Читать онлайн Роза восторга, автора - Брэндвайн Ребекка, Раздел - ГЛАВА 38 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Роза восторга - Брэндвайн Ребекка бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Роза восторга - Брэндвайн Ребекка - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Роза восторга - Брэндвайн Ребекка - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брэндвайн Ребекка

Роза восторга

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 38

Лондон, Англия, 1487 год.


Битва при Стоуке закончилась. Джек де ла Поул, граф Линкольн, который был наследником Ричарда, был убит, а лорд Франсис Ловель – бывший управляющий двора короля Англии утонул при попытке к бегству от армии Тюдора. Ламберт Симнель – неизвестный юноша, который говорил, что юный Эдуард, граф Ворвик, сын Георга, герцога Флоренского и законный наследник короны, был послан на работу на кухне поворачивать вертел. Так неудачно закончилось восстание против короля Генри VI.
Но для Изабеллы последствия разработанного плана посадить притворщика только начинались.
Хотя был июль и было жарко, она слегка дрожала, съежившись в маленькой лодке, которая везла ее к концу свободы. Люди Тюдора не спеша вели лодку по Темзе, поэтому все толпившиеся на берегах видели, к чему привела измена.
Да, измена. Изабелла обвинялась в заговоре против короля Генри. Теперь, когда это обнаружилось, она должна была заплатить за свои преступления. В этот день ее должны были заключить в Тауэре до тех пор, пока Тюдор не решит, что с ней делать: освободить или казнить. При этой мысли она вздрогнула и снова задрожала, когда перед ней открыли Ворота Предателей и ее ввели внутрь. Ей помогли взойти по каменным лестницам, по которым многим приходилось ходить до нее, однако, споткнувшись, она затаила дыхание, подумав, что это дурной знак.
Изабелла стояла и ждала, пока глашатый громким голосом не прочитал список предъявленных ей обвинений, которые она уже слышала, когда ее арестовали и пытали. Но, по ее мнению, было только одно преступление. Измена. Это ужасное слово просочилось к ней в мозг, как и остальные обвинения, предъявленные в списке.
Она еще раз слегка вздрогнула. Единственное, что понимала Изабелла, это то, что она пришла сюда, чтобы умереть, но не понимала, почему? Ее участие в восстании было относительно незначительным, другие принимали более активное участие, а их не взяли под стражу. Из-за этого девушка была в равной степени смущена и напугана, а ее мнение только усиливало страх.
Изабелла оглянулась на Ворота Предателей, которые теперь закрылись. Сквозь железные решетки она видела Темзу и домики Лондона, хаотично разбросанные вдоль берегов реки. Этот пейзаж запечатлелся в ее памяти. Может быть, она видит все это в последний раз. Она отвернулась и пошла за своим тюремным надзирателем в башню Гарден, где будет сидеть в тюрьме. Изабелла хотела, чтобы местом ее заключения была какая-нибудь другая башня, но только не эта, потому что именно здесь были убиты два мальчика-принца. Название башни Гарден жители Лондона переименовали после этого в Кровавую башню.
Это тоже казалось плохим предзнаменованием. Тем не менее, девушка подавила в себе страх и, гордо вскинув голову, пошла навстречу судьбе. Только однажды она, пораженная, остановилась, заметив Воррика, стоявшего в темном коридоре, и ей ужасно захотелось убежать. Но от судьбы не уйдешь. Изабелла проглотила ком в горле, когда взгляд ее серо-зеленых глаз встретился с янтарными глазами мужа. На мгновение их взгляды сплелись, как будто они здесь стояли одни. И вдруг, ошарашенные происходящим, они затаили дыхание, желая увидеть, что будет дальше.
Но были разочарованы, когда не произошло ничего из ряда вон выходящего: все знали, что после битвы при Босфорде графиня Хокхарст бросила своего мужа и жила последние два года одна в своем поместье, в доме Грасмер. Что думал граф об уходе, своей жены, было не так-то просто узнать. Но было точно известно, что Воррик отклонил предложение короля Генри оставить ее и не удостоил ни капелькой своего внимания тех леди, которые пытались окрасить его одиночество.
Через мгновение Изабелла отвернулась и пошла дальше. Затмение прошло. Все с любопытством смотрели на нее, но по выражению их лиц Изабелла поняла, что на ее лице не отразились те чувства, которые всколыхнулись в ней.
Спасибо за это Богу! Ей не хотелось, чтобы кто-то догадывался, как на нее подействовало присутствие Воррика. Она не видела его почти год, после того, как он приезжал в Грасмер и просил ее вернуться к нему. Тогда, несмотря на то, что сердцем Изабелла страстно хотела ответить на его мольбу, она заставила себя остаться твердой и непреклонной. И еще раз отказала принять его в своем доме. Потом, увидев, как он уезжает, она вбежала в свою комнату с балкона и горько заплакала, пока не пришла Джоселин, которая, набравшись дерзости, назвала Изабеллу дурочкой. Воррик был ужасно расстроен.
«Ах, Джоселин, как ты права была!» – так думала Изабелла, шагая вслед за своим надзирателем по извилистым коридорам Тауэра. – Я все еще люблю его, а он любит меня. Я прочитала это в его глазах. Ах, почему, почему я тогда не вернулась в Хокхарст? Тогда, когда Воррик просил меня об этом? Гил просил меня простить моего мужа. Это была последняя просьба моего брата. Однако, я ее не исполнила… не могла… не могу… Ах, Гил, может быть, я не права? Не права?»
Но ответа не было. Брат был мертв, а Изабелла была одна в Кровавой башне.
Воррик пришел, как и ожидала Изабелла, но в отличие от Грасмера, здесь, в Кровавой башне, она не могла отказать ему в посещении. Он был одним из фаворитов короля и делал все, что захочет. Хотя Изабелла пыталась запретить ему войти в камеру, сообщив своим охранникам, чтобы Воррика не впускали, но граф отдал другой приказ и вошел.
– Чего вы хотите, милорд? – удалось ей холодно спросить, поворачиваясь к нему спиной.
– Ты знаешь, чего я хочу, Изабелла, – грубо сказал Воррик. – Я уже довольно страдал. Прошло уже почти два года с тех пор, как ты оставила меня, и я хочу, чтобы ты вернулась домой.
Она рассмеялась, как будто ей было все равно. Но, к своему ужасу, она обнаружила, что в этот момент на ее глаза навернулись слезы и поспешно смахнула их, чтобы Воррик не заметил.
– Даже если бы я и хотела это сделать, милорд, – а я не хочу – я бы не смогла. Ведь я – заключенная, или вы забыли?
– Нет, но это легко исправить. Я ведь в любое время могу вас освободить отсюда. В конце концов, ваше участие в заговоре посадить Ламберта и Симнеля на трои, было незначительным, и едва заслуживает внимания.
Изабелла в своем недавнем смущении неожиданно все поняла и сердито повернулась.
– Боже праведный, – выдохнула она, – какой я была дурой! Это вы! Я думала, что меня, действительно, взяли за измену, а вы хотели, чтобы я оказалась здесь. Здесь, откуда я не смогла бы вас вышвырнуть. Будь прокляты вы и Гарри Тюдор! Вы дали мне понять, что я умру…
– Как я умирал эти последние два года, Белла, – хмуро напомнил ей Воррик. Потом, смягчившись, сказал. – Любимая, я знаю, что это позорная уловка, но я не мог придумать никакого другого способа, чтобы увидеть тебя снова. Я люблю тебя и не верю, что ты навсегда закрыла свое сердце, как тебе этого хотелось бы.
– Вы ошибаетесь, милорд, – заявила Изабелла, хотя знала, что он прав. – И даже, если бы вы не ошибались, я ненавижу вас за то, что вы сделали сейчас.
– Да, Изабелла? Правда, милая? – нежно спросил Воррик, приближаясь к ней.
При этом знакомом ласковом обращении из ее глаз брызнули слезы. Сколько раз она слышала, как он шептал это раньше – в пылу страсти в мягком лунном свете, иногда днем, без особых на то причин? «Моя любимая, моя любимая», но все же она попятилась от него. Комната была маленькой и ей невозможно было убежать. Вскоре Изабелла оказалась прижатой к стене, и Воррик оперся на руки по обе стороны от нее, чтобы она не смогла вырваться.
– Да, любимая? – снова спросил Воррик.
– Да, – прошептала она, но ее глаза говорили совсем обратное, и Воррик рассмеялся.
– Я так не думаю, – ответил он ей и склонил голову, как будто собрался поцеловать ее.
– Нет! – вскрикнула она. – И не трогай меня!
К ее удивлению, он пожал плечами и отвернулся, хотя она не знала, чего это ему стоило. Ее близость, сладкий запах духов, исходящий от нее, распалили его.
– Хорошо, Белла, но я предупреждаю тебя: мое терпение на исходе, я уже достаточно долго ждал, пока пройдет твоя печаль, пока ты, наконец, поймешь, что я не причинял вреда твоему брату, и вернешься ко мне. Обещаю, что ты не уйдешь отсюда, пока не станешь снова моей. Я снова приду сюда завтра и послезавтра…
Так будет продолжаться бесконечно, если ты по-прежнему будешь мне отказывать, – он решительно сжал зубы, увидев упрямое выражение ее лица. – Я возьму тебя силой и никто не сможет мне здесь помешать.
Изабелла высокомерно вскинула голову, чтобы он не смог догадаться о ее страхе.
– Это изнасилование, милорд, – тихо сказала она.
– Может быть, – согласился Воррик, – но именно это я сказал тебе в нашу первую брачную ночь: хочешь ты или нет, но я все равно тебя возьму.
И он это сделал, хотя Изабелла сопротивлялась ему в ту ночь. Но через несколько месяцев, когда его терпение, наконец, иссякло, он, как и предупреждал ее, пришел и силой взял то, что ему по праву принадлежало.
Изабелла не могла сопротивляться, она никогда с ним этого не умела. Ее хрупкое сопротивляющееся тело было подобно иве, которая склонялась при сильном ветре. Она знала, что должна склониться, иначе он ее сломает. Одного взгляда на его страдающее лицо было достаточно, чтобы это понять. Муж хотел ее – любой ценой – и отбросил свою гордость, чтобы получить возлюбленную.
Однако, Изабелла сопротивлялась, заставляя себя думать о Гиле и о том, как он умер, что брат пострадал от рук Воррика, тех самых рук, которые держали ее руки за спиной, медленно ползли по телу, нетерпеливо выдергивая шнуровку платья и мягкий материал нижнего белья.
– Нет, – прошептала Изабелла, – нет.
Но даже в ее собственных ушах эти слова прозвучали, как слабый стон удовольствия, полученного от ласк мужа. Она тут же поняла, что пропала.
Время остановилось. Воррик смотрел на нее, замечая все мельчайшие детали: спутанную копну её серебристых волос, бездонный омут серо-зеленых глаз, темные тени-полумесяцы от её длинных ресниц на розовых щеках, когда она закрыла глаза, пытаясь уйти от его проницательного взгляда, тонкий прямой нос, ноздри, слегка раздувающиеся от гнева и пробуждающейся страсти, трепетные губы, пульсирующая ямочка на шее…
Взгляд янтарных глаз Воррика скользнул ниже, к лифу, который только что расшнуровал, обнажив цветущие холмики округлой груди, которая быстро вздымалась, чувствуя его близость. Как изголодавшийся мужчина он наслаждался этим зрелищем, предвкушая предстоящее пиршество. Когда Изабелла снова попыталась сопротивляться ему, он схватил прядь серебристых струящихся волос и приблизил ее к себе. Его губы сомкнулись на ее губах так нежно, что этот поцелуй застал Изабеллу врасплох. Боже, как давно она не чувствовала его губ? У нее закружилась голова, и земля поплыла из-под ног. Его язык, страстно очертив ее беззащитные губы, приоткрыл их, чтобы ворваться внутрь. Язык мужа продолжал свою атаку в поиске всех укромных уголков, пока, наконец, она не стала отвечать на его поцелуй, пока не почувствовала, что тает в его объятиях.
Изабелла смутно попыталась подумать о брате и о том, как он умер, но воспоминание, как туман, рассеялось, изгоняемое поцелуями мужа, пока у нее внутри не образовался вакуум от тоски по нему и желания, от потребности ощутить его в себе. Она, как во сне, попыталась преодолеть в себе это ощущение, попробовала освободиться от объятий Воррика, но он лишь крепче обнял ее.
Девушку захлестнул поток эмоций, когда его рот требовательно сомкнулся на ее губах. Изабелла задохнулась от возмущения и желания одновременно. Она уже не могла отвергнуть Воррика – своего мужа, свою истинную любовь. Ее предательское тело подалось ему навстречу, превращаясь в расплавленную лаву, когда он гладил и ласкал ее, прикасаясь в тех местах, где ни один мужчина никогда не трогал ее и никогда не дотронется. Сердце Изабеллы с бешеной скоростью забилось в груди. Пульс в ямочке на шее затрепетал подобно крыльям бабочки, когда Воррик поцеловал жену, поласкал языком эту ямочку, слегка покусывая зубами.
Изабелла в полузабытьи попыталась еще раз избавиться от этого наваждения, но Воррик снова и снова опалял ее поцелуями, пока до последней капли не вытеснил сопротивление из ее тела. Воррик нежно и страстно целовал щеки, глаза, волосы, губы, шею любимой. Нервы ее были натянуты, как струны, она покрылась испариной, а тело нестерпимо жаждало его.
– Любимая, – хрипло прошептал Воррик, и жена слегка задрожала и простонала от этих слов, – любимая. – Он говорил ей что-то на уэльском языке, но его слова Изабелла понимала лишь наполовину. Ей так и не удалось постичь этот странный язык, но сейчас его слова в переводе не нуждались: смысл их был ей понятен. Это был язык любви – их любви.
Изабелла тонула, умирала и одновременно оживала, что не могла поверить в это. Она превратилась в источник разных ощущений, чувственных эмоций, трепетавших рядом с ним, и уже не способна была думать. Изабелла могла только вдыхать, вкушать, осязать и не сразу поняла, что Воррик отпустил ее руки, предоставив им свободу, которую они так желали получить. Она даже не осознавала, что ее пальцы поползли вверх и переплелись с прядями пышных каштановых волос табачного оттенка. Ее руки обняли его за шею и привлекли поближе, когда он прикоснулся к ее лебединой шее, выгнувшейся ему навстречу, и Изабелла слегка вздрогнула от восторга и страха. Его поцелуи заставили ее почувствовать себя совершенно беззащитной перед ним. Могли ли эти зубы, что так нежно покусывали шею, впиться в ее плоть и перегрызть ей горло? Может быть, эти руки, которые так нежно и страстно ласкали, могли с такой же легкостью вырвать жизнь из ее тела?
Воррик, как будто догадавшись о мыслях жены, властно сжал ее.
– Моя, – прошептал он, – ты навсегда моя.
При этих словах Изабелла вздрогнула. Сила, которую она чувствовала в нем, ошеломила ее, кружила голову, возбуждала в ней те дикие необузданные эмоции, которые не усмирит ни одна цивилизация. Плоть горела в огне, и этот жар окутывал теплом и сладостным блеском с запахом белых роз, который так нравился Воррику. Их губы снова встретились, пробуя и поглощая друг друга. У Изабеллы подкосились ноги, и если бы не сильные объятия Воррика, она бы упала.
Потихоньку, незаметно, вся одежда спадала с нее с такой легкостью, как вздох, вырывающийся из ее тела. Одежда водоворотом сатина падала на пол к ее ногам до тех пор, пока Изабелла не оказалась совершенно нагой в его объятиях, – маленькая прекрасная богиня, которую готовы были бесконечно боготворить его руки и губы.
Глаза Воррика поглощали ее тело целиком. Он приходил в восторг только от прикосновения к ее упругой и мягкой коже, к которой он так долго не прикасался. Воррик резко вздохнул, вспоминая каждый изгиб ее тела, каждый уголок, который он называл своим.
Его. Только его. Навсегда его. Он никогда не позволит ей уйти. Даже в том случае, если Изабелла возненавидит его на всю оставшуюся жизнь, граф никогда не позволит, чтобы его любимая принадлежала другому. Его лесная нимфа, его русалка, которая околдовала своими бездонными серо-зелеными глазами, очаровала, как Сирена
type="note" l:href="#n_16">[16]
своими песнями, невидимыми волшебными нитями так крепко привязала Воррика к себе. Он любил Изабеллу и она была его. Только это и имело значение.
Воррик наслаждался, лаская ее грудь, эти, словно вылепленные из гипса, округлости, которые всегда его так зачаровывали. Они были, как мрамор, настолько прозрачные, что он видел прожилки, по которым текла кровь Изабеллы. Их розовые почки расцветали и набухали, когда его ладони накрывали их, поглаживая по крошечным бутонам с чувственной медлительностью. От этих крошечных бутонов во все стороны разливались волны удовольствия. На мгновение Изабелла почувствовала внутреннее волнение, трепет в груди и сладостное ощущение, когда Воррик нежно провел пальцами по ее отвердевшим бутонам, от чего они поднялись еще выше. Его рот накрыл набухший сосок, а язык обвился вокруг него, от чего Изабелла невольно подалась вперед, предоставляя свое тело во власть его губам, пальцам, желая большего наслаждения. Она чувствовала, как ее соски сморщились, а потом еще больше напряглись, когда он снова и снова возбуждал их, пока ее не захватило страстное желание. Его рот метнулся по груди, потом нашел другую грудь, объяв ее пламенем, распалив тлеющие угольки. Девушка уже поддалась той дикой страсти, которая когтями разрывала ее тело.
Глубоко, где-то внутри ее женского начала зажглось пламя, разраставшееся до тех пор, пока не превратилось в пожарище. Ей отчаянно хотелось, чтобы он его погасил. Она до боли хотела, чтобы он вошел в нее, но он все еще продолжал целовать, едва касаясь невесомыми и легкими, как облачки, губами ее живота, мучительно подогревая закипающее в ней желание. Воррик медленно опустился перед ней на колени, потом взял ее за бедра и привлек ближе. Языком он нащупал пупок, от чего она рассмеялась хриплым гортанным смехом. Ей было щекотно, и это одновременно ее возбуждало. Изабеллу очень радовало то, как он любит ее. Как хорошо было снова смеяться – даже если это ненадолго – с человеком, которого она любила, с человеком, который любил ее. Изабелла не понимала, как ей этого не хватало. Муж, смеясь, посмотрел на нее, и янтарные глаза зажглись нежностью, но она увидела, как боль и время наложили отпечаток на его лицо в виде глубоких морщин возле глаз, и ее серо-зеленые глаза опечалились. Воспоминания прошлого ушли и они снова перенеслись в настоящее.
Глаза Воррика слегка потемнели от печали и еще от чего-то, когда его руки сжали ее бедра, затем скользнули вниз по ногам, лаская их плавные изгибы, потом снова вверх-вниз, пока, наконец, он не развел ее ноги. Пальцы неторопливо скользили по внутренней поверхности бедер, и Изабелла задрожала от страстного желания, которого не могла скрыть.
Слегка вскрикнув, она схватила его руки, и Воррик радостно и торжествующе засмеялся.
Мучительно медленно он находил ее заветные складки, которые скрывались под мягкими и пушистыми завитками, вьющимися между ног. Он нежно и ритмично стал ласкать влажную теплую плоть, которая добровольно открылась ему. Наконец, его пальцы нашли темную пещеру, которая так манила и привлекала его. Его дыхание участилось вместе с ее собственным, когда он начал исследовать теплую бездну, которая дрожала от желания. От этого ему страстно захотелось вторгнуться внутрь, посадить свое семя в эту благодатную почву. Воррик чувствовал, что Изабелла дрожит от удовольствия. – Его губы охватили один из ее бутонов, которые он только что возбуждал, язык обрушился на него и ласкал все быстрее и быстрее, от чего лепестки сначала развернулись и тут же сжались. Изабелла задыхалась в сладком экстазе, расцветающем внутри ее.
Изабелла издала глубокий животный крик – низкий стон, свидетельствующий от том, что женщина сдается. Она прижала его к себе в отчаянном желании. Не помня себя, она дрожала, выгибаясь, и, наконец, свободно вздохнула от удовольствия и стихла.
Внезапно Воррик поднялся, поднял ее на руки и посадил на бархатную подушку рядом со стулом. Теперь его губы сомкнулись на ее губах, язык исследовал ее рот. Потом он медленно отстранился, чтобы освободиться от одежды. Он сделал это мгновенно и теперь обнаженный стоял перед ней, возвышался над ней, как языческий Бог. Сердце Изабеллы бешено забилось в груди при виде его мускулистого тела, покрытого бронзовым загаром. Она подумала о том, как эти мужественные крепкие руки могли так нежно держать ее в объятьях, как эта мощная волосатая грудь могла так нежно прижиматься к ее мягкой маленькой груди, как этот живот и узкие бедра встречались с ее телом при каждом толчке, когда он входил в нее…
Она откинула назад голову и закрыла глаза, облизав языком пересохшие губы. Пульс в ямочке на ее шее забился в восторге и волнении. При этом Воррик затаил дыхание, сильные мускулы его живота и ног натянулись от острого желания, как ремень. В какой-то момент он засомневался, сможет ли сдержать себя. Он глубоко вздохнул, потом выдохнул – стало немного легче. Вдруг грубо и властно его руки переплелись с прядями серебристых волос Изабеллы. Ее глаза широко открылись от такого прикосновения, а рот радостно открылся навстречу ему, когда Воррик снова наклонился, чтобы ее поцеловать, требовательно и властно. Потом он выпрямился бездыханный в предвкушении удовольствия, когда нежные ладошки погладили его грудь, мягко скользнув по волосам, которые там росли, и медленно, чарующе потерлась щекой об его грудь. Она прижала свои губы к его соску и стала ласкать, пока он не отвердел, как и ее собственный. Язык обвился вокруг этой твердой шишечки, лизнул ее, возбуждая. Руки Изабеллы все время ласкали его гибкое упругое тело. Мышцы мужа сжимались, пульсировали и дрожали под нежными пальцами, ласкавшими его. Ее ладони искусно ласкали тело, проводя по старым шрамам, а губы прошли по груди, чтобы найти другой сосок и заставить также напрячься от восторга, как и первый. Почувствовав доказательство мужненого желания, она привлекла его к себе. Наконец, ее руки нашли его мужское начало.
Воррик задыхался от желания, когда ее пальцы медленно прошлись по его пенису вверх-вниз, потом сомкнулись на нем. Женщина совершала медленные чувственные движения, которые были стары, как этот мир. Тело мужа напряглось и содрогнулось, когда ее большой палец стал ласкать чувственное место на его древке и быстро прикасаясь к нему снова и снова, пока плоть не набухла и Воррик не застонал от облегчения, но она все продолжала такие сладкие для него прикосновения. Ее рот, едва касаясь его живота, прочертил на нем линию, как перышком. Изабелла опустилась на колени, склонила голову и поцеловала округлости у основания мужского древка. Губами и языком она возбуждала эти мягкие, нежные шары, пока они не сжались внутри содержащего его их мешочка. Потом с томной, почти невыносимой медлительностью, ее рот скользнул по всей длине его древка, спускаясь ниже, ниже, с лихорадочной скоростью поцелуев и ласк, вознося его на вершину восторга, пока, наконец, губы не сомкнулись на нем. Он застонал от наслаждения. Снова и снова ее рот поглощал его, язык обвивался вокруг, едва касаясь его, как крылья мотылька, трепещущие у пламени свечя, до тех пор, пока Воррик не понял, что больше не выдержит.
Одним резким движением он подхватил ее на ноги, потом прижал к краю подушки на стуле, сел перед ней на колени и развел бедра. Через несколько минут его древко внедрилось в теплую влажную глубь с нежной яростью, и она задохнулась от пронзительного желания. Потом так же внезапно он вынул свое копье, чтобы еще раз зайти в нее, но на этот раз – глубже. Снова и снова его огненный меч входил в ее ножны, пока они оба не стали часто и прерывисто дышать. Изабелла впилась ногтями в плечи Воррика, оставляя неглубокие борозды. Ее тело напряглось, потом обмякло в потрясающем взрыве экстаза. Она тихо простонала, выражая свой восторг, который смещался с его наслаждением. Вдруг они оба внезапно открыли глаза, и их опаленные страстью взгляды соединились. Изабелла почувствовала, что утопает в этих янтарных глубинах. Какой трепетной, была эта минута, когда Изабелла не могла оторвать взгляда от лица Воррика! Его тело в это время содрогнулось в страстной агонии облегчения, и он выплеснул в нее свое семя.
В этот важный момент он выплеснул свою душу, позволив жене увидеть выражение своих глаз. Раньше он всегда прижимал ее к себе, чтобы она не могла видеть радостное выражение какой-то торжествующей чувственности, которое было на его лице. Губы Воррика слегка приоткрылись, и он издал негромкий восторженный стон. Потом закрыл глаза.
Дальше было слышно лишь их учащенное дыхание, которое постепенно затихало так же, как сокращались бешеные удары их сердец. Пульс, бившийся с такой бешеной скоростью, становился нормальным. Потом он целовал ее, улыбаясь, и властно оглядывая своими янтарными глазами, понимая, что снова вышел в этой битве победителем. Воррик отстранился.
Изабелла поняла, что муж взял ее сердце и душу, теперь уже навсегда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Роза восторга - Брэндвайн Ребекка



ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛОСЬ
Роза восторга - Брэндвайн РебеккаХАЛИМАТ
31.08.2012, 16.18





Это один из первых мною прочитанных романов.Читаю второй раз и знаю что прочитаю и третий раз.Столько эмоций.
Роза восторга - Брэндвайн Ребеккавика
16.10.2012, 11.11





Очень понравился роман! захватывающая сюжетная линия, красивые герои, много любви и страсти, интимные сцены очень откровенны...
Роза восторга - Брэндвайн РебеккаJane
8.02.2014, 17.59





Кому нравится тема любви между опекуном и подопечной, читайте, очень красиво!
Роза восторга - Брэндвайн РебеккаJane
14.02.2014, 10.22





Кто любит исторические романы советую!!! Очень захватывает!
Роза восторга - Брэндвайн РебеккаОльга
16.02.2014, 12.11





Тяжелый роман.
Роза восторга - Брэндвайн РебеккаКэт
5.08.2015, 17.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100