Читать онлайн Такой прекрасный, жестокий мир, автора - Брэйди Карен, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Такой прекрасный, жестокий мир - Брэйди Карен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.94 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Такой прекрасный, жестокий мир - Брэйди Карен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Такой прекрасный, жестокий мир - Брэйди Карен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брэйди Карен

Такой прекрасный, жестокий мир

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Сара стояла на полупустой трибуне, пытаясь игнорировать поддразнивания Джона Рудмена, но увлечься унылой игрой было очень сложно. На прошлой неделе она вообще была единственным репортером в ложе прессы – принимающий клуб даже объявил о ее присутствии по радио.
Прошел год после смерти Билла, и предсказание Стюарта начинало сбываться. Она не забывала Билла, но, когда просыпалась, ее первые мысли были о работе. Начало карьеры футбольного комментатора нельзя было назвать ярким. Саймон Холлэнд постоянно умолял ее вернуться к скандальной хронике и позволял освещать самые захудалые матчи и то только тогда, когда не было альтернативы-мужчины. Сара оставалась непреклонной: она будет спортивным репортером или никем. В результате ее рабочая нагрузка быстро сокращалась, чего нельзя было сказать о больничных счетах.
Теперь она понимала, как глупо было ожидать большего. Когда работа все же появлялась, это были матчи третьего дивизиона: из тех, в которых центральный нападающий должен был бы расстрелять из «узи» команду соперников, не меньше, чтобы удостоиться больше двух строчек в газете.
Однако, если поручаемые ей матчи оказывались все ближе к последней строке Национальной лиги, оскорбления, которые ей приходилось терпеть от коллег-мужчин, находились явно в первом дивизионе.
– Я не женоненавистник, – сказал Рудмен, всем своим видом доказывая обратное, – но ты должна признать, что женщины не созданы для футбола.
Сара медленно осмотрела его с головы до ног и обратно. Не меньше ста десяти килограммов, широкое туповатое лицо, вечная сигарета в зубах.
– А ты, значит, создан?
Остальные мужчины засмеялись, а кто-то крикнул:
– Джон, не в бровь, а в глаз.
– Да, но я хоть играл в свое время. А она – нет.
– Ты хочешь сказать, что о медицине могут писать только врачи, а о судопроизводстве – юристы?
Сара постаралась скрыть свой гнев, но ей до смерти надоел этот мужской шовинизм. Пожалуй, они боятся, что, допустив в свой круг женщин, лишат футбол его мистического ореола.
Мужчины, как по команде, сомкнули ряды.
– Берегись, Джон, – взревел один из них. – Ты же знаешь, что говорят о рыжих.
Свисток об окончании первого тайма разрядил обстановку, и Сара последовала за остальными репортерами к телефону. Игра была такой же серой, как погода, и скучный нулевой счет вряд ли изменится. Похоже, ей нечего будет добавить к набросанному уже репортажу после финального свистка.
Не успела Сара положить трубку, как к ней подошел Стэн, пожилой репортер, приглядывавший за пресс-баром.
– Сара, как вы думаете, сандвичей достаточно?
Сара недоверчиво взглянула на него.
– Джону хватит, но насчет остальных не уверена.
Вид жалкого угощения не улучшил ее настроения. Когда она появилась здесь в первый раз, Стэн попросил ее приготовить чай. Всех это очень рассмешило, и с тех пор Стэн продолжал игру.
Сара жевала черствый бутерброд со скукожившейся ветчиной, и заголовок одной из ее прежних статей «ЮНОША ЖЕНИТСЯ НА СОБСТВЕННОЙ МАЧЕХЕ» казался ей не таким уж отвратительным.


– Мне необходима постоянная работа. Я больше не могу жить впроголодь, – стонала Сара в уютной кухне Кейти.
Вынимая из духовки картошку в мундире, Кейти кивнула.
– Мое предложение остается в силе. Если хочешь сюда переехать… – На улице взорвалась петарда. Кейти вздрогнула и выронила картофелины. – Чертовы мальчишки, стреляют с утра до ночи. – Она наклонилась за картошкой, размышляя, как бы поаккуратнее выложить свои новости. – Ты не возражаешь против кожуры?
Сара покачала головой. Совершенно ясно, что Кейти нервничает не только из-за фейерверка.
– Кейти, у вас с Джозефом все в порядке?
– Да, и я собиралась кое-что сказать тебе, – ответила Кейти, закуривая новую сигарету, хотя только что затушила предыдущую. Она нервничала с того самого момента, как Джозеф сделал ей предложение. – Мы женимся.
– Ты уверена, что поступаешь правильно? – спросила Сара. Ужасно, но теперь уже невозможно было взять назад опрометчиво вырвавшиеся слова, и она просто молча смотрела на подругу.
Кейти села.
– Если бы это сказал кто-то другой, я пришла бы в ярость.
Испытывая неловкость, Сара опустила голову.
– Я просто имела в виду… ты знаешь… у вас были проблемы… – она заплакала. – Я просто мерзкая завистливая стерва.
Кейти вскочила и оторвала кусок бумажного полотенца.
– Прости. Это я бесчувственная дрянь.
Сара взяла бумажную ленту и высморкалась.
– За что ты извиняешься? Поверить не могу, что пыталась оправдаться.
– Тс-с, не волнуйся.
– Я подумала: «Почему Кейти должна быть счастлива?»
– Не оправдывайся, я прекрасно тебя понимаю. Любой, кто видел нас тогда в Нью-Йорке, не предсказал бы такого поворота. Помнишь, как я ревела в туалете? Я чувствовала себя точно так же, как ты сейчас. Я смотрела на вас с Биллом и думала: «Почему у меня этого нет?»
– Но ты промолчала.
Кейти обняла Сару за плечи.
– Кто говорит, что наши чувства всегда должны быть добрыми? Я поражаюсь, как ты смогла взять себя в руки. Когда я вернулась из Японии и увидела тебя в той конуре… Но не будем вспоминать.
– Нет, продолжай.
Глаза Кейти затуманились слезами.
– Я боялась, что ты убьешь себя. Помнишь, когда ты вернулась в «Войс» и не подходила к телефону? Ну, я все равно звонила каждое утро и разговаривала с Дэйвом, чтобы убедиться: ты в редакции. И посмотри на себя сейчас: ты справилась и строишь новую жизнь.
– Какую жизнь? Моя работа, мое жилье – сплошной кошмар.
– Потому что ты нарочно создаешь себе трудности. И я восхищаюсь тобой. Ты могла переехать ко мне и писать о пластических операциях увядающих кинозвезд, и все катилось бы как по маслу. Но ты начала с нуля, как в Америке. И, как в Америке, ты снова добьешься успеха.
– Когда свадьба?
Сара не стала поздравлять Кейти: самые искренние поздравления показались бы сейчас фальшивыми.
– Когда мы оба найдем окошко в своих расписаниях, – засмеялась Кейти. – Где-нибудь в следующем году. Я понимаю, что у любого, кто знает нас, могут возникнуть сомнения. У нас были свои взлеты и падения, но думаю, я виновата в них не меньше Джозефа. Мы оба ставим работу на первое место и не уделяем достаточно времени друг другу. Наверное, такое случается со всеми профессиональными парами…
Кейти самой показалось, что она оправдывается.


Когда второй раз принесли меню, Мэгги отшвырнула его и рявкнула:
– Уберите эту гадость.
Мэгги хотела встретиться в баре, но Сара настояла на ресторане, и Мэгги не сомневалась: Сара хочет убедиться, что она не голодает. В каждом телефонном разговоре Сара прежде всего интересовалась, как Мэгги питается.
Кипя от злости, Мэгги взглянула на часы. Чтобы явиться сюда, она пропустила занятие в спортзале. Мэгги уже собиралась уйти, когда в ресторан вбежала Сара.
– Прости. Я совсем потеряла представление о времени. Ты уже заказала?
«Не прошло и десяти секунд, а она уже начинает», – подумала Мэгги.
– Я ждала тебя.
– Умираю с голоду. Ты бывала здесь? У них очень вкусный жареный тунец. – Сара поняла, что пережимает, и сменила тему. – Как дела на работе?
– Хорошо, – с облегчением ответила Мэгги. – Я только что начала новый раздел «Эффектная Хлоя». Ну, знаешь, дешевый шик и все такое. Я просто смотрю в «Мариэллу» и передираю их идеи. Конечно, наши читательницы на двадцать лет старше, но какая разница?
Вернувшийся официант опасливо покосился на Мэгги.
– Вы готовы заказывать?
– Жареный тунец, пожалуйста, – решительно сказала Мэгги.
– Мне то же самое, – откликнулась довольная Сара. – И грибной жюльен на закуску.
Официант вопросительно взглянул на Мэгги.
– Мне все равно.
Они заказали бутылку белого вина, и, в ожидании закуски, Сара стала рассказывать Мэгги о своих попытках пробиться в мир футбольных комментаторов.
– Не очень-то шикарно.
Сара подумала, что у Мэгги несколько извращенное представление о шике и красоте. Если только такое возможно, Мэгги была еще более худой, чем в их последнюю встречу. Двойные борозды в уголках рта стали еще глубже, а скулы в любой момент готовы были прорвать кожу. От щедрого макияжа, нанесенного широкими мазками, лицо Мэгги напоминало разрисованный череп.
В молчании они принялись за еду. Атмосфера накалялась. Сара отчаянно хотела восстановить нормальные отношения с Мэгги, может, даже рассказать о потерянном ребенке, и, кто знает, вдруг общая скорбь залечит старые раны. Но, глядя на сидящий перед нею призрак, Сара сомневалась, возможны ли вообще нормальные отношения с Мэгги.
Все попытки поговорить о еде натыкались на мгновенно вспыхивающую ярость. И сейчас Сара злилась на неспособность Мэгги признать, как сильно болезнь изменила ее.
Мэгги тем временем злилась от того, что Сара следит за каждым съеденным ею куском. Ей пришлось полностью съесть свою порцию, но каждый кусок словно костью застревал в горле, и ощущение сытости вызывало чувство, похожее на панику. Мэгги казалось, что она теряет контроль над ситуацией.
– Что ты наденешь на свадьбу Кейти? – в отчаянии спросила Сара.
Мэгги скривилась.
– Я знаю, что она пригласила меня только ради тебя. И в ее изысканном приглашении нет ни намека на Хью.
– Как поживает Хью? – спросила Сара, не желая спорить.
– Мы немного подрались в прошлый уик-энд. Он обвинил меня в том, что я заигрывала с одним парнем в клубе.
– А ты заигрывала?
– Конечно. Нельзя позволять мужикам расслабляться. Хью просил меня пригласить тебя в «Тотем». Ты ему очень нравишься.
Сара украдкой взглянула на тарелку Мэгги.
– Неужели?
В ее вопросе Мэгги послышалось презрение. И это после всего, что было высказано в Нью-Йорке!
– Мне надо в туалет.
– Я пойду с тобой, – сказала Сара, поднимаясь.
«Невероятно!» – подумала Мэгги.
– Может, ты сначала закажешь десерт?
– Хорошо. Как насчет фруктового торта?
– Отлично.
Мэгги вошла в кабинку и заперла дверь. Опустившись на колени, она схватилась одной рукой за унитаз, а палец другой сунула в горло. «Что бы я ни делала, все плохо, – подумала она, изрыгая ужин. – Глупая. Жирная. Уродина».
Освободив желудок, Мэгги вытерла рот и почувствовала себя увереннее. Спустив воду, она отперла дверь и подкрасила губы. Остальные кабинки были пусты. Хорошо, что никто ее не слышал.
Когда Мэгги вернулась к столику, Сара расплачивалась по счету.
– Я не стала заказывать десерт, – сказала она, глядя Мэгги в глаза. – Какой смысл?


Февральский снег начинал таять, и рефери объявил, что земля пригодна для игры. Сидя между Стюартом и Стивеном Пауэллом в директорской ложе «Камдена», Сара подумала, что ощущала больше дружелюбия на матче «Арсенал» – «Тотенхэм».
Странно, почему Стюарт не поддерживает клуб, где к нему относились бы получше? К тому же, «Камден» бултыхается на самом дне дивизиона, и результат сегодняшнего матча против «Эштона» предрешен. Несмотря на слухи о том, что вратарь «Эштона» Билли Тод снова пристрастился к кокаину, команда играет великолепно. Однако за пять минут до конца игры на нападающего «Камдена» Леса Саттона снизошло редкое вдохновение, и он провел мяч через линию защиты «Эштона». Билли Тод бросился навстречу, и Саре показалось, что он даже не заметил, как мяч пролетел над его головой и попал в сетку ворот.
Когда просвистел финальный свисток, Сара впервые увидела легкую улыбку на лице Пауэлла и подтолкнула локтем Стюарта.
– Он выглядит довольным.
– Так и должно быть. Никто не думал, что у «Камдена» есть сегодня хоть один шанс. Особенно букмекеры.
Сара отклонила приглашение Стюарта выпить. Ее мучили угрызения совести. Хотя Билли Тод вернулся в «Эштон», своим разоблачением Сара отняла у него два года профессиональной жизни. И ради чего? Она все еще в «Войсе» и пишет всякую чушь.
Появление в пресс-баре Джона Рудмена не улучшило ее настроения, напомнив, что такие бесталанные лентяи, как Рудмен, продвигаются только благодаря тому, что висит у них между ног, а ей – чтобы свести концы с концами – придется вернуться к постылым скандалам. Саймон Холлэнд поставил ей ультматум: или бросить футбол, или выметаться из газеты. Ее финансовое положение не позволяло спорить.
– Я подвезу вас, – сказал Стюарт, беря ее под руку.
Они шли по заснеженной автостоянке к «Даймлеру», и Сара вдруг поняла, что Стюарт не ведет ее, а тяжело опирается на ее руку.
– Стюарт, как вы себя чувствуете? – Она встревоженно взглянула на него. За последний месяц он сильно сдал.
– Погода играет злые шутки с моим ревматизмом. Мне не следовало приезжать сегодня, но я так мечтал провести день с вами.
– И я тоже. – Сара открыла ему дверцу. – Но как бы мне хотелось появляться здесь в качестве репортера.
Стюарт тяжело опустился на заднее сиденье, и Сара скользнула вслед за ним.
– Вы знаете, что «Геральд» ищет футбольного обозревателя? – спросил Стюарт, доставая из кармана плоскую фляжку и вручая ее Саре.
Она глотнула виски и вернула Стюарту фляжку.
– Я не видела объявления.
– И не увидите. Синтия считает, что, если человек достаточно умен, чтобы узнать о вакансии, он уже наполовину достоин работы в «Геральд». Почему бы вам не позвонить спортивному редактору?
– Дину Гейвину? Позвоню в понедельник утром. Можно мне…
– Сара, только не говорите, что узнали о вакансии от меня, – попросил Стюарт. – Синтия немедленно внесет вас в «черный список». Один Бог знает, как она до сих пор не пронюхала про нас.
– Я только хотела спросить, можно ли еще выпить. Я не согрелась. Стюарт, вы же знаете, я никогда не ссылалась на нашу дружбу. А о чем Синтия может «пронюхать»?
– Ни о чем. Но она все истолкует по-своему. Вот, держите. – Он вернул Саре фляжку.
– Вы не знаете, эта работа штатная?
Стюарт утвердительно кивнул.
– Правда, я не знаю деталей. Стараюсь не влезать в дела Синтии в тщетной надежде, что когда-нибудь она ответит мне тем же.
– Это было бы замечательно. Постоянная зарплата поможет мне расплатиться по больничным счетам. Боюсь, что останусь должником американской страховой компании до конца своих дней.
– Вы никогда мне об этом не говорили.
– Долг в пятьдесят тысяч фунтов – это не то, о чем можно кричать во весь голос.
– Пятьдесят тысяч? Бедная девочка.
– Не спорю.


«Сегодня поп-звезда Мэт Френтон в эксклюзивном интервью «Санди Войс» признался, что ложится в клинику – пятьсот фунтов стерлингов в сутки – чтобы избавиться от одержимости сексом».
Сара прекратила печатать, размышляя, не добавить ли, что, делая свое душераздирающее признание, звезда пыталась сжать ей колено.
– Чушь, – сказала она вслух, стирая с экрана написанное.
– Зря, – засмеялся Дэйв. – Бедняга измучился. Все эти поклонницы – слишком сильное искушение.
– А тебе не кажется, что его признание связано с выпуском нового альбома после полного провала предыдущего?
– Это одна из версий, – пожал плечами Дэйв.
– Типичная история для этой газеты, – вскипела Сара и уже хотела произнести очередную речь, обличающую «Войс», когда зазвонил телефон.
Пытаясь успокоиться, она не сразу взяла трубку. Ее нервозность объяснялась ожиданием звонка из «Геральд». Неделю назад она прошла собеседование, и Дин Гейвин сказал, что даст ей знать о результатах.
– Сара Мур. «Санди Войс».
– Привет, Сара. У тебя такой деловой голос.
Сара разочарованно поникла.
– Привет, мам.
– Я быстро, любовь моя. – Джун явно нервничала. – Миссис Сэмюэлс уже поставила чайник, но я решила позвонить. Я перевожу кое-какие деньги на твой банковский счет.
– Зачем?
– Чтобы помочь тебе расплатиться с долгами.
Сара была тронута. Мама всегда спрашивала, хватит ли ей денег заплатить за отопление.
– Не надо, мам. На этой неделе я написала пару лишних статей.
– Я уверена, что этого недостаточно для оплаты больничных счетов. Мне заплатили по одному из страховых полисов твоего отца. Гарри всегда удачно вкладывал деньги… – Голос Джун сорвался.
– Мама, ты представляешь, сколько я должна?
– Что-то около пятидесяти тысяч фунтов. Я перевожу пятьдесят пять, чтобы наверняка.
Сара лишилась дара речи. Пятьдесят пять тысяч фунтов? Ее отец при жизни и мечтать не мог о таких деньгах.
– Мама, это невозможно.
Казалось, Джун не терпится повесить трубку.
– Никаких споров. Ты возьмешь деньги, и точка. Именно этого хотел бы твой отец.
– Я не знаю, что сказать…
– Пообещай, что скоро приедешь повидать меня. Все. Стучит миссис Сэмюэлс. Я должна идти.
Сара положила трубку. Разговор казался нереальным. Как по мановению волшебной палочки ее долги превратились в дым. Конечно, она могла бы поспорить с матерью, но знала, что это бесполезно.
– Ты выглядишь так, словно выиграла в лотерею, – сказал Дэйв. – А сейчас я развеселю тебя еще больше. Только что тебе позвонил мистер Гейвин, и я сказал, что переведу звонок кому-нибудь из твоего отдела.
Сара оцепенела.
– И кому же ты его перевел?
– Холлэнду, разумеется. Ты же знаешь: этот жалкий ублюдок обожает принимать для нас послания.
Сара никому в редакции не рассказывала об интервью в «Геральд».
– Ты понимаешь, что наделал, чертов идиот?
Она посмотрела на кабинет Холлэнда в другом конце зала. Саймон все еще говорил по телефону и счастливым не выглядел. Что делать? Придется разговаривать из его кабинета. Если Гейвин собирается предложить ей работу, не стоит играть с ним в кошки-мышки. Вряд ли ему это понравится. А если нет, неприятности возникнут с Холлэндом.
Саймон увидел ее через стеклянную перегородку и жестом пригласил войти.
– Это тебя.
Он передал ей трубку.
Услышав, что Гейвин берет ее на работу, Сара уже плохо разбирала остальное, потом повесила трубку и взглянула на Холлэнда.
– Ты меня надула. Могла бы сказать, что ищешь работу. Я из кожи вон лез ради тебя. Взял обратно после побега в Америку.
Сара уже собралась извиниться, но передумала. Какого черта?
– Сколько раз я просила перевести меня на футбол? Ты знал, что я сумею. Если я могу вложить душу в ерунду, которой ты заставляшь меня заниматься, то вряд ли провалю дело, которое люблю. Но ты не позволил мне писать о спорте, потому что я женщина. Ты не делал мне никаких одолжений, Саймон.
Холлэнд не мог долго хмуриться.
– Пожалуй, ты права. Не делал.
– Теперь, если позволишь, я должна закончить эксклюзив по Мэту Френтону.
Она открыла дверь.
– Сара?
Она обернулась.
– Что?
– Желаю удачи! – Холлэнд подмигнул ей. – И пришли ко мне Тичера.
Сара закрыла дверь кабинета и так громко завизжала от восторга, что в редакции мгновенно наступила мертвая тишина.
Наконец! Наконец!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Такой прекрасный, жестокий мир - Брэйди Карен



сюжет несомненно стоит внимания,однако тематика как то мало изучена писателем, поверхностно, хотя для романов такого типа может и достаточно, в любом случае роман неплох
Такой прекрасный, жестокий мир - Брэйди Каренарина
24.04.2012, 10.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100