Читать онлайн Дитя понедельника, автора - Бэгшоу Луиза, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дитя понедельника - Бэгшоу Луиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.6 (Голосов: 52)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дитя понедельника - Бэгшоу Луиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дитя понедельника - Бэгшоу Луиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэгшоу Луиза

Дитя понедельника

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Просыпаюсь поздно, потому что накануне выключила будильник. К тому моменту как я продираю глаза, на часах уже половина девятого.
Я не привыкла, чтобы свет так ярко лился в окна, даже сквозь шторы, потому долго моргаю, пытаясь сообразить, где это я проснулась. У Чарлза? Кажется, нет. Обвожу взглядом комнату, с трудом соображая. Натыкаюсь взглядом на будильник и буквально подлетаю в постели.
Проклятие, я опоздала на работу!
Затем я все вспоминаю.
У меня больше нет работы. Меня уволили за обман с рецензиями.
Застонав, хватаюсь руками за голову и тащусь на кухню сделать кофе. Конечно, есть хрустящие ржаные хлопья, причем без сахара и меда, и обезжиренное молоко, и все это принадлежит не Лили или Джанет, а мне — с некоторых пор я так завтракаю, — но совершенно нет аппетита.
Я стягиваю с вешалки халат и надеваю поверх ночной рубашки. Совершенно не представляю, чем буду сегодня заниматься.
— Доброе утро!
Джанет выходит из своей спальни. Хотя она только что встала, выглядит она на все сто. На ней короткая маечка и боксеры, волосы в легком беспорядке. Джанет зевает и трет глаза. Очень соблазнительный вид.
Черт, вот бы мне так выглядеть хотя бы уж после трех часов работы стилиста!
— Ой, Анна, ты дома? — удивляется Джанет, останавливаясь посреди кухни.
— Представь себе.
— Ах да! Лили мне сказала. Сочувствую.
— Ничего страшного, — говорю веселым тоном, хотя на душе скребут кошки. — Все к лучшему: найду себе работу получше.
На самом деле я совсем не уверена, что это будет так просто. Я даже не знаю, с чего начать. Мне страшно, по-настоящему страшно.
Кому я нужна, по сути? Конечно, я-то знаю, что это мне удалось найти удачный сценарий и договориться с режиссером, но доказательств у меня нет. Уверена, после моего ухода Китти засела за телефон, чтобы извалять мое имя в грязи. Так что меня могут встретить с большим недоверием.
К тому же мне давно не двадцать лет, мне поздновато начинать с нуля. Если в свои тридцать два я получу работу секретарши, скорее всего секретаршей и останусь до конца жизни.
— Ты найдешь отличную работу, ведь ты такая умная, — доносится до меня голос Джанет. — И потом, ты же работала с таким крутым режиссером. Он тебе поможет, если что.
Я смотрю на нее, пораженная.
— Джанет, это же блестящая идея! Отлично придумано.
Я делаю большой глоток обжигающего кофе и хватаю трубку.
— Офис Марка Суона, — сообщает голос Мишель. Я бросаю взгляд на Джанет. Она ободряюще кивает.
— Привет, Мишель, это Анна.
— А, привет. Как прошел ленч? Ленч? Какой ленч? Ах да, с Марком!
— Хорошо.
— А как поживает твой жених? — спрашивает она каким-то неестественным тоном.
— Э… тоже хорошо. Слушай, Марк на месте?
— Одну секунду.
Короткая пауза, затем в трубке слышен голос Суона:
— Анна? В чем дело?
— Меня вчера уволили.
— Правда? За что?
— Предлог нашелся. Правда, довольно неплохой… я отсутствовала полдня. — У меня не поворачивается язык рассказать о фальшивых рецензиях.
— Отсутствовала?
— Мы… покупали кольцо.
— Понятно.
— Но это нечестно. — На моих глазах выступают слезы. — Она… то есть Китти, просто выжила меня из офиса. А ведь это я тянула все на себе. Я буквально положила контракт на фильм на стол Эли Роту!
— Так почему ты ничего ему не сказала?
— Эли Роту? Какая ему разница? Да он хотел меня уволить и… — Я на секунду задумываюсь. — Честно говоря, не знаю, почему я с ним не поговорила. Понимаю, что Китти просто завидует мне, но Эли…
— Впрочем, Эли на тебя наплевать, — обрывает меня Суон. — Единственное, что его интересует, — это контракт со мной. Теперь я связан обязательствами и не могу просто так все бросить. К тому же не исключено, что Эли Рот даже рад тебя уволить. Ведь это я выбирал себе помощницу, а не он, и это его злило. Теперь же все в его руках.
— И что ты будешь делать? — затаив дыхание, спрашиваю я.
— Пока не знаю. Но если Эли Рот думает, что мной можно управлять, то он очень ошибается.
— Я хочу с тобой работать. Ты поможешь мне вернуться на работу?
— Что еще ты сделала, кроме того, что прогуляла полдня? Я краснею.
— Представила липовые рецензии.
— Тогда я не смогу тебе помочь. Конечно, это был всего лишь предлог, но Рот имел полное право тебя уволить. Ты сама дала ему в руки оружие.
— Но ведь у тебя есть сила… — начинаю я беспомощно.
— Да, но я использую ее только в мирных целях, — усмехается Суон. — И зачем тебе работа?
— Очень смешно. Хочешь сказать, что мне вообще не нужна работа?
— Именно так.
— Ты ведь говоришь не о Чарлзе и его деньгах?
— Нет. Я говорю о твоем будущем сценарии.
— Он почти закончен. Ты поможешь его раскрутить?
— Для начала я его прочту. Но раскрутить… все не так просто, Анна.
— Но ведь ты говорил, что я… талантлива! — почти в отчаянии восклицаю я.
— Да. Но это твой первый сценарий. Нельзя поручиться, что он получится удачным. Я постараюсь, чтобы его прочли нужные люди. Но раскручивать… увы, здесь я тебе не помощник.
— Но почему? — Мой голос срывается. Я чувствую, как по щекам бегут слезы. — Почему ты не хочешь помочь? Ведь у тебя авторитет, к тебе прислушиваются.
— Потому что нельзя стать настоящим юристом только потому, что твой отец — ректор юридической академии, Анна. Нужно самому приложить силы. Я дам тебе начальный толчок, а работать локтями придется самой. Я думал, ты лучше разбираешься в кинобизнесе. Или ты считаешь, что самое главное — написать сценарий, а потом можно и успокоиться?
— Я… ожидала, что ты меня поддержишь.
— Я тебя поддерживаю, просто у нас разные представления о том, что это такое.
Я молчу добрую минуту.
— Ладно, спасибо за помощь… и вообще за все.
— Да, мне пора, — говорит Суон как-то издалека. — Мне звонят со студии. Поговорим позже, хорошо?
— Нет проблем, — говорю в трубку, из которой уже раздаются короткие гудки. Джанет неотрывно смотрит на меня с дивана.
— Если я верно поняла, от него толку мало?
Мне остается только разрыдаться. Джанет гладит меня по голове, утешая.
— Но ведь он все может, — шмыгаю я ей в плечо. — Ему достаточно щелкнуть пальцами, но он не стал этого делать… Такое ощущение, что он больше в меня не верит… Стоило мне остаться без работы…
— Он верит в тебя, — шепчет Джанет. — Просто ты должна и сама…
— Он мог хотя бы проявить сочувствие… Господи, мне так плохо! — реву я. — Я не хочу жить на содержании, не хочу!
— Я понимаю тебя.
— Неужели все кончено? Я слишком старая, чтобы начинать сначала. Я не смогу найти агента и никогда не продам этот дурацкий сценарий.
— И совсем не дурацкий, — уверенно говорит подруга, хотя даже не знает, о чем он. — Уверена, что он блестящий.
— Ты не понимаешь, — всхлипываю я. — Даже если сценарий хорош, мне придется тяжело. Мне тридцать два, а сейчас выигрывают только молодые. И краси-и-ивые! — Я снова начинаю завывать. — А я такая стра-а-ашная!
Джанет протягивает мне салфетку. Я послушно сморкаюсь.
— У меня есть план, — говорит Джанет. Спасительные слова. Поток моих слез внезапно прекращается. Я вопросительно гляжу на подругу.
— Думаешь, если природа дает человеку красивую внешность, то ему обязательно должно всегда везти? — спрашивает Джанет. — Ты же знаешь, что это не так.
— Ах да, прости.
— Как видишь, у меня тоже не клеится с карьерой. Но ведь я барахтаюсь. Я звоню в агентства, рассылаю портфолио, пытаюсь использовать любой шанс.
— И что, получается? — Я чувствую себя немного виноватой, потому что в последнее время мало общалась с Джанет.
Она чуть заметно хмурится.
— По-разному. Но надеюсь, что-то выгорит. Ты должна делать то же самое. Просматривай объявления, звони знакомым, иди по сайтам. Отсылай резюме в разные конторы. Все в твоих руках.
— Полагаешь, на Суона рассчитывать глупо? И на сценарий тоже?
— Одно другому не мешает. И еще ты должна следить за собой. Тебе же известно, что побеждают те, кто хорошо и уверенно выглядит.
— Но на собеседовании не спрячешься за красивым шарфиком, — вздыхаю я.
— Однако встретят тебя по шарфику, ты сама это знаешь.
— У меня только вечерние наряды, а нужно что-то деловое.
— Я помогу тебе. Мы превратим тебя в акулу бизнеса, главное — верно подобрать одежду.
Вспоминая о своем чудесном превращении накануне вечеринки у Чарлза, я киваю.
— Но на это нужны большие деньги, — добавляю хмуро. — Может, прошвырнемся в «Мисс Сиксти»? Там все очень дешево.
— Анна, — укоризненно говорит Джанет, — кто же выглядит акулой бизнеса в одежде от «Мисс Сиксти»? Сколько у тебя на счету?
Я пытаюсь сделать примерные подсчеты.
— Около полутора тысяч.
— Так давай их и потратим. Я округляю глаза:
— Ты сошла с ума!
— А что такого? Или ты забыла, что выходишь замуж за одного из богатейших мужчин Англии?
Не сговариваясь, мы обе смотрим на мое кольцо.
— Ты же хочешь найти новую работу? — настаивает Джа-нет. — Хочешь выглядеть элегантной деловой особой?
Киваю.
— Тогда не спорь со мной. Собирайся, мы отправляемся за покупками!
К черту все предосторожности! Ничего другого все равно не остается.
На такси мы добираемся до Нью-Бонд-стрит, личной Мекки Джанет. Здесь повсюду магазины, в какую сторону ни взгляни. Невероятные бутики с дизайнерской одеждой и обувью, маленькие магазинчики с косметикой и вещицами для дома, где цена одной ароматизированной свечи сравнима со стоимостью баллистической ракеты класса «земля — воздух». Джанет пребывает в таком возбуждении, что начинает напоминать мне ребенка в Диснейленде. Она ахает, замирает перед витринами, что-то бормочет себе под нос, глаза у нее горят. Я слышу, как она рассуждает:
— Это тебе подойдет… Или:
— Боже, какой великолепный кардиган!
— Ах, кашемир!
— V-образный вырез — то, что тебе нужно.
— О, какая кожаная юбка!
— Эта красная кофта отлично подойдет к бежевым брючкам…
— Но, Джанет! — не выдерживаю я. — Ты взгляни на цены! — Тычу пальцем в направлении кашемировой кофточки, которая, судя по размерам, сшита для Барби. — Триста восемьдесят фунтов! Целое состояние! А туфли за пять с лишним сотен!
— Это же Армани, — укоризненно поясняет Джанет.
— Но при таких ценах я смогу купить всего три вещи. У меня даже на питание не останется.
— Хм… — Джанет останавливается. — А у тебя нет кредитки? — Я качаю головой. — Чарлз еще не выделил для тебя отдельного счета?
— Нет, — твердо отвечаю я. — Я же говорила, что не хочу тратить деньги Чарлза.
— Ты так категорична, — усмехается Джанет.
— Я не хочу быть женщиной на содержании.
— Какая же ты упрямая, — вздыхает моя подруга. — А еще невеста! Что ж, жаль, здесь столько отличных вещей, которые могли бы тебе подойти.
У меня опускаются руки.
— И что же? Мы не сможем меня приодеть?
— Да ты что! Конечно, сможем, — уверенно говорит Джанет. — Правда, придется забыть об Армани. И о Донне. Не говоря уже о Клоэ.
— Понятно. Значит, идем покупать дешевые тряпки? — спрашиваю расстроенно. Настроение сразу падает.
— Я не сказала, что дешевые. Ведь есть куча отличных магазинов, где продают одежду по доступным ценам. Например, «Зара» или «Банана репаблик». Просто надо знать, что именно ищешь.
— А что именно мы ищем?
Джанет скептически оглядывает мои джинсы и безразмерный черный свитер, купленный как-то на распродаже. Я снова облачилась в свою неприметную одежду.
— Уж точно не такое уродство, как то, что на тебе надето, — хмурится Джанет. Через несколько минут она останавливается перед стеклянными дверями магазина. — Так, вот мы и на месте. — Двери разъезжаются в стороны. — Это «Банана репаблик», наша первая остановка. Только давай договоримся, что ты будешь мне доверять и слушаться.
— Как скажешь, начальник, — с готовностью отвечаю я. Мое доверие к вкусу Джанет с некоторых пор безгранично.
— Давай шевели задницей, сейчас мы превратим тебя в акулу бизнеса.
Я уже упоминала, что ненавижу шопинг, особенно ту его часть, когда приходится стягивать с себя одежду и натягивать другую, глядя в зеркало на свое ужасное тело. К тому же мне всегда казалось, что в большинстве случаев это просто колоссальная потеря времени.
На этот раз все еще хуже. Джанет торчит в примерочной рядом со мной и смотрит! Конечно, она моя подруга и тоже женщина, но она так удивительно стройна и хороша собой, что от разительного контраста мне хочется заскрежетать зубами. Правда, взглянуть в зеркало мне никак не удается. У меня просто нет на это времени, так быстро Джанет подсовывает мне вешалки. Едва я успеваю натянуть на себя какую-то шмотку, как она кричит за занавеску:
— Тащите на размер меньше, она похудела! — Или: — А вот это самое оно!
Через тридцать минут мучений я начинаю задыхаться под ворохом ткани, взмокаю и думаю только о капитуляции. Джанет, полная энергии, просит отложить пару вещей, что-то покупает и тащит меня в новый магазин. Я все больше задыхаюсь, мое лицо пылает, по спине течет пот.
— Все, я больше не в силах что-то мерить, — заявляю я, отчаявшись.
— Да брось, еще немного, — весело смеется Джанет, протягивая мне очередную стопку вещей. — Примерь вот это.
Мы в примерочной «Зары», я тоскливо расстегиваю «молнию» брюк цвета карамели, стоя спиной к зеркалу.
— Прошу тебя, смилуйся, — молю. — Неужели тебе мало? Джанет качает головой.
— Воды! Я должна попить, — сипло прошу я.
— Утомилась? — заботливо спрашивает подруга. — Да, пакеты уже довольно увесистые.
Увесистые? Да под ними согнулся бы и Арнольд Шварценеггер! Ума не приложу, когда я успею переносить все то, что мы накупили. В каждом новом магазине, завидев кучу фирменных пакетов, к нам бросались все продавцы одновременно — очевидно, видели в нас перспективных покупателей.
— Так, снимай, они отлично сидят, — велит Джанет. — Скажу, чтобы упаковали, давай свою «Визу». — Я протягиваю ей карточку. — Думаю, придется брать такси.
Господи, на моем счету, должно быть, ничего не осталось! С другой стороны, не тащиться же с фирменными шмотками в метро?
Мы выходим из магазина, ловим свободное такси и заваливаем его пакетами. Я даже не чувствую радости, до того измучена и до того мне жаль потраченных денег. Некоторые свертки высовываются из пакетов и сейчас кажутся какими-то тусклыми и скучными. Мне становится совсем грустно, снова наваливается утренняя тоска.
Я накупила кучу бесполезных шмоток и осталась без денег! Без денег и без работы!
— Вылезаем, — командует Джанет уже у дома. — Спасибо. — Она протягивает водителю десятку.
— Приятно было подвезти такую красотку, — подмигивает тот.
Как бы мне хотелось, чтобы мной восхищались! Хоть бы на денек стать такой хорошенькой, как Джанет!
Я опускаю глаза и смотрю на свой рубин в надежде почерпнуть в его блеске уверенность, но бесполезно. Чарлз может засыпать меня деньгами, но никогда не захочет меня по-настоящему, как хочет, должно быть, этот шофер мою подружку.
Конечно, думать так — настоящий эгоизм, но я все-таки завидую Джанет. Мне хочется, чтобы меня не просто уважали — как Чарлз, — но и любили, и желали как женщину. Интересно, каково это, быть желанной?
— В чем дело? — спрашивает Джанет, заметив выражение моего лица. — Ты что, плачешь?
— Совсем нет, — улыбаюсь я, сморгнув слезы. — Просто ужасно устала…
— Это из-за работы, да? — участливо спрашивает Джанет. Да уж, из-за работы. Ведь я, черт возьми, даже забыла, что меня уволили!
— Да перестань, Анна. Вот мы развернем покупки, и у тебя сразу поднимется настроение.
— А может, сначала перекусим? — жалобно прошу ее. Желудок давно ноет, выпрашивая пищи.
— Сейчас сделаем салат с зерновыми сухариками. Ты же на диете, — напоминает мне Джанет.
Дома я торопливо перекусываю, принимаю душ и сажусь на стул. Джанет укладывает мне волосы. Покупки аккуратно разложены на кровати и на диване.
— Я тебя еще и подкрашу, — сообщает Джанет. Киваю на ее бездонную косметичку.
— Этим?
— Нет, мы будем использовать твои средства. Я хочу научить тебя грамотно накладывать макияж. Это основа любого превращения. Если ты начнешь ухаживать за собой, твоя жизнь изменится к лучшему.
— Спасибо, конечно, — говорю с сомнением, — но мне кажется, что прическа и макияж не в состоянии влиять на жизнь. Ведь не в этом главное.
— Предрассудки! — уверенно заявляет подруга. — Послушай внимательно, что я тебе скажу. — Она выключает фен. — Ты гораздо умнее меня, Анна. И амбициознее. А мне этого не хватает. Именно поэтому мне и не везет. Даже Лили успешнее меня. — Ее голос начинает дрожать.
— Это не так, Джанет. Ты же модель, снималась для кучи журналов!
— Да, как и тысячи других девчонок. — Она вздыхает. — Я говорю не об этом. Просто я вижу в тебе большой потенциал, понимаешь? У тебя есть будущее. Уж можешь мне поверить. В нашем мире нужно быть умной и амбициозной, и тогда несложно сделать так, чтобы тебя считали интересной и привлекательной. Гораздо сложнее быть красивой дурехой.
— По Лили этого не скажешь, — бурчу себе под нос.
— А вот и скажешь. Просто она умеет себя подать так, что выглядит успешной. А это не совсем так, ты же знаешь.
Я пожимаю плечами.
— Анна, ты просто закомплексованная до кончиков ногтей. Все свои неудачи ты породила сама. То, что ты потеряла работу, на самом деле большая удача. Ты уже меняешься, а потому начинаешь пугать тех, кто считал, что из тебя ничего не выйдет.
— Только не надо заканчивать эту фразу заявлением, что главное — внутренний мир, а не красота. Этого я не выдержу. Ты же не хочешь сказать, что, избавившись от комплексов, я превращусь в Бритни Спирс?
— Я этого не говорила. К тому же Бритни не такая уж и симпатичная.
— В этом я согласна с тобой, но ведь ею восхищаются.
— В том-то все и дело. Ты должна смириться с тем, что тебе никогда не стать худощавой доской и не уменьшиться в росте.
В общем, ты и смирилась, но не так, как следовало. Нужно было превратить недостаток в достоинство.
— Не пойму, к чему ты ведешь?
— Тебе и не нужна внешняя красота. В тебе есть огонь, и это главное. К тому же у тебя отличная кожа и внимательные глаза.
— Ага, и нос от Гонзо!
— Можно подумать, у тебя такой уж огромный нос!
— Я собираюсь его исправить, — неожиданно делаю признание. — Как только выйду замуж, сделаю операцию. Конечно, я говорила, что не хочу брать у Чарлза деньги, но это слишком важно, чтобы скромничать.
— Не делай этого! — в ужасе восклицает Джанет. — Нос придает твоему лицу неповторимость. А ты превратишь себя в обыкновенную простушку!
— А мне не нужна неповторимость, понимаешь? Может, я хочу быть простушкой!
— Но ради чего? — вопрошает Джанет. Я пристально смотрю на нее, но не замечаю иронии на ее лице. — Зачем тебе это нужно? Ты хочешь стать такой же, как все остальные, то есть никакой? А сейчас ты выделяешься из толпы.
— Да, уродством.
— Так думаешь ты одна.
— Да мне надо было родиться парнем! С моим весом, ростом и костями из меня получился бы отличный мужик!
Джанет начинает смеяться.
— Да не получился бы из тебя мужик. Ты гораздо женственнее, чем тебе кажется. И я тебе это докажу!
Включив фен, Джанет возвращается к укладке моих волос, и мне приходится на время заткнуться. После столь мучительного разговора мне ужасно хочется выпить чаю и посмотреть телик, чтобы отвлечься, но я не могу обидеть Джанет.
Что ж, пусть попробует доказать, что я женственная. Интересно, как это у нее получится?
— Итак, приступим.
Мы расположились в комнате Джанет, за ее туалетным столиком. На зеркале закреплено несколько фотографий Джанет, очень удачных. Само зеркало залито светом нескольких галогенок, так что видно каждую пору, каждый волосок на лице.
Видимо, что-то отражается у меня на лице, потому что Джанет поспешно произносит:
— Не волнуйся, моя кожа в этом зеркале выглядит еще хуже. Оно слегка увеличивает.
— Понятно, — коротко отвечаю я.
— Приступим?
— Да приступим, приступим!
Передо мной разложено содержимое моей косметички, а также кое-что из косметички Джанет.
— Итак, смотри, что требуется для хорошего макияжа. Спонжики.
— Есть.
— Тональный крем, желательно с легкой, но стойкой текстурой.
— Есть.
— Да прекрати ты говорить «есть»! Можно подумать, мы находимся в Центре управления полетами.
— Прости. Я просто хотела таким образом подчеркнуть, что внимательно тебя слушаю.
— Продолжаю. Пудра с эффектом загара. Тебе придется купить собственную. Кисточка к ней. Для зимы лучше использовать румяна, причем розоватых оттенков, потому что кожа бледная.
— У меня есть румяна.
— Они коричневые, выброси их, это не твой тон. Вот, возьми мои, у меня их несколько.
— Что? «Мейбеллин»? Я думала, ты пользуешься только дорогой косметикой.
— Дорогая не всегда хорошая. А «Мейбеллин» выпускает очень неплохую продукцию. Кстати, можешь купить себе книжку «Что вам нужно для макияжа», недавно вышла. Там рейтинги продукции и мнения профессиональных визажистов. Узнаешь много нового и неожиданного. Некоторые фирмы, которые продают дорогую косметику, на самом деле берут с тебя деньги за имя, а не за качество продукции. Не переплачивай!
Я и не знала, что Джанет так глубоко разбирается в косметологии.
— Итак, еще нужны тушь, блеск для губ, подводка, если глаза не слишком глубоко посажены. Можешь выкинуть черный карандаш. И подводку. Это слишком темный тон для тебя. Попробуй светло-коричневый, он подчеркнет голубизну глаз.
— А разве не синий подчеркивает голубизну?
— Строго говоря, ее подчеркивает оранжевый, но коричневый сойдет. Но только не синий! И вообще, откуда у тебя столько синих теней? Ты что, в юности слушала «Бананараму»?
— Да.
— Начнем с увлажнения. Можно использовать легкий крем или сыворотку, желательно с солнцезащитным эффектом и не забивающие поры.
— Это какие?
— Например, «Ойл оф Олей». Если пользоваться тональным кремом без увлажнителя, страдает кожа, да и тон может лечь неровно. Так, теперь корректор, хотя он и не всегда требуется. И запомни, корректор наносят под тон, а не поверх него. — Джанет последовательно наносит мне на лицо крем, затем корректор и тон, легкими движениями, еле касаясь кожи. — Так, теперь немного подождем, стойкий тон должен зафиксироваться на лице. Не морщись, иначе могут появиться складочки.
Уж не знаю, как Джанет удалось так идеально наложить тон, но мое лицо приобретает удивительный здоровый оттенок, усталые тени под глазами пропали без следа.
— Кстати, должна тебе сказать, ты очень неаккуратно накладываешь тон. Его нужно растушевывать до самой линии волос. Иначе будет не лицо, а маска. И внимательнее подбирай оттенок. Я тебя научу.
Джанет продолжает колдовать над моим лицом.
— Теперь пудра, здесь и здесь. А сюда наносим бронзовую: на лоб, скулы, чуть-чуть на виски и под брови. Получаем эффект загара. Ты следишь за мной, Анна?
— Э… да, разумеется.
Результат впечатляет. Я кручу головой, разглядывая линию скул, задираю лицо вверх и наклоняю вниз. Свежий оттенок, который обрела моя кожа, просто удивителен.
— Главное не перестараться. Если наложить слишком много тона или пудры, придется все смывать. Лицо будет напоминать застывшую маску. Это еще допустимо вечером. Но только не днем!
Я послушно киваю.
— У тебя большие глаза, и их требуется подчеркнуть. Возьмем светло-бежевые и коричневатые тени, одной палитры. Светлые вверху и во внутренних уголках, более темные — на нижней части верхнего века. Затем немного перламутровых теней на внутренний уголок глаза… ресницы у тебя очень темные, днем можно обойтись и без туши, а на вечер хватит и одного слоя. Вот так глаза кажутся больше.
Да, обычно я навешиваю три слоя туши, пытаясь добиться аккуратности, но ресницы только еще больше слипаются.
— Боже, это потрясающе! У меня не глаза, а глазищи! — восхищенно говорю я.
— Кстати, не используй тушь и подводку одновременно. Это утяжелит макияж, а тебе это не нужно. Теперь губы… — Джанет придирчиво смотрит на мой рот. — У тебя очень красивая форма губ, они полные и сочные. Днем советую пользоваться блеском, а вечером — увлажняющей помадой. Вот, смотри!
Я зачарованно смотрю в зеркало. Кто бы мог подумать, что у меня такой красивый рот!
— Выбирай помаду натуральных оттенков, такую, где больше розового, чем коричневого. И никакого карандаша для губ! Ничто не выглядит так ужасно, как остатки контура при съеденной помаде.
— Я это запомню.
— Теперь духи. Тебе нужно что-то запоминающееся. Я, например, обожаю первые духи от Дженнифер Лопес. Могу дать попробовать. Думаю, тебе они понравятся.
— Я верю, что они хорошие, — говорю, вставая и пятясь назад, тогда как Джанет наступает на меня с пузырьком в руках. — Но я привыкла к «Шанель №5», они мне подходят…
— Чушь! Они тяжелые и раскрываются только на женщинах значительно старше тридцати. Пусть говорят, что это вечный запах; по мне, так он напоминает аромат высушенной мумии.
Джанет все-таки исхитряется настичь меня в углу комнаты и прыснуть куда-то в область шеи пресловутыми духами.
— Прекрати немедленно… — начинаю я и осекаюсь.
Хм, должна сказать, запах довольно приятный… нежный, словно первоцвет. Я замираю, прислушиваясь к себе. Да, мне он нравится.
— Понюхай еще вот эти. — Джанет бросается к туалетному столику и хватает с него белый флакончик с цветочным орнаментом.
Я решаюсь.
— Недурно. — Запах цветочный, очень легкий. — А что это?
— «Анаис-Анаис», уже классика.
— Я слышала о них, они вышли довольно давно, — замечаю я, припоминая рекламу. — Мне казалось, ты пользуешься только новинками.
— Новинки иногда слишком похожи друг на друга. Каждый дизайнер пытается скопировать общую тенденцию. К тому же экстрамодными духами пользуются все. Не люблю смешиваться с толпой.
Я снова принюхиваюсь к флакону. Запах «Анаис» нравится мне еще больше, чем произведение Джей Ло.
— Думаю, тебе подойдут эти духи, — продолжает Джанет. — Можешь пока ими пользоваться, у меня десятки разных ароматов. Ты очень женственная, Анна, и не спорь со мной, поэтому цветочный аромат — то, что тебе надо. Главное, найти свой. Тебе не нужны тяжелые запахи, иначе каждый мужчина будет замечать твой излишний вес. Чем легче запах твоих духов, тем изящнее ты представляешься противоположному полу.
— Неужели это так? — переспрашиваю недоверчиво. — Думаешь, тут есть какая-то закономерность?
— Все дело в психологии. — Хм…
Я поворачиваюсь к зеркалу и принимаюсь изучать свое отражение. Думала ли я пару месяцев назад, что буду так выглядеть? Спросите, как именно? Уверенно, элегантно. Я бы даже сказала, не без лоска.
Кстати, макияж, наложенный Джанет, выгодно подчеркнул черты моего лица. Даже нос не кажется таким огромным. А глаза! Они такие внимательные, задумчивые. А губы! Господи, у меня полные, сексуальные губы, словно с картинки!
Я, конечно, не красива, это так. Но я почти… привлекательна, вот что! Моя внешность стала яркой, заметной, привлекающей взгляд.
— Неплохо вышло, правда? — спрашивает Джанет с гордостью.
— Великолепно, — искренне восторгаюсь я. — Спасибо тебе, подружка.
— Это ты еще шмотки не надела! Пойдем скорее! — Теперь голос Джанет звучит возбужденно, словно мы накупили одежды не мне, а ей.
Мой энтузиазм тает. Стоит мне увидеть в зеркале отражение своего голого тела, как сказка померкнет и волшебство рассеется. От себя не убежишь.
Что ж, придется идти и мерить. Я вздыхаю. По крайней мере здесь нет ядовитых ярких ламп, как в примерочных, и мне не грозит увидеть каждую складку своего нелепого тела. Особенно если снимать и надевать вещи достаточно быстро.
Благодаря Джанет теперь я смогу самостоятельно накладывать макияж (пусть и не так умело, как это делает она). Возможно, мне удастся отвлекать внимание от своей фигуры ухоженным лицом?
— Итак, с чего начнем? — бодро спрашиваю своего личного консультанта.
— Нет, это просто удивительно!
— В чем дело?
— Мне уже дважды удалось убедить тебя в том, что превращения возможны, а ты все еще мне не доверяешь!
— Я доверяю…
— Видела я, каким кислым стало твое лицо, стоило мне упомянуть о покупках. Думаешь, я накупила жуткого барахла?
— Нет, я вовсе так не думаю. — Я думаю сейчас только о своем жире.
— Тогда чего ты куксишься?
— Просто я всегда считала, что из… э-э-э… сама знаешь из чего, конфетку не сделаешь.
— Если добавить патоку и ароматизаторы, то сделаешь, — смеется Джанет. — И не надо быть уж слишком самокритичной. Что это за сравнения? Похоже, ты слишком долго холила и лелеяла свои комплексы, Анна. Как ты вообще ухитряешься жить с такой ненавистью к своей внешности?
— О, я долго училась этому. Я же не в одночасье стала уродиной.
— Господи, ну кто тебе внушил, что ты уродина? Неужели даже сейчас ты все еще думаешь о себе так?
— Я ведь не с рождения так решила. Просто всегда найдутся люди, которые откроют тебе глаза на твои недостатки.
— И кто же тебя так обидел?
— А ты небось уже видишь себя в роли моего психоаналитика?
— Вот еще, психоаналитикам платят деньги. А я твоя подруга. Так кто же тебя обидел?
— Мальчишки. Это было еще в школе. — Я вздыхаю и опускаю глаза. — А потом меня пытались задеть все, кому не лень. Ты — единственный в этом мире человек, который не считает меня уродливой. Ну, может, еще Ванна.
— Значит, пока нас всего двое — тех, кто разглядел тебя. Послушай, ты же выходишь за миллионера. Или это, по-твоему, случайность? Думаешь, Чарлз совсем слепой?
У меня появляется желание немедленно рассказать Джанет, ради чего на мне женится Чарлз и что именно он во мне ценит, но я прикусываю язык. Почему-то мне кажется, что своим признанием я обкжу Чарлза, даже если он об этом не узнает.
Но ведь я-то знаю, что мой жених вовсе не увлечен мной, а тем более моей внешностью. Он не хочет меня. Да и никто меня не хочет. Чарлз же ценит во мне лишь мою скромность и умение слушать. Спасибо и на этом.
— Конечно, Чарлз не слепой, — медленно отвечаю я. — Зато, как ты знаешь, слепа любовь. Он просто… не замечает… недостатков моей внешности.
— Какая ты порой смешная, Анна! Это не любовь, а ты слепа! Ну да ладно. — Джанет хватает брюки, купленные в «Заре», и протягивает их мне. — На, надень. И вот это тоже. — Она вытаскивает из пакета бежевый джемпер, довольно скучного вида.
Я обреченно снимаю одежду — прямо перед Джанет — и натягиваю брюки. Они неплохо садятся и довольно удобны. Однако на джемпер я никак не могу решиться.
— Не могу, — признаюсь я. — Он такой… узкий. И вырез буквой «V». Я буду выглядеть обтянувшейся свиньей!
— Надевай.
— Но он подчеркнет мою огромную грудь!
— Вот именно! — с триумфом восклицает Джанет. — Надевай!
Натягиваю бежевый джемпер, едва не плача — до того мне стыдно. Повернуться к зеркалу нет сил.
— Теперь пара аксессуаров, — бодро щебечет моя мучительница. — О, то, что надо! — Она предлагает мне наручные часы на широком кожаном браслете, украшенном стразами. — И это! — Наступает очередь темно-оливковой замшевой сумочки. Даже не помню, чтобы мы ее покупали. — А на ноги эти туфли.
— Эти туфли? Мы такие не покупали, я уверена!
— Я купила их на свои деньги, чтобы сделать тебе подарок, потому что была уверена, что ты откажешься их мерить. — Джанет вздыхает. — Хорошо, что у нас один размер.
— Джанет… — мнусь я. — Я очень тебе признательна, но раз тебе эти туфли тоже подходят… не стоит. Я могу обойтись теми, что мы купили в прошлый раз.
Подруга упрямо качает головой. Я растерянно читаю название фирмы на коробке. Дорогие!
— У тебя сохранился чек? Я отдам тебе за туфли позже… когда найду работу, — лепечу я. — Правда, я все равно не смогу такие носить, но… думаю, их можно обменять на менее… вызывающую модель.
— Надевай и не спорь!
— Но они на каблуках1 Здесь не меньше семи сантиметров! Может, и больше!
— Да. И что с того?
— Но я стану еще выше, неужели ты не понимаешь? — Я в отчаянии смотрю на подругу.
— У меня почти такой же рост, как у тебя, — пожимает плечами Джанет. — Но я постоянно ношу шпильки.
— Это не одно и то же! У нас разная комплекция.
— Анна, — терпеливо объясняет Джанет, — ты никогда не научишься любить себя, если не будешь экспериментировать. А если сама себя не любишь, то и никто тебя не полюбит.
Я смотрю на коробку с туфлями. В горле комок.
— Ты все равно никогда не станешь маленькой, дорогуша, — мягко увещевает Джанет. — Что толку носить плоскую подошву, если ты все равно выше других. К тому же тебе не идет низкий каблук. С ним ты сутулишься. И перестань плакать!
Чувствую, что глаза опять на мокром месте. Джанет тотчас протягивает мне бумажную салфетку.
— Прекрати реветь, дурища! Если ты испортишь свой идеальный макияж, я тебя придушу!
— Прости. — Я шмыгаю носом и против воли улыбаюсь.
— Давай обувайся. Каблуки не такие уж и высокие.
Я со вздохом влезаю в туфли, на которые никогда бы не решилась, если бы не Джанет.
— Вот, твои ноги кажутся длиннее, — замечает та. — Да повернись ты к зеркалу.
Послушно оборачиваюсь, готовясь к самому худшему.
Нет! Это не я! Точно не я! То есть я, конечно, но словно из другой жизни.
Нет, я совсем не такая. Разве я похожа на эту высокую элегантную женщину с прекрасной осанкой и полной грудью?
Хотите — верьте, хотите — нет, но у меня красивые бедра в брюках из «Зары», неплохая талия (может, причина в том, что я похудела за последнее время?) и уверенная посадка головы. В сравнении с широким плотным ремешком часов запястья выглядят почти изящно. Благодаря каблукам как-то подобрался зад и расправились плечи. Брюки и джемпер сидят идеально. Могла ли я даже представить, что такое возможно? Черт, высокие каблуки словно скрадывают мой вес, и я выгляжу изящнее.
Я выгляжу… женственно.
Вздыхаю с облегчением.
— Я… не верю своим глазам. Это невозможно!
— Я так и знала, что ты это скажешь, — довольно усмехается Джанет. — Знала, что не поверишь своим глазам. Ты вообще никому и ничему не веришь, кроме своих дурацких комплексов.
Я не могу отвести от себя глаз. Джанет была совершенно права, я женственна и элегантна. Куда же все-таки подевался мой живот?
Невзирая на присутствие подруги, я задираю джемпер и смотрю на отражение своего живота. Нет, он не плоский, конечно, но уже явно не состоит из трех жирных складок, как раньше. Привычка мыться и одеваться, не глядя в зеркало, привела к тому, что я просто не заметила, как похудела! Даже задница уже не коровья… а скорее плотная и… почти привлекательная.
— Мне удалось похудеть, — шепчу я.
— И довольно сильно. Килограммов семь, не меньше! — уверенным тоном заявляет Джанет. — Ладно, снимай, тебя ждет еще целая гора обновок.
Через час я могу с уверенностью сказать, что мне нравится большинство вещей, которые подобрала моя подруга. Они только на диване кажутся скучными, а будучи надетыми, сразу оживают. Примерив несколько вещей бежевых оттенков (карамельного, горчичного, песочного), я нахожу, что все они неплохо сочетаются друг с другом, затем, осмелев, пробую черный и красный. Модели однотонные, с неяркой отделкой — ничего пестрого.
— Я подбирала исходя из типа твоей фигуры, — поясняет Джанет. — Конечно, кое-что пестрое тебе тоже подошло бы, и даже очень, но ты пока не умеешь носить яркие вещи.
— Это точно, — отвечаю я, поглаживая нежный кардиган приятного жемчужного цвета.
— Кстати, большинство вещей отлично дополняют друг друга. Я специально подбирала. Вот, примерь ту бордовую кожаную юбку.
— Но она до колен! — ужасаюсь я.
— А ты надень ее с теми сапожками.
— Что?! О нет! — Я натыкаюсь на укоризненный взгляд Джанет. — Хорошо, хорошо.
— И с черным кашемировым свитером. Где же он? — Она роется в куче одежды. — Ага, вот! Кстати, с белой блузкой тоже пойдет. Надо будет еще жилетку купить, в охотничьем стиле, кожаную. И желательно бордовую, к юбке, — мечтательно говорит моя подруга.
Мне все больше нравится примерять обновки. Это довольно весело! Вот уж не подозревала. Кстати, юбка с сапогами просто великолепна. Открытым остается лишь небольшой участок ног, буквально десять сантиметров, отчего этот участок выглядит очень соблазнительным. Честное слово!
Если бы Джанет брала деньги за консультации — и немалые, судя по ее талантам, — я бы не задумываясь оплатила ее услуги.
Теперь, когда я выгляжу так хорошо и элегантно, мне легко удастся найти себе агента и хорошую работу! Я могу войти в любую нужную мне контору, с чувством собственного достоинства устроиться на кожаном диване напротив работодателя и с блеском пройти собеседование.
Стоп! Нельзя позволять себе увлекаться! Все может оказаться не так просто. Но все равно я буду чувствовать себя гораздо увереннее после сегодняшнего.
— Я была права, — смеется Джанет. — Ты преобразилась не только внешне. Я вижу, ты поверила в себя. Будущее в твоих руках, и только ты знаешь, куда стремиться. Конечно, это всего лишь тряпки и штукатурка на лице — но что поделаешь, если в нашем мире встречают по одежке?
— Ты так помогла мне, Джанет. — Я с чувством обнимаю подругу. — Ты не представляешь, как много для меня сделала.
— Почему же, очень даже представляю. — Джанет встряхивает гривой волос.
— Тебе стоило пойти учиться на стилиста.
— Надеюсь, еще не поздно, — смеется она.
Я продолжаю мерить наряды, пока она переодевается. У Джанет запланирована встреча, а я все не могу остановиться. Для меня в новинку вертеться перед зеркалом. Я надеваю то одну вещь, то другую, пробую разные сочетания, дополняю наряды своими новыми недорогими аксессуарами и чувствую себя удивительно счастливой.
Сложив и развесив вещи в шкафу, я еще некоторое время любуюсь белой шелковой блузой, затем закрываю дверцы. Прохожу в гостиную и лезу в Интернет, где нахожу адреса и телефоны известных продюсерских домов. Я не собираюсь размениваться на мелкие конторы, нет! Только крупные фирмы!
Прежде чем отправить первое резюме, снова заглядываю в зеркало. Да, с таким элегантным, уверенным видом я смогу все!
С улыбкой на губах заполняю стандартную форму и отправляю почту.
Затем я приступаю к сценарию. Чувствую такое воодушевление, что текст так и изливается из меня. Я заканчиваю работу, когда пальцы уже сводит от усталости.
Я заткну за пояс Китти и Эли. И пусть Марк Суон предал меня в самый тяжелый момент моей жизни. Мне не нужна ничья помощь, я пробьюсь наверх своими силами и получу признание.
После этого я проверяю почту и начинаю обзванивать продюсерские дома. Наверняка они успели получить мое резюме.
Я уже готова выскочить из дома, когда телефон разражается душераздирающим звоном.
— Браун, — коротко говорю в трубку. Даже не знаю, как это получилось. Раньше я никогда не позволяла себе отвечать на звонки таким нахальным тоном.
— Анна? Это ты?
— Привет, Чарлз, — говорю в трубку и чуть погодя добавляю: — Дорогой.
Он смеется, я слышу радость в его голосе.
— Я просто хотел уточнить, не надумала ли ты пригласить еще кого-то.
— Пригласить? Куда?
— На вечеринку по случаю помолвки, — терпеливо поясняет Чарлз. — Она же состоится сегодня вечером. Надеюсь, ты не забыла об этом? Ванна настояла, чтобы событие происходило у нее дома, я не смог отказаться.
— А, конечно! — Черт, совсем из головы вылетело! — Я тут закрутилась и не сразу поняла, о чем ты.
— Так ты пригласишь кого-нибудь еще?
— Нет, все остается по-прежнему. Только Лили и Джанет.
— Кстати, ты так и не дала мне координаты твоего друга, мистера Суона.
И слава Богу!
— Не нужно его приглашать! — говорю поспешно. — Мы ведь больше не работаем вместе.
— О! — разочарованно восклицает Чарлз. — Но я уже его пригласил. Нашел телефон его агента и пригласил.
Я молчу.
— Ты недовольна?
— Нет, все в порядке. К тому же я уверена, что он не придет.
— Придет, даже не сомневайся. Он тотчас дал свое согласие.
Неужели?
— Хорошо. Буду рада вас познакомить. Во сколько собираемся?
— Вечеринка начинается в семь — семь тридцать. Но нам надо быть там раньше гостей. Это же наш праздник. Давай я заеду за тобой в половине седьмого?
— Знаешь, лучше я сразу приеду к Ванне. Договорились?
Я уже знаю, что надену: то зеленое платье, которое мы приобрели с Джанет во время нашего первого похода по магазинам. Я еще собиралась пойти в нем на первую вечеринку, но Джанет тогда посоветовала мне надеть синее.
Ну и плевать на Марка Суона! Пусть приходит! Я буду думать только о нас с Чарлзом. И о прекрасном зеленом платье.
Взглянув на часы, с ужасом обнаруживаю, что до первого собеседования осталось около двадцати минут. Второе состоится через полтора часа после первого. Завтра еще два собеседования, представляете? Я была очень удивлена, когда меня пригласили в несколько разных мест почти одновременно. Стоило мне связаться с одним из крупных агентств и упомянуть о работе с Марком Суоном, как меня начали рвать на части! Оказывается, мой опыт работы на съемочной площадке с известным режиссером весьма ценен.
Если меня возьмут на работу в хорошую контору, я смогу через агента смело рассылать свои сценарии по голливудским студиям. Интересно, сколько мне заплатят, если дело выгорит?
— Ладно, мне пора, — деловито сообщаю Чарлзу. — До вечера, милый.
Да, именно милый! И к черту Марка Суона. Он уже сыграл роль в моей судьбе, а унижаться я не намерена. Не намерена!
Я повторяю эту фразу, словно волшебную мантру, всю дорогу до Сохо, но добиваюсь лишь того, что в голове начинает крутиться имя Марк, словно мне больше не о чем думать.
Этот самоуверенный нахал считает, что я не смогу добиться своей цели и в результате брошу все и заделаюсь провинциальной женушкой провинциального миллионера! Ха! Как бы не так!
А ведь его даже, кажется, не расстроило то, что меня уволили. Нет, он воспринял эту новость равнодушно.
Должна сказать, это меня задело. Пожалуй, именно это и задело меня больше всего, а вовсе не неверие Суона в мои силы и упорство.
Может, оно и к лучшему? Пусть мысль о том, что Суону на меня наплевать, и горька, но подобное прозрение весьма полезно для моего не в меру разыгравшегося воображения. Ведь я выхожу замуж. Даже хорошо, что меня уволили, дав тем самым возможность начать все сначала и самостоятельно, а не под уютным крылышком известного режиссера.
Да, наверное, это к лучшему. Так будет проще выкинуть Суона из головы. А после сегодняшней встречи на вечеринке (если он вообще явится) можно будет со спокойной совестью считать, что наши пути больше не пересекутся.
Сердце болезненно сжимается при этой мысли.
Ах да, вот и агентство «Грифон»! Отлично, я на месте и даже не опоздала.
Расправив плечи и глубоко вдохнув, я вхожу в плавно разъехавшиеся двери. Здесь довольно неприятный вестибюль. Неприятный для тех, кто не уверен в себе. Здесь прохладно и все стены зеркальные, вдоль них расставлены коричневые кожаные диванчики и журнальные столики. Зеркал очень много, и каждое закреплено под определенным углом, с тем чтобы посетитель отражался в них многократно. Десятки моих двойников возникают по сторонам, но каждый из них выглядит вполне достойно. На них черные брюки с заниженной талией, темно-бордовая кофточка и туфли на каблуках — те самые, что всучила мне Джанет. На запястье часы на широком браслете, в руках небольшая сумочка (опять-таки из арсенала Джанет, взятая взаймы). Вид самый деловой, должна заметить.
На ресепшене сидит чернокожая девушка в черном платье. Поверхность конторки сделана из прозрачного, слегка дымчатого стекла, на ней несколько изящных телефонных аппаратов. Секретарша выглядит очень элегантно, но на сей раз и я не чувствую себя рядом с ней жалкой и уродливой.
— Добрый день, — наклоняюсь к ней. — Я Анна Браун, меня пригласили на собеседование. Мистер Пол Фаллон на месте?
Девушка сверяется со списком.
— Да, вас ожидают. Можете сразу заходить, по коридору налево, первый кабинет.
Вот это да! Я ожидала, что мне предложат подождать и продержат в вестибюле достаточно долго, чтобы выбить из меня излишнюю спесь, если таковая имеется, но ничего подобного не произошло. В таких местах это широко известная практика: тебе пытаются показать, что с твоим временем здесь никто считаться не будет.
— Спасибо. — Я киваю секретарше и направляюсь к указанной двери.
Что ж, все свидетельствует о том, что меня сочли достойной претенденткой на место. Возможно, мистер Фаллон уже слышал о том, что Марк Суон взялся за съемки комедии; и то, что я работала с ним в одной команде, произвело на него впечатление.
В коридоре я почему-то никак не могу найти первый кабинет, приходится прибегнуть к помощи долговязого парня, похожего на Джона Леннона. Парень указывает мне на шикарную дверь, обитую кожей, возле которой я вижу фонтанчик с водой и гигантскую пальму.
Стучу в дверь.
— Войдите.
Оказавшись в кабинете, невольно оглядываюсь. Обстановка футуристическая, со множеством хромированных и стеклянных деталей. На стене два постера — из «Бегущего по лезвию» и «Особого мнения».
— Анна Браун, пожалуйста, проходите, — тепло говорит мужчина, поднимаясь из-за стола, чтобы меня поприветствовать.
Мистер Фаллон выглядит так, словно всю жизнь провел на Манхэттене: черная водолазка с узким горлом, очки в тонкой металлической оправе, черные слаксы — явно безумно дорогие, но очень плохо сидящие. Ах да, еще золотой «Ролекс» — мистер Фаллон может позволить себе и это.
— Я так рад, что вы пришли, — разливается Фаллон.
— Я тоже рада нашей встрече, — вторю ему я. Несколько секунд мы улыбаемся друг другу улыбкой Чеширского кота, затем хозяин кабинета указывает мне на стул.
Черт, похоже, он действительно рад моему приходу. Эдак я получу работу еще до конца рабочего дня!
— Слышал, что вы работали над «Мамашей невесты», — с воодушевлением говорит Фаллон.
— Слухи распространяются быстро, — вздыхаю я, изображая неудовольствие.
— Да, Лондон ими просто кипит. Все только и говорят, что о новом проекте Марка Суона.
Черт, опять это ненавистное имя!
— Хм. — Я пожимаю плечами и вытягиваю ноги. — По правде говоря, Суону было трудно отказаться от «Мамаши невесты». Сценарий великолепен. Вы в курсе, что это я его нашла?
— Да? — Фаллон восхищен. — А все-таки как вам удалось привлечь Суона? Ведь он не работает над комедиями.
Какой пытливый взгляд. Похоже, собеседование уже началось!
— При встрече я предложила ему прочесть сценарий.
— Что, вот так просто? — не верит Фаллон. — У вас с ним какие-то… особые отношения?
— Совсем нет. Мы случайно столкнулись в магазине. Я даже не сразу узнала его. До этого я пыталась связаться с Марком Суоном через его агента, но тщетно…
— То есть, вы хотите сказать, что это была ваша первая встреча? Ну, например, вы не учились в одной школе, не посещали вместе курсы режиссуры?
— Я вообще не училась режиссуре.
— Значит, до этой встречи вы не были знакомы?
— Нет. — Это допрос начинает меня раздражать, хотя и приятно похвалиться связями. — Я уговорила Суона прочесть сценарий, дав ему хорошую рецензию. Кстати, он отлично отозвался и о моей собственной работе, ведь я тоже сценарист. — Я доверительно улыбаюсь Фаллону и лезу в сумочку за своим сценарием. — Марк считает, что мне хорошо дается жанр комедии. Взгляните, этот сценарий посвящен…
— Анна, — прерывает меня собеседник, — давайте выложим карты на стол. Я верю, что вы блестящий писатель, но мы не слишком заинтересованы в сценаристах. У нас целый штат писателей. Или вы написали что-то, чему заведомо суждено стать шедевром?
Похоже, он ждет, что я выложу ему сценарий «Подозрительных лиц»!
— Это отличная комедия, уверяю вас. Разве этого мало? Фаллон некоторое время смотрит на меня, затем цокает языком.
— Ваши ожидания, Анна, несколько наивны. Неужели вы сами этого не понимаете? Вам следовало бы заниматься тем, в чем вы уже преуспели, а не пробовать себя на новом поприще.
Я недоуменно гляжу на него. Он считает, что мне надо быть продюсером?
— Вам стоит воспользоваться своими отношениями с Марком Суоном, — поясняет Фаллон. — Вы же друзья, не так ли?
— Откуда вам это известно?
— Вас часто видели вместе. Наша компания восхищается работой Марка. Он очень талантлив. Вы с ним близки? Вы могли бы привлечь его к работе над вашим сценарием? — Он тычет наманикюренным ногтем в мое резюме.
Я вздыхаю.
— Марка нельзя привлечь. Он занимается лишь тем, чем хочет заниматься.
— Но ведь вы друзья, и довольно близкие, не так ли? Разве вы не можете повлиять на него? — настойчиво расспрашивает Фаллон. — Мы могли бы договориться с вами, если бы вы привлекли Суона, Анна.
— Но мой сценарий хорош и сам по себе, — хмурюсь я. — Вы могли бы сначала прочитать его.
— Уверен, Марк Суон превратил бы его в шедевр, но без него… это всего лишь стопка бумаги. — Он разводит руками. — Приятно было пообщаться, Анна Браун.
Я встаю и выхожу из кабинета, забыв даже попрощаться. Мои плечи расправлены, голова горделиво вскинута. Прежняя Анна непременно бы расплакалась, быть может, стала бы умолять дать ей шанс. Новая Анна просто немного расстроена и разочарована. И будь я проклята, если этот болван догадается об этом!
Что ж, меня ждет второе собеседование, где мне может повезти больше. Проклятый Фаллон, как он все повернул! И еще этот шлейф отношений с Суоном, что тянется за мной, словно ненужный хвост!
Пока я бреду по Сохо-сквер, меня посещает ужасная мысль. Ужасная до того, что мне становится дурно. Я присаживаюсь на скамейку под деревом и вытаскиваю мобильный. Господи, сделай так, чтобы моя догадка оказалась неверной.
— Добрый день, — говорю в трубку, набрав номер, — это Анна Браун. У меня назначено собеседование… да-да, на четыре часа. Могу я поговорить с Ричардом Хатерли?
Меня соединяют почти мгновенно.
— Анна, — выдыхает в трубку незнакомый мужской голос. — Надеюсь, вы звоните не для того, чтобы отменить нашу встречу?
— Пока не знаю, — уклончиво отвечаю я. — Я хотела бы убедиться, что верно поняла причину, по которой вы назначили мне встречу. Итак, речь пойдет о моем сценарии, верно?
— Именно так, — с готовностью говорят на том конце. — Мы заинтересованы в новых авторах и ищем таланты. Не могу дождаться, когда вы принесете сценарий.
Я облегченно выдыхаю:
— Уф! Мне вдруг показалось, что, возможно, я интересую вас только по причине моего знакомства с Марком Суоном.
Долгая пауза.
— Вы хотите сказать, что не знакомы с ним? В груди начинает щемить.
— Нет, мы знакомы, но… я с ним больше не работаю.
— Вы с ним… больше не работаете? Что значит «вы с ним больше не работаете»? Может, это он с вами не работает, Анна? — Теперь в голосе Ричарда Хатерли ледяная насмешка. Его тон напоминает мне тон Китти. — Как это понимать?
В глазах начинают мелькать красные мушки, меня захлестывает бешенство.
— Очень просто. Вам придется засунуть в задницу свои честолюбивые намерения бесплатно поиметь и хороший сценарий, и известного режиссера, который станет снимать по нему фильм! — Я нажимаю красную кнопку отбоя.
Итак, подведем итоги. Никто не собирался читать мой сценарий. Я просто наивная дура!
Раздраженно бросаю телефон в сумку и обвожу глазами площадь. Несколько пожилых женщин, устроившихся на соседней скамейке, неодобрительно смотрят на меня. Должно быть, они слышали, что я орала в трубку.
Я встаю и бреду вдоль улицы, бросая короткие взгляды на продюсерские студии, приватные клубы, звукозаписывающие компании и студии, которых так много в районе Сохо. Я прохожу мимо всего того, что, как я надеялась, должно было стать частью моего будущего.
Какой чудовищный проигрыш!
Знаете, о чем я мечтала, едва поступив в колледж? О да, меня одолевали честолюбивые надежды, что к тридцати я стану миллионером или на худой конец главой какой-нибудь крутой голливудской студии.
И вот мне уже тридцать два, и я безработный рецензент бездарных сценариев.
Засунув руку в сумку, я нащупываю папку со своим сценарием. Сколько надежд я на него возлагала! Но агентам плевать на мои таланты, а единственный человек, способный мне помочь, отвернулся от меня, едва я вылетела с работы. Он, и только он, был нужен всем этим агентам. Он, а не я со своей дурацкой комедией, будь она хоть триста раз талантливой и блестящей.
Я никому не интересна, даже в этих новых туфлях и шмотках, с элегантной прической и хорошо подкрашенными глазами… полными слез.
Я не должна плакать! Во-первых, это испортит макияж, а во-вторых, осталось совсем мало времени до встречи с Чарлзом. Нельзя, чтобы он тоже расстраивался вместе со мной вдень вечеринки.
И в-третьих, на вечеринку придет Марк Суон.
По телу проходит озноб. Я не позволю Суону увидеть меня в состоянии отчаяния. Если мне будет совсем плохо, я смогу выплакаться завтра.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Дитя понедельника - Бэгшоу Луиза

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

Ваши комментарии
к роману Дитя понедельника - Бэгшоу Луиза



Мне очень понравился роман,это скорее напоминает Бриджет Джонс)))
Дитя понедельника - Бэгшоу ЛуизаЛора
12.11.2012, 18.19





Какая же отличная книга!Читала на одном дыхании!Не пошлая,с интересным сюжетом и не пресными героями.Всем рекомендую
Дитя понедельника - Бэгшоу ЛуизаЛюдмила
15.11.2012, 16.12





Рекомендую! 10 из 10 .
Дитя понедельника - Бэгшоу ЛуизаЛора
19.11.2012, 16.03





люблю такие книги.читала с удовольствием!
Дитя понедельника - Бэгшоу Луизасветлая
20.07.2013, 17.49





Лучше бы последней главы не было. Все хорошее, что было испорчено ею.
Дитя понедельника - Бэгшоу ЛуизаЛюсьена
13.10.2013, 17.09





Роман очень интересный, но немного затянут. 9
Дитя понедельника - Бэгшоу ЛуизаПолина
11.11.2013, 10.58





Отличный роман, в духе Бриджет Джонс, но слегка затянут и смазана концовка: 9/10.
Дитя понедельника - Бэгшоу Луизаязвочка
12.11.2013, 14.28





Согласна,но Дневник Бриджет Джонс нравится больше,особенно фильм.
Дитя понедельника - Бэгшоу ЛуизаОсоба
10.08.2014, 22.03





Оптимистичненько.
Дитя понедельника - Бэгшоу ЛуизаМика
11.08.2014, 2.36





Оптимистичненько.
Дитя понедельника - Бэгшоу ЛуизаМика
11.08.2014, 2.36





Замечательный роман!
Дитя понедельника - Бэгшоу ЛуизаКатя
11.08.2014, 13.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100