Читать онлайн Такой прекрасный, жестокий мир, автора - Брэйди Карен, Раздел - Глава 32 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Такой прекрасный, жестокий мир - Брэйди Карен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.94 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Такой прекрасный, жестокий мир - Брэйди Карен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Такой прекрасный, жестокий мир - Брэйди Карен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брэйди Карен

Такой прекрасный, жестокий мир

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 32

Сара ожидала найти бразильца в отделении «Скорой помощи» с перевязанной ногой и встревожилась, узнав, что он сильно ударился головой и задержан для обследования.
Однако, когда она вошла в палату, Антонио мирно спал, и это дало ей шанс, не скрываясь, рассмотреть его. Еще более черные по контрасту с белоснежной наволочкой волосы так и манили погрузить в них пальцы. Сопротивляясь искушению, Сара перевела взгляд на полные губы и улыбнулась, подумав, как чудесен был бы их поцелуй. Голая загорелая грудь чуть вздымалась при каждом вздохе, темные завитки начинали от пупка дразнящую дорожку, исчезавшую под простынями. Желание коснуться его было почти непреодолимым.
Антонио шевельнулся, и чары разрушились. Сара напомнила себе, что этот человек, вполне возможно, друг Стивена и, следовательно, – запретная зона.
Футболист открыл глаза и кивнул. Приветствие нельзя было назвать радушным.
– Рег подумал, что мне следует поинтересоваться вашим здоровьем, – деловито сказала Сара.
Антонио отвернулся.
– Могли бы не затруднять себя. Я в полном порядке.
– Дело не в вас лично, – огрызнулась Сара. – Вы – вложение капитала, и я не намерена терпеть убытки.
– Вы только о деньгах и говорите. Такая красивая женщина, а ваше отношение очень… Очень безобразное.
Его критика одновременно разозлила и тронула Сару. Она не хотела, чтобы Антонио считал ее корыстной, но необходимо дать ему понять, кто здесь главный.
– Конечно, меня тревожит ваше здоровье, но трудно забыть о том, что я вложила в вас два миллиона.
Смуглое лицо Антонио потемнело от гнева и боли. Он сел в постели, простыня соскользнула с его обнаженных бедер.
– То есть вас волнует только величина материального ущерба?
Разгневанный, он выглядел еще более привлекательным.
– Все совсем не так. Послушайте, давайте заключим перемирие. Что сказали врачи?
– Подозревают растяжение связок. – Антонио попытался оценить реакцию Сары, и ее тревога показалась ему вполне искренней. Он впервые улыбнулся. – Возможно, придется оперировать.
– Я могу что-нибудь для вас сделать?
– Я очень голоден. Кормят здесь отвратительно. У вас случайно нет шоколадки?
Сара с сожалением покачала головой.
– Вы ошибаетесь, Антонио. Я вовсе не думаю только о деньгах. Не это главное. Мною движут другие, более важные причины. Вы не все знаете о том, как я стала хозяйкой этого клуба.
– Так расскажите. Или, может, вы мне не доверяете?
– Не доверяю… то есть не могу доверять. Антонио, мне необходимо знать правду. Вы – союзник Стивена?
Молчание, казалось, длилось вечность. Они попали в тупик взаимной подозрительности. Первым заговорил Антонио.
– Присядьте, – он похлопал по краю кровати. Сара подчинилась, слегка смущенная близостью почти обнаженного мужского тела. – Позвольте мне кое-что рассказать вам. В детстве я жил с матерью в одной из многих fаvеlаs вокруг Рио.
– Что такое fаvеlа?
Пытаясь найти правильное английское слово, Антонио провел рукой по волосам, и Сара совсем растаяла. Она уже видела этот его жест в своем кабинете, в тот день, когда он назвал себя рабом, только тогда он ей вовсе не понравился. Хотя сейчас она ни в чем не была уверена.
– Трущобы! – победно воскликнул Антонио. – Ну, в общем, мой отец недолго оставался с матерью после моего рождения. Нам было лучше без него, даже несмотря на то что матери приходилось… продавать свое тело… чтобы купить еду. Она не могла много дать мне, но мечтала о лучшем будущем для меня. Футбол стал для меня всем, и она поддерживала меня в моем увлечении. В детстве я часто мечтал о том, как буду играть за Бразилию. Я хотел купить матери настоящий дом. Она это заслужила… Вам, наверное, это неинтересно?
– Пожалуйста, продолжайте, – завороженная теплотой, звучавшей в его голосе, Сара чуть наклонилась, и на короткое мгновение их руки соприкоснулись.
– Однажды я вернулся домой, и у порога стояли бульдозеры. Такие лачуги, как наша, раздражали добропорядочных жителей Рио. Через секунду наш дом, все, что у нас было, исчезло, и мы остались на улице. Мама держалась мужественно даже тогда, когда нам приходилось ночевать в подъездах. Она говорила: «Не предавай свою мечту, верь, что тебя ждет лучшая жизнь». – Голос Антонио дрогнул. – У нее был… туберкулез, и когда мне было шестнадцать, она умерла. У меня даже не нашлось денег на похороны.
Сара не знала, что сказать. «Очень жаль?» Неуместно, да Антонио и не хотел вызвать ее жалость. Она ласково положила ладонь на его руку, ощущая, как возникает удивительная близость между ними.
– Что случилось потом? – прошептала она.
– Я выжил, брался за любую работу, а когда ее не было, просил милостыню или воровал. Я был самым ловким карманником в Рио. – Антонио тихо рассмеялся, протягивая Саре кредитную карточку, только что лежавшую в ее кармане. – А потом случилось чудо. Я играл с друзьями в футбол, и меня увидел тренер из «Сан-Паоло». Не успел я оглянуться, как уже был в резерве сборной Бразилии на чемпионате мира. Но, как вы знаете, Бразилия вылетела во втором круге. – Он пожал плечами. – Может, Бог решил, что одного чуда достаточно.
– И все же от «Сан-Паоло» до «Камдена» путь неблизкий…
Сара не успела договорить, так как вошла медсестра.
– Прошу прощения, но приемные часы закончились. Мистер Нэвес нуждается в отдыхе.
– Конечно. – Сара даже не заметила, как пролетело время. Она встала, но Антонио не отпустил ее руку. – Я могу прийти завтра. Если вы еще будете здесь.
– Я бы хотел этого. Давайте скрестим пальцы, чтобы не сглазить те два миллиона фунтов, а?
Он снова улыбнулся, и внутри у нее все перевернулось.


На следующее утро, когда Сара вошла в кабинет, на ее столе лежали раскрытые «Новости». Вторую страницу украшали фотографии, сделанные Джулианом Маршем накануне: та, на которой они с Кейти и Джеки оказались на мостовой, была самой убийственной. Не успела Сара прочитать комментарии, как в дверях показалась голова Стивена.
– А ты – классная пташка, – сказал Стивен, ухмыляясь во весь рот. – Думаю, теперь Футбольная ассоциация тобой займется.
Сара постаралась поаккуратнее выбрать слова.
– Полагаю, тобой займутся тоже. Они не любят договорных матчей.
– Послушай, сучка, – зашипел Стивен, – твоей гориллы сегодня здесь нет.
Сара холодно улыбнулась.
– Позвонить Норману недолго, как и в полицию. А теперь проваливай, мне надо работать.
– Берегись, Сара, – крикнул Стивен уже из коридора. – Я тебя предупреждаю.
Сару затрясло. Как ни храбрилась она перед Стивеном, но прекрасно понимала, что он не остановится ни перед чем. Угроза головореза, присланного Нэшем, была достаточно убедительной. Надо быстрее докопаться до того, что происходит в клубе, а пока только дома, под неусыпным оком Нормана, она чувствует себя в безопасности.
Сара снова занялась газетой.
«ЧТО ОБЩЕГО У БОГАТОЙ СТЕРВЫ, ВЫШЕДШЕЙ В ТИРАЖ РЕДАКТОРШИ МОДНОГО ЖУРНАЛА И СПИВШЕЙСЯ БЫВШЕЙ МАНЕКЕНЩИЦЫ? ИМЕННО ЭТО ХОТЕЛ БЫ УЗНАТЬ СТИВЕН ПАУЭЛЛ, ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ПРАВЛЕНИЯ «КАМДЕН ЮНАЙТЕД».
Далее Сара характеризовалась как шлюха, Кейти – как вышеупомянутая вышедшая в тираж редакторша, и Джеки – бедняжка Джеки – как вечно пьяная старая карга. Из следующего шедевра, подписанного Кристофером Хердом, Сара с возмущением узнала, что он ее бросил. Господи, ну и наглец!
В кабинет вошла Кейти.
– Вижу, тебе уже принесли хорошие новости.
– Подожди секунду. – Сара подняла руку, не отрывая глаз от газеты. Не веря своим глазам, она прочла, что Кристофер теперь встречается с потрясающим новым редактором женской страницы «Геральд». – Ты это читала? – Ее голос охрип от ярости.
– Фотографий довольно. Не думаю, что меня теперь возьмут редактором «Вога».
– Здесь написано, что Кристофер меня бросил ради Мэгги Лоуренс.
У Кейти отвисла челюсть, затем она взорвалась.
– Ну все! С меня довольно. Дай сюда телефон.
– Я не хочу, чтобы ты ей звонила. Забудь.
– И насколько? Пока она не распишет на первой странице, как ты убила Билла?
– Этого она не сделает.
– Неужели? Давай-ка быстренько вспомним все, что она уже сделала.
– Кейти! Прекрати! – В глубине души Сара знала, что Мэгги напишет о Билле, как только ей прикажут. Или когда позвонит Кейти. Может, единственное спасение в том, чтобы не реагировать на ее выпады? – Прости, я не хотела кричать на тебя.
Кейти улыбнулась.
– Забудь. Между прочим, как поживает сеньор Нэвес?
Сара покраснела.
– Нормально. Он рассказывал о своем детстве. Наверное, хотел втереться в доверие.
– Это ему удалось?
Сара засмеялась.
– Может быть. Я собиралась заглянуть к нему сегодня. А у тебя какие планы?
– Ну, надо здесь разобраться, а если останется время, я бы хотела провести его с Джеки. Думаю убедить ее пройти курс реабилитации.
– Идея отличная, но сомневаюсь, что у тебя получится. Если бы я была женой Стивена, то не вставала бы из-под капельницы с джином.
– Я знаю, что будет нелегко, но если она протрезвеет, то, возможно, разведется с ним. Посмотри, как расцвела я, избавившись от мужа.
Сара подняла газету.
– Ты имеешь в виду это?


Антонио сидел на кровати одетый и читал отчет о матче, в котором пострадал накануне.
– Как вы себя чувствуете? – спросила Сара, садясь на стул у кровати.
Он улыбнулся.
– Хорошо. Врачи говорят, что все в порядке. Ложная тревога.
– Я сообщу радостную новость банку, – сухо сказала Сара, но тут же более мягко добавила – Я рада.
– Вечером я возвращаюсь домой, а через неделю-две смогу играть… если вы еще не заказали мне билет в Бразилию.
– Если не сможете играть, вы купите билет на свои деньги. – Сара улыбнулась, давая понять, что пошутила. – Антонио, вчера вечером…
– Да?
– Ну, вы не объяснили, как попали в Англию.
– Я сам точно не знаю.
Сара встала.
– Я хотела доверять вам, но если вы не можете дать прямой ответ, тогда…
Антонио взял ее за руку.
– Пожалуйста, сядьте. Все не так просто, как вы думаете. Выслушайте мою историю до конца. Добившись известности в Бразилии, я решил использовать свою славу, чтобы помогать бедным детям. Вы слышали об эскадронах смерти? [Эскадроны смерти – террористические формирования, часто из полицейских, в южно-американских странах.]
– Я читала о них.
– Они любезно очищают наши улицы от «мусора». В прошлом году было убито около пятисот детей. – Антонио разволновался, его голос зазвенел от гнева. – Одного ребенка нашли на пляже. У него на шее была табличка: «Я убил тебя, потому что у тебя нет будущего».
Сара в ужасе покачала головой.
– Я старался привлечь внимание общественности к происходящему. Я хотел создать убежища для бездомных детей. Естественно, в некоторых кругах я стал очень непопулярным. Многим могущественным людям хотелось, чтобы я замолчал. Вы помните тот день в Куэнке, не так ли?
Сара покраснела.
– Да.
– В тот день меня предупредили, что, если я вернусь домой, меня заставят замолчать. В моей стране это не пустая угроза. Мой друг, женщина, с которой вы меня видели, приехала в Эквадор специально, чтобы предупредить меня.
Он умолк, и Саре пришлось подстегнуть его:
– Значит, вы все-таки вернулись в Бразилию?
– Мне пришлось вернуться. В Бразилии оставался очень важный для меня человек.
Сара задержала дыхание. Этого она не ожидала.
– Его зовут Оскар. – Антонио взглянул на удивленное лицо Сары и рассмеялся. – Ему пять лет, и я искренне привязался к нему. Я хотел заботиться о нем, но эти дети не доверяют взрослым. Я не успел доказать ему, что я – другой. Теперь он решит, что я бросил его.
Сара не сводила глаз со взволнованного лица Антонио.
– В мой дом, к счастью в мое отсутствие, кто-то вломился, и я понял, что не могу больше оставаться в Бразилии. Какой-то агент организовал переход в «Камден юнайтед», и вот я здесь.
– Что случилось с Оскаром?
Сара похолодела при мысли об эскадронах смерти, охотящихся за бездомными детьми.
– Не знаю. Я пытался найти его перед отъездом, но не смог. Мой друг Флавио продолжает поиски. Он журналист, у него широкие связи. Боюсь даже думать о том, что с мальчиком случилось несчастье. – Антонио прерывисто вздохнул. – Не могли бы вы налить мне воды?
Когда Сара потянулась за графином, ее груди коснулись груди Антонио, и она инстинктивно отпрянула, расплескав воду. Антонио протянул руку, погладил ее по волосам, медленно и нежно. Сара придвинулась ближе, задрожав от прикосновения его пальцев, скользящих по ее шее, и – в ответ на ласку – прижала плечом его ладонь к своей пылающей щеке. Антонио мягко пригнул ее голову, и их губы встретились. Именно такими Сара представляла их и не могла больше отрицать: она была околдована этим мужчиной с того самого момента, как увидела его на поле стадиона.
– Ты прекрасна, – прошептал Антонио, целуя ее шею. Сара притянула его лицо к себе, отчаянно желая снова почувствовать поцелуй этих чувственных губ, и жадно впилась в его рот. Прижимаясь к нему, она чувствовала жар его сильного тела, вдыхала волнующий мускусный аромат его кожи, восхищенная и напуганная тем, что впервые после смерти Билла так страстно желает мужчину.


В ожидании Джеки Кейти беспокойно металась по крохотному кабинету Сары. На столе лежали раскрытые альбомы с фотографиями Джеки в расцвете ее красоты. И почти на всех фотографиях рядом с Джеки была Бабочка. Какая печальная история. Исчезновение Бабочки в 1966 году вызвало бурный интерес прессы, но манекенщицу так и не нашли. Кейти представила себя на месте Джеки. Как бы она чувствовала себя, если бы исчезла Сара?
Кейти понимала, сколько сил она черпает в поддержке подруги. Если бы не Сара, то, вполне возможно, она бросилась бы за утешением к совершенно не подходящему человеку, может, даже вернулась бы к Джозефу. Вероятно, исчезновение Бабочки стало началом проблем Джеки, но, что бы там ни было, необходимо убедить Джеки изменить свою жизнь.
– Привет. – Джеки вошла в кабинет, слегка покачиваясь на пятнадцатисантиметровых шпильках. Ее вязаная кофточка открывала белую полоску, вернее, жировую складку, над спортивными брюками. – Если собираетесь показать мне «Новости», не утруждайтесь. Стивен любезно вырезал для меня эту статью.
– Я действительно хотела поговорить, – сказала Кейти, продолжая нервно ходить взад-вперед по комнате. – Надеюсь, вы не рассердитесь, но я думаю, надо что-то делать с вашей алкогольной зависимостью.
– Рассержусь, – возмутилась Джеки. – Знаю, у меня мало что осталось от чувства собственного достоинства, но я не должна выслушивать нравоучения от практически незнакомого человека.
– Не должны, но я сама была на вашем месте.
– Вы пили?
– Не совсем так, но, как и вы, я чуть не позволила мужчине погубить себя. – Ободренная молчанием Джеки, Кейти рассказала ей о Джозефе. – И вот я здесь. Это не совсем то, о чем я мечтала, но я потихоньку начинаю снова уважать себя.
Джеки смягчилась.
– Спасибо за честность, но это не одно и то же. Вы молоды, у вас впереди вся жизнь, а я – конченый человек. Даже если я протрезвею, что мне делать? Куда я пойду, если брошу Стивена?
– Не все сразу. Не надо спешить. На трезвую голову все может показаться не таким мрачным. Как предугадать все возможности, пока не готов с ними встретиться? Почему бы для начала не лечь в клинику? Среди них есть вполне приличные заведения. Подумайте об этом. – Кейти показала на фотографию юной Джеки. – Посмотрите на себя здесь. Вы изумительны. И Бабочка. Она была необыкновенная, правда? Должно быть, вы очень переживали, когда она исчезла.
Джеки взглянула на фотографию и закрыла книгу.
– Итак, вы занимаетесь спонсорами?
Прозрачный намек на смену темы, и Кейти его поняла.
– Если честно, я не очень понимаю, что делаю.
– О, это легко. Послушайте…
Целый час они обсуждали, как можно заработать деньги для клуба. Как ни странно, вечно пьяная Джеки знала все о деловой стороне «Камден юнайтед».
– Я думаю, надо поощрять женщин посещать матчи. Можно снизить для них цены. Это срабатывает в ночных клубах.
– Великолепно. А как насчет детей?
– То же самое. Снизить цены и организовать специальный клуб. Другие команды так делают. – Джеки воодушевилась. Нечасто она могла советовать другим. – Дети могут встречаться с футболистами. И почему бы не выделить на трибунах семейную зону?
– Гениально, – искренне восхитилась Кейти. – Почему вы сами не занимались этим?
Джеки фыркнула.
– Стивен не хотел включать в платежную ведомость свою дуру-жену. Его дура-любовница, естественно, совсем другое дело. Как я его ненавижу. – Джеки умолкла. – К черту. Где эта клиника?
– Та, о которой мы рассказывали в «Мариэлле», в Кенсингтоне. Но я уверена, что есть множество других.
– Нет, Кенсингтон мне нравится. Как вы думаете, сколько стоит лечение?
– Тогда было около тысячи фунтов в неделю.
– Господи, у меня нет таких денег. – Лицо Джеки вытянулось, оживление сменилось унынием. – Безнадежно.
– А ваши акции в «Камдене»?
– После того, как я устроила маму в дом престарелых, Стивен забрал все, что осталось. Он сказал, что я их пропью. – Она печально засмеялась. – Возможно, он был прав.
Кейти корила себя за бестактность, но ей и в голову не приходило, что у Джеки нет денег.
– Есть множество других клиник подешевле.
– Давайте забудем об этом, а?
Как раз в этот момент в кабинет вошла Сара.
– Простите, я, кажется, помешала? – спросила она и, как автомат, направилась обратно к двери.
– Вернись. Мы с Джеки обсуждали клинику. Она говорит, что Стивен пожалеет денег на лечение.
– Я не думаю, что на свете есть клиника, где Стивена вылечат от того, чем он страдает, – рассеянно сказала Сара, поглощенная своими мыслями.
Кейти уставилась на подругу. Она что, с луны свалилась?
– Для Джеки, не для Стивена. Ты ведь дашь деньги?
– Конечно, – сказала Сара, глядя куда-то вдаль.
– Нет уж, простите. Я не возьму. Я – не нищенка на паперти.
Кейти поспешно вмешалась.
– Сара, Джеки мне так помогла, у нее куча идей насчет спонсорства. Она была бы тебе полезнее, чем я. А стоимость лечения, – Кейти повернулась к Джеки, – была бы ее авансом.
– Отлично, – сказала Сара. – Знаете, можно долго жить словно во сне. Говоришь, ешь, ходишь, но все равно спишь. А потом появляется кто-то и будит тебя. – Она щелкнула пальцами. – Вот так.
Джеки не представляла, о чем говорит Сара, но была достаточно трезвой, чтобы понять: ей бросают якорь спасения.
– Сара, я согласна, но деньги я отработаю.
– Я рада. – Сара мечтательно улыбнулась.
– Если не возражаете, я начну готовиться прямо сейчас. – У двери Джеки остановилась. – Спасибо большое, спасибо вам обеим.
Когда дверь кабинета закрылась за Джеки, Кейти повернулась к подруге:
– Что с тобой случилось, черт побери?
– Он поцеловал меня, – вздохнула Сара. – А потом…
– Что потом? – возбужденно спросила Кейти.
– А потом… я поцеловала его.
– Как понимаю, ты больше не думаешь, что в его переходе было что-то сомнительное?
Сара сникла.
– Кейти, я думаю, что ты омрачила мой праздник.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Такой прекрасный, жестокий мир - Брэйди Карен



сюжет несомненно стоит внимания,однако тематика как то мало изучена писателем, поверхностно, хотя для романов такого типа может и достаточно, в любом случае роман неплох
Такой прекрасный, жестокий мир - Брэйди Каренарина
24.04.2012, 10.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100