Читать онлайн Узник моего сердца, автора - Брэнтли Пейдж, Раздел - ГЛАВА 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Узник моего сердца - Брэнтли Пейдж бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.59 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Узник моего сердца - Брэнтли Пейдж - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Узник моего сердца - Брэнтли Пейдж - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брэнтли Пейдж

Узник моего сердца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 22

Лэр пришпорил коня и быстро выехал наперерез всадникам.
– Тьери! – воскликнул он. – Тьери де Фонтен!
Всадники остановились. Довольно грузный человек, облаченный в плащ, отделанный мехом, выехал немного вперед, чтобы рассмотреть в дрожащем свете факела, кто его окликнул.
– Лэр? – радостно воскликнул он. – Да, это ты! – Убедившись, что это на самом деле брат, он сразу понизил голос. – Клянусь всеми Святыми! Откуда ты? И что делаешь в Клермоне?
Видя, что его встречают без особого энтузиазма, Лэр успокаивающе улыбнулся – это ему всегда хорошо удавалось.
– Я знал, что ты будешь рад меня видеть. Ты остановишься в замке?
– Что? – пробормотал Тьери в смятении. – Нет. Я не принадлежу к избранным гостям. Я здесь только представляю своего тестя, – главной скрытой мыслью Тьери было лишь избавиться от брата на улице, убрать с глаз долой, чтобы он не навлек неприятностей на семью. – Я остановлюсь в доме банкира. Ты не ответил мне. Почему ты здесь? – продолжал он, хотя не был уверен, нужно ли ему это знать.
– Конечно, чтобы увидеть тебя.
– Это наглая ложь. Это твой сквайр? – спросил Тьери, взглянув на мальчика на лошади, стоящей в тени.
– Да. Ты можешь дать нам приют на несколько часов?
– Но после этого вы уедете!
– Да, – согласился Лэр. В конечном итоге, всегда можно найти успокаивающую тему для разговора, и пока они пересекали площадь, он вызвал брата на разговор о буре, бушевавшей целый день, и о том, как однажды астролог сказал ему, что все это целиком зависит от расположения звезд.
В доме банкира Тьери представил Лэра, как своего родственника, что не было ложью.
– Мой кузен из Лиможа и его сквайр. Банкир, любезный, важного вида человек, с лысой головой на толстой шее и короткими руками, приказал слугам приготовить для поздних гостей комнату, примыкающую к комнате для гостей.
– Мы уже поужинали, – сказал он извиняющимся тоном, – но я прикажу, чтобы слуги принесли еду и вино в вашу комнату.
Лэр обладал приятными манерами. Годы, проведенные при дворе, сделали его поведение в обществе безукоризненным, что было ясно для всех, кроме его брата.
По какой-то непонятной причине, может быть, из-за недостатка сна, Николетт находила все очень смешным и улыбалась, прикрывшись воротником плаща. Между братьями была огромная разница – Лэр полон изящной иронии, а Тьери лишен юмора. Когда они оказались одни в комнате для гостей, Тьери буквально прошипел:
– Жалкий негодяй, что ты делаешь в Клермоне? И не смей мне врать!
– Ты становишься похожим на Агнес, – насмешливо заметил Лэр. Он взглянул на Николетт, состроил гримасу шута и подтолкнул ее за плечо к скамье возле камина. Оранжевые языки пламени пылали благословенным теплом. Давно ей не было так хорошо. Тепло, как лекарство, сразу же начало снимать напряжение и усталость.
Лэр на мгновение остановился возле нее, подмигнул и ободряюще похлопал по плечу.
Тьери, стоя к ним спиной, снял меч и пояс и отбросил прочь.
– Черт побери, Лэр. Не дразни меня. Король не далее, чем в лье отсюда, а ты хорошо знаешь – где король, там и его двор. Ты приговорен к изгнанию и хочешь заставить меня поверить, что настолько глуп, чтобы… – он заколебался, слишком разъяренный, чтобы связно выразить мысль. Наконец, его голос прорвался. – Если ты хочешь играть со смертью, я предпочел бы, чтобы это было не в моем присутствии! – его глаза с тревогой задержались на мальчике, сидящем у камина.
– Ему можно доверять?
– Да, полностью.
– Ну так что? Я жду объяснений!


Тьери буквально выплевывал слова, но тут раздался стук в дверь.
Лэр впустил слуг. Две женщины средних лет принесли кувшин с вином, поднос с едой и несколько оловянных чашек. Они поставили еду и вино на стол у стены и быстро ушли. Лэр наблюдал за ними, пока они не скрылись, затем закрыл дверь.
Повернувшись, спросил:
– Наш дядя д'Орфевре в замке?
– ВАШ дядя д'Орфевре, – с нажимом сказал Тьери. Он пересек комнату, подошел к столу и налил себе вина. – Нет, он уехал в Аррас, чтобы подготовить для короля подписание соглашения с фламандцами, – Тьери сощурился. – Почему ты спрашиваешь? Что вы задумали?
Лэр вслед за братом подошел к столу и тоже налил вина из кувшина.
– Тьери, у тебя злой ум. – Он начал понимать, почему брат всегда раздражал его. – Это не имеет ничего общего с Лагрумскими лесами, – он отпил глоток вина, вернулся к камину и протянул чашу Николетт.
– Неужели? – Тьери злился. – Ты всегда был лжецом. И если это еще одна твоя шутка, я клянусь…
– Изабелла и де Конше замыслили убить короля. И они не одиноки. С ними де Севри, де Варенто, есть и другие.
Тьери едва не поперхнулся вином.
– Что ты мелешь?
– Это так. Несчастный случай на охоте. Как только король умрет, Изабелла объявит своих братьев неспособными произвести законных наследников и, опираясь на нормандских баронов, объявит своего сына королем, а себя, конечно, регентом.
– Откуда ты узнал все это?
– Подслушали разговор де Конше, – сказал Лэр, повернувшись к столу за едой.
– Кто?
– Служанка, – Лэр выбрал кусок сыра и попробовал его.
Тьери уставился на него.
– Ты с ума сошел. Становишься похожим на мадам Деньи, кузину нашей матери. Она была заперта в комнате навечно, вот так будет и с тобой.
Николетт откинула капюшон и встала со скамьи.
– То, что он говорит, правда.
– Кто это? – требовательно спросил Тьери. У Лэра появилось искушение сказать брату правду, но он сразу же передумал.
– Одетта Друэ, сестра моего сквайра.
– Боже, Лэр, ты сумасшедший! – Тьери выругался, снова взглянув на девушку. – Так это он вовлек вас в это…
– Нет, мессир, он не настаивал ни на чем. Я сама слышала Рауля де Конше и еще нескольких человек, чьи голоса не узнала. Они задумали убить короля во время охоты на кабана.
Тьери некоторое время молчал. Она не была простой служанкой или крестьянкой, а еще к тому же и красавица, в чем он убедился, когда ее лицо не было скрыто капюшоном. Как она смотрит на него! Темные глаза казались очень убедительными.
Тьери молча пересек комнату, все еще держа в руке чашу с вином, потом тяжело сел на кровать.
– Завтра будет охота и, в самом деле, жертвой будет дикий кабан.
Снова у Лэра возникло искушение все рассказать брату, но он сдержался. Чем меньше людей будут знать правду о Николетт Бургундской, тем безопаснее.
– Тьери, – начал он.
– Нет, – брат поднял руку, будто отстраняя слова. – Не говори мне ничего. Я не желаю знать.
– Тьери, задумайся на минуту. Это касается также тебя и Гардинэ. Если Изабелла захватит корону, что станется с твоим тестем?
Долгое время слышался только треск дров в камине. Наконец, Тьери сказал:
– Изабелла здесь, в замке. Достоверно, что де Конше сам назначил охоту для развлечения короля на завтра, – он в упор посмотрел на Лэра. – Король не поверит вам. Он не поверит и мне. Мы ничего не сможем сделать.
Печально, но Лэр понял, что брат прав.
– Ты поедешь на охоту? – спросил он Тьери.
– Да, на рассвете. Когда они планируют убить его?
– Не знаю, – признался Лэр. – Может быть, засада? Хотя они едва ли выстрелят в него на глазах у половины министров. Де Конше должен найти способ отделить короля от основной массы охотников. И если бы мы смогли этому помешать…
– Мы! О нет, нам и приблизиться к королю нельзя. Нас обоих убьют, нас казнят, как братьев д'Олни.
– Тьери, другого выхода нет. Все вместе, втроем, мы могли бы спасти его.
– Мы – втроем! Нет, я запрещаю. Ты не сможешь взять девушку с нами.
– Здесь я не могу ее оставить. Кроме того, верхом на лошади, в мужской одежде, все решат, что это сквайр.
Лэр налил вина себе и остальным.
– А если кто-нибудь вас узнает? – Тьери замолчал.
– В толпе всадников? – возразил Лэр, ставя кувшин на стол. – Не думаю. Я буду держаться позади, – он поднял чашу и отпил глоток вина. – Люди видят только то, что хотят увидеть.
Тьери выпил вино залпом.
– У тебя нервы, как у каменной статуи, – сказал он, со свистом выдыхая воздух. – И слушая тебя, я сам схожу с ума.
После того как они опустошили блюдо с едой и обсудили планы действий, Лэр и Николетт ушли в примыкающую комнату к своим постелям.
* * *
Ранним вечером в тот же день Симон Карл и четверо его вооруженных людей вступили в город Клермон. Поиск де Фонтена и «девушки-служанки» стал для Карла делом жизни и смерти. Карл знал, ему грозит гибель, если тем удастся предупредить короля. Лорд де Конше не тот человек, чьим планам можно мешать безнаказанно.
Группа всадников проезжала по заснеженным улицам Клермона. Люди промерзли до костей и смертельно устали. Понс Верне потер замерзший нос рукой в перчатке и заметил:
– Еще есть время предупредить лорда де Конше.
– Предупредить! – насмешливо ответил Карл, взглянув на своего деверя. – Ты просто идиот. И признаться, что я провалил дело? – он с ненавистью посмотрел на Жана. – Идиоты! – повторил он.
Карл предпочитал не думать о последствиях. Де Конше убьет их. Он должен найти де Фонтена и девицу. Только страх гнал его вперед, ведь он замерз и устал как все. Но еще есть время, говорил себе Симон. Он найдет их. Однако, эта мысль не отгоняла прочь отвратительное чувство отчаяния, которое разрывало его душу.
На площади Карл натянул поводья и остановил лошадь.
– Вы все знаете, что должны делать? – спросил он своих людей. Все кивнули или восклицаниями дали понять, что знают. – Обыщите таверны, церкви. Найдите их! – прорычал Карл.
* * *
Той же холодной ночью де Конше только что вернулся в замок Клермон после разговора с лесничими и охотниками. Все было подготовлено для утренней охоты. Де Конше все лично проверил, чтобы быть уверенным в конечном триумфе. Вся Нормандия скоро будет принадлежать ему, а после этого кто посмеет возразить?
Короткий переход через освещенный факелами коридор привел Рауля к двери покоев Изабеллы. Он на мгновение остановился пригладить волосы. Де Конше был одет в великолепный, плотно облегающий камзол из алого бархата с вышитым золотыми нитями яростным нормандским кабаном, украшенным рубинами и другими драгоценными камнями, бриджи темно-синего цвета из лучшей шерсти, изготовленной во Фландрии, высокие мягкие кожаные сапоги. Серебряные шпоры блестели.
Де Конше приветствовал Изабеллу учтивым поклоном и слегка коснулся губами ее холодных пальцев. Когда их взгляды встретились, его глаза радостно засветились. Он не стал располагаться у камина и говорил о разных мелочах, в то время как служанка разбирала высокую прическу Изабеллы.
Изабелла готовилась ко сну после целого дня празднества. Она была одета в шелковый пеньюар, ее светло-золотистые волосы, тщательно расчесанные, спадали на плечи во всем своем великолепии. Когда ее туалет был завершен, Изабелла сразу же отпустила служанку.
Та поспешно покинула комнату, и де Конше подарил Изабелле заговорщическую улыбку.
– Все готово.
Изабелла сжала губы, выражая нетерпение.
– Вы также подготовили эту ужасную погоду, не так ли?
– Увы, любовь моя, здесь никто не властен. Тем не менее астролог обещал завтра чистое небо.
Черты лица Изабеллы смягчились, она встала с кресла, украшенного орнаментом. Сама Изабелла мало верила астрологу. Хотя тот действительно предсказал, что ее сын будет носить две короны – Англии и Франции.
– Хорошо, – ответила она, останавливаясь возле Рауля. – Я готова к поездке.
Несмотря на весь свой цинизм, де Конше был чрезвычайно привязан к Изабелле. Было нечто почти пугающее в красивой, дерзкой дочери Филиппа Валуа. Может быть, это просто чувство непреодолимой опасности. Он сказал:
– Тогда завтрашний день принадлежит победителю.
– Да, дорогой Рауль, мне. Я всегда побеждаю.
Со времени своего возвращения из Англии Изабелла отклоняла пылкие притязания барона на ее сердце. Но в этот вечер у камина она говорила с ним нежно, положив унизанную кольцами руку на его плечо и поглаживая бархатный рукав его камзола.
* * *
В маленькой комнатке, предоставленной Лэру и Николетт, не было ни фонаря, ни камина. В холодном мраке Николетт сняла большие сапоги и спряталась под одеяло. Было слишком холодно, чтобы раздеться, а утром не будет времени одеваться. Лэр отстегнул меч и пояс, сбросил сапоги и забрался под одеяло рядом с ней. Постель была ледяной, кроме мягкой, уютной середины, которую они согрели своим теплом и лежали, прижавшись друг к другу, стараясь не двигаться. Наконец, Николетт прошептала:
– Можешь ли ты доверять ему?
– Тьери? – спросил Лэр. – Сам не знаю, – он усмехнулся, но через мгновение добавил: – Он мой брат. А ты, – прошептал он, прижимая ее к себе, – а ты – моя любовь. Ты должна обещать завтра держаться рядом со мной. Она не произнесла ни слова, но кивнула.
– В чем дело?
– Я боюсь.
– Да, – согласился Лэр, целуя ее волосы. – Я тоже.
Прежде чем отдаться огромной усталости прошедших дней, Николетт прошептала молитву, страстную мольбу, чтобы Бог даровал ей и Лэру то будущее, что они запланировали.
Спали они беспробудно и без снов.
* * *
Николетт протерла глаза. Дрожащий свет двигался по темной комнате по направлению к ним. Она почувствовала быстрое движение Лэра, от которого качнулась кровать.
– Сир, – прозвучал во мраке голос. Внезапно в желтом круге света свечи возникло лицо. – Время вставать.
Лэр вскочил, его сердце буквально выскакивало из груди. Рука нащупала меч, лежащий возле постели. Вглядевшись, он узнал одного из людей Тьери.
– Скажи, что я готов. Человек кивнул и удалился.
Дрожа от холода, Николетт нашла сапоги. Лэр пристегнул меч.
Тьери угрюмо приветствовал их. Он выглядел так, будто под тяжестью его мыслей все должно рухнуть. На столе уже стоял кувшин горячего сидра и блюдо с хлебом. Тьери отпил глоток сидра. Тот был слишком горячим, он отставил его, подошел к закрытым ставням, скрипнул щеколдой задвижки.
– Я отослал Гаспара и Ранделя за нашими лошадьми, – он толчком распахнул ставень. – Охотники собираются на площади.
У Лэра и Николетт едва хватило времени съесть по куску хлеба и глотнуть сидра. Сидр был невкусным, но достаточно горячим, обжигал язык. Они торопливо надели плащи и шляпы и последовали за Тьери во двор, где его люди ожидали с лошадьми. Небо посветлело, но во дворе еще было темно.
Старший, Гаспар, по обычаю нес лук своего хозяина и колчан стрел. Младший вывел лошадь хозяина и держал уздечку, пока хозяин садился в седло.
– Рандель, – сказал юноше Тьери, – принеси еще один лук моему родственнику.
Когда юноша вернулся, Лэр взял оружие, намереваясь повесить его через плечо.
– Его должен нести сквайр, – напомнил Тьери брату. – Ты же сам хорошо знаешь.
– Я смогу, дайте его мне, – настаивала Николетт, изменив голос и с тревогой думая, сумеет ли сохранить маскировку. Она повесила лук и колчан через плечо. Они были невероятно тяжелыми и еще более громоздкими, чем казалось. Когда все выезжали со двора на площадь, страх сжал сердце Николетт, в горле пересохло.
С каждой минутой небо становилось светлее. Площадь перед замком уже была заполнена толпой – дворяне на лошадях, бьющих копытами, ловчие и оруженосцы. Время от времени воздух прорезал хриплый звук охотничьего рога.
Разномастные собаки лаяли и рвались на длинных кожаных привязях, дергая ловчих туда-сюда, вступая друг с другом в драки. Желто-коричневые, белые и пятнистые, они сбивались в пеструю стаю. Среди них были гончие, гладкошерстые доги, на вид более тяжелые и злые, все заходящиеся лаем в предвкушении охоты.
Поначалу Лэру и его спутникам не удавалось различить короля среди многочисленных всадников. Около пятидесяти верховых охотников, нарядно разодетые дамы и мужчины, кружились на утоптанном снегу перед собором. Горожане со стороны наблюдали за толпой и приветствовали ее криками, добавляя еще больше суматохи и шума к этой картине.
Протрубили сразу несколько рогов, и через просвет между всадниками Тьери заметил короля. Он поравнялся с Лэром.
– Вот он, – указал Тьери кивком головы. – Ты его видишь?
Лэр кивнул, вытягивая шею, чтобы лучше видеть, и в то же время крепко держа за поводья Ронса. Жеребец беспокоился, бил копытом, ненавидя окружающую толпу.
На виду всех присутствующих на площади король казался довольным, шутил с ближайшими к нему придворными. Слева от короля находилась группа всадников. Рауль де Конше был в центре, восседая на большой черной лошади. Он и барон де Варенто, кажется, смеялись над тем, что только что рассказал барон де Севри.
Николетт направила гнедую вперед, чтобы лучше видеть. Она узнала короля и де Конше, ее взгляд пробежал по толпе всадников, заметив закутанную в меха леди на светло-серой лошади. Изабелла. Вид ее надменного лица, обрамленного мехом, вызвал у Николетт волну горечи.
Восклицаниям «На охоту! На охоту!» предшествовал хриплый, резкий хор охотничьих рогов. Воздух буквально дрожал. Охотники покидали площадь. Вынужденные на узких улицах вытянуться в длинную яркую кавалькаду, сопровождаемую лающими собаками, они представляли красивое зрелище для взоров любопытных. Горожане, разевая рты, высовывались из окон, стояли на порогах домов, чтобы увидеть великолепие королевской охоты. Дорога вела вниз по извилистым улицам города к старым восточным воротам. За стенами находились мельницы, колеса которых стояли неподвижно, а пруды были закованы зимним льдом. Заснеженное жнивье вело к пастбищам и затем к обширному Клермонскому лесу.
Собаки тащили ловчих вперед через перелесок. Был дан сигнал, и рычащие псы рванулись вперед, побуждаемые звуками рога. Всадники поскакали по снегу сначала мелкой рысью, затем пустились в галоп. Лэр, Николетт, Тьери и Гаспар ехали далеко позади. Тьери подъехал к Лэру и дал знак о своем намерении приблизиться к королю. Ударив шпорами лошадь, он помчался галопом вместе со своим сквайром Гаспаром, прокладывая дорогу сквозь группу всадников.
Лай охотничьих собак становился все громче, крики «Гей, гей!» повисали в морозном воздухе.
Дикий кабан был грозным животным, существом коварным, которое нужно было выгнать из логова. Кабан может вести за собой охотников несколько лье. Затравленный, он яростно сражается. Его острые, как кинжалы, клыки могли убить собаку одним ударом.
Толстый дворянин, скачущий недалеко от Лэра и Николетт, крикнул:
– Холодный след!
Но поскольку они въехали на узкие лесные тропы, человек впереди кричал через плечо:
– Они бегут, они бегут!
Вверх, а затем вниз по холму охотники следовали за собаками, пока не приблизились к длинному глубокому оврагу, заросшему и непроходимому. Здесь охотникам пришлось разделиться. Король и его оруженосцы оказались далеко впереди в обществе Изабеллы, де Конше и его людей. Справа слышались звуки рога и треск зарослей, через которые продирались охотники.
В густой чаще Лэр и Николетт не могли видеть ни Тьери, ни короля. Несколько раз лук цеплялся за ветви кустарника, и Николетт с трудом удерживалась в седле. Лицо ее было поцарапано и кровоточило, на голове огромная шишка – она ударилась о толстую ветку. Только руки, благодаря толстым перчаткам Лэра, были защищены от колючих веток и шипов. Медленно и с трудом Лэр и Николетт продвигались вперед. Когда наконец они и другие отставшие всадники пробрались через чащу, то не увидели короля и сопровождавших его Изабеллу, де Конше и его фаворитов. Ловчие шумели, следуя за лающими псами. После легкого замешательства и путаницы, Лэр увидел брата и, приветственно подняв руку, крикнул:
– Где король?
В ответ Тьери многозначительно пожал плечами.
– Должно быть, впереди, – прокричал он, пришпорив коня. Тот помчался галопом за толпой всадников, а его сквайр последовал за хозяином.
Именно Николетт первая услышала отдаленный звук рога другой группы всадников.
– Ты слышишь? – пронзительно крикнула она, резко поворачивая гнедого. – Там.
Лэр услышал звуки охоты позади них и значительно левее, но все еще далеко в лесу.
– Они осуществили это! – громко закричал он. Как он был глуп. Ясно, что де Конше выбрал чащу, где можно было отделить короля от охотников, увести его навстречу гибели.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Узник моего сердца - Брэнтли Пейдж



Роман очень понравился, написано просто восхитительно. Автор ярко и живо повествует свою историю, наполняя невыразимой реалистичностью и утончённой доступностью. ГГ-ои просто великолепны, а какая любовь, преданность, страсть! Сюжет держит в напряжении то непередаваемой романтикой, то коварными интригами. Благородство и обаяние героев, авантюры, динамичность событий, сам дух Франции XIV века не оставят никого равнодушным. Определённо стоит прочитать.
Узник моего сердца - Брэнтли ПейджAlia
23.02.2014, 18.03





Не знаю чего тут читать. Лучше уж Дрюона, он-то более талантлив. С чего вдруг Николетта, когда она была Маргарита. Не, я не возражаю, можно сочинять скока душе угодно, но не о реально же живших лицах, перевирая даже исторические факты и имена! Придумала б какую-нито фрейлину, придворную даму, а то прынцессу переименовала! Не, так не пойдет. Ну и перевод... Руки оторвать бы. Замок Нельский, а никакой не Несле. Ржунимагу - Гюлимая де Ногаре! Гийом де Ногаре, чудила!
Узник моего сердца - Брэнтли ПейджАлина
23.02.2014, 19.19





Алина, детка. Умница. А тебе не приходило в голову, что некоторые несоответствия необходимы, чтобы такие как ты не искали возможности прие... к автору. Роман имеет право быть, несмотря на то, что в истории...
Узник моего сердца - Брэнтли ПейджЛиза
23.02.2014, 19.45





Лиза, добрый вечер! А мы на "ты"? Но это в сторону. Мне приходят в голову разные мысли: неплохо б не материться, писать без ошибок. Не раздавать ярлыков незнакомым людям. Роман пусть себе "имеет право" (у меня оно тоже, кстати, есть - на критику). А можно ишо придумать, что Сталин летал на луну, а Петр Первый был женат на мулатке.
Узник моего сердца - Брэнтли ПейджАлина
24.02.2014, 17.38





Алина ты случайно не чокнулись???
Узник моего сердца - Брэнтли ПейджЛиза
24.02.2014, 18.03





Нет. Идите чего-нить почитайте лучше...
Узник моего сердца - Брэнтли ПейджАлина
24.02.2014, 18.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100