Читать онлайн Роза восторга, автора - Брэндвайн Ребекка, Раздел - ГЛАВА 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Роза восторга - Брэндвайн Ребекка бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Роза восторга - Брэндвайн Ребекка - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Роза восторга - Брэндвайн Ребекка - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брэндвайн Ребекка

Роза восторга

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 23

Утром Изабелла проснулась в комнате, полной роз – белых роз. Она не спеша села и с удивлением оглядела комнату, в первое мгновение подумав, что каким-то образом очутилась в королевском саду. Потом дверь комнаты широко распахнулась, и в нее торопливо вошла ее служанка Алиса, несущая еще один огромный букет.
– Ах, доброе утро, миледи, – поприветствовала ее няня. – Наконец-то вы проснулись. Ведь уже полдень, самое время. Но лорд сказал, чтобы вы спали, пока сами не проснетесь. Поэтому мы и не беспокоили вас, – продолжала трещать Алиса, положив цветы на длинных стеблях и начав их перебирать. – Я сейчас принесу ваш завтрак, миледи.
– Алиса.
– Да, миледи.
– Откуда… откуда все эти цветы?
– Ну, от придворных кавалеров, миледи. Все, за исключением вот этого единственного цветка, лежащего у ваших ног. Он – от лорда. Ах, ну не чудо ли это, миледи? Они все пришли с цветами, бог знает, когда, но куда мы все это поставим?
– Убери их отсюда, – она потянулась и взяла одинокий цветок, лежавший на ее постели, потому что для нее это был самый прекрасный цветок из всех, находящихся в комнате.
Она опустила лицо к его нежным, бархатистым лепесткам, проведя пальцами по ленте, бантом завязанной на стебле.
– Я… я извиняюсь, миледи, – нянюшка, думая, что ее подвел слух, ошеломленно посмотрела на свою хозяйку, – вы сказали… вы сказали…
– Унеси все, кроме этого цветка, – Изабелла указала на цветок, который держала в руках.
– Но… но, миледи, – озадаченно засуетилась Алиса, – но что же мне с ними делать?
– Отдай их беднякам… меня это вовсе не волнует. Этот единственный цветок – все, что мне нужно.
– Да, миледи, – нянюшка, покачивая головой, вздохнула. Ее хозяйка точно сошла с ума. Тем не менее, Алиса взяла ведро, которое только что принесла, и вынесла его из комнаты, позвав Джоселин на помощь. Изабелла улыбнулась про себя, услышав ошеломленные крики, которые поднялись по поводу этой новости, что все цветы, кроме этой одной розы, нужно унести. Ворча себе под нос, служанки вошли в комнату и начали выполнять приказание.
Девушка вновь вдохнула тонкий аромат цветка, который поднесла к носу. Потом восторженно коснулась лепестков, прежде чем сбросить покрывало и встать. Только тогда она увидела записку, на том месте, где недавно лежал единственный цветок. Дрожащими от волнения пальцами она разорвала скреплявшую его восковую печать. Внушительным росчерком на всю страницу было написано одно единственное слово «Воррик». Она снова улыбнулась. Сердце радостно забилось у нее в груди. «Воррик – мой муж!» Прижав к груди цветок и записку, Изабелла вихрем закружилась по комнате, к огромному удивлению Алисы и всех служанок, которые искоса посмотрели на девушку, как будто опасаясь что она сошла с ума. При виде их глупых лиц Изабелла остановилась и разразилась хохотом.
– Миледи, с вами… с вами все в порядке? – спросила Джоселин.
– Да. Ах, да, Джоселин! Милорд сказал, когда вернется?
– Сегодня утром, миледи, но уже почти полдень! Нужно спешить. Матильда, Эдит, уберите быстрее эти розы, как приказала миледи.
– Алиса, Джоселин, помогите мне одеться! Наконец, Изабелла надела платье из коричневого сатина и золотистую накидку. Все это ей было очень к лицу, она была очаровательна. Но главное, что эти цвета очень любил Воррик.
Изабелла зарделась от смущения и восторга при мысли о своем муже и о своей распутной любви к нему прошлой ночью. Да по-другому просто нельзя было сказать. Ведь она была инициатором, она любила его. Что он, интересно, подумал? Что она была наглой и бесстыдной? Однако должно быть, доставила ему удовольствие. Ведь он подарил ей розу…
Девушка беспокойно ерзала, пока Джоселин и Алиса заплетали ее густые волосы в две косы. Потом они ловко уложили их вокруг головы. В качестве последнего штриха Изабелла приколола цветок Воррика к левой косе. Именно к левой, чтобы его сразу заметили. Изабелла понимала, что сегодня утром придворные, без сомнения, решат, что она принадлежит своему мужу – и только ему одному.
Тихо напевая себе под нос, девушка подошла к клетке с птицей – Рязу вчера удалось достать клетку на конюшне, и теперь в ней в ожидании сидел Рагнор. Постоянно говоря что-то соколу, Изабелла приподняла колпак, которым она вчера прикрыла его. Сокол встрепенулся и запрыгал по клетке, несколько раз моргнув желтыми глазами, постепенно привыкая к неожиданному свету. Наконец, кажется, сокол узнал девушку. Он пронзительно вскрикнул и попытался хлопнуть крыльями, но чуть не упал с насеста, чем перепугал бедную Алису до смерти.
Нянюшка вскрикнула и выронила вазу, которую держала в руках. Одну руку она прижала к пышной, высоко вздымающейся груди, где бешено билось сердце.
– Ах, миледи, – выдохнула она, – извините, но это живое создание так перепугало меня. В этом волнении и суете я совершенно забыла о нем.
– Все в порядке, Алиса, – успокоила Изабелла взволнованную нянюшку, которая принялась собирать разбросанные цветы и осколки стекла. – Нечего бояться. Рагнор не причинит тебе вреда. Он не может летать.
– Все понятно, миледи. Какая жалость, что у этой бедняжки сломано крыло, – закудахтала няня.
– Да, но я вправила его, и со временем оно заживет. «А я надеюсь, что также заживут сердце и душа Воррика», – добавила Изабелла самой себе.
После того, как няня ушла из комнаты, девушка схватила тарелку с говядиной, оставшейся после завтрака, со стола, стоявшего вдоль одной из стен. Остерегаясь острого клюва и когтей, она начала кормить Рагнора кусочками мяса, зная, что сокол очень голоден. Но несмотря на все ее попытки подбодрить его, он ел мало, потому что говядина была не сырой. Изабелла подумала о том, что нужно распорядиться выдавать сырое мясо для птицы. Как только Рагнор закончил свою небольшую трапезу, она взяла его за путы и посадила сначала на запястье, потом уговорила пересесть на плечо. Там ему было удобно обозревать окружающую обстановку.
– Ах, миледи, не собираетесь же вы взять эту птицу в Вестминстерский дворец? – пожурила ее Алиса, войдя в комнату, чтобы унести еще один огромный букет.
– Это туда милорд собирается сопровождать меня сегодня? – с любопытством спросила Изабелла. – Конечно же, Рагнор пойдет со мной. Он уже вполне известен, ты знаешь. И теперь он – часть меня.
«Как Воррик теперь – моя половина, так и я – его вторая часть», – подумала Изабелла.
Наконец, словно услышав ее размышления про себя, в комнату вошел муж. Он постоял, напряженно глядя на девушку, повернувшуюся к нему и с замирающим сердцем ожидающую от него слов одобрения. Из-под полуопущенных ресниц он окинул ее, казалось, обычным взглядом своих янтарных глаз, но Изабелла, делившая с ним ночью постель, поняла значение этого взгляда. Он посмотрел на ее одежду, на розу, вплетенную в волосы, на сокола, сидящего у нее на плече. Она отчаянно хотела узнать его мысли. Его лицо не выражало никаких эмоций, хотя янтарные глаза горели желанием, и не только…
– Доброе утро, миледи, – сказал Воррик.
– Доброе утро, милорд.
– Думаю, вы хорошо выспались?
Был ли на его губах какой-то намек на улыбку? Девушка зарделась.
– Очень хорошо, милорд.
– Я вижу, что придворные времени не теряли, чтобы выразить свое восхищение вами, – сухо сказал Воррик, окинув взглядом комнату, которая еще была наполовину уставлена букетами роз.
– Да, но только один цветок особенно заинтересовал меня, милорд. Я сказала своим служанкам отослать остальные цветы в церковь или раздать бедным.
Глаза Воррика при этом блеснули.
– Как, должно быть, будут разочарованы ваши кавалеры, мадам, – неторопливо произнес он.
– Все, кроме одного, розу которого я сохранила.
– Ах, он доволен, миледи. Действительно, он очень доволен. Пойдемте, Белла. Нас ожидает Вестминстерский дворец.
Вестминстерский дворец был очень старым. Здание было заложено еще при Эдуарде Конфессоре. Он находился между Бенедиктинским аббатством, расположенным на острове Торн в низменной болотистой местности на берегу реки Темзы, которая поросла боярышником и ежевикой, и самой рекой. В течение веков монастырь неоднократно грабили и сжигали датчане, но сам дворец каким-то чудом уцелел. После смерти Эдуарда Конфессора все последующие правители сделали во дворце свою резиденцию, продолжив строительство, начатое Эдуардом. Вильгельм-Завоеватель почти закончил здание, а его сын Вильгельм Руфус воздвиг огромный Вестминстерский Холл, где король Генрих III когда-то принимал до шестисот гостей на Новый год. Сам Генрих преобразовал старый деревянный зал в каменный и переделал королевскую спальню, в которой умер Эдуард Конфессор. Он нанял художников, которые нарисовали на потолке ангелов, а на стенах богатыми золотыми, красными, голубыми красками – представителей духовенства, которые были известны среди королей.
В 1236 году из-за отсутствия набережной на реке Темзе, Холл затопило, и людям буквально на лодках приходилось добираться до своих комнат. В последующие годы воды так же неожиданно отступили, оставив большое море грязи, в котором осело огромное количество рыбы. В 1267 году какая-то воровская шайка ворвалась во дворец, побив там окна, выпив вино короля, и скрылась.
К тому времени, когда королем стал Ричард II, Вестминстерский дворец нуждался в капитальном ремонте. В 1394 году архитектор Ричарда, Генри Эвел получил задание реставрировать дворец. Они разрушили колонны, поддерживающие крышу, и очень искусно заменили эту структуру огромной брусчатой крышей, сделанной из дуба и украшенной резными ангелами. Воррик говорил Изабелле, что только одна балка в этом прекрасном куполе весит сто сорок три стоуна.
type="note" l:href="#n_10">[10]
Куполообразная крыша была действительно красивой. Сам холл был отделан изогнутыми пролетами, и в одном конце было большое соборное окно. Ряды каменных ступеней вели к возвышению, где на троне восседали король и королева. С одной стороны у входа висел массивный медный канделябр. Небольшая лестница, по бокам которой стояли замысловатые статуи, вела в большой зал с другого входа. Через эту дверь появились Изабелла и Воррик, вызвав своим появлением волнение в толпе придворных, собравшихся во дворце.
Новобрачные не спеша шли к трону, то тут, то там останавливаясь, чтобы поговорить с теми, кого граф удостаивал своего внимания. Несколько игривых кавалеров столпились около Изабеллы, чтобы поинтересоваться, получала ли она их букеты, и, к разочарованию ее обожателей, молодая графиня с легким смешком призналась, что приказала унести все цветы, кроме единственного, дорогого ей цветка от мужа.
– Если в королевских садах осталась хоть одна белая роза, я очень удивлюсь, – сказала она, – потому что моя комната была переполнена цветами, бесспорно украденными у его величества. Но мое внимание привлек только один цветок.
Изабелла оперлась о руку Воррика и любезно улыбнулась ему. Кто-то заметил, что графу, действительно, чертовски повезло. И, согласившись с этим замечанием, Воррик увел Изабеллу, оставив ее поклонников молча завидовать ему.
Кажется, графиня Хокхарст была одним из тех цветков, которые им никогда не удастся сорвать.
После того, как новобрачные засвидетельствовали свое почтение королю и королеве, Воррик повел Изабеллу за покупками на рынок, где он купил ей серебреный браслет с филигранью. Потом она вернулись в Тауэр. Там Боррик сказал Изабелле, что должен оставить ее, чтобы заняться делами. И, вместо того чтобы вернуться в свою комнату, она решила пойти в Львиную башню и посмотреть королевский зверинец. В попечительстве королевского «господина медведей и обезьян», – как называли человека, ухаживающего за животными, – было много диких зверей. Там были львы, тигры, леопарды, рыси и медведи. В большом доме, специально построенном для этой цели, держали слона, а также полярного медведя, которого учили ловить рыбу в Темзе. Там был волк необычной редкостной породы, особенно для Англии. Были даже орел и дикобраз.
Большинство животных держали в клетках с деревянными решетками. Их содержание дорого обходилось, из-за чего лондонские шерифы выражали недовольство. Ведь именно их просили вносить часть расходов на содержание зверинца. Каждый лев ежедневно съедал четверть овцы; на покупку пищи для леопарда ежедневно тратилось шесть пенсов,
type="note" l:href="#n_11">[11]
а для медведей – четыре, серебром.
Узнав об этом, Изабелла пришла в ярость, потому что людям, заключенным в темницах Тауэра, выдавали ежедневный рацион, на который расходовали только один пенс на каждого.
Даже воронам, летавшим возле дворца, каждую неделю выбрасывали мясо лошадей. Они получали рацион на три шиллинга. Бытовало древнее поверье, которое предупреждало о том, что если вороны и покинут Тауэр, дворец падет, а вместе с ним – вся Англия.
Когда Изабелла подходила к Львиной башне, она заметила толпу, собравшуюся у ямы возле ограждения. Заинтересовавшись, она пошла к толпе, пытаясь узнать, что же там случилось. Через некоторое время ей удалось пробиться к каменной стене и заглянуть вниз, в яму. В тот же миг она задохнулась от ужаса: внимание людей привлек бой животных. Ей тоже трудно было оторвать взгляд от этого зрелища.
Внизу взад-вперед ходило три мощных льва, время от времени рычавших и бивших друг друга мощными лапами. Каменный пол ямы был забрызган свежей кровью, и там и тут летали перья. Через несколько минут дверь открыли и львам бросили еще одного живого петуха, которого они растерзали на кусочки. Чуть не теряя сознание от этого кровавого зрелища, Изабелла отвернулась и поднесла к губам носовой платок, чтобы ее не вырвало. Ее глаза наполнились горючими слезами, и она всхлипнула, пораженная жестокостью зрелища. Ничего не видя перед собой, она пыталась пробраться сквозь оживленную толпу. Но толпа, жаждущая крови, не желала расступаться и дать ей дорогу. Девушка в отчаянии озиралась вокруг, пытаясь найти кого-нибудь, кто помог бы ей выбраться из толпы, но никого не было видно.
– Неприятное зрелище, миледи.
С чувством облегчения Изабелла стала искать в толпе того, кто заговорил с ней. Голос принадлежал женщине странного вида, на которой было надето дешевое черное платье, изрядно поношенное, и высокая пирамидальная шляпа, с которой свисали лохмотья, загораживающие ее лицо.
– Да, это ужасно, ужасно! Пожалуйста, не могли бы вы помочь мне выбраться отсюда?
– Да, миледи, я помогу вам, – коварно хихикнула старуха, продвигаясь ближе. – Помогу вам выбраться на край!
Что-то в последний момент встревожило Изабеллу, когда незнакомка неожиданно набросилась на нее, пытаясь подтолкнуть к каменной стене колодца. Девушка закричала, потом снова и снова, яростно сопротивляясь нападению старухи; но никто не слышал ее криков о помощи, так как все упивались зрелищем. Даже пронзительные крики Рагнора, захлопавшего крыльями и больно вцепившегося в плечо Изабеллы, чтобы не потерять равновесие, не привлекли внимания. Никакой помощи не предвиделось.
Эта женщина сошла с ума! Она явно была сумасшедшей. Девушка даже не знала ее, и все-таки эта карга хотела убить Изабеллу!
– Зачем? Зачем вы это делаете? – завопила Изабелла.
– Глупое отродье! – незнакомка, которую вначале девушка приняла за спасительницу, плюнула, смекнув, что уже не сможет подтолкнуть Изабеллу на край площадки. Одной рукой, как клещами, она вцепилась в руку Изабеллы. Ужасно напуганная хваткой женщины и все еще опасаясь, что этой сумасшедшей удастся осуществить смертоносный план, девушка отчаянно пыталась вырваться, но напавшая на нее не хотела отпускать.
– Ты выгнала меня, и мне придется теперь всю оставшуюся жизнь страдать в бедности. И еще не узнаешь меня?! – усмехнулась незнакомка.
– А с какой стати? – спросила Изабелла, пытаясь успокоить сумасшедшую и выиграть время, умоляя, чтобы кто-нибудь заметил, в какое положение она попала, и пришел к ней на помощь. – Я уверена, что никогда в жизни вас не видела. Вы говорите, что вас выгнали… но я не такая жестокая… Боюсь, что вы приняли меня за кого-то другого, мадам.
– Нет, я не ошибаюсь, миледи, и отомщу тебе! – оборванка еще сильнее вцепилась в Изабеллу. Ее темные глаза, скрытые под вуалью, сощурились, и старуха еще ближе придвинулась, чтобы прошептать что-то девушке в лицо. – Ты бы никогда не догадалась, что именно я после смерти Перси послала бандитов спалить твои земли.
– Да?
– Я ведь умная и додумалась до такого! – ликовала женщина. – Мне было известно, что слуга Хэм имеет зуб на сэра Джона. Мы с Перси не теряли времени даром и знали все о Рашдене и его людях, поэтому было очень легко собрать группу беспринципных людей, научить их, как подойти к этому парню. Мне даже не пришлось говорить разбойникам, что делать потом. Они разорили бы вас со временем, если бы не лорд Хокхарст и его брат.
– Леди… леди Шрутон? – сказала Изабелла, наконец, узнав женщину.
– Вот именно. Ты надеялась, что видишь меня в последний раз? Не так ли? Как и я думала, что вижу тебя в последний раз. Сукина дочь! Я была уверена в том, что эта собака угробит тебя!
– Собака? Какая собака?
– Бешеная собака, миледи. Та самая, которую вы в тот день нашли на дороге. Она принадлежала моему мужу. После того, как меня вышвырнули умирать с голоду, я вернулась к нему. Мне больше некуда было идти. Он отправил меня работать на кухню, как простую служанку, ублюдок! В наказание за то, что я его бросила! И я устроила ему. Муж, как и ты, питал слабость к животным, но не ко мне. Однажды он вернулся с охоты с этой старой собакой на руках. Собаку укусила бешеная лиса, как оказалось, и лорд знал, что рано или поздно она все равно умрет. Но это была его любимая собака, и он приказал своему охраннику привязать ее в конюшие и неотступно наблюдать за ней. При первых же признаках бешенства они бы убили животное. Ха! – усмехнулась обезумевшая графиня. – Ему нужно было тут же убить ее, дурак! Но благодаря своему доброму сердцу он этого не сделал. Я поняла, что у меня есть шанс, и воспользовалась им.
В тот же вечер я подсыпала яд в его ужин. «Подходящая смерть для тебя!» – сказала я ему об этом до того, как он умрет. Это блюдо я готовила сама на кухне, куда он меня послал. После его смерти я прокралась в конюшню и заманила собаку в клетку. Потом стащила тележку у пьяного сторожа, переоделась коробейником и поехала в замок Рашден, где собиралась оставить собаку у ворот, чтобы ты ее подобрала. Но крестьяне сказали, что их госпожа уехала в Грасмер, к моему несчастью. Я была уже на полпути туда, когда увидела знамена лорда Хокхарста и поняла, что он сопровождал тебя. Быстро свернув с дороги, я выпустила собаку, зная, что та далеко не уйдет, ведь я не кормила ее. Она была очень слаба от голода. Сама же спряталась в кустах и наблюдала, чтобы удостовериться в том, что ты ее нашла. Когда ты наклонилась и дотронулась до нее, я думала, что тебе пришел конец! Считая, что возмездие свершилось, я уехала в Лондон, в надежде найти какую-нибудь работу. Это кто, леди Шрутон! – графиня в ярости заскрежетала зубами.
Девушка слушала графиню с нарастающим ужасом, а та продолжала:
– Я промотала все свое золото и бриллианты, которые мне подарил Перси, а муж, сукин сын, мне ничего не оставил! И все мои попытки найти нового покровителя не увенчались успехом. Я была к этому времени старой и подержанной, и во мне никто не нуждался. Мне говорили вслед: «Боже, а ведь она когда-то была красавицей!» Но ты превратила меня в измученную старуху! Я не могла поверить глазам, когда сегодня увидела тебя на рынке. Эта дохлая собака, видимо, все-таки оправилась от болезни. Разве не так?
Изабелла невольно вздрогнула, вспомнив свою ужасную болезнь и то, что ей лишь чудом удалось выжить.
– Боже мой, – выдохнула она, еще раз пытаясь вырваться от своей захватчицы, но леди Шрутон крепко держала ее. – Боже мой!
– 9 пошла за тобой сюда, во дворец, – безжалостно продолжала графиня. – Когда я увидела, что ты направляешься к Львиной башне, то купила билет, чтобы посмотреть королевский зверинец. Теперь, ты, сука, расплатишься за то, что сделала со мной – и с Перси! Я всегда подозревала, что ты имеешь какое-то отношение к его смерти, хотя и не могла этого доказать.
– Вы сошли с ума! – воскликнула Изабелла. – Вы никогда этого не сделаете!
– Сделаю, не сомневайся! – уверенно сказала леди Шрутон. – И все будут думать, что это всего лишь несчастный случай. Ты просто свалишься в колодец, как когда-то свалился Перси. Львы за него расправятся с тобой, миледи. Это будет конец, достойный тебя, такой же, как и кончина моего мужа. Тебя разорвут на куски эти звери, которых ты так любишь. А я… я буду стоять здесь, смотреть и смеяться!
У Изабеллы снова перехватило дыхание. Но вдруг она почувствовала в себе силу, которой даже не ожидала, и резко рванулась от цепко державшей ее графини. Девушка вырвалась, наконец, и побежала, яростно расталкивая толпу, даже не задумываясь о том, что бьет людей, только чтобы вырваться.
Ей так отчаянно хотелось убежать, что она даже не заметила фигуру высокого человека, который подслушивал их разговор. Теперь он наклонился и что-то говорил леди Шрутон. Потом взял графиню за руку и потянул сквозь толпу, пока они не затерялись. Мужчина дьявольски улыбнулся, когда, оглянувшись, убедился, что никто не обратил на них внимания. Ему сейчас не было никакого проку от леди Шрутон, этот человек был мастером интриг и обмана и никогда не упускал возможности запастись тем, что может принести ему неоценимую пользу в будущем. Пока графиня будет подчиняться ему, он найдет для нее место, но лишь до той поры, пока та будет ему полезна. Но если эта женщина вдруг принесет ему какой-то вред, то он просто убьет ее, как поступал со многими раньше.
Как будто преследуемая самим дьяволом, Изабелла летела по длинным изгибающимся коридорам дворца, не заботясь о том, что на нее, раскрыв от любопытства рты, смотрели придворные. Маркиз Томас Грей Дорсет вслух заметил, что, видимо, дядюшка, граф Энтони Риверс, преследует девушку, потому что только от него можно убегать с такой скоростью. И хотя причиной был вовсе не граф Энтони Вудвилл Риверс, брат королевы, красивый молодой человек, которым многие восхищались, придворные все же весело хихикали, и каждый считал своим долгом предложить Изабелле спрятаться в их комнате.
Ни на кого не обращая внимания, она продолжала бежать. Когда Изабелла наконец добежала до своей комнаты, у нее закололо в боку так, что девушка начала задыхаться. Она прислонилась к стене, чтобы перевести дух, затем ворвалась в переднюю своей комнаты.
Заметив ужасное состояние Изабеллы, Кэрливел, который пел серенады Джоселин, играя на лютне (нужно заметить, весьма посредственно, но девушка все равно была очень довольна), в тот же момент в изумлении вскочил на ноги.
– Изабелла, что случилось? – спросил он, видя, как служанки побежали к ней на помощь.
Кудахтая, словно наседки вокруг цыплят, они внимательно осмотрели ее и вскрикнули от ужаса, когда заметили, что ее платье порвано острыми когтями Parнора, а из раны, которую он нанес ей клювом, по груди медленно стекает кровь. До этого момента Изабелла даже не чувствовала боли. Она рассеянно посмотрела на себя, когда Алиса воскликнула:
– Миледи, вы только посмотрите, что натворила эта чертова птица!
– Нет, нет, Рагнор не виноват, – запротестовала Изабелла и отмахнулась от помощи нянюшки. – Кэрливел, где Воррик?
– Здесь, миледи, – ответил муж, к ее облегчению, оказавшийся в спальне и вышедший на шум в комнате. Увидев, что жена ранена, он тотчас же подбежал к ней. – Что такое, дорогая, что случилось? Клянусь богом, если кто-то из придворных посмел прикоснуться к тебе…
– Нет, совсем не то. Меня не трогал ни один из мужчин, – уверила его девушка. – Ах, милорд, случилось нечто ужасное! Я должна переговорить с вами с глазу на глаз.
– Конечно, дорогая, – сказал Воррик, озабоченно и ничуть не смущаясь того, что брат удивленно вскинул бровь, услышав, что брат уже второй раз назвал Иза беллу «дорогой». – Пойдем, – и, к великому огорчению брата и служанок, плотно закрыл за собой дверь.
– Ну, слушаю, – сказал Воррик и нежно взял ее за руку. – Что случилось?
– Ах, Воррик, это так ужасно, так невероятно, что даже теперь я не могу в это поверить! – воскликнула Изабелла и стала рассказывать мужу о том, что с ней случилось. – Ах, Воррик, это было так ужасно, так ужасно! – сокрушалась она, закончив свой рассказ. – И еще кое-что я должна тебе сказать, – Изабелла нервно кусала губу, не зная, как рассказать ему правду о смерти предыдущего опекуна, – насчет лорда Оадби…
– Что именно?
– Он… он на самом деле погиб не на охоте, – на одном дыхании выпалила девушка, боясь, что иначе у нее не хватит мужества сказать об этом.
Воррик сделал резкий вдох: он и раньше подозревал об этом.
– Тогда как же он умер, Белла? Ты натравила на него людей своего брата?
– Нет, о нет! – страстно запротестовала девушка.
– Тогда скажи мне правду, – приказал муж. – Я не смогу помочь тебе, если не буду знать все, что случилось.
– Ах, Воррик, это был несчастный случай, уверяю тебя. Клянусь, что это правда! Это случилось в конюшне Рашдена, в моем зверинце. Лорд Оадби однажды ночью обнаружил меня там. Он… он пытался… пытался…
– Изнасиловать? Да, Изабелла? – спросил Воррик, гневно сжав губы при этой мысли.
– Да. Я была на чердаке и не могла от него убежать. Я сопротивлялась, и… и во время борьбы он потерял равновесие и свалился с чердака. Он… он ударился головой об одну из дверей, сломав шею, и тут же скончался. Я в истерике побежала в замок и разбудила брата. Вместе с Лионелом мы подстроили так, как будто лорд Оадби пострадал от несчастного случая на охоте.
Изабелла была так расстроена, что даже не заметила, как легко и естественно произнесла имя Лионела. Но Воррик заметил, и ему очень понравилось то, что она не опустила, как раньше, глаза, произнося имя своего бывшего возлюбленного. Воррик внимательно слушал рассказ жены, который Изабелла продолжала на одном дыхании.
– Лорд Оадби… очень плохо обращался со мной и с Гилом, и мы презирали его за это. Он навязывал нам присутствие своей проститутки, кормил и одевал нас так, как будто мы были простыми крестьянами, и набивал свой кошелек золотом Рашдена. За все это Гил и я… поклялись отомстить ему. Мы… мы боялись, что граф имеет друзей при дворе; которые обвинят меня в его смерти, и, таким образом, гнев короля обрушился бы на наши головы…
– Никто бы не сделал этого, Белла, – сказал ей Воррик, успокаивая ее. – Но я прекрасно понимаю тебя. Ты была молода и напугана. Тебе нечего теперь бояться, родная. Я здесь и стану защищать тебя. Сейчас же постараюсь выяснить, где скрывается леди Шрутон, прослежу, чтобы ей воздалось по справедливости за ее преступления. Если она снова вздумает обвинить тебя в смерти Оадби, то тебе нужно будет только еще раз повторить ту историю, которую ты мне только что рассказала. Графа хорошо знали при дворе и не очень любили. Никто не станет сомневаться в правдивости твоего рассказа, уверяю тебя. По правде говоря, даже сомневаюсь, что Эдуард заинтересуется смертью Оадби и тем, что случилось на самом деле. А теперь улыбнись и поцелуй меня. Потом позволь мне позвать Алису и остальных служанок, пусть обработают твои ранки, – он внимательно осмотрел небольшие царапины, которые ей нанес Рагнор.
Впервые по-настоящему обрадовавшись, что Воррик был ее мужем, Изабелла тут же выполнила его просьбу, улыбнулась и с благодарностью бросилась в теплые объятия мужа, поднося ему свои губы. Воррик поцеловал их глубоко, нежно, казалось, что он никуда и никогда ее не отпустит. Когда же он медленно отстранился, его янтарные глаза потемнели от желания. Некоторое время он не мог отвести от нее глаз, как будто собирался сейчас отнести Изабеллу в постель. Наконец, слегка разочарованно вздохнув, что вначале нужно было все-таки обработать раны, он повернулся и позвал служанок.
В течение многих недель после этого ужасного дня Воррик пытался найти леди Шрутон, но напрасно. Помрачневший от беспокойства, он вынужден был сказать Изабелле, что чертова графиня бесследно исчезла.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Роза восторга - Брэндвайн Ребекка



ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛОСЬ
Роза восторга - Брэндвайн РебеккаХАЛИМАТ
31.08.2012, 16.18





Это один из первых мною прочитанных романов.Читаю второй раз и знаю что прочитаю и третий раз.Столько эмоций.
Роза восторга - Брэндвайн Ребеккавика
16.10.2012, 11.11





Очень понравился роман! захватывающая сюжетная линия, красивые герои, много любви и страсти, интимные сцены очень откровенны...
Роза восторга - Брэндвайн РебеккаJane
8.02.2014, 17.59





Кому нравится тема любви между опекуном и подопечной, читайте, очень красиво!
Роза восторга - Брэндвайн РебеккаJane
14.02.2014, 10.22





Кто любит исторические романы советую!!! Очень захватывает!
Роза восторга - Брэндвайн РебеккаОльга
16.02.2014, 12.11





Тяжелый роман.
Роза восторга - Брэндвайн РебеккаКэт
5.08.2015, 17.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100