствии она совершенно не могла сосредоточиться. Ей стало ясно как день, что им с Виктором никогда не сработаться.
Между тем он глядел на девушку с недоумением.
— Вы в своем уме? Не смешите меня, а заодно и всю редакцию. Еще не было случая, чтобы Кенсингтон изменил свое решение.
Виктор знал это лучше других. А кроме того, если он и противился новой должности, то это вовсе не означало, что он мог бы представить во главе отдела криминальной хроники кого-либо другого, в том числе и Сабрину Мартин.
— Когда ты писал о преступности, — говорил ему Кенсингтон, — твои очерки были не просто хороши, а чертовски хороши. И ты можешь делать то же самое для «Стар». Я первый скажу тебе «спасибо», и газета будет тебе благодарна. Да что газета — весь Хьюстон!
Вот так шеф и уломал его, и Виктор не смог отказать главному. Ну что ж, он снова будет писать о преступности, но, видит Бог, уже без всякого удовольствия.
Раздраженная неприязнью и заносчивостью коллеги, а также собственным долготерпением, Сабрина развернулась к столу.
— А я все-таки хочу переговорить с шефом и думаю, что это вовсе не повредит. Вы не боитесь, что он сочтет женщину, которая последние три года писала о преступности, более подходящей кандидатурой, чем мужчину, который всю жизнь занимался деловыми новостями?
Виктор не сдержал короткого язвительного смешка, вообразив, как Сабрина будет говорить с Кенсингтоном. Старик ведь не просто главный редактор «Хьюстон стар», но и владелец газеты. Неужели она надеется повлиять на него? Впрочем, с такими ножками у нее есть шанс добиться гораздо большего — можно покорить сердце шефа.
— Мисс Мартин, а откуда вам известно, что я работал только в деловых новостях? Я этого не говорил.
Сабрина резко обернулась и пристально посмотрела на Виктора. Ее розовые губы удивленно раскрылись.
— Уж не хотите ли вы сказать, что раньше писали о преступности?
Виктор скрестил руки на груди. Он был сыт по горло вопросами Сабрины Мартин. Хорошенького же она мнения о его профессиональных способностях, если подвергает их сомнению!
— Честно говоря, мое прошлое вас не касается. Мистер Кенсингтон возложил на меня ответственность за отдел. Вот и все, что вам следует знать.
Сабрина с трудом подавила в себе желание снять туфлю и запустить ею Виктору в голову. Назначение начальником еще не повод для демонстрации своего превосходства.
— Значит, у вас все-таки есть опыт работы в криминальной хронике, — заключила она, терзаясь сомнениями.
— Разве я это утверждал?
Ее глаза недоуменно расширились.
— Вы дали понять…
— Как все журналисты, вы слишком любопытны, — сказал Виктор с подбадривающей улыбкой. — Раз уж вам кажется, что вы действительно сильный репортер, то не надо меня расспрашивать, докапывайтесь до всего сами.
Кипя от негодования, Сабрина решила во что бы то ни стало вывести его на чистую воду.
— Возможно, я так и поступлю, — холодно произнесла она, растягивая слова, чтобы не дать воли гневу.
Виктор оставил ее реплику без ответа. Однако Сабрину удивило, что Дэмиен несколько раз нервно провел рукой по волосам. А ведь он — Айсберг, совершенно невозмутимый человек, чье настроение невозможно угадать. Очевидно, те, кто сравнивают Виктора с глыбой льда, на самом деле не слишком-то хорошо его знают. Или же она увидела его с непривычной для других стороны?
Не о том думаешь, Сабрина, строго одернула она себя. Не время углубляться в размышления о Викторе Дэмиене. Начальство не считает ее достойной повышения по службе, и это очень обидно. Она ведь хорошо работает. И ни одна душа не высказывала ей каких-либо замечаний. Так почему же руководство отделом поручили не ей, а этому несносному гордецу, застрявшему у нее в кабинете?
Преодолевая неуверенность, Сабрина постаралась, чтобы ее слова прозвучали как можно небрежнее:
— Ну что ж, если, как вы утверждаете, вам ненавистна ваша новая должность, то я не вижу ничего плохого в том, чтобы обсудить это с главным редактором. — Она повернулась к компьютеру и решительно прибавила: — Я сообщу вам о результатах моего разговора.
Она сообщит?.. Неслыханная наглость! Не скрывая раздражения, Виктор тут же возразил:
— Ну уж нет! Если вы считаете своим долгом поговорить с шефом, то я пойду вместе с вами.
Виктор не желал, чтобы эта девица обсуждала его самого или его работу у него за спиной.
Дэмиен с удивлением услышал мягкий смех Сабрины. Такой же хрипловатый, как и ее голос. Да, невероятно чувственная особа. Он заставил себя спуститься с небес на землю — жизнь приучила его осторожно относиться к скупым подаркам судьбы.
— Вы только что были у главного, — заметила Сабрина. — Так позвольте же теперь и мне разобраться с ним. — Она бросила на Виктора взгляд через плечо и смущенно улыбнулась. — Вам не о чем беспокоиться, Дэмиен. Поболейте за меня, и, возможно, вы вернетесь в свой любимый отдел и избавитесь от необходимости видеть меня снова.
На Виктора накатил приступ тихого бешенства. Эта Мартин может сколько угодно воображать себя звездой криминальной хроники, но чем скорее она привыкнет к мысли о том, что он теперь ее начальник, тем для нее будет лучше.
— Ну что ж, действуйте, — напутствовал он, решив больше не отговаривать упрямицу. Раз девочка не понимает, что еще слишком молода и неопытна, пусть услышит это из уст старого зубра; правда, тот не станет особенно церемониться. — Надеюсь, ваша тонкая кожа выдержит это испытание.
Виктор направился к выходу и у двери обернулся. Сабрина Мартин смотрела ему вслед так, словно хотела испепелить его взглядом.
— Кстати, я еще около часа пробуду у себя в кабинете. Хотелось бы узнать, предстоит ли нам встречаться в дальнейшем.
Дверь захлопнулась. Сабрина в ярости схватила засохший сэндвич и запустила им вслед непрошеному гостю.
В коридоре Виктор перевел дух и зашагал к лифту, чтобы вернуться на родной третий этаж. Наконец-то он доберется до своего кабинета, у которого есть лишь один, хотя и очень серьезный, недостаток — соседство миссис Виксен.
Проходя через общую комнату отдела деловых новостей, он увидел на рабочих местах двух сотрудников. Журналисты обменялись с ним беглыми взглядами. Их безразличие вполне устраивало Виктора. Он ни к кому не лез в друзья, и окружающие платили ему той же монетой. Лишние сложности были Виктору ни к чему.
Плюхнувшись за письменный стол, Виктор вывел на монитор компьютера текст неоконченной статьи. До того как Кенсингтон огорошил его своим решением, он начал работать над материалом о налоге на наследство. Однако после разговора со стариком и неожиданной стычки с Сабриной Мартин Виктор совершенно забыл, о чем он, собственно, собирался писать.
За свою тридцатишестилетнюю жизнь и долгие годы работы в журналистике Виктор перевидал множество женщин в самых немыслимых ситуациях, но не мог припомнить, чтобы хоть одна из этих встреч ошеломила его так же, как знакомство с Сабриной.
Тяжело вздохнув, он потер ладонью уставшую шею. Проклятье! Да не сможет он сработаться с этой штучкой, и все тут! И не пцтому, что она хороша собой, или сексуально привлекательна, или слегка самодовольна. Это еще полбеды. В конце концов, думал Виктор, они узнали бы друг друга получше. Но одна мысль о том, что эта девушка пишет о преступности, заставляла его ежиться. Виктор знал преступный мир. Пожалуй, даже слишком хорошо знал. И с него было довольно этих незабываемых впечатлений на всю оставшуюся жизнь.
Громко стуча каблучками, Сабрина неслась к себе в кабинет. Она провозилась с очередной статьей гораздо дольше, чем предполагала. Спасибо Виктору Дэмиену!
— Сабрина, погоди! — послышалось сзади.
Она узнала голос подруги и замедлила шаг, чтобы изящная рыженькая девушка смогла ее догнать.
— Пола, я спешу.
— Вечно ты куда-то бежишь. — Подруга торопливо засеменила, подстраиваясь под широкий шаг Сабрины. — Скажи мне, это правда?
— Ты о чем? — спросила Сабрина.
Они с Полой познакомились три года назад, когда та пришла работать в газету, и почти сразу же подружились.
— Ходят слухи, что Айсбергу поручили возглавить отдел криминальной хроники. Прямо не верится!
Сабрина не удержалась от смеха, ведь и ей идея главного редактора казалась довольно нелепой.
— Самой не верится. Но это правда.
— Значит, вам теперь работать в одной упряжке. Ну, я тебе не завидую!
Сабрина тяжело вздохнула — перспектива и впрямь вырисовывалась нерадостная. Действительно, ей не сработаться с этим заносчивым и суровым типом. Она любила пошутить, подурачиться и считала себя веселым человеком. Нет, с этим мужланом она ни за что не уживется!
Сабрина вовсе не была мужененавистницей, но появление Виктора Дэмиена, его холодность и насмешки оставили у нее странное ощущение, будто она попалась в лапы хищнику. Кроме того, она чувствовала себя уязвленной и беззащитной — подобного состояния у нее не было со времени злополучного разрыва с Эриком. Но едва ли это можно объяснить Поле, если ты сама толком ничего не понимаешь.
— Я тоже себе не завидую, — пробормотала Сабрина и, остановившись у входа в свою комнату, помахала подруге рукой. — Ну пока. Увидимся.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Тайное становится явным - Бэгуэлл Стелла

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Тайное становится явным - Бэгуэлл Стелла



Слабовато!!!
Тайное становится явным - Бэгуэлл СтеллаЮльча
27.06.2012, 21.06





Согласна. Пресненько.
Тайное становится явным - Бэгуэлл СтеллаЮлия
12.07.2012, 19.43





класс
Тайное становится явным - Бэгуэлл Стелластелла
7.11.2012, 8.05





Не знаю почему..но нравятся такие гл. героини..Соблазним и не дадим!!rnВ принципе, роман хорош, но не хватает чего - то..
Тайное становится явным - Бэгуэлл Стеллахелли
5.02.2013, 15.36





Ни че так, на досуге можно себя занять.
Тайное становится явным - Бэгуэлл СтеллаКристина
11.02.2013, 14.56





не понравилось
Тайное становится явным - Бэгуэлл Стеллаatevs17
3.05.2013, 6.25





Как-то не хватило мне чего-то. Вроде и герои нормальные. Средненько.
Тайное становится явным - Бэгуэлл СтеллаКристина
1.12.2013, 13.03





Очень скучный...герой на столько никакой что я даже представить его не могла, хотя на воображение не жалуюсь. Почему то каждый раз когда читала о его упоминании он казался очень очень старым. Героиня просто закомплексованная пустышка, вообще никакая как каша без соли.
Тайное становится явным - Бэгуэлл СтеллаРиФФка
8.12.2013, 2.29





А мне понравился.
Тайное становится явным - Бэгуэлл СтеллаКошечка Джози
21.01.2015, 21.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100