Читать онлайн Роза восторга, автора - Брэндвайн Ребекка, Раздел - ГЛАВА 29 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Роза восторга - Брэндвайн Ребекка бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Роза восторга - Брэндвайн Ребекка - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Роза восторга - Брэндвайн Ребекка - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брэндвайн Ребекка

Роза восторга

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 29

Раньше Изабелла понятия не имела, что значит быть частью большой семьи, но с приездом Хвилис, Мэдога и Эмриса вскоре она поняла. При этом даже больше, чем на Рождество, замок ожил, наполнившись каким-то радостным ожиданием. Девушка не знала даже, чего и ожидать. В один момент все четверо братьев могли смеяться, как лучшие друзья, а через минуту могли схватить мечи, как злейшие враги. Однако, их горячие споры, порождаемые вспыльчивостью, обычно ничем серьезным не заканчивались. Ведь между ними существовала кровная связь, столь сильная, как между Изабеллой и Гилом. Отличалась она только тем, что братья были разными. Они были высокими, широкоплечими и немного были похожи с лица, но на этом их сходство заканчивалось. Мэдог, старший брат, унаследовал от своего отца Брин-Дайфида черные волосы, которые поразительно контрастировали со светлыми голубыми глазами, унаследованными от матери. Самый воинственный из четырех, он имел ум (когда он не был занят ухаживаниями за хорошенькой девушкой) с холодным расчетом боевого стратега и выявлял слабые места своих противников. Он считался блестящим военным полководцем и опасным противником, и те, кто когда-то пытались вырвать у него его имение Гвендрез, понимали, что уже в возрасте пятнадцати лет Мэдог не нуждался в чьей-либо защите. Он наказал своих врагов (без помощи дедушки, которую тот любезно предлагал) и заставил их убежать в свою крепость, поджав хвосты. Теперь, в возрасте тридцати лет, на Уэльсе было лишь несколько человек, которые осмеливались идти наперекор ему. Он был почитаемым лордом, носившим эмблему Василиска.
Воррик, унаследовавший каштановые волосы с золотистым отливом и янтарные глаза своего отца, был человеком настроения и самым загадочным из всех четырех. В сражении он исполнял свой долг и был хорошим воином, пожалуй, гораздо лучшим, чем другие, но сражения не захватывали его так, как Мэдога. Он, конечно, был более чувствительным, но очень замкнутым – вокруг него были стены, через которые проникнуть с целью узнать его получше, было невозможно, и даже трудно было к ним приблизиться. Очень часто он погружался в раздумья и становился отрешенным, даже безразличным ко всему окружающему. Даже к тем, кого он любил, и им следовало понимать, что не стоит мешать его уединению. Это понимали только Изабелла и Хвилис. Из-за того, что он скрывал свои чувства за маской, в возрасте двадцати семи лет он был самым опасным из братьев но той простой причине, что было абсолютно невозможно догадаться о его намерениях.
Кэрливел мало что унаследовал от своего отца Повиса. Он унаследовал пышные каштановые волосы матери и такие же светло-голубые глаза. Кроме того, у него было золотое сердце и врожденное чувство юмора. В битве и в игре он был достойным противником, потому что для него и то, и другое представляло своего рода развлечение. Однако, больше всего на свете он любил развлечения. Ухаживать за хорошенькими девушками, откалывать всевозможные шутки, пить, играть в кости – он легко шел по жизни, наслаждаясь всеми этими удовольствиями. Однако, в нем были и черты серьезного человека, и прежде всего, его способность чувствовать и сопереживать несчастью других, он делал все, что было в его силах, чтобы облегчить участь тех, кому нужна была его помощь, особенно тем, кого он любил. Он был одинаково галантен и с девушкой простого происхождения, и с королевой, дружелюбен и с простым крестьянином, и с лордом. В отличие от Мэдога и Воррика его, пожалуй, не следовало бояться. Однако, в возрасте двадцати четырех лет он был любим и сам любил. Ему всегда удавалось самому справляться с трудностями жизни.
У Эмриса были каштановые волосы его отца Ньюдлина и зеленые глаза. Поэтому он внешне мало чем напоминал свою мать. Однако, он был очень схож с ней характером. Он также любил жизнь и любил жить. Он был не слишком искусен в сражении, но знал, как себя защитить; и в душе он ненавидел войну, хотя умом понимал, что мужчина должен защищать свой дом и честь. Но если ему приходилось участвовать в борьбе, то его довольно часто можно было увидеть на поле, оказывающим помощь раненым и умирающим, и в то же время отчаянно отбивающим врагов, если те на него нападали. У него были склонности к наукам, он изучал медицину и хорошо владел искусством исцеления. Он глубоко был привязан к Мэдогу (так же, как и к остальным братьям), но он не одобрял его поведение и в возрасте двадцати одного года решил помогать брату, чтобы осуществить свою мечту и наставить брата на путь истинный.
Изабелла по-настоящему полюбила Хвилис, и две эти женщины вскоре стали самыми близкими подругами. Получилось так, что Хвилис заняла место покойной матери Изабеллы, леди Рашден, и теперь больше, чем когда-либо, девушка чувствовала сожаление, что не успела хорошо узнать свою мать до ее смерти. Впервые, после смерти леди Рашден, девушка поняла, к чему так сознательно стремилась все эти годы, чего ей не хватало: только теперь Изабелла почувствовала, что у нее был старший и мудрый друг, который мог дать ей совет, к кому она могла обратиться, у кого могла учиться, кому могла выплакаться, с кем могла поделиться всеми своими женскими тайнами.
Изабелла часто советовалась с Хвилис по разным вопросам, особенно когда ей приходилось заниматься домашними делами. Девушка радовалась, что может посоветоваться со старшей женщиной.
– А ты как думаешь, мама Хвилис? – часто спрашивала девушка.
И Хвилис, в светло-голубых глазах которой зажигались огоньки, улыбалась и отвечала ей, а потом обязательно крепко обнимала Изабеллу.
Казалось, старшая женщина понимает без слов, что пришлось перенести этой девушке в прошлом. Но так как Хвилис была в душе ребенком, как Изабелла, она чувствовала себя неловко из-за того, что многое было не сказано, хотя девушка, такая обычно застенчивая, легко доверяла ей сердце и душу. В ответ Хвилис рассказала Изабелле историю своей жизни и рассказала о своих сыновьях, особенно о Воррике, о котором девушка могла слушать бесконечно.
– Ах, бедный одинокий мальчик! – Чем больше Изабелла узнавала о своем муже, тем больше она его любила. Ему пришлось пострадать так же как и ей. Неудивительно, что он так не спеша и осторожно за ней ухаживал. Воррик был, как Рагнор – еще не готов взлететь, сказать о любви к ней, которая, как она была уверена, уже жила в его сердце. Однако он выражал свою заботу столькими различными способами, что девушка знала о его чувствах наверняка.
Часто по ночам, когда Изабелла лежала в его теплых объятиях, открыленная после занятий с ним любовью, она удивлялась тому, что когда-то могла любить Лионела, ставшего теперь графом Сант-Сейвор. Когда Изабелла вспоминала эти дни, ей казалось, что все это было во сне, а не наяву. Теперь она понимала, что была слишком молодой и наивной, и глупые романтические мечты заполняли ее детскую голову. Она, тогда не понимала, что любовь – настоящая любовь – никогда не приходит в ослепляющей вспышке великолепия, как когда-то думала. Любовь распускается постепенно, как роза, вырастая из семени, которое вначале прорастает, потом дает бутон, который под лучами солнца и дождем распускается, раскрывая свои лепестки. Да, такова была истинная мера любви: пережить трудности, как и хорошее, знать о всех недостатках своего возлюбленного и, тем не менее, любить его.
Лионел казался Изабелле юным золотым Богом и она боготворила его, затаив дыхание думала, что он ее навсегда. Но Воррик… Ах, Воррик был настоящим мужчиной, и, хотя слишком часто напоминал девушке древнего языческого Бога, она знала, что это не так. Она видела, что он сделан из плоти, прикасалась к нему, целовала его и была рада, что в нем тоже есть изъяны. Теперь, как никогда раньше, она поняла, что Лионел был всего лишь мечтой, а Воррик – реальностью.
Она улыбнулась в темноте, когда муж пошевелился, протянув к ней руку и привлек ее поближе к себе, инстинктивно почувствовав, что она не спит.
– Любимая, – нежно прошептал он ей на ухо, и она почувствовала на своем лице его теплое дыхание. – Тебя что-нибудь беспокоит?
– Нет, милорд, – тихо ответила она.
– Однако, ты еще не спишь? – полувопросительно заговорил он, медленно приподнимаясь на локте и глядя на нее.
– Да, но ничего не случилось, Воррик, я просто думала.
– О чем? – спросил он, и его пальцы ласково начали скользить по ее телу, вновь возбуждая в ней желание, которое не раз пробуждал.
– О тебе, – сказала она, вздохнув от удовольствия, и прижалась поближе к нему. Сердце запело у нее в груди от радости и удовольствия, от ставшего таким знакомым и радостным прикосновения его рук.
– Ах, – вздохнул он интригующе, как будто пытался спрятать свои истинные мысли, – наверное что-то очень серьезное, раз это не дает тебе заснуть? Я даже не подозревал, что занимаю добрую половину твоих мыслей. А о чем же ты думала, раз не спала, Изабелла?
– Сейчас – о ваших руках, милорд, – пошутила она.
Он рассмеялся, потом нахмурился.
– Ну, дорогая, теперь скажи правду. Ты никогда не должна лгать своему мужу.
– Я и не стану лгать. Но даже после этого ты не поверишь, если скажу, о чем думала.
– Откуда ты знаешь? – спросил он. – Неужели я тебе не говорил никогда, что глупо быть слишком уверенной в чем-то?
– Да.
– Тогда ответь на вопрос, Белла, – мягко попросил он, поцеловав уголок ее губ. – Я твой муж и имею право знать, что ты обо мне думаешь.
Изабелле захотелось узнать, что же было на этот раз в его мыслях, но Воррик опустил ресницы, и она не могла догадаться. Однако ей показалось, что за его просьбой стояло нечто большее, чем обычное любопытство. Ожидая ее ответа, Воррик, казалось, вел себя, как всегда, и это дело не представлялось ему особо важным. Однако, Изабелла чувствовала: он страстно хотел знать, что жена о нем думает. И девушка решила, что сегодня, сейчас, она ему все скажет. Изабелла глубоко вздохнула.
– Я… я думала о том, как я люблю тебя, Воррик. Она почувствовала, как он напрягся, потом его руки сжали ее тело.
– Черт побери! – тихо и яростно выругался он. – Не лги мне, Изабелла. Никогда не лги мне о таких вещах!
У нее застрял ком в горле. Сердце упало у нее в груди, но все же ей удалось сказать.
– Я же говорила, что вы не поверите, милорд.
Воррик так резко отпустил ее, что она испугалась, и мгновенно вскочил с кровати. Изабелла испуганно села, натянув на себя простыню, чтобы прикрыть свою наготу. Некоторое время он ходил по темной комнате, потом зажег свечу, поставил ее на столик рядом с массивной кроватью так, чтобы свет освещал лицо девушки, но она не отвернулась от Воррика. Тогда он сел на кровать, положив руки ей на плечи, и посмотрел на нее пытливым взглядом.
– А теперь еще раз скажи мне то, что ты сказала в темноте, чтобы я мог видеть твое лицо при этом.
– Я люблю тебя, Воррик.
Муж резко вздохнул, и в этот момент Изабелле, глядевшей на него, показалось, что она его безнадежно потеряла.
Потом он спросил:
– Значит, это правда? Ты, действительно, мне не лжешь?
– Нет, милорд.
– А тот день, в павильоне Лионела?
– Он обманом завлек меня туда. Когда я сказала ему, что не предам своего мужа и что он мне не нужен, Лионел схватил меня, как сумасшедший, и пытался применить ко мне силу. Я очень рассердилась и обвинила его в том, что он не лучше, чем лорд Оадби. Он… он, кажется, при этих словах пришел в себя, и я смогла от него убежать. Вот и все, милорд. Лионел, действительно, поцеловал меня и разорвал мое платье, но больше ничего не было, я клянусь, потому что именно тогда, в тот день, я поняла, что не любила его, что мое сердце принадлежит вам.
– Ах, Белла, милая, – прошептал Воррик, прижимая ее к себе. – Ты не знаешь, как долго я ждал этих слов.
Уже потом он прижался к ее губам и поцеловал, сжав серебристые волосы так, как будто боялся ее потерять навсегда. Воррик лихорадочно осыпал поцелуями ее виски, ресницы, губы, кончик носа, потом снова губы. Он был ненасытен, но Изабеллу это радовало.
– Любимый мой, любимый! – воскликнула она, прижимая его к себе. – Я так давно хотела сказать тебе, что в моем сердце, но боялась, так как думала, что ты мне не поверишь. После того дня, когда состоялся королевский турнир, я боялась, что ты даже не станешь со мной разговаривать. А когда мне показалось, что ты больше меня не хочешь…
– Ах, Изабелла, милая, я хотел, действительно, но мысль о том, что ты причинила мне такую боль, была просто невыносима. Ты же знаешь, что я уже начал любить тебя, но, поверив, что ты обманула меня, попытался выбросить тебя из сердца и души, чтобы ты больше не смогла нанести мне такую рану. Но я так и не сумел избавиться от твоего образа, как только я ни старался. Все эти ночи без тебя я только и делал, что мечтал о тебе.
– Однако, ты ко мне не приходил.
– Нет. Я как дурак сидел в королевских конюшнях и жаловался моему коню на тебя. На тебя!
– Ах, Воррик, нет! – вскрикнула Изабелла, с трудом подавив смешок. Она почувствовала неимоверное облегчение, узнав о том, что он все-таки ее не обманывал. – Ты говоришь правду?
– Да.
– Я думала… я думала…
– Что я ищу чьих-то других объятий? – нежно спросил он.
– Да.
– Я не требую от тебя того, чего сам не могу предложить тебе взамен, Изабелла. Позволь мне еще раз показать это тебе.
Изабелла на всю оставшуюся жизнь запомнила эту ночь: прикосновение рук Воррика, когда тот отдернул простыню и потемневшим страстным взглядом окинул ее нагое тело; жар его поцелуя на своих губах, на груди, на животе. Он целовал каждую частичку ее трепетавшего тела; ощущение его тела, лежащего сверху, вошедшего в нее и наполнявшего ее так, что она сама ощущала всего его до мельчайшей частички; и еще нечто большее. Галактика закружилась перед ней тысячами звезд, которые подхватили ее так, что она не понимала, где кончается собственное тело и начинается тело Воррика, и спускали вниз по темному туннелю в центр ослепительного пожарища. Языки пламени прожигали вены Изабеллы, и она вскрикнула, сдаваясь им; и Воррик тихо прошептал: «Любимая моя, Роза Восторга!» Он обернул белокурые волосы жены вокруг шеи и повторил снова, что любит ее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Роза восторга - Брэндвайн Ребекка



ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛОСЬ
Роза восторга - Брэндвайн РебеккаХАЛИМАТ
31.08.2012, 16.18





Это один из первых мною прочитанных романов.Читаю второй раз и знаю что прочитаю и третий раз.Столько эмоций.
Роза восторга - Брэндвайн Ребеккавика
16.10.2012, 11.11





Очень понравился роман! захватывающая сюжетная линия, красивые герои, много любви и страсти, интимные сцены очень откровенны...
Роза восторга - Брэндвайн РебеккаJane
8.02.2014, 17.59





Кому нравится тема любви между опекуном и подопечной, читайте, очень красиво!
Роза восторга - Брэндвайн РебеккаJane
14.02.2014, 10.22





Кто любит исторические романы советую!!! Очень захватывает!
Роза восторга - Брэндвайн РебеккаОльга
16.02.2014, 12.11





Тяжелый роман.
Роза восторга - Брэндвайн РебеккаКэт
5.08.2015, 17.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100