Читать онлайн На перекрестке судьбы, автора - Бэгуэлл Стелла, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - На перекрестке судьбы - Бэгуэлл Стелла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.35 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

На перекрестке судьбы - Бэгуэлл Стелла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
На перекрестке судьбы - Бэгуэлл Стелла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэгуэлл Стелла

На перекрестке судьбы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Едва Вайолет закончила убирать со стола после ланча, как к дому подкатил на пикапе с прицепом отец Чарли – Рой.
Сэм, завидев, что в прицепе приехали лошади, стремглав кинулся в дом, не переставая на ходу кричать, что приехал дядя с лошадками. Чарли пошел встречать отца, а Сэм, как ни пыталась Вайолет его удержать, побежал за ним следом.
Ей самой, наверное, лучше пока не выходить, решила Вайолет. Подойдя к окну, она стала наблюдать за тем, что происходит около машины.
Встретиться с Джастиной – это одно, полагала Вайолет, а вот с шерифом округа Линкольн – совсем иное. Ведь Рекс грозился заявить об их с Сэмом исчезновении в полицию Амарилло, чтобы та объявила розыск. Если он исполнил свое обещание, то Рой Парди уже наверняка видел соответствующее объявление в очередном бюллетене, и тогда ему будет достаточно одного взгляда, чтобы узнать ее. Такое стечение обстоятельств, конечно, маловероятно, но нельзя забывать, что полицейские, а особенно такие ветераны, как отец Чарли, ничего не упускают из виду.
Но хватит ли у Рекса смелости обратиться в полицию? – в тысячный раз спрашивала себя Вайолет. Ее свекор поклялся, что непременно сделает это, если она увезет его внука. А он обычно слов на ветер не бросает. С другой стороны, если попутно всплывет, чем Рекс занимается, он может потерять значительно больше, чем внука. И Вайолет была бы счастлива разоблачить его.
Из окна было хорошо видно, как мужчины выводят из прицепа лошадей. Когда обе – большая серой масти и гнедая поменьше – благополучно сошли с прицепной платформы, Чарли отвел их к конюшне, что находилась в нескольких ярдах от дома. Рой последовал за ним, а Сэм бежал рядом.
Как только шериф вышел из машины, Вайолет поняла, кому Чарли обязан своей внешностью. Отец был пониже ростом и менее могучего телосложения, но даже сейчас – ему определенно перевалило за пятьдесят – был очень хорош собой.
Чарли привязал поводья к столбу и отошел с отцом под ближайший навес, не переставая беседовать. Вайолет уже собралась покинуть свой наблюдательный пункт и возвратиться к уборке на кухне, но туг заметила, что шериф обратился к Сэму.
По-видимому, он спросил мальчика о чем-то, потому что тот в ответ радостно закивал головой. И прежде, чем она сообразила, что к чему, Чарли нагнулся и поднял ее сына вверх.
Но когда он поднес его к большой серой лошади и посадил ей на спину, она в ужасе всплеснула руками. Сэм никогда раньше не сидел на лошади! А эта – такая огромная, да еще и без седла!
Забыв о своем решении не показываться на глаза шерифу, она пулей вылетела из дома и кинулась к пятачку, по которому Чарли кругами водил лошадь. Сэм просто сиял – он был наверху блаженства.
– Мама, мама! Смотри, я еду на лошади. Видишь, какая она огромная?
Подавив в себе желание немедленно сдернуть мальчика на землю, Вайолет остановилась поблизости.
– Вижу… Лошадь и правда очень большая. Но не хватит ли тебе уже кататься?
– Нет! Я хочу поехать далеко, с Чарли. Он сказал, что мы можем съездить в горы, посмотреть там на коров и койотов.
Вайолет не могла понять, что ее поразило больше – предложение Чарли покататься на лошади или готовность ее сына, с которой он откликнулся на это предложение. Но как бы то ни было, она боялась за Сэма: а вдруг он упадет, сломает себе что-нибудь или – и того хуже – угодит под копыта лошади?
Мальчик никогда еще не был на ранчо. В тех редких случаях, когда ему приходилось бывать на работе отца, он видел лошадей и коровьи загоны лишь издали. Брент и думать не хотел о том, чтобы его сын стал ковбоем. Их и без того слишком много в Техасе, твердил он. И Вайолет всегда с трудом удерживалась от того, чтобы напомнить ему: не будь ковбоев, он и вовсе остался бы без работы.
От мрачных мыслей ее отвлек звук чьих-то шагов. Оглянувшись, Вайолет увидела отца Чарли, и сердце ее сжалось от страха.
– Право же, вам не стоит так беспокоиться, мадам. – Он явно пытался успокоить Вайолет. – Джо – лошадь смирная и очень послушная, да и Чарли не даст мальчику упасть.
Вайолет понимала, что со стороны, наверное, выглядит напуганной истеричкой, но что поделаешь, если последние несколько месяцев ее не отпускали волнения и страхи. Особенно страх навсегда потерять сына.
Она изо всех сил старалась выглядеть спокойной.
– Вы правы, конечно, но все же я немного беспокоюсь. Ведь Сэм никогда раньше не сидел на лошади.
– Я так и подумал, поэтому и предложил ему прокатиться разок-другой. – Он протянул Вайолет руку. – Я отец Чарли, Рой.
– А я Вайолет. Ваш сын-Рой с понимающей улыбкой поднял ладонь кверху.
– Не надо мне ничего объяснять. Поверьте, я рад, что вы здесь.
Рад? Разве шерифу не свойственно относиться с подозрением ко всем непрошеным гостям, а тем более к незнакомой женщине, обосновавшейся на ранчо его сына?
– Вы не хотите знать, почему я здесь? Рой Парди ухмыльнулся, и у Вайолет промелькнула мысль, что, обладай Чарли хоть сотой долей сдержанного обаяния своего отца, он был бы и вовсе неотразим.
– Если вы отвлекаете Чарли от работы, мне все равно, что привело вас сюда.
Вайолет уже открыла рот спросить Роя, что он хочет этим сказать, но тут к ним подошел Чарли. Сэм все еще сидел на лошади и сиял от счастья.
– Сэм, твоей маме явно не терпится, чтобы ты поскорее слез с лошади. Что скажешь?
С этими словами он снял мальчика со спины Джо и поставил на землю перед Вайолет. К ее радости, он не закапризничал, да и вообще ничем не выказал своего недовольства. Это лишний раз убедило ее в том, что за те двадцать четыре часа, что они провели с Чарли, Сэм очень повзрослел. То ли он стремился, быть может неосознанно, заслужить одобрение Чарли, то ли боялся, что тот отругает его за плохое поведение, но одно было ясно: мальчик тянулся к Чарли.
– А мы еще поедем кататься, Чарли? – спросил Сэм. – Ты же обещал показать мне койотов.
Чарли кивнул, затем взглянул на Вайолет. Ее лицо было бело, как мел, и это страшно его рассердило. Вечно эта женщина волнуется по пустякам! И сохраняет полную безмятежность там, где действительно надо переживать и быть осторожной!
– А как же! – улыбнулся Чарли. – Если повезет, может, встретим даже рогатого гремучника – змея такая есть.
Вайолет бросила на Чарли испепеляющий взгляд.
– Пошли, сынок, – обратилась она к Сэму. – Нам лучше побыть сейчас в доме. Не то сгорим от жары.
Оба мужчины проводили их взглядом.
– По-моему, ты чересчур строг с ней, – заметил Рой.
– Да с ней только так и надо, иначе она превратит Сэма в маменькина сынка, – хмыкнул Чарли.
– Джастина сказала мне, что Вайолет недавно овдовела. В ее положении любая женщина переживала бы больше обычного. Даже по пустякам.
– Да, конечно. Но не до такой же степени! У Вайолет это просто какая-то одержимость. Мама никогда не вела себя так, и это тебе хорошо известно. Иначе я вырос бы размазней.
– Но твоя мама никогда не была вдовой. – Рой сдвинул шляпу на лоб. – Ты порой предъявляешь к людям слишком серьезные требования. И в первую очередь к самому себе.
– Что ты хочешь сказать? – резко спросил Чарли.
Рой улыбнулся снисходительной улыбкой любящего отца.
– Когда-нибудь ты сам все поймешь, сынок, – сказал он, ласково похлопав Чарли по плечу. – Ну, надеюсь, лошади тебя не разочаруют. А мне пора домой – укладываться: мы с Рендлом едем утром в Ла-Крус. Скорее всего, придется задержаться там на день-другой.
– Спасибо за лошадей, па. И береги себя, ладно?
Уже уходя, Рой дотронулся до полицейского значка у себя на груди и улыбнулся.
– Осторожность – мой девиз, сынок. Чарли на прощанье взмахнул рукой, но на лице его не было улыбки.
Вайолет забралась на стол и нажала на крышку спрея с чистящим средством. Коричневые ручейки потекли с дверцы кухонного шкафа вниз. Вайолет принялась энергично растирать тряпкой жидкость, в который раз недоумевая, каким ветром ее занесло на это ранчо. Конечно, дом в Амарилло, где она жила со своим свекром, никак не назовешь семейным гнездышком, но она уехала оттуда уж точно не для того, чтобы стать домработницей у техасского рейнджера!
С яростью орудуя тряпкой, она вдруг услышала за своей спиной спокойный голос.
– Не иначе как вы принимаете дверцу шкафа за мою физиономию.
Вайолет оглянулась. Чарли неслышно вошел на кухню и остановился прямо за ее спиной. От неожиданности Вайолет едва не потеряла равновесие и не свалилась на пол.
– А я-то думала, – проронила она, – что вы уж давно носитесь по пустыне в поисках рогатого гремучника!
– Так и будет, – ответил он с каменным лицом. – Вот только солнце опустится пониже. Да, и я собираюсь взять с собой Сэма. Ведь я ему обещал.
Ухватившись за дверцу шкафа, Вайолет нагнулась, так что ее голова оказалась вровень с головой Чарли, и прошипела:
– Только через мой труп! Чарли расхохотался.
– Ну-ну, Вайолет! Зачем мне вас убивать? Сэм и так поедет со мной, уверяю вас.
Эти слова напомнили ей угрозы, постоянно звучавшие в ее ушах в последние месяцы. Внезапно вместо голоса Чарли она услышала голос Рекса. Мне не составит труда получить опеку над Сэмом. Стоит мне рассказать о твоих проблемах с законом в штате Джорджия, и не видать тебе сына, как своих ушей.
Кровь Вайолет вскипела от ненависти к Чарли, к Рексу, ко всему мужскому сословию в целом. Не помня себя от ярости, она соскочила на пол, бросилась на Чарли и обоими кулаками заколотила по его груди.
– Хам! Ненавижу! Не смейте мне угрожать! Никогда, слышите?!
Чарли предполагал, что его заявление рассердит ее. Он даже в какой-то мере хотел этого – она выводила его из себя по поводу и без повода, и он хотел отплатить ей той же монетой. Но даже в самых безумных снах ему бы не привиделось, что она способна вот так на него наброситься.
– Да что с вами, Вайолет! Успокойтесь, черт возьми!
Не без труда Чарли удалось схватить Вайолет за оба запястья и крепко зажать их в своей руке. Вмиг обмякнув, обессилевшая Вайолет поникла в его объятиях.
– Это что еще такое? – недоумевающе спросил он. – Вы что, с ума сошли?
Вайолет понимала, что вела себя как дикарка, да и выглядела таковой. Но ей вдруг все стало безразлично. Покидая Амарилло, она поклялась, что ни один мужчина больше не получит власти над ней. Никогда!
– Я была последней дурой, когда согласилась остаться здесь с вами, – сердито проговорила она. – Все, хватит, я уезжаю.
При других обстоятельствах Чарли бы не на шутку рассердился, услышав такое. Но сейчас недоумение – он не мог понять причины этой внезапной ярости – вытеснило все остальные чувства.
– Ну сколько можно это обсуждать? В толк не возьму, отчего вы вдруг встали на дыбы.
Взглянув на него, Вайолет сообразила, что он не понимает, да и не может понимать, почему она вдруг пришла в такую неописуемую ярость и загорелась желанием уехать. Вот и отлично. Сейчас главная ее задача – сделать так, чтобы он ничего не заподозрил.
– Сэм – мой сын, а не ваш. – Голос ее звучал тихо, плечи безвольно опустились. – И я не допущу.., не допущу, чтобы вы его переманивали.., только потому, что мы сейчас целиком и полностью от вас зависим.
– Да у меня и в мыслях нет переманивать вашего сына, – удивленно возразил Чарли.
– В самом деле? – насмешливо произнесла она. – А кто посадил его на лошадь без моего разрешения?
Чарли тяжело вздохнул.
– Видит Бог, Вайолет, я никогда не подверг бы Сэма опасности, как, впрочем, и любого другого ребенка.
– Лошадь могла его убить!
Он отпустил ее запястья и грубо схватил за плечи. Его цепкие пальцы впились в нежную кожу, но Вайолет не чувствовала и не видела ничего, кроме манящих синих глаз.
– С таким же успехом его могло убить ваше путешествие. Дорога в Рюидосо полна опасностей. Вы над этим когда-нибудь задумывались? – кинул он ей в лицо. – Неужели вы сами не понимаете, что его нельзя держать на таком коротком поводке?! Вы растите из Сэма маменькина сынка!
– Мой сын вовсе не маменькин сынок! Да и вообще – какое вам до него дело?
Она права, признался себе Чарли. Но что-то в Сэме заставляло Чарли вспомнить себя в четырехлетнем возрасте, когда он жил только с матерью. Ему ужас как хотелось иметь отца, которому он мог бы подражать. И когда его родители наконец поженились, он был на седьмом небе от счастья. Отец всегда был рядом, у него всегда находилось время, чтобы поиграть с ним. Чарли, разумеется, не сможет заменить Сэму погибшего отца, но, пока мальчик живет в его доме, приложит все усилил, чтобы он не скучал.
– Вы правы, – холодно промолвил Чарли. – Мне нет дела до Сэма. Да и до вас, пожалуй, тоже.
Он отпустил ее плечи и в тот же момент вышел из кухни, а затем и из дома.
Пораженная внезапным уходом Чарли не меньше, чем его последними словами, Вайолет беспомощно оглядывалась вокруг себя. Она все еще чувствовала его близость и сильные руки на плечах и запястьях.
Чего он добивается? – недоумевала она. И какое ей дело, что он о ней думает? Не все ли равно, нравится она ему или нет?
«Вы растите из Сэма маменькина сынка!»
В ответ на это обвинение она едва не залепила ему пощечину. Но сейчас, стоя в опустевшей кухоньке, Вайолет вновь и вновь прокручивала в уме его слова. А что, если Чарли прав? Если она, одержимая страхом потерять Сэма, уж слишком над ним трясется?
Тяжело вздохнув, Вайолет откинула волосы со вспотевшего лба и вышла через дверь черного хода в садик. Сэм сидел под развесистым тополем. Рядом с ним лежали все его игрушки; автомобили, тракторы, домашние животные, в том числе лошади. Он мог часами играть один. Но Вайолет совсем не хотелось, чтобы Сэм жил только в игрушечном мире.
Услышав шаги на ступеньках крыльца, Сэм радостно улыбнулся матери, и Вайолет пронзило острое чувство вины. Ее сын любит свою маму, она нужна ему. Ее же единственная цель в жизни – его счастье и благополучие.
– Привет, мам. Поиграешь со мной? Она присела рядом с ним.
– У меня еще много дел, Сэм. Поиграем, когда я закончу, ладно? А сейчас я хочу поговорить с тобой кое о чем.
Играть – это одно, разговаривать – совсем другое. Сэм снова повернулся к игрушкам, а Вайолет наблюдала за тем, как он бережно поставил свинку в прицеп пикапа, а затем вывел пикап на воображаемое шоссе, ведущее к тополю.
– Хорошо, мам? – пробормотал он, думая уже только о продолжении игры.
– Тебе понравилось кататься на лошади? – спросила Вайолет.
Слово «лошадь» подействовало на Сэма магически. Он тут же оживился и взглянул на мать загоревшимися глазами.
– Еще бы! Это было так здорово!
– А ты не боялся упасть?
Сэм поморщился, словно недоумевая, что это за мысли приходят маме в голову.
– Совсем не боялся. Чарли же пообещал, что не даст мне упасть. А Чарли не станет врать.
Он так уверен в Чарли! А ведь они познакомились только вчера. Сэм, конечно, не понимает, что ему следует остерегаться Чарли. Этот человек может в одночасье разрушить их будущее. Вайолет видела, что над ними опять сгущаются черные тучи. С другой стороны, успокаивала себя Вайолет, может, и лучше, что ее сынок ни о чем не догадывается. В один прекрасный день все неприятности останутся позади. Черная полоса в их жизни должна скоро закончиться. Вайолет искренне верила в это, и эта вера была единственным, что поддерживало ее в трудные минуты.
– Понимаю, – задумчиво протянула она. – Ты, значит, уверен, что Чарли всегда сможет защитить тебя.
Сэм энергично закивал.
– Еще бы. Он ведь техасский рейнджер. На работе носит значок на груди. А еще пистолет в кобуре. А иногда ему приходится гоняться на лошади за плохими людьми, – взахлеб рассказывал Сэм.
Наверняка слово в слово повторял то, что сказал ему Чарли. Работа рейнджера и все, что с ней связано, вызывали у него неподдельное восхищение.
– Это уж точно, – пробормотала Вайолет. Почему-то она была уверена, что он всей душой служит закону. И никогда не бросает дело на полпути, никогда не успокаивается, пока не поймает преступника. Если бы он с таким же упорством решил добиваться женщины, ни одна бы не устояла, подумала она. – Тебе все еще хочется поехать с ним в горы?
Сэм моментально вскочил на ноги.
– Еще бы!
Вайолет и рта не успела открыть – Сэм уже мчался к дому.
– Куда ты? – крикнула она ему вслед.
– Надеть джинсы. Чарли сказал, что ездить верхом можно только с закрытыми руками и ногами.
Вайолет медленно поднялась и стряхнула песок с шортов.
До сих пор ничто в жизни Сэма не вызывало у него такого восторга. Ни праздники по поводу его дня рождения, ни подарки, ни посещения зоопарка или бассейна. Вайолет вдруг осознала, что никогда не могла понять, что действительно нужно ее сыну. Она всегда старалась сделать для него что-то особенное, но его личико никогда не светилось так, как сейчас, перед поездкой с Чарли.
Выйдя из тени тополя, Вайолет направилась в дом. В их спальне на кровати лежал раскрытый чемодан, вокруг него валялись разбросанные вещи. Она подняла с пола две пары шортов и положила на кровать.
– Сэм, я не уверена, что Чарли сможет отвезти тебя в горы прямо сейчас, – произнесла она, мягко улыбнувшись в ответ на разочарованную гримаску мальчика. – Но ты можешь пойти к нему в конюшню и сказать, что я разрешила тебе ехать. Только не пугайся у Чарли под ногами и не приставай с вопросами. Понял?
Подавив желание дать Сэму еще пару-тройку наставлений, Вайолет возвратилась на кухню и снова принялась за работу. Через несколько секунд хлопнула дверь – Сэм уже бежал в конюшню.
Прошло полчаса. Вайолет мыла тряпку, которой обтирала шкафы. Посмотрев в окно, она увидела, как Чарли выводит из конюшни серую лошадь, в седле которой гордо восседает Сэм. На голове у него красовалась огромная соломенная шляпа, сползшая на уши.
Вайолет поспешила на веранду, чтобы увидеть триумф сына. Тот, заметив ее, радостно помахал рукой. Чарли же, лишь на миг оглянувшись, вскочил в седло позади Сэма.
Вайолет разочарованно наблюдала, как Чарли направил лошадь к северу от дома. Он и не собирался подъехать попрощаться. Сказать, что с Сэмом будет все хорошо, что он вернется домой целым и невредимым. А Вайолет так хотела услышать слова одобрения – мол, она правильно поступила, отпустив сына.
Но нет, Чарли и не думал обращать на нее внимание. Да что он за человек такой? Каменный, что ли? Или бессердечный? Или, когда дело касается женщин, сочувствие и понимание отказывают ему?
Но тут она вспомнила, как ласково Чарли встретил свою мать. Значит, ее он, бесспорно, любит. Но Вайолет сильно сомневалась, что Чарли с такой же теплотой относится к женщинам вообще.
– Ах, мамочка, мы видели большую ветряную мельницу и коров. Мельница быстро-быстро вращалась, накачивая воду в бассейн. А из бассейна пили лошади и коровы. А еще мы видели огромный кактус. Весь покрытый желтыми цветами, я даже хотел сорвать один цветочек тебе, но Чарли сказал, что шипы вонзятся мне в руку и будет больно.
Запихивая в рот большие куски мяса, Сэм умудрялся болтать почти без умолку.
– Похоже, ты хорошо провел время, – улыбнулась Вайолет.
– Еще бы! А Джо – лошадь хорошая, и умная притом. Ей даже не нужно отдавать приказания – Чарли говорит, что она сама чует, где пасется скотина, и прямехонько туда идет.
– Неужели? – Вайолет через стол посмотрела на Чарли. Он же, целиком поглощенный едой, за весь ужин произнес не больше пяти слов. – А койоты? Койотов видели? – поинтересовалась она.
– Нет. Чарли говорит, они очень хитрые и стараются не попадаться людям на глаза.
Сэм узнал так много нового! Чарли на этой прогулке наверняка говорил не переставая. Даже трудно себе такое представить. Ведь с нею он открывает рот лишь в тех случаях, когда хочет упрекнуть или отругать за что-нибудь.
Вайолет не отрываясь смотрела на Чарли, он же делал вид, что не замечает этого.
– А ядовитых змей видели?
– Да нет, – протянул Сэм, по-видимому сильно разочарованный. – Чарли говорит, что они тоже прячутся от людей. Но и людям следует их остерегаться, говорит Чарли, не то змея укусит тебя, и будешь болеть, а то и вовсе умрешь.
В его возрасте – а Сэму еще не исполнилось и пяти лет – он уже знал, что значит слово «умереть». Ему объяснили, что, когда папин самолет разбился, папа погиб, а значит, Сэм никогда больше не увидит его.
– Чарли прав, – обронила Вайолет. Чарли поднял голову, взгляды их встретились, и Вайолет поняла, что эти голубые глаза заставляют ее сердце учащенно биться.
– Можно я пойду поиграю во дворе, мамочка? Я все съел.
Вайолет заставила себя перевести взгляд с Чарли на пустую тарелку сына и кивнула.
– Иди. Но только не дальше тополя.
Сэм выбежал из кухни. Повисла напряженная тишина. Вайолет, покончив с мясом и салатом из шпината, встала за кофе.
Она уже наливала сливки в свою чашечку, когда за ее спиной неожиданно прозвучал голос Чарли, заставивший ее вздрогнуть:
– Сэм такой послушный мальчик. Все, что ему велишь, выполняет без разговоров.
– Я рада, что вам было с ним легко, – промолвила она холодно. – Подать кофе?
– Да, пожалуйста.
Ставя чашку с кофе справа от Чарли, Вайолет невольно залюбовалась его густыми темно-русыми волосами, широкими плечами, внушительной мускулатурой рук и плеч. У него есть все, чтобы пленить женщину, кроме главного – сердца.
– Спасибо, – еле слышно пробормотал он. Ей не хотелось садиться рядом с Чарли сейчас, когда Сэм вышел из-за стола, а уйти до конца ужина было бы невежливо.
После некоторых колебаний она с чашкой в руке подошла к двери, выходившей во двор. На улице уже сгущались тени. Сэм сидел на прежнем месте, под тополем, и снова катал свою машинку взад-вперед – не иначе как перевозил свинку на новую ферму.
– По-моему, вы не совсем понимаете, что такое иметь ребенка, – промолвила она несколько секунд спустя, грустными глазами глядя сквозь сетку во двор.
– Как же я могу это понять? Ведь у меня никогда не было ребенка.
– Вот вы и не понимаете, что, кроме него, у меня никого нет. Я живу только ради него.
И тут до Чарли дошло – эти слова были криком души. Он поднял чашку с кофе, но, не донеся ее до рта, поставил на блюдце.
– Помнится, вы рассказывали, что росли у приемных родителей. Но разве у вас нет где-нибудь тети, дяди, дедушки с бабушкой?
Голос его потеплел, и Вайолет решила вернуться к столу. Садясь напротив Чарли, она ответила:
– Есть один дядя, живет в штате Джорджия. Но он не многим лучше отца. С ним я не хочу иметь ничего общего.
Дедушка и бабушка Чарли тоже давно умерли, но осталась большая семья. В случае чего любой из ее членов поспешил бы ему на помощь. А вот Вайолет одна. Ему, скорее всего, и не понять, что это означает.
– А вы не пытались отвадить вашего отца от пьянства?
Не пыталась! Да она делала все возможное и невозможное, чтобы отучить отца от бутылки и пробудить в нем любовь к ней, своей дочери. Но все усилия были напрасны. Она лишь навлекла на себя неприятности, которые до сих пор нависали над ее головой подобно мрачной грозовой туче.
– Я пыталась… Чего только я не делала! Но отец никогда не слушал меня. Он не хотел брать приемного ребенка, хотел произвести на свет собственного. Но был вынужден пойти навстречу матери – тяжелобольная, она не могла иметь детей, а очень хотела. Впоследствии он отомстил нам обеим, – с горечью заключила она.
– Теперь мне понятно, почему вы ненавидите этого человека.
Она его ненавидит? Ей хотелось верить, что на ненависть она неспособна. Но даже если и так, ее заслуживает не Лерой Уилсон, а Рекс О'Делл. Ведь свекор при малейшей возможности постарается отнять у нее все, что у нее есть, тогда как отец всего лишь питает к ней полное безразличие.
– Нет, я не питаю ненависти к Лерою, – со вздохом ответила она, засовывая руки в карманы шортов. – Но твердо знаю – нам с Сэмом следует держаться подальше от этого человека. А говорю я все это для того, чтобы вам стало понятно, почему я.., почему я иногда так боюсь за Сэма. Он – вся моя жизнь.
Она, ясное дело, любит сына, иначе и быть не может, но так ли уж это хорошо? – подумал Чарли. Ей, молодой женщине, следует иметь собственные интересы, помимо Сэма. У нее должна быть своя жизнь, а она твердит, что вся ее жизнь – это Сэм.
Чарли задумчиво взял с блюда печенье.
– А Сэм знает, что у него есть дедушка?
– Да, он знает того дедушку, который живет в Амарилло. А моего отца никогда не видел, да и навряд ли увидит.
Это было произнесено таким мрачным тоном, что Чарли понял: отец Вайолет – сущий мерзавец. Ибо он был уверен, что она никогда не повернется спиной к человеку, если только он не нанес ей тяжкой обиды.
Такой, например, какую он нанес Вайолет сегодня. Это очень его огорчило. В то же время сейчас Чарли сердился в основном потому, что никак не мог понять, что именно привело ее в такую ярость. Не исключено, что он проявил чрезмерную горячность, но ведь время от времени это со всеми случается. Он никак не хотел причинить ей боль.
– Следовательно, ваш свекор в Амарилло по сути дела единственный ваш родственник?
– Да, – проронила Вайолет, не поднимая глаз от чашки кофе.
– Почему же вы не захотели там остаться? Ведь у вас наверняка там есть друзья?
Настойчивые вопросы Чарли не просто раздражали Вайолет – они пугали ее. Она не хотела вспоминать свою жизнь в Амарилло или думать о том, что могло бы произойти, останься она там. Ибо знала: Рекс законченный мерзавец. Если уж он чего захочет, обязательно добьется, неважно, какими путями. Пусть даже незаконными. А хочет он не больше не меньше как добиться опеки над внуком.
– Можете хоть на минуту забыть, что вы рейнджер? – мрачно поинтересовалась она, подняв голову. – Готова поспорить – вы даже ночью не расстаетесь со своей нагрудной бляхой.
Чарли ехидно улыбнулся.
– Может, так оно и было бы, да мне ее не к чему прицепить.
Вайолет умела читать между строк. Взглянув ему в лицо, она почувствовала, что краснеет.
– А на грудь? Шкура у вас жесткая, думаю, выдержит.
Она и моргнуть не успела, как он оказался рядом и притянул ее к себе.
– Что вы делаете? – прошептала она.
– Хочу вам кое-что показать, – произнес он угрожающе.
У Вайолет глаза полезли на лоб.
– Я не…
Слова застряли у нее в горле. Схватив руку Вайолет, он прижал ее к своей груди, и сердце ее застучало как бешеное.
– Так вы и в самом деле считаете, что шкура у меня жесткая?
Не только шкура, но и взгляд голубых глаз. У него вообще нет сердца.
– Вы ужасный человек! Отвратительный! В ответ на это на его лице появилась издевательская усмешка. Ах, как ей хотелось в этот миг залепить ему пощечину!
Чарли молча расстегнул верхнюю пуговицу своей рубашки и засунул внутрь руку Вайолет. Ощутив пальцами его теплую кожу, Вайолет закрыла глаза от наслаждения. Чувствовала, что постепенно слабеет. Еще чуть-чуть, и она потеряет сознание.
– Ну, моя шкура по-прежнему кажется вам жесткой?
– Дело не в шкуре, – тихо усмехнулась Вайолет, – а в том, что под ней.
– А что под ней, вы не знаете, – прищурился он. – И не узнаете никогда. Его слова разозлили Вайолет.
– Да меня это и не интересует! – выпалила она. – Вы, видно, считаете меня полной идиоткой.
– Нет, не идиоткой, а лгуньей.
Вайолет пронзил страх, она побледнела как полотно. Неужели он подозревает или даже знает, что она в бегах и пытается спастись?
– В чем же я солгала? – прошептала она.
– А вот в этом, – пробормотал он, наклоняясь к ее губам.
Вайолет от растерянности приоткрыла рот, и Чарли мигом этим воспользовался. Как и прежде, он вовсе не собирался ее целовать, но почему-то все же поцеловал. Но вовсе не потому, что был ослеплен гневом или выведен из равновесия ее идиотскими замечаниями. На сей раз ему просто хотелось ее поцеловать, доказав при этом, что и она хочет того же.
Вайолет, бессильно поникшая, как подсолнечник под палящими лучами солнца, с запрокинутой головой, была вынуждена ухватиться за рубашку Чарли, чтобы не упасть.
Но ей и в голову не пришло пытаться высвободиться из его объятий. Она с наслаждением вдыхала запах его тела. Близость Чарли опьяняла ее. Никогда и ни с кем она не чувствовала себя настолько женщиной. В этот момент каждая частица ее существа желала только одного – быть к нему как можно ближе.
Прошла не одна минута, прежде чем он отпустил ее.
– Вы очень хорошо знаете, что с удовольствием заглянули бы под мою шкуру. – Вайолет почувствовала его дыхание на шее. – Чтобы узнать, что меня заводит, а узнав, нажимать на нужные кнопки.
– Ах вот как! Значит, этим-то сейчас занимаетесь вы – нажимаете на нужные кнопки? – вскричала она, с трудом переводя дыхание от возмущения.
Он нежно провел пальцами по ее лицу и волосам, затем перевел потухшие глаза на лицо Вайолет.
– Нет. Но, увидев, что вы живете лишь ради Сэма, я захотел напомнить вам, что вы женщина.
– А я начинаю думать, что, работая рейнджером, вы разучились вести себя как полагается.
Ноздри Чарли раздулись.
– Но ведь вам нравится, как я веду себя с вами.
И он, нагнув голову, приблизил к ее губам свои настолько, что его теплое дыхание обдало ее щеки. Вайолет пришлось призвать на помощь всю свою выдержку, чтобы не потянуться к нему, не припасть губами к его губам.
– Может, и нравится. Но этого недостаточно для того, чтобы быть настоящим мужчиной.
Еще несколько секунд она оставалась в его объятиях, наблюдая, как в голубых глазах нарастает изумление, затем выскользнула из его рук и выбежала из кухни.
Сраженный таким неожиданным отпором, Чарли, молча проводив глазами Вайолет, еще некоторое время продолжал стоять на том же месте. Прошло несколько минут – и до него донесся ее голос со двора. Она разговаривала с Сэмом. Он тяжело вздохнул.
Что ей, черт побери, известно о мужчинах? И о нем, в частности? Да ничего. И хорошо, пусть так оно впредь и остается. Она может сколько угодно унижать его самолюбие – это все же намного лучше, чем позволить ей разбить его сердце.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - На перекрестке судьбы - Бэгуэлл Стелла

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману На перекрестке судьбы - Бэгуэлл Стелла



Неплохо,читать советую!
На перекрестке судьбы - Бэгуэлл СтеллаСэма
10.08.2013, 16.36





Неплохо, согласна.rnНо скучновато.
На перекрестке судьбы - Бэгуэлл Стеллаинна
27.01.2016, 13.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100