Читать онлайн Стервы большого города, автора - Бушнелл Кэндес, Раздел - 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Стервы большого города - Бушнелл Кэндес бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.64 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Стервы большого города - Бушнелл Кэндес - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Стервы большого города - Бушнелл Кэндес - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бушнелл Кэндес

Стервы большого города

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

2

Блеск Недели моды пришел и ушел, палатки-павильоны свернули и сложили на складе, и город вернулся к привычной рутине — работа, работа и еще раз работа.
В бывшем складском районе Манхэттена на Двадцать шестой улице, совсем рядом с Пятой авеню, в квартире Хили царил обычный хаос. На верхнем этаже склада, еще не до конца отделанном, но последние три года служившем домом Венди Хили, ее мужу Шону, троим их детям и множеству рыбок, черепах и хомяков, с потолка в холле все еще свисали разноцветные ленты, оставшиеся от дня рождения, который праздновали на прошлой неделе. На полу валялись съежившиеся останки воздушных шариков. В краснолицем малыше, только начавшем ходить, трудно пока было различить мальчика или девочку. Он стоял на диване и ревел; внизу сидел на корточках маленький темноволосый мальчик и крушил красную пожарную машину, безостановочно лупя ею по обшарпанному деревянному полу.
Дверь ванной распахнулась, и Венди Хили в криво сидящих очках, запахивая на ходу кимоно, влетела в комнату. Одной рукой она подхватила с дивана малыша, другой отобрала у сына пожарную машину.
— Тайлер! — сердито прикрикнула она на мальчика. — Собирайся в школу! — Ребенок лег на живот и прикрыл руками голову. — Тайлер… — В голосе Венди зазвучали угрожающие нотки.
Ответа не последовало. Приподняв сына за воротник пижамы, Венди поставила его на ноги.
— Скажи «пожалуйста», — спокойно произнес Тайлер.
Качая малыша, Венди попыталась оценить настроение Тайлера. Ей не хотелось уступать шестилетнему мальчику, но если это поможет загнать сына в его комнату и заставить одеться, можно и унизиться.
— Хорошо, — вздохнула она. — Пожалуйста.
— Пожалуйста — что? — поинтересовался уверенный в победе Тайлер.
Венди закатила глаза.
— Пожалуйста, пойди в свою комнату и соберись в школу.
На лице мальчика появилось хитрое выражение.
— Заплати мне, — сказал он.
— Что?! — Венди застыла с открытым ртом.
— Заплати мне, — снисходительно повторил Тайлер и протянул руку.
Венди сморщилась.
— Сколько? — спросила она.
— Пять долларов.
— Три.
— Идет.
Они обменялись рукопожатиями, и Тайлер побежал в свою комнату, ликуя, что снова обставил мать. Вздохнув, та отправилась в спальню. Как и все остальные помещения, она была скудно обставлена только самой необходимой мебелью и тем не менее казалась невероятно тесной.
— Деньги хорошая вещь, да, маленькая? — подчеркнуто обратилась Венди к полуторагодовалой дочке, устремив сердитый взгляд на Шона, все еще лежавшего в постели.
— Ты хочешь мне что-то сказать? — спросил он. О Боже. По тону мужа она поняла, что он снова раздражен. Венди не представляла, сколько еще она это выдержит. С прошлого Рождества, теперь уже почти год, настроение Шона колебалось между рассеянностью и враждебностью, словно он превратился в заложника собственной жизни.
— Поможешь мне, милый? — попросила Венди, едва сдерживая злость. Подняла жалюзи, как пират — флаг. Ей хотелось закричать на мужа, но после двенадцати лет супружеской жизни Венди знала, что Шон плохо реагирует на женскую агрессивность — если она закричит, он еще больше заупрямится.
Шон сел, состроил недовольную физиономию, потянулся и демонстративно зевнул. Хотя он вел себя как придурок и она злилась на него, Венди ощутила прилив тошнотворно-сладкой любви к мужу. Шон был такой красивый и сексуальный, и если бы не ребенок на руках, Венди, вероятно, попыталась бы склонить его к сексу. Но она не должна награждать его за плохое поведение минетом.
— Тайлер ведет себя отвратительно, — сказала Венди. — И Магду я не видела…
— Она скорее всего у себя в комнате, плачет, — заметил Шон, давая понять, что не задерживает Венди.
— И мы все можем опоздать.
— Где старая миссис Как-ее-там?
— Миссис Миннивер, — ответила Венди. — Не знаю. Видимо, тоже опаздывает. Погода мерзкая… Пожалуйста, возьми малышку, тогда я наконец приму душ.
Она подала мужу ребенка. Девочка вцепилась в его жесткие, настоящие мужские волосы (семь лет назад Шон сделал пересадку волос, за которую заплатила Венди) и радостно потянула их, Шон же столь же радостно потерся носом о ее носик. Венди помедлила, тронутая согревающим сердце созерцанием отца и дочери — есть ли отец лучше Шона? — но это настроение сразу же улетучилось, когда Шон сообщил:
— Сегодня тебе придется отвезти детей в школу. У меня встреча.
— Какая встреча? — недоверчиво спросила Венди. — Встреча в девять утра?
— В девять тридцать. Но это в ресторане. Поэтому у меня не будет времени возвращаться туда через весь город.
— А перенести ты не можешь?
— Нет, Венди, — с притворным терпением ответил Шон, как если бы уже не в первый раз объяснялся с женой. — Это встреча с подрядчиком. И с жилищным инспектором. Представляешь, как трудно добиться встречи с этими людьми? Но если ты хочешь, чтобы я перенес ее, я так и сделаю. И тогда ресторан откроется не раньше чем через два месяца. Но какая разница, это же твои деньги.
«О Боже, — подумала она. — Теперь он будет дуться».
— Это наши деньги, Шон, — мягко заметила Венди. — Я миллион раз тебе говорила. Я зарабатываю деньги для нашей семьи. Для нас. Для тебя и для меня. — Если бы ситуация была иной, если бы Шон зарабатывал все деньги, а Венди не получала ни цента, ей не хотелось бы, чтобы муж постоянно напоминал: деньги принадлежат ему. Она помолчала. — Я просто думаю… может, тебе неинтересно заниматься рестораном. Не лучше ли тебе снова начать писать сценарии…
Это было равноценно тому, чтобы помахать перед быком красной тряпкой.
— К черту, Венди! — резко оборвал ее Шон. — Чего ты хочешь?
Она опять помолчала, стиснув зубы. Венди чуть не ответила, что хочет отдохнуть от него и от детей, но быстро сообразила, что ей не нужен отдых, она стремится снимать новые фильмы. Себе Венди признавалась: она мечтала, чтобы один из ее фильмов завоевал «Оскара» в номинации «Лучший фильм» (до сих пор пять ее лент были номинированы, но ни одна не победила). Венди мечтала пройти по красному ковру, подняться на сцену и всех поблагодарить («И я хочу сказать особое спасибо моему любящему мужу Шону, без чьей поддержки я не добилась бы этого»), а потом отпраздновать. Но Венди лишь тихо произнесла:
— Я только хочу, чтобы ты был счастлив, Шон. — И добавила: — Чтобы и все мы были счастливы.
Венди пошла в ванную комнату, пустила воду и встала под душ. Господи Боже, что же ей делать с Шопом?
Моргая под горячей водой, Венди нашарила бутылочку с шампунем и поднесла к глазам — спасибо, шампунь еще остался. Намыливая волосы, она размышляла о том, чем помочь мужу. В конце концов, он взрослый мужчина. Ему тридцать девять лет. (Хотя Шон казался моложе. Много, много моложе. Венди нравилось в шутку называть его своим четвертым ребенком.) Не в преддверии ли сорокалетия он чудит? Или все дело в деньгах и в том, что за последние десять лет Шон не заработал ни доллара?
Но ситуация не новая. Венди содержала его почти пятнадцать лет, с самого дня их встречи. Она работала на киностудии — проявляла пленку, а он собирался стать крупным кинопроизводителем. Не режиссером, а именно кинопроизводителем. Шон был на три года младше Венди, и тогда это казалось довольно смелым — двадцатисемилетняя женщина и мужчина двадцати четырех лет, и он был так красив, что мог стать актером. Но актерское ремесло представлялось ему недостаточно интеллектуальным. Шон был выше этого. Снимал вместе с тремя парнями развалюху на пешеходной улице в Санта-Монике, что мешало развитию отношений (или даже романа), поэтому через две недели Шон переехал к ней. Он считал себя творческим гением. Практическая сторона жизни легла на плечи Венди. Она не возражала. Шон был так великолепен. И мил. Но всегда чуточку взвинчен. Он писал сценарий и пытался раздобыть денег на свой независимый фильм. Венди помогла ему. Создание фильма заняло два года и потребовало трехсот тысяч долларов, а потом Шон поехал с ним на «Санденс»
l:href="#n_2" type="note">[2]
 , лента имела успех, и тогда они поженились.
Но в типичной для Голливуда манере за успехом на фестивале ничего не последовало. Шону заказы-пали сценарии, но ни один из них не был реализован. О том, что они не очень хороши, Венди молчала. Она говорила себе, что это не важно — Шон помогает ей, он отличный отец, им весело вместе, поэтому Венди не обращала на это внимания. А ее карьера — по причинам, которых она до конца не уразумела, — все шла и шла в гору. И сейчас Венди находилась, между прочим, на вершине успеха, но не любила об этом задумываться. Ее положение было важно только с той точки зрения, что им не приходилось беспокоиться из-за денег, хотя втайне Венди продолжала о них беспокоиться. Она боялась, что ее уволят или деньги кончатся. Что тогда им делать? И теперь Шон, перейдя от написания сценариев к созданию романа (неопубликованного), пытался открыть ресторан. Венди уже выложила двести пятьдесят тысяч. О проекте она имела смутное представление, потому что ей было некогда разбираться в этом. Вероятно, он провалится. Но тогда она вычтет эти деньги из налогов…
Когда Венди приняла душ, в ванную вошел Шон с ее мобильным телефоном. Она вопросительно посмотрела на него.
— Это Джош, — поморщился он.
Венди раздраженно вздохнула. Джош, один из трех ее помощников, высокомерный двадцатитрехлетний парень, считал, что это он должен занимать место Венди. Она старалась вдолбить Джошу, что раннее утро — это время для семьи, поэтому она не станет отвечать на звонки до девяти часов, кроме экстренных случаев. Но Джош никогда не слушал и обычно звонил Венди не меньше трех раз между половиной восьмого и девятью пятнадцатью, когда она приезжала в офис.
Прижав телефон плечом, Венди вытирала ноги.
— Как всегда, спозаранку, Джош, — сказала она. Последовала секундная пауза, прозвучавшая как обвинение. Джош не понимал, что у людей может быть жизнь помимо работы, а если она есть, то, по его мнению, подобные люди не должны руководить — особенно им.
— Только что звонил Вик-тор Мэт-рик, — сообщил Джош, произнеся имя и фамилию по слогам для усиления эффекта. — Я подумал, что вы, вероятно, сочтете это важным.
«Черт! — хотелось крикнуть Венди. — Черт, черт, черт!» Виктор Мэтрик — исполнительный директор компании «Сплатч Вернер», владевшей «Парадор пикчерс», президентом которой была Венди.
— Что ты ему сказал?
— Я сказал ему, что в настоящий момент вас нет, но пообещал связаться с вами. — Он помолчал. — Перезвонить ему теперь?
— Дай мне минутку, хорошо?
Завернувшись в полотенце, Венди выбежала из ванной и прошмыгнула мимо кухни. Миссис Миннивер приехала и, хмурясь, кормила детей булочками со сливочным сыром; каким-то чудом Тайлер и Магда были одеты и готовы идти в школу.
— Доброе утро, — проговорила миссис Миннивер со своим отрывистым английским акцентом.
Ей платили сто пятьдесят тысяч в год, и Венди шутила, что, тогда как большинство нянь получают сто тысяч, за акцент миссис Миннивер платят дополнительные пятьдесят тысяч. Венди энергично помахала в ответ и поспешила в маленькую дальнюю комнату, которую они называли кабинетом. Там стоял металлический стол с компьютером новейшей модификации, несколько нераспакованных коробок, игрушки, DVD-диски, большой тренажер — беговая дорожка (использованная один раз) и три пары лыж. Венди села на мягкий офисный стул.
— Теперь звони Виктору, — сказала она в трубку. Полотенце соскользнуло, и Венди посмотрела на свою грудь. М-да, она и в самом деле обвисает. Раньше груди Венди были ее гордостью и радостью, а теперь походили на две сдутые груши. Надо всерьез заняться ими…
— Виктор Мэтрик на линии, — прозвучал ехидно-угодливый голос Джоша.
— Здравствуйте, Виктор, — произнесла Венди приподнятым тоном.
— Надеюсь, я не побеспокоил тебя? — осведомился Виктор.
— Ничуть.
— Я насчет фильма, который мы снимаем. «Пятнистая свинья». Своих внуков я могу на него повести?
Какого черта? О чем это он?
— Это зависит от того, сколько лет вашим внукам, Виктор, — осторожно ответила Венди. Неужели он не знает, о чем фильм? — Эта наша грандиозная романтическая комедия выходит в декабре…
— Значит, это фильм не для детей, — заключил Виктор.
— Не-е-ет, — все так же осторожно протянула Венди. — Действие этой романтической комедии происходит в модном ресторане в Уэст-Виллидже. В главных ролях Дженни Кейдайн и Тэннер Коул…
— Я знал, что в нем снимается Дженни Кейдайн, и все удивлялся, почему она согласилась играть свинью! — воскликнул Виктор и («Слава Богу», — подумала Венди) расхохотался.
— Уверена, этот фильм захочет посмотреть большинство американцев, но вообще-то, Виктор, «Пятнистая свинья» — это название ресторана.
— Что ж, Венди, — заключил Виктор, справившись с приступом смеха, — с нетерпением жду нашей встречи в пять.
— Да, Виктор, в пять часов, — спокойно ответила она, едва сдерживаясь, чтобы не завопить. Последние две недели съемки начинались в четыре часа.
— Мне казалось, что съемки в четыре, — прошипел Джош, как только Виктор дал отбой. Помощники обычно оставались на линии, чтобы при необходимости делать пометки по ходу беседы.
— Верно, — с сарказмом подтвердила Венди. — Но теперь, полагаю, в пять. Так что тебе придется позвонить всем и сообщить об изменении времени.
— А если они не смогут?
— Смогут, Джош, поверь мне. Просто скажи им, что Виктор Мэтрик изменил время.
Она повесила трубку и со стоном откинулась на стуле. Уже не один год поговаривали, что Виктор Мэтрик, которого все называли Старик, сходит с ума, и сегодняшний звонок, похоже, это подтверждает. Только этого ей не хватало: если Виктор спятит и его заставят уйти с поста исполнительного директора, компания найдет ему замену, и Венди скорее всего будет первой кандидатурой на увольнение. Обычное дело для работников в ее положении. На каком бы хорошем счету она ни была, выбор президента «Парадор пикчерс» станет вопросом самолюбия для нового исполнительного директора. И что тогда ей делать? Что станет с ее детьми? С Шоном?
«Проклятие!» — подумала Венди, подбирая полотенце. Это означало, что ей придется работать еще усерднее и не ударить в грязь лицом. Пожалуй, Виктора заменят кем-то из компании, поэтому Венди нужно начинать окучивать президентов отделов и исполнительных директоров, отчитывающихся перед Виктором. Более неудачного момента не придумаешь. «Парадор» выпускает шестнадцать картин в год, и все они проходят через ее руки — от покупки прав на материал и подбора сценаристов, режиссеров, актеров и съемочной группы до согласования бюджетов, посещения мест съемок, наблюдения за ежедневным процессом и передачи пожеланий монтажерам; затем определение бюджетов на рекламу и промоушен и, наконец, посещение премьер. Но помимо всего этого, сейчас Венди работала над подготовкой к съемкам фильма, который считала самым важным в своей карьере. Он назывался «Пилигримы поневоле», и съемки должны были начаться через два месяца. «Пилигримы поневоле» был фильмом с большой буквы — фильмом, какой мечтает снять любой киношник… Ради такого фильма живут люди, подобные Венди. Ради такого фильма ты в первую очередь и приходишь в кинобизнес. Но в данный момент «Пилигримы» напоминали младенца, постоянно требующего внимания — купания, кормления и смены пеленок, — если ему суждено начать новый этап своей жизни. И сейчас Венди имела меньше всего времени для пустой болтовни…
Зазвонил телефон, и, глянув на номер, Венди попила, что опять звонят из «Сплатч Вернер». Снова Виктор?
— Алло-о-о? — бодро отозвалась она.
— Венди? — неуверенно проговорил на том конце негромкий голос. — Это Миранда. Миранда Дилейни. Помощница Нико О'Нилли…
Девушка говорила так, словно в ее распоряжении был весь день (что вполне возможно), поэтому Венди перебила ее:
— Да, Миранда, как ты?
— Все хорошо… — медленно ответила Миранда. И затем, прочистив горло, продолжила: — Нико попросила меня уточнить, сможете ли вы пообедать с ней сегодня «У Майкла»?
— Ах да, ленч, — обронила Венди. Она забыла о ленче и, вероятно, отменила бы его из-за съемок, но быстро одумалась. Если Виктор на грани самоуничтожения, поддержка Нико окажется бесценной. Нельзя же забывать о восхождении подруги в «Сплатч Вернер» с тайным прицелом на кресло президента всего издательского отдела, что поставит ее на второе место после Виктора в структуре власти. Оставалось надеяться, что Нико получит эту работу прежде, чем Виктор окончательно потеряет разум.


Нико О'Нилли, неестественно прямо сидевшей на заднем сиденье лимузина по пути на вертолетную площадку в Ист-Сайде, казалось, что она полностью держит себя в руках. На Нико была белая блузка с рюшами, оттенявшая ее золотистые волосы, и темно-синяя юбка, сшитая в Париже одной из любимых портних Виктории. Красота этого обманчиво простого наряда таилась в крое. Именно благодаря ему костюм идеально облегал фигуру. Подобных вещей у Нико было не меньше пятидесяти (некоторые костюмы — с брюками), из разных тканей — от белого шелка до коричневого твида, и это означало, что она не может набрать ни фунта лишнего веса. Означало это и другое: ей никогда не придется беспокоиться о том, что надеть утром. Благодаря постоянству Нико в нарядах персонал и коллеги понимали, чего от нее ждать. Ей же оно давало душевный покой, поскольку Нико знала, что каждый день начинается одинаково…
О Боже!
Автомобиль находился сейчас на скоростной магистрали Рузвельта, и, повернув голову, Нико взглянула на мрачные коричневые здания, тянувшиеся вдоль дороги. От этого однообразия внутри у Нико что-то сжалось, и внезапно она ощутила себя побежденной.
Нико неловко сменила позу. За последний год на нее стали накатывать подобные приступы наводящей отчаяние тоски — все словно делалось неважным, ничто не менялось, не появлялось ничего нового; и она видела перед собой свою жизнь — череду бесконечно долгих, абсолютно одинаковых дней. Время при этом двигалось вперед а она, Нико, лишь делалась старше и меньше, и однажды она превратится в точку, а потом и вовсе исчезнет. Пуф! Как листочек, сгоревший на солнце под увеличительным стеклом. Такие мысли шокировали ее, потому что она никогда раньше не теряла вкуса к жизни — просто не было на это времени. Всю свою жизнь она боролась за то, чтобы стать тем, кем стала — тем существом, которым была Нико О'Нилли. А затем как-то утром время настигло ее, и Нико очнулась и осознала, что вот она — здесь. Нико достигла своей цели, и у нее есть все, чего она добивалась: блистательная карьера, любящий (да, пожалуй) муж, уважаемый ею, и чудесная десятилетняя дочь, которую она обожала.
Ей бы прийти в восторг, а она ощутила усталость. Словно все это принадлежало кому-то другому.
Каблуком туфли-лодочки Нико со всей силы надавила на палец другой ноги. Она не будет так думать. Не позволит случайному, необъяснимому чувству одолеть ее.
Особенно этим утром, которое, напомнила себе Нико, столь важно для ее карьеры. Последние три месяца она добивалась встречи с Питером Боршем, новым исполнительным директором компании «Хаккабис», владевшей огромной сетью магазинов розничной торговли и, судя по всему, собиравшейся покорить весь мир. «Хаккабис» не помещала рекламу в журналах, но Нико не видела причин, почему бы не изменить статус-кво. Нико это казалось очевидным, но только она одна в издательском отделе решилась на попытку добраться до «Хаккабис», компании, которую почти все в «Сплатч Вернер» считали ориентированной на «потребителя с низким доходом». Однако Нико снобизмом не отличалась и проследила карьеру Питера Борша по неоднократным упоминаниям за последние годы в «Уолл-стрит джорнал». Питер, добившийся успеха своими собственными силами, окончил Гарвардскую школу бизнеса, причем на стипендию. Нико не сомневалась: заняв пост исполнительного директора, Питер совершит большие перемены, и ей хотелось присутствовать при этом с самого начала. Но даже для того, чтобы добиться встречи, пришлось неделями обхаживать Питера — Нико посылала ему написанные от руки письма, а также статьи и книги, способные, как она надеялась, заинтересовать его, включая редкий экземпляр первого номера «Искусства войны». Наконец пять дней назад Питер позвонил сам и согласился на встречу.
Нико достала пудреницу и быстро проверила макияж. В ее обязанности вообще-то не входило добиваться этой встречи (этим должен был заниматься ее босс, Майк Харнесс), но полгода назад Нико решила, что неприятное чувство, донимавшее ее в последнее время, — результат обычного застоя. Должность главного редактора журнала «Фейерверк» — это, разумеется, чудесно, это волнует и возбуждает. Но она занимает это место уже шесть лет, с тридцати шести, когда стала самым молодым главным редактором за всю пятидесятилетнюю историю журнала. К сожалению, успех подобен красавице: она теряет очарование после пяти дней пребывания у вас в доме, да еще в грязных носках. И поэтому Нико жаждала продвинуться выше. Самый главный пост в «Сплатч Вернер» занимал исполнительный директор, и чтобы получить его, нужно было попасть на должность, следующую за этой, стать главой редакционного отдела. Единственным камнем преткновения для Нико был ее начальник Майк Харнесс, нанявший ее шесть лет назад. Но тут уж речь шла о принципе: ни одним отделом «Сплатч Вернер» не руководила женщина, и пришло время нарушить эту Традицию.
И Нико решила стать первой.
Лимузин въехал за цепь ограждения вертолетной площадки и остановился в нескольких футах от зеленого вертолета «сикорский», мирно ожидавшего на месте посадки. Нико вышла из машины и быстро направилась к вертолету. Однако, не дойдя до него, остановилась, с удивлением услышав звук еще одного подъехавшего автомобиля. Она обернулась и увидела, как в ворота въезжает темно-синий «мерседес».
«Это невозможно», — подумала Нико со злостью, отчаянием и удивлением. «Мерседес» принадлежал Майку Харнессу, исполнительному директору и президенту «Вернер пабликейшнз». Конечно, она говорила Майку о встрече — даже несколько раз — и предлагала лететь вместе, но он с насмешкой отмахнулся от нее, сославшись на более важные дела во Флориде. То, что сейчас он находился не во Флориде, а появился на вертолетной площадке, означало только одно: босс собирается поставить эту встречу себе в заслугу.
Нико прищурилась, когда Майк выбрался из машины. Высокий, немного за пятьдесят и неестественно бронзовый из-за неумеренного использования средств для загара, Майк двинулся навстречу Нико с глуповатой улыбкой. Он явно понимал: она раздражена, но в такой корпорации, как «Сплатч Вернер», где все, что ты говорил, делал и даже носил, становилось пищей для сплетен, приходилось держать свои чувства при себе. Если Нико схлестнется с Майком сейчас, ее окрестят стервой. Если повысит голос, назовут истеричкой. И затем все заговорят о ее поражении. Поэтому Нико посмотрела на Майка со слегка удивленной улыбкой.
— Прости, Майк, — сказала она. — Кто-то, видно, напутал с расписанием. Моя помощница заказала этот вертолет пять дней назад для встречи в «Хаккабис».
Теперь мяч на его стороне поля, подумала Нико. Ему придется признать, что он незваный гость на ее встрече.
— После всех усилий, приложенных нами для организации этой встречи, я решил, что мне стоит поехать и познакомиться с этим Боршем, — ответил Майк. «И затем вернуться к Виктору Мэтрику и рассказать ему, как он сам устроил эту встречу», — мысленно добавила Нико, внутренне кипя.
Она кивнула, лицо ее хранило обычное бесстрастное выражение. Предательство Майка было неслыханным, но не таким уж неожиданным — обычное дело для руководителей «Сплатч Вернер», где, как правило, можно творить что угодно, пока это сходит с рук.
— Что ж, тогда летим, — холодно проговорила она и начала подниматься в вертолет.
Усевшись на мягкое кожаное сиденье, Нико размышляла о том, что добивалась этой встречи три месяца, а Майк разрушил все за три минуты. Расположившись рядом, он как ни в чем не бывало спросил:
— А как тебе последний приказ Виктора? По-моему, он выжил из ума, верно?
Нико уклонилась ответа. Упомянутый приказ, касавшийся оконных жалюзи, Виктор Мэтрик разослал по электронной почте всем служащим компании. «Все оконные жалюзи необходимо поднять до половины окна, или точно на три фута четыре дюйма над подоконником». Как большинство исполнительных директоров, Виктор, которому было семьдесят пять, а то и все восемьдесят, отличался причудами. Каждые несколько месяцев он без предупреждения проходил по коридору здания «Сплатч Вернер», после чего и появлялись эти приказы. Учитывая его возраст и странное поведение, почти все руководители считали, что Виктор не в своем уме и долго так продолжаться не может. Но вот уже пять лет, как они говорили это, и Нико не всегда соглашалась с ними. Виктор Мэтрик, вне всякого сомнения, был сумасшедший, но не в том смысле, как полагали люди.
Нико достала газету «Уолл-стрит джорнал» и раскрыла ее. Почти все из руководящей верхушки «Сплатч Вернер» метили на место Виктора, включая Майка и еще одного начальника, внушающего беспокойство, — Селдена Роуза. Селден Роуз был президентом отдела кабельного телевидения, и хотя они с Венди находились на одном уровне, она постоянно волновалась, что Селден Роуз пытается расширить свою территорию за счет ее отдела. Нико не составила о Селдоне Роузе определенного мнения, но в такой компании, как «Сплатч Вернер», все, кто обладал властью, могли в одну секунду ополчиться на тебя. Мало каждый день выполнять свою работу, значительное время необходимо уделять тому, чтобы защитить свое положение и вынашивать тайные планы продвинуться выше.
Нико уставилась в газету, делая вид, что заинтересовалась материалом о розничной торговле. Она полагала, что Майку и в голову не приходит, будто Нико сама мечтает о месте исполнительного директора «Сплатч Вернер». При поистине византийских интригах и огромном давлении немногие женщины — да и мужчины, коль на то пошло — мечтали о подобной работе. Но Нико не стыдилась своих амбиций, а двадцать лет корпоративной жизни убедили ее, что она способна выполнять работу так же хорошо, как мужчина… а возможно, и лучше.
Взять хотя бы Майка, думала Нико, поглядывая на него. Наклонившись вперед и перекрикивая шум двигателей, только что включенных пилотом, он делился какими-то спортивными новостями. В корпорациях полным-полно мужчин, подобных Майку, — не особенно умных или интересных, но знающих правила игры. Они умеют заручиться симпатией других могущественных людей; они всегда приветливы и преданны, они — «командные игроки»; они продвигаются по служебной лестнице благодаря тому, что им известно, чью задницу лизать и когда. Нико подозревала, что Майк стал исполнительным директором и президентом «Вернер пабликейшнз», поскольку всегда умудрялся доставать Виктору Мэтрику, одержимому всеми видами спорта и соревнованиями, билеты на главные спортивные события, посещаемые и самим Майком.
Что ж, Майк Харнесс не единственный, кто знает правила игры, злобно подумала Нико. Пару лет назад она испытывала бы жуткий дискомфорт при мысли, что пытается отобрать работу у своего начальника, особенно у такого, как Майк, в целом разумного человека. Но за последний год отношение Майка к ней изменилось. Поначалу едва заметно, что выразилось в резких замечаниях во время деловых встреч, а затем более открыто, когда он намеренно исключил Нико из списка докладчиков на корпоративной встрече, проводимой раз в два года. А теперь вот это, размышляла она: пытается перехватить у нее встречу с «Хаккабис» — встречу, до которой сам Майк ни за что не додумался бы, а если бы и додумался, то не сумел бы устроить ее.
Вертолет с урчанием оторвался от земли, и Майк повернулся к Нико.
— Я только что прочитал статью о Питере Борше и «Хаккабис» в этой газете, — заметил он. — Хорошая заявка. Борш может нам очень пригодиться.
Нико равнодушно улыбнулась. Статья появилась два дня назад, и то, что Майк собирался выдать происходящее за свою идею, снова наполнило Нико негодованием. Она больше не могла закрывать глаза на то, что Майк пытается давить на нее, а через несколько месяцев он, возможно, попытается уволить ее. Его появление этим утром — не что иное, как открытое объявление войны. С этого момента — или она, или он. Но годы корпоративной жизни научили Нико сдерживать эмоции, никогда не позволять противнику узнать о своих истинных чувствах или о том, как собираешься поступить с оппонентом при необходимости. Нико сложила газету и расправила юбку. Чего Майк не знал, так это того, что она уже предприняла шаги для его смещения.
Месяц назад, когда помощница Нико отыскала экземпляр первого издания «Искусства войны», она сама пошла к Виктору Мэтрику и попросила у него специальное разрешение на покупку книги, которая стоила больше тысячи долларов. Естественно, Нико объяснила, зачем ей понадобилась книга и какие усилия уже были предприняты, и Виктор похвалил ее за «творческий подход». Ирония состояла в том, что, если бы Майк не исключил Нико из числа докладчиков на корпоративной встрече, она, возможно, не решилась бы действовать за его спиной. Но поступок Майка стал открытым оскорблением: о нем толковали в течение нескольких недель до и после совещания. Если Майк хотел уничтожить ее, ему следовало бы действовать более умно, подумала она.
Но Майк допустил ошибку, и теперь она должна делать вид, будто все согласует с ним. Если встреча в «Хаккабис» закончится неудачей, это будет вина Майка. Если пройдет хорошо и Майк отправится к Виктору, тот сразу поймет, что происходит. Ничто не укрывалось от пугающих голубых с желтизной глаз Виктора, и ему не понравится, что Майк опустился до столь мелочного поведения.
Эти мысли, промелькнувшие на фоне смутных силуэтов небоскребов, заставили Нико снова почувствовать себя бойцом. По мере того как вертолет снижался, проплывая мимо высоких зданий, похожих на лес из тюбиков губной помады, Нико ощутила, как ее охватывает дрожь возбуждения, близкого к сексуальному. Она испытывала ее каждый раз, когда видела знакомый бетонно-стальной пейзаж. Нью-Йорк по-прежнему оставался лучшим местом в мире, и уж наверняка одним из немногих, где женщина, подобная Нико, могла не только выживать, но и править. И когда вертолет низко пролетел над Уильямсбергским мостом, Нико невольно подумала: «Этот город — мой! Или, во всяком случае, будет моим, и скоро».


Кофеварка заурчала, как существо, очищающее кишечник, когда через фильтр начала проталкивать воду в кофейник.
Даже кофеварка счастливее ее, безутешно подумала Виктория, наливая горькую жидкость в простую белую кружку.
Она бросила взгляд на часы на стене, вовсе не желая напоминать себе о времени. Одиннадцать утра, а Виктория все еще дома, в китайской пижаме голубого шелка с рисунком в виде смешных собачек.
Виктория положила в кофе три ложки сахара.
Взяв кружку, она покинула кухню и прошла через рабочий кабинет со встроенными книжными полками и телевизором с плоским экраном, через холл и спустилась по ступенькам в гостиную с камином, в котором горели дрова. Риэлторы называли ее квартиру маленькой жемчужиной, и, глядя на арочный потолок высотой двенадцать футов, откуда свисала роскошная старинная люстра из хрусталя баккара, Виктория размышляла, долго ли она еще сможет позволить себе здесь жить.
Сейчас ее компания переживала кризис, причем все это знали.
Во всю длину стены с французскими окнами, выходившими на улицу, шел диванчик, и Виктория устало опустилась на него. Последние две с половиной недели она путешествовала, покинув город через три дня после катастрофического показа, и маленький обеденный стол красного дерева до сих пор был завален газетами с рецензиями на ее дефиле. Снисходительности критики не проявили. Прошел почти месяц, но она до сих пор помнила каждое едкое слово: «У Виктории не получилось…» «Заблудилась…» «Разочарование…». И хуже того: «Кто станет носить эту одежду, а если и станет, то куда?» — и последний пинок: «Виктория Форд — клоун, а не дизайнер одежды, это более чем очевидно после показа ее последней коллекции, в которой она попыталась превратить высокую моду…» Эти слова преследовали Викторию как дурной запах. Она понимала, что многие художники не читают рецензий, но сама не могла уклониться от этого, убежать от неприятной реальности. Лучше знать правду и пытаться справиться с ситуацией. Возможно, следовало бы выбросить газеты, но она присоединит вырезки ко всем остальным, когда-нибудь перечитает их снова и посмеется. Даже если не посмеется, не важно, потому что она уже не будет дизайнером. А если Виктория не будет дизайнером, тоже не важно: значит, она умрет.
Виктория посмотрела в окно и вздохнула. Она, вероятно, слишком стара, поэтому видит мир только в белом и черном цветах и считает, что ей лучше умереть, если она не может быть модельером. Но именно это чувство не покидало Викторию всю жизнь, начиная с восьми лет, когда, сидя в приемной дантиста, она впервые взяла в руки журнал «Вог» (ее дантист, позднее поняла Виктория, видимо, был более элегантным, чем она полагала). И, разглядывая страницу за страницей модную одежду, Виктория вдруг перенеслась в другой мир — туда, где, казалось, представлялись безграничные возможности для воплощения всех ее фантазий. А затем медсестра назвала ее имя. Подняв глаза, Виктория осознала, что сидит на зеленом литом пластмассовом стуле в комнатке с облезлыми стенами горчичного цвета. Вначале она увидела все детали обстановки отчетливо, как под увеличительным стеклом, и ее осенило. Виктория никогда не испытывала столь сильного чувства и тотчас поняла, что именно для этого она и создана. Чтобы стать модельером. Это ее судьба.
Она была чудачкой, но тогда еще не понимала этого. Ребенком и подростком Виктория думала, что все похожи на нее и, как и она, точно знают, чего хотят в жизни. Виктория помнила: даже в десять лет она уверенно говорила другим детям, что хочет быть модельером, хотя понятия не имела ни о том, как этого добиться, ни о том, что такое моделирование одежды…
И это детское невежество, возможно, сослужило ей добрую службу. Виктория встала и начала ходить по восточному ковру перед камином. Это детское невежество позволило ей смело осуществлять свою безумную мечту. Сейчас она не дерзнула бы на это.
Виктория покачала головой, с нежностью вспомнив свои первые дни в Нью-Йорке. Новизна всегда волновала и возбуждала ее. Даже скудость средств не пугала, ибо она решила: есть только один путь — наверх. В те первые нью-йоркские дни город, казалось, помогал ей осуществить мечту. В восемнадцать лет Виктория приехала сюда учиться в художественной школе и как-то ранней осенью, когда еще не холодно, но в воздухе ощущается дыхание зимы, совсем как сегодня, ехала в метро, и какая-то женщина спросила, где она купила свой пиджак. Виктория посмотрела на мелированные волосы пассажирки, на ее костюм процветающей женщины, на белую блузку с воротничком в виде маленького галстука-бабочки, модного тогда, и заявила с дерзостью молодости:
— Я сама сшила его. Я дизайнер одежды.
— Если вы дизайнер одежды, — недоверчиво сказала женщина (вполне объяснимое недоверие, подумала Виктория; плоскогрудая, как мальчишка, она выглядела гораздо моложе своих восемнадцати лет), — то приезжайте ко мне. — Порывшись в своей сумочке от Луи Вюиттона (Виктория до сих пор помнила эту роскошную сумочку), дама вручила ей визитную карточку. — Я занимаюсь закупками для универмагов. Приезжайте ко мне в десять утра в понедельник со своей коллекцией.
Коллекции у Виктории не было, но она не считала это препятствием. Удивительная встреча с Мирной Джеймсон состоялась в пять вечера в среду. К восьми тридцати трем утра понедельника (это оставило Виктории время принять душ и к десяти добраться до Швейного квартала) Виктория обладала коллекцией из шести предметов, включая ее пиджак. Она потратила эти пять дней и двести долларов — все деньги, отложенные на оплату квартиры, — рисуя эскизы, покупая ткани и строча на швейной машинке, подаренной родителями к окончанию школы. Виктория работала день и ночь, урывая несколько часов для сна на видавшей виды кровати, которую притащила с улицы. Город тогда был другим — бедным и разрушающимся, и жизнь в нем поддерживалась только за счет непреклонной решимости и несокрушимого цинизма его обитателей. Но под этой грязью таился здоровый оптимизм надежды, и пока Виктория трудилась, весь город, казалось, жил в едином с ней ритме. Она кроила и шила под гудки автомобилей, крики и бесконечную музыку из динамиков. Возможность провала даже не приходила ей в голову.
Мирна Джеймсон работала на «Маршалл филдз», известный чикагский универмаг, и ее офис находился в замысловатом здании на углу Седьмой авеню и Тридцать седьмой улицы. Швейный квартал походил на арабский базар. Вдоль улиц располагались частные лавочки, где торговали тканями, галантереей, пуговицами, молниями и дамским бельем; под выхлопы включенных двигателей грузовиков рабочие катили кронштейны с одеждой и мехами, продираясь сквозь людскую толчею. Карманники, бродяги и другие темные личности отирались у входов в здания, и Виктория крепко прижала к груди сумку со своей коллекцией из полудюжины нарядов, представив себе иронию ситуации — столько вкалывать, чтобы быть обворованной.
Офис Мирны Джеймсон состоял из двух комнат в середине длинного мрачного коридора, выстланного линолеумом; в первой комнате сидела молодая женщина с лицом сердитой пчелы и с клацаньем барабанила длинными ногтями по кнопкам телефона. За открытой дверью находился кабинет Мирны. Виктория увидела красивую ногу — черные колготки и элегантные черные остроносые лодочки. Мирна была первой настоящей деловой женщиной, с которой столкнулась Виктория, а в те дни деловые женщины считались неприятными особами. Мирна вышла из своего кабинета и окинула Викторию взглядом.
— Вы все же пришли, — холодно проговорила она. — Посмотрим, что вы принесли.
Пять бессонных ночей внезапно дали о себе знать, и Виктория чуть не расплакалась. Впервые она осознала, что Мирне может не понравиться ее коллекция, и мысль о провале устрашила Викторию. Позор подкосит ее и определит дальнейший ход жизни. Что, если она, продолжив свои попытки, будет терпеть неудачи? Ей придется вернуться домой и работать в магазине по продаже копировальных аппаратов, как ее лучшая подруга из старших классов, которой так и не удалось вырваться из маленького городка…
— Очень славно, — проговорила Мирна, разглядывая вещи. То, как она рассматривала образцы, поднимала их, поворачивала и изучала ткани, заставило Викторию увидеть и себя как под микроскопом. В резком свете флуоресцентных ламп она заметила, что Мирна рябая и старается скрыть это под толстым слоем косметики. — Раньше вы, конечно же, ничего не продавали? Или вы что-то от меня скрываете? — спросила Мирна, настороженно глядя на Викторию.
Та не поняла, о чем говорит Мирна.
— Нет… — Она помедлила. — Я только…
— Вы когда-нибудь продавали свои изделия универмагам? — с нетерпением осведомилась Мирна.
— Нет, — ответила Виктория. — Это моя первая коллекция. Но это ничего? — охваченная паникой, спросила она.
Мирна пожала плечами:
— Каждый с чего-то начинает, не так ли? Это значит, что большого заказа я пока не сделаю. Если ваши небольшие партии будут хорошо продаваться, в следующем сезоне мы купим больше.
Потрясенная Виктория кивнула.
Потом она выскочила на улицу, голова у нее кружилась от восторга. Впереди у Виктории минуты торжества, которые изменят ее жизнь, но ничто не сравнится с тем первым разом. Она прошла по Тридцать седьмой улице к Пятой авеню, не понимая, куда идет, и остановилась у Рокфеллеровского центра посмотреть на оживленный каток. Город казался ей страной Оз, полной волшебных возможностей, и только добравшись до парка и расплескав часть энергии, Виктория зашла в телефонную будку и позвонила своей лучшей подруге по художественной школе — Кит Каллендер.
— Она сказала, что начнет с небольших партий, но заказала восемнадцать изделий! — воскликнула Виктория.
Заказ им обеим показался огромным, и в тот момент Виктория не помышляла о том, что когда-нибудь будет получать заказы на десять тысяч изделий…
Еще три недели шитья до позднего вечера — и первый заказ был готов. Виктория пришла в офис Мирны с тремя пакетами из супермаркета.
— Что вы здесь делаете? — удивилась Мирна.
— Принесла ваш заказ, — с гордостью ответила Виктория.
— У вас нет поставщика? — изумилась Мирна. — Что мне прикажете делать с вашими пакетами?
Виктория улыбнулась при этом воспоминании. Тогда она ничего не знала о технической стороне профессии дизайнера; понятия не имела, что существуют закройные и швейные комнаты, где создают свои модели настоящие дизайнеры. Но амбиции и пылкое желание (желание такого рода большинство женщин испытывают к мужчинам, догадывалась она) побуждали ее устремляться вперед. А потом она получила по почте чек на пятьсот долларов. Всю ее одежду продали. В восемнадцать лет Виктория попала в этот бизнес.
До тридцати лет она продвигалась вперед. Вместе с Кит они переехали в крошечную квартирку с двумя спальнями в Нижнем Ист-сайде, на улице, заполненной индийскими ресторанчиками и полуподвальными «кондитерскими магазинами», где торговали наркотиками. Подруги кроили и шили, пока у них не начинали слипаться глаза. Потом они ходили по вернисажам и тускло освещенным ночным клубам, где плясали до трех ночи. Виктория едва зарабатывала на то, чтобы оплачивать расходы и на жизнь, но это было не важно. Она знала, что большой успех ждет ее впереди, а пока довольствовалась тем, что живет в этом городе и занимается тем, о чем мечтала.
А затем Виктория получила первый большой заказ от «Бенделса», универмага, который поддерживал молодых, прокладывающих себе дорогу дизайнеров. Это стало еще одним поворотным пунктом в ее судьбе — заказ был так велик, что Виктории выделили уголок на третьем этаже, с ее именем и логотипом на стене. Но существовало одно препятствие. Стоимость производства этой одежды требовала огромного вложения наличных, более чем двадцати тысяч долларов, а их у Виктории не было. Она попыталась занять деньги в трех банках, но в каждом из них операторы терпеливо объясняли, что для получения займа необходимо иметь дополнительное обеспечение, например дом или машину. Их можно продать и вернуть деньги банку в случае, если ей не удастся выплатить заем.
Виктория не находила решения этой головоломки, но однажды ей позвонила Мирна Джеймсон и предложила связаться с неким Говардом Фрипплмейером. Он подонок, пояснила Мирна, настоящий жук, но работает в этом бизнесе уже тридцать лет и способен ей помочь.
Говард Фрипплмейер оказался именно таким, как сказала Мирна, отчасти хуже. Их первая встреча состоялась в кафе, где Говард поглощал сандвич с копченой говядиной, даже не вытерев горчицу, скопившуюся в уголках рта. На нем была коричневая одежда, и он носил накладную челку. Покончив с едой, Говард взял свой экземпляр «Дейли ньюс» и на пятнадцать минут исчез в мужском туалете. Виктории очень хотелось расплатиться по своему счету и сбежать, но она находилась в отчаянном положении.
Вернувшись, Говард заявил, что считает Викторию хорошей инвестицией — у нее есть потенциал. В течение следующего года он вложит в компанию Виктории восемьдесят тысяч долларов; взамен Говард хотел получить тридцать процентов от ее прибылей. Виктория сочла это удачной сделкой. Говард внушал отвращение неприятным характером, к тому же от него исходил странный резкий запах, но Виктория знала, что ей с ним не спать. И она нуждалась в нем.
— Позволь мне позаботиться о деньгах, дитя, — сказал он, закуривая десятую сигарету «Парламент». — Твое дело — мода. Я в этом бизнесе тридцать лет и понимаю творческих людей. Когда вы думаете о деньгах, у вас все идет вкривь и вкось.
Виктория кивнула. Она доверилась Говарду по недостатку опыта. Говард перенес ее мастерскую в большую комнату в здании на Седьмой авеню, где по коридорам, выкрашенным унылой серой краской, гуляло эхо, а чтобы попасть в женский туалет, требовался ключ. От здания исходил дух отчаяния, несбывшихся обещаний и надежд, но после работы в крошечной квартирке Виктория расценивала это помещение как огромный шаг вперед.
Одежда ее продавалась. Говард сказал, что компания должна получить за год двести тысяч долларов — ошеломляющую сумму.
— Разумеется, до вычета моих восьмидесяти тысяч плюс моих тридцати процентов: шестьдесят тысяч плюс восемьдесят — всего сто сорок.
Это казалось Виктории несправедливым, но, слишком робкая, она не спорила.
— Да он просто грабит тебя! — воскликнула Кит. По соседству с ними жила сотрудница банка, и однажды вечером Виктория рассказала ей о сложившейся ситуации.
— Так дела не делаются. — Женщина покачала головой. — Ты в нем не нуждаешься. Все очень просто — спрос и предложение. Ты все можешь делать сама.
Существовала только одна проблема: как избавиться от Говарда на законных основаниях? Обрадовавшись решению своих денежных проблем, Виктория подписала контракт и взяла на себя обязательство платить Говарду тридцать процентов до конца своей жизни.
Ей предстояло навсегда остаться рабыней Говарда. Сокрушаясь о своей глупости и мучаясь бессонницей, Виктория размышляла, есть ли способ отделаться от Говарда, не нанимая для этого киллера. Виктория поклялась, что если найдет решение, то никогда уже не свяжется с партнером…
А затем Говард сделал нечто странное — открыл в здании через дорогу новую компанию по производству одежды.
Это было удивительно, но Виктория не слишком о том задумывалась, поскольку таким образом освобождалась от него. Каждое утро он приезжал в мастерскую с Лонг-Айленда — в дешевом тренче, с картонной коробкой и «Дейли ньюс». В коробке всегда находились три кофе и булочка. Первым делом Говард брался за телефон и три часа вел переговоры, потом шел в кафе обедать. У него, вероятно, было множество приятелей в швейной индустрии, и он разговаривал с ними часами. Виктория недоумевала, как им при этом удается выполнять какую-то работу. Она принципиально не обращала внимания на босса, но мастерская состояла из одной большой комнаты, поэтому деться от Говарда и его разговоров было некуда. А когда он наконец освобождал телефон, то инспектировал ее рисунки.
— Это не годится, — говорил Говард. — Кто будет носить это в Миннесоте?
— Говард, я сама из Миннесоты. Я пытаюсь отойти от Среднего Запада…
— Чего ради? Чтобы поместить пару красивых фотографий в «Вог»? Продаже одежды красивые фотографии в «Вог» не способствуют. Необходимость что-то надеть на встречу с дружком субботним вечером — вот это помогает продавать одежду. И ничего открытого не нужно. Парням нравится видеть своих девчонок в милых и скромных нарядах…
— А я хочу видеть свою одежду именно в «Вог», — горячо шептала она. — И увижу, обещаю тебе…
Затем Говард наклонялся к ней, окутывая своим фирменным запахом, и улыбался. Его зубы с серым налетом, казалось, не знали прикосновения зубной щетки.
— Ты хоть раз видела модельеров «Вог»? — спрашивал он. — Халстона, Клайна… даже Скааси, который был Исаакс, но решил писать свое имя наоборот… все они педерасты-евреи. Ты видела среди них хоть одну женщину-дизайнера? Да ни в жизнь. А все потому, что когда дело доходит до моды или до чего-то другого важного — фильмов, архитектуры, живописи, — все лучшие — мужчины. И на то есть причина…
Говард никогда не пояснял, что же это за причина, а Виктория никогда не спрашивала. Ей не хотелось услышать ответ.
Вместо этого, мысленно кляня его, она возвращалась к эскизам. «Когда-нибудь…» — думала Виктория. И говорила себе, что, если заработать для Говарда достаточно денег, он, быть может, сгинет и оставит ее в покое.
И однажды он так и поступил. Не приехал утром, а явился около четырех часов дня. Так продолжалось несколько недель, и Виктория, радуясь избавлению от его ежедневного присутствия, не интересовалась, в чем дело. Но заметила, что, как бы поздно она ни засиживалась, Говард всегда оставался в мастерской после ее ухода.
Еще через несколько недель Виктория встретила на улице Мирну Джеймсон.
— Так, значит, Говард разместил твои вещи в «Дресс барн»? — спросила она.
Виктория с удивлением посмотрела на нее и покачала головой, полагая, что Мирна ошибается.
— Это должен быть какой-то универмаг. Возможно, «Блумингдейл»…
— Милая! — фыркнула Мирна, касаясь запястья Виктории. — Я знакома с твоими вещами. Я где угодно узнаю твой почерк. Это же моя профессия как-никак.
— Но это исключено, — возразила Виктория.
— Я знаю, что видела. В воскресенье я побывала в магазинах «Дресс барн» в пяти районах, и в каждом стояли кронштейны платьев, очень похожих на твои. К ним даже прилагались кружевные перчатки с бархатными ленточками… И что это за новая компания, которую Говард открыл через дорогу, в четырнадцать одиннадцать?
Виктория машинально покачала головой. В Швейном квартале дома называли по номерам, и здание номер 1411 по Бродвею считалось самым сомнительным в этом районе. Огромное количество одежды, словно рабы, продавалось здесь с аукциона оптовикам сетевых магазинов; об этом строении, уродливом пасынке индустрии, никто не хотел говорить. Виктории стало страшно. Поблагодарив Мирну, она бросилась через улицу, уворачиваясь от машин. Не может быть, думала она. Даже Говард не способен на такую глупость, чтобы тайком продавать ее одежду тут. Это погубит ее имя и его вложения — и не имеет смысла. Виктория ведь проверяла записи, но все как будто было в порядке…
В фойе дома номер 1411 нестерпимо воняло жиром от миллиона пакетов с купленной навынос едой, которые, наверное, пронесли через этот вестибюль за последние семьдесят лет. На стене висел список контор, размещавшихся в здании, но Виктория не знала, что ищет… Говард мог как угодно назвать новую компанию, и он достаточно умен, чтобы не использовать свое имя. Виктория решила подняться на второй этаж, где проходили аукционы, и точно — в центре огромного помещения, заставленного бесчисленными кронштейнами с одеждой, ожидавшими своей очереди на торгах, Виктория увидела два с изделиями, точно копировавшими ее фасоны. Она пощупала ткань и поморщилась — все платья были сшиты из дешевых тканей: они расползутся после трех или четырех выходов в свет и сядут после химчистки. Виктория посмотрела швы — строчка неровная, срезы не обработаны. Затем она добралась до ярлыка. Ее торговым знаком был розовый квадратик с надписью «Виктория Форд», вышитой затейливыми буквами. Ярлык на этих дешевых копиях авторских моделей был почти таким же, но на нем значилось другое имя — «Вицерой Фьорд».
Отпрянув от платья, словно оно было заразным, Виктория отступила на шаг, в ужасе зажала рот рукой. Он даже не потрудился изменить имя. Должно быть, считает ее идиоткой. Неужели Говард думал, что ему все сойдет с рук? Видимо, да. Вероятно, он считал ее глупой девчонкой, готовой делать все, что он ни пожелает, девчонкой, которую он использует, ограбит, а затем выбросит вон без всяких для себя последствий.
Что ж, его ожидает нечто другое.
Викторию охватила ярость. Говард украл ее дитя, и она убьет его. Нет. Сначала покалечит, а потом убьет. Одно дело погубить ее, и совсем другое — уничтожить ее бизнес.
Эти ощущения были абсолютно новы для Виктории. Она и не предполагала, что способна так разозлиться. Вернувшись вниз, Виктория вычислила название его «новой компании» и направилась к нужной двери. Говард сидел за металлическим столом, водрузив на него ноги, заталкивал в рот какую-то снедь, похоже, целиком состоявшую из крошек, и говорил по телефону.
— В чем дело?! — рявкнул он, словно раздраженный ее появлением.
— Ах ты, мерзавец! — закричала Виктория во всю силу легких, схватила с его стола бумаги и швырнула на пол.
— Какого черта?.. — проблеял он и сказал в трубку: — Я перезвоню.
— Да как ты смеешь? — крикнула Виктория и двинулась на Говарда, будто собираясь ударить его. — Я видела те платья. На втором этаже…
Но не успела Виктория продолжить, как он вскочил и перебил ее.
— Да как ты смеешь? — закричал Говард, тыча в нее пальцем, как если бы он был пострадавшей стороной. — И чтобы ты больше никогда не являлась в мой офис и не орала на меня!
То, что Говард стал защищаться, застало Викторию врасплох, и она замерла, не зная, что сказать.
— Я видела те платья…
— Да? И что? — поинтересовался он, наклоняясь, чтобы поднять газету. — Ты видела какую-то одежду. А теперь пришла сюда и вопишь как полоумная…
Ее снова охватил гнев.
— Ты украл мои фасоны! — крикнула Виктория. — Ты не смеешь этого делать. Не смеешь грабить меня.
Говард скорчил брезгливую гримасу.
— Ты ненормальная. Убирайся отсюда.
— Ты не можешь так поступать!
— Как — так? — Он насмешливо пожал плечами. — Наш бизнес построен на копировании… это все знают.
— Позволь мне кое-что объяснить тебе, Говард — угрожающе проговорила Виктория. — Не пытайся мне навредить. И не думай, что ты увидишь еще хоть один цент из моих доходов, заработанных с таким трудом…
— Да что ты? — побагровев, перебил он. Подошел к Виктории и, рванув ее за руку, потащил к двери. — У меня есть подписанный тобой листочек бумаги, и на нем значится совсем другое. Так что выбрось эти мысли из головы.
В следующее мгновение Виктория оказалась в коридоре, а Говард захлопнул у нее перед носом дверь.
Лицо Виктории горело от злости и унижения. Несколько секунд она, потрясенная, стояла в коридоре и не могла уразуметь, что произошло. Говард должен был испугаться: он нарушал закон. Ему следовало хотя бы сделать вид, что он напутан. Но он каким-то образом повернул все так, что чудовищем, ненормальной оказалась она. Виктория вдруг осознала, что всю свою власть над ним утратила в тот момент, когда перешла на крик.
И — черт возьми! — теперь Говарду известно, что она знает о его махинациях. Подойдя к лифту, Виктория несколько раз нажала на кнопку: ее охватило паническое желание покинуть здание. Ей не хотелось, чтобы Говард вышел из конторы и застал ее здесь — она была не готова к новому столкновению. Следовало сохранить в тайне факт его воровства, пока она не разберется, что с этим делать. Дверь лифта наконец открылась, и Виктория, войдя в кабину, прислонилась к стене, глаза ее наполнились слезами. Это несправедливо. Она из кожи вон лезла, чтобы добиться известности, надеялась, что будет вознаграждена за хорошую работу, а тут явился какой-то негодяй и обокрал ее. Она этого так не оставит. Она не позволит Говарду выйти сухим из воды.
— Пора тебе научиться вести себя как взрослая, — посоветовала ей соседка, банковская служащая. — Ты деловая женщина. Тебе незачем самой разбираться с этим подонком. Ты должна бороться за свои деньги. Возбуди иск. Пусть его вызовут в суд и разберутся с ним.
— Я не могу так поступить, — возразила Виктория. — Подумают, что я склочница.
Однако этот разговор заставил Викторию задуматься. Чтобы выжить, ей следует дать понять коллегам и конкурентам: если вы встанете поперек дороги Виктории Форд, она отомстит вам. Последствия не замедлят сказаться.
Она попросила Кит изобразить покупателя от сети магазинов и направила ее на встречу с Говардом в компанию «Вицерой Фьорд». Кит прикинулась, будто ей понравилась одежда, и сделала снимки «Полароидом». Затем Виктория сфотографировала свои модели и через Мирну. Та очень сочувствовала ей и нашла адвоката.
Три месяца спустя Виктория снова встретилась с Говардом — в зале суда. От него, все так же скверно одетого, дурно пахло, и он казался абсолютно невозмутимым, словно подобное случалось с ним постоянно. Виктория выложила фотографии изделий Говарда рядом со снимками своих моделей, и когда судья объявил о перерыве для принятия решения, адвокат Говарда предложил договориться. Если Виктория вернет Говарду восемьдесят тысяч долларов, они забудут о тридцати процентах и она станет свободной.
Виктория испытала огромное облегчение. Она довольно легко отделалась и усвоила серьезный урок: важен не только бизнес, но и те, с кем ведешь дела. Этот урок каждый дизайнер усваивает, учась на своих ошибках, потому что ничему подобному в художественных школах не обучают…
Зазвонил телефон. Викторию охватил страх. Наверное, плохие новости. За последние три недели дурные новости сыпались одна за другой, предвещая катастрофу.
Она не хотела снимать трубку, но решила, что это трусость. Из дизайнерской студии звонила ее помощница, Триш.
— Три раза звонил господин Икито. Он говорит, это срочно. Я подумала, вы, наверное, захотите об этом знать.
— Спасибо. Я сейчас же перезвоню ему.
Виктория положила трубку и обхватила себя руками, словно желая согреться. Что скажет господин Икито? Уже неделю Виктории удавалось избегать разговора с ним под предлогом, что она путешествует, но когда дело идет о бизнесе, японцы проявляют настойчивость. «Вы мне нравитесь… вы быстро принимаете решения», — пять лет назад сказал ей господин Икито, когда они начинали сотрудничать. Однако Икито хотел делать деньги, и он откажется от Виктории, едва почувствует, что ее изделия больше не продаются. Но предлагаемое им решение было неприемлемо.
По сравнению с линиями Ральфа Лорена и Калвина Клайна компания Виктории Форд была невелика, но за пять лет совместной работы с японцами она выросла в мини-консорциум, оставив далеко позади крошечное дело с персоналом, состоявшим из одного человека, которое она вела из своей квартиры. В Японии у Виктории было восемьдесят три магазина, и в этом году они с Икито собирались выйти на китайский рынок — в соседнюю страну с огромным числом потенциальных клиентов. Господин Икито имел лицензии на модели Виктории — включая не только одежду, но и сумочки, обувь, солнцезащитные очки и другие аксессуары — и производил их в Японии, неся расходы на производство и отчисляя Виктории процент от прибыли. Вместе с бизнесом господина Икито ее компания приносила теперь почти десять миллионов в год.
Весенняя коллекция господину Икито не понравилась, более того, показалась ему уродливой. Поэтому через два дня после показа Виктория полетела в Токио на встречу, где испытала жуткое унижение. Господин Икито предпочитал европейский стиль одежды, но сохранял японскую манеру ведения дел: сидел за низким деревянным столиком, на котором подготавливали традиционную чайную церемонию, и просматривал тем временем каталог весеннего сезона. Японец был низенький мужчина с короткими седеющими волосами и ртом, похожим по форме на рыбку гуппи.
— Что с вами случилось, мисс Виктория? — спросил он, брезгливо переворачивая страницы. — Откуда у вас подобные идеи? Это же не вы. И кто станет носить подобную одежду? Какая женщина наденет летом длинную юбку? Неинтересные мешковатые модели. Женщины хотят показывать ноги.
— Господин Икито, — ответила Виктория, склонив голову в знак уважения (она делала это с отвращением, но считала необходимым придерживаться чужих обычаев, ведя переговоры), — я пыталась показать что-то новое. Я хочу экспериментировать, расти. Как модельер…
— Зачем вам это? — в ужасе спросил Икито. — Вы пользуетесь большим успехом. Как говорят в Америке — «не сломано, не ремонтируй».
— Но я стремлюсь стать лучше. Показать все, на что я способна.
Издав презрительный возглас, Икито помахал перед своим лицом руками, словно отгоняя насекомое.
— Вы там, в Нью-Йорке, всегда думаете только о себе. Здесь же, в Японии, мы думаем о деле.
— Я думаю о деле, — возразила Виктория твердо и в то же время доброжелательно. — Чтобы долго продержаться как дизайнер одежды, я должна совершенствовать свои модели. Показать, что могу делать высокую моду…
— Зачем вам это нужно? — осведомился господин Икито. — Высокая мода денег не приносит. Это всем известно. Пять лет назад вы говорили, что хотите заработать миллионы долларов…
— И по-прежнему хочу…
— Но теперь вы пытаетесь быть Оскаром де ла Рентой. Или, может, месье Сен-Лораном, — продолжал, перебив ее, Икито. — Сен-Лоран миру не нужен. Миру нужна Виктория Форд. — «В самом деле?» — подумала Виктория, глядя на свой чай. — Здесь у нас нет магазинов Оскара. Ну да, один есть — в Токио. Но у Виктории Форд восемьдесят три магазина только в Японии. Вы понимаете, о чем я говорю? — наседал Икито.
— Да, но, господин Икито…
— У меня есть ответ, — произнес японец.
Он хлопнул в ладоши, и его секретарша (никто не принял бы ее за помощницу, подумала Виктория) отодвинула дверь в стене из рисовой бумаги и, сложив руки и склонив голову, спросила по-японски:
— Да, господин Икито?
Он что-то сказал ей. Она кивнула и тихо закрыла дверь. Икито обратился к Виктории:
— Вы еще поблагодарите меня. Вы скажете: «Господин Икито, вы гений!»
Виктория неуверенно улыбнулась, испытывая тошнотворное чувство вины, словно маленький ребенок, совершивший ужасный проступок. «Что ж, — подумала она, — ты разочаровала господина Икито». Виктория никогда не хотела никого разочаровывать. Предпочитала, чтобы все любили ее, хвалили, гладили по головке как пай-девочку. Интересно, размышляла Виктория, почему, какого бы успеха она ни достигала, ее не покидало инстинктивное желание раболепствовать перед мужчиной, облеченным более высокой властью? Она взрослая женщина, имеет свой бизнес, созданный из ничего собственным творчеством и трудолюбием; у нее даже есть черная карточка «Американ экспресс». Но вот Виктория сидит как на иголках перед этим Икито, ожидая его решения, хотя именно она должна диктовать ему условия. Но Виктория не смела оскорбить его. «Почему я не могу быть такой, как Нико?» — недоумевала Виктория. Нико сказала бы: «Господин Икито, вот как я хочу. Или принимаете, или мы расстаемся…»
А затем Икито сделал нечто, от чего у Виктории совсем упало настроение. Он взял чайник и, придерживая крышку, налил ей еще чаю.
Виктория нервно сглотнула. В этот момент она поняла, что «решение» Икито ей не понравится. В Японии подливание кому-то чаю имеет много скрытых значений, но в данном случае это был акт утешения, подготовка к неприятной новости.
Икито взял свою чашку и сделал глоток, бросив на Викторию взгляд, означавший, «что и от нее он ждет того же.
Виктория тоже сделала глоток.
Чай был горячим, и она слегка обожгла нёбо, но Икито, казалось, доставило удовольствие ее молчаливое согласие. Дверь снова сдвинулась, и вошла молодая японка в темно-синем костюме.
— Ага! Мисс Мацуда! — воскликнул Икито.
— Доброе утро, господин Икито. — Молодая женщина приветствовала его низким поклоном. В ее голосе звучал легкий английский акцент, и Виктория предположила, что она училась в Англии, вероятно, в Оксфорде.
— Мисс Виктория Форд, — сказал Икито, — познакомьтесь с вашим новым дизайнером, мисс Мацудой.
Виктория переводила взгляд с мисс Мацуды на Икито, сияющего широкой улыбкой. У Виктории внезапно закружилась голова, но она вежливо протянула руку.
Она не в силах была противостоять этому.
— Мне очень нравятся ваши модели, — проговорила мисс Мацуда, опускаясь на пол рядом с Викторией. — Для меня большая честь работать с вами.
«Мы еще не решили, будем ли работать вместе», — хотелось сказать Виктории, но в горле пересохло и она так и не вымолвила ни слова. Сделала глоток чаю, пытаясь взять себя в руки.
— Мисс Мацуда очень хороший дизайнер. — Икито поглядывал на женщин. — Она создает модели, совсем как прежняя Виктория Форд. Вы их, разумеется, одобрите. Мы продолжаем бизнес, и все довольны.
Виктория кашлянула, прикрывшись рукой.
— Уверена, что мисс Мацуда очень хороший дизайнер, — осторожно проговорила она, не желая с ходу отвергать предложение. — Но я должна посмотреть ее эскизы, прежде чем что-либо решать.
— Вы увидите все рисунки, какие пожелаете. — Икито вскинул руки вверх. — Вы увидите, что она способная. Она отлично копирует кого угодно. Она делает Ральфа Лорена лучше, чем сам Ральф Лорен.
Виктория думала только о том, что нужно отсюда выбираться. Она злилась и чувствовала себя оскорбленной, но, возможно, в ней говорил эгоизм. Когда дело касается бизнеса, порой обнаруживаешь, что соглашаешься с идеями, которые поначалу вызывали презрение, если только дашь себе время обдумать их и подавить обиду. Сейчас важно не подать виду и не позволить, чтобы между ними разверзлась пропасть, поскольку потом через нее не наведешь мостов.
Она встала.
— Спасибо, господин Икито, за ваше любезное предложение. У меня еще одна встреча. Я позвоню вам после ленча.
Виктория сделала рискованный шаг, ибо Икито ожидал, что она проведет у него столько времени, сколько он сочтет нужным. Он нахмурился:
— Вам не нравится это решение?
— О нет, это очень хорошее решение. — Направляясь к двери, Виктория безостановочно, как марионетка, кланялась. Если она будет кланяться, японец, возможно, не воспримет ее поспешный уход как оскорбление.
— Вам нужно решать, — сказал он. — Это очень хорошее предложение.
— Да, господин Икито. Очень хорошее. — Виктория дошла до двери, сдвинула ее в сторону и, не переставая кланяться, шагнула в проем.
— Пока. — Мисс Мацуда изящно помахала ей рукой.
«И в самом деле пока», — подумала, улыбаясь, Виктория.
К сожалению, это подводило некую черту, завершавшую разговор.
Виктория не могла позволить, чтобы ее имя появилось на моделях, ей не принадлежащих, или все же могла? Оказавшись на заполненной людьми улице, она пошла до отеля пешком, надеясь, что это избавит ее от клаустрофобии. Но от шума, толпы, потока транспорта и похожих на щепки зданий, опасно вздымающихся к невидимым небесам, Виктории стало только хуже, и она остановила такси. Дверца открылась, и Виктория опустилась на заднее сиденье.
— Отель «Хайят Токио», — тихо проговорила она.
В номере оказалось еще хуже. Гостиничные номера в Токио были печально известны своими маленькими размерами, и обычно Виктория заказывала небольшой сьют во «Временах года», несмотря на дополнительные расходы. Но в этот раз, словно наказывая себя, она взяла маленький, стандартный номер в «Хайяте», с жесткой двуспальной кроватью (японцы совсем иначе понимают комфорт), едва помещавшейся в узкой комнате. Виктория прошла в ванную (еще одно крошечное помещение размером с кладовку в Нью-Йорке), намочила в холодной воде полотенце и приложила к лицу. Грубая ткань совсем не впитывала воду. Виктория отняла полотенце от лица и, глядя на него, расплакалась.
Так всегда, подумала она. Похоже, с самого начала карьеры она постоянно плачет, а потом возвращается к работе. Работа, слезы, работа, слезы, работа, слезы.
Всхлипывая, Виктория вернулась в комнату и села на жесткую постель. Многих, вероятно, поразило бы, если бы они узнали, сколько Виктория плачет. На людях она была сдержанна, оживленна, оптимистична, всегда верила, что все будет хорошо и впереди новые перспективы. Никто никогда не видел слез Виктории (когда помощницы заставали ее с опухшим лицом, она всегда делала вид, что все в порядке), но, оставшись одна, она давала выход эмоциям…
Она легла на кровать и уставилась в потолок высотой едва в семь футов. Хорошо бы позвонить кому-нибудь — Нико, или Венди, или другу, или любовнику, которых у нее сейчас не было, или даже мужчине по вызову… кому угодно, кто выслушал бы рассказ о ее беде и заверил бы, что она чудесная, позволив ей почувствовать себя лучше… Но позвонить было некому. Виктория поняла: придется справляться со всем самой, как и прежде.
В тот день Виктория не позвонила Икито. Сделав это следующим утром, она улетела в Лос-Анджелес. Виктория сказала японцу: чтобы принять решение, ей нужно несколько дней поразмыслить, но затем, так и не приняв его, сосредоточилась на том, что происходило в магазинах Лос-Анджелеса, Далласа, Майами и Чикаго, где продавались ее вещи. И везде получала один ответ: ее весенняя линия «интересна». Но ведь она подготовила для магазинов и другие модели, в традиционном стиле, не так ли? Нет, не подготовила. А какая реакция в Нью-Йорке? А «Бергдорф» берет ее коллекцию?
Берет, заверила она всех, и «Барни» берет, однако не упомянула, что они выбрали лишь несколько изделий. Самых консервативных. По словам покупателей, они «выражали оптимизм». Но никому не принесет пользы, если они возьмут изделия, которые в конце концов придется продать с восьмидесятипроцентной скидкой.
Проклятие! Виктория в ярости смотрела на телефон, положенный на каминную полку. Что со всеми происходит? Почему они так боятся? Ей было наплевать, кто что говорит. Она знала, что ее весенняя линия — лучшее из того, что она когда-либо создавала в привычном стиле, но более смелая и оригинальная, чем прежние коллекции. Признаться, Виктория ожидала блестящих отзывов, поздравлений, популярности и мечтала, что эта коллекция выведет ее на новый уровень и обеспечит ей место в истории моды. Она хотела, чтобы когда-нибудь люди сказали: «Она была одним из величайших американских модельеров».
Ладно, она обойдется без этого, но это не значит, что не нужно пытаться. В том-то и секрет успеха: раз испытав его, ты жаждешь испытывать его снова и снова. А в Нью-Йорке ничто не сравнится с успехом. Тобой восхищаются, тебя любят и слегка побаиваются. Тогда как неудачников…
Виктория покачала головой. Ей незачем об этом думать. Никто не приезжает в Нью-Йорк, чтобы провалиться. Приезжают, чтобы добиться успеха. Она уже много раз находилась на грани провала, и каждый раз страх заставлял ее трудиться все больше. Но в прошлом это не имело такого значения — не так много стояло на карте. Теперь же было жизненно важно не потерять себя. Она не может утратить самообладание. Она должна сохранять спокойствие и действовать так, будто ничего не случилось, ей ничуть не обидно и все будет хорошо…
Позвонить господину Икито придется. Но что сказать ему?
Виктория не позволит, чтобы у нее забрали ее произведение и отдали кому-то переделать, словно она голливудский сценарист. Она не позволит испортить дело; ведь если пройдет слух, что Виктория не сама создала японскую линию, она потеряет заслуженное доверие, добытое с таким трудом. В Нью-Йорке никто не уважает модельеров, позволяющих другим разрабатывать свои модели, это считается обманом, а те, кто обманывает, не настоящие дизайнеры. Есть черта, и она не переступит ее. Это дело чести, а в мире, где во всех профессиях чести осталось очень мало, приходится защищать действительно настоящее и истинное.
Потеря заокеанских доходов серьезно осложнит жизнь компании, но с этим придется смириться. Подвернется что-нибудь другое. Икито либо согласится принять ее модели, либо лишится их, и разговор она начнет с этого.
Пока Виктория набирала номер, ее взгляд упал на приз Перри Эллиса, горделиво возвышавшийся в центре каминной полки. Увидев награду, она остановилась. Это проклятие, лихорадочно подумала Виктория. Проклятие, которое в конце концов настигло ее. Приз Перри Эллиса — почетнейшая награда в индустрии моды; его присуждают раз в два года самому многообещающему дизайнеру в память о Перри Эллисе, который умер от СПИДа в конце восьмидесятых. Присуждение этого приза способствовало карьере молодого дизайнера, выводя его на авансцену индустрии моды, но поговаривали, будто после получения этой награды несколько модельеров выбыли из бизнеса. Всего одна из нескольких женщин, добившихся приза, Виктория шутила, что на нее проклятие не подействует. Но может, это и не так… И вдруг она увидела, как ее несет вниз, и подумала, что и в следующие два сезона она получит такие же отклики, как и этот. Некоторые магазины отменят заказы, люди перестанут покупать одежду Виктории, и через полтора года она обанкротится и окажется на улице. Ей придется вернуться в родной город одинокой сорокатрехлетней неудачницей…
Телефон в руке внезапно зазвонил, Виктория вздрогнула и поспешно нажала на кнопку ответа. Женский голос на том конце она не узнала.
— Виктория Форд?
— Да, — осторожно ответила Виктория, заподозрив, что это кто-то с телевидения.
— Привет, это Эллен из офиса Лайна Беннета. — Эллен умолкла, словно позволяя Виктории осознать, что звонит знаменитый миллиардер Лайн Беннет, и Виктория чуть не рассмеялась. С чего это Лайн Беннет звонит ей? — Я знаю, что это неожиданно, но мистер Беннет спрашивает, не согласитесь ли вы встретиться с ним за коктейлем в следующий четверг в шесть вечера?
Теперь Виктория засмеялась. Что это за человек, если назначает свидание через секретаря? Но не следует делать поспешных выводов. Возможно, это не свидание — за минувшие годы она несколько раз встречалась с Лайном Беннетом, и он никогда не обращал на нее внимания.
— Извините, но хотелось бы узнать, с какой целью? — спросила она.
Эллен, похоже, растерялась, и Виктория посочувствовала ей. Ну и работка.
— По-моему, он… хочет познакомиться с вами. Я знаю одно: мистер Беннет попросил меня позвонить вам и договориться о встрече.
Виктория задумалась. Богатые мужчины, такие как Лайн Беннет, никогда особенно не интересовали ее, но и она их тоже не привлекала. Слишком независимая и откровенная, Виктория не играла в игры по обхаживанию миллионеров и не верила, что деньги мужчины способны решить проблемы женщины. Но раз Лайн Беннет нашел ее, возможно, он человек другого склада. А в нынешней ситуации ей следует проявить любезность.
— Буду рада встретиться с ним, но в следующий четверг я иду на вернисаж в Музее Уитни, — сказала она. — Не знаю, любит ли Лайн Беннет искусство…
— О да, — с облегчением выдохнула Эллен. — У него одна из самых богатых коллекций в мире…
Виктория улыбнулась, удивляясь, о чем только она думает. Конечно, Лайн Беннет «любит» искусство. Он же миллиардер. А первое, что делают мужчины, разбогатев (после того как назначат свидание супермодели), это облагораживают свою жизнь с помощью культуры и искусства.
Повесив трубку, Виктория внезапно ощутила, что ее настроение улучшилось. Она восприняла звонок Лайна Беннета как знак грядущих перемен. Должно произойти что-то новое и интересное — Виктория это чувствовала. Бросив решительный взгляд на телефон, она набрала номер японца.






Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Стервы большого города - Бушнелл Кэндес

Разделы:
1234567891011121314

Ваши комментарии
к роману Стервы большого города - Бушнелл Кэндес



Классная книга
Стервы большого города - Бушнелл Кэндесевгения
11.07.2013, 16.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100