Читать онлайн Такой прекрасный, жестокий мир, автора - Брэйди Карен, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Такой прекрасный, жестокий мир - Брэйди Карен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.94 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Такой прекрасный, жестокий мир - Брэйди Карен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Такой прекрасный, жестокий мир - Брэйди Карен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брэйди Карен

Такой прекрасный, жестокий мир

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Прием в «Риджент-отеле» был устроен в честь спутникового телеканала «Прямой эфир», нового проекта корпорации «Геральд».
Стоя у стены с бокалом белого вина, Сара почему-то вспомнила нападение Хью в «Тотеме». Это было именно нападение, а не неуклюжая попытка ухаживания, но гораздо страшнее была ярость, с которой набросилась на нее Мэгги. Сара до сих пор не могла поверить, что Мэгги на самом деле выпалила все те слова о смерти Билла. Хотя, если подумать, очень типично для Мэгги. Мэгги всегда умела нанести болезненный удар ниже пояса.
Сара знала, что до конца своих дней будет чувствовать себя виноватой в смерти Билла, но как Мэгги может быть такой жестокой? Сара с грустью признала, что пытается воскресить давно умершие отношения. Как ни печально происшедшее в Уэльсе, нельзя быть такой злопамятной. Сара горько вздохнула. Еще один человек ушел из ее жизни, несмотря на все ее старания.
И вдруг ей стало ясно, почему вспомнилась Мэгги. Из-за Синтии Харгривс! Сара содрогнулась: именно так будет выглядеть Мэгги через тридцать лет: изможденной, раздраженной, злобной. До Сары доходили слухи о безжалостности Синтии, и теперь она поняла, что, дай Мэгги те же возможности, она ни в чем не уступит.
Сара не хотела приходить сюда, поскольку Кейти вот-вот должна была родить, но персоналу было недвусмысленно приказано присутствовать на презентации.
Когда Синтия впервые высказала идею «Прямого эфира» – смеси низкокачественных дешевых программ, в основном американских, – все посмеивались про себя. Но Синтия, с ее пробивными способностями и волей к победе, заручилась поддержкой банков и добилась своего. Все газеты корпорации рекламировали достоинства «Прямого эфира». Работавшим в «Комете», малоформатной бульварной сестрице «Геральд», было легче, но вся редакция была потрясена, когда Синтия заказала плакат в самой «Геральд», объявлявший конкурсы с призами – спутниковыми антеннами.
«Не успеем глазом моргнуть, как начнем устраивать лото», – с горечью говорил главный редактор «Геральд», но только тогда, когда Синтия не могла его слышать.
– Держу пари, угадал, о чем вы думаете.
Сара подняла глаза.
– Стюарт! Как я рада вас видеть. Я надеялась, что вы придете и скрасите этот вечер. Может, я ошибаюсь, но вы, кажется, похудели?
– Ничего подобного, – ответил Стюарт, отрицая очевидное. С Рождества, их последней встречи, он определенно потерял пару килограммов. Если в прошлом Стюарт всегда выглядел элегантным, сейчас болтающийся, как на вешалке, серый костюм от «Сэвил Роу» и слишком свободный воротник рубашки придавали его внешности хрупкость.
– Стюарт….
– «Прямой эфир» – для всей семьи», – со смехом процитировал Стюарт рекламу канала. – Между прочим, именно поэтому я здесь. Синтия решила продемонстрировать наше единство, но, к счастью, увлеклась этим отвратительным снобом Кристофером Хердом и пока меня не заметила. Чем вы занимались? Я вас вечность не видел.
– Простите, некогда было заглянуть в «Камден». Знаете, как это бывает, субботы у меня – самые занятые дни.
– Неужели мы должны ограничивать наши встречи футбольными матчами? Большую часть недели я провожу в своей служебной квартире в Вестминстере. Буду счастлив видеть вас в любое время. И я мог бы устроить вам экскурсию по палате общин.
– Ловлю вас на слове.
– О Боже. Сюда идет Синтия.
– Вот ты где, Стюарт! Ты опоздал.
Сара с интересом следила за выражением лица Стюарта. Вся Флит-стрит трепетала перед Синтией, но ее муж смотрел на нее с уже привычной воинственностью.
– Я – твой муж, а не служащий, – с вызовом заявил он, к полному удовольствию Сары.
– Это спорное утверждение, – возразила Синтия и ткнула длинным тонким пальцем в сторону Сары. – А это кто? Твоя последняя «ассистентка»?
Синтия не могла не знать, кто она. Синтия прекрасно знает всех, кому платит жалованье: от редакторов до уборщиц.
– Миссис Харгривс, я – Сара Мур, футбольный репортер «Геральд», – все же уточнила Сара и протянула руку.
Синтия проигнорировала ее жест.
– Полагаю, мой муж досаждает вам одним из своих нудных футбольных анекдотов. Стюарт, надеюсь, не о Кубке мира 1966 года. Бедная девочка в то время, наверное, еще и не родилась.
– Я как раз говорил Саре, как мне нравятся ее репортажи, – спокойно ответил Стюарт. – Она – отличная журналистка, «Геральд» очень повезло. Синтия, ты не хочешь вернуться к мистеру Херду? Тебя не волнует то, что этот жуткий сплетник говорит о тебе за твоей спиной?
Синтия стиснула зубы, ее тощая грудь бурно вздымалась от учащенного дыхания. Казалось, владелица корпорации готова разодрать мужа в клочья, но в этот момент появился один из банкиров, и она бросилась к нему поговорить о деле.
– Вы не должны бояться ее, – сказал Стюарт. – Власть Синтии подпитывается страхом, который она всем внушает. Принимайте ее как равную, и ее сила исчезнет. Вот так. – Стюарт щелкнул пальцами.
– Вам легко говорить. Как вы и сказали, она вам не платит жалованье, – возразила Сара, прекрасно представляя себе последствия этого инцидента.
– Вы заблуждаетесь. Как вы думаете, ради чего я на ней женился?
Его откровенное признание шокировало Сару.
– Стюарт, вы говорите ужасные вещи.
– Знаю, но это правда. К моему стыду, ее имя и ее деньги помогли моей политической карьере. – Казалось, Стюарта не волнует, что Сара может плохо подумать о нем. – Теперь я ненавижу себя за это, но уже слишком поздно нарушать наш договор. Мне остается только надеяться, что компенсация не за горами. – Последнее замечание слегка озадачило Сару, но Стюарт положил ладонь на ее руку. – Боюсь, в основном моя жизнь не сложилась.
– Но вы сделали такую успешную карьеру.
Он воодушевился и сразу стал похож на прежнего Стюарта.
– Сара, я знаю, как важна для вас работа, но никогда, ни одной секунды, не смейте думать, что этого достаточно. Не повторяйте мою ошибку. Давным-давно я отверг любовь ради карьеры, а без любви жизнь не может быть полноценной.


Весь вечер Сара составляла на компьютере обзор побед «Арсенала» за последние двадцать лет, заказанный субботним приложением «Геральд». Она устала, и не только от работы. Ее мучили воспоминания.
Наполняя ванну, она размышляла над предупреждением Стюарта. Да, она нашла любовь, встретив Билла. Но ее любовь была так мимолетна. Никогда больше она не полюбит. Никого. Билл останется ее первой и последней любовью. Слезы набухли в ее глазах. «Перестань плакать», – упрекнула она себя, стягивая футболку.
Зазвонил телефон.
– Алло? Сара? У меня начались схватки. Приезжай прямо в больницу.
– О Боже, Кейти, где Джозеф? Он с тобой? Он вызвал «Скорую помощь»?
В ответ раздавалось лишь покряхтывание – Кейти боролась с болью. Затем она резко втянула воздух.
– Нет, его нет. Он ушел. Я вызвала «Скорую» сама.
Сара взглянула на часы. Половина первого ночи. Какого черта Джозеф ушел из дома, если жена в любую минуту должна родить? Но Сара давно перестала спрашивать, что происходит между Кейти и Джозефом. Когда бы она ни пыталась заговорить на эту тему, Кейти отвечала, что беременность превратила ее в ведьму и Джозеф, видимо, предпочитает держаться подальше. Сара ни на минуту не могла поверить в эту версию.
– А-а-а-ах! – выдохнула Кейти.
– Кейти! Кейти! Как ты? – Сара с трудом сдерживала панику. – Постарайся расслабиться и глубоко дыши. «Скорая» вот-вот приедет.
– Иди прямо… а-а-а, мой Бог, это невыносимо, – Кейти разрыдалась. – Прямо в родильную палату…
Сара снова натянула футболку, схватила пальто и выбежала из квартиры. Будто на автопилоте она вела машину по полупустым улицам северного Лондона к больнице королевы Марии в Паддингтоне, стараясь не думать о том, как переживет эту ночь, не разбив свое сердце.


Сара долго металась по коридорам больницы, пока не нашла родильное отделение.
– Где Кейти Маккейб? – задыхаясь, спросила она.
– В палате номер четыре, – ответила медсестра, показывая на дверь напротив.
Сара постучалась и вошла. Ее подруга, в больничной рубашке, сгорбившись, сидела на высокой кровати.
– Кейти, как ты? Держишься?
Сара бросила пальто и сумку на пол и подошла к подруге.
Кейти вцепилась в ее руку и ответила не сразу.
– Я так рада, что ты здесь. Спасибо… за… О-о-о…
– Дыши, Кейти. Все будет хорошо.
– Вы будете ей помогать? Я думала, что муж…
Сара удивленно подняла глаза. Она не заметила, что в комнате, кроме них, кто-то есть.
– Нет… э… да. Да, я, раз его здесь нет.
– Я – Люси, акушерка, – улыбнулась женщина.
– Пожалуйста, дайте мне кислород, – взмолилась Кейти.
– Хорошо, дорогая. – Акушерка подала Кейти маску. – Дыши глубже. Мне нужно посмотреть, насколько расширилась матка. Пожалуйста, постарайся не дергаться.
Сара убрала влажные волосы с лица Кейти.
– Все будет хорошо, – снова прошептала она.
– Ну, Кейти, девять сантиметров, ждать осталось недолго. Ты молодец, – подбодрила Люси.
Кейти снова вдохнула газ и взвизгнула.
– Я больше не могу. Где мой чертов муж?
– Все будет хорошо, скоро все кончится, – успокаивала Сара, чувствуя себя совершенно бесполезной. Страшно было смотреть, как мучается дорогой ей человек, но в глубине души она знала, что сотни раз вытерпела бы эту боль ради собственного ребенка.
– О, черт, я тужусь.
– Хорошо, хорошо. Отдай маску.
Кейти неохотно отдала маску Саре и заорала во все горло.
– Сильнее, – сказала Люси. – Упрись ногами в меня, а попой в кровать.
Кейти выполнила приказ, Сара ободряюще улыбнулась и поднесла к запекшимся губам Кейти стакан воды. Они обе обильно потели в душной палате.
– Показалась головка, не волнуйся, все идет хорошо.
– Угу, – проворчала Кейти. – Я рожаю футбольный мяч. – Она взвизгнула. – С бунзеновской горелкой.
Сара засмеялась.
– Вот это сила духа. Молодец!
Сара уже видела синеватую макушку, и, когда головка начала поворачиваться, у нее комок встал в горле. В этом чуде ей навсегда уготована роль наблюдателя.
– Перестань тужиться, – приказала акушерка. – Просто дыши, пока я проверю пуповину. Хорошо, еще разок толкни.
Вдруг ребенок выскользнул, сделал первый вдох и заплакал. Одним быстрым движением акушерка положила ребенка на живот Кейти.
– Кто это? – расплакавшись, спросила Кейти.
– Девочка, красивая маленькая девочка, – воскликнула Сара.
Кейти притянула дочку к груди и сквозь слезы прошептала:
– Добро пожаловать в мир, Бетти Сара Маккейб.
Через некоторое время Кейти спросила Сару:
– Хочешь подержать?
Сара взяла ребенка, и слезы потекли по ее щекам. Девочка была такая крохотная, такая беззащитная. На долю секунды Сара представила, что это ее ребенок, ее и Билла, и чуть не разрыдалась.
– Я займусь ребенком, – сказала Люси, осторожно забирая девочку.
Кейти молча сжала руку Сары. Слова были не нужны.
Вскоре Люси отдала Бетти матери.
– Славная девчушка, весит семь фунтов две унции.
– Джозеф пришел?
Сара отрицательно покачала головой.
– Как он мог пропустить этот момент? – жалобно спросила Кейти.


Сара ушла только, когда наконец появился Джозеф. Кейти просила ее остаться, но Сара понимала, что для нее нет места в этом тесном семейном кругу. Она долго сидела в машине, глядя в окно. Она была счастлива за Кейти, но собственная боль казалась невыносимой.
Сара положила голову на руль и рыдала от жалости к себе, пока не выплакала все слезы.
В конце концов она завела мотор и выехала с автостоянки. И продолжала кружить по Лондону, потеряв всякое представление о времени.
Вероятно, прошло несколько часов, прежде чем она заметила, что находится недалеко от служебной квартиры Стюарта. Мысль о нем согрела ее. Ей захотелось его увидеть.
– Сара, что случилось? – спросил он, впуская ее в квартиру. – Еще нет шести утра.
– Извините, Стюарт, я не представляла, сколько сейчас времени. Я пойду…
Сара повернула назад к парадной двери.
– Глупости. Я рано встаю. Не только наш бывший премьер-министр может обходиться четырехчасовым сном. Я просто испугался за тебя.
– Не о чем беспокоиться, со мной все в порядке. Я всю ночь провела в больнице: Кейти родила дочь. Мне необходимо было с кем-то поговорить, и вы показались самым подходящим человеком.
– Не могу выразить словами, как я счастлив это слышать. Теперь присядь, а я поставлю чайник. Потом мы поговорим.
Сара молча следила, как Стюарт готовил чай, потом с благодарностью приняла у него чашку.
– Теперь рассказывай.
– Стюарт, вы не все знаете о той аварии. Мне было больно говорить об этом… до сих пор… – Несколько секунд Сара тщетно пыталась проглотить слезы, но они все же потекли по ее щекам, и она выпалила – Я была беременна от Билла. Я потеряла нашего ребенка, и у меня никогда не будет другого.
– Почему? Ты еще молода, полюбишь и…
– Нет, вы не понимаете. Им пришлось удалить мою… мне… матку. Я не могу иметь детей.
– Бедная девочка, как мне тебя жаль. Поплачь, тебе станет легче, – сказал Стюарт, прижимая ее к себе и ласково гладя ее волосы. – Никто не заслуживает такой боли, какая выпала на твою долю. Но это все, Сара. Ты больше не будешь страдать.
– Я хочу вам верить, но не могу. Чего мне ждать? На что надеяться? Впереди только одиночество. Мне кажется, что я все время делаю шаг вперед, а потом на два шага отступаю.
– Не надо поддаваться отчаянию. Никто не знает, что ждет его впереди – этим и прекрасна жизнь. Разве мог я предвидеть, что встречу тебя и буду от этого счастлив? Не списывай себя со счетов, Сара. Жизнь умеет преподносить изумительные сюрпризы.
– Но и боль.
Стюарт крепче прижал ее к себе, будто пытаясь облегчить ее страдания.
– Чтобы напомнить о том, что мы живы.


После этого разговора их отношения приобрели новую глубину. Сара стала чувствовать, что никто, кроме Билла, не был ей ближе, чем Стюарт.
С рождением Бетти Джозеф и Кейти снова сблизились, и Сара стала чувствовать себя лишней в их компании. Она старалась все больше времени проводить с Харгривсом. Они оба любили музыку и искусство и встречались теперь не только на матчах «Камдена», но и на концертах, в театрах, в художественных галереях.
Как-то вечером, торопясь на встречу со Стюартом по гулким коридорам Вестминстера, Сара вдруг подумала, что он был прав в ту ночь, когда родилась Бетти. Жизнь действительно полна сюрпризов. Разве, получая диплом и награду из рук Стюарта Харгривса, могла она подумать, что он станет такой важной частью ее жизни? Конечно, отца ей никто не заменит, но могла ли она мечтать, что другой человек будет по-отечески поддерживать ее?
Стюарт ждал ее в дверях своего служебного кабинета.
– Входи, Сара.
– Привет! Простите, я опоздала, надо было срочно сдать статью.
– Все чудесно. Ну вот ты и в центре вселенной – там, где власть строит свои козни. Как многие предполагают, – сказал он с обезоруживающей улыбкой.
Сара обвела взглядом комнату.
– У вас очень уютно.
– Спасибо Дорин, моей секретарше. Она работает со мной с того дня, как меня выбрали в члены парламента. Только не спрашивай, сколько лет тому назад. Мне и подумать страшно. Если честно, мы с Дорин давно должны были выйти в отставку. Вместе со всем этим проклятым правительством. Ты согласна?
– Я уверена, что если не у вашей партии – то у вас еще полно дел.
– Проблема в том, что в данный момент Джон не хочет проводить дополнительные выборы, боится, что другой человек на моем месте его не устроит. Я не хвастаюсь, но, по общему мнению, меня выбрали не потому, что я консерватор, а несмотря на это.
Сара улыбнулась. Стюарт не хочет сдаваться, хотя груз, который он взвалил на себя, был бы тяжел и для человека, вдвое его моложе. С каждой встречей Стюарт казался все более хрупким и бледным, и Саре хотелось бы убедить его поберечь себя, но она знала, что он не прислушается к ее словам.
– Ты выглядишь очень довольной собой.
– Я только что осуществила хрустальную мечту любого мальчишки.
Стюарт вопросительно поднял брови.
– На будущий год я буду участвовать в выборах «Футболиста года». Меня приняли в Ассоциацию футбольных писателей – один из последних бастионов мужского превосходства.
– Поздравляю! Я потрясен. Но ты это безусловно заслужила. Я рад, что старые ворчуны наконец-то образумились.
– Думаю, они до сих пор не хотят верить, что представительница слабого пола разбирается в офсайде и «чистильщиках».
– Я уверен, что это событие надо отметить.
Сара засмеялась.
– Стюарт, по-вашему, любое событие следует отмечать шампанским, но я с удовольствием выпью.
Стюарт нажал кнопку интеркома.
– Дорин, пожалуйста, принесите нам бутылку шампанского.
– Да, мистер Харгривс, – ответила Дорин со снисходительностью, обычно приберегаемой для маленьких детей.
Дорин внесла бутылку и два бокала.
– Сара, это моя многострадальная секретарша Дорин. Дорин, это Сара, мой очень близкий друг.
Женщины улыбнулись друг другу.
– Не пейте слишком много, мистер Харгривс, – предупредила секретарша.
– Не буду, – очень серьезно уверил ее Стюарт.
Когда Дорин вышла, он поднял свой бокал.
– За приход женщин к власти!
– За это я с удовольствием выпью.
– Между прочим, поскольку мой врач не возражает, я подумываю о поездке в Стокгольм. Ты ведь будешь освещать матч со шведами?
– Почему вы консультируетесь с врачом? Что случилось? – встревожилась Сара.
– Ничего страшного. Просто неважно себя чувствую, – отмахнулся Стюарт. – Мне необходимо проветриться.
– Синтия не будет возражать?
– Конечно, будет. И это – половина удовольствия.
Сара рассмеялась.
– Вас не волнует моя карьера.
– Наоборот. Я уже говорил, не бойся Синтию и верь мне, с твоей карьерой ничего не случится.
Сара уже начинала привыкать к несколько туманным замечаниям Стюарта и почти не обращала на них внимания.
– Я рада, что вы приедете.
– Счастлив это слышать. Правда, я сделаю общественному мнению одну уступку: остановлюсь в другом месте. Не хочу даже представлять, что сделает с нами пресса, когда мы после ужина вернемся в один и тот же отель. Я намереваюсь соблюдать приличия.


Неодобрительный рев поднялся над трибунами стадиона Уллеви, когда старший тренер английской команды отправил своего капитана на скамейку запасных. Это и решило исход матча: два – один в пользу Швеции.
Возмущению английских болельщиков и журналистов не было предела. Когда Сара вошла в ложу, Стюарт рвал и метал.
Они покинули стадион, и Сара попыталась подбодрить Харгривса, но за грозным скандированием заполнившей улицу толпы болельщиков даже не расслышала его ответ.
Вдруг Стюарт упал на колени и исчез под ногами фанатов. Сара воспринимала происходящее, как в замедленной съемке. Она склонилась над Стюартом, пытаясь защитить его, и только с первым ударом в ребра поняла, что оказалась в центре бурных событий.
Тяжело дыша, с остекленевшими глазами, Стюарт лежал на мостовой.
– Стюарт, вставайте, вставайте! Мы должны выбраться отсюда.
Стюарт попытался подняться на ноги.
– Что здесь происходит, черт побери?
Сара подняла глаза и увидела разъяренных английских болельщиков с лицами, искаженными яростью и жаждой мести.
– Кажется, им не понравился проигрыш. Быстрее!
Словно из-под земли показались вооруженные полицейские, настроенные не дружелюбнее болельщиков. Пока шло побоище, Сара и Стюарт прятались в ближайшем подъезде. Английские фанаты швыряли в полицейских все, что попадалось под руку, в основном булыжники и пивные бутылки. Сара в ужасе смотрела, как десятка полтора англичан избивали ногами шведского паренька. Под сыпавшимися на него ударами мальчишка свернулся калачиком, обхватив голову руками.
– Я должен остановить их!
– О нет, они убьют вас, – Сара вцепилась в Стюарта, но тут его ноги снова подкосились, и он опустился на землю. – Стюарт, что с вами?
– Мне просто нужно отдохнуть, и все будет в порядке.
Сара села рядом с ним, обняла его за плечи и смотрела, как сражение перемещается на соседние улицы. Через некоторое время воцарилась жутковатая тишина. И в этой тишине Сара отчетливо услышала хрипы и клокотание в груди Стюарта.
– Идемте. Вы должны вернуться в отель.
Рука об руку, они медленно шли по опустевшим улицам Стокгольма, и Сара понимала, что, несмотря на дурные предчувствия, должна задать Стюарту важный вопрос.
– Почему вам потребовалось разрешение врача? Что с вами? И, пожалуйста, не говорите, что все в порядке. Я вам не поверю.
Его ответ был коротким и безучастным.
– У меня рак.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Такой прекрасный, жестокий мир - Брэйди Карен



сюжет несомненно стоит внимания,однако тематика как то мало изучена писателем, поверхностно, хотя для романов такого типа может и достаточно, в любом случае роман неплох
Такой прекрасный, жестокий мир - Брэйди Каренарина
24.04.2012, 10.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100