Читать онлайн Фабрика грез, автора - Бэгшоу Луиза, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Фабрика грез - Бэгшоу Луиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.44 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Фабрика грез - Бэгшоу Луиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Фабрика грез - Бэгшоу Луиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэгшоу Луиза

Фабрика грез

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Когда она распахнула последнее окно, мощная волна запахов накрыла ее. Первое, что поразило ее утром, — это голливудский воздух, пропитанный ароматом жасмина, гибискуса и еще неизвестно каких растений. Здесь, наверху, она оказалась выше линии смога, небо было покрыто облаками, но не угрожало дождем. Капельки воды повисли в воздухе в виде теплого легкого тумана. Почти прозрачного.
Пели птицы, что было совершенно удивительно для Роксаны, девушки-горожанки; она сначала даже не поняла, что это за звуки. Глядя вниз на Лос-Анджелес, мирно лежавший под ней и казавшийся совершенно безмолвным, она испытывала странное чувство. Счастье.
Роксана грациозно покачала красивой головкой. Жаль, что нет зрителей. Они оценили бы. Длинные черные волосы она сегодня заплела в косу. Обычно бледные щеки порозовели от утренней гимнастики.
Дэвид нашел ей это место, и надо признать, он хорошо поработал. Дом этот примостился на высоком выступе, среди холмов, скрытый от посторонних глаз. Он был защищен зеленой живой стеной так надежно, что никакие длиннофокусные объективы или поклонники с биноклями ничего не смогли бы разглядеть. Здание в мавританском стиле спроектировал неизвестный, но очень талантливый архитектор, еще в тридцатые годы, и с тех пор оно несколько раз перестраивалось. Мраморный фонтан день и ночь журчал во дворе. А на крыше дома находился настоящий нью-йоркский пентхауз с гимнастическим залом и домашним офисом, полностью оборудованным: несколько телефонных линий, факсы и компьютер, надежная охранная система и много естественного света. Не говоря уже о зеркалах. Бассейн был устроен прямо посреди большой гостиной — еще одна деталь, пришедшаяся ей по вкусу. Роксана не любила бассейнов под открытым небом. Любой дурак с вертолета мог на нее пялиться.
Плата за дом была астрономической. Ну и что? Роксана Феликс астрономически богата. А очень скоро станет астрономически знаменита. Когда вчера вечером позвонил Таубер, она нисколько не удивилась. Кто-то другой мог бы, но не она. Она ведь за тем и приехала в Лос-Анджелес. И конечно, собиралась преуспеть. Ей всегда это удавалось.
Она — Роксана Феликс, и она получает то, что хочет.
Всегда.


— И что ты сказал ей?
Сэм Кендрик напрягся — ему не понравился тон Элеонор. Вот уже пятнадцать лет он — лучший агент в Голливуде, и его опыт позволял ему, как опытному психологу, улавливать настроение людей. Элеонор явно злилась. Он старался держать себя в руках.
— Элеонор, Дэвид позвонил и сообщил, что ее внесли в список кандидатов на роль Морган. Ты ведь нам так и сказала. Не больше и не меньше.
— 0 — хо-хо. — Президент «Артемис» постучала наманикюренным ноготком по газетам, лежавшим перед ней.
На первых полосах красовались заголовки: «Роксана начинает актерскую карьеру», «Супермодель серебряного экрана». И самое худшее выдала «Нью-Йорк тайме»: «Роксана выбивает Джулию, Уайнону и всех остальных».
Сэм с трудом сдерживал ярость. О Боже, как он понимает Элеонор! Самое непрофессиональное поведение, с каким ему приходилось сталкиваться. Но все равно, эта наглая сука — его клиент.
— Элеонор, клянусь, мы никакого отношения к этому не имеем.
— Ее поведение ставит меня в чрезвычайно тяжелое положение. Как тебе известно, мы пока набираем актеров на роли. Мы не обращались к агентам Бриджит или Дженнифер, Джулии или Уайноны. А они уже прочитали это!
У Сэма в мозгу включился сигнал тревоги. Элеонор никогда не распалялась. Она всегда умела держаться.
— Я поговорю с ней, Элеонор. Обещаю.
— Сделай это. — Она все еще сердилась. — Клянусь, мне следует выпустить пресс-релиз и заявить, что все это сфабриковано твоей клиенткой. Но если мы на самом деле возьмем ее на роль, об этом надо помалкивать. Во всяком случае, пока.
— О'кей. — Кендрик кивнул.
— Теперь, Сэм, мне надо принести извинения Майку Овитцу, Джеффу Бергу и всем остальным, кого Роксана Феликс обрызгала слюной. — Элеонор глубоко вздохнула, пытаясь овладеть собой. — И еще, Сэм, постарайся встретиться с ней сам. Не посылай этого дурачка Таубера с таким заданием. Я хочу, чтобы кто-то преподал мисс Феликс урок, чтобы она поняла: мы занимаемся кинобизнесом, а не пресмыкаемся перед ней. И мы в любой момент можем дать ей пинка под зад.
Сэм невольно улыбнулся:
— О'кей, Элеонор. Я лично этим займусь. Такое больше не повторится.
— Хорошо бы.
И снова она стала Снежной Королевой. Холодной и строгой. Сэму даже стало немного жалко, что она вернулась к своему обычному состоянию. Он пожал ей руку и вышел из кабинета. Было очень интересно увидеть разгневанную Элеонор Маршалл. Пусть даже этот гнев направлен на него. Он всегда пытался представить себе, как удается Полу Халфину хоть немного отогреть ее, когда она вечерами возвращается домой.
Элеонор забыла про Сэма раньше, чем он вышел из кабинета. Она уже набирала номер телефона «Си-эй-эй» и «Ай-си-эм», потом другие номера, чтобы принести извинения, произнести штампованные фразы, заявляя, что «Артемис» не имеет никакого отношения к публикациям в прессе.
Нельзя обидеть известных киноактрис. Ни одна студия не могла себе такого позволить. Женщины-актрисы до сих пор получают меньше коллег-мужчин, но их ставки в сравнении с мужскими медленно, но верно ползут вверх год от года. Что в общем-то Элеонор приветствовала. Хотя сама никогда не заплатила бы женщине-звезде ни на цент больше, чем принято. Если наконец актрисы получат равноправие, это должно произойти естественным путем. Все решает рынок. Бизнес есть бизнес. Именно благодаря таким воззрениям Элеонор Маршалл получила президентское кресло. Именно этим отношением она руководствовалась теперь, в ситуации с Роксаной Феликс.
Но ее просто бесило поведение этой женщины, уверенной, что она может вертеть как хочет «Артемис» и «Эс-Кей-ай». Роксана Феликс невероятно красивая и невероятно надменная. Но в то же время она не Мерил Стрип. Она думает, будто хорошенького личика достаточно, чтобы сделать карьеру актрисы, и Элеонор очень хотелось доказать ей: так не бывает. Хотелось не допустить ее к желанной роли, а через все газеты, которые так пресмыкались перед ней, преподать урок.
Но Элеонор не могла себе позволить этого.
Роксана, Роксана, Роксана. Всю неделю только это имя она и слышит. Стоило дать проекту зеленый свет, как Дэвид Таубер принялся названивать ей по двадцать раз в день, местная пресса и телеканалы осаждали просьбами дать интервью — они хотели получить подтверждения слухам. Том Голдман вдруг стал настаивать на пробе Роксаны вместе с Заком.
Элеонор пожала плечами и согласилась. В конце концов, первоначальные пробы Роксаны, присланные Сэмом, не были ужасными. Хотя и хорошими их не назовешь. Поскольку главную мужскую роль играет дебютант и автор сценария тоже никому не известен, ей, конечно, хотелось обезопасить себя и на ведущую женскую роль пригласить знаменитую талантливую актрису. Что ни говори, на производство фильма тратятся слишком большие деньги. А тут еще Джейк Келлер кипит от раздражения и на каждой стадии производственного процесса высказывает бесконечные возражения начиная с первого совещания по бюджету маркетинга. Она, Элеонор, сумела его приструнить, но он вынуждал ее постоянно быть настороже.
Вот она сиди г и на глазах у Тома Голдмана ведет с ним дуэль. Два ответственных сотрудника схватились перед Голдманом, а он наблюдает за их борьбой с высот Олимпа, не принимая ничью сторону и делая пометки в блокноте. Обычное занятие для голливудских шишек. Том не ругал и не хвалил сценарий «Увидеть свет». Если фильм выйдет удачным, он снимет пенки, а если провалится, то дистанцируется от него. Каждый ответственный человек в Голливуде ведет себя подобным образом, и Элеонор старалась не воспринимать это как нечто личное. Но все равно было обидно. «Увидеть свет» — ее первый проект, и она могла заметить, что сценарий Тому понравился, как и ей. Элеонор очень хотелось ощутить его поддержку. Втайне она даже надеялась, что ради нее он забудет об осторожности и нарушит свои принципы.
Но это мечты. Во всяком случае, ее удивило даже то, что Том подключился к подбору актеров. Он слишком для этого занят. Творческая сторона кинобизнеса не его сфера.
Он один из тех, кому положено сосредоточиться на том, чтобы студия хорошо выглядела перед истинными хозяевами кинодела с Уолл-стрит. Ну что ж, если он хочет, чтобы Роксану Феликс пригласили на пробы, так тому и быть.
Все-таки он ее начальник. И кстати, он очень настаивал.
Элеонор не могла понять почему.
— Элеонор, ты, наверное, не в своем уме. Все эти люди без имени…
— Я бы не сказала, что Зак Мэйсон — человек без имени, — заметила она на совещании по подбору актеров.
Она пыталась свою уверенность прикрыть непринужденным тоном. Что, в конце концов, позволяет себе этот Джейк Келлер? Она постаралась не выказать удовольствия от мысли, что сейчас Келлер критикует предложение Тома прямо при нем. Это ведь не ее идея, как казалось Келлеру. Том говорил с ней об этом наедине, поэтому решение пригласить Роксану Феликс на пробу только выглядело как ее личное.
Джейк потому и напал.
— В кино у него нет имени. Да, он, конечно, рок-звезда, как Мик Джаггер, или Стинг, или Мадонна. У них большие кассовые сборы.
— Вот это верно. Но мы смотрели пробы Зака и сошлись на том, что он талантлив.
— Хорошо, может быть. — Келлер не стал отрицать. Мэйсон на пробах показал, что у него дар от Бога. Он играл так же хорошо, как Оливье, и смотрелся так же здорово, как Киану Ривз. — Но это риск. И потом — нам не понравились пробы Роксаны.
— Но это было до того, как мы остановились на сценарии «Увидеть свет». Там герой — рок-звезда, а героиня — супермодель. Им обоим придется играть самих себя. Я думаю, это как раз сильный момент.
— Но не можешь же ты взять человека на роль только из-за давления прессы? — прорычал Джейк.
Элеонор, глядя на его превосходный костюм, рыжие волосы с аккуратным пробором, почувствовала такую сильную неприязнь, какую обычно приберегала для Изабель Кендрик и ее шабаша ведьм — дам Беверли-Хиллз, которые собирались на великосветские ленчи. Она руками разгладила свою розовую шелковую юбку, прежде чем ответить очень трогательным тоном, совершенно не подходящим к сути сказанного:
— Завтра мы делаем пробы Роксаны Феликс.
Она умолкла, желая, чтобы ее слова дошли до присутствующих. Пусть-ка эти молодые, неопытные вице-президенты, с жадным интересом наблюдающие за дракой старших, делают свои выводы. Она президент и намерена показать им это. Чтобы не сомневались. Джейк Келлер десять лет занимается творческой работой в студии, а она пришла из маркетинга. Он всегда, при каждом удобном случае, стремился подчеркнуть ее слабости. И если она не проявит твердости, он этим воспользуется.
— Итак, завтра утром. Джейк, пробы входят в твою сферу деятельности, так что ты должен все подготовить. Я приду в полдень, и мы сможем обсудить пробы. Том, а тебя это устроит?
— Да, замечательно. У меня нет ничего такого, что нельзя переставить или отодвинуть.
Том посмотрел на нее с еле заметным удивлением и одобрением, медленно кивнул, отчего сердце ее учащенно забилось, а Джейк Келлер побагровел, как свекла.
— Тебя устраивает, Джейк? — холодно и настойчиво спросила Элеонор.
— Конечно.
Он вынужден был согласиться. Все в комнате это понимали. И черт побери, может, Элеонор сейчас и дала волю своей почти мужской агрессивности, но она призналась себе, что было приятно ткнуть его носом куда следует.
Когда она входила в темный маленький кинозал, у нее возникло странное чувство. Вдруг Элеонор подумала, что лично ставит на Роксану Феликс, женщину, которую она даже не хотела брать на пробу. Дело крупное. Ее первый фильм. К работе привлечены рок-музыкант, неизвестная сценаристка и огромные-огромные деньги. В этой ситуации она слишком много ставит на кон. Женская роль очень важна. Они посмотрели всех самых значительных актрис — все хотели играть с Заком у Фреда, эти женщины поколения Джордан Голдман. Для которых и режиссер, и звезда были богами поп-культуры. Элеонор чувствовала себя старой и одинокой, она понимала, что Мэйсон — звезда огромной величины, она видела цифры его доходов, но она и понятия не имела, какие почти религиозные чувства он может вызывать. Для двадцатилетних он просто пророк. Их Боб Дилан. Вот почему люди вроде Джулии, Уайноны, других голливудских звезд и шишек кинобизнеса буквально дрались, чтобы получить возможность работать с ним.
И хотя самые разные красивые лица проплывали на экране на пробах с Мэйсоном, где-то в глубине ее существа было неприятное ощущение: не сработает. Ни с кем из них.
О, они все, бесспорно, величайшие актрисы, и выглядят прекрасно и довольно правдоподобно в роли супермодели.
Но какой-то магии — «химии» — с Мэйсоном не получалось. «Увидеть свет» должен потрескивать от излучаемой сексуальной энергии.
Обычно мужчины ходили на все пробы для дорогостоящих фильмов. Потому что женщина должна быть не только профессиональной актрисой, но, как говорили на съемочной площадке, она должна заставить мужчину захотеть.
Довольно вульгарно, но метод эффективный, и от Элеонор Маршалл не требовалось посещать пробы. Ну что ж, теперь никто не может ее остановить. Она президент и будет сидеть в этой темной комнате с кучей мужчин, с унылым видом наблюдая, как актриса за актрисой что-то вежливо бормочут с экрана. Мастерство, но ничего зажигающего.
Для «Увидеть свет» это не годилось.
И тут наконец они увидели Роксану.
Реакция мгновенная.
Когда камера наехала на Морган, подружку героя, все мужчины в комнате заерзали в креслах. Роксана была в джинсах и в майке, но когда важно шествовала посреди экрана, источая высокомерие и скуку, она была грациозна и опасна, словно львица. Возбужденная львица. Реакция Мэйсона на нее — это нечто. Его глаза шарили по ее груди, потом взгляд опустился ниже молнии на джинсах. Он раздевал ее глазами так нагло, что Элеонор, к удивлению, сама ощутила волнение и какое-то чувственное, чисто сексуальное желание в самом низу живота. Сейчас Роксана должна дать ему пощечину, но Мэйсон перехватывает руку и прижимает ее к корзине для бутылок. Она высвободилась, оттолкнула его, а во взгляде было столько злобы, что, казалось, в любую минуту она оскалит зубы и зарычит. Возбужденный шепот мужчин в зале стих. В комнате слышалось лишь их тяжелое дыхание. Зак и Роксана произносили слова текста, но Элеонор понимала: никто не слушает. Никаких слов, все следят за языком страсти. Желание охватило этих двоих на экране с такой силой, что ей показалось — она попала в чью-то постель. Они вот-вот перестанут произносить положенные по роли слова и начнут заниматься любовью прямо на глазах у всех. Невольно Элеонор поймала себя на том, что оглянулась на Тома Голдмана. Она хотела увидеть его реакцию, быть рядом с ним, пока у нее такие ощущения.
Что-то теплое коснулось ее интимного места, как будто кто-то рукой, легкой, как перышко, погладил… Как если бы Том дохнул ей в затылок.
Сексуальная энергия на экране была такой силы, что Элеонор думала: если поднести спичку, экран воспламенится. Это игра ее воображения или на самом деле брюки Зака спереди натянулись? И на самом ли деле на высокой упругой груди Роксаны Феликс сквозь майку проступили затвердевшие соски?
Когда экран погас, Элеонор Маршалл услышала, как коллеги-мужчины пытаются выровнять дыхание, и улыбнулась.
Пошел ты к черту, Джейк Келлер! Этот фильм получится!
Они пока не объявили решение. Это было бы слишком большим оскорблением для остальных кандидатур. Элеонор просто заметила, что было интересно, и Том согласился. А потом все вернулись на рабочие места. Но каждый для себя уже определил, кто будет играть Морган.
Хотя и не было объявлено, кого берут на роль, и поведение Роксаны непростительно, Элеонор Маршалл понимала: нельзя упускать Роксану.
Роксана Феликс — их новая звезда.
Элеонор быстро закончила разговор с Майком Овитцем, извинилась перед ним и нажала красную кнопку на телефоне. Звонил Том Голдман:
— Ты встречалась с Сэмом?
— Да, он собирается с ней поговорить. Я попросила его сделать это лично.
Голдман хмыкнул.
— Хорошо. Ну что ж, я думаю, лучше подтвердить наше решение как можно скорее. Если мы будем держать их в подвешенном состоянии день-другой, а потом все равно объявим Роксану, это будет выглядеть неприлично.
— Ладно, Том. Я только что закончила разговор с «Си-эй-эй», дай мне час времени, и я сделаю заявление.
Он засмеялся тихо и тепло:
— Конечно. Я предоставляю решать тебе, я верю в твой безупречный разум.
Повисло минутное молчание.
— Ты собираешься завтра на прием к Изабель Кендрик? — спросил Том осторожно.
— Только минут на десять. Мы покажемся и уйдем. — Элеонор улыбнулась. — Если я совсем не приду, Изабель и… — Она остановилась, потому что хотела сказать «Джордан», но вовремя спохватившись, продолжила:
— ..и все остальные наведут на меня порчу.
— Ax… — произнес он разочарованно, а потом, поколебавшись, сказал:
— Я надеялся, ты останешься. Нужно же нам хоть когда-то поговорить?
Элеонор почувствовала, что напряглась и ощутила то самое волнение, которое испытала вчера утром наедине с Томом, но захотела убедиться, права ли она.
— Но мы и так все время говорим.
— Я не имею в виду бизнес.
— У нас ведь столько возможностей общаться. В прошлый уик-энд мы играли в теннис.
Снова пауза.
— Я имею в виду только нас. Тебя и меня.
Ее словно ударило током. Элеонор попыталась взять себя в руки. Собрав все силы, она постаралась обычным тоном произнести:
— А ты думаешь, на этом большом приеме мы сможем ускользнуть и поговорить?
— Да, именно так я и думаю. — Он снова хмыкнул, явно смущенный.
Элеонор казалось, ее сердце стучит уже в ушах, почти оглушая. Язык прилип к небу.
— Что бы там ни было, я надеялся, ты останешься.
— Хорошо, я останусь.
Том повесил трубку.
Целую минуту Элеонор Маршалл смотрела на телефонный аппарат, пытаясь утихомирить дикую, странную пульсацию в крови.


Дэвид Таубер взялся руководить ее жизнью, и Меган не могла бы сказать, какие из его поступков ей больше всего нравились. Его появление на красном «скакуне», когда он примчался и вырвал ее из той дыры, или шампанское и букет роз, присланные на следующее утро, или подписание контракта в отделанных мрамором кабинетах «Эс-Кей-ай» под присмотром самого Сэма Кендрика и злобным взглядом Кевина Скотта. Контракт, который, как с удовольствием сообщил Дэвид, был на двести пятьдесят тысяч долларов.
Четверть миллиона долларов! Тина и Жанна были вне себя, не в силах справиться с завистью даже ради того, чтобы как-то к ней подлизаться. Может, это и нехорошо, но Меган испытала удовольствие, увидев их раскрытые рты и выпученные глаза. Впрочем, нет, ничто не сравнится с тем удовольствием, которое она получила, подъехав на новеньком арендованном «БМВ» к кафе мистера Чикена, чтобы подхватить Стэйси на обед. Боб Дженкинс попытался втереться в доверие, извиняясь, что был не слишком вежлив с ней — он чуть не падал ей в ноги.
— Мы все знали, что ты добьешься успеха. С первой секунды, как ты появилась у нас в дверях, можно было понять, что ты особенная.
Она обернулась и в наступившей тишине ответила громким сладким голосом:
— В отличие от тебя, Боб, мелкого мерзавца.
Ну что ж, верно говорят: сладкое это чувство, месть.
Сама Меган с трудом верила, что все происшедшее с ней — правда. Каждый раз, проснувшись утром, она щипала себя, оглядывалась вокруг и думала: да наяву ли все это?
Секунда-другая уходила на то, чтобы понять, где она: новая квартира такая чистая и просторная по сравнению с ее прежним жильем. В ней тихо, как в могиле. Если не считать уличного шума, конечно. Но в городе человек быстро к нему привыкает. Нет, тихо тут потому, что не слышно ругани Жанны и Тины. Невероятно, она проснулась, а горячая вода еще не кончилась и на кухне не сидит какой-нибудь дурень, приведенный Тиной, и не пьет кофе из ее, Меган, кружки. Здесь живет только она. Одна. Полностью оборудованная кухня, мягкие ковры в каждой комнате, и есть даже кабинетик для работы. Квартиру нашел Дэвид, и когда он привел ее и пропустил в двери, Меган с трудом удержалась от слез.
— Дэвид, это так здорово. Но я не могу себе это позволить.
— Конечно, можешь.
Он был такой уверенный, в голосе ни тени сомнения.
Меган посмотрела на его безупречный костюм, платиновый «Ролекс» и почувствовала себя идиоткой. Надо же, высказалась. Конечно же, она может себе это позволить. Иначе Дэвид не привел бы ее в такую квартиру.
— Мы оплачиваем аренду и все удобства прямо из твоего счета. Тебе не надо беспокоиться об этом. Тебе вообще не надо ни о чем беспокоиться.
— Из моего счета?
— Да, Норман Дрю будет вести твои счета, я всегда пользуюсь его услугами для открытия счетов новых клиентов.
Мои счета! Меган не знала, смеяться ей или плакать.
Что сказала бы мама, увидев ее сейчас? Толстая некрасивая Меган, вечная неудачница. Всегда в семье на последнем месте. И она поселилась в такой шикарной квартире! В центре самого знаменитого города века — в Лос-Анджелесе!
Меган понимала: ей надо позвонить домой и сообщить про новость. Но почему-то все время откладывала. Семья никогда не поддерживала ее. В глубине души Меган боялась, что они попытаются что-то урвать у нее, а она не сможет устоять. Ей не хотелось, чтобы из этого букета выдернули хоть один цветок.
— Все твои новые клиенты? — не удержалась Меган и спросила:
— Значит, и Зак Мэйсон тоже?
Дэвид снисходительно рассмеялся. Черт побери, какой у него чувственный смех. Такой удовлетворенный, будто он только что из постели. Но вообще-то, надо признаться, все в Дэвиде Таубере наводило ее на мысль о сексе.
— Да, конечно.
Он вытянул шею и заглянул в спальню, заметив плакаты с «Дарк энджел» и «Металликой» на стене. Где бы ни поселялась Меган, первым делом она прикрепляла эти плакаты. Они помогали ей пустить корни на новом месте. Но впервые девушка почувствовала себя пристыженной. Он может подумать, что она стара для подобных вещей.
— Я вижу, ты их поклонница.
Покраснев, Меган кивнула.
— Ну вот, а теперь у вас общий банк. Так что, когда я вас познакомлю, у вас найдется о чем поговорить, кроме музыки.
— Когда ты нас познакомишь? — повторила Меган, едва дыша;
— Ну конечно. И сделаю это завтра же. На приеме у Изабель Кендрик. Я спросил Сэма, можно ли привести тебя.
Там будут все: Зак Мэйсон, Фред Флореску, Сэм, боссы из «Артемис», которые как раз занимаются твоим фильмом.
Ее фильмом!
— И я. — Дэвид одарил ее особенной, ленивой улыбкой; его ровные, будто полированные, зубы, сверкнули на фоне загорелой кожи. В костюме от Гуччи, облегавшем крепкую фигуру, он напоминал Меган лучшего футболиста в ее колледже или шикарного мужчину, демонстрирующего костюмы Армани. Рядом с ним она даже не вспоминала о своей плохой коже или о лишнем весе. Дэвид такой совершенный, что она не могла отвести от него глаз.
Словно прочитав ее мысли, Таубер подмигнул ей.
— Я, конечно, не Зак Мэйсон, понимаю. Но ты ведь позволишь мне сопровождать тебя на этот прием? Жду не дождусь, когда смогу продемонстрировать свою новую клиентку.
Он хочет ее продемонстрировать? От этой мысли у Меган появилось желание подпрыгнуть от восторга.
— Я очень хочу пойти с тобой, Дэвид, — робко проговорила она.
— Вот и прекрасно. — Еще одна ослепительная улыбка, и он собрался уходить. — Да, еще одно, Меган. — Он подал ей золотую карточку «Америкэн Экспресс» на ее имя. — Тебе надо купить себе новое платье. Не обижайся, это серьезный прием. И я не думаю, что то, которое у тебя есть, подойдет. — Он бросил бесстрастный взгляд на простое черное платье Меган, самое лучшее, на выход, одиноко висевшее в незакрытом шкафу.
— Нет, конечно. Обязательно, — торопливо сказала Меган, сгорая от смущения.
— Ну и прекрасно. — Он взял ее руку и поцеловал. Легкое прикосновение обожгло ей кожу. — Так что до завтра.
Дэвид ушел, оставив Меган наедине с кредитной карточкой на пятнадцать тысяч долларов. Через день ей предстоит вступить в новую жизнь. И нет в мире ни единой души, с которой она могла бы поговорить об этом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Фабрика грез - Бэгшоу Луиза



очень понравился!
Фабрика грез - Бэгшоу Луизаполина
16.11.2013, 22.43





Здорово, ненавидишь и радуешься вместе с героями. 10!
Фабрика грез - Бэгшоу ЛуизаЛюся
24.12.2013, 15.03





если очень коротко - разразилась буря и отделила шелуху от зерен. 10/10!
Фабрика грез - Бэгшоу ЛуизаЭля
29.10.2015, 11.58





Замечательная книга! Без непонятной нудятины, надуманных обид и бестолковости!
Фабрика грез - Бэгшоу ЛуизаЮрьевна
23.01.2016, 1.34





Не могла оторваться, настолько мне было интересно следить за героями. Интересно. Рекомендую к прочтению однозначно!!!
Фабрика грез - Бэгшоу ЛуизаAnna
24.01.2016, 7.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100