Читать онлайн Малибу, автора - Бут Пат, Раздел - ГЛАВА ОДИНАДЦАТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Малибу - Бут Пат бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.09 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Малибу - Бут Пат - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Малибу - Бут Пат - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бут Пат

Малибу

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ОДИНАДЦАТАЯ

Он взял фотопортрет и всмотрелся в него. Прошло двадцать пять лет с тех пор, как он был сделан. Молодой Дик Латхам в Париже…
— Почему тебе он не нравится? — негромко спросила Пэт, стоя в дверях своей спальни. Атмосфера нереальности происходящего сгущалась.
— В то время я много чего не любил! — так же тихо ответил Дик, не отрываясь от себя молодого, улыбавшегося с фотоснимка…
Боже! Как он был тогда самонадеян и жесток, этакий розовощекий, с голубыми глазами нордический принц. Алабама все же был прав, выбрав его тогда объектом своих фотоэссе. Даже сейчас, спустя столько лет, Латхам почувствовал презрение, бьющее через край из этого молодого сноба ко всем, кто был не из его круга. К этому безродному полунищему оборванцу-бродяге фотографу, который что-то из себя посмел представлять. Из прошлого на Дика Латхама взглянуло лицо самого типичного американского повесы, приехавшего в сказочный Париж за обещанными ему удовольствияни… В их число явно не входили музеи, картинные галереи, беседы с учеными… Художников он, правда, еще признавал, но только уже успевших стать классикой и живших в средневековье, нынешних он не жаловал… Зато видно было и даже отчетливо чувствовалось, что этот жизнерадостный молодой красавчик не прочь отдать должное всем радостям земной жизни, особенно женской красоте, которой всег — да славился распутный Париж. И вот это лицо висело в изголовье Пэт Паркер, ему она бросала свой первый взгляд рано утром, на него последнего смотрела перед тем, как выключить свет на ночь.
Пэт подошла к кровати с его стороны, наблюдая за Диком.
— На фотографии ты выглядишь таким задиристым петушком! — все так же тихо произнесла девушка, слегка улыбаясь.
— Ты абсолютно права, я был таким, — совершенно серьезно ответил ей Латхам. Он все еще был там, в Париже своей молодости. Его память услужливо разворачивала перед ним картины прошлого.
— А что случилось с той девушкой, о которой мне рассказывал Алабама? — спросила Пэт, решив, что ей следует узнать побольше о Дике. Это могло помочь им установить более тесный контакт.
— Она меня бросила. А ты, Пэт Паркер, бросишь меня? Этого сукиного сына? — неожиданно резко бросил Латхам.
— Я пока еще не решила. Ты еще мне нравишься! — со смехом увильнула Пэт.
Но Латхам не поддержал ее шутку. Доверительность куда-то исчезла. Дик как-то съежился, стал бесцветней. Пэт даже показалась в ту минуту, что он яро ненавидит себя того, кого поймал объектив камеры его заклятого врага Алабамы. Того, кто прикрывал маской апломба и самоуверенности, в сущности, ничего, пустое место. Он ненавидел того парня на фотографии, который лучезарно улыбался, поскольку он поломал всю свою дальнейшую жизнь и лишил этого нынешнего Дика Латхама самой важной части его существования. Теперь Латхаму в который раз стало отчетливо ясно, что он не переставал все эти долгие двадцать пять лет любить ту девушку, Еву Вентура…
— Она была такой особенной?
Дик помолчал немного, собираясь с силами и стараясь удержать навертывающиеся на глаза слезы.
— Да, — просто сказал он. — Она отдала мне свое сердце, а я, а я… — И Дик Латхам в отчаянии так стиснул кулаки, что пальцы побелели. Потом он разжал пальцы и жестом показал, что птичка улетела…
— И никого никогда с тех пор?
— Никого никогда с тех пор…
Оба вдруг напряженно застыли, каждый ожидая страшного вопроса-утверждения — «до сегодняшнего дня». Солгать было так просто, тем более, что такая ложь могла помочь добиться многого.
«Только скажи мне сейчас это, и ты меня тоже никогда не увидишь», — подумала Пэт.
Дик ничего не сказал. Он застыл, — сидя на ее кровати, прямо перед своим портретом. Взглянул на девушку, которую он, несомненно, хотел как мужчина, и вдруг почувствовал себя страшно виноватым. Он был потрясен тем, что сейчас переживал. Он всегда невольно отделял себя от остальных людей, живущих в этом непростом и порой жестоком мире. Он видел все их слабости, покорность судьбе, неспособность самим распорядиться своим талантом и ожидание от кого-либо указаний, что им надо делать, куда идти, кого любить. Сам Дик никогда не страдал такими комплексами. Он привык брать от жизни все, что ему нужно было в данную минуту. И никогда он особенно не задумывался и не колебался при этом. И вот сейчас он захотел эту девушку и купил ее красоту за пятнадцать миллионов долларов. Цена была высокой, давно перевалившей за все допустимые границы разумного риска. Если Пэт Паркер не справится с постановкой фильма, он понесет очень большие убытки. Но и сейчас он не отступит, несмотря на высокую цену за удовольствие. Все правильно, сделка состоялась, и все ждут лишь подписания ее. Так что же он сейчас колеблется? Почему вдруг почувствовал нерешительность и какие-то угрызения? Чего, черт возьми, он сейчас ожидает?
Присев рядом с ним на краешек постели, Пэт без труда проследила весь ход его мыслей, отражавшихся на его умном и волевом лице.
— Послушай, Пэт… Мы не должны этого делать… Я обещал, что ты будешь режиссером… Ты уже им стала… И ты будешь самым лучшим режиссером, — бормотал он не в силах принять решение.
Его приняла Пэт. Теперь она уже сидела за рулем, она вела их самолет, она стала за штурвал корабля. Этот Дик, похоже, никогда не узнает, что он сумел найти единственно верный тон в отношении Пэт. Самодовольство и богатство не могли привлечь ее, но проявление простых человеческих чувств, его такая неожиданная беззащитность, одиночество и честность взволновали ее сердце.
Пэт поднялась, встала перед ним, взяла его руку и потянула к молнии на своем костюме…
* * *
Мелисса Вэйн взяла в руки фотографию молодой женщины и подозрительно принялась ее рассматривать.
— Это еще кто? — сурово вопросила она, сумев вложить в свой голос требуемые нотки дозированной ревности.
Тонн взял фотографию у нее из рук.
— Это моя мама. Она умерла. — Его голос был полон скорби, но Мелисса Вэйн не могла разделить ее с ним. Для нее жизнь всегда продолжалась.
— Извини меня. Она была красивой.. — Как правило, Мелисса никогда одобрительно не отзывалась о женщинах. Для умершей матери этого красавчика можно было сделать небольшое исключение.
Тони посмотрел на фотографию, словно видел ее в первый раз. В глазах у него появилась тоска по матери.
— Да, она была очень красивой, но она никогда не пользовалась своей красотой для достижения каких-то целей, она даже представить себе этого не могла.
Мелисса чутко уловила обвиняющие нотки в его голосе. Она поняла, что сделала какой-то промах. Теперь надо было как можно быстрее выходить из ситуации, поскольку сострадание не было отличительной чертой актрисы и ей не улыбалось сейчас провести такой многообещающий вечер в воспоминаниях об умершей.
— Э-э-э… когда она… э-э… ну, это произошло? — вяло промямлила Мелисса, стараясь не употреблять слово «умерла». Она в надежде оглянулась, осматривая комнату, надеясь найти предмет, на который можно перевести этот неприятный разговор. Тони ей ничего не ответил на этот, в сущности, риторический вопрос. Он понял, что ей нет никакого дела до его матери. Но он и не винил ее за это. Утрата была его делом, его горем, а не ее.
Они взглянули друг на друга. Мелисса невольно кокетливо улыбнулась, разгоняя неожиданную напряженность, заменяя ее другой, той, что возникает между мужчиной и женщиной, когда они еще не любят, но уже хотят друг друга… Они словно магнит и железо потянулись друг к другу, между ними словно проскочила искра, высветившая их нетерпение познать друг друга, закрыть все белые пятна или, наоборот, приоткрыть их на теле друг друга…
— Иди ко мне, — услышала Мелисса и вздрогнула. Тони украл ее роль. Это должна была быть ее инициатива как женщины! Как кинозвезды, наконец! Он должен быть актером в студии, но она — режиссером. Мелисса неожиданно почувствовала раздвоение — одна ее часть хотела восстановить попранную справедливость и взять инициативу в свои руки. Другая — не хотела спешить, ей было любопытно, чем все это кончится. Наконец она взглянула на Тони с покровительственной улыбкой.
«Ладно, будь по-твоему! Начнем по-твоему, но кончим как я хочу», — говорили ее глаза, ее нетерпеливо ждущее любовных ласк тело. Она медленно подошла к Тони, но буквально за сантиметр до него остановилась. Точки ее сосков угрожающе выпирали сквозь тонкую ткань, когда она замерла перед ним, дразня его своей близостью. Она грозила ему всем: тяжелым прерывистым дыханием, напряженными бедрами, точеными ногами, розовым язычком, облизавшим пересохшие губы. Через секунду он должен до нее дотронуться, и по прикосновению его пальцев он сам предопределит свою судьбу. Мелисса укажет ему его место при малейшем колебании, при малейшей заминке. Она поставит его на колени, заставит склониться перед собой.
Тони ничего подобного не испытывал и не горел желанием испытать. Переживания остальных его мало трогали, а тратить свое время на исследование их он вообще считал пустой тратой сил. Да и зачем? Сейчас прямо перед ним стояла кинозвезда, готовая к сексу, созревшая, словно персик, вот-вот готовый упасть. Женщина была красивой и пользовалась этим в своих интересах. Это же делало ее жестокой и бескопромиссной. Но ему было на это абсолютно наплевать. Он знал, что сейчас она стояла на ковре его спальни перед его кроватью всего лишь для того, чтобы доставить ему чувственное удовольствие, чтобы помочь ему забыть все его неприятности с Пэт Паркер, чтобы забыть нахлынувшие болезненные воспоминания о его безвременно умершей матери…
Тони запустил свою руку ей в волосы на затылке, притянул к себе. Он сделал это не грубо, но властно и умело. Ее губы замерли в миллиметре от его, ее ноздри были рядом с его. В ее глазах Тони заметил признаки страха, так не присущего этой самоуверенной роскошной самке. Он впился поцелуем в ее пухлые, чувственные губы, но это был поцелуй не любовника, а смертельного врага, непередаваемый по напору и агрессивности. Он вторгся в ее рот. Его язык бесцеремонно хозяйничал в нем. Его зубы клацнули о ее. Это было уже почти больно, совсем не похоже на нежные ласки любви. Мелисса вдруг почувствовала себя пленницей в его крепких руках. Он крепко продолжал прижимать ее к себе. Мужской дух бил ей прямо в ноздри. В ее живот упирались его крепкие мускулы. Мелисса задыхалась, но он не обращал на это никакого внимания. Одной рукой он потянул за ее волосы, откидывая голову назад, другой начал расстегивать ее бюстгалтер. Крючок за что-то зацепился, Тони резко рванул, и из разорванного лифчика выпорхнули ее полные груди. Тони вновь резко притянул Мелиссу к себе, буквально расплющивая ее на своей широкой груди.
— Тони!.. — попыталась сказать что-то Мелисса, едва он отпустил ее губы. Она хотела попросить его быть понежнее, не спешить, не причинять ей боль грубыми движениями… Да, все так, но она вдруг поняла, что ее тело стало жить отдельной от нее жизнью. Оно хотело, чтобы его тиска-ш, мучили, крутили и рвали на части! И оно было готово откликнуться на его грубые ласки…
Тони отлично все это видел и отнесся к Мелиссе, словно он объезжал дикую кобылицу… Он отпустил ее, дал немного отдышаться, затем положил руки ей на плечи и, пристально глядя немигающим взором ей в глаза, надавил, понуждая ее опуститься вниз. Мелисса почти рухнула на колени, полностью растерянная, дезориентированная неожиданным поворотом любовной игры, но одновременно и вся трепещущая от охватившего всю ее восторга. Никто так прежде не относился к ней. Никто еще не делал с ней ничего подобного. Сейчас ее лицо было прямо напротив пышущего жаром, рельефно проступающего из голубых джинсов мужского естества. Мелисса четко видела его очертания, даже сквозь плотную ткань. Она прижалась к нему щекой и обеими руками начала гладить свои груди, пощипывая соски. Она уже почти находила наслаждение в том, как с ней обращались, она уже почти гордилась тем, что ей сейчас предстоит сделать впервые в жизни. Мелисса потянулась рукой к напряженной струне его бедер, приложила свою ладонь к нему и мягко погладила, все сильнее приходя в экстаз от неожиданного развития событий. Она гладила его достоинство, все крепче выпиравшее на волю, полностью покоренная его мощью и устрашенная ледяной решимостью расправиться с ней. Мелисса медленно расстегнула молнию, и мощная пружина выбросила на свет божий его плоть, которая уткнулась ей в щеку, обжигая своим жаром. Мелисса обняла основание его древка, набрала в легкие воздух, переводя дыхание. Она ощущала биение его пульса в его горячем и твердом копье, она чувствовала запах его пота, его волос… Она гладила его вверх-вниз, по кругу, нежно прикасаясь к самой вершине и снова сбегая пальцами вниз к мощному фундаменту. Понукаемая его руками, она вплотную склонилась над его плотью. А его руки продолжали давить на нее, не оставляя сомнений в том, что он хочет, что ждет от нее. Он не давал ей ни секунды на размышление. Его руки, обхватившие ее затылок, грозили смертью за промедление. Мелисса судорожно вздохнула в предчувствии неминуемого, что ей предстояло испытать. Она почувствовала толчок его рук, буквально ткнувших ее к его плоти. Он требовал четкого и немедленного подчинения и выполнения его команд. Мелисса осторожно приняла его в свой широко раскрытый рот, нежно пройдясь от основания до вершины влажными губами. Негромкие постанывания Тони помогали Мелиссе определить, что и как ему нравится. Она приняла его в свой рот, сначала вершину, а затем и всего его. И только сейчас она поняла, что он задумал. Руки, сжимавшие ее затылок, усилили давление, бедра, в которые она упиралась головой, напряглись. Он усиливал давление, проталкивая свою плоть все глубже в ее горло. В панике, что она задохнется, Мелисса попыталась поймать его взгляд, посмотреть, наверх. Но была сурово остановлена его рукой, больно дернувшей за волосы. Он еще более усилил давление, понуждая ее открыть рот на всю ширину, и все равно он был еще такой огромный и… он уже грозил проскользнуть ей дальше в горло! Тони уже прямо угрожал ее жизни, все так же мало об этом заботясь. Он наслаждался, окунувшись в ее теплую и влажную пещеру, бродил по ней, что-то выискивал, куда-то стучался или входил без разрешения. Какое-то время он полностью оккупировал ее, перекрыв все пути для дыхания. Мелисса чувствовала, что вот-вот потеряет сознание. Неожиданно он резко отступил, и в ее легкие хлынул живительный поток воздуха. Мелисса невольно попыталась избавиться от его плоти, даже попыталась оттолкнуть его железный, без капельки жира живот подальше от своего лица. Но тут измена пришла с неожиданной стороны, избавиться от Тони хотело ее сознание, тело же хотела продолжать. Эти два взаимоисключающие желания сменяли Друг друга с невероятной быстротой, победило тело. Она вновь обхватила его горячую плоть и притянула к себе, снова ввела в свои губы. Она услышала, как нехорошо засмеялся Тони при ее выборе решения, как отбросил даже малейшие намеки на нежность и участие, как стал снова и снова бить ее своим копьем. Но сейчас они молча смогли прийти к какому-то соглашению, и поначалу беспорядочные его толчки и тычки сменились определенным ритмом, в котором и Мелисса нашла себе усладу. Так и сменялись угрозы и обещания, наступления и отступления. Она применилась к его манере и уже не видела ничего особенного в том, как он ее брал. Был, правда, небольшой нюанс — это то место, которое он выбрал для проникновения в нее, но у каждого свои причуды. Сейчас это уже не занимало ее, ее волновало другое. Она вдруг осознала, что все это ведь чем-то кончится. А чем? И как это будет? Что будет она при этом делать? Тони словно почувствовал ее инстинктивный испуг и замедлил свой темп, почти остановился. Его руки на ее затылке все так же сильно давили, но сейчас она уже не мучилась от боли. Она испытывала странную смесь восторга, боли и близящегося экстаза. И теперь она уже мгновенно реагировала на каждое его движение, пусть даже малейшее, она подстраивалась под него, стремясь доставить наивысшее блаженство. Тони замер, прекратив свои поступательные движения.
Замерла и Мелисса, ожидая с еще неопределившимся чувством то ли страха, то ли возбуждения того, что неизбежно должно было завершить их нынешнее занятие. В комнате стало тихо, слышно было, как тикают часы… Мелисса исхитрилась и смогла взглянуть вверх, поймать его взгляд. Он сверху вниз глянул на нее и кивнул: мол, пора. Она поняла, что он имел в виду. Он сам себе давал разрешение. Чудовищный водопад пряной острой реки затопил ее рот, грозил просто утопить. Она плавала в его соке, и этот океан казался ей бездонным и безбрежным… Мелисса попыталась освободиться от его рук, попытаться выплеснуть на пол. Но все было тщетно, он возобновил свои поступательные движения и буквально заставил ее выпить его всего до дна.
Все было закончено. Он отшвырнул ее от себя, словно резиновую надувную куклу, купленную в секс-шопе… Мелисса обессиленная лежала на кровати, совершенно ошеломленная и опустошенная. Она ничего не понимала — где она сейчас, в прошлом или уже в будущем. Все предметы потеряли четкость своих очертаний, звуки глухо раздавались в ее оглохших ушах. Медленно она пришла в себя, попробовала улыбнуться ему, одновременно снова чувствуя растущее возбуждение.
Тони наклонился к ней и слегка потрепал по щеке. Теперь в его жесте при желаниии можно было найти слабый намек на некую разновидность нежности. Мелисса откинула голову назад и попробовала встать. Полдела было уже сделано. Их уже объединяли сексуальные отношения. Пора было на их основе строить уже более прочные отношения иного рода. Мелисса открыла было рот, намереваясь что-то сказать, но Тони предостерегающе поднял руку, требуя тишины. Он поднял руки вверх, вновь положил их ей на плечи и резко крутанул ее, повернув к себе спиной. Ее сердце снова бешено забилось в предчувствии чего-то такого, чего никогда не было в ее жизни и тем не менее, похоже, начинало ей нравиться. До сего момента она лишь регистрировала свои ощущения, получаемые от реального секса. Теперь пришла очередь и всего остального. Мелисса уже была полураздета, и огонь желания разгорался в ней, грозя начисто расплавить ее маленькие трусики, видневшиеся из-под юбки. Но она была в некотором сомнении, сможет ли этот молодой викинг продолжить дальше, практически не делая перерыва? Она уже была готова попросить небеса, чтобы они помогли ему, если он сам не в состоянии. Да, она хотела его и честно могла себе в этом признаться.
Тони мягко, но уверенно подтолкнул ее вперед. Мелисса, потеряв равновесие, упала на кровать животом вниз. Тони, не спеша, задрал на ней-юбку, развёл в сторону ее ноги, рывком сдернул с нее кружевной черный пояс, оставив только трусики. Но они ему нисколько не мешали, поскольку прикрывали лишь ее холм, поросший пушистыми волосами, и уходили назад тонкой тесемкой, спускавшейся вниз и разделяющей ее ягодицы надвое перед тем, как окончательно не потеряться из виду в глубине. Все еще пребывая в неведении относительно его дальнейших планов, желая их осуществления и так же сильно опасаясь, Мелисса попробовала изогнуться и взглянуть на него. Снова он не позволил ей этого сделать и заставил встать на четвереньки. Мелисса вся внутренне похолодела. Неужели он будет брать ее вот так, как скотину? Нет, этого с ней просто не может быть! С ней, кинозвездой! Мелисса завозилась, пытаясь, остановить неизбежное. Тщетно. Тони дал ей понять, что он хозяин ее и волен делать с ней все, что ему захочется. Выбирать мог только он, Тони. Мелисса, осознав все это, поникла, пытаясь смириться. Бунтовавшее ее сознание постепенно уступило место животным инстинктам ее тела, которое ждало от нового изыска Тони удовлетворения и для себя. Мелисса даже попыталась найти приятное в том, что она вот так была отдана ему на растерзание, в том, что он мог делать с ее телом все, буквально все. Помаленьку она даже стала находить в этом особую прелесть. Ей только оставалось положиться на милосердие этого человека, который подчинил ее себе, и страшиться, если-он его не проявит…
Но Тони взял ее на этот раз по-другому, в очередной раз унизив. Он прошелся своими пальцами по ее хребту, задержался чуть на пояснице, а потом решительно скользнул в саму суть ее, глубже, ниже. Он легко проник в нее, точно достигнув цели. Его пальцы умело находили все нужные ноты ее организма. Мелисса, приготовившаяся к худшему, облегченно перевела дыхание и воодушевленно стала помогать ему, делая встречные движения, постанывая и вскрикивая. Она стала вся влажной, пальцы неутомимо и ритмично проникали вглубь ее, подчиняя ее своему ритму…
— Тони… — простонала актриса. Если бы ее сейчас спросили зачем она его позвала, она не смогла бы ответить. Наверное, ей просто хотелось услышать, как звучит имя этого сладкого садиста, этого невероятного мерзавца, которому она сейчас с удовольствием отдавала на разграбление самое сокровенное свое место…
Неожиданно его пальцы исчезли. Мелисса по инерции еще продолжала двигаться в заданном ритме, но его уже не было. Она опять растерялась в впала в отчаяние. Ей сейчас так нужно было его присутствие! Мелисса завозилась, ее тело изогнулось в поисках Тони, руки метнулись назад в страхе, что он ушел. Но он был рядом. Она поняла это, когда натолкнулась на его бедра. И он был еще в джинсах! Это было для нее просто невероятно обидно. Она попробовала стащить их с него, но Тони отмел ее попытки. Снова он грубо поставил ее на четвереньки, пальцем убрал тесемку трусиков, прятавшуюся в глубокой расщелине, куда они уходили из-под крутых ягодиц Мелиссы. Она, в свою очередь, вновь поймала его плоть своими влажными, дрожащими от возбуждения грудями, пробежала по нему язычком… Она готова была принять его и слиться с человеком, который сумел победить ее, заставить выполнять все его команды, какие бы они ни были. Но Тони и сейчас поступил абсолютно самостоятельно, не принимая ее в расчет..
Он наклонил ей голову вперед одной рукой, другой поднял живот девушки, развел ее ягодицы и без всякой подготовки грубо, почти садистски взял ее сзади. Мелисса была в полном шоке. У нее не осталось эмоций даже на то, чтобы хоть как-то отреагировать на это нападение. Она полностью покорилась своей участи. Она была абсолютно пассивна, когда он рукой приказывал ей быть пассивной, она изгибалась, когда он этого хотел. Время остановилось для нее, все ее события последних дней перестали что-либо значить. Мелисса летела в небытие. Когда она уже достигла почти самого дна своего унижения, своего восхищения, она так пока и не поняла, что именно она испытала, Тони вышел из нее. Грубо пере вернул на спину и так же молча, неспешно снова вошел в нее. Мелисса уже ничего не понимала. Все ее чувства притупились и перемешались. Она его любила, но она его боялась…
Кончили они вместе. Оргазм потряс их тела, словно ток высокого напряжения.. Мелисса кричала, Тони хрипел, они содрогались в конвульсиях, страстно лаская друг друга, не замечая, что в порывах страсти они оставляют кровавые царапины друг на друге.
Медленно, очень медленно они приходили всебя. Тони вытащил свое орудие и лежал, отдыхая. Мелисса наконец получила свое выстраданное наслаждение. Действительно, так ее еще никто не любил. Никогда сексуальное удовлетворение не требовало от нее такой жертвы. Она молча лежала и смотрела на своего мучителя-любовника или любовника-мучителя… Она облизнула свои пересохшие губы и дрожащим, прерывающимся голосом выдохнула прямо в глаза Тони:
— Ну и сволочь же ты…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Малибу - Бут Пат


Комментарии к роману "Малибу - Бут Пат" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100